выпускаем’ мольдя-нак / mol’d’anak / [~ мольтяно] ‘пой-дем’ мерьдянак / mer’d’anak / [~ мер-тяно] ‘скажем’ С вариантом -а-в формах -tana, -tanak / -t’ana, -t’anak, -dana, -danak / -d’ana, -d’anak в тек-стах зафиксировано


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
угорский мир. 2016. № 2
М. В. МОСИН,
доктор филологических наук, заведующий кафедрой финно-угорского
и сравнительного языкознания ФГБОУ ВО «МГУ им. Н. П. Огарёва»,
(г. Саранск, РФ)
МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ВАРИАНТЫ
В ТЕКСТАХ ГАЗЕТ 20–30-
гг.
XX
НА ЭРЗЯНСКОМ ЯЗЫКЕ
В мордовском языкознании постоян
но ведутся многогранные исследования
по разным аспектам мокшанского и эр
зянского языков, от анализа отдельных
ки оптимальных литературных норм.
Вместе с тем, несмотря на важную роль
средств массовой информации в процес
се формирования и развития литератур
ного языка, единственным исследовани
ем, посвященным данной сфере, следу
ет считать работу Т. М. Шеяновой «Раз
витие лексики эрзя-мордовского литера
турного языка в советскую эпоху» [6].
Однако нужно заметить, что эта книга
опубликована в тот период, когда эрзян
языки, испытывал не лучшие време
на. Издание вышло в свет около 50 лет
назад, а за последние 25 лет в обще
ственной жизни России произошли су
щественные изменения, позволя
ющие
по-новому рассматривать процессы,
происходившие в языке.
Учитывая вышеизложенные обстоя
тельства, в 2005 г. при кафедре финно-
угорского языкознания Туркуского уни
верситета был разработан проект на тему
«Мордовские языки в национальной га
тельному анализу подвергнуты как со
держание, так и особенности лексики,
фонетики, морфологии, синтаксиса и
стилистики газетных текстов, изданных
в эти годы. Отдельные лингвистические
показатели развития эрзянского литера
турного языка нашли отражение в ранее
изданных статьях и монографии, в дан
ной же статье дается описание морфо
логических особенностей материала эр
зянских газет 20–30-х гг. ХХ в.
Разработанные правила орфографии и
денные в течение последних 80 лет, на
чиная со Всемордовского собрания учи
телей 1924 г. и до сегодняшнего дня, по
зволяют выделить в текстах газет «Чинь
стямо» («Восход солнца»), «Якстере
теште» («Красная звезда»), «Якстере
сокиця» («Красный пахарь»), «Эрзянь
коммуна» («Эрзянская коммуна») зна
чительное число вариантных форм, от
личающихся от современной морфоло
гической системы эрзянского литератур
ного языка.
В процессе словоизменения
1.
Наличие вариантов -
t’ej
/
-t’ij
/
-t’i
t’e
и
-t’en’
в дательном падеже опре
деленного склонения:
роботан
тей
robotan’
t’ej
/ [~
роботантень] ‘работе’
(ЯС 1: 1921);
сокицян
ти
/ sokic’an’
t’i
полити
кан
тий
/ pol’it’ikan’
t’ij
/ [~
политикан
тень] ‘политике’ (ЯС 4: 1922);
народон
тий
/ narodon’
t’ij
/ [~
народонтень] ‘на
роду’;
пулеметань
те
/ pul’em’otan’
t’e
[~
пулемётонтень] ‘пулемету’ (ЯС 20:
1922);
ячейкань
ти
/ jačejkan’t’i
/ [~
ячей
кантень] ‘ячейке’ (ЯС 16: 1924);
ло
манен
тей
/ loman’en’
t’ej
[~
лома
нентень] ‘человеку’;
робочеeн
тей
robočejen’
t’ej
/ [~
робочеентень] ‘рабо
чему’;
посолонь
те
/ posolon’
t’e
/ [~
по
© Мосин М. В., 2016
ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
солонтень] ‘послу’ (ЯТ 4: 1921);
книган
тей
/ kn’igan’
t’ej
/ [~
книгантень] ‘кни
ге’;
пакшан
тей
/ pakšan’
t’ej
/ [~
пакшан
тень] ‘ребенку’ (ЯТ 1: 1923);
модан
тей
modan’
t’ej
/ [~
модантень] ‘земле’;
деся
тинан
тей
d’es’at’inan’
t’ej
[~
десяти
нантень] ‘десятине’ (ЯТ 26: 1924).
Согласно диалектологическим изы
сканиям эрзянского языка, приведенные
формы принадлежат смешанным гово
рам. На Всемордовском собрании учите
лей 1924 г. основным был выбран говор
Ардатовского и Алатырского районов.
С того времени в газете «Якстере теш
те» («Красная звезда») начинает исполь
зоваться форма -
t’en
, ср.:
учителен
тень
/ učit’el’en’
t’en’
/ [~
учителентень]
‘учителю’;
пакшан
тень
/
pakšan’
t’en
[~
пакшантень] ‘ребенку’;
букварен
тень
/ bukvar’en’
t’en’
/ [~
букварентень]
‘букварю’ (ЯТ 2: 1926);
тувон
тень
tuvon’
t’en’
/ [~
тувонтень] ‘свинье’
(ЯТ 6: 1926);
тевен
тень
/ t’even’
t’en’
[~
тевентень] ‘делу’;
беднотан
тень
bednotan’
t’en’
/ [~
беднотень] ’бедноте’
(ЯТ 15: 1931). Впоследствии эта форма
была признана и зафиксирована как ли
тературная норма [5].
2.
Употребление вариантов -
n’e
/ -
ste
как наречий, выражающих временные
отношения:
те пинге
не
/ t’e pin’ge
n’e
[~
те пингестэнть] ‘в этот век’;
те
шка
не
/ t’e ška
n’e
/ [~
те шкасто] ‘в
это время’ (ЧС 2: 1921);
недлячи
не
n’ed’l’ači
n’e
/ [~
недлячистэ] ‘в воскре
сенье’ (ЯС 16: 1924);
кажный недля
не
kažnij n’ed’l’a
n’e
/ [~
эрьва недлясто] ‘в
каждую неделю’ (ЯС 21: 1924);
вишкине
не
/ viškin’e
n’e
/ [~
вишкинестэ] ‘в дет
стве’ (ЯТ 14: 1923);
ие
не
/ ije
n’e
/ [~
ие
стэ] ‘в год’;
ютко шка
не
/ jutko ška
n’e
[~
ютко шкасто] ‘в свободное время’ (ЯТ
27: 1924); -
ste
/
sto
:
инязоронь пинг
стэ
in’azoron’ ping
ste
/ [~
инязоронь пинге
стэ] ‘в годы царского правления’ (ЧС
9: 1920);
войнасть пингстэ
/ vojnas’t’
ping
ste
/ [~
войнанть пингестэ] ‘во вре
мя войны’ (ЧС 4: 1921);
войнань пинг
сто
/ vojnan’ ping
sto
/ [~
войнань пинге
стэ] ‘во время войны’ (ЯТ 4: 1921);
пинг
стэ
/ ping
ste
/ [~
пингестэ] ‘во время’
(ЯТ 14: 1923). Впоследствии литератур
ными признаны формы
ste
sto
3.
Варианты инессива основного скло
нения -
ne
/ -
se
:
пикс
нэ
/ piks
ne
/ [~
пик
ссэ] ‘с помощью веревки’ (ЯТ 14: 1923;
ЯТ 27: 1924);
тонть эс
нэ
/ ton’t’ es
ne
[~
тонь эйсэ] ‘тебя’ (ЯТ 27: 1924);
коро
монть эй
сэ
/ koromon’t’ ej
se
/ [~
коро
монть эйсэ] ‘этим кормом’, ‘в этом кор
ме’ (ЯТ 26: 1924);
понгонить эй
сэ
нзэ
pongon’it’ ej
se
nze
/ [~
понгонить эйсэн
зэ] ‘попадают в нём’ (ЯТ 2: 1926);
пряст
эй
сэ
/ pr’ast ej
se
/ [~
пряст эйсэ] ‘свои го
ловы’ (ЯТ 17: 1926). Позднее за литера
турную норму принята форма
-se.
4.
Параллельное употребление притя
жательных форм 3 л. ед. ч. -
nde
/
ndo
и -
nze
/
nzo
:
соне
ндэ
/ son’e
nde
/ [~
со
нензэ] ‘ему’;
вие
ндэ
/ vie
nde
/ [~
виен
зэ] ‘силы его’ (ЧС 9: 1920);
модасо
до
/ modasondo
/ [~
модасонзо] ‘его зем
лей’ (ЧС 9: 1921);
со
ндо
/ sondo
/ [~
сон
зэ] ‘его’ (ЧС 9: 1921);
газета
ндо
gaz’eta
ndo
/ [~
газетанзо] ‘его газеты’
(ЧС 9: 1921).
Следует заметить, что данный морфо
логический вариант наличествует только
в текстах газеты «Чинь стямо» («Восход
солнца»), потому что он распространен в
диалектах II и V типов (северо-восточной
части республики), а также за пределами
Мордовии во многих регионах, где про
живает мордва, в том числе в с. Белогор
ское Тереньгульского района Ульянов
ской области [2,
121
].
Что касается других эрзянских газет
1920-х гг., то в них используются вари
анты: -
nze
-
nza
/ -
nzo
, например:
со
зэ
/ son
ze
/ [~
сонзэ] ‘его’ (ЯС 1: 1921);
эйсэ
нза
/ ejsen
za
/ [~
эйсэнзэ] ‘в нем’
(ЯС 4: 1922);
сонци
нзе
/ son’c’i
nze
[~
сонсензэ] ‘его’ (ЯС 16: 1922);
теви
за
/ t’evi
nza
/ [~
тевензэ] ‘дела его’ (ЯС
21: 1924);
кирьдима
нза
/ kir’d’ima
nza
[~
кирдемс сонзэ] ‘держать его’ (ЯТ 1:
1921);
семия
нзо
/ s’emija
nzo
/ [~
семиян
зо] ‘его семьи’ (ЯТ 1: 1921);
превезэ
зэ
/ pr’eveze
nze
/ [~
превезэнзэ] ‘в ум его’
(ЯТ 6: 1923);
потмаксо
нзо
/
potmakso
nzo
[~
потмаксонзэ] ‘донья его’ (ЯТ 6: 1926)
и т. д. Варианты -
nze
/
nzo
относятся
угорский мир. 2016. № 2
к ареалу распространения диалектов I
типа [2,
121
], поэтому они вошли в лите
ратурную норму.
5.
Употребление вариантов усили
тельных частиц
-ak
/
dak
/
-d’ak
или
-kak
/
-gak
:
беднойс
як
/ bednojs
’ak
[~
беднойськак] ‘и бедный’;
сюпаво
як
/ s’upavos
’ak
/ [~
сюпавоськак] ‘и
богатый’ (ЧС 8: 1920);
ней
дяк
/ n’ej
d’ak
[~
нейгак] ‘и сейчас’;
вал
дак
/ val
dak
[~
валгак] ‘ни слова’ (ЧС 2: 1921);
вой
нас
як
/ vojnas
’ak
/ [~
войнаськак] ‘и
война’ (ЧС 7: 1921);
амацнелиз
дяк
amac’n’el’iz’
d’ak
/ [~
а мадстнелизь
гак] ‘и не гасили’;
минц
ь-ак
/ min’c
’ak
[~
минськак] ‘и мы сами’ (ЧС 12: 1920);
сюронт
як
/ s’uron’t
’ak
/ [~
сюронть
как] ‘и хлеб’ (ЯС 16: 1922);
монь
дяк
mon’
d’ak
/ [~
моньгак] ‘и меня’ (ЯТ 17:
1926).
Анализ морфологических особен
ностей текстов рассматриваемых га
зет показывает, что
ak
/
-d’ak
в основ
ном наличествуют в газете «Чинь стя
мо» («Восход солнца») и эта особен
ность распространяется в диалектах II
и V типов, как и форманты
-nde
-ndo.
Что же касается текстов газет «Якстере
сокиця» («Красный пахарь») и, особен
но, «Якстере теште» («Красная звезда»),
то в них в основном используется вари
ант частицы
kak
/
-gak
, например:
тень
гак
/
t’en’
gak
/ [~
теньгак] ‘и это’ (ЯС 4:
1924);
эряволь
гак
er’avol’
gak
[~
эря
вольгак] ‘если бы нужно’ (ЯТ 1: 1921);
кинень
гак
kin’en’
gak
[~
киненьгак]
‘кому-нибудь’ (ЯТ 20: 1922);
ломанесь
как
loman’es’
kak
[~
ломанеськак] ‘и
человек’ (ЯТ 14: 1923);
властесь
как
vlas’t’es’
kak
/ [~
властеськак] ‘и власть’
(ЯТ 6: 1926). В правилах, опубликован
ных в первом орфографическом словаре,
за литературную норму была признана
форма
-kak
-gak
[5].
6.
Варианты
-z-
и
-j-
в конце основы
в именах при инессиве, элативе и ил
лативе и в глаголах 3 л. ед. ч. прошед
шего времени (процесс диссимиляции)
[3,
264
]:
карда
сэ
/ karda
se
/ [~
кар
дазсо] ‘во дворе’ (ЯТ 17: 1926);
сыр
го
сь
/ sirgo
s’
/ [~
сыргозсь] ‘проснул
ся’ (ЯТ 26: 1926);
колхо
сэ
/ kolho
se
[~
колхозсо] ‘в колхозе’;
колхо
стэнть
kolho
sten’t’
/ [~
колхозстонть] ‘из колхо
за’;
колхо
/ kolho
/ [~
колхозс] ‘в кол
хоз’ (ЯТ 15: 1931; ЭК 18: 1932).
Употребление
-j-
вместо литературно
го
-z-
наблюдается весьма редко и свой
ственно диалектам II и V типов, встреча
ется в говорах сел Бугурусланского рай
она Оренбургской области [2,
121
].
7.
Наличие формы
-ej
вместо литера
турного
-i-
в глаголах 3 л. ед. ч. будуще
го времени, ср.:
комавц
эй
/ komavc
ej
[~
комавтсы] ‘наклонит’;
вешнес
эй
vešn’es
ej
/ [~
вешнесы] ‘поищет’;
анол
дас
эй
/ anoldas
ej
/ [~
а нолдасы] ‘не от
пустит’ (ЧС 8: 1920);
сяйс
эй
/ s’ajs
ej
[~
сайсы] ‘возьмет’;
тейс
эй
/ t’ejs
ej
[~
тейсы] ‘сделает’ (ЧС 2: 1921);
тря
эй
/ tr’as
ej
/ [~
трясы] ‘воспитает’ (ЧС
2:
1921).
Следует отметить, что данная фор
ма встречается только в статьях газеты
«Чинь стямо»
(«Восход солнца»), следо
вательно она присуща только эрзянским
говорам Ульяновской области.
8.
В окончаниях глагольных форм 1
л.
мн. ч. настоящего времени выступают
гласные

или

tana
/
-t’ana
,
-dana
-d’
na
или
tano
/
-t’
no
-
dano
/
-d’
no
, в
ряде случаев с формантом
-k
, а именно:
уль
дянак
/
ul
anak
/ [~
ультяно] ‘будем’;
карма
танак
/
karma
tanak
/ [~
кармата
но] ‘начнем’ (ЧС 8: 1920);
апонк
тана
aponk
tana
/ [~
а понгтано] ‘не попадем’
(ЧС 12: 1920);
нолда
танак
/ nolda
tanak
[~
нолдатано] ‘выпускаем’;
моль
дя
нак
/ mol’
d’anak
/ [~
мольтяно] ‘пой
дем’;
мерь
дянак
/ mer’
d’anak
[~
мер
тяно] ‘скажем’ (ЧС 1: 1921);
асода
та
на
/ asoda
tana
/ [~
а содатано] ‘не знаем’
(ЯС 1: 1921);
карма
тана
/ karma
tana
[~
карматано] ‘начнем’ (ЯС 10: 1922);
надия
тана
/
nad
ija
tana
/ [~
надеятано]
‘надеемся’ (ЯС 16: 1924);
варчта
тана
var
ta
tana
/ [~
варштатано] ‘посмотрим’
(ЯС 21: 1924);
мер
дянок
/ mer’
d’anok
[~
мертяно] ‘скажем’ (ЧС 1: 1920);
бед
ной
тянок
/
bednoj
anok
/ [~
беднойтя
но] ‘мы бедные’ (ЧС 8: 1920);
кунда
та
нок
/ kunda
tanok
/ [~
кундатано] ‘пойма
ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
ем’;
кунда
танок
/
kunda
tanok
/ [~
кунда
тано] ‘приступим’ (ЯС 1: 1921);
аней
дя
нок
/ an’ej
d’ano
/ [~
а нейтяно] ‘не ви
дим’ (ЧС 3: 1921);
валя
тано
/ val’a
tano
[~
валятано] ‘заваливаем’ (ЯТ 10: 1922);
мер
дянок
/
mer
anok
[~
мертяно] ‘ска
жем’ (ЯТ 19: 1922);
карма
тано
/
karma-
karma
tano
/ [~
карматано] ‘будем, начнем’ (ЯТ
1: 1923);
корта
тано
/
korta
tano
/ [~
кор
татано] ‘говорим’ (ЯТ 6: 1923);
празд
нува
танок
/
prazdnuva
tanok
/ [~
празд
новатано] ‘празднуем’ (ЯС 21: 1924),
максс
танок
/
makss
tanok
/ [~
макста
но] ‘дадим’ (ЯТ 6: 1926);
робута
танок
robuta
tanok
/ [~
роботатано] ‘работаем’
(ЭК 57: 1932) и т. д.
Следует отметить, что в более позд
них материалах газеты «Эрзянь комму
на» («Эрзянская коммуна») в рассматри
ваемых формах глаголов формант
не
встречался.
Анализ материалов четырех газет по
казывает, что гласная
-а-
употреблялась
в большей степени в газетах «Чинь стя
мо» и «Якстере сокиця», а гласная
-о-
газете «Якстере теште». С вариантом
в формах -
tana
, -
tanak
/ -
t’ana
,
t’anak
dana
,
danak
-
d’ana
,
d’anak
в тек
стах зафиксировано 93 случая, а с вари
антом
– 183. Постановлением прези
диума ЦИК МАССР в 1937 г. эти формы
были приняты как литературные нормы
без наличия в них компонента
(ЭК 27:
1937).
В орфографическом словаре 1955 г.,
согласно морфологическому принци
пу в глаголах вместо вариантов
-тано
-тяно
,
-дано
/
-дяно
для 1 л. мн. ч. при
знаны только
-тано
/
-тяно
, для 2 л.
-тадо
/
-тядо
, например:
ловномс
‘чи
тать’

ловно
тано
‘читаем’,
ловно
тадо
‘читаете’;
меремс
‘сказать’

мер
тяно
‘скажем’,
мер
тядо
‘скажете’ [4].
9.
Употребление вариантов формо
образующих суффиксов
-n’-
и
-l’-
, выра
жающих многократность глаголов:
то
навтнемань
/
tonavt’n’eman’ / [~ тонав-
tonavt
’n’eman’ / [~ тонав-
n’eman’ / [~ тонав-
’eman’ / [~ тонав-
eman’ / [~ тонав-
eman
’ / [~ тонав-
/ [~
тонав
тнемань] ‘обучающий’ (ЧС 12: 1920);
то
нафтнима
/ tonaft'n’ima
/ [~
тонавтнема]
‘обучение’ (ЯТ 14: 1923);
тонафлимань
tona�
iman
/ [~
тонавтнемань] ‘учебный’
(ЯТ 19: 1922);
кевкслить
/ kevks’l’it’
[~
кевкстнить] ‘спрашивают’;
онгслемс
ongs’l’ems
/ [~
онгстнемс] ‘взвешивать’
(ЯТ 20: 1922);
ливлить
/
l’ivl’it’ / [~ лив-
’ivl’it’ / [~ лив-
ivl’it’ / [~ лив-
ivl
’it’ / [~ лив-
it’ / [~ лив-
it
’ / [~ лив-
/ [~
лив
тнить] ‘летают’ (ЯТ 14: 1923).
Вариант
-l’-
наличествует только в от
дельных говорах, а именно в с. Старое
Ардатово, Жабино, Урусово Ардатовско
го района Республики Мордовия. Уже в
орфографическом словаре 1939
г. за ли
тературную норму принят более распро
страненный суффикс многократности
-n’-
[5].
В процессе словообразования
При рассмотрении лексических осо
бенностей текстов названных ранее га
зет обнаружен ряд слов, образованных
морфологическим способом. На матери
але анализируемой периодики в моно
графии Т. М. Шеяновой «Развитие лек
сики эрзя-мордовского литературного
языка в советскую эпоху» нашли описа
ние такие словообразующие суффиксы,
как: именные
-ка
-ке
,
-не
-нэ
,
-ня
-кс
-чи
глагольные
-нз
-нд
-тд
,
-цт
и ин
финитивный
мс
. Наиболее продуктив
ными из отмеченных суффиксов автор
считает именные
-кс
-чи
, наречийный
-сто
-сте
и глагольный инфинитивный
мс
при освоении заимствованных гла
голов из русского языка [6,
98
].
Вместе с тем при анализе газетных
текстов периода 1920–1938 гг. можно
выделить ряд слов, образованных други
ми суффиксами, а именно:
а)
весьма продуктивный
-mо
с вариа
тивностью
-mа
-mе
. Этот суффикс об
разует имена действия, не связанные с
каким-либо предметом, и сам предмет:
шождынька эря
мо
/ šoždin’ka er’a
mo
‘легкая жизнь’ (ЧС 8: 1920);
тонавтне
ма
нтень
/ tonavt’n’e
ma
n’t’en’
/ ‘для об
учения’ (ЧС 2: 1921);
чинь лиси
ма
/ čin’
l’is’i
ma
/ ‘восход солнца’ (ЯС 20: 1922);
виде
ма
нть
/ vid’e
ma
n’t’
‘сев (этот)’;
сёрмаду
ма
кель
/ s’ormadu
ma
kel’
[~
сёрмадома кель]
‘литературный язык’
(ЯТ 27: 1924);
пивсе
ма
ст
/ pivse
ma
st
‘молотьбу (их)’ (ЭК 18: 1932);
пизе
ме
piz’e
me
‘дождь’ (ЭК 13: 1933);
пивсэ
угорский мир. 2016. № 2
ме
/ pivse
me
/ [~
пивсэма]
‘молотилка’
(ЭК 17: 1936);
видь
ме
/ vid’
me
/ ‘семя,
сев’ (ЯТ 1: 1921). Например, согласно
статистическим данным, в списке ча
стотности употребления слов и сло
воформ имен действия из 1 210 на
-mо
зафиксировано 774, или 64 %, на

436, или 36 %;
б)
менее продуктивным является суб
стантивированный суффикс прича
стия
-c’a
:
труди
ця
/ trud’i
c’a
/ ‘трудя
щийся’ (ЧС 7: 1921);
тонавтни
ця
тне
tonavt’n’i
c’a
t’n’e
/ ‘ученики (эти)’ (ЧС 9:
1920);
сёрмады
ця
тне
/ s’ormadi
c’a
t’n’e
‘писатели’ (ЯС 4: 1922);
эри
ця
er’i
c’a
/‘житель’ (ЯС 20: 1922);
види
ця
vid’i
c’a
‘крестьянин’ (ЯТ 10: 1922);
со
ки
ця
тне
/ soki
c’a
t’n’e
/ ‘крестьяне (эти)’
(ЯТ 17: 1926);
бороци
ця
кс
/ boroc’i
c’a
ks
‘борцом’ (ЭК 12: 1933);
эри
ця
тнеде
er’i
c’a
t’n’ed’e
‘жителей’ (ЭК 17: 1936)
и т. д. Согласно статистике, с суффиксом
-c’a
зафиксировано 179 имен;
в)
интегрированный суффикс
-da
/
-do
образующий прилагательные и наречия:
чопо
да
/ čopo
da
/ ‘темный, темно’;
ва
сол
до
/ vasol
do
/ ‘издалека’ (ЧС: 1920);
аламо
до
/ alamode
‘немного, чуть-
чуть’;
вачи
да
/ vači
da
/ [~
вачодо] ‘го
лодный’;
оза
до
/ oza
do
/ ‘сидя’;
стяко
до
/ s’t’ako
do
/ ‘бесплатно’;
остатка
до
ostatka
do
/ ‘последний’ (ЯС: 1922; ЯТ:
1923−1931);
аламошка
до
/ alamoška
do
‘немножечко’;
удал
до
/ udal
do
/ ‘сзади’;
г)
при помощи суффикса страдатель
ного причастия
-z’
с вариантами
-аz’
-оz’
-еz’
образовано значительное чис
ло слов, наличествующих в газетных
текcтах рассматриваемого периода, ср.:
юта
зь
/ juta
z’
/ ‘пройденный’ (ЧС 12:
1920);
ема
зь
/ joma
z’
/ ‘потерянный’ (ЧС
2: 1921);
тока
зь
/ toka
z’
/ ‘тронутый’
(ЯС 28: 1924);
сода
зь
/ soda
z’
/ ‘знако
мый’ (ЯТ 4: 1921);
печата
зь
/ pečata
z’
‘напечатанное’ (ЯТ 2: 1926);
корта
зь
korta
z’
‘оговоренный’ (ЭК 26: 1933);
вано
зь
/ vano
z’
/ ‘рассмотренный’ (ЧС
9: 1920);
топавто
зь
/ topavto
z’
‘испол
ненное’ (ЧС 2: 1921);
ардо
зь
/ ardo
z’
‘проезжая’ (ЯС 20: 1922);
сермадо
зь
s’ormado
z’
‘написанный’ (ЯС 16: 1922);
кадо
зь
/ kado
z’
‘оставленный’ (ЯТ 27:
1924);
азаргадо
зь
/ azargado
z’
/ ‘расстро
енный’ (ЭК 5: 1932);
вано
зь
/ vano
z’
‘рассмотренный’ (ЭК 5: 1934);
тее
зь
t’eje
z’
/ ‘сделанный’ (ЧС 8: 1920);
кашт
моле
зь
/ kašt mol’e
z’
/ [~
каштмолезь]
‘молча’ (ЯС 20: 1922);
афте
зь
/ aft’e
z’
[~
автезь]
‘открытый (о
рте)’ (ЯТ 21:
1924);
пеште
зь
/ pešt’e
z’
/ ‘заполненный’
(ЭК 86: 1934);
тормозя
зь
/ tormoz’a
z’
‘торможенный’ (ЯС 16: 1922);
валя
зь
val’a
z’
/ ‘заваленный’ (ЯС 10: 1922);
про
веря
зь
/ prover’a
z’
/ ‘проверенный’ (ЭК
61: 1933);
эря
зь
/ er’a
z’
‘прожитый’ (ЭК
66: 1934) и т. д. В выбранных текстах за
период с 1920 по 1938 г. зафиксировано
всего 795 словоформ: на
-az’
– 271, или
34 %,
-ez’
– 224, или 28, на
-oz’
– 300, или
37,07 %;
д)
менее продуктивным выступает
суффикс
-vt
-vt’
, образующий от глаголь
ных основ именные формы:
варшта
вт
varštavt
‘взгляд’;
кая
вт
/ kajavt
/ ‘манера
удара’;
корта
вт
/ korta
vt
/ ‘манера раз
говора’;
моле
вть
/ mol’e
vt’
/ ‘походка’;
пурна
вт
/ purna
vt
/ ‘манера собираться’;
пурна
вт
-сэрня
вт
/ purna
vt
-ser’n’a
vt
‘одежда на ком-либо’;
юта
вт
/ juta
vt
‘походка’ и др. (ЧС 1920–1921, ЯС 1921–
1924, ЯТ 1921–1931, ЭК 1932–1938);
е)
малопродуктивный суффикс
-kaj
-gaj
-daj
:
ава
кай
/ ava
kaj
/ ‘мать’;
бул
дор
кай
/ buldor
kaj
/ ‘болтун, балагур’;
безьгу
дай
/ bez’gu
daj
/ ‘веснушка’;
бул
ды
гай
/ buldi
gaj
/ ‘сова, филин’;
корь
ма
кай
/ kor’ma
kaj
/ ‘кормилец’;
пула
гай
/ pula
gaj
/ [~
пулай]
‘женский пояс
с бахромой’;
якстерь
кай
/ jaks’t’er’
kaj
‘свекла’ (ЧС 1920–1921, ЯС 1921–1924,
ЯТ 1921–1931, ЭК 1932–1938).
Наряду с морфологическими обра
зованиями в газетных текстах наличе
ствуют слова, образованные на осно
ве средств эрзянского языка путем сло
восложения. В мордовском языкознании
принято, что именно в эти годы возник
ло заметное число неологизмов данно
го типа.
Новообразованиями, наличествующи
ми в текстах газет рассматриваемого пе
риода, следует считать слова, образован
ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
ные как синтаксические кальки на осно
ве русского языка:
а)
словосочетания:
якстере
армия
jaks’t’er’e armija
‘красная армия’;
як
стере
герой
/ jaks’t’er’e geroj
/ ‘крас
ный герой’;
велень
кулак
/ vel’en’ kulak
‘сельский кулак’;
велень
совет
/ vel’en’
sovet
‘сельский совет’;
якстере
пар
тизант
/ jaks’t’er’e part’izant
‘крас
ные партизаны’ (ЧС 1920–1921);
вал
промкс
/ val promks
[~
валкс]
‘словарь’
(ЯТ 27: 1924) и т. д.;
б)
сложносокращенные слова:
вель
кор
/ vel’kor
/ [~
селькор]
‘сельский кор
респондент’ (ЭК 23: 1933);
вельпо
vel’po
[~
сельпо]
‘сельская потребко
операция’ (ЭК 128: 1938);
вельсовет
vel’sovet
/ [~
сельсовет]
‘сельский совет’
(ЭК 61: 1933);
вельсуд
/ vel’sud
/ [~
сель
суд] ‘сельский суд’;
вельхозартель
vel’hozar’t’el’
/ [~
сельхозартель]
‘сель
скохозяйственная артель’ (ЯТ 59: 1930)
и т. д.
Поступила 11.02.2016
УСЛОВНЫЕ СОКРАЩЕНИЯ
«Чинь стямо» («Восход солнца»).
Ульяновск, 1920 –1922.
«Эрзянь коммуна» («Эрзянская
коммуна»). – Саранск, 1932–1957.
«Якстере сокиця» («Красный па
харь»). – Саратов, 1921–1924.
«Якстере теште» («Красная звез
да»). – Москва, 1921–1931.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
BIBLIOGRAPHY
Бузакова, Р. Н.
Эрзянь келень орфографи
ческой словарь / Р. Н. Бузакова, Р. С. Шир
манкина.
– Саранск
: Мордов. кн. изд-во,
Ермушкин, Г. И.
Ареальные исследова
ния по восточным финно-угорским язы
кам (эрзя-мордовский язык) / Г. И. Ермуш
– Москва
: Наука, 1984.
Имайкина, М. Д.
Неень шкань эрзянь ке
лесь. Фонетика / М. Д. Имайкина.
– Са
ранск
: Изд-во Мордов. ун-та, 2008.
Колядёнков, М. Н.
Эрзянь келень орфо
графической словарь / М. Н. Коляденков,
Г.
Балакин.
– Саранск
: Мордов. кн. изд-
во, 1955.
Сульдин, Ф. В.
Эрзянь келень орфографи
ческой словарь / Ф. В. Сульдин, М. Н. Ко
ляденков, Л. П. Тарасов.
– Москва, 1939.
Шеянова, Т. М.
Развитие лексики эрзя-
мордовского литературного языка в совет
скую эпоху / Т. М. Шеянова.
– Саранск
Мордов. кн. изд-во, 1968.
Перечисленные сложносокращенные
образования с течением времени претер
пели изменения, их первые сокращенные
компоненты заменены заимствованиями:
селькор
/ s’el’kor
[~
селькор];
сельпо
s’el’po
[~
сельпо];
сельсовет
/ s’el’sovet
[~
сельсовет];
сельсуд
/ s’el’sud
[~
сель
суд];
сельхозартель
/ s’el’hozar’t’el’
[~
сельхозартель]
и т. д. [1].
Buzakova, R. N.
, Shirmankina, R. S. (1978),
Erzyan Kelen spelling dictionary, Saransk:
Ermushkin, G. I.
(1984), Areal studies in the
eastern Finno-Ugric languages (Erzya-Mord
Imaykina, M. D.
(2008), Neen shkan Erzyan
keles. Phonetics, Saransk: Mordovia Univer
Kolyadenkov, M. N.
, Balakin, P. G. (1955),
Erzyan Kelen spelling dictionary, Saransk:
Sul'din, F. V.
, Kolyadenkov, M. N., Tara
sov,
P. (1939), Erzyan Kelen spelling dic
tionary, Moscow: Goschpergiz.
Sheyanova, T. M.
(1968), Vocabulary deve
lopment of the Erzya-Mordovian literary lan
guage during the Soviet era, Saransk: Mordo

Приложенные файлы

  • pdf 7097843
    Размер файла: 2 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий