(J. Patterson «Roses are red») — Назавтра. выдался мерзкий, дождливый, противный день. Была пятница (Перевод: С. Алукард). 2) образует абстрактные существительные от глаголов


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЦЕНТР
ИННОВАЦИОННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ISSN
ТОМ № 2
Выходит 1 раз в месяц
Учредитель
Общество с ограниченной ответственностью
ОМЕГА САЙНС»
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Главный редактор:
Сукиасян Асатур Альбертович
, кандидат экономических наук, доцент.
Редакционный совет:
Агафонов Юрий Алексеевич
доктор медицинских наук, доцент;
Баишева Зиля Вагизовна
, доктор филологических наук, профессор;
Ванесян Ашот Саркисович
октор медицинских наук, профессор;
льчинская Елена Васильевна,
кандидат химических наук, доцент;
Иванова Нионила Ивановна
октор сельскохозяйственных наук, профессор;
Калужина Светлана Анатольевна
октор химических наук, профессор;
Конопацкова Ольга Михайловна,
доктор медицинских наук, профессор;
Мухамадеева Зинфира Фанисовна,
кандидат социологических наук, доцент;
Пономарева Лариса Николаевна,
кандидат экономических наук, доцент;
Почивалов Александр Владимирович
октор медицинских наук, профессор;
Прошин Иван Александрович
доктор технических наук, доцент;
Смирнов Павел Геннадьевич
андидат педагогических наук, профессор;
Старцев Андрей Васильевич
октор технических наук, профессор;
Хромина Светлана Ивановна,
кандидат биологических наук, доцент;
Шайбаков Риф Насибуллович
октор экономических наук, профессор;
Шилкина Елена Леонидовна
октор социологических наук, профессор;
Шляхов Станислав Михайлович,
доктор физико-математических наук, профессор;
Юсупов Рахимьян Галимьянович,
доктор исторических наук, профессор.
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
450077, г. Уфа, а/я Омега-сайнс»
| Телефон: +7 347 266 60
| Web: http://
-russia.com
| E-mail
[email protected]
-russia.com
Отпечатано в редакционно-издательском отделе
ОМЕГА САЙНС»
450076, г. Уфа, ул. М. Гафури 27/2 | [email protected]
-russia.com
| +7 (347) 266 60 68
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Международный научный журнал Символ науки» включен в Российский индекс научного цитирования (РИНЦ)
Точка зрения редакции не всегда совпадает с точкой зрения авторов публикуемых статей.
Ответственность за аутентичность и точность цитат, имен, названий и иных сведений, а также за
соблюдение законов об интеллектуальной собственности несут авторы публикуемых статей.
ISSN
ерстка: Тюрина Н.
| Редактор/корректор:
Редакция международного научного журнала СИМВОЛ НАУКИ
Подписано в печать
г. Формат 84x108/16.
Усл. печ. л.
. Тираж 500.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��3
СОДЕРЖАНИЕ
ФИЗИКО
МАТЕМАТИЧЕСКИЕ НАУКИ
Р.А.Саркисян
О ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНЫХ ИНВАРИАНТАХ ГЕОМЕТРИЧЕСКИХ СТРУКТУР
БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
С.В. Альбе
ртин
ВЛИЯНИЕ ПРОЦЕДУРЫ ЭКСТРЕННОГО ПЕРЕОБУЧЕНИЯ НА ПОИСКОВОЕ ПОВЕДЕНИЕ
ИСПЫТУЕМЫХ
А.Н. Тимофе
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДОРОГ КАК ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ
ПРИ ПРОВЕДЕНИИ
АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ НАУКИ
А.Г. Болотов, Н.А. Гончаров, И.А. Гончаров
ЗАВИСИМОСТЬ ПРОДУКТИВНОСТИ ЯБЛОНИ ОТ
ФАКТОРОВ ВНЕШНЕЙ СРЕДЫ В
УСЛОВИЯХ АЛТАЙСКОГО ПРИОБЬЯ
В.Г. Пушкарёв, С.В. Воробьёв, А.М. Андреев
ВЛИЯНИЕ СОВМЕСТНОГО ПРИМЕНЕНИЯ Г
ЕРБИЦИДА БАЗАГРАН И МИНЕРАЛЬНЫХ
УДОБРЕНИЙ НА УРОЖАЙНОСТЬ ЯЧМЕНЯ ПРИ ПОДСЕВЕ МНОГОЛЕТНИХ ТРАВ
В.И.
Турусов, В.М. Гармашов, О.А. Абанина
ДИВЕРСИФИКАЦИЯ КУЛЬТУР И РАСШИРЕНИЕ СОСТАВА ПРЕДШЕСТВЕННИКОВ
ПОД ОЗИМУЮ ПШЕНИЦУ
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
А.В. Акифьев
РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ СТРАХОВАНИЯ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ В НАЧАЛЕ
ВЕКА (ПО МАТЕРИАЛАМ БОЛЬНИЧНОЙ КАССЫ ПРИ ПИВОВАРЕННОМ
ЗАВОДЕ Н
ОВ А.Ф. ЕРМОЛАЕВА В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ)
И.Д. Валиахметова
ИМПЕРАТРИЦА ИЗ МИТАВЫ
С.А. Заельская
ГАСТРОЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ТЕАТРАЛЬНЫХ КОЛЛЕКТИВОВ УРАЛА
НА СЕЛЕ В 1960
Е ГГ.
М.А. Иванов
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НИЖЕГОРОДСКОГО КУПЕЧЕСТВА В СТРУКТУРЕ ГОРОДСКОЙ ДУМЫ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА В ПЕРИОД 1870
1917 ГГ.
В.Д.Фетисов
ОЦЕНКА СТОИМОСТИ И РОЛЬ ИМУЩЕСТВА
РОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЙ
А. В. Черкасов
ОСОБЕННОСТИ ИЗУЧЕНИЯ КРЫМСКОГО МЕЗОЛИТА
(КОНЕЦ XIX
ПЕРВАЯ ПОЛО
ВИНА ХХ вв.)
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��4
Т.Н. Шалдунова
ДУХОВНО
РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ
ОСОБЫЙ ТИП КУЛЬТУРЫ СРЕДНЕВЕКОВОГО
ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОГО ОБЩЕСТВА
(на примере
ордена Св. Иоанна Иерусалимского и
ордена тамплиеров)
ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ
А.Л. Анисин
ВИДЫ И УРОВНИ БЫТИЯ
О.А. Гримов
СЕТЕВЫЕ АСПЕКТЫ КОГНИТИВНЫХ
ТЕХНОЛОГИЙ И ИХ СОЦИО
АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ
ПРОЕКЦИИ
А.Е.Зимбули
СПЛЕТНЯ И ДОНОС: ЭТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
А.Е.Зимбули
ПОХВАЛА: НРАВСТВЕННО
ЦЕННОСТНЫЕ РАКУРСЫ
М.Н. Клинцова
РОДИТЕЛЬСТВО КАК ЦЕННОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ
ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
.Ш. Айрапетян
К ВОПРОСУ О ТАКСОНОМИЧЕСКИХ КЛАССАХ ГЛАГОЛОВ
В.С. Андреев
МАТЕМАТИЧЕСКАЯ СТАТИСТИКА И
АНАЛИЗ ОБРАЗНОГО РЯДА СТИХОТВОРНОГО
ТЕКСТА
С.М. Андреева, А.М. Андреева, О.В. Безуглова
ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИ
НИЦЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО
КОНЦЕПТА СТРАХ» В Р
УССКОМ
И В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКА
Л.Н. Голайденко
ПОЛУЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ ГЛАГОЛЫ
СВЯЗКИ С СЕМАНТИКОЙ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ В
СОСТАВНЫХ ИМЕННЫХ СКАЗУЕМЫХ КАК ОПЕРАТОРЫ СРАВНЕНИЯ
УПОДОБЛЕНИЯ
В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ПРОЗЕ
Т.М. Жаплова, Д.В. Толкачев
ОБРАЗ САДА В ЛИРИЧЕСКИХ
СТИХОТВОРЕНИЯХ К.Р.
И. В. Лебедев
ИСТОРИЯ И ПСЕВДОИСТОРИЧЕСКОЕ ФЭНТЕЗИ В РОССИИ НАЧАЛА
XXI
ВЕКА
В.Ф. Прохоров
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭТИМОЛОГИИ
П.В. Прохорова
КАТЕГОРИАЛЬНЫЕ КРИТЕРИИ
НЕМЕЦКИХ СУБСТАНТИВИРОВАННЫХ АДЪЕКТИВОВ
О.А. Рубанова, О.Ю. Гниломёдова
ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ ЛОНДОНСКОГО ДИАЛЕКТА КОКНИ
Ю.В. Слабко
ОМОНИМИЧНЫЕ МОРФЫ ОБРАЗУЮЩИЕ РУССКИЕ И АНГЛИЙСКИЕ
ДИМИНУТИВЫ
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��5
Ю.А. Топоркова
ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА ИСПАНСКИХ ПРИЧАСТНЫХ ОБОРОТОВ НА РУССКИЙ ЯЗЫК
Н.К. Шутая
ЧАСЫ КАК МАТЕРИАЛЬНЫЙ СИМВОЛ ВРЕМЕНИ В РОМАНАХ ДОСТОЕВСКОГО
ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ
М.Н. Артеменков
РАССМОТРЕНИЕ ПРОЕКТОВ РЕФОРМИРОВАНИЯ ССЫЛКИ КАК ВИДА НАКАЗАНИЯ
В ГОСУДАРСТВЕННОМ СОВЕТЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
Е.С. Базаркин
ПРЕИМУЩЕСТВО ПЕРЕГОВОРОВ В РАЗРЕШЕНИИ ПРАВОВЫХ КОНФЛИКТОВ
А.Н.Берглезов
МИРОВОЙ СУДЬЯ В СИСТЕМЕ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ
ВЛАСТИ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Т.В. Григорян
ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ТАМОЖЕННОГО КОНТРОЛЯ
ПРИ ТАМОЖЕННОМ НАБЛЮДЕНИИ
В.И.Гуреев
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАЛОГОВЫ
Е ПРАВОНАРУШЕНИЯ И
ПУТИ РЕШЕНИЯ
П.Н.
Кобец
ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРОФИЛАКТИЧЕСКОГО КОНТРОЛЯ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ
МЕР СОИЦАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ ЛИЦ ОТБЫВШИХ НАКАЗАНИЕ
МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ
А.В. Васильева, О.А. Горина
ОСОБЕННОСТИ БИОХИМИЧЕСКОГО СОСТАВА СМЕСЕЙ
ДЛЯ
ГРУДНОГО
ВСКАРМЛИВАНИЯ
А.В. Игнатьева,
Кнауб
ОБЗОР МЕТОДИК ПО ОЦЕНКЕ ВЛИЯНИЯ СЕЗОННЫХ ПРИЧИН НА СМЕРТНОСТЬ
НАСЕЛЕНИЯ ПО ОСНОВНЫМ КЛАССАМ И ОТДЕЛЬНЫМ ПРИЧИНАМ СМЕРТИ
Ю.А. Котова, А.А. Зуйкова, А.Н. Пашков
ОЦЕНКА КАЧЕСТВА ЖИЗНИ У ПАЦИЕНТОВ С ДИСЛИПИДЕМИЯМИ
Г.С.
Маль,
Л.В. Силина, Е.А. Буланов
СЕРДЕЧНО
СОСУДИСТЫЙ КОНТИНИУМ
УМ У БОЛЬНЫХ
С ПСОРИАЗОМ ОСЛОЖНЕН
НЫЙ
ИБС
С.В. Попов,
О.В. Андреева, С.Л. Петросян
ОПЫТ ЭХОГРАФИЧЕСКОГО ВЫЯВЛЕНИЯ ЗАБОЛЕВАНИЙ НАДПОЧЕЧНИКОВ
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
Н.П. Артюков
ЧУВАШСКАЯ
СИМФОНИЧЕСКАЯ МУЗЫКА
(краткий исторический обзор)
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��6
В.С. Васильева
ВЕЛИКИЙ ГЕНИЙ ЭПОХИ КЛАССИЦИЗМ»
С.В. Владимирова
ОБЗОР ТВОРЧЕСТВА ЧУВАШСКИХ КОМПОЗИТОРОВ
НА ПРИМЕРЕ А. ВАСИЛЬЕВА
А.В. Савадерова
ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДИРИЖИРОВАНИЯ КАК ВИДА
МУЗЫКАЛЬНОГО
ИСПОЛНИТЕЛЬСТВА
АРХИТЕКТУРА
А.С. Коптева, В.С. Дреко
ВЫБОР ПОРОД ДЕРЕВЬЕВ ДЛЯ ОЗЕЛЕНЕНИЯ ТЕРРИТОРИЙ Г.АРХАНГЕЛЬСКА
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
.С. Зайцева, Е.В. Шлай, Д.Ю. Нахай
ОСОБЕННОСТИ ЭМПАТИИ У МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ, ОБУЧАЮЩИХСЯ В УСЛОВИЯХ
ИНКЛЮЗИВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
Н.А. Камнева
КОНФЛИКТНАЯ СЕМЕЙНАЯ СИТУАЦИЯ КАК ФРАГМЕНТ ЖИЗНЕННОГО
ПРОЦЕССА В СЕМЬЕ
Кожевникова
Вьюжанина
К ВОПРОСУ О КРИЗИСЕ ВТОРОКУРСНИКА» КАК ОДНОМ ИЗ ЭТАПОВ АКАДЕМИЧЕ
АДАПТАЦИИ СТУДЕНТОВ
СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
А. С. Кейзик
ГЕНДЕРНОЕ НЕРАВЕНСТВ
О НА СОВРЕМЕННОМ ЭТА
ПЕ РАЗВИТИЯ
ОБЩЕСТВА
М. В. Мельников
РИТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПРИВАТИЗАЦИИ С
ОБСТВЕННОСТИ В РОССИИ В 1990
е ГОДЫ И
ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА ПРИМЕНЕНИЕ ТЕРМИНА ПРИВАТИЗАЦИЯ» ПО ОТНОШЕНИЮ К
НЕКОТОРЫМ ОБЪЕКТАМ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
И.Ф. Заманова, Г.Н. Тутаев
а, И.Г. Фоменко
ВИРТУАЛЬНОЕ СПРАВОЧНОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ В БИБЛИОТЕКАХ БЕЛГОРОДСКОЙ
ОБЛАСТИ
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��7
ФИЗИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИЕ НАУКИ
УДК 514.763
Саркисян Рафаэль Арташесович
Доктор физ.-мат. наук, профессор Финансового
Университета при Правительстве РФ, г. Москва, РФ

mail
rafael
sarkisyan
mail
О ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНЫХ ИНВАРИАНТАХ ГЕОМЕТРИЧЕСКИХ СТРУКТУР
Аннотация
В работе, продолжающей статью автора О дифференциальных инвариантах геометрических
структур» ( Известия РАН, Серия матем., том 70(2006), №2, стр. 98-155), приводятся канонические
формы для достаточно общих сечений исключительных специальных эталонных расслоений. Речь идет
о типах
XVIII
XIX
из теоремы 5. Тем самым завершается разбор всех возможных случаев из указанной
работы.
Ключевые слова
Дифференциальные инварианты геометрических структур, канонические формы общих сечений
Настоящая работа является продолжением работы [1], и мы свободно пользуемся понятиями этой
работы, напоминая их иногда для удобства читателя. Здесь приводятся канонические формы для
достаточно общих сечений исключительных специальных эталонных расслоений. Речь идет о типах
XVIII
XIX
из теоремы 5 работы [1, с. 151], которые остались там неразобранными.
Если явно не оговорено обратное, дальше в этой статье под расслоением геометрических структур
понимается специальное расслоение геомет-рических структур
) →
(согласно [1, с. 112] это
означает, что
dimD
dimX
). Все многообразия и действия групп здесь, как и в работе [1],
рассматриваются в гладкой,
т.е. бесконечно дифференцируемой категории. Под окрестностью понимается
всегда открытая окрестность.
§ 1. Многообразие
1.1. Определение. Мы скажем, что на многообразии
задано семейство
, если в каждой точке
задано подпространство
касат
ельного пространства
и существует окрестность
точки
, в которой
имеется
гладких векторных полей, значения которых в каждой точке
порождают
. Семейство
называется (
) распределением, если размерность подпространства
постоянна (равна
распределения).
Согласно определению, исключительное эталонное многообразие типа
XVIII
есть однородное
пространство
группы
по связной компоненте
подгруппы
, оставляющей инвариантным
фиксированное двумерное подпространство при действии
. Поэтому
можно отождествить с
ориентированными 2
плоскостями в
. Обычное грассманово многообразие
двулистно и
неразветвленно накрывается многообразием
(отображение накрытия состоит в забывании ориентации).
Сечение (локальное, как в
сегда в этой работе) расслоения
) →
отождествляется с ориентированным
распределением
(т.е с распределением, состоящим из ориентированных плоскостей) на четырехмерном
многообразии
. Чтобы сформулировать теорему о канонической форме, к которой м
ожно привести 2
распределение общего вида на
локально в окрестности фиксированной точки
, нам понадобится
несколько определений. По поводу п.п. 1.2
1.4 ниже подробности можно найти в работе [5, с. 43
51].
1.2. Предполагая, что имеется 2-распределение
на четырехмерном многообразии
, мы скажем, что
имеется согласованный (с
набор форм, если в подходящей окрестности
точки
заданы такие 1
формы
, что для любой точки
а) плоскость
распределения
в этой точке есть аннуля
тор форм
в касательном пространстве
многообразия
к этой точке;
б) формы
4) образуют базис пространства
Согласованный
набор форм будем иногда называть просто
набором и обозначать через (
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��8
Очевидно, что для любого 2-распределения
согласованные
наборы форм существуют. Если (
такой набор, то 2
формы
4) очевидно образуют базис в пространства
для любой точки
. Поэтому 2
формы
могут быть разложены по этому базису с коэффициентами
) и
соответственно. Мы будем дальше предполагать, что выполнено неравенство

0. (1)
Заменяя при необходимости
на
’, мы будем дальше
считать, что
’ и
0 для любой точки
’. Тогда, заменяя форму
формой
, мы будем дальше считать, что
0 на
’. Наконец, заменяя форму
формой
, мы будем считать, что
1 на
. Обозн
ачая еще
, заметим, что (
’;
) также является согласованным
набором; мы скажем, что
) подчинен
набору (
1.3. Определение. Пусть дано сечение расслоения
) →
, которому отвечает 2
распределение
Мы скажем, что это сечение является достаточно общим в точке
или эквивалентно
сечением,
если возможно так выбрать согласованный (с
набор форм (
), что:
а) выполнено неравенство (1);
б) найдется
’;
), починенный
и такой, что [
1.4. Теорема (об энгелевой нормальной форме). Пусть
точка ориентированного многообразия
Тогда для любого (локального)
сечения
расслоения
) →
можно так выбрать положительно
ориентированную систему координат
в подходящей окрестности
точки
, что соответствующее
этому сечению ориентированное 2
распределение
задается согласованным набором (
) таким, что
. При этом форма
определяет на плоскостях распр
еделения
положительную ориентацию. Систему координат с указанным свойством будем называть канонической (для
сечения
Доказательство. Если мы забудем про ориентацию и
, и плоскостей
, то сформулированная теорема
совпадает с теоремой 5.1 работы [5, с
. 50]. Заметим, что замена координат
меняет ориентацию, и приводит к замене
. Поэтому ясно, что построенную систему
координат можно считать положительно ориентированной. Теперь заметим, что замен
=
не меняет ориентацию
, но приводит к замене
, т.е. смене ориентации
плоскостей
. Теорема доказана.
Замечание 1.5. Каноническую систему координат мы можем считать
картой (это по определению
озн
ачает, что
)=0 для всех
). Действительно, положим
),
),
),
). Данная система координат очевидно является
картой,
причем
. Легко видеть, что это
искомая
карта.
§ 2. Многообразие
2.1. Из конструкции эталонного многообразия типа
XIX
дует, что это есть однородное
пространство
группы
по связной компоненте
подгруппы
, оставляющей инва
риантным
фиксированный флаг (состоящий из двумерной плоскости и вложенного в нее одномерного пространства)
при действии
. Поэтому
можно отождествить с флагами в
с дополнительной структурой.
Дополнительная структура состоит в выборе луча в
прямой флага и выборе одной из двух полуплоскостей,
на которые разбивается плоскость флага этой прямой. Обычное многообразие флагов
четырехлистно и
неразветвленно накрывается многообразием
(отображение накрытия состоит в забывании
дополнительной с
труктуры ). В этом параграфе мы будем рассматривать только трехмерные
ориентированные многообразия
. Флаги с дополнительной структурой будут называться
ориентированными флагами.
2.2. Определение. Мы будем говорить, что в области
трехмерного многообразия
задан
ориентированный флаг
, если для каждой точки
в ее касательном пространстве
к многообразию
задан ориентированный флаг, гладко зависящий от точки
. Легко видеть, что сечения
отождествляются с ориентированными флагами в
2.3. Теорема. Пусть в области
трехмерного ориентированного многообразия
задан
ориентированный флаг
, для которого точка
является достаточно общей точкой (см. п. 2.5). Тогда в
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��9
подходящей окрестности
' этой точки найдется положительно ориентирова
нная система координат
такая, что
) = 0 и имеет место один из двух случаев:
а) для любой точки
' выделенный луч флага порождается вектором
, а выделенная
полуплоскость
вектором
б) для любой точки
' выде
ленный луч флага порождается вектором
, а выделенная
полуплоскость
вектором
Эти случаи не могут быть переведены друг в друга ориентированной заменой координат.
2.4. Автор допускает, что данный результат хорошо известен, но не смог найти на него ссылки.
Поэтому для удобства читателя ниже приводится доказательство.
Пока не будем учитывать ориентацию флага. Все рассуждения будут проводиться в окрестности
точки
, которую на каждом этапе доказательства мы будем уменьшать, не
оговаривая этого каждый раз, и
все время будем обозначать через
. Существует в
векторное поле
обозначим его через
порождающее
распределение
, определенное одномерным пространством флага
. Обозначим через
распределение,
определенное дву
ым пространством флага
. На
существует 1
форма, которую мы обозначим через
, аннулятор которой в каждой точке
совпадает с
2.5. Определение. Точка
называется достаточно общей для флага
, если форма
(3)
невырождена в точке
. Фо
определена с точностью до умножения на произвольную ненулевую
функцию, но в работе [1] уже отмечалось, что условие
(3)
0 корректно, т.е. не зависит от выбора
. Сечение
, определяемое флагом
, называется
сечением, если точка
явля
ется достаточно общей для флага
2.6. Поле
определяет в области
семейство траекторий. Обозначим через
любую функцию в
постоянную на этих траекториях и такую, что
) = 0 и
невырождена в точке
. Так как ввиду 2.5
0, существование та
кой функции достаточно очевидно и мы на этом не останавливаемся.
Дальше поступим, как в работе [1, с. 133]. Будем искать
карту
, приводящую форму
канонической форме, и одновременно искать ненулевую функцию
так, чтобы вторая координатная
функ
ция
этой карты совпала с функцией
. В работе [1, с. 133] приведено требуемое соотношение на
функцию
, которое в нашем случае имеет вид
Указанное квазилинейное уравнение в частных производных первого порядка нетривиально содерж
хотя бы одну частную производную
l
искомой функции
, так как
невырождена в точке
. Поэтому
локально в окрестности точки
это уравнение имеет решение
с условием
) > 0. Итак, можно взять
. Дальше, как и в работе [1, с. 133], доказ
ательство следует теореме Дарбу (см. [3, с. 194
198]) без изменений,
и в итоге в
строятся координатные функции
, через которые форма
записывается в виде
. Легко видеть (и отмечено в работе [1, с. 129]), что
) =
) =
поэтому у формы
корректно определена ориентация, и эта ориентация положительна, т.е. совпадает с
ориентацией карты
. Для точки
пространство
в карте
задается уравнением
= 0, базис
которого образуют векто
. Ясно, что пространство
содержится в пространстве
= 0, которое порождено векторами
. Так как
содержится в
, ясно, что
порождено
вектором
Учтем теперь дополнительную структуру. Если вектор
не лежит в выделенном луче, произведем
замену координат
. Если после этого вектор
не лежит в выделенной
полуплоскости, произведем еще одну замену координат
=
. Если ориента
ция формы
положительна, то канонический базис уже построен (это случай а)). Если ориентация формы
отрицательна, то канонический базис строится заменой
(это случай б)). Ясно, что эти случаи
различаются ориентацией формы
, которая не
меняется при сохраняющих ориентацию заменах
координат. Теорема доказана.
Список использованной литературы:
Саркисян Р.А., О дифференциальных инвариантах геометрических структур, Известия РАН, Серия
матем., том 70(2006), №2, стр. 98-155.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��10 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;2. Саркисян Р.А., Шандра И.Г., О регулярности и теореме Трессе для геометрических структур, Известия
РАН, Серия матем., том 72(2008), №2, стр. 151-192.
Л. В. Овсянников, Групповой анализ дифференциальных уравнений, Наука, М., 1978; англ. пер.:
Ovsiannikov
Group
lysis
differential
equations
Academic
Press, New York, 1982.
B. Kruglikov, V. Lychagin, “Invariants of pseudogroup actions: homological
methods and finiteness theorem”, Int. J. Geom. Methods Mod
Phys., 3:5–6 (2006), 1131–1165.
R. L. Bryant, S. S. Chern, R. B. Gardner, H. L. Goldschmidt, P. A. Griffiths,
Exterior differential systems, Math. Sci. Res. Inst. Publ., 18, Springer-Verlag, New York, 1991.

© Р.А.Саркисян, 2015
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��11 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
УДК 612.821.6
Альбертин Сергей Викторович
старший научный сотрудник
Институт физиологии им. И.П. Павлова РАН
г. Ст-Петербург, РФ
mail
salber
ramdler
ВЛИЯНИЕ ПРОЦЕДУРЫ ЭКСТРЕННОГО ПЕРЕОБУЧЕНИЯ НА ПОИСКОВОЕ ПОВЕДЕНИЕ
ИСПЫТУЕМЫХ
Аннотация
В модельных экспериментах на животных показано, что повторные, без пере-рыва в день опыта,
сеансы переобучения животных нахождению нового места предпочитаемого подкрепления в радиальном
лабиринте приводят к наруше-нию способности испытуемых использовать навигационную ориентацию, как
более адаптивную тактику для максимизации подкрепления, при сохранении менее продуктивного
условнорефлекторного реагирования на подачу внутрила-биринтных сигналов. В отдельных сериях опытов
выявлена адаптивная роль сна, в том числе индуцируемого сомногенными нейропептидами, необходимого
испытуемым для успешного осуществлении поведенческих задач повышенной эмоциональной
напряженности и предотвращения возможных неврологичес-ких расстройст
Ключевые слова
пространственная ориентация, переобучение, адаптивные функции сна.
Изучение способности испытуемых к безошибочной пространственной ори-ентации в
экстремальных условиях реагирования является актуальным направ-лением исследований в
спериментальной психологии и спортивной медици-не [4, 5, 6]. Важное место при этом занимают
разработка адекватных моделей на подопытных животных, необходимых для изучения влияния
многократного изменения условий реагирования, при осуществлении испытуемыми ориента-ции по
навигационным сенсорным ориентирам.
В экспериментах на животных изучали влияние повторных, без перерыва в день опыта, изменений
местоположения подкрепления в радиальном лабиринте на пространственную ориентацию испытуемых по
навигационным сенсорным ориентирам.
Опыты проводились на 16 крысах-самцах линии
Evans
, содержащихся в режиме питьевой
депривации. Подопытные животные были обучены заходить в один из отсеков 4
рукавного радиального
лабиринта, каждый из которых оснащен поилкой
и электрической лампочкой, включение которой
осуществля
лось при выходе крысы в центральный круг лабиринта и являлось пусковым условным
сигналом для захода животного в подкрепляемый рукав. Выбор жи
вотным правильного (освещенного)
рукава сопровождал
ся подачей капель во
ды, при этом в трех рукавах крысы получали по одной капле, а в
одном рукаве
шесть капель воды. Порядок включения внутрилабиринтных зрительных сиг
налов
(лампочек) осуществлялся в случайном порядке. Ошибочные ответы (за
ходы в неосв
ещенные отсеки) и
попытки повторного подхода подопытных жи
вотных к одной и той же поилке без выхода в центральный
круг лабиринта не подкреплялись. Способность подопытных крыс к запоминанию местоположе
ния отсека
с наибольшим (6 капель) подкреплением в про
странстве тестиро
валась с помощью серии пробных тестов,
trials
одновременным включе
нием зрительных условных сигналов (лампочек) во всех 4
х рукавах
лабирин
та, когда животным предоставляли возможность получить подкрепление в лю
бом рукаве
ринта. Ориентация животных в пространстве в этих пробах осуществлялась с помощью
экстралабиринтных навигационных знаков
хоро
шо видимых геометрических фигур, которые нанесены на
внутренней поверх
ности ширмы, установленной вокруг лабиринта. В предыдущих
исследованиях нами
было показано, что животные в 80
90% тестируемых пробах выбирают рукав лабиринта, подкрепляемый
шестью каплями воды при тестировании в день опыта, а также быстро достигают указанного уровня
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��12 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;обученности в после-дующие дни тестирования при ежедневном изменении местоположения макси-
мального подкрепления в рукавах лабиринта [1, 2, 3].
В отличие от ранее проведенных экспериментов в настоящем исследовании местоположение
рукава с предпочитаемым (максимальным) подкреплением ме-нялось в рукавах лабиринта в случайном
порядке несколько раз в один опы-тный день. Перед каждым сеансом переобучения животному давали
возмож-ность самостоятельно обойти все рукава для ознакомления с новым местопо-ложением
максимального подкрепления в одном из рукавов лабиринта. В опы-тах использовались пробы с инъекцией
фармакологических препаратов (
diaze
pam
.;
ACTH
39 (20
.), введения временной
отсрочки между отдельными сеансами переобучения, а также процедуры депривации сна.
У подопытных животных регистрировали число ответов в
probe
trials
с вы
бором максимального
подкрепления. Статистическая обработка результатов осуществлялась с помощью компьютерной
программы
Statistica
® (
Tulsa
).
В первой серии опытов показано, что при отмене перерыва между сессиями обучения правильное
определение нового местоположения наибольшего под-крепления в лабиринте у большинства животных (12
из 16 тестируемых крыс) наблюдалась лишь в 20-30% тестируемых проб. У трех подопытных животных
уровень правильных ответов при определении способности к определению наи-большего подкрепления в
лабиринте составлял 50-60% от числа проб в опыте. В остальных тестируемых пробах крысы реагировали на
предъявление
probe
trials
стереотипно, посещая рукав лабирин
та, подкрепляемый в предыдущей сессии
обучения, или в случайном порядке. У всех тестируемых животных при повторном переобучении
наблюдались случаи отказа от выполнения задачи. Попытка осуществить третью переделку подряд у 3
крыс, относительно успе
шно сп
равившихся со второй переделкой, сопровождалась снижением коли
чества
правильных ответов
до 10
несмотря на двукратное увеличение чис
ла применяемых при обучении проб
и резким увеличением числа отказов от выполнения задачи. У всех подопытных животных
при повторных
переделках отмечено увеличение времени, затрачиваемого на решение задачи, и усилен
ный груминг.
Следует отметить, что у подопытных животных при экстренных переобучениях сохранялась способность к
правильному реагированию при по
следовательн
ом предъявлении внутрилабиринтных раздражителей,
однозначно сигнализирующих о нахождении подкрепляемого рукава.
Во второй серии опытов интервал времени между отдельными переделками увеличивали до 6-8 часов.
Это позволило выявить две группы животных, разли-чающихся по способности к осуществлению
переобучения.
Показано, что у успешно переобучающихся (УП) крыс, по сравнению с плохо переобучающимися (ПП)
животными, в периоде между сессиями обучения в 2-4 раза увеличивалось время, расходуемое животными
на сон. Депривация сна у УП крыс, осуществляемая экспериментатором между сессиями обучения, резко
снижала способность подопытных животных к последующему переобучению, при этом значительно
возрастало число крыс, отказывающихся от выполнения предлагаемой задачи.
Введение подопытным животным препаратов бензодиазепинового ряда (
diazepam
) вызывала
незначительный положительный эффект на их переобуче
ние, или не оказывало влияния на подопытных
крыс. Отмена депривации сна восстанавливала способность подопытных живо
тных к повторному переобуче
нию, проводимому в течение опытного дня.
Достоверное улучшение способности ПП крыс к повторному переобучению наблюдалось также при
внутрицеребральном введении подопытным животным сомногенного нейропептида
ACTH
18,39.
Характерной
особенностью поведе
ния крыс, получивших инъекцию гормонального нейропептида, являлось
уве
личение продолжительности сна в период между сессиями обучения и, как следствие, резкое снижение
числа стереотипных реакций и проб с отказами от выполнения задачи.
Результаты, полученные при тестировании поискового поведения крыс в радиальном лабиринте,
позволяют сделать следующие выводы:
1. У подопытных животных при обучении в радиальном лабиринте форми-руются различные тактики
поведения (условнорефлекторная, с опорой на вну-трилабиринтные сигналы и навигационная –
ориентация
на экстралабиринтные навигационные сигналы), целесообразно используемые подопытными живот-ными
при изменении условий реагирования.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��13 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;2. Повторные сеансы переобучения без перерыва в день опыта приводит у животных к нарушению
способности использовать навигационную ориента-цию, как более адаптивную реакцию для максимизации
подкрепления, при со-хранении менее продуктивного условно-рефлекторного реагирования.
3. При многократном переобучении, проводимом в один опытный день, у подопытных животных,
наряду с нарушением навигационной тактики поведе-ния, наблюдается ряд поведенческих реакций
(усиленный груминг, стереотип-ные реакции, отказы от реагирования), свидетельствующих о развитии
стресс-сорной реакции на трудную ситуацию.
4. Фармакологические (введение испытуемым препарата, индуцирующего сон) и процедурные
(предоставлением в перерыве между сеансами с переобу-чением кратковременного отдыха со сном)
воздействия свидетельствуют об обратимой природе нарушений, выявленных у подопытных животных.
5. Выявлено влияние экстремальных условий реагирования, связанных с многократным срочным
переобучением в лабиринте, на изменение биоритмов испытуемых. Показана адаптивная роль сна,
необходимого животным при осу-ществлении поведенческих задач повышенной эмоциональной
напряженности.
Список
использованной
литературы
. Albertin S.V., e.a. Lesion of the n. accumbens impair rats in finding larger rewards but spare reward seeking
behavior. Behav
Brain
Res
., 2000, 117
:173
2. Альбертин С.В. Участие прилежащего ядра в формировании реакций про-странственного выбора у крыс.
Рос. физиол. журн. им. И.М. Сеченова. 2002. 88 (5): 545-552.
3. Альбертин С.В. Диагностика синдрома дефицита внимания с гиперактив-ностью. Журн. неврол. и
психиатр. им. С.С. Корсакова. 2010. 12: 67-73.
4. Виноградов В.М., Бобков Ю.Г. Фармакологическая стратегия адаптации. Фармакологическая регуляция
состояний дезадаптации. М., 1986. С. 7-16.
5. Вяткин Б.А. Управление психическим стрессом в спорте. М.: Феникс, 2001.
6. Макаров
В.И.
Изменение биоритмов в экстремальных условиях // Хроно-биология и хрономедицина.
Руководство, М., Медицина, 1989, С. 169-183.
© С.В. Альбертин, 2015
УДК 902.2
Тимофеев Андрей Николаевич
,
к.б.н., доцент ВГПУ,г. Воронеж, РФ.
mail
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДОРОГ КАК ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ
АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
Аннотация
Рассматривается новый подход к получению исторических сведений с использованием дорожно-
транспортных путей сообщения. Территориидревних дорог хранят вещественные доказательства событий
прошлого времени в развитии цивилизации. По линейному расположению археологических находок можно
определять наличие и направления древних маршрутов.
Ключевые слова
дороги, археологические находки, методы археологии.
Постоянные маршруты передвижения возникали еще на заре становления человеческого общества.
Это были тропы к охотничьим угодьям или местам сбора растительной пищи, пути к воде, к местам
жительства соплеменников и т.д. Развитие человеческого общества способствовало формированию развитой
сети разнообразных маршрутов передвижения, как пеших, так и транспортных. Появлялись дороги местного
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��14 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;значения, которые были динамичны, и их расположения менялись в зависимости от интенсивности
строительства различных зданий и других сооружений и преобразования территории в целом. Такие
изменения часто происходили в крупных поселениях человека, например, в быстро развивающихся городах.
Появлялись и устойчивые во времени маршруты большой протяженности, связывающие между собой
отдельные города, страны, континенты. Такие маршруты были относительно постоянны и использовались
основном как торговые пути на протяжении десятков и сотен лет.
Природные факторы могли заставить людей изменять устоявшиеся в веках маршруты. Такими
факторами могли быть обвалы грунта в горной местности, преграждавшие путь, наступление пустынь,
появление гидрологических преград, исчезновение на пути территорий, служащих промежуточной кормовой
базой для транспортных животных (оазисы с источниками воды и зеленой растительностью), а также местом
отдыха для людей и животных. К другим факторам, способствующим изменению проложенных ранее
маршрутов, можно отнести нестабильность геополитической обстановки, вражду народов, периодическое
появление на территории дорог разбойников, банд-формирований, агрессивно настроенных кочевников и
других групп, представляющих угрозу для торговых караванов и путешественниковдругого рода. Сезонные
особенности климата той или иной местности также влияли на использование устоявшихся путей
передвижения: они могли использоваться или только в определенное время года, или постоянно, или
прокладываться в обход неудобной для передвижения территории в неблагоприятное время года, увеличивая
протяженность маршрута.Крупные древние пути сообщения описаны не только в старых научных трактатах,
книгах и современных источниках информации, но и представлены на древних географических картах,
упоминаются в древнем эпосе. Естественно предположить, что дороги являются концентраторами
разнообразных мелких объектов, связанных с историческим развитием человеческого общества, разных
исторических эпох, и представляющих интерес для археологов, историков и ученых других специальностей.
Выдвинутое предположение подтверждается многочисленными находками древних объектов, сделанными
учеными на самих старых дорогах или на их обочинах – это и древние монеты, осколки керамических
изделий и изделий из необожженной глины, разнообразные украшения из металла, кости, стекла, камня,
изделия другого назначения или их фрагменты, сделанные из того же материала и др.
И, наоборот, если археологи находят много изделий человека, расположенных по территории линейно
и на значительной протяженности, то можно предположить, что по данной местности пролегала древняя
дорога, которой в настоящее время уже не существует. Таким образом, по частоте встречаемости древних
изделий и их линейном распределении можно восстановить направления дорог, их разветвления, а также
судить об интенсивности их использования (количество перемещающихся единиц за определенный интервал
времени) и назначении (торговые караванные пути, дороги для перемещения пеших путников, военные
дороги и т.д.).
Водные археологи могут судить о наличии постоянных или временных морских/океанических путей
сообщений по линейным размещениям на дне древних изделий человека, выпавших за борт плавучих средств
передвижения. Расположение на дне затонувших лодок и кораблей также свидетельствует об интенсивной
судоходной деятельности в этом районе и наличии устоявшихся водных дорогах. Содержание на дне рек
значительного количества древних исторических находок говорит об интенсивной эксплуатации речного
бассейна в целях судоходства.
Археологические находки, сделанные на суше, в грунте на определенной глубине, расположенные
линейно и относящиеся к объектам водных перевозок или связанные с кораблестроением, говорят о том, что
здесь когда-то протекала судоходная река, т.е. проходила водная дорога.По составу грунта ученым
достаточно легко определить русло древней реки, не существующей в настоящее время. Определяя
топографию старого русла, археологи могут обнаружить множество разнообразных древних предметов на
данной территории, если река была судоходной и представляла собой водную дорогу для торговых,
пассажирских, военных и других судов.
Таким образом, сухопутные и водные маршруты передвижения являются территориями, где
накапливаются следы исторического прошлого человечества в виде разнообразных рукотворных предметов,
созданных в различные исторические эпохи, несущих уникальную информацию о быте народов, торговле,
военных конфликтах и т.д. Бесспорно, изучение дорог в данном аспекте обогатит историю и культуру
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��15 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;новыми фактическими данными, что прольет свет на многие дискуссионные вопросы современной науки.
Целесообразно, на наш взгляд, ввести в археологическую науку новое направление – дорожная археология»,
охватывающее все аспекты данной темы, указанные вы
© А.Н. Тимофеев, 2015.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��16 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ НАУКИ
УДК
631.423.2
Болотов Андрей Геннадьевич
к.с.-х.н, доцент
[email protected]
Гончаров Никита Александрович
аспирант
Гончаров Илья Александрович
аспирант
факультет природообустройства
Алтайский государственный аграрный университет
г. Барнаул, Российская Федерация
ЗАВИСИМОСТЬ ПРОДУКТИВНОСТИ ЯБЛОНИ ОТ ФАКТОРОВ ВНЕШНЕЙ СРЕДЫ В
УСЛОВИЯХ АЛТАЙСКОГО ПРИОБЬЯ
Аннотация
В статье рассмотрены результаты исследования зависимости продуктивности яблоневых культур от
факторов внешней среды в условиях Алтайского Приобья.
Ключевые слова
Яблоня, продуктивность растений, влагозапасы почвы, температура почвы.
В работе рассмотрены результаты моделирования зависимости продуктивности яблоневых культур от
факторов внешней среды в условиях Алтайского Приобья. Нами использована модель В.В. Шабанова,
которая записана в виде обыкновенного дифференциального уравнения, параметры которой являются
функциями этапов развития растения [1-3]:
�

�
�\f
�
- относительная продуктивность,
- текущее значение фактора,
- максимальное значение
фактора,
- оптимальное значение фактора,
- коэффициент саморегулирования растения.
Рассмотрим зависимость средней продуктивности плодовых культур в условиях сада при изменении
температуры и влажности чернозема выщелоченного. Анализ данных показывает, что средняя за десятилетие
продуктивность яблони в естественных условиях Алтайского Приобья составляет всего 20-30% от
максимально возможной, при этом абсолютное значение урожайности равняется 25-60 ц/га, что
соответствует реальным значениям, полученным за многие годы исследований академиком С.Н. Хабаровым
(2009). Среднемноголетние температуры почвы для яблони следует признать оптимальными.
При увеличении продуктивных запасов в черноземе в 2,25 раза продуктивность яблони увеличится до
60% от максимальной, что не совсем достаточно для полного использования яблоневых культур в условиях
тайского Приобья.
Регулирование влажности почвы искусственным способом подразумевает поддержание оптимальных
влагозапасов воды (
) в некотором диапазоне увлажнения. При использовании современных систем
капельного полива или внутрипочвенного орошения в у
словиях плодового сада, на наш взгляд, технически
достижимо поддерживать влагосодержание почвы в диапазоне легкодоступной влаги, что способствует
максимальному развитию культуры при оптимальном тепловом и пищевом режимах почвы. Для чернозема
выщелоченного
Алтайского Приобья вариабельность влагозапасов в диапазоне легкодоступной влаги
относительно
составляет ±20%. Уменьшение среднеквадратичного отклонения колебания влажности
почвы
относительно
при регулировании водного ре
жима позволит повысить урожайность
()
opt
maxopt
max
opt
maxopt
gj
gjj
jjj
jjj
≈′≈′
″″
″″
‴‴
max
()
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��17 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;культуры, т.к. растение будет подвержено водному стрессу в меньшей мере, чем при значительных
величинах
. В предельном случае при
продуктивность максимальна.
Исследование изменения относительной продуктивности яблони и груши в условиях Алтайского
Приобья при
от
позволит выработать практические рекомендации
регулирования гидротермического режима под плодовыми насаждениями в данной п
очвенно
климатической
зоне. При уменьшении
от величин, полученных для естественных условий до значений
при условии применения средних факторов среды (почвы) найденных выше
(2,25·
) средняя продуктивность яблони насаждений увеличивается до 80% от максимально возможной
урожайности. При этом для данного варианта гидротермического режима чувствительность продуктивности
культур к изменению продуктивных влагозапасов и температур
почвы уменьшилась в области низких
значений продуктивности.
Список использованной литературы
:
1. Шабанов В.В. Биоклиматическое обоснование мелиораций. Гидрометеоиздат, 1973. – 76 с.
2. Шабанов В.В. Математические модели комплексных мелиоpаций пpи использовании имитационной
системы в pежиме оптимизации. Комплексное мелиоpативное pегулиpование. Сб. научных тpудов МГМИ.
М., 1985. – С. 25-29.
банов В.В., Вонаков Д.Н., Орлов И.С. Необходимость оценки природных ресурсов и условий как один
из основных факторов при природопользовании. Природообустройство сельскохозяйственных территорий.
Сборник материалов научно-технической конференции 24-27 апреля 2001 года. МГУП, Москва, 2001. –
С.
44-48.
© А.Г. Болотов, Н.А. Гончаров, И.А. Гончаров, 2015
УДК 632.51:633.
Пушкарёв Владимир Геннадьевич
канд.с.-х. наук, доцент
Воробьёв Сергей Валентинович

преподаватель
Андреев Александр Михайлович

старший преподаватель
Великолукская ГСХА
г. Великие Луки, РФ
mail
vpushkarev
[email protected]
mail
ВЛИЯНИЕ СОВМЕСТНОГО ПРИМЕНЕНИЯ ГЕРБИЦИДА БАЗАГРАН И МИНЕРАЛЬНЫХ
УДОБРЕНИЙ НА УРОЖАЙНОСТЬ ЯЧМЕНЯ ПРИ ПОДСЕВЕ МНОГОЛЕТНИХ ТРАВ
Аннотация
Изучена возможность снижения нормы расхода гербицида Базагран на 20 % по сравнению с
рекомендуемой при совместном внесении с минеральными удобрениями в посевах ячменя при подсеве
многолетних трав. Установлено, что совместное внесение гербицида Базагран с минеральными удобрениями
на ячмене способствует снижению засоренности посевов на 78,5-90,8 % и увеличению урожайности ячменя
на 2,0-4,3 ц/га. Отмечено наибольшее снижение численности сорняков по сравнению с контролем в варианте
Базагран (2,8 л/га) + удобрения – на 90,8 %, урожайность составила 13,7 ц/га.
Ключевые слова
Ячмень, гербицид, удобрения, сорняки, эффективность, урожайность.
==
0,2,0,2
opttopt
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��18 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Яровой ячмень является одной из основных зернофуражных культур мира. Широкое использование
ячменя объясняется не только благоприятным биохимическим составом его зерна, но и рядом хозяйственно-
биологических особенностей. По использованию в народном хозяйстве ячмень относится к универсальным
культурам. Его зерно содержит крахмал (50-60 %) и белок (11-15 %). Ячмень возделывается также для
получения зеленого корма и силоса, часто высевается как покровная культура в злако-бобовых смесях. Зерно
ячменя используется на продовольственные цели (для приготовления круп, в кондитерской
промышленности), в пивоварении, медицине, текстильной промышленности и т.д. [1, с. 20-21].
Засоренность посевов требует дополнительных затрат на обработку почвы, уход за посевами и уборку
урожая. Сочетание химического метода борьбы с агротехническими приемами позволяет повысить уровень
механизации, производительность труда, а также совершенствовать технологию возделывания культуры [2,
с. 15-17].
В этой связи в 2006, 2009 и 2011 гг. на опытном поле Великолукской ГСХА (Псковская область)
проводились полевые опыты по изучению гербицида Базагран, применяемого в полевом севообороте в
посевах ячменя с подсевом многолетних трав.
Почва опытного участка – дерново-подзолистая легкосуглинистая (средне окультуренная).
Содержание гумуса – 2,1 %, подвижных форм фосфора –
155 мг/кг, обменного калия –
211 мг/кг,
KCl
6,35. Сумма обменных оснований
3,07 мэкв/100 г почвы, гидролитическая кислотность
1,05 мэкв/100 г
почвы, насыщенность основаниями
75 %.
Исследования по изучению гербицида Базагран включали семь вариантов в четырехкратной
повторности. Расположение делянок – последовательное. Учетная площадь делянки – 21 м
.
Схема опыта:
Контроль (без гербицидов);
Базагран 48 % ВР 2,5 л/га;
Базагран 2,0 л/га + удобрения;
Базагран 3,0 л/га;
Базагран 2,4 л/га + удобрения;
Базагран 3,5 л/га;
Базагран 2,8 л/га + удобрения.
Ячмень (сорт Суздалец) высевали в конце апреля-первой декаде мая с нормой высева 4,5 млн. всхожих
семян на гектар.
В контрольном варианте (без гербицидов) проводились только агротехнические мероприятия.
Обработка почвы проводилась в соответствии с агротехническими требованиями для ячменя на северо-
западе РФ. Гербицид Базагран вносили в фазу кущения ячменя и первого тройчатого листа у клевера. В
вариантах с совместным внесением препарата и удобрений норма расхода Базаграна была снижена на 20 %
по сравнению с рекомендуемой.
Полевые опыты проводились по общепринятой методике. Засорённость посевов ячменя изучали в
полевых условиях по методике [3, с. 21] через месяц после обработки гербицидом Базагран количественно-
весовым методом. Структуру урожая учитывали по методике [4, с. 55].
Засоренность посевов ячменя была представлена различными видами: звездчатка средняя, марь белая,
виды горцев, торица полевая, ромашка непахучая, осоты, хвощ полевой и мята полевая. Среди сорного
биоценоза преобладали устойчивые к 2,4-Д (базовый гербицид) виды, доля которых в среднем за три года
исследований составила 85 % (табл. 1).
Численность сорняков в контрольном варианте составила 404 шт/м
, то есть была значительно выше
порогового значения. Следовательно, экономически оправдано применение в посевах культуры химических
средств защиты растений. Однако сложность состояла в том, что под покров ячменя были подсеяны
многолетние травы (клевер луговой + тимофеевка луговая). Применение гербицидов, разрешенных на
ячмене в чистом виде, вызвало бы угнетение и даже гибель многолетних трав. В этой связи использовался
препарат Базагран, который не подавляет многолетнюю бобово-злаковую смесь. Для повышения
эффективности гербицид также вносился с минеральными удобрениями, так как они способствуют лучшему
проникновению препарата в сорные растения.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��19 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;В ходе проведенных исследований установлено, что во всех вариантах с Базаграном численность
сорных растений снизилась по сравнению с контролем на 69,8-90,8 % (табл. 1). При этом в вариантах без
совместного внесения гербицида и удобрений биологическая эффективность составила 69,8-85,4 %, в
вариантах с удобрениями – 78,5-90,8 %, то есть была на 5-9 % выше, хотя доза гербицида Базагран в
вариантах с удобрениями была снижена на 20 %.
Таблица 1
Засорённость посевов ячменя с подсевом многолетних трав в зависимости от дозы гербицида
Базагран (среднее за 2006, 2009, 2011 гг.)
Вариант
применения
гербицида
Кол
ичество, шт/м
Масса, г/м
чув
стви
тель
ные к
2,4
той
вые
к 2,4
кор
вищ
ные
кор
неот
пры
ско
всего
чув
стви
тель
ные к
2,4
той
вые
к 2,4
кор
вищ
ные
кор
неот
пры
ско
всего
1 Контроль
2 Базагран
2,5 л/га
3 Базагран
2,0 л/га + уд
4 Базагран
3,0 л/га
5 Базагран
2,4 л/га + уд
6 Базагран
3,5 л/га
Базагран
2,8 л/га + уд
Следовательно, уменьшение нормы расхода препарата при совместном внесении с удобрениями не
только не вызвало снижения гербицидного действия на сорный компонент, а, напротив, увеличило
биологическую эффективность. Причем, наибольшее снижение численности сорняков по сравнению с
контролем отмечено в варианте Базагран (2,8 л/га) + удобрения – 90,8 %.
Аналогичные данные получены и в снижении массы сорных растений. В варианте с гербицидом она
уменьшилась на 66,0-89,5 %, а наибольшая эффективность отмечена также в варианте Базагран (2,8 л/га) +
удобрения – 89,5 %.
Освобождение от конкуренции со стороны сорных растений позволило получить прибавку урожая
зерна ячменя, которая составила в вариантах с Базаграном 1,0-4,3 ц/га (табл. 2). Наибольшая урожайность
ячменя получена в варианте с наибольшей биологической эффективностью – Базагран (2,8 л/га) + удобрения
13,7 ц/га.
Таблица 2
Структура урожая и урожайность ячменя при подсеве многолетних трав в зависимости от дозы
гербицида Базагран
Вариант применения
гербицида
Густо
стоя
ния,
шт/м
Высота
расте
Продук
тивная
кустис
тость
Длина
колоса,
Коли
чество
зерен в
колосе,
Масса
зерен, г
Урожай
ность,
ц/га
коло
1000
зерен
1 Контроль
45,2
0,92
4,6
11,0
0,44
40,0
9,4
2 Базагран,
2,5 л/га
46,0
1,03
4,6
11,4
0,46
40,4
10,4
3 Базагран
2,0 л/га + уд
45,5
0,90
4,8
11,9
0,49
40,9
11,4
4 Базагран
3,0 л/га
45,6
1,16
4,5
11,3
0,46
40,6
12,3
Базагран
2,4 л/га + уд
0,98
4,6
13,6
0,57
41,6
13,6
6 Базагран
3,5 л/га
45,0
1,05
4,4
11,2
0,48
42,9
12,5
7 Базагран
2,8 л/га + уд
45,7
0,96
4,4
13,0
0,57
43,5
13,7
1,40
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��20 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ; Сравнительно невысокая урожайность культуры связана не только с уменьшением нормы высева
ячменя по сравнению с чистыми посевами, но и с тем обстоятельством, что отдельные годы были не очень
благоприятными для роста и развития культурных растений.
Таким образом, совместное внесение гербицида Базагран с минеральными удобрениями на ячмене с
подсевом многолетних трав способствует снижению засоренности посевов на 78,5-90,8 % и увеличению
урожайности ячменя на 2,0-4,3 ц/га при уменьшении рекомендуемой нормы расхода препарата на 20 %.
Наибольшее снижение численности сорняков по сравнению с контролем отмечено в варианте Базагран (2,8
л/га) + удобрения – на 90,8 %, урожайность составила 13,7 ц/га.
Список использованной литературы:
Трояцкий В.К. Ячмень – ценная фуражная культура / В.К. Трояцкий // Зерновое хозяйство, 1992. – № 10.
С. 20-21.
Чесалин Т.А. Сорные растения и борьба с ними / Т.А. Чесалин. – М.: Колос, 1975. – 255 с.
Методические указания по полевому испытанию гербицидов в растениеводстве. – М.: ВИЗР, 1981. – 46 с.
Методика государственного сортоиспытания сельскохозяйственных культур. – Вып.2. – М.: Колос, 1971.
237 с.
© В.Г. Пушкарёв, С.В. Воробьёв, А.М. Андреев, 2015
УДК 631.153.3:633.11
Турусов Виктор Иванович
директор ФГБНУ НИИСХ ЦЧП»
член-корреспондент РАН, доктор с.-х. наук
Гармашов Владимир Михайлович
заведующий отделом адаптивно-ландшафтного земледелия
кандидат с.-х. наук
ФГБНУ НИИСХ ЦЧП»
Абанина Ольга Александровна
старший научный сотрудник, кандидат с.-х. наук
ФГБНУ НИИСХ ЦЧП»
Е-
mail
niish
mail
ДИВЕРСИФИКАЦИЯ КУЛЬТУР И РАСШИРЕНИЕ СОСТАВА ПРЕДШЕСТВЕННИКОВ
ПОД ОЗИМУЮ ПШЕНИЦУ
В статье представлен анализ экспериментальных данных по изучению использования различных
предшественников, применение которых обеспечит сохранение и повышение почвенного плодородия, и
продуктивность агроценозов.
Предшественник, диверсификация, структура микробного ценоза, минеральное питание, урожайность.
Переход к адаптивно-ландшафтным принципам ведения земледелия требует более
дифференцированного подбора культур и сортов, их размещения в агроландшафтах с учетом соответствия
почвенно-климатических ресурсов конкретного землепользования - поля севооборота. При этом за счет
более адаптивного подбора культур и схем их чередования решается задача повышения не только
продуктивности возделываемых культур, но и плодородия почвы. Без использования адаптивных
особенностей культур и сортов, а также соответствующих конструкций агроценозов практически
невозможно обеспечить эффективное применение техногенных средств.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��21 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;С другой стороны, изменение климата в сторону аридности и континентальности вызывает
необходимость разработки мер по снижению негативного влияния климатических условий на
сельскохозяйственное производство за счет совершенствования агротехнических приемов и расширения
посевов засухоустойчивых культур. Поэтому в современных системах земледелия одним из путей
повышения эффективности сельскохозяйственного производства является более высокая степень адаптации
культур и сортов к условиям произрастания, что вызывает необходимость диверсификации возделываемы
культур, изучения влияния на плодородие почвы и оценки их как предшественников.
В последние годы в севооборотах зоны, особенно южной части, в связи с усилением засушливости, в
структуре зернобобовых культур все большие площади стала занимать одна из наиболее засухоустойчивых
культур – нут. Также расширяются площади посева сои и люпина. Нут имеет наименьший
транспирационный коэффициент по сравнению с другими зернобобовыми культурами и поэтому
расширение площади посева весьма перспективно в условиях снижения влагообеспеченности.
В условиях значительного снижения производства и внесения органических удобрений все
востребованнее становятся сидеральные пары. Их эффективность зависит от влагообеспеченности
территории и вида сидеральной культуры.
Целью наших исследований было изучение изменения плодородия почвы под нетрадиционными для
зоны зернобобовыми предшественниками, видами сидеральных паров и оценка их как предшественников
для озимой пшеницы. В опыте изучались предшественники: черный пар (контроль), сидеральный пар
(горчичный и эспарцетовый), и непаровые предшественники - горох, нут и люпин.
Исследования проводились в 2013-2014 годах в стационарном опыте эколого-ландшафтных
севооборотов.
В условиях недостаточного увлажнения, залогом получения дружных всходов их хорошего развития,
а также успешной перезимовки озимой пшеницы, является наличие достаточного количества влаги в почве
в период ее посева и течении осенней вегетации.
Как показали результаты исследований влажность почвы перед посевом озимой пшеницы бы
максимальной в черном и сидеральном горчичном парах. В слое почвы 0-20 см она находилась в пределах
22,7-23,6 мм, в слое 0-50 см – 53,7-61,9 мм. В связи с большей сидеральной массой заделанной в почву
сидеральный эспарцетовый пар имел меньшие запасы влаги в этот период – 17,3 мм и 45,4 мм
соответственно.
По зернобобовым предшественникам гороху и нуту запасы влаги в почве к посеву озимой пшеницы
были практически одинаковыми и в слое 0-20 см составляли 16,5 мм. Люпин как более влаголюбивая
зернобобовая культура с достаточно высоким коэффициентом транспирации (600-900), в большей степени
иссушал почву и поэтому запас влаги в почве к посеву озимой пшеницы по люпину был минимальным и в
пахотном слое составил – 12,1 мм.
Известно, что биологическая активность почвы и обеспеченность ее элементами минерального
питания напрямую связана с поступлением в почву органического вещества. Предшественникам здесь
принадлежит ведущая роль. Обогащая почву различными по биомассе и биохимическому составу пожнивно-
корневыми остатками, они определяют скорость и направленность микробиологической трансформации
органического вещества, интенсивность процессов накопления в почве элементов минерального питания.
Изучение микробиологической активности в почве под озимой пшеницей по различным видам
предшественников показало, что наименьшая общая численность микроорганизмов в слое 0-30 см была в
почве после черного пара и составила 30,1 млн КОЕ в 1 г абсолютно сухой почвы (табл. 1). Поступление
значительного количества растительных остатков в почву в сидеральных парах активизировало
микробиологическую активность почвы. Общая численность микроорганизмов возросла до 34,8 млн КОЕ в
1 г абсолютно сухой почвы в горчичном и до 38,3 млн КОЕ в 1 г абсолютно сухой почвы в эспарцетовом
парах, что выше чем в почве после черного пара на – 15,6 и 27,2%. Примерно на таком же уровне была и
микробиологическая активность почвы после зернобобовых предшественников –
гороха, нута, люпина.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��22 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Таблица 1
Структура микробного ценоза под озимой пшеницей в период всходов
Предшественник
Азотобактер
МПА
КАА
Минерализаторы
гумуса
Всего
Клетчатковые
итрификаторы
КАА/МПА
колоний в 50 г
абс.
сухой
почвы
млн. клеток в 1 г абс.
сухой почвы
тыс. клеток в 1 г абс.
сухой почвы
Черный пар
12,4
9,2
6,1
30,1
68,6
0,34
0,74
Сидеральный пар
(горчичный)
12,5
12,7
6,8
34,8
59,8
0,38
1,02
Сидеральный пар
(эспарцетовый)
9,1
19,2
5,8
38,3
73,1
0,43
2,11
Горох
14,4
20,2
5,7
54,3
63,81
0,41
1,41
Нут
9,5
18,7
5,1
36,3
61,44
0,46
1,97
9,3
14,2
9,0
34,4
0,40
1,53
По различным предшественникам несколько изменялась и структура микробного ценоза почвы.
Наиболее активное развитие азотобактера было в почве после черного и сидеральных паров. После
зернобобовых культур развитие азотобактера, было менее активным, а наиболее активно он развивался в
почве под озимой пшеницей после гороха, где его количество составило 379 колоний в 50 г почвы.
Сидеральный пар из бобовой культуры активизировал развитие целлюлозоразлагающих
микроорганизмов. Наибольшее количество минерализаторов гумуса было по зернобобовым
предшественникам – максимальное в почве после люпина и составило 9,0 млн КОЕ в 1 г абсолютно сухой
почвы.
Изменение микробиологической активности почвы по различным предшественникам отразилось и на
обеспеченности почвы элементами минерального питания озимой пшеницы. Как показали результаты
исследований (табл. 2) наилучший азотный режим в почве под озимой пшеницей складывался после пара,
где средневегетационное содержание нитратного азота в слое 0-20 см составило 12,8, в слое 0-40 см 12,6
мг/кг почвы.
Таблица 2
Содержание элементов минерального питания в посевах озимой пшеницы
Предшественник
Слой почвы,
Среднее за вегетацию
2013
2014гг.
мг/кг
мг/100 г
мг/100 г
Черный пар
12,8
36,9
13,1
12,6
11,3
Сидеральный пар
(горчичный)
8,1
18,0
7,7
7,9
16,2
6,3
Сидеральный
(эспарцетовый)
9,4
14,5
6,3
9,3
13,6
6,0
Горох
9,8
15,8
6,1
9,3
5,1
Нут
9,9
9,9
10,2
24,8
7,8
9,7
7,6
9,3
19,5
6,4
Поступление в почву растительных остатков горчицы с меньшим содержанием азота, чем в бобовой
сидеральной культуре - эспарцете, сказалось и на содержании нитратного азота в почве. После сидерального
горчичного пара содержание нитратного азота в почве под озимой пшеницей было минимальным в слое 0-
20 см составило – 8,1 мг/кг в слое 0-40 см –
7,9 мг/кг абсолютно сухой почвы.
Все зернобобовые предшественники (горох, нут, люпин) были равноценны по обеспеченности почвы
нитратным азотом.
Наилучшая обеспеченность озимой пшеницы доступным фосфором была по черному пару и нуту, где
его содержание в слое 0-40 см составило – 33,0 и 24,8 мг/100 г абсолютно сухой почвы.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��23 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Интегрирующим показателем любых агротехнических приемов является урожайность возделываемых
культур. Наибольшая урожайность озимой пшеницы получена по паровым предшественникам – черному и
сидеральному эспарцетовому парам и составила 4,1-4,3 т/га. По сидеральному горчичному пару урожайность
пшеницы была ниже – 3,6 т/га. По непаровым зернобобовым предшественникам – гороху, нуту, люпину,
урожайность озимой пшеницы была на уровне сидерального горчичного пара и находилась в пределах 3,1-
3,6 т/га.
Таким образом, в условиях юго-востока ЦЧЗ высокую эффективность в повышении урожайности
озимой пшеницы наряду с черным паром имеет сидеральный эспарцетовый пар.
Нетрадиционные для зоны зернобобовые культуры – нут и люпин как предшественники озимых
равноценны гороху и могут широко использоваться в чередованиях как предшественники озимой пшеницы
для повышения эффективности использования почвенно-климатического потенциала в агроландшафтах
ЦЧЗ.
© В.И. Турусов, В.М. Гармашов, О.А. Абанина, 2015
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��24 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
УДК 908
Акифьев Алексей Васильевич
студент ННГУ,
г.Нижний Новгород, РФ, Е-
mail
akifie
mail
РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ СТРАХОВАНИЯ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ В НАЧАЛЕ
ВЕКА (ПО МАТЕРИАЛАМ БОЛЬНИЧНОЙ КАССЫ ПРИ ПИВОВАРЕННОМ
ЗАВОДЕ Н-ОВ А.Ф. ЕРМОЛАЕВА В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ)
Аннотация
В статье рассматривается состояние системы страхования служащих и рабочих России на примере
Ново-Лысковского пивовареннного завода в Нижнем Новгороде в начале
века. Анализируются законы в
области социальной политики России, обеспечившие появление института страхования.
Ключевые слова
Россия,
век, социальная по
литика, страхование, больничные кассы
Крупные российские предприниматели
заводчики уже во второй половине XIX века начали
разрабатывать меры, направленные на улучшение условий труда на своих предприятиях (введение
медицинской помощи, установление санитарны
х правил, организация начального образования). Данные
мероприятия предоставляли им ряд льгот, субсидий на ведение предпринимательской деятельности. В итоге,
к началу
века наметились значительные улучшения качества жизни рабочих и служащих. Но данные
улу
чшения носили скорее благотворительный» характер и не являлись обязательными, регулярными
мерами (нечеткость формулировок в законах о защите труда только усугубляло положение дел).
При отсутствии государственной системы социального обеспечения основной ф
ормой поддержки
рабочих являлась взаимопомощь, которая оказывалась за счёт средств касс взаимопомощи. В 1912 году
принимаются законы 
Об обеспечении рабочих на случай болезни
» и О страховании от несчастных
случаев». Закон 1912 года О страховании» закрепил уже сложившуюся к тому времени практику
страхования рабочих и привнес новый элемент обязательности и государственного контроля [1, с. 853].
Новый закон 1912 г. об Обеспечении рабочих на случай болезни» содержал постановления, относящиеся к
денежных выплатам в случае болезни рабочих и оказании им врачебной помощи [2, с. 853]. Врачебная
помощь предоставлялась за счет владельца предприятия, а денежные пособия выдавались больничными
кассами. Через больничные кассы осуществлялись выплаты по болезни. Управление делами больничной
кассы закон сосредотачивал в Общем собрании кассы и ее Правлении. Участниками больничных касс были
рабочие и служащие "со дня допущения к работе (службе) или со времени учреждения кассы (приписки
предприятия к кассе)", а также владельцы предприятий [3].
После принятия новых законов 1912 при Ново
Лысковском пивоваренном заводе Ермолаевых
(основанном в 1880
е годы) формируется больничная касса (которая начала свою деятельность 1
1 ноября
1913 года) [4, с. 1]. Ее цель определялась в общих положениях устава кассы: Больничная касса при заводе
Наследников А.Ф. Ермолаева Сергея и Федора Алексеевичей Ермолаевых имеет целью оказание
взаимопомощи на основаниях, определенных Положением
об обеспечении рабочих на случай болезни» [4,
с. 1]. Правление образованной кассы находилось при заводе Ермолаевых в Нижнем Новгороде. Участниками
кассы являлись все штатные служащие и рабочие завода (с которыми был заключен договор найма). Лица,
проходивш
ие испытательный срок, участие в деятельности кассы не принимали. Списки участников кассы
предоставлялись владельцами заводов (или управляющими), с указанием срока действия договора найма.
Взносы участника определялись по его заработку или разряду. Все на
сущные вопросы , связанные с
деятельностью кассы, решались на общем собрании.
Одной из главных задач кассы являлась выдача пособий участникам (в случае их болезни или смерти,
а также беременным и роженицам. Размеры денежного пособия на заводе варьировалис
ь от 2/3 до ¼ части
заработка (в случае с беременными от половины до полного возмещения заработка) [4, с. 3]. Размер
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х

денежного пособия в случае смерти устанавливался в пределах от двадцатикратного до тридцатикратного
дневного заработка умершего. Это пособ
ия выдавалась на имя стороны, организующей похороны [4, с. 3].
Кроме выдачи пособий в работу больничной кассы входили вопросы врачебной помощи участникам.
В ведении кассы могли находиться как медицинские учреждения, так и частные врачи. Кроме этого
больни
чная касса могла оплачивать лечение рабочего и членов его семьи [4, с. 3].
Средства больничной кассы образовывались: из взносов участников и приплат владельцев; дохода с
имущества кассы; из пожертвований; из денежных взысканий, налагаемых правлением боль
ничной кассы;
из пеней; из случайных поступлений. Поступившые взносы участников кассы возврату не подлежали [4, с. 5].
Средства больничной кассы формировали оборотный и запасной капиталы. Оборотный капитал
образовывался из из доходов с имущества кассы, из
взносов и приплат, а также случайных поступлений. Все
текущие расходы кассы покрывались из оборотного капитала. Запасной капитал состоял из пожертвований
и остатков от годовых опреаций кассы. Запасной капитал расходовался, когда средств оборотного капитал
не хватало на покрытие расходов [4, с. 5].
Нужно отметить, что все средства, находещиеся в распоряжении больничной кассы,
концентрировались в руках владельцев завода (исходя из этого можно сделать вывод о не совсем прозрачной
системы хранения и реализа
ции средств, несмотря на все предписания).
Делами кассы занимались общее собрание (которое состояло из выборных уполномоченных
участников кассы (32 человека) и представителей владельцев предприятия) и ее правление. Кроме собрания
и правления, при кассе дей
ствовала ревизионная комиссия. Контроль за деятельностью кассы и выборов ее
членов возлагался на фабричного инспектора первого участка Нижегородской губернии Л. Ливена [4, с. 1].
Для Ново
Лысковского пивоваренного завода, где численность одних только рабоч
их составляла 148
человек, открытие больничной кассы было значительным событием [5, с. 190]. Рабочие и служащие
получили гарантии в получении компенсаций по болезням и несчастным случаям, что само по себе является
большим шагом вперед (в области социальной
политики дореволюционной России).
Список используемой литературы:
Об обеспечении рабочих на случай болезни
: закон от 23.06.1912 г. // ПСЗ-3. – № 37444.
О страховании рабочих от несчастных случаев: закон от 23. 06. 1912 г. // ПСЗ-3. – № 37445.
Завершающий этап становления системы социального страхования в дореволюционной России. Закон 23
июня 1912 г. / С.В. Ашмарина // Проблема гармонизации мироотношений.– Челябинск, 2002.– [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http:// www.hist.msu.ru/Labour/Article/1912.htm
Устав Больничной кассы при Пивоваренном заводе наследников А.Ф. Ермолаева Сергея и Федора
Алексеевичей Ермолаевых, находящемся в г. Нижнем Новгороде. –
Н. Новгород: "Нижний Новгород, Типо-
Литогр. Т-ва И.М. Машистова", 1913.
Егоров, Е.А. Рабочие Нижегородской губернии (1900-1917 гг.) / Е.А. Егоров. – Горький: Волго-Вятское
книжное издательство, 1980.
© А.В. Акифьев, 2015
УДК 929
Валиахметова Ирина Даниловна
магистрант исторического факульте
ФГБОУ ВПО Башкирский государственный университет»,
mail:
[email protected]
ИМПЕРАТРИЦА ИЗ МИТАВЫ
Аннотация
Десять лет царствования императрицы Анны Ивановны, или Анны Иоанновны, как принято
называть (1730–1740), слабо освещены в истории, а то, как она жила до правления практически не
рассматривается, поэтому в данной работе затрагивается ее жизнь до 1725 г.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��26 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Ключевые слова
Анна Иоанновна; ее детство, юность; герцогиня Курляндская.
Жизнь Анны Иоанновны сложилась неудачно. Она была исковеркана чужой, могучей волей,
подчинена интересам других, прошла в страхе, унижении, бедности, без тепла и семьи. А ведь началось все
так лучезарно: 28 января 1693 года в Кремле родилась царская дочь.
Вряд ли Анна помнила отца – царь Иван V Алексеевич умер, когда ей едва исполнилось три года. Он
был слабоумным, косноязычным и немощным с детства, Иван был не способен управлять страной. Но волею
старшей сестры царевны Софьи он в 1682 году был сделан соправителем своего брата – Петра I.
Софья всегда стояла за спиной Ивана. Именно она заставила восемнадцатилетнего царя в 1684 году
жениться. В невесты Ивану подобрали двадцатилетнюю русскую красавицу Прасковью Федоровну из
боярского рода Салтыковых [1,
.205].
В 1689 году она родила Марию, а в 1690-
Федосью, в 1691-
Екатерину, в 1693-
Анну и в 1694
году – Прасковью. Мария и Федосья умерли в младенчестве, остальные девочки выжили.
Не прожив и тридцати лет, Иван умер в 1696 году. Вдовствующая царица Прасковья Федоровна с тремя
девочками окончательно покинула Кремль и переселилась в загородный дворец своего покойного свекра
царя Алексея Михайловича – Измайлово.
Бывая в Москве, Петр Великий навещал и Измайлово. К невестке Прасковье он относился хорошо. В
1708 году по царскому указу Прасковья Федоровна с дочерьми переселились в Петербург. Семья вдовой
царицы Прасковьи поселилась в приготовленном для нее доме на Городской (Петербургской) стороне.
Царевне Анне жилось невесело. Здесь, в Петербурге, особенно отчетливо проявилась неприязнь к ней
матери. Она росла молчаливой, даже угрюмой
.
Петр решил накрепко связать Романовых кровными узами с иностранными династиями. В 1709 году
при встрече с прусским королем Фридрихом I он договорился о женитьбе племянника короля на одной из
своих племянниц. Выбор невесты Петр предоставил Прасковье, и она решила первой выдать замуж не
старшую, любимую Катюшку, а среднюю дочь – Анну. К тому же приехавший в 1710 году в Петербург
жених, герцог Курляндский Фридрих Вильгельм, будущей теще не понравился: слишком молодой,
худосочный, дебошир и выпивоха.
31 октября 1710 года состоялось венчание, и была сыграна пышная свадьба. Спустя два месяца после
свадьбы, 8 января 1711 года, герцогская пара отправилась домой, в Митаву. Но доехала она только до первой
почтовой станции по Рижской дороге – до Дудергофа. Там Фридрих Вильгельм умер. Тело герцога повезли
в Митаву, в родовую усыпальницу Кетлеров, а несчастная юная герцогиня, ставшая на третьем месяце своего
супружества вдовой, в слезах вернулась обратно, во дворец своей матери. Анна жила то в Петербурге, то в
Москве, то в Измайлове с матушкой и сестрами. И только через полтора года Петр окончательно решил
участь племянницы – он приказал ей ехать в Митаву и жить там. Поначалу царь намеревался отправить с
Анной в Митаву и ее мать, и обеих сестер, но потом передумал, и летом 1712 года Анна одна снова поехала
в незнакомую ей Курляндию [2,
. 128].
Курляндия была государством сопредельным Пруссии, Польше и России. И каждая из этих держав
мечтала прибрать ее к рукам. Петр многое сделал для усиления русского влияния в герцогстве. Брак Анны с
Фридрихом Вильгельмом был одним из шагов на этом пути. Петр давно бы оккупировал Курляндию, но
обострять отношения с Пруссией и Польшей не хотел и действовал осторожно и осмотрительно. Присутствие
в Митаве Анны, вдовы герцога, устраивало царя – он теперь всегда мог прийти ей на помощь и не допустить
ничьих посягательств на герцогство. Вместе с Анной в Митаву приехал русский резидент Петр Михайлович
Бестужев-Рюмин. Он и стал настоящим хозяином Курляндии и, согласно указу Петра, мог в любой момент
вызвать солдат из Риги для защиты интересов герцогини. Положение же самой Анны было незавидное.
На первых порах Анна была вынуждена остановиться в заброшенном мещанском доме – дворец к ее
приезду готов не был. Доходы с домена были ничтожны, и их едва хватало на содержание двора. Взыскивать
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��27 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;их удавалось с большим трудом: Курляндия была совершенно разорена в Северную войну, сильно
пострадала от эпидемий.
Жизнь Анны Иоанновны на чужбине можно охарактеризовать тремя словами: бедность,
неопределенность и зависимость. Отправив племянницу в Курляндию, Петр мало думал о ее обеспечении
там. Между тем, она должна была, как герцогиня, содержать штат придворных, тратиться на приличные
государыне нужды.
Анну держали в большой строгости. Без ведения царя, его секретаря или Бестужева она не могла
потратить ни гроша. Не вольна она была и во внешнеполитических делах герцогства. Получив официальное
письмо из-за рубежа, Анна всякий раз посылала его в Петербург, чтобы там подготовили ответ от ее имени.
Жизнь ее складывалась из унизительных мелочей, больших и маленьких страхов. Особенно боялась
Анна грозного батюшку-дядюшку» царя, который был суров к племяннице и беспощадно отправлял ее
обратно всякий раз, когда она приезжала в Россию. По-прежнему тяжелы были отношения с матушкой. В
последние годы жизни Прасковья была особенно сурова к дочери.
Постепенно Анна привыкла к Митаве и даже не хотела покидать ее. Но и в Митаве ее все больше
мучили неопределенность, неясность ее положения. Неоднократно она просила Петра и Екатерину подобрать
ей достойного жениха.
Петр думал о подходящей партии для племянницы, но сделать выбор было весьма сложно: жених
становился герцогом Курляндии и мог нарушить то зыбкое равновесие, которое сложилось в герцогстве и
вокруг него. По этой причине не состоялся брак Анны с Иоанном Адольфом Саксон-Вейзенфальским. В 1723
году был наконец подписан брачный контракт с племянником прусского короля, но потом Петр, не особенно
доверяя прусскому партнеру, мечтавшему о присоединении Курляндии к Пруссии, разрешения на брак не
дал. Снова потянулись годы ожидания[3,
.167].
В 1726 в Митаву приехал сын польского короля Августа II граф Мориц Саксонский. Его кандидатура
на пустовавший столько лет курляндский трон подошла местным дворянам, которые, вопреки
предостережениям Петербурга, избрали Морица в герцоги. В Митаву срочно выехал Александр Данилович
Меншиков, и Морица с помощью русских солдат изгнали из Курляндии.
Через некоторое время у герцогини появился новый фаворит –
Эрнст Иоганн Бирон. С тех пор и до
конца жизни она не расставалась с ним.
У Бирона было трое детей: дочь и два сына. В историографии существует мнение, что матерью его
младшего сына Карла была сама Анна Иоанновна, так как императрица не расставалась с ребенком.
Отправляясь по зову Верховного тайного совета в Москву, она взяла с собой Карла, которому было всего
полтора года. Французский посланник И. Ж. Т. де ла Шетарди в 1740 году сообщал в своем донесении, что
молодой принц Курляндский спал постоянно в комнате царицы». Об этом знали и другие современники.
Вполне вероятно, что огромное влияние Бирона на Анну было обусловлено и тем, что у императрицы был
ребенок от фаворита.
В остальном же в конце 1720-х годов положение Анны было таким же, как и раньше: безвластие,
зависимость, неуверенность. Все шло как обычно до 25 января 1730 года [4,
61].
… С этого дня вся предыдущая жизнь Анны осталась позади. 13 февраля 1730 года она вышла из саней
во Всесвятском, на пороге Москвы. И начался новый этап в ее жизни…
Список использованной литературы:
Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М.: Мысль, 1993. - 596 с.
Анисимов Е.В. Женщины на российском престоле. СПб.: Норинт, 2008. - 420 с.
Анисимов Е.В. Анна Иоанновна. М.: Молодая гвардия, 2002. – 362 с.
Павленко Н.И. Страсти у трона. Анна Иоанновна // Родина. -
1998. -
№9. - С.60-61.
© И.Д. Валиахметова, 2015.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��28 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;УДК 792
Заельская Светлана Александровна
,
канд. ист. наук, доцент ОГПУ,
г. Оренбург, РФ,
Е-mail:
[email protected]
ГАСТРОЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ТЕАТРАЛЬНЫХ КОЛЛЕКТИВОВ УРАЛА
НА СЕЛЕ В 1960-
- 1980-Е ГГ.
Аннотация
В представленной статье исследуется гастрольная деятельность театральных коллективов в сельской
местности в территориальных рамках Уральского региона. Определены формы и методы работы указанных
учреждений, направленные на формирование коммунистического мировоззрения и эстетического
воспитания при реализации гастрольных программ по обслуживания сельского населения Урала. Выявлены
проблемы и трудности в осуществлении изучаемой творческой деятельности.
Ключевые слова
эпоха общественного застоя; гастроли, театральные коллективы, репертуар, театральное искусство, Урал
Основной задачей всех театральных коллективов советской страны в эпоху общественного застоя
являлся широкий показ своего творчества трудящимся районных центров и сел собственных областей и
автономных республик, так как именно эта категория населения была лишена возможности посещения
театров ввиду их территориальной удаленности. Именно по этой причине при планировании гастрольной
деятельности театров особое внимание отводилось организации творческой работы на селе.
Театральное искусство играло существенную роль в формировании духовного облика личности,
способствовало нравственному самосовершенствованию, так как наиболее полно отражало художественные
смыслы и облик эпохи. Успешному решению задачи приобщения сельского населения к театральному
искусству способствовала гастрольная деятельность, представляющая собой форму обмена достижениями
профессионального искусства. Театральные гастроли были призваны служить задачам развития процесса
взаимовлияния и взаимообогащения национальных социалистических культур, планомерного ознакомления
с достижениями театрального искусства, показа лучших произведений советских авторов, раскрывающих
борьбу советского народа за коммунизм, произведений русской, национальной, мировой классики и
прогрессивной зарубежной драматургии, а так же спектаклей для детей и юношества. Практика ежегодных
сельских гастролей сложилась во всех театрах региона [4, с. 73].
Все театры Урала в изучаемый период решали задачу по обслуживанию сельского населения области.
Так, Бугурусланский драматический театр Оренбургской области обслуживал в основном сельские
отдаленные от областного центра Северный, Матвеевский, Курманаевский, Красногвардейский,
Александровский районы, неоднократно проводил гастроли в Казахстане, Башкирии, Куйбышевской
области [12, д. 102, л. 28].
Театрами Челябинской области за лето 1965 г. было дано 1266 спектаклей и концертов [6, д. 178, л.
34]. В 1965 г. Стерлитамакский русский драматический театр Башкирской АССР во время летних гастролей
работал в течении 45 дней на селе, показав при этом 171 спектакль, обслужив Мелеузовский, Зианчуринский,
Хайбуллинский, Баймакский, Учалинский, Белорецкий, Бирский, Янаульский, Мишкинский, Илишевский,
Бураевский районы республики. Во время гастрольной поездки театральным коллективом были показаны
пьесы Океан», Разбуженная совесть», С любовью трудно справиться», Павлина», Рассудите нас,
люди», Безупречная репутация», Цыганский характер» [8, д. 328, л. 2].
В течение 1965 – 1966 гг. Пермским театром юного зрителя было дано на селе 200 спектаклей в районах
Бардымском, Верещагинском, Карагайском, Нытвенском, Оханском, Пермском, Сивинском, Чернушинском
[2, д. 14, л. 2]. Бугурусланский городской драматический театр имени Н. В. Гоголя в 1967 г. дал 299
гастрольных и 70 выездных спектаклей [1, д. 473, л. 27]. Орский драматический театр им. А. С. Пушкина в
1966 г. на селе должен был показать 89 спектаклей, фактически провел 181, обслужив свыше 50 тыс. сельских
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��29 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;зрителей. Параллельно с указанными мероприятиями труженикам села было прочитано 80 лекций по
проблемам советского театра [1, д. 613, л. 66].
Челябинский областной театр кукол в 1966 г. проводил гастроли в Чебаркульском, Сосновском,
Кусинском, Аргаяшском и ряде других районах области. За гастрольный период театром было сыграно в
сельской местности 216 спектаклей, которые посетило 44,8 тыс. сельчан. [9, д. 47, л. 12]. Челябинским
государственным драматическим театром во время летних гастролей 1969 г. было дано 18 шефских
концертов и спектаклей, на которых побывало более 10 тыс. сельских зрителей [7, д. 54, л. 2]. В 1969 г. театры
Пермской области дали на селе 918 спектаклей, а в 1970 г. – 1031. Всего за пять лет театральные коллективы
Пермской области провели свыше 9 тыс. спектаклей и концертов для сельчан. Пермский областной театр
юного зрителя в гастрольный период 1970 г. осуществил пять зрительских конференций и 22 встречи со
школьниками, колхозниками, учителями, студентами. Лысьвенский драматический театр систематически
помогал подшефному Кыновскому народному театру, организовал 7 творческих встреч с сельским зрителем
[3, 11, д. 173, л. 6].
Башкирский академический театр имени М. Гафури гастролировал по селу сентября по октябрь 1970
г. Кроме спектаклей артисты театра осуществляли шефскую работу с участниками сельской художественной
самодеятельности. Оказали творческую помощь в работе над пьесами, в разучивании стихов, ставили новые
танцы, преподавали основы грима, проводили занятия по основам мастерства актера [13, д. 238, л. 7].
Челябинский драматический театр гастролировал в 1973 г. двумя группами по области и показал в
Октябрьском районе 12 спектаклей. В июне в Октябрьский район выезжала группа актеров театра со
спектаклем Исповедь». Спектакль был показан в глубинных совхозах и колхозах района. Труженики тепло
приняли артистов и высоко оценили их творчество. Помимо спектаклей было проведено 35 творческих
встреч, концертов и лекций [7, д. 97а, л. 2-3].
Коллектив Республиканского русского театра драмы в мае – июле 1980 г. показал всей репертуар
хлеборобам Стерлитамакского, Салаватского, Стерлибашевского, Белорецкого районов, в поселках
Тирлянском и Тукане. Башкирский академический театр драмы в полном составе выступал в Нефтекамске и
поселке Янаул. В репертуаре театра присутствовали лучшие спектакли последних лет: Похищение
девушки» и Судьба – не судьба» М. Карима, Матери ждут сыновей» А. Мирзагитова, Нэркэс» И.
Юмагилова и другие. Была показана премьера комедии Н. Наджми Этэмбай». Особенно активно
гастролировали по селу передвижные Салаватский и Сибийский театры республики, которые круглый год
обслуживали колхозников и рабочих совхозов многих отдаленных уголков Башкирской АССР, а так же
Оренбургской и Челябинской областей [5, с. 106].
В 1980 г. Салаватский государственный драматический театр побывал в труднопроходимых
Белорецком и Бурзянском районах республики и показал из своего репертуара комедию Г. Хугаева Андро
и Сандро» на сельскую тематику. Только за семь месяцев 1980 г. Салаватским театром драмы на селе было
дано 262 спектакля, обслужено 67 тыс. зрителей. Большую работу по обслуживанию тружеников села
осуществлял коллектив Стерлитамакского театра драмы. За 7 месяцев 1980 г. театр побывал в 80 колхозах и
совхозах республики и показал 100 спектаклей, на которых побывало 18000 зрителей. В июле 1980 г. театр
работал только на селе и побывал в 20 районах республики. Удачно прошли гастроли в 1980 г. Сибайского
театра драмы в северных районах БАССР, где артисты показали сельчанам музыкальную комедию М.
Садыковой Чем сердце успокоить» [5, с. 107].
В целях усовершенствования культурного обслуживания сельского жителя в ряде регионов Урала
вводили программы развития культуры на селе. Так, в Пермской области в 1983 г. была разработана и
введена в действие единая комплексная программа Союз искусства и труда», благодаря которой было
осуществлено единовременное планирование деятельности учреждений искусства и творческих союзов на
селе [10, д. 2932, л. 11], что способствовало приобщению сельчан к высокому театральному искусству.
Совместно с театрами Министерство культуры Башкирской АССР находило новые, более совершенные
формы творческой деятельности на селе. Было налажено четкое планирование выездов театров в сельскую
местность. Получили распространение такие формы обслуживания как творческие встречи, отчеты ведущих
мастеров сцены перед тружениками села [14, д. 409, л. 91-92].
В процессе осуществления гастрольной деятельности театральные коллективы Урала сталкивались с
различного рода проблемами. Так, летние гастроли 1972 г. Челябинских театров прошли трудно из-за слабой
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��30 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;их организации. Челябинский драматический театр им. С. М. Цвиллинга гастролировал в районах области.
Администратор выехала поздно. На ряд спектаклей не было программ. Цветная рекламы была доставлена
только в середине июля месяца. Отсутствовала определенная договоренность с телевидением. Начало
гастролей проходило в нервозной обстановке. После завершения гастролей театра по городам и районам
области последовали жалобы от зрителей Сатки, Бакала и других сельских населенных пунктов на отмены
спектаклей без предупреждения, на завышенные цены билетов на детские спектакли (стоимость 80 копеек)
[8, д. 937, л. 4-5].
Таким образом, в исследуемый период театральные коллективы Урала осуществляли
целенаправленную гастрольную деятельность, являвшуюся важнейшим компонентов в творческой
активности профессиональных учреждений искусства. Важной составляющей гастрольной деятельности
провинциальных театров являлось обслуживание сельского зрителя, так как все стационарные театры
располагались в городах региона. Тем не менее, несмотря на трудности, с которыми пришлось столкнуться
в процессе гастролей, театры успешно справлялись с возложенными на них задачами по культурному
обслуживанию населения, показу им своих лучших постановок, приобщению сельчан к театральному
искусству и распространению эстетических знаний.
Список использованной литературы:
Государственный архив Оренбургской области (ГАОО). Ф. Р-2568. Оп. 1.
Государственный архив Пермского края. Ф. Р-1680. Оп. 1.
Заельская С. А. Народные театральные коллективы Урала в системе художественного творчества в эпоху
развитого социализма» // Общество: философия, история, культура. Краснодар: ХОРС, 2014. № 1. С. 53 –
Заельская С. А. Осуществление культурного обслуживания сельского населения профессиональными
театрами Урала в 1960-
1980-е годы // Альманах современной науки и образования. Тамбов: Грамота, 2015.
История культуры Башкортостана. Вып. 5. Культурная жизнь в Башкортостане. Сборник документов и
материалов. 1960–1994 гг. Уфа: Гилем, 1995. 330 с.
Объединенный государственный архив Челябинской области (ОГАЧО). Ф. П-288. Оп. 161.
ОГАЧО. Ф. Р-1360. Оп. 4.
ОГАЧО. Ф. Р-1589. Оп. 1.
ОГАЧО. Ф. Р-1632. Оп. 1.
Пермский государственный архив новейшей истории (ПГАНИ). Ф. 105. Оп. 354.
ПГАНИ. Ф. 8187. Оп. 1.
Центр документации общественных объединений Оренбургской области. Ф. 371. Оп. 78.
Центральный государственный архив общественных объединений Республики Башкортостан. Ф. 122. Оп. 185.
Центральный государственный исторический архив Республики Башкортостан. Ф. Р-1910. Оп. 4.
© С.А. Заельская, 2015
УДК 908
Иванов Максим Андреевич
студент ННГУ
г.Нижний Новгород, РФ, Е-
mail
alexskifnn
yandex
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НИЖЕГОРОДСКОГО КУПЕЧЕСТВА В СТРУКТУРЕ ГОРОДСКОЙ ДУМЫ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА В ПЕРИОД 1870-1917 ГГ.
Аннотация
Данная статья посвящена исследованию деятельности нижегородского купечества в структуре
городской думы Нижнего Новгорода в период 1870-1917 годов, от начального этапа проведения городской
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��31 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;реформы и до октябрьской революции 1917 года. В работе приводиться широкий круг статистических
данных, касающихся численности купеческого сословия в органах городского самоуправления.
Характеризуется участие его представителей в различных городских и губернских комиссиях.
Ключевые слова
Купечество, дума, самоуправление, сословие, представительство.
В результате реформ 1870 и 1892 годов окончательно сформировались органы городского
самоуправления: определенны их функции, компетенция и возможность участия в них различных слоев
населения.
В исследуемый период купеческие корпорации прошли сложный процесс эволюции, связанный с
расширением их представительства и усложнением механизма управления. Несмотря на то, что их функции
и полномочия так и не были законодательно закреплены, консолидация и поддержка наиболее
прогрессивных предпринимателей позволили эффективно отстаивать позиции сословия в органах
городского самоуправления.
Основными формами взаимодействия купечества с органами городского самоуправления являлись:
участие в работе думы и управы в качестве гласных, городского головы, членов различных комиссий, а так
же активных членов городского общества избирателей.
Деятельность Нижегородского купечества в структуре городской думы можно условно разделить на
два периода:
С 1870 г. по 1890 г.
С 1890 г. по 1917 г.
Первый период можно характеризовать, как время активного взаимодействия купеческого сословия с
органами городского самоуправления. На данном этапе представители купечества принимают массовое
участие в различных городских комиссиях. Наиболее важными из них являются: Комиссия По надзору за
чистотой и порядком» (17 июня 1871 года), ее членами являлись купцы 1 гильдии П.В. Вяхирев, А.И. Волков,
А.А. Зарубин, М.П Муратов, Д.Н. Бабушкин, М.В. Постников, А.В. Захарин [1, л. 15]. Комиссия Об
улучшении отношений городов к учреждениям земским» (1 февраля 1871 года), в ее состав входили купцы
1 гильдии А.М. Губин и И.А. Власов [1, л. 23]. Комиссия Для подробного обзора в хозяйственном и
техническом отношении зданий Макарьевской части» (9 июля 1871 года), из пяти ее членов трое являлись
представителями купечества: М.Я. Ремизов, И.С. Кварталов, Ф.Я. Ермолаев [1, л. 37].
Если посмотреть на состав гласных 1870-1880 годов, то можно увидеть в их числе самых богатых
купцов Нижнего Новгорода: Бубнова, Власова, Волкова, Вяхирева, Гусева, Кварталова, Полякова, Соболева,
Щурова [3, л. 9]. Стоит отметить, что данные лица на протяжении десятилетия систематически участвовали
в каждом созыве городской думы.
Состав Нижегородской думы 1880-1890 годов уже существенно изменился. В числе гласных стали
преобладать представители новых купеческих династий (преимущественно выходцев из крестьянской
среды) Башкировых, Блиновых, Рукавишниковых [7,
. 114].
В целом, стоит отметить, что на данном этапе Нижегородское купечество доминировало в органах
городского самоуправления. Средняя численность его гласных с 1871 по 1890 год составляла 45 человек, то
есть более 50 % от всего количества [7,
. 129].
Во второй период (1890-1917г.), активность купеческого сословия в структуре городской думы
значительно снижается. Это, в первую очередь, существенно отразилось на его представительстве.
Насколько изменилась общая численность гласных от Нижегородского купечества к концу XIX –
началу XX века, можно увидеть из ниже представленной таблицы:
Численность гласных от нижегородского купечества в составе городской думы Нижнего Новгорода в
период 1871-1917 годов.
Созывы
Количество гласных от купеческого сословия
1871
1874
1875
1878
1879
1882
1883
1886
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х

Продолжение таблицы
1887
1890
1905
1908
1917
Таким образом, можно заметить, что численность гласных от Нижегородского купечества, начиная с
90-х годов XIX века, постепенно сокращалась, и к 1917 году снизилась более чем в 3 раза [6, л. 47].
Одной из основных причин, оказавших влияние на данную динамику, является общее снижени
общественной активности купечества. Это было связанно с тем, что новая буржуазия (в особенности
крупная), стала сугубо концентрироваться на профессиональной деятельности.
В целом, характеризуя деятельность нижегородского купечества в структуре городской думы на
протяжении 1870-1917 годов можно сделать вывод, что она являлась в значительной степени продуктивной,
подтверждающей значительную роль данного сословия в общественной и политической жизни Нижнего
Новгорода.
Список использованных источников и литературы
Центральный архив Нижегородской области (ЦАНО) Ф, 27. Оп. 638.
Дело 823. Журнал присутствия Нижегородской городской думы за 1871 год.
Дело 1030. . Журнал присутствия Нижегородской городской думы за 1875 год.
Дело 1058. . Журнал присутствия Нижегородской городской думы за 1882 год.
Дело 2280. Журнал присутствия Нижегородской городской думы за 1889 год.
Дело 3978. Журнал присутствия Нижегородской городской думы за 1909-1910 годы.
Дело 3995. Журнал присутствия Нижегородской городской думы за 1916-1917 годы.
Скочигоров, В.С. Развитие предпринимательства в нижегородском крае / В.С. Скочигоров. – Н. Новгород,
1997.
©М.А. Иванов, 2015
УДК 930
Фетисов Владимир Дмитриевич
Доктор экономических наук, профессор,
Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского,
mail
Fetisov
mail
ОЦЕНКА СТОИМОСТИ И РОЛЬ ИМУЩЕСТВА
РОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЙ
Аннотация
В статье на основе исторического, аналитического, экономического и системного методов исследуется
рыночная оценка размеров имущества Николая
, раскрываются его структура и роль как основы царской
экономической политики и менеджмента. В заключение предложены направления учета опыта прошлого в
современной социально экономической политике России.
Ключевые слова
Россия, Николай II, имущество, оценка, менеджмент.
Fetisov V.D.
1
Doctor of Economics Sciences, professor Nizhny Novgorod State University
N.I. Lobachevski. Russia e-mail:Fetisov21
@mail.ru
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��33 en-US&#x/Lan;&#xg en;&#x-US/;&#xMCID;&#x 0 0;&#x/Lan;&#xg en;&#x-US/;&#xMCID;&#x 0 0;ASSESSMENT OF THE VALUE AND ROLE OF PROPERTY OF THE RUSSIAN EMPEROR
NICHOLAS II
Abstract
In article on the basis of historical, analytical, economic and system methods examines the market valuation
of the dimensions of the property of Nicholas II, reveals its structure and role as the basis of tsarist economic policy
and management. In conclusion, the directions of the past in modern social and economic policy of Russia.
Keywords
Russia, Nicholas II, property, assessment, management
В связи с кризисными явлениями в экономике России и приближающимся столетием завершения
царствования династии Романовых повышенную актуальность приобрела тема жизнедеятельности Николая
II. Белым пятном эпохи царствования Николая II является экономическая политика Романовых. Раскрытие
истинных размеров, структуры и социально-экономической роли имущества Николая II имеет огромное
теоретическое историческое и практическое значение. Каковы были масштабы и роль имущества
Российского Императора в начале ХХ века? В чем заключалось основные принципы его экономической
политики? Почему Николая II покинули родственники, духовенство, дворянская и военная элита России,
зарубежные монархические родственники и политические лидеры? Наконец, какие уроки и опыт прошлого
могут быть применены в современных условиях? Ответы на эти, весьма злободневные в наше время, вопросы
требуют специального исследования.
О жизни Николая II и крушении Российской империи написано великое множество работ
отечественных и зарубежных исследователей, историков, политиков, авторов мемуарной литературы,
журналистов и писателей. Большинство из них носит описательный политизированный характер публичной
жизнедеятельности Романовых. Лишь в последнее время стали серьезно рассматриваться экономические
стороны деятельности царской семьи. Здесь необходимо отметить труды О.А.Арина [1], И.В. Зимина [4],
В.Г.Сироткина [8] и других. Тем не менее, в исторической литературе сформировалась огромная пропасть
между публичным и реальным содержанием жизнедеятельности Николая II. Наша задача состоит в попытке
преодолеть разрыв между традиционно сложившимся образом и истинным состоянием последнего
Российского Императора.
Сквозь всю деятельность Николая II красной нитью проходит экономическая политика. О характере,
целях и смысле экономической политики правильнее судить по делам, а не публичным декларациям и
официальным материалам. Для этого, прежде всего, необходимо определить содержание, место и роль
Николая II как собственника, субъекта экономики России и руководителя, соответственно интересы,
механизм и роль экономических решениях Императора.
Социально-экономическую основу жизнедеятельности любого субъекта общества составляют
недвижимые и движимые активы. Российский Императорский двор был богатейшим монархическим двором
мира. В отношении имущества Николай II в многочисленных работах существуют разные представления,
часто прямо противоположные. С одной стороны, широко известен образ Николай II как не богатого
экономного человека, который годами носил одни и те же вещи, предпочитая латанные и штопанные, но
привычные детали туалета. Денег у него часто не было. С другой стороны, в ближайшем окружении
императорской семьи о состоянии царя говорили не иначе как о сказочных богатствах.
По расчетам Американского интернет-издания Celebrity Net Worth, состояние Николай II в 1916 г
составляло 900 млн долл или 300 млрд современных долларов (2014 г), что делало его пятым лицом в мире
по богатству в истории общества [15]. Данная оценка имущества производилась по весьма условной
субъективной методике, а поэтому представляется недостоверной. В частности, при определении состояния
Алана Руфуса
(XI век, 10-е место) взята стоимость земельного участка в современных ценах (178,6 млрд
долл) [15]. К имуществу российских царей применен другой подход – земля вообще не учитывалась. В
действительности все обстоит совершенно по-иному.
Для удобства исследования затронутой темы необходимо введений двух условий. Первое заключается
в том, что при рыночной экономике любые жизненные блага имеют стоимостную оценку, то есть цену.
Второе условие касается вопроса о соотношении имущества царской семьи и государства. Во времена Петра
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��34 en-US&#x/Lan;&#xg en;&#x-US/;&#xMCID;&#x 0 0;&#x/Lan;&#xg en;&#x-US/;&#xMCID;&#x 0 0;I&#x/MCI; 1 ;&#x/MCI; 1 ; &#x/MCI; 2 ;&#x/MCI; 2 ;и Екатерины II все, что не относилось к частной собственности, было царским имуществом. Так, все
экспонаты Императорского Эр
митажа со времен Екатерины II считались семейным достоянием
императорской семьи. Поэтому будем считать, что там, где имеется слово императорский»
все является
состоянием императора, а где используется только термин российский
государственное.
В целях плодотворного анализа целесообразно подразделить имущество Николая
его на пять
основных видов:
1) земельное имущество;
2) недвижимое потребительское имущество;
3) движимое и недвижимое производственное имущество;
4) движимое потребительское материальное имущество
5) денежные средства;
6) заграничное недвижимое и движимое имущество.
По каждому из данных видов в литературе существует множество мнений, что предполагает
необходимость их уточнения.
1. Земельное имущество. После отмены крепостного права основным видом имущества россиян стало
владение землей. Стоимость российской земли в конце XIX и в начале XX веков быстро увеличивалась. В
1883-1885 гг средняя цена покупаемых земель через земельный банк составляла 52 рубля за десятину (1,09
га), в 1900 г – 83, в 1904 г – 112, в 1914 г –
136 рублей.
По переписи 1905 г императорская семья владела 7843 тыс десятин (8,6 млн га) удельных земель в 50
губерниях Европейской части России. В личной собственности Николая II находились 135 млн га
кабинетских земель (26 млн га Забайкальского округа, 40 млн га Алтайского горного округа, 67,8 млн га
Сибири, Ловическое княжество в Польше). В целом у Николая II земли было в три раза больше, чем у всех
дворян, чиновников и офицеров страны [7]. При средней цене в 100 рублей за десятину, стоимость удельных
и кабинетских земель достигала 14 млрд рублей. В настоящее время при условной средней цене одной сотки
в 5 тыс рублей стоимость царской земли составит фантастическую сумму в 70 трлн рублей или 2,0 трлн
долларов (по курсу 1 долл = 35 руб в 2014 г), что почти в семь раз больше американской оценки всего
имущества. Аналогичного богатства не было ни у одного человека в мире, включая всех монархов мира и
миллиардеров старого и нового света. Только по одному этому показателю Николай II был самым богатым
человеком мира. Однако сам Николай II, царская администрация, правительство России старались
умалчивать о кабинетских землях. Так в статистических сборниках в 1905, 1913 гг данные по землевладению
приводятся по 47, 49, 50 губерниям европейской части России; Сибирь, Средняя Азия, Кавказ, Польша,
Финляндия обследованиями не охватывались.
2. Недвижимое потребительское имущество. Царской семьи принадлежали сотни усадьб, десятки
дворцов, театры, музеи. Какова стоимость, к примеру, Большого Екатерининского дворца? Оценки могут
быть даны разные, но в любом случае это не миллионы, а десятки миллионов рублей. Общая стоимость
недвижимого потребительского имущества находилась в пределах 500-700 млн рублей. Многие из данных
активов имели трудно определяемую, но в любом случае значительную историческую и культурную
ценность, которая, очевидно, не учитывалась зарубежными экспертами при подсчете стоимости имущества
Николая II.
3. Недвижимое и движимое производственное имущество складывалось из хозяйства управления
уделов и производственной базы кабинета Министерства Императорского двора. Царской семье
принадлежали Нерчинские, Алтайские, Ленские предприятия по добыче золота, серебра, меди, свинца,
Кузнецкий железо-угольным бассейн, чайные, свеклосахарные и виноградные плантации, сотни торговых
заведений, фабрик, заводов и других образований в России. Размер оборотного капитала предприятий
управления уделов достигал 60 млн рублей. Общая стоимость производственного недвижимого и движимого
имущества может быть оценена в 400-600 млн рублей.
4. Движимое потребительское имущество следует подразделить на две группы: а) общие предметы
потребления, б) предметы искусства и ювелирные изделия. Большую часть этого имущества представляли
эксклюзивные вещи, часто произведения искусства и музейные экспонаты. Взять, к примеру, коллекцию из
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��35 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;54 императорских пасхальных яиц Фаберже. Их стоимость на рубеже XIX-XX веков составляла свыше 300
тыс рублей, а в настоящее при средней цене по 10 млн долл за яйцо 540 млн современных долларов.
Стоимость собраний Эрмитажа и других Романовских музеев трудно переоценить. Это сотни
миллионов долларов начала ХХ века.
Исключительным было царское ювелирное имущество. Судя по заключению экспертов в 1865 г только
коронные драгоценности содержали: 25 300 карат бриллиантов, 1000 карат изумрудов, 1700 карат сапфиров,
6000 карат жемчуга, а также множество рубинов, топазов, турмалинов, александритов, аквамаринов,
хризопразов, бериллов, хризолитов, бирюзы, аметистов, агатов, лабрадоров, альмандинов и т. п.
Это были
специально отобранные, часто всемирно известные и очень дорогие камни. Большая императорская корона
оценивалась в 1920-х гг в 52 млн долл [4].
Коллекция Императрицы Александры Федоровны по мнению
современников достигала 50 млн долл в ценах 1917 г. Ювелирная коллекция императрицы Марии Федоровны
не имела равных в мире, а поэтому вызывала зависть всех коронованных и богатейших особ мира.
Общая стоимость движимого имущества и драгоценностей Романовых составляла не менее 700-900
млн рублей.
5. Размеры денежных активов царской семьи, включающих золото, валюту, ценные бумаги, покрыты
тайной до настоящего времени [4,8]. Тем не менее, общее представление о них получить несложно. Об
объеме легального банковского денежного капитала Николая II можно судить по данным отчета
Министерства Императорского двора. Так в главе 1 Проценты с запасного капитала и прибыли по текущим
счетам..», поступающих в бюджет Министерства, приводятся весьма интересные цифры: 3053648 руб за 1885
г и 2825056 руб в 1906 г [4]. Отсюда при средней наиболее распространенной в то время ставке доходности
государственных ценных бумаг в 4 % банковский денежный капитал царской семьи должен составить 76 млн
рублей в 1885 г и свыше 70 млн рублей в 1906 г. Что это за деньги, где они находились - большой вопрос, но
факт остается фактом: официальные проценты с запасного капитала и прибыль по текущим счетам могли
отражаться в отчетах только при наличии в Министерстве Императорского двора определенной банковской
документации и работе с ней ряда должностных лиц.
Наяду с официальными денежными средствами в Российских банках у императора имелись вклады в
зарубежных банках, информация о которых носила строго конфиденциальный характер. Великий князь
Александр Михайлович упоминает о 20 млн фунтах стерлингов (200 млн руб золотом) в английских банках
[2], которые не проходили ни по одному из официальных финансовых отчетов Министерства
Императорского двора, то есть являлись секретным капиталом Николая II. Установлено, что для обеспечения
благосостояния детей с ноября 1905 по июль 1906 г. на секретных анонимных счетах в Германском
имперском банке были размещены 462 936 ф. ст. и 9 487 100 германских марок (около 8 млн рублей) [4].
Секретные счета открывались и на родителей – Николая II и Александру Федоровну. Во Франции до мировой
войны, согласно исследованиям У. Кларка, находились 648 млн франков царских активов [10].
В целом за рубежом у царской семьи имелось от 100 до 300 млн рублей в ценных бумагах, иностранных
валютах и золоте [8]. Об высшей степени секретности этих вкладов свидетельствует тот факт, что министр
финансов (1904-1914 гг) и Председатель Совета министров России (1911-1914 гг) В.Н. Коковцев был не в
курсе зарубежных царских вложений.
6. Российскому императору совместно с РПЦ принадлежали огромные активы недвижимого и
движимого имущества за рубежом. По мнению специалистов на начало ХХ1 века они оценивались до 300
млрд современных долларов [8].
Таким образом, совокупное накопленное богатство императорской семьи в начале ХХ века можно
оценить в 16 - 18 млрд руб или 32-36 трлн современных руб (1 золотой рубль равен 0,74 гр золота или 2000
руб 2014 г.), что равносильно одному триллиону долларов в 2014 г. При этом годовые доходы по смете
Министерства Императорского двора на 1906 г. составляли 29, 4 млн руб, в том числе 16,4 млн руб из
Государственного казначейства России [4]. Таковы структура и приблизительные размеры реального
имущества последнего Российского Императора Николая II.
Кроме непосредственного имущества и текущих годовых доходов у Николая II имелось огромное
косвенное имущество, которое в любое время могло стать собственностью кабинета его величества. Таким
имуществом было состояние Русской православной церкви (РПЦ). Император России был Главой и
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��36 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;верховным управляющим РПЦ. С
помощью органа государственной власти – Святейшего Синода во главе
с царским уполномоченным обер-прокурором – Царь осуществлял заведование и распоряжение церковным
имуществом.
В трудные времена императоры России присваивали имущество церкви посредством проведения
секуляризации. Так, в 1764 г. монастыри лишились до 2 млн крестьян обоего пола и до 8,5 млн десятин земли,
которые послужили основой будущих удельных земель и состояний фаворитов Екатерины II. Указами
от
апреля 1786
от 25 апреля 1788
от 25 декабря 1841 г,
от 10 мая 1843 г секуляризировались земли
архиерейских домов, монастырей и приходов различных губерний и областей России [5].
В ХХ в РПЦ представляла огромную сферу императорской экономики. В 1914 г в ней насчитывалось
свыше 54 тыс церквей, более 23,5 тыс часовен и молитвенных домов, 112 тыс человек духовенства, 1025
монастырей с 30 тыс монашествующих. Хозяйство церкви включало земельные наделы в объеме 1871858
десятин, монастырям принадлежало 739777 десятин (в 50 губерниях 1905 г). Духовенство 47 губерний
России имело в частной собственности 9813 владений площадью земли в 334590 десятин (1905 г) [7].
Монастыри вели эффективное сельское хозяйство, активно занимались торгово-промышленной
деятельностью, сдавали в аренду земли и предприятия, ссужали деньги под проценты, имели вклады в
банках. В 1903 г. в Петербурге монастырям принадлежало 266 доходных домов и 40 лабазов. В Москве они
владели 146 жилыми домами, 32 подворьями, постоялыми дворами. По неполным данным, доходы
монастырей составляли в 1913 г. 20 млн рублей.
Общая стоимость недвижимого и движимого имущества РПЦ по приблизительно достигала 1 млрд
рублей (земля – 300 млн руб, недвижимость – 300 млн руб, производственные и денежные активы – 400 млн
руб.). Большая часть ее при достаточном желании императора в любое время могла стать собственностью
Кабинета Его Императорского Величества.
Таким образом, Николай
в реальной жизни выступал главным субъектом российской экономики во
всех ипостасях, а именно: как собственник, законодатель
и руководитель страны. Данное положение
определяет необходимость, сущность, цель, принципы и методы экономической политики и финансового
менеджмента Николая
Огромное имущество Николая
играло двоякую роль в истории России. С одной стороны, оно
высту
пало фундаментом, экономической базой самодержавия, а с другой стороны, явилось решающим
фактором и причиной крушения самодержавия. Специфика ситуации заключалась в том, что основная
деятельность Николая II, согласно нашей концепции потребностей людей [13
], была подчинена цели
сохранения и защиты царского имущества, то есть обеспечения всеобщей безопасности. Имущество нужно
было защищать от внутренних и внешних посягателей. В России на царские активы нацелились неимущие и
малоземельные крестьяне, развивающ
ийся капитал, ближайшее дворянское окружение, включая членов
семьи. Недовольно царем было и духовенство. Находясь в постоянном напряжении от возможной
секуляризации, оно старалось изменить институциональные основы взаимоотношений императора и церкви.
На ме
ждународном уровне развитые страны (Великобритания, США, Германия, Франция, Япония)
разрабатывали и претворяли в жизнь концепции экономического и территориального крушения
императорского богатства России.
В данных условиях главное внимание в экономической политике Николай II уделял обеспечению
всеобщей безопасности императорского имущества посредством: во-первых, развития неформальных
финансов и повсеместной скрытности; во-вторых, повышения роли правовых и силовых органов
самодержавия. Учет экономических интересов большинства населения России и качество государственного
менеджмента остались, к сожалению, вне сферы жизнедеятельности Николая II, что и послужило основой
для изоляции императора и крушения самодержавия.
Чтобы не допустить аналогичного финала современной России, необходим максимальный учет
царского опыта в части устранения его ошибочных моментов, соответственно проведение экономической
политики на принципах:
- защиты и реализации интересов большинства населения страны;
- радикального совершенствование и повышение эффективности финансового менеджмента
физических лиц, особенно государственных служащих, на всех уровнях экономики страны [11,14];
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��37 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;- обеспечения национальной эффективности международных экономических отношений, особенно в
части экспорта капитала;
- максимального устранения теневой экономики и финансов, достижения максимальной прозрачности
и гласности экономической политики [12];
Осуществление данных предложений будет способствовать преодолению существующих проблем и
созданию условий для позитивного социально-экономического развития Российской Федерации. И, наоборот,
продолжение реализации курса государственной политики на игнорирование масштабов и роли частного
имущества усугубит негативные тенденции, что значительно расширит предпосылки для повсеместного
распространения неформальной экономики и внеправовой деятельности большей части населения страны.
Список используемой литературы
1. Арин О. А. Правда и вымыслы о царской России: Конец XIX– начало XX века. – М.: ЛЕНАНД, 2010. –200 с.
2. Великий князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний // Николай II: Воспоминания. Дневники. –
СПб., 1994. – 812 с.
3. Витте С.Ю. Избранные воспоминания. 1849-1911. – М.: Мысль, 1991. -708 с.
4. Зимин И. В. Царские деньги. Доходы и расходы Дома Романовых –

М.: Центрполиграф, 2011 – [Электронный ресурс] URL:
http://statehistory.ru/books/TSarskie-dengi-Dokhody-i-raskhody/
5. Карташев А. В. Очерки по истории Русской Церкви Том II - 157 с. – [Электронный ресурс] URL:
http://litrus.net/author/profile/2337
6. Пушкарев С.Г. Россия в XIX веке (1801 – 1914). Нью-Йорк, 1956. 261 с.
7.Россия
1913
год.
Статистико-документальный
справочник
Санкт-Петербург, 1995
[Электронный ресурс] URL
http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Stat/07.php
8. Сироткин В.Г. Зарубежные клондайки России. – М.; Эксмо, 2003. – 543 с.
9. Смолич И.К. История Русской Церкви. 1700-1917. -
М., 1996. –798 с.
10. Ульям Кларк . Потерянное сокровище царей.
1994. –237 с.
Фетисов В. Д.
Финансы граждан. Монография. – Нижний Новгород: Изд-во ННГУ им. Н. И.
Лобачевского, 2000. – 130 с.
Фетисов В.Д., Фетисова Т.В. Неформальные финансы. Монография.
Нижний Новгород: Изд
во ННГУ
им. Н.И.Лобачевского, 2004.
13. Фетисов В.Д., Фетисова Т.В. Потребности людей и современная финансовая политика России.//
Финансы и кредит, 2014. – №34. –
С.11-17
14. Фетисов В.Д., Фетисова Т.В. Финансовый менеджмент физических лиц. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009. –
167 с.
15. 25 самых богатых людей в истории / [Электронный ресурс] URL:
http://j-times.ru/rejting/25-
myx-bogatyx-lyudej-v
-istorii.html
Referen
es:
1. ARIN O. A. Truth and fiction about tsarist Russia: the End of XIX - beginning of XX century M.:LENAND, 2010.
200 p.
2.Grand Prince Alexander Mikhailovich. The book of memoirs // Nikolay
II: Memoirs. –Diaries. SPb., 1994. –
812 p.
3. Witte S. Selected memories. 1849-1911.
M.: Thought, 1991. – 812 p.
4. Zimin I.V. Century Tsarist money. Income and expenses of the House of Romanovs. – M: Aspect-Press, 2011
[Jelektronnyj resurs] URL:
http://statehistory.ru/books/TSarskie-dengi-Dokhody-i-raskhody/
5. Kartashev A. V. Eessays on the history of the Russian Church Volume II - 157 p. [Jelektronnyj resurs] URL:
http://litrus.net/author/profile/2337
Pushkarev, S. G. Russia in the nineteenth century (1801 –
1914). New York, 1956. – 261 p.
7. Russia 1913. Statistical, documentary reference
St. Petersburg, 1995 [Jelektronnyj resurs] URL:
http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Stat/07.php
8. Sirotkin V.G. Foreign Klondike Russia":
.; Eksmo 2003.
543 p.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��38 en-US&#x/Lan;&#xg en;&#x-US/;&#xMCID;&#x 0 0;&#x/Lan;&#xg en;&#x-US/;&#xMCID;&#x 0 0;9. Smolich I. K. History of The Russian Church. 1700-1917. Part 1. M., 1996. – 543 p.
10. William Clark. Lost treasure of kings? 1994. – 237 p.
11. Fetisov V. D. Finance citizens. Monograph. -Nizhny Novgorod: publishing house of the Nizhny Novgorod state
University n. a. N. I. Lobachevsky, 2000.
12. Fetisov V.D., Fetisova T.V. Informal Finance. Monograph. Nizhny Novgorod: Izd-vo NNGU them. Nizhni
Novgorod, 2004. – 130 p.
13. Fetisov V.D., Fetisova T.V. The needs of people and the modern financial policy of Russia.// Finance and credit,
2014. – No. 34. – S. 11-17.
14. Fetisov V. D., Fetisova T. V. Financial management of physical violence. – M.: UNITY-DANA, 2009. – 167 p.
15. 25 richest people in the history of / [Jelektronnyj resurs] URL: http: //j-times.ru/rejting/25-samyx-bogatyx-lyudej-
-istorii.html.
© В.Д.Фетисов 2015
УДК 37 (091): (477) 18/19»
Черкасов Алексей Владимирович
канд.п. наук, доцент Филиала ФГБОУ ВО Государственный морской университет
имени адмирала Ф.Ф. Ушакова» в г. Севастополь
E-mail:
[email protected]
ОСОБЕННОСТИ ИЗУЧЕНИЯ КРЫМСКОГО МЕЗОЛИТА
(КОНЕЦ XIX – ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА ХХ вв.)
Аннотация
Рассматриваются тенденции изучения крымского мезолита в конце XIX – первой половине XX вв.
Представлена характеристика основных номинационных направлений и проблематики исследований
(содержание, специфика, взаимовлияния и генезис мезолитических культур, хронологическое соотношение
вариативных групп памятников).
Ключевые слова
Историография первобытного общества, мезолит Крыма,
археологический источник, археологический памятник.
В истории исследований мезолитических памятников Крыма целесообразно выделить три крупных
периода. Это: вторая половина XIX - первая половина ХХ вв.; 1960 - 1980-е гг.; 90-е гг. ХХ в. –
современность. Критериями разграничения здесь является комплекс факторов, как внутреннего
(организационно-научного), так и внешнего (социополитического и культурного) характера. К первым
относим теоретико-методологические подходы к научному поиску, внутренние потребности исторической и
историографической науки, логику развития археологических исследований; возможности источниковой
базы, позиции и убеждения ученых. В контекст первого и второго периодов интегрированы следующие
качественные этапы: пропедевтический (середина XIX - начало 80-х гг. XIX вв.); латентный (80-е гг. XIX –
начало ХХ вв.); 20 -30 - е гг. ХХ в.; 1941 - 1945 гг.; 1945 - 50-е гг. ХХ в. Историографическое рассмотрение
обозначенных этапов – предмет исследования настоящей публикации.
На полуострове первые мезолитические памятники локализированы в 1879-1880 гг. в процессе
непродолжительной научной командировки К.С. Мережковского у Черкес-Кермена [8]. Их краткая
характеристика была представлена в серии авторских публикаций, а также в комплексной монографии графа
А.С. Уварова [10, с. 282-283]. В целом, первый этап изучения крымского мезолита охарактеризовался
постепенным накоплением и осмыслением археологических материалов, открытием первых
стратифицированных стоянок. Основываясь, преимущественно, на выводах К.С. Мережковского, он стал
базисом дальнейших поисков. Показательно и то, что в пределах этапа в научной литературе (правда,
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��39 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;зарубежной) появляется и сам термин мезолит» для обозначения комплексов каменных орудий,
занимающих промежуточное положение между палеолитом та неолитом (1893 г., А. Браун) [1, с.5].
Латентный этап (до начала 20-х гг. ХХ в.), под доминирующем воздействием социополитических,
идеологических и реакционно-религиозных тенденций, не только обозначился минимизацией научных
исследований, но и поставил под сомнение факт пребывания первобытного человека в Крыму, в том числе
мезолитического. Характерным в этом отношении стал категорический вердикт немецкого археолога
Рудольфа Шмидта, посетившего полуостров в 1913 г. Вместе с тем, уверенность в первоначальном
происхождении археологических памятников Крыма помогла со временем преодолеть официальный
скептицизм и привлечь к изучению эпохи, как специалистов-историков, так и любителей краеведов.
Особенностями данного этапа стали: постепенная интеграция деятельности академической, региональной
науки и краеведческих поисков; популяризация местной истории и археологии в периодических изданиях и
журналах; решение научных целей и задач преимущественно любительскими средствами в условиях
своеобразного альтруизма и романтики восприятия научной деятельности.
Третий этап (20-
30-е гг. ХХ в) - принципиально новая ступень развития мезолитоведения Крыма,
как в теоретическом, так и в практическом аспектах, ознаменовавшийся важными открытиями,
многолетними государственными экспедициями, в которых научный интерес сочетался с идеологическим
заказом советской системы. Так, в 1923 г. в отечественной литературе у В.А. Городцова появилось первое
упоминание собственно про мезолитические памятники под формулировкой ранняя пора неолита» [6, с.
265-266)]. Спустя несколько лет термин мезолит в его современной интерпретации использовал Н.Я.
Рудинский [9, с. 19]. В течение указанного хронологического отрезка на полуострове одновременно работали
несколько экспедиций, возглавляемых Г.А. Бонч-Осмоловским (1923-1933 гг.), Б.С. Жуковым (1923-1933
гг.), О.Н. Бадером (1930-1939 гг.), научными учреждениями: (Главнаука НКП РСФСР, Ялтинский музей
краеведения, Центральный музей Тавриды в Симферополе, Институт этнографии АН в Ленинграде). В
полевых исследованиях принимали участие выдающиеся ученые - С.А. Трусова, С.Н. Бибиков, Е.В. Жиров,
Г.Ф. Дебец, Г.П. Сосновский, С.С. Черников, С.И. Забнин, Е.И. Висниовская, Н.Л. Эрнст и другие. Были
проведены планомерные раскопки мезолитических стоянок -
-Коба, Фатьма-Коба, Мурзак-Коба,
Кукрек, Сюрень, Таш-Аир, Замиль-Коба
. Количественное и качественное накопление полевого
археологического материала актуализировало и проблему разработки периодизации мез
олитических
памятников Крыма. В 1924 г. на основании типологической компаративистики кремневых изделий и
стратиграфических наблюдений П.П. Ефименко осуществил первую в отечественной науке попытку их
хронологического обобщения, традиционно позиционируя мезо
лит как ранний неолит [7]. В начале 30
х гг.
Г.А. Бонч
Осмоловский дополнил эту схему хронологического распределения мезолитических памятников
для Крымского региона. В дальнейшем, авторская система культурно
территориального членения была
развита и усоверш
енствована в трудах А.А. Формозова (1959 г.), Д.Я. Телегина (1966, 1973 гг.), В.Н. Станко
(1972 г.) и других. В 1934 г. С.Н. Бибиков провел сравнительный анализ мезолитических памятников шан
кобинского и мурзак
кобинского типов. Ученый установил, что главн
ым критерием различий являлась
вариативность процентного соотношения отдельных видов кремневых изделий, состав фауны и прочее [2,
3]. Настоящим открытием в системе изучения мезолита Крыма и Восточной Европы, в целом, следует
считать исследование мезолитиче
ских захоронений, обнаруженных в Байдарской долине и верховьях
каньона р. Черная:
Могильники, год
обнаружения,
первооткрыватель
всего захоронений
Обряд погребения
количество могил
скорченные на боку
скорченные
на спине
вытянутые
другие
неопределенные
всего
в том числе
парных
тройных
на
правом
на левом
Фатьма
Коба, 1927,
С.Н. Бибиков, С.А.
Трусова
Мурзак
Коба, 1936,
Е.В. Жиров
Всего
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��40 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Из таблицы видно, что мезолитические захоронения в Крыму по ряду признаков и, в первую очередь,
по обряду погребения дифференцировались по двум основным типам: скорченные на боку (Фатьма-Коба) и
вытянутые на спине (Мурзак-Коба). [1, с. 123]. Таким образом, третий этап исследования мезолитических
памятников на полуострове охарактеризовался фундаментальной новацией: выработкой и апробацией
отечественной методики исследований. Ее основными принципами стали: тщательная фиксация мелких
деталей памятника всеми имеющимися в распоряжении исследователя средствами (разрез и план,
нивелирование, фотография и т.п.); сбор всего материала, комплексная обработка разнообразных
культурных остатков усилиями специалистов разных научных профилей и др.
Во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., экспедиционная деятельность по изучения
крымского мезолита объективно была прекращена. Усилия ученых сосредоточивались в сфере сохранения,
камеральной обработки и систематизации имеющихся исторических ценностей и коллекций.
В начале пятого этапа исследований крымского мезолита произошло окончательное оформление
самого термина в системе понятийного инструментария российской археологии. В 1950 г. была
опубликована статья М.В. Воеводского, в которой автор не только вывел идею о структуризации
археологических культур мезолита, но и реализовал первую попытку построения периодизации стоянок
эпохи на территории СССР. Для Крыма автор выделил особую крымскую или горнокрымскую культуру, в
генезисе которой наметил два этапа: ранний -
-кобинский и поздний - мурзак-кобинский [5]. Знаковым
событием пятого этапа (40-50-е гг. ХХ в.) стало и комплексное изучение и публикация материалов о
мезолитической стоянке Сюрень 2, обнаруженной еще в конце XIX в. К.С. Мережковским и частично
исследованной в 1926-1929 гг. Г.А. Бонч-Осмоловским. Основательное систематизированное изучение
памятника в 1949-1952 гг. предприняла Е.А. Векилова, защитив в 1953 г. на материале Сюрени
кандидатскую диссертацию [4]. Ученая впервые сформулировала теорию о постороннем характере для
Крыма свидерской культуры, что св
идетельствовало о передвижении населения и существовании
культурных связей отдаленных территорий в эпоху мезолита, не исключая возможность прямого
проникновения в Крым определенной группы свидерского населения, а также обосновала идею о
своеобразном характ
ере крымского мезолита, разработав его автохтонные для полуострова схемы развития
[4, с. 374]. В 1959 году в комплексной монографии А.А. Формозова мезолит Крыма был сопоставлен с
высшей ступенью эпохи дикости» в соответствии с периодизацией Ф. Энгельса, а
также определены его
временные границы от изобретения лука и стрел до появления металла. На основании этого постепенно
утвердилось мнение о том, что мезолит в регионе длился с конца IX и до VI тысячелетия до н.э. В пределах
этого периода выделили два этап
а: ранний (IX
VIII тысячелетия до н.э.) и поздний (VII
начало V
тысячелетия до н.э.). Кроме этого, в работе, демонстрировалось отличие экономики и социальной
организации мезолита от предшествующей эпохи палеолита. В качестве характерной инновации
дования А.А. Формозова следует указать на актуализацию изучения проблем этноса мезолита и
культурного распределения мезолитического населения Восточной Европы и Крыма [11, 12].
Таким образом, в течение конца ХIX – начала ХХ вв. исследование мезолитических памятников Крыма
приобрели систематический и широкомасштабный характер. Традиционной практикой стало многолетнее
тщательное изучение отдельных микрорайонов с целью выявления максимального количества памятников
разных эпох, изучения закономерностей их расположения и тому подобное. Целеустремленный поиск
памятников мезолита позволил за относительно короткий срок создать, прежде всего, качественно новую
источниковую базу. Было выявлено большое количество памятников этой эпохи, на которых проводились
многолетние комплексные исследования. Все это позволило не только разработать гармоничную схему
культурного развития Крыма в эпоху мезолита, но и внести ясность к проблеме его дальнейшего генезиса в
регионе.
Список использованной литературы:
Археология СССР /под общей ред. акад. Б.А. Рыбакова / Мезолит СССР /отв. ред. Л.В. Кольцов. – М.:
Наука, 1989. –
С.5
Бибиков С.Н. Предварительный отчет о работе Крымской экспедиции 1935 г. // Советская археология. –
1936. -
№1. – С. 195-212
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��41 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;3. Бибиков С.Н. Поздне-палеолитические поселения в навесе Шанкоба и в гроте Мурзак-Коба в Крыму
(тезисы кандидатской диссертации, защищенной на заседании Ученого совета ИИМК 21 сентября 1941 года)
// КСИИМК. – 1946. - № 13. – С. 126-130
Векилова Е.А. Стоянка Сюрень І и ее место среди палеолитических местонахождений Крыма и
ближайших территорий // МИА СССР. – 1954. - Т.3. - № 59. – С. 235 – 353
Воеводский М.В. Мезолитические культуры Восточной Европы // КСИИМК. – 1950. - Вып. XXXI. - С. 96
- 119.
Городцов В.А. Археология. Каменный период. Т 1. - М.—Пг.: Гос-ное издательство, 1923. – 404 с.
Ефименко П. П. Дородовое общество. Очерки по истории первобытно-коммунистического общества. -
-Л.: Соцэкгиз, 1934. -
533 с.
Мережковский К.С. Отчет о предварительных исследованиях каменного века в Крыму. –
Б., 1880. – 43
с., ил.
Рудинський М.Я. До питання про культури мезолітичної доби на Вкраїні // Антропологія. Річник
Кабінету. 1927. - Київ. - 1928. – Вип. 1. - С. 73-94.
Уваров А.С. Археология России. Каменный период. Том І /А.С. Уваров. – М.: Синоидальная типография,
1881. – 490 с.
Формозов А.А. Периодизация мезолитических стоянок Европейской части СССР / А.А. Формозов // СА.
1954. -
№ 21. – С. 38-51
Формозов А.А. Этнокультурные области на территории Европейской части СССР в каменном веке. — М.,
Изд-во АН СССР, 1959. - 124 с.
© А. В. Черкасов, 2015
УДК 94
Шалдунова Татьяна Николаевна
к.и.н., доцент кафедры истории и культурологии МГУЛ,
г. Москва, РФ
tathmas
yandex
ДУХОВНО-РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ –
ОСОБЫЙ ТИП КУЛЬТУРЫ СРЕДНЕВЕКОВОГО
ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОГО ОБЩЕСТВА
(на примере ордена Св. Иоанна Иерусалимского и ордена тамплиеров)
Аннотация
Духовно-рыцарские организации, зародившиеся в эпоху крестовых походов, формируют особый тип
культуры в средневековом обществе. Появившись в Святой Земле, они вобрали в себя черты
западноевропейской и восточной культур, тем самым определив для себя особое место в мировой истории,
что позволяет некоторым из них существовать и сегодня в современном мультикультурном пространстве.
Ключевые слова
Духовно-рыцарские организации,
крестовые походы, военно-монашеский орден, госпитальеры,
тамплиеры, иоанниты, Тевтонский орден.
Как известно, христианство формировалось, в отличие от буддизма и иудаизма, в окружении,
возникшем в процессе политического, экономического и культурного сплочения, навязанного Римской
империей всем народам греко-римского мира, жившим в бассейне Средиземноморья. Таким образом,
христианство очень рано оказалось связанным с людьми и странами, совершенно отличными от тех людей и
стран, которые ее породили.
Как только христианство принимает статус государственной религии, как только начинают
формироваться институты христианства, естественно, что религия начинает играть одну из ведущих ролей,
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��42 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;как во внутренней, так и во внешней политике. И, конечно же, почти с самых первых дней своего
существования начинает бороться за право принимать решения в важных государственных, политически
значимых, делах [5, с. 2-15].
Как отмечает Ж. Дюби в своем труде История Франции. Средние века. От Гуго Капета до Жанны
д’Арк. 987-1460», в среде людей, которые молитвой служат Господу, то есть миропорядку, к
в., особое
место занимают обитатели монастырей. Численность монастырей выросла во времена правления
Меровингов. Согласно исследованиям, археологическим раскопкам, большинство из христиа
нских строений
располагались на местах античных некрополей. В основном обитателями монастырей были мужчины,
женские обители являлись большой редкостью. Как правило, они объединялись группами по семейному
образцу, уединялись, вставали под начало какого
либо
отца
аббата, принимали торжественный обет, и были
призваны денно и нощно сражаться с силами зла». Именно это позволяет обратить внимание
исследователей на тот факт, что изначально были характерны военные черты в структурных образованиях,
организованных п
о монастырскому уставу, написанному Св.
Бенедиктом. Согласно его реформе
монастырского управления и установления, монахи пребывают в вечной готовности и находятся в первых
рядах битвы во имя Божие», орудиями в которой являются молитвенные пения, доброволь
ное умерщвление
плоти при отсутствии пастырского служения [7, с. 68
76].
Монастырская реформа позволила сосредоточить в крупных сообществах самую большую и наиболее
реальную власть. Таковой властью являлось воздействие на человеческие души. Жители-миряне считали,
что их здоровье, удача, спасение и милость Господа зависят от монашеской молитвы, от соприкосновения со
священными реликвиями, хранящимися в стенах монастырских обителей. Эти же стены не один раз спасали
мирян и от внешней угрозы нападения сначала вражеских варварских языческих племен, а впоследствии от
нападений разбойников, или во время военных действий. Неудивительно, что монахи, которые в
представлении обывателей, были людьми наиболее приближенными к богу, достаточно быстро в сознании
мирян стали носителями не только духовного, но и мирского. Соединились два типа людей средневековья:
монахи и воины. Два абсолютно противоположных сословия по своему предназначению: первые были
призваны спасать души человеческие, другие – защищать [4, с. 143-152].
Наибольшее распространение и значение тип воина-монаха приобретает во времена крестовых
походов. Именно тогда организовываются духовно-рыцарские ордены.
Концепция воинства Христова» была чужда византийцам, которые так же являлись участниками
крестовых походов. Война никогда не рассматривалась Византией как способ решения проблем: этого, по
мнению византийцев, христианин должен избегать по возможности. Византийцы предпочитали переговоры
военным действиям. Они считали, что война является результатом политической неудачи. Норманны, с их
решительно простым подходом и их врожденной северной любовью к сражению», всегда находили
византийцев слишком извилистыми и скользкими», а, следовательно, способными на предательство,
ненадежными. Византийцы же находили, что европейцы идеально подходят им как инструмент для
исполнения своей политики. Возможно, что подобное отношение к войне и определило тот факт, что
институт духовно-рыцарских орденов получил распространение в среде западноевропейского рыцарства, и
получил благословение римско-католической церкви [15, с. 352-363].
Исходя из сохранившихся проповедей папы Урбана
, призывавших к походу в Святую Землю в конце
в., можно увидеть, что он имел в виду рыцарей,
milites
, когда обращался к народу в Клермоне. Урбан
ащал свои призывы именно к
milites
потому, что они были лучшими бойцами в Европе и могли стать
ядром больших и боеспособных армий [2, с. 14
25].
Согласно укоренившемуся в церкви постулату, грешникам, запятнавшим себя кровью, каковыми были
большинство феодалов, должно быть запрещено носить оружие. Однако престол Св. Петра без колебания
отказался от этого запрета. В оправдание было сказано, что все люди грешники, в том числе и воины. Тем не
менее, кровь, пролитая за веру, в состоянии смыть любой грех. Таким образом, речь больше не шла о том,


-латыни
militia armata»
, ибо латинское слово
les
воин, солдат, боец,
ратник к тому времени стало означать
исключительно конного рыцаря
кавалера», т.е., в первоначальном значении этого слова
конника», кавалериста».
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��43 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;дозволительно или нет сражаться с оружием в руках, а в том, что война является святым делом, если только
служит она интересам церкви [4, с. 143-152].
При этом следует отметить, что речь идет о власти – как светской, так и духовной; о соперничестве
этих властей. К началу крестовых походов в европейских государствах складываются условия для
образования национальных государств, что в определенной степени сыграло немаловажную роль и в самих
походах, и в образованных в результате завоеваний в Святой Земле Латинских государств. Но в первую
очередь речь идет о власти. Любая власть опирается на силу, в том числе и на военную силу. Воины, живущие
насилием и грабежом, пользуются результатами роста сельскохозяйственного производства. С накоплением
богатства начинает меняться и образ рыцаря. Улучшается экипировка рыцаря-воина: совершенствуются
защитные компоненты рыцарских доспехов – кольчуга, шлем, щит. Дюби предполагает, что возникновение
и закрепление норм рыцарской морали, происходившие одновременно с усовершенствованием экипировки
и искусства нападения и защиты, воздействовали и на процессы формирования публичной власти (светской
власти). Наиболее профессиональные воины в свите сеньора свидетельствуют об уровне его власти. Светская
власть представлена сеньором и его свитой (двором) [7, с. 68-76].
Именно это позволяет предполагать, что прощение греха смертоубийства было выгодно для духовных
наставников. Церковь, в борьбе за превосходство над светской властью, нуждалась также в военной силе.
Кроме молитвы, которая давала власть над душами мирянам, церковники во время крестовых походов могли
предложить еще и защиту, и покровительство в Святой Земле в лице рыцарей-монахов [2, с. 14-25].
Миряне охотно признавали за собой подверженность греху, в частности тем, что отправлялись в
паломничества или жертвовали деньги или имущество монахам, которые наиболее близко подходили в их
глазах к недостижимому идеалу безгрешного человеческого существования. Но неизбежная погруженность
в мирские проблемы делала для них невозможным исполнение всех длительных и нарушающих ритм жизни
епитимий, особенно если принять во внимание все растущий список их прегрешений. С призывом папы
Урбана у мирян (и в первую очередь у военной элиты, чьи грехи были наиболее многочисленны и печально
известны) появилась возможность совершить духовный подвиг и искупить грехи. Миряне получили надежду
заслужить спасение, не отказываясь от присущего им социального положения [14, с. 56-78].
Многие оставшиеся списки хартий описывают, как крестоносцы перед отъездом посещали монастыри
для того, чтобы найти там духовную поддержку и материальную помощь. Активнее всего на призыв к
крестовому походу откликнулись во Франции, Италии и западной Германии, при этом районов западного
христианства, которые совсем не были затронуты общим порывом, было крайне мало. Как заметил один
историк, на Западе был задет нерв изящного чувства». И доказательством тому служит тот факт, что с весны
до осени 1096 г. десятки тысяч людей вышли в путь с одной целью – освободить Иерусалим [20, с. 37-54].
Церковь отодвигала на второй план или вообще замалчивала то обстоятельство, что человек на войне
совершает убийство. Вместо этого на первый план выдвигалось то, что воин отдает свою жизнь в бою и тем
самым как бы подтверждает свою приверженность вере [2, с. 14-25].
Возникновение военно-монашеских орденов было одним из проявлений разнообразия религиозной
жизни западного христианского мира в конце
начала
XII
вв. Члены этих орденов следовали правилам, в
целом основывавшимся
на уже существовавших монастырских уставах, они принимали монашеские обеты
бедности, целомудрия и послушания. Но жили они в миру и воевали.
Существует мнение, что христианские военно-монашеские ордены были созданы в подражание
мусульманской организации
ibat
. Однако нет доказательств того, что крестоносцы к началу
XII
в. были
знакомы с подобными образованиями у мусульман. Исследователи крестоносного движения приходят к
выводу, что военно
монашеский орден является порождением христианской культуры. Западн
ые христиане
к началу второго крестового похода уже видели в вооруженной борьбе за правое дело (защита христианских
святынь в Святой Земле) средство спасения души и акт милосердия, что стало для мирян, стремившихся
вести религиозный образ жизни, альтернати
вой поступлению в монастырь [13, с. 215
251].


ribat
укрепленный монастырь, насельники которого совмещали духовные подвиги с вооруженной борьбой с врагами
ислама. Как правило, члены подобной монашеской общины приходили на определенный период времени, после чего
покидали монастырь.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��44 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Некоторые исследователи говорят о том, что причиной возникновения военно-монашеских общин в
Святой Земле стал недостаток людей и необходимость укрепить защиту христианства в Леванте. М. Лобе
называет монахов-
инов летучими отрядами». Однако все исследователи говорят о том, что у каждой
военно-монашеской общины был свой путь становления. Они все выросли в одних условиях: условиях
крестовых походов, и поэтому появление подобных организаций следует напрямую связывать с самой идеей
крестоносного движения. Но основой каждого ордена становились различные по духу и направленности
организации [9, с. 48]. Можно выделить несколько общих признаков военно-монашеских орденов: наличие
диаметрально противоположных начал (духовного и военного); наличие устава и подтверждение
полномочий римскими папами; относительно стабильный состав организации, условно состоящий из, как
минимум, двух видов братьев (священников и рыцарей); наличие признанных церковью и светскими
властями регалий и знаков отличия; наличие стабильного финансирования, происходящего за счет дарений,
папских привилегий т.п.; невозможность вернуться к светскому образу жизни [3, с.
7].
Необходимо отметить, что все это было закономерно для всех европейских рыцарей. Иоанниты и
тамплиеры не были первопроходцами. Они были детьми своего времени. Они явились закономерным
явлением всех идеологических веяний средневековья. Все, что они совершили в этот период, не было чем-то
из ряда вон выходящим. Напротив, возможно, если бы они не соответствовали этой эпохе, братья-рыцари не
оказались бы настолько живучими» в темное» средневековье.
В начале
XIX
в. большинство сведений об ордене Св.
Иоанна можно было почерпнуть из записок
путешественников. Самым распространенным представлением
было то, что изначально орден являлся
духовным обществом», которое стало называться гофшпиталиею братьев, … Иоаннитами».
…Первое намерение сего братства было только вспомоществование больным Пилигримам; вскоре
после сего присовокупилось к оному и другое, как при проезде сюда путешествующих. Так и при отъезде
отсюда провожатых их от разбойников и защищать от неприятельских нападений. Сие общество мало-
помалу получило учреждение Кавалерского ордена. Члены онаго разделены были на три класса, т.е. на
Кавалеров, Капелланов и бедных служителей. Первые исправляли военные должности, другие упражнялись
в духовных делах при капелле Святого Иоанна, а третьи служили больным...» [8, с. 194-196].
Символом иоаннитов стал восьмиконечный белый крест, который первоначально нашивался либо на
рясы, либо на плащи. В последствии рыцари облачались в красные (иногда черные) одеяния с большим
белым крестом. Первоначально крест носился на левом плече черной мантии. У мантии были очень узкие
рукава, что символизировало отсутствие свободы у инока. Все члены ордена делились на три категории:
рыцари, капелланы, сержанты. Происхождение мальтийского креста точно не установлено. Считается, что в
том современном виде мальтийский крест появился только на Мальте, а изначально госпитальеры
пользовали различные формы т.н. патриаршего» креста, или же греческий крест с рефленными концами.
XIV
вв. на монетах ордена встречаются изображения восьмиконечного креста, но это не является
постоянным явлением, и скорее всего подобный крест был отли
чительным знаком некоторых Великих
. Существует версия того, что такой крест носили граждане республики Амальфи
. Некоторые
исследователи приводят еще одну версию образования восьмиконечного креста и связана она со святынями
ордена. Согласно ей,
после разгрома войск Саладина у Дамьетты, христиане вновь обрели Крест Господень
(т.е. крест, на котором был распят Христос) и было принято решение поделить его на частицы и разнести по
всем христиански странам. Рыцари
иоанниты, как защитники Святого Кре
ста также получили свои частицы:
одну длинную, в вершок», и два малых квадрата, который и образовали крест иоаннитов [12, с.
308].
Штаб-квартира ордена располагалась в иерусалимском госпитале, построенном по образцу больницы
пантократора в Константинополе. В других городах находились орденские дома. После падения Иерусалима
резиденция перемещается в Акру [21, с. 32].
Главной задачей ордена являлся уход за больными и ранеными.


Данные сведения можно найти на официальном сайте Суверенного Мальтийского ордена. Автор ссылается на
исследования
King
Его изображение имелось на монетах, чеканенных в Амальфи. Захаров В.А. Мальтийский орден: история и
современность. Кн. 1. – М.: Издательство ОГНИ», 2003. – С. 52; Перминов П.В. Под сенью восьмиконечного креста. -
М.: Международные отношения, 1991. – С. 13.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��45 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Иоанниты и храмовники не брезговали использовать при лечении тех или иных болезней знания
арабских ученых-медиков. Они первыми из европейцев стали рассматривать эпилепсию как болезнь тела, а
не как одержимость духа дьяволом. Они прекрасно разбирались в ядах и вводили понятие гигиены при уходе
за больными. Особое внимание госпитальеры уделяли хирургии: антисептикам, анестезии.
Одной из самых тяжелых болезней средневековья считалась лепра (проказа), инфекционное
заболевание, которое было занесено в Европу с Востока и особенно распространилось в эпоху крестовых
походов. Боязнь заражения лепрой была настолько сильна, что для изоляции прокаженных принимались
особые меры там, где из-за скученности населения болезнь передавалась быстрее. Против проказы были
бессильны все известные средства: не помогали ни диета, ни очищение желудка, ни даже настой мяса гадюк,
считавшийся самым действенным лекарством при этой болезни. Практически заболевший считался
обреченным [19, с. 48].
При появлении первых признаков проказы человека отпевали в церкви, как если бы он был уже мертв,
после чего ему давали особую одежду, а также рог, трещотку или колокольчик для предупреждения здоровых
о приближении больного. При звуках такого колокольчика люди в страхе разбегались. Прокаженному
запрещалось входить в церковь или трактир, посещать рынки и ярмарки, мыться в проточной воде или пить
ее, есть вместе с незараженными, прикасаться к чужим вещам или к товарам при их покупке, говорить с
людьми, стоя против ветра. Если больной выполнял все эти правила, ему предоставлялась свобода [17, с. 56].
Но существовали и особые заведения, где содержались больные проказой – лепрозории. Первый
лепрозорий известен в Западной Европе с 570 г. В период крестовых походов их число резко увеличивается.
В лепрозориях действовали строгие правила. Чаще всего они помещались на окраине города или за
городской чертой, чтобы уменьшить контакты прокаженных с жителями города. Но иногда родственникам
позволялось посещать больных. Основными методами лечения были пост и молитва. В каждом лепрозории
был свой устав и своя особая одежда, служившая опознавательным знаком [1.].
Лепрозории и больницы, выстроенные иоаннитами, считались лучшими в Святой Земле, такими же
они остаются и до сего дня.
Нужно отметить, что больницы появляются в Западной Европе примерно с VI в. и первоначально
создаются при монастырях; предназначены они были для: бедняков, бездомных людей, нищих. Самыми
старыми являются больницы в Лионе, Монте-Касино, Париже. Сперва они строились не по определенному
плану и могли помещаться в обычных жилых домах, приспособленных для этой цели. Постепенно
появляется особый тип больничных зданий. Кроме помещений для больных, там были хозяйственные
пристройки, комната для тех, кто ухаживал за больными, аптека, а также сад, где росли наиболее
употребляемые лекарственные растения [19, с. 40-50].
Когда больной являлся в больницу, его одежду стирали и прятали в надежное место, вместе со всеми
ценностями, которые при нем были. Комнаты содержались в чистоте. Раз в году мыли стены. Зимой в каждой
комнате разжигался большой огонь. Летом сложная система блоков и веревок позволяла больным открывать
и закрывать окна, в зависимости от температуры. В окна были вставлены цветные стекла, чтобы смягчить
жар солнечных лучей, это при том, что виражи были запрещены, как непозволительная роскошь, и
отступление от правил строго каралось инспекторами, но для данных заведений были сделаны исключения.
Число кроватей в каждой больнице зависело от размера помещения, причем в каждой кровати лежало
минимум два, а чаще – три человека.
Только в главном госпитале ордена иоаннитов могло разместиться две тысячи нуждавшихся. Помощь
оказывалась безвозмездно. Помимо этого три раза в неделю для бедняков устраивались горячие бесплатные
обеды. Обслуживание больных шло вне зависимости от их социального положения: все было единого
качества, все больные и раненые получали равные порции пищи, больничные халаты и белье были пошиты
из одинаковой материи. Кроме того, иоанниты имели воспитательный дом для приюта подкидышей и
грудных младенцев [23, с. 28-30].
Следует отметить, что больница в средние века исполняла роль не только лечащего учреждения, но и
богадельни. Больные лежали бок о бок со стариками и бедняками, которые, как правило, охотно поселялись
в больнице: ведь там им был обеспечен кров и еда. Среди обитателей были и такие, кто, не будучи ни
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��46 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;больным, ни немощным, по личным причинам желали окончить свои дни в больнице, и за ними ухаживали,
как за больными.
Именно поэтому появился термин странноприимный дом» – дом, где находили приют больные,
сироты, пилигримы и прочие странники. Госпитальеры славились своими странноприимными домами еще
со времен крестовых походов. Позднее странноприимные дома стали делиться по специфике: сиротские
дома, госпитали, лепрозории и пр.
Несомненно, что первые годы после образования ордена все силы братства были направлены на
выполнение поставленной перед собой задачи. Иоанниты вели активную деятельность по сбору милостыни
в пользу больных и бедных, не отказывались от щедрых пожертвований состоятельных сеньоров. По всей
Святой Земле шло строительство странноприимных домов ордена [22, с. 408-420]. При этом нельзя
утверждать, что иоанниты являлись единственными, например у камальдолийцев госпиталь появился еще в
1048 году. Однако орден Св. Иоанна был первым духовно-рыцарским образованием среди госпитальных
братств.
Когда иоанниты практически достигли цели и стали известны как наиболее компетентный орден
госпитальеров, рыцари потихоньку отходят от дел, направленных на помощь больным, и берут на себя,
подобно тамплиерам, функцию охраны паломников.
Папы охотно утверждали новые духовно-рыцарские ордены, справедливо рассчитывая на то, что эти
воины-монахи в первую очередь являются их личным войском, поскольку практически все подобные
образования подчинялись напрямую понтифику [20, с. 17]. Уход из-под юрисдикции епископата – вот еще
одна причина, почему монашеские и благотворительные организации стремились обрести статус духовно-
рыцарского ордена.
Очень скоро, после утверждения Уставов госпитальеры (иоанниты) наряду с тамплиерами приобрели
славу хороших воинов. Это объясняется тем, что в орден, подобно храмовникам, стали принимать рыцарей,
членов знатнейших европейских дворянских фамилий. Внутри ордена также произошли изменения. Забота
о больных и раненых целиком и полностью легла на плечи служащих, капелланы обязаны были молитвой
спасать души страждущих, а рыцари продолжали заниматься своим ремеслом – воевать, охранять первые две
категории.
Учреждение духовно-рыцарских орденов преследовало еще одну цель – новые латинские государства
в Палестине нуждались в отличных защитниках, которые, хотя бы внешне, не преследовали своих корыстных
целей, были на службе церкви, а значит и государства [18, с. 285]. Но их нужно было заинтересовать. На
ордены, словно из рога изобилия, посыпались пожертвования, привилегии и прочие дары. Всего во времена
крестоносного движения, как в Палестине, так и в Европе, было учреждено более десяти духовно-рыцарских
орденов, но только трем было суждено сыскать себе широкую популярность: тамплиеры, госпитальеры
(иоанниты), тевтонцы [24, с. 142]. При этом каждое из этих духовно-рыцарских образований было похоже
друг на друга, и, одновременно, имело свои особенные черты.
Отличительной чертой этих орденов является их деятельность. Орден тамплиеров явился
первопроходцем. Храмовники первыми добились узаконивания своего статуса. Они первыми стали
определять и выстраивать отношения подобных организаций со светскими и духовными властителями.
Тамплиеры служили примером для подражания другим духовно-рыцарским орденам. Именно орден Храма
первым начал создавать в Европе межнациональное государство. Что и погубило орден в
XIV
Госпитальеры сумели завершить начинания тамплиеров и сохранить их до наших дней. Уникальность
ордена Святого Иоанна заключается в том, что будучи несколько раз в своей истории на грани упразднения,
иоанниты всегда могли доказать свою необходимость. Они располагались в таких районах Средиземноморья,
где, казалось бы, были обречены на гибель. Но именно это оказалось их спасением. В течение нескольких
столетий иоанниты являлись островом (в буквальном смысле этого слова), находившемся между двух миров:
Христианским и Мусульманским. А после гибели храмовников, иоанниты стали единственным
межнациональным государственным образованием.
Многонациональная структура госпитальеров и тамплиеров является еще одной особенностью этих
енно-монашеских организаций. Перед лицом Церкви и Бога все равны и потому в ордены принимали всех.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��47 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Первые духовно-рыцарские организации создавались представителями складывающихся европейских
государств (Италии, Франции, Англии и др.).
Объединенные вначале на принципах братской общины, ордены с приобретением влияния в Святой
Земле начинают вырабатывать иную внутреннюю политику. В организацию вступают рыцари и монахи,
которые не стремятся найти себя только в служении Богу и людям молитвами и смирением. Ордены
принимают рыцарей, потомков благородных рыцарей и дам», то есть служилого дворянства. Послушники
и сержанты происходили из знатных и обычных семей. В члены ордена входили и просто слуги. Таким
образом, внутреннее устройство ордена отражало устройство средневекового общества в целом: деление на
феодалов – рыцарей и сервов. Этот факт является одним из аргументов тех исследователей, которые
утверждают, что ордены были не исключением, а закономерным явлением Средневековой Европы [16, с.
115].
Крестоносцы в Святой Земле с образованием латинских государств нуждались в хорошо
организованных профессиональных военных, которых объединяло бы служение одному лидеру.
Иерусалимские короли, как и другие латинские государи в Палестине, не могли надолго объединить вокруг
себя рыцарей-вассалов. Церковь, подняв на свой щит имя Христа, сумела организовать и подчинить
жестокой единой дисциплине большую часть паломников, прибывающих в Святую Землю. Но средневековая
армия была неразрывно связана с административными и экономическими структурами, и ее невозможно
вырвать из культурной и социальной среды и ожидать, что она сможет существовать в изоляции. Армия
нуждалась в конюхах, слугах, кузнецах, оружейниках и поварах, которые в свою очередь в случае
необходимости превращались в солдат. Главенствующее положение конницы не исключало и участие в боях
пехоты, специализировавшейся в стрельбе из лука и арбалетов и в использовании оружия ближнего боя.
Отсюда и полное повторение социальных групп в составе духовно-рыцарских организаций. Будучи первой
профессиональной армией, братья-рыцари нуждались в обслуживающем персонале [2, с. 14-25].
Следует отметить, что к моменту начала крестовых походов в Святую Землю взгляды католической
церкви на военные действия против иноверцев значительно изменились, в отличие от раннехристианских.
Если раньше понятие воинство христово» подразумевало тех, кто активно посвящал себя спасению души,
то есть, прежде всего, монахов, то к концу
в. происходит переосмысление этого понятия, оно утрачивает
духовный смысл
и все более наполняется военным содержанием [13, с. 215
251].
Именно в эпоху крестовых походов римская курия пошла на организацию военных монашеских
братств – духовно-рыцарских орденов. Эта идея нашла огромную поддержку и в лице светской власти.
Римские папы видели в духовно-рыцарских орденах ту силу, которая всегда будет на стороне католической
церкви: как в борьбе с иноверцами (мусульманами), так и в борьбе с еретиками (катары, вальденсы). Папы
также рассчитывали на ордены в борьбе за власть, которую веками вело духовенство со светскими властями.
Светские же власти видели в духовно-рыцарских орденах своеобразный способ нейтрализовать часть
мелкопоместного и безземельного рыцарства путем вступления их в ордены. Этим можно частично
объяснить тот поток милостей и привилегий, который обрушился на духовно-рыцарские ордены (в частности
на тамплиеров), хотя те еще не успели проявить себя как следует в Святой Земле [16, с. 104].
Вера в единого Бога объединила представителей различных европейских народов под сенью духовно-
рыцарских орденов госпитальеров-иоаннитов, тамплиеров, госпитальеров-лазаритов и подобных
организаций.
Исследователи духовно-рыцарских орденов безоговорочно относят подобные организации к Римской
католической Церкви на том основании, что утверждение Уставов орденов проходило в Риме, и братья-
рыцари находились в прямом подчинении у понтифика. В ордены спешили вступить молодые аристократы
из европейских государств, в которых господствовала Римская церковь. Так, к середине
XII
в., тамплиеры
обладали вл
адениями во Франции, Англии, Шотландии, Фландрии, Испании, Португалии, Италии, Австрии,
Германии, Венгрии в силу того, что неофит, вступающий в орден, жертвовал свои владения в пользу
организации [11, с. 56
67]. Нельзя при этом забывать, что раскол Христиа
нской Церкви на Православную и
Католическую в 1054
г. в средневековом обществе долгое время рассматривался как конфликт римской
курии и константинопольских патриархов.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��48 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Одним из призывов к крестовому походу Католической Европы в Палестину в 1096 г., как мы помним,
был призыв о помощи христианам Востока, то есть последователям Византийской церкви. После завоевания
в 1099 г. Иерусалима крестоносцами, если взглянуть на карту города, то можно отметить, что кварталы
православных и католических христиан отсутствуют. Значит, христиане обеих церквей жили бок о бок [23,
8]. Некоторые исследователи утверждают, что изначально духовно-рыцарские ордены получали
благословение на свою организацию из рук православных патриархов, в частности, иоанниты [10, с.
-49].
Иоанниты не могли похвастать первоначально многонациональностью подобно тамплиерам. Однако к
моменту, когда госпитальеры получают статус духовно-рыцарского ордена, его структура делится внутри на
несколько Лангов» (Языков»).
Многонациональность орденов объясняется еще и тем, что национальные государства и национальные
языки начинают только формироваться в Европе. Практически все участники крестовых походов проживали
на территории государств, входивших некогда в империю Карла Великого.
Оказавшись наиболее жизнеспособными» тамплиеры, иоанниты и тевтонцы еще во времена
последних крестовых походов переносят сферу своих интересов из Святой Земли в Западную Европу,
Восточную Европу и Средиземноморье, организовывая крестовые походы против язычников – славян
(тевтонцы), еретиков (госпитальеры, тамплиеры); осваивая новые острова и противостоя иноверцам на море
(иоанниты) и так далее.
Если госпитальеры-иоанниты и тамплиеры являлись многонациональными духовно-рыцарскими
организациями, по примеру римско-католической Церкви, то орден Тевтонских рыцарей, орден Сантьяго,
Калатравы и другие были общинами только одного Языка».
С орденом дома Святой Марии Тевтонской мы встречаемся в отечественной истории в
XIII
Существует две версии образования духовно-рыцарского ордена Тевтонских рыцарей. Согласно одной
из них, Тевтонский орден был основан в 1128 г. в Иерусалиме небольшим кружком богатых немцев, с целью
оказания материальной помощи больным и бедным паломникам германского происхождения. Небольшой
кружок быстро разросся в целое общество, члены которого стали именоваться братьями Святой Марии
Тевтонской. Около 1189 г. сын Фридриха Барбароссы реорганизовал новый орден в военно-монашескую
общину, дал ей Устав тамплиеров и форму одежды – белый плащ с черным крестом. С того момента
рганизация получила название Тевтонского ордена Дома Святой Девы Иерусалимской. В 1191 г. папа
Климент
утвердил Устав ордена, но при этом орден был отделением ордена госпитальеров [13, с.
251].
По другим сведениям Тевтонский орден был утвержден в 1198 (1199) г. римским папой
Иннокентием
. Его первым великим магистром, впоследствии гохмейстером, стал Генрих Вальпот.
Возникло братство на базе странноприимного дома в Иерусалиме для немецких паломников. Первоначально
тевтонцы являлись представителями
немецкого языка в составе ордена Святого Иоанна Иерусалимского.
Папа Иннокентий, желая укрепить взаимоотношения с германским императором Генрихом
, готовившим
новый крестовый поход, утверждает в 1198
г. Тевтонский орден, получивший название ордена Дома
Святой
Марии Тевтонской [6, с. 69].
Тевтонский орден стремился найти земли, где получил бы возможность организовать что-то вроде
государственного устройства, во главе которого стоял бы он сам. Большой роли в Палестине этот орден не
играл, так как сразу вмешался в европейские дела.
Рыцарские ордены Пиренейского полуострова организовывались по примеру тамплиеров и
госпитальеров, но носили тот же национальный характер, что и тевтонские рыцари, с той лишь разнице, что
большинство из них были организованы уже не в Палестине, а в Западной Европе. Духовно-рыцарские
ордены в Испании были направлены на борьбу с маврами. Они приняли активное участие в Реконкисте.
Однако сфера их деятельности не выходила за рамки Испанского королевства. Эти же особенности были
присущи и португальским орденам.
Духовно-рыцарские ордены, и в первую очередь тамплиеры и иоанниты, впитали в себя некоторые
философские течения Востока, использовали научные знания, которыми обладали неверные»,
совершенствовали их, чтобы применять уже на Христианской земле. Возможно, именно эта вновь
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��49 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;зарождающаяся сила, не смотря на свою далеко не мирную миссию, могла быть оплотом католических
государств в Святой Земле и гарантом более или менее мирного сосуществования христиан и мусульман.
Тамплиеры и иоанниты стали главной военной силой крестоносцев в Святой Земле. В
XIII
в. падение
авторитета иерусалимских королей позволило храмовникам и иоаннитам проводить собственную политику
в Палестине и Сирии. В начале они придерживались агрессивных наступательных позиций
на севере
королевства и даже получали дань от соседних мусульманских государств; на юге они проводили
независимую политику в отношении Египта и Дамаска. В восточном Средиземноморье тамплиеры и
госпитальеры начали создавать собственные флотилии. Являясь фак
тически первыми духовно
рыцарскими
орденами, храмовники и иоанниты формировали всю военно
монашескую этику. Они диктовали те условия,
по которым в дальнейшем выстраивались взаимоотношения духовно
рыцарских организаций со светскими
и духовными властями.
Члены всех военно-монашеских орденов неизбежно вовлекались в управление теми территориями, на
которых располагались замки и имения самого ордена. Некоторые ордена (в частности, тамплиеры)
занимались финансовыми операциями. Нередко их замки становились местом хранения денег,
драгоценностей.
Возможно, в силу того, что госпитальеры не являлись изначально военно-монашеским орденом, они
так и не смогли оттеснить храмовников на второй план. Однако иоанниты занимались строительством
крепостей, замков, а также укрепляли дома, расположенные в пределах городских стен. Именно ордену
Иоанна Иерусалимского принадлежит заслуга сооружения в 1186 г. Маркибского замка. Госпитальеры
располагали земельными владениями в Святой Земле и некоторой собственностью в Южной Франции.
Однако это оказывается недостаточным, чтобы там разместить штаб-квартиру ордена, когда крестоносцев
изгоняют из Палестины.
Тамплиеры и госпитальеры являются единственными орденами, имевшими возможность пользоваться
средствами всего христианского мира для ведения военных действий в любой точке этого мира. Правда не
всегда эта возможность была осуществима. В
XIV
в. магистр ордена госпитальеров говорил о финансовых
трудностях, которые вынуждают ограничить содержание больных в орденских странноприимницах. А
адолго до падения Акры великие магистры храмовников уверяли, что у ордена не осталось денег для
содержания общин в Святой Земле [23, с. 53].
Известно, что тамплиеры и госпитальеры совместно обсуждали планы возвращения Святой Земли, но
обстоятельства не дали им осуществить свои намерения. В 1312 г. орден бедных рыцарей Христа и Храма
Соломона был упразднен, а все его имущество было передано рыцарям Святого Иоанна Иерусалимского,
который в последствии стал именоваться Суверенный Рыцарский Госпитальерский Орден Святого Иоанна
иерусалимского, Родоса и Мальты» (
The
Sovereign
Military
Hospitaller
Order
Saint
Jerusalem
Rhodes
and
Malta
Мальтийские рыцари по сегодняшний день продолжают заниматься врачеванием. Вот уже более века
основной деятельностью ордена является благотворительная медицинская служба. В ведении Великого
госпитальера, как и в прежние времена, находятся орденские больницы, поликлиники, амбулатории, дома
для престарелых и инвалидов. Ордену принадлежат лепрозории в странах Африки и Южной Америки,
центры лечения и реабилитации диабета, госпитали, детские дома, школы медсестер и другие
благотворительные учреждения. Мальтийский орден строит и открывает свои медицинские подразделения в
различных странах мира в соответствии с международными конвенциями и в рамках законодательств этих
государств. Независимо от своих политических устремлений, внутренних кризисов и так далее, орден
никогда не изменял своей основной функции – врачеванию. Возможно, что верность этому позволила
Мальтийским рыцарям сохранить свою организацию до наших дней почти в первозданном виде.
Список использованной литературы:
Бергер Е. История в больницах и лепрозориях // Средневековый сборник. Т. 4. – М., 2000.
Булл М. Истоки // История крестовых походов. – М.: КР
-ПРЕСС, 1998.
Военно-духовные ордена / [И.А. Дьячук, В.Н. Богатырев, М.В. Пензиев]. –
Спб.: Реноме, 2010.
Гуревич А.Я. Избранные труды. Том 2. Средневековый мир. –
М. – СПб.: Университетская книга, 1999.
Донини А. У истоков Христианства. – М.: Издательство политической литературы, 1989.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��50 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;6. Дударев С.Л., Лёсина Т.Н. С крестом и мечом (очерки истории крестоносного движения). Учебное
пособие. – Армавир, 2002.
Дюби. Ж. История Франции. Средние века. От Гуго Капета до Жанны д’Арк. 987-1460. – М.:
Международные отношения, 2000.
Кампе И.Г. Беседы отца с детьми или собрание любопытных путешествий по разным государствам в
пользу юношества. – СПб.: типография Императорского театра, 1816.
Лобе М. Трагедия ордена тамплиеров. – СПб.: Евразия, 2003.
Милославский Ю. Странноприимцы. Православная ветвь Державного Ордена рыцарей-госпитальеров
Святой Иоанна Иерусалимского. – СПб.: Царское дело, 2001.
Печников Б.А. Рыцари церкви» кто они? – М.: Изд-во политической литературы, 1991.
Тайны, скрытые забралом. – М.: Современник, 2002.
Фори А. Военно-монашеские ордена. 1120-1312 // История крестовых походов. – М.: КРОН-ПРЕСС, 1998.
Barber R. The reign of Chivalry. – Newton etc., 1980.
Bradford E. Mediterranean. Portrait of a sea. – New York: Harcourt Brace Jovanovich, inc., 1971.
Bradford E. The sword and the scimitar. The saga of a crusades. – New York: Dorset Press, 1974.
Cassar P. A Medical History of Malta. – London, 1964.
Davis R.H.C. A History of Medieval Europe. From Constantine to Saint Louis. – London, 1960.
Hume E.E. Medical Work of the Knights Hospitallers of St. John of Jerusalem. –
Baltimore, 1940.
Riley-Smith L., Riley-Smith J. The Crusades: Idea and Reality. 1095–1274. – London, 1981.
Riley-Smith J. The Knights of St. John in Jerusalem and Cyprus. 1050-1310. – London, 196
Setton K.M. The Papacy and the Levant (1204–1571). Vol. II. – Philadelphia, 1978.
Sire H.J.A. The Knights of Malta. -
Yale, 1994.
Volz C.A. The Church of the Middle Ages. – St. Louis, London, 1970.
©Т.Н. Шалдунова, 2015
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��51 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ
УДК 111.1
Анисин Андрей Леонидович
доктор филос. наук, доцент, ТИПК МВД России
г. Тюмень, Россия
e-mail:
[email protected]
ВИДЫ И УРОВНИ БЫТИЯ
Аннотация
В статье анализируются подходы к осмыслению структуры бытия. Наряду с понятиями материального
и нематериального, предлагается, как более плодотворное и точное, разделение на идеальное и реальное
бытие. Обосновывается трехуровневое деление реального бытия на физическое, органическое и духовное,
каковые уровни не имеют сами по себе онтологического единства. Единство бытия мира обеспечивается
связью каждого из трех его уровней с абсолютным Сверхбытием, таким образом, и представляет собой
свободное соборное единство.
Ключевые слова
Уровни бытия, идеальное бытие, реальное бытие, физическое бытие, органическое бытие, духовное бытие,
соборность бытия.
Понятием бытия», несомненно, задается наиболее общая и предельно фундаментальная тема,
определяющая суть всякой философской концепции. Во-первых, как отмечает М. Хайдеггер,
фундаментальный вопрос всякой метафизики звучит следующим образом: Почему вообще есть сущее, а не
наоборот – ничто» [1, С. 87]. Во-вторых, в самой сердцевине философских размышлений лежат вопросы
именно
онтологии
, то есть вопросы осмысления внутреннего смысла и структуры бытия. Ни первая, ни
вторая темы, впрочем, не были актуальны для родоначальника этого понятия Парменида, поскольку, во-
первых, бытие, логически мысля, может только
быть
, а небытие может только
не быть
. А во-вторых, вот
так формально-логически понятое бытие, которое закончено со всех сторон, похожее на глыбу совершенно-
круглого Шара, везде [= в каждой точке»] равносильное от центра, ибо нет нужды, чтобы вот тут его было
больше или меньше, чем вот там» [2, С. 291], – такое понятие бытия кладет предел всякой мысли, являя
высшую Истину как предмет умного созерцания. Однако вся последующая философия представляет собой
именно попытки
разобраться в бытии
.
Прежде всего, необходимо констатировать тот факт, что бытие явно имеет внутренние различия.
Признак существования является формально общим для всего существующего, однако существовать можно
-разному. Позволим себе очень кратко проследить основные подходы к решению проблем осмысления
структуры бытия на материале истории философской мысли.
Первое свое онтологическое самоопределение философская мысль совершает в вопросе о
соотношении духовного и материального в бытии. Изначально в человеческом сознании хотя и фиксируется
противоположность этих двух сторон реальности, но отсутствует их антагонизм, – идея органического
единства материи и духа сохраняется в большинстве раннефилософских концепций. Тенденция к
противопоставлению духовного и материального проявляется в истории мысли, начиная с
западноевропейской схоластики, и имеет свое классическое выражение у Р. Декарта и его последователей. В
качестве определенных эксцессов философского развития следует рассматривать варианты жесткого
спиритуалистического или материалистического монизма, вовсе отрицающего вторую сторону реального
бытия. Идея полной иллюзорности материального мира, как и идея полной редукции всех духовных
проявлений к материальным процессам, в равной мере представляются нам проявлениями искаженных форм
мировоззрения. В жертву отвлеченным принципам в обоих случаях приносится глубина и целостность
жизненного опыта человека. На наш взгляд, именно способность понять во всей полноте и целостной
внутренней связности реальный опыт бытия может служить критерием достоверности философских
построений.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��52 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Однако разделением на материальное и нематериальное далеко не исчерпывается многообразие бытия.
Можно спорить, имеет ли, например, душа, признаваемая нематериальной, пространственную локализацию,
но то, что она существует и меняется во времени, – несомненно. В то же время математические сущности и
логические законы, которые открываются в качестве основного содержания платоновских идей, явно
существуют вне времени и пространства (возможно, являясь, как предполагает И. Кант,
трансцендентальными предпосылками представлений о пространстве и времени). Материальные объекты
также обнаруживают определенное разнообразие, делающее недостаточным понимание их как
просто
материальных
единых в своей материальности.
Уровневые концепции бытия берут свое начало еще в средневековой мысли, но мы обратимся к более
близким нам и по времени, и по культурному контексту концепциям. Прежде всего, на наш взгляд,
необходимо сказать о принципиальном различии бытия
идеального
и бытия
реального
, имея в виду различие
идеи и вещи, – существования вневременного и существования, тем или иным образом связанного с местом
в пространстве и становлением во времени. Следует условиться о терминах: понятие реальность» мы будем
употреблять именно как противоположность идеальному», хотя вполне допускаем возможность в иных
контекстах говорить, например, о математической реальности» и вообще употреблять более широкое
понятие
реальности
, в состав которой входит, кроме действительности, еще сверхвременное, "идеальное"
бытие» [3, С. 23]. Итак, в состав идеального бытия в этом, определенном нами смысле входят математические
и логические сущности, всеобщие сущности реального (категориальная и смысловая основа реальности), а
также ценности, играющие для человека роль абсолютных ориентиров, – то есть совокупность идеальных
миров, которые человек способен познавать.
Реальное бытие, то есть бытие, связанное со становлением во времени и пространственной
локализацией, также имеет сложную структуру. Эта структура действительного мира осмыслялась в
философии, конечно, по-разному, но все-таки можно проследить некоторые общие тенденции в построении
этих уровневых концепций бытия. Нельзя не вспомнить, во-первых, о том, что
Энгельс выделял пять
форм движения материи» – механическую, физическую, химическую, биологическую и социальную. Эта
классификация онтологических уровней часто и поныне воспроизводится в учебной и научной философской
литературе. Стоит, однако, критически оценить правомерность и плодотворность такого деления. Изучаемые
механикой, физикой и химией явления, хотя имеют серьезные отличительные особенности, принадлежат все-
ки к одной и той же сфере бытия. Процессы, составляющие содержание этих форм движения материи,
являются проявлением четырех фундаментальных видов взаимодействий, изучаемых физикой:
гравитационного, электромагнитного, а также сильного и слабого внутриатомного взаимодействия. Законы
химии целиком объясняются физикой микромира и молекулярной физикой, сводимой к электродинамике. А
вот между неживой и живой природой не существует ни генетической преемственности с плавным
переходом, ни возможности раскрытия актуальности их бытия через некий общий имманентный принцип.
Во времена Энгельса еще можно было писать, что самые низшие живые существа, какие мы знаем,
представляют собой не более как простые комочки белкового вещества», что жизнь… есть
самосовершающийся процесс… прирожденный…белку», и что отсюда следует, что если химии удастся
когда-нибудь искусственно создать белок, то этот последний должен будет обнаружить явления жизни, хотя
бы и самые слабые» [4,
82-83]. В действительности клетка представляет собой вовсе не простой комочек
белкового вещества», а сложнейшую систему, описать которую исчерпывающим образом цитология пока не
в состоянии и горизонты исследования все больше расширяются. Синтезировать химически белок химия
научилась давно, однако проявлений жизни эти химические вещества не имеют. Между физикой в широком
смысле и жизнью зияет разрыв.
Почти синхронно с Энгельсом свой вариант системной онтологии предложил В.С. Соловьев. Его
деление бытия на уровни не совпадает, конечно, с формами движения материи», выделенными Энгельсом,
но и это деление также достаточно дробно и также имеет некоторые следы влияния позитивизма. Соловьев
выделяет 1) минеральное или неорганическое царство, 2) растительное царство, 3) животное царство, 4)
природночеловеческое или духовночеловеческое царство и 5) Царство Божие [5,
63]. Три энгельсовские
формы движения материи» – механическую, физическую и химическую – Соловьев отнес (и вполне
справедливо, на наш взгляд) к одному царству», а еще одну – биологическую – разделил на два царства»:
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��53 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;растительное и животное (что вызывает у нас сомнения). Очень странно определяет Соловьев предпоследнее
царство»: природночеловеческое или духовночеловеческое. Единственное разумное объяснение такой
двусмысленности в наименовании человеческого бытия заключается в желании Соловьева обособить и
выделить Царство Божие» в качестве финального всеединства. Несомненным достоинством
онтологической иерархии по Соловьеву в сравнении с формами движения материи» по Энгельсу является,
конечно, выделени
духовного
бытия в качестве одного из уровней. Однако при этом Соловьев в угоду своему
всеединству» тоже предполагает плавный и незаметный даже переход от природного бытия к духовному:
природно
человеческое
или
духовно
человеческое царство».
В качестве еще одного примера иерархической онтологии можно вспомнить Н. Гартмана. Надо
отметить, что именно его терминологии мы следуем, противопоставляя идеальное» и реальное», и считаем
вполне удовлетворительной его интерпретацию идеального бытия. Так же очень глубоко и корректно
раскрывает он законы и принципы взаимоотношений между уровнями бытия реального мира, но вот об
определении самих этих уровней стоит еще раз задуматься. Об иерархии реального бытия Гартман пишет
так: Строение реального мира имеет форму наслоения. Каждый слой является целым порядком сущего.
Главных слоев четыре: физически-материальный, органически-живой, душевный, исторически духовный.
Каждый из этих слоев имеет свои собственные законы и принципы. Более высокий слой бытия целиком
строится на более низком, но определяется им лишь частично» [6, С. 322]. По существу, здесь
воспроизводится та же схема, что и у Соловьева, – за вычетом Царства Божьего»: душевное» бытие
практически соответствует животному царству», и на долю органического» бытия, раз оно лишено
душевности, остается царство растительное», вегетативный способ бытия. Однако Н. Гартман в своей
системе не меньше, чем Соловьев, затушевывает принципиальный разрыв духовного и природного бытия,
что отмечено, например, С.Л. Франком в критике гартмановской этики: Уж слишком гармонично, без
трений и непонятно как наслаиваются» у него силы духовного порядка на силы природы» [7, С. 646
Приведенные классификации способов (или уровней, сфер, слоев, миров») бытия, на наш взгляд,
затемняют принципиальную онтологическую структуру мира, во-первых, деля то, что принципиально
онтологически едино, во-вторых, как следствие, маскируя в ряду непринципиальных качественных
переходов принципиальный разрыв между разными способами бытия. Предельно общее деление бытия
представляется не пяти- и не четырех-, а
трехчастным
. Терминология этого деления относительно
второстепенна, важна суть. Можно говорить о теле, душе и духе», можно о неорганическом, органическом
и духовном бытии», а можно о физическом бытии в физическом времени, о жизни с ее длительностью» (по
Бергсону), и о духе, причастном божественной вечности.
Смысл такого деления в том, что здесь идет речь именно о принципиально разных способах бытия.
Физическое бытие, органическое бытие и духовное
тие невозможно подвести под один закон, каждое из
них в полном смысле слова
автономно
. Внутри физического бытия присутствует большое разнообразие
проявлений: законы механики не применимы к химическим взаимодействиям, термодинамика есть нечто
иное, чем оптика, но все эти столь различные по проявлениям закономерности физического бытия имеют
одну и ту же принципиальную основу, одну
конституцию
, если так можно выразиться. Эта мысль
достаточно банальна, – каждый, видимо, согласится с тем, что существуют некие общие законы
существования материи, которые по-разному проявляются на разных уровнях ее организации и в разных
формах ее движения. Не об этом речь.
Смысл той концепции, которая предлагается здесь, заключается в том, что органическое, например,
бытие имеет именно
другую конституцию
, чем физическое, что жизнь не может быть понята как форма
движения материи», а бытие духовное, в свою очередь, никак не выводимо из органических законов жизни,
будучи в полном смысле слова
автономно
, – имея свой закон внутри себя самого. Каждый из этих уровней
бытия обладает полным суверенитетом в своей области реальности, – они могут воздействовать друг на друга
только внешним образом, однако по своему внутреннему смыслу они не выводимы друг из друга. Не
существует единой основы для этих трех уровней бытия, они не перерастают один в другой и не оставляют
друг для друга места внутри себя. Живой организм, конечно, обладает телом и может быть рассмотрен как
физический объект; конечно, в процессе жизнедеятельности совершаются физические и химические
процессы, но сама жизнь этого организма не только не сводится к физике и химии, но и в определенном
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��54 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;смысле
не содержит их в себе
. Можно сказать, что жизнь использует» физику и химию, чтобы
осуществляться, но то,
что
при этом осуществляется, не имеет никакого отношения ни к физике, ни к химии.
Печальным обыкновением стало не замечать этого принципиального разрыва между живой и неживой
природой. Жизнь каждый раз пытаются вписать» внутрь материального мира так, как если бы ее законы
были всего лишь некой специфической формой проявления общих законов физического бытия. Косвенно
этому способствует и то, что греческое слово
jisiV
, природа» дало наименование
физике
как науке и, таким
образом, как бы по умолчанию, вся природа (неживая и живая) равно принадлежит к
физическому
, то есть
природному бытию. Ярким примером этого является статья Г.В. Баранова Структурные уровни природного
бытия». В ней автор обращается к достаточно узкой теме выделения уровней именно бытия физического (то
есть природного) и прослеживает такую чисто внешнюю градацию состояния природы по критерию
сложности» [8, С. 133]: Вселенная – галактический уровень – звездный уровень –
планетарный уровень –
уровень живого вещества –
молекулярный уровень – атомный уровень – атомно-ядерный уровень –
элементарно-частичный уровень – протовакуумный уровень.
Прежде всего, на наш взгляд, автор вместо критерия сложности» применил банальный критерий
размеров», поскольку, например, планета по уровню своей сложности как системы (как показывает пример
нашей Земли) вполне может быть гораздо сложнее любой даже очень огромной звезды, а уж системная
сложность организации живого вещества» не идет ни в какое сравнение не только со звездно-планетными
системами, но и с галактиками. Далее, – и это для нас самое главное, – автор помещает живое вещество»
между планетарным» и молекулярным» уровнями, что, во-первых, не оставляет места для неживых
объектов размерами меньше планеты и больше молекулы, а во-вторых, создает иллюзию полной
вписанности» жизни в физическую картину мира. При этом ведь сам автор достаточно точно, полно и
разносторонне фиксирует существенные признаки жизни: 
автономность
адаптация
антиэнтропия
антропность
; вещественность;
гомеостаз
дискретность
; дыхание; изменчивость;
наследственность
метаболизм
питание
развитие
раздражимость
размножение
; биоразнообразие; рост; субстратность;
целостность
; эволюционность» [8, С. 135. Курсив наш. – А.А.]. После прочтения этого списка остается
только один, но неразрешимый вопрос: как все эти признаки (
особенно выделенные
) можно увязать с
физическими законами?
Третьим онтологическим уровнем является духовный уровень бытия. Своеобразие этого уровня еще
труднее поддается содержательному анализу, однако очевидно, что духовная жизнь человека (то есть тот
опыт, в котором нам может быть открыто духовное измерение бытия): духовные способности, духовные
потребности, духовные ценности, – ничто из этого принципиально не выводимо не только из физики (что
было бы вовсе нелепо), но и из биологии. Духовное бытие имеет несомненную связь и с органической
жизнью, и с неорганической природой, но – как органическое бытие иногда, по видимости, даже
противоречит физическим законам (упомянутая выше
антиэнтропия
, например), – так же, и даже в большей
степени, духовное бытие противоречит законам биологии. Противоречие высших сфер бытия низшим не
выражается в нарушении законов низших сфер, но все-таки несомненно наличие непереходимого разрыва
между ними. Подчиняясь моральным, правовым или религиозным нормам, человек не нарушает законов
природы, но действует в ином онтологическом измерении. Внешне его действия могут выглядеть как
согласующиеся с природными тенденциями или как противоборствующие этим тенденциям, но по своей
внутренней сути эти действия направлены
поперек
природных процессов.
Нравственный поступок может находиться в согласии с природной целесообразностью, а может
выглядеть чистым безумием с точки зрения этой целесообразности, – никакой связи между нравственным
законом и законами природы (неживой и живой) не существует. На поверхностном уровне проявлений
иногда этот факт иногда не очень заметен, но именно по существу разрыв с биологией очевиден. Жизненные
функции, пусть даже и самые высшие, никоим образом не входят в состав духовного бытия, а в том случае,
гда они оказываются одухотворены, они совершенно теряют связь с биологически-органическими
принципами бытия и делаются функциями не органической, а духовной жизни.
Эти три уровня бытия образуют единый мир, но их онтологические конституции не только не сводимы
друг к другу, но и в определенном смысле несовместимы между собой, обладая абсолютным
суверенитетом» каждая в своей сфере и не оставляя в этой сфере места для проявления каких-либо иных
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��55 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;принципов бытия. Тезис об онтологической несовместимости физической, органической и духовной сфер
бытия звучит непривычно и резко, однако такая несовместимость – факт. Мир онтологически неоднороден,
и его единство поэтому не может быть понято как нечто имманентное, обусловленное самим внутримировым
сущим. Мир, взятый сам по себе, единым быть не может. Единство мира состоит не в его материальности и
не в его духовности, и не в его жизненности», – ни одна из этих сфер не может обосновать единство бытия
мира, не может преодолеть экстерриториальность» других онтологических сфер. В этом смысле метафизика
всеединства», на наш взгляд, является красивым, но соблазнительным и тупиковым направлением мысли.
Имманентизм
хоть в материалистическом, хоть в пантеистическом варианте не позволяет осмыслить самые
главные и наиболее глубокие темы в человеческом бытии: Ни личность, ни любовь, ни свобода не могут
быть поняты, если оставаться на почве рационалистических спекуляций о том, что Всё есть Одно» [9, С. 93].
Единство разных несводимых друг к другу порядков бытия не обеспечивается на основе ни одного из
них, оно может быть обеспечено только связью каждого с еще более высоким уровнем бытия, притом не
стоящим с ними в одном ряду, а таким, который образует онтологическое условие возможности этого ряда.
Обращенность внутримирового бытия к абсолютному Сверхбытию есть основание соборного единства мира.
Бытие в мире может иметь три модуса: вещественное существование, органическая жизнь и духовное бытие,
открытое в вечность. Различия внутри этих модусов непринципиальны, различия же между модусами
непреодолимы в рамках онтологии внутримирового сущего. Бытие как физическое существование неживой
природы, бытие как жизнь в органическом мире, и бытие духовное, имеющее в основе причастие к вечности,
могут быть соединены воедино только на основе их общей соотнесенности со Сверхбытием. Принцип
соборности, в отличие от иных концепций единства предполагает сочетание онтологической горизонтали»
с онтологической вертикалью». Горизонтальными» отношениями мы при этом называем все отношения
внутри пространственно-временного мира, а образ вертикали» выражает связь каждого сущего с вечностью
и с трансцендентным Абсолютом.
Эта связь, конечно, имеет разный характер на разных уровнях бытия. Физическое бытие логически
структурировано в пространстве и времени через соотнесенность с вневременным идеальным бытием. Эта
соотнесенность сама по себе не только безлична, но и безжизненна, но она обеспечивает возможность
сопряжения физического бытия с живым и личностным бытием. Связь органической жизни с вечностью и
Абсолютом, конечно, более глубока, чем в физическом бытии, но ясности и полноты эта связь может достичь
только на уровне духа. Человек, охватывая в своем существовании всю полноту проявлений бытия, будучи
единством физического тела, живой души и бессмертного духа, способен и призван не только к целостной
полноте понимания бытия мира, но и к тому, чтобы в своем свободном служении Богу этот мир возводить в
актуальную целостность соборного единства со сверхбытийным источником его бытия.
Список использованной литературы
1. Хайдеггер М. Бытие и время / пер. В
Бибихина
.: Ad Marginem, 1997.
2. Фрагменты ранних греческих философов. Часть 1: От эпических теокосмогоний до возникновения
атомистики / изд-е подгот. А.В. Лебедевым. – М.: Наука, 1989. – 576
. Франк С.Л. Реальность и человек: метафизика человеческого бытия. – М.: АСТ: АСТ МОСКВА:
ХРАНИТЕЛЬ, 2007. – 382
4. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. [В 30-ти т.] / Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. – М.:
Госполитиздат, 1961. – Т. 20. – 827
5. Соловьев В.С. Сочинения: в 2 т. / сост., общ. ред. и вступ. ст. А.Ф. Лосева и А.В. Гулыги. – 2-е изд. – М.:
Мысль, 1990. – Т. 1. – 892
6. Гартман Н. Старая и новая онтология / пер. Д. Мироновой // Историко-философский ежегодник’ 88 / отв.
ред. Н.В. Мотрошилова. – М.: Наука, 1988. –
320-324.
7. Франк С.Л. Новая этика немецкого идеализма // Путь: Орган русской религиозной мысли: Кн. I (I–VI). –
М.: Информ–Прогресс, 1992. –
643-646.
8. Баранов Г.В. Структурные уровни природного бытия // Символ науки. – 2015. – № 3. –
133-136.
Анисин А.Л. К различению всеединства» и соборности» как онтологических принципов // Омский
научный вестник. – 2007. –
№ 2(54). – С. 90-93.
© А.Л. Анисин, 2015
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��56 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;УДК 316.77
Гримов Олег Александрович
преподаватель ЮЗГУ,
г. Курск, РФ
mail
grimoleg
yandex
СЕТЕВЫЕ АСПЕКТЫ КОГНИТИВНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ И ИХ СОЦИО-
АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЕКЦИИ
Аннотация
В статье раскрывается содержание и основные характеристики когнитивных технологий. Автором
предложено различение когнитивных технологий как проектов по улучшению человеческой
функциональности и основанных на когнитивных технологиях сетевых проектов. На основе концептуальной
модели социо-антропологических проекций конвергирующих НБИКС-технологий В.Г. Буданова
анализируются последствия развития и внедрения когнитивных технологий.
Ключевые слова
НБИКС-технологии, когнитивные технологии, сетевые проекты.
Современное состояние развития науки, техники и образования, определяющих в совокупности
цивилизационные контуры, остро ставит вопрос о переосмыслении взаимных соотношений таких значимых
феноменов, как коммуникация, технология, знание. Одним из актуальнейших явлений в данной сфере
становится конвергенция различных научных сфер, что говорит о сближении их предметных областей,
формировании единого проблемного поля и необходимости выработки единой, комплексной методологии.
На современном этапе это отражается в феномене НБИКС-технологий, изучение которых требует
синергетического [1] и системного подходов [2].
Одним из наиболее значимых аспектов НБИКС-технологий являются когнитивные технологии.
Данное понятие является достаточно многогранным. Рассмотрим далее основные характеристики
когнитивных технологий.
Так, В.И. Кудашов пишет: Когнитивные технологии – это система методов, алгоритмов и программ,
моделирующих и усиливающих познавательные способности людей для решения практических задач –
распознавания образов и речи, выявления и идентификации закономерностей в массивах данных, проектирования
сложных систем, принятия решений в условиях недостаточности информации и т.д.» [4, с. 43]. При этом, как он
отмечает: когнитивные технологии основаны на изучении сознания, познания, различных особенносте
мыслительного процесса и когнитивного поведения живых и мыслящих существ как с нейрофизиологической и
молекулярно-биологической позиции, так и с помощью гуманитарных подходов» [4, с. 43].
Похожее определение даёт Г.Г. Малинецкий: Когнитивные технологи
- способы и алгоритмы
достижения целей субъектов, опирающиеся на данные о процессах познания, обучения, коммуникации,
обработки информации человеком и животными, на представление нейронауки, на теорию самоорганизации,
компьютерные информационные технологии, математическое моделирование элементов сознания, ряд
других научных направлений, ещё недавно относившихся к сфере фундаментальной науки» [5].
На основе анализа данных определений можно заключить, что когнитивные технологии невозможно
рассматривать в отрыве от информационных (в частности, сетевых) технологий, их конвергентное развитие
является следствием общецивилизационной эволюции и на конкретном этапе исторического развития
формирует особую матрицу возможностей и потребностей человека. Междисциплинарный статус
когнитивной науки определяется тем, что она представляет собой синтез естественнонаучного и
гуманитарного знания и опирается на достижения философии, лингвистики, нейрофизиологии, психологии,
информатики, кибернетики.


Работа выполнена при поддержке гранта РНФ, проект №15-
-10013 Социо-антропологические измерения
конвергентных технологий».

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��57 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;В рамках настоящего исследования можно выделить два вида когнитивных технологий:
1) когнитивные технологии как проекты по улучшению человеческой функциональности. К ним можно
отнести технологии и проекты, связанные с нейропрограммированием, компьютерным моделированием
элементов сознания, созданием искусственного интеллекта, улучшением работы мозга на нейроуровне. К
подобным проектам можно отнести проект Когном» Р. Хорна, который направлен на нивелирование
биологических, информационных и когнитивных онтологических границ человеческой природы и
предполагает построение конвергентной коммуникационной картины мира на основе создания
нейрокомпьютерных интерфейсов в русле улучшения человеческой функциональности [6];
2) основанные на когнитивных технологиях сетевые проекты, предназначенные для решения
конкретных прикладных задач. При этом под сетевым проектом мы понимаем совместную учебную,
познавательную, научно-исследовательскую, творческую или игровую деятельность определённого
количества участников, организованную с применением средств Интернет-коммуникации и иных
информационно-сетевых технологий, общих достижений когнитивной науки, имеющую общую проблему и
ориентированную на достижение совместного результата.
Актуальным является вопрос анализа последствий развития и внедрения когнитивных и
информационных технологий. В данном случае речь идёт о разработке сценариев и стратегий
цивилизационного развития, рассматриваемого уже на уровне НБИКС-технологий в целом. В этой связи
важную концептуальную модель социо-антропологических проекций конвергирующих НБИКС-технологий
предложил В.Г. Буданов. Он пишет: NBICS-технологии являются адекватным отражением
взаимосвязанных процессов, происходящих в природе, обществе, человеке. Они способны не только
помогать человеку изменять мир, но и создавать новые саморазвивающиеся миры: Природа — 2.0
(техномиры) и Природа — 3.0 (нейромиры), с которыми человек может сотрудничать, или полностью
твориться в них. Не исчез и тысячелетний проект обожения человеческого существа — мы преобразуем
не природу и материю, но себя через духовные практики, восходя к человеку совершенному, соединяясь с
Ноосферой» [3,
. 32].
Широта возможных последствий развития
NBICS
технологий в целом относима также и конкретно к
когнитивным технологиям. Рассмотрим вероятность реализации т
рёх указанных В.Г. Будановым сценариев
и раскроем их потенциальное содержание применительно к когнитивным технологиям:
1) создание Природы 2.0. (техномиры). Развитие и применение связанных с когнитивными
технологиями сетевых проектов, будучи основано, в том числе, на современных средствах коммуникации и
связи – то есть, на последних достижениях информационных технологий, – всё же не предполагает создание
техномира как подавляющей онтологической модальности своей основной целью. Широкие перспективы
технизации открываются при обращении к более общему пониманию когнитивных технологий,
охватывающих, в том числе, проблемы создания новых нейрокомпьютерных интерфейсов в режиме диалога
компьютер-мозг», нейропрограммирования, компьютерного моделирования элементов сознания,
направленных на решение важнейшей задачи когнитивных технологий - создание искусственного
интеллекта, создающих принципиально новые технические артефакты и расширяющих функциональность
старых форм техники. В этом аспекте особенно отчётливо наблюдается создание гибридных
социотехнических систем, наделённых субъектностью, что свойственно модели техномира (Природы 2.0.);
2) создание Природы 3.0. (нейромиры). Данный сценарий следует считать одним из наиболее
реальных. Уход человека в виртуальную реальность нейромира, в его информационную матрицу
представляется очень актуальным уже в настоящее время в условиях множественной массовой
киберкоммуникации (включающей диалоговые формы взаимодействия между индивидами, индивидом и
техникой, частично – между техникой и техникой) – на основе создания различных форм искусственного
интеллекта. Репрезентантом зарождающегося нейромира можно назвать распределённые когнитивные
системы, наблюдаемые при реализации сетевых проектов, основанные на едином когнитивном пространстве,
соединении эмоциональной энергии, когнитивной активности пользователей в их синергетическом
взаимодействии, опосредованном компьютерной коммуникацией. Дальнейшее развитие и усложнение
сетевых проектов и когнитивных технологий может пойти по пути внедрения соответствующих интерфейсов
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��58 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;не только в утилитарные, но и в обыденные практики индивида, что в итоге приведёт к поглощению его
бытия различными информационно-коммуникативными сверх-структурами;
3) обожение человеческого существа». Данный ноосферный проект может быть реализован
посредством развития внутренних техник и естественных способностей человека. К обожению
человеческого существа по определению нельзя отнести различные техники и практики, изменяющие его
природу как биологического вида, затрагивающие фундаментальные основания онтологии человека,
поскольку речь идёт о развитии внутренней природы и духовной сущности человека и формировании
сверхчеловека в метафизическом, но не техническом измерении. Несомненно, возможности человека при его
разнообразных трансгуманистических модификациях существенно расширяются, он приобретает
определённые возможности творца, но представляет собой по сути уже антропотехнический гибрид.
Преобразование внутренней природы человека возможно при его когнитивной и познавательной
активности, задействованной в сетевых проектах. Основой же совершенствования сущности человека по
движению к метафизическим проектам сверхчеловека является удовлетворение потребности в творчестве и
самоактуализации. В условиях сетевых проектов благодаря свободному характеру коммуникации, сетевой
природе взаимодействия, открытости, добровольному характеру вхождения в группу наблюдаются широкие
возможности для индивидуального и коллективного творчества как по развитию уже имеющегося, так и по
созданию принципиально нового знания. Именно свободная многопользовательская среда социально-сетевых
ресурсов определяет их потенциал для творчества человека, развивающего и гармонизирующего его природу.
Список использованной литературы:
Аршинов В.И. Проблема управления NBIC-конвергенцией: синергетический аспект // XII Всероссийское
совещание по проблемам управления ВСПУ-2014. Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова
РАН. -
2014. - С. 7704-7708.
Асеева И.А., Пащенко Е.Н., Кравченко О.А. Гуманитарные аспекты NBICS-технологий: системный
подход // Известия Юго-Западного государственного университета. 2013. - №6(51). - Ч. 1. - С. 78-80.
Буданов В.Г. Концептуальная модель социо-антропологических проекций конвергирующих NBICS-
Социо-антропологические ресурсы трансдисциплинарных исследований в
контекcте
инновационной цивилизации [Текст]: Сборник научных статей / Отв.
ред. И.А. Асеева. – Курск: Юго-Зап.
гос. ун-т, ЗАО Университетская книга». -
24-34.
Кудашов В.И. Когнитивные и социальные технологии в обществе знания // Научные исследования и их
практическое применение. Современное состояние и пути развития. - Одесса, Купренко. - 2012. - С. 42-45.
Малинецкий Г.Г., Маненков С.К., Митин Н.А., Шишов В.В. Когнитивный вызов и информационные
технологии // Препринты ИПМ им. М.В.Келдыша. - 2010. - №46. – 28 с. Электронный ресурс:
http
://
library
keldysh
preprint
asp
=2010
Электронный ресурс:
http://web.stanford.edu/~rhorn/a/topic/cognom/tocCncptlzHumnCognome.html
© О.А. Гримов, 2015
УДК 17.021

Зимбули Андрей Евгеньевич
Доктор филос. наук, профессор РГПУ,
Санкт-Петербург, РФ
Е-
mai
zimbuli
yandex
СПЛЕТНЯ И ДОНОС: ЭТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Аннотация
В статье рассматривается такое нравственно значимое явление культуры, которое обозначается
понятиями сплетня» и донос». Их роднит то, что и там, и там третьим лицам передаётся негативная
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��59 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;информация. Обобщённо говоря, в ситуации, где бытуют сплетня и донос, могут быть вычленены Субъект,
Предмет, Адресат, Способ передачи информации, Мотивация, Целеполагание, Результат. Предлагая свой
этический взгляд на обозначенную тему, автор выражает уверенность, что она заслуживает совместного
внимания историков, психологов, этнопсихологов, конфликтологов, правоведов, политологов,
искусствоведов, культурологов, логиков. Когда потенциалы перечисленных наук объединятся, тогда,
возможно, самих сплетен и доносов на Земле будет становиться всё меньше.
Ключевые слова
Сплетня, донос; субъект, предмет, адресат, способ передачи информации, мотивация, целеполагание,
результат.
СПЛЕТНЯ И ДОНОС: ЭТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Доносчику первый кнут
.
Русская пословица
В большом городе можно больше увидеть, зато в маленьком –
больше услышать.
Жан Кокто
История – это квинтэссенция сплетни.
Томас Карлейль
Вряд ли когда-нибудь удастся взвесить и оценить ту общую массу мирового зла, которое происходило
и продолжает происходить на Земле по причине
сплетен, доносов, наветов
. Как вряд ли в предвидимое время
люди сумеют количественно сопоставить убеждающую силу положительной нравственно-значимой
информации (похвалы, комплиментов, лести) и информации негативной (оговоров, наветов, придирок).
Вместе с тем ясно, что главное тут – не в количестве, не в точных коэффициентах, а в нравственно-
психологической сути явлений. И в нашем умении действовать всякий раз как можно более совестливо,
ответственно, разумно, справедливо. А для этого, конечно же, надо пытаться как можно более объективно
осмысливать нравственные плюсы и минусы, чтобы к плюсам всё более упорно устремляться, чтобы от
минусов всё более умело обороняться. Задумавшись на вынесенную в заголовок тему, я сразу обратился к
равочной философской литературе. Что там сообщается? В Словаре по этике» натыкаюсь на статьи
Сочувствие», Спенсер», Спиноза», Справедливость»; Догматизм», Долг», Достоевский»,
Достоинство» [4]. Видимо, составителям
сплетня
донос
показались предметами для осмысления не
слишком масштабными, которым не удастся встать вровень с темами, означенными выше, или с такими
понятиями, как иезуитизм», легализм», пробабилизм», эвтаназия». Обращаюсь к более
фундаментальному изданию: Этика: энциклопедический словарь». Там на искомых страницах
обнаруживаю статьи Софисты», Спасение», Справедливой войны принципы», Справедливость»,
Справедливость социальная»; Долг», Должное и сущее», Доминиканцы», Достоинство» [9]. Ну
конечно, где ж тут приткнуться такой узкой и приниженной теме, как сплетня» или донос»! Мало чем
порадовала меня Новая философская энциклопедия, выставленная в электронном ресурсе. Там в
интересующих меня местах алфавитного ряда представлены статьи Долг», Должное и сущее», Доменак»,
омнин», Домострой», Дополнительности принцип»; Спенсер», Сперанский», Спиноза»,
Справедливость», Справедливость в арабо-мусульманской философии» [11]. Даже намёка нет на донос»
и сплетню».
Уже почти по инерции заглядываю в трёхтомник Христианство: Энциклопедический словарь».
Естественно, рядом с такими основательными статьями, как Дионисий Ареопагит», Догмат», Доминик и
доминиканцы», Древнехристианское искусство»; Спиноза», Сретенье Господне», Старообрядчество»
разве место темам Донос» и Сплетня» [7]! Хотя объективности ради следовало бы призадуматься: разве
не по сплетне-доносу одного из своих учеников был схвачен в своё время Иисус Христос? И разве не
следовало бы самым внимательным образом изучать гнусные человеческие свойства людям верующим и
неверующим – дабы эти гнусные свойства в себе и в ближнем встречать во всеоружии? Не берусь утверждать
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��60 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;гарантировано, может, где-то аналитическая работа над проблемой сплетен-доносов уже проделана, может,
существуют соответствующие монографии, может, проводились конференции с принятием дружных-
полезных резолюций. Но мне это пока неведомо. В поисковых системах Яндекса и Гугла на запрос:
Сплетня» выскакивают прежде всего по нескольку советов посмотреть одноимённый кинофильм плюс по
парочке толково-
оварных поясняющих статей про данное понятие. Есть также предложения анекдотов на
эту тему. Мне же пока не до анекдотов. Хочется прежде всего разобраться в сути, а не зубоскалить по этому
поводу. На тему Донос», правда, через поисковые системы можно ознакомиться со статьёй в Википедии –
там представлена краткая правовая характеристика данного понятия [10]. Уже ближе к делу. Но и эти
пояснения ни в коей мере не освобождают нас от самостоятельных поисков, если мы нацелены на
нравственно-ценностное содержание означенных в заголовке явлений.
Итак, начнём, что называется, от печки. Обратимся к тексту Библии. Что там говорится-пишется по
интересующему нас вопросу. Выясняется – слов Сплетня», Сплетник», Сплетничать» в Книге книг
вообще нет. Строгости ради замечу: в Книге Иова» таки приводится очень близкое по смыслу, подчеркну,
единственное словоупотребление – А вы сплетчики лжи [...] о, если б вы только молчали!» [Иов. 13: 4, 5].
То есть фактически речь идёт о сплетниках – сочинителях и распространителях лжи.
Имеется в Библии ещё несколько фрагментов, где не используются слова сплетня» и доднос», но
говорится явно о чём-то подобном. ...Судьи должны хорошо исследовать, и если свидетель тот свидетель
ложный, ложно донес на брата своего, то сделайте ему то, что он умышлял сделать брату своему; и так
истреби зло из среды себя» [Втор. 19: 18 – 19]. Вéсти, как можно видеть из контекста, бывают не только
недобрыми, но и ложными –
и этому нужно противостоять.
И сказал Давид Авиафару: я знал в тот день, когда там был Доик Идумеянин, что он непременно
донесет Саулу» [
Цар. 22: 22]. Доносы могут быть спрогнозированы.
И увидел это <Авессалома, запутавшегося волосами в ветвях дуба> некто и донес Иоаву» [2 Цар. 18:
10]. Напомню: ничего хорошего Авессалому это донесение не предвещало. Его убьют и в землю закопают.
Следующая цитата событийно проистекает именно отсюда.
И сказал Иоав Хусию: пойди, донеси царю, что видел ты» [2 Цар. 18: 21]. То есть, нужно передать
царю Давиду прискорбное известие о судьбе его сына-
нтовщика.
В тот же день донесли царю о числе умерщвленных в Сузах, престольном граде» [Есф. 9: 11]. Для
кого как, а для меня ясно, что даже если подобное сообщается о поверженных врагах, безоговорочно
радоваться может только человеконенавистник.
Единственный раз слово донос» можно в Библии встретить напрямую – в Книге пророка Иеремии»:
Ибо я слышал толки многих: угрозы вокруг; заявите,
говорили они
, и мы сделаем донос». Все, жившие со
мною в мире, сторожат за мною, не споткнусь ли я: может быть,
говорят
, он попадется, и мы одолеем его
и отомстим ему»» [Иер. 20: 10]. Имеются и несколько родственных слов, использованных в близких,
предельно понятных современному человеку смыслах. Например: один человек был богат и имел
управителя, на которого донесено было ему, что расточает имение его» [Лк. 16: 1].
Вполне логично и то, что в авторитетнейшем издании богослова Иоанна Лествичника, в
многостраничном предметном указателе [3, С. 28 – 90] искомые нами понятия не выделены. Есть отсылы по
словам Добродетель», Догматы», Друг», Душа», Смирение», Соблазн», Совершенство», Совесть»,
Сребролюбие». Вместе с тем даже обыденному сознанию смыслы интересующих нас понятий известны
сызмала – не меньше чем какие-нибуддь Жадина», Задира», Задавака», Плакса».
Понятны и обиходно знакомы нам формулы народной мудрости, выраженные в пословицах:
Бог любит праведника, а господин (а судья, а чорт) ябедника.
Всех сплетен не переслушаешь.
Всякая сплетница на свою голову наплетает.
Добрая сплетня, что добрый ломоть: с подковыркой.
Дома забота, а в людях сплетни.
Не уносится кума (баба) со сплетней, ни курица с яйцом.
От сплетен на коне не уедешь.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��61 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Ябедника на том свете за язык вешают.
Заглянем в Словарь Даля. Он определяет сплетню так: пересказы и наговоры, смутки, перенос вестей
из дому в дом, с пересудами, толками, прибавками» [2, Т.4, С. 292].
В Малом академическом словаре русского языка даётся такое определение: Слух о ком-, чем-л.,
основанный на неточных или заведомо неверных, нарочито измышленных сведениях [...] // Распространение
таких слухов [5, Т.4, С. 226]. Подобная двойственность смысла нас не должна смущать. Близкое происходит
и с такими понятиями, как измерение», рассказ», оценка», за которыми тоже всякий раз скрываются два
основных смысла: процесс и результат. Рассказ можно вести и увидеть в книге. Оценку можно делать и
поставить в ведомость. Так что в общем и целом сплетня – это негативная информация относительно кого
бы то ни было, передаваемая с намерением нравственной его уценки.
Донос» у Даля объясняется как донесенье, рапорт начальству, [...] объявленье о каких либо
незаконных поступках другого» [2, Т.1, С. 468]. Чётко определяет донос Малый академический словарь
русского языка: Тайное сообщение властям, начальству, содержащее обвинение кого-л. в чём-л.» [5, Т.1, С.
429].
Полезно всмотреться в этимологию слова сплетня». В Словаре П.Я.Черныха, к сожалению, искомых
пояснений нет [8]. Зато Макс Фасмер даёт вполне чёткую трактовку: сплетни – от плету» [6, Т.3, С. 736]. А
в статье плету, плести» – указывает, что происходит это слово от лат.
plecto
плести» и греч. πλέκω
то же,
πλεκτή верёвка, сеть», πλοκτή плетение». [там же. С. 280]. Видимо, не зря говорят: плести ковы», 
интриги». Очень полезное значение слова плести» приводит В.И.Даль:
лгать, врать, путать отлыгаясь,
клеветать; нести околесицу» [2, Т.3, С. 125].
Итак, вырисовывается довольно вразумительная картина: нелицеприятную информацию о ком-то
люди, бывает, передают 1) по горизонтали», друг другу – делясь новостью или с намерением сформировать
мнение (это – сплетня) и 2) по вертикали», начальству, в расчёте на оргвыводы (это – донос). Существует
целый кластер понятий, обслуживающий подобный обмен информацией. Часть их уже называлась выше:
домыслы, донос, доносительство, кляуза, кляузничество, молва, навет, напраслина, наушеничество, оговор,
очернительство, пересуды, слух, стукачество, ябедничество.
Соответственно, людей, которые этими
делами занимаются, именуют
доносчиками, кляузниками, наушниками, осведомителями, сексотами,
сикофантами, сплетниками, стукачами, ябедниками
ябедами
.
В человеческой и отечественной истории эти типы представлены нескончаемой галереей – от
упомянутого уже Иуды или Яго до каких-нибудь генералов Бакатина или Калугина, что с потрохами
отдавали российские секреты американским спецслужбам. А то ещё можно вспомнить имена
Зиновьева+Каменева, раззвонивших в прессе известие о планах большевиков на октябрьский переворот. Или
Павлика Морозова. Кстати, могу признаться: последний пример для меня – крепкий орешек. Под
однозначную оценку его подвести никак не удаётся.
Однажды у Мариенгофа встретил поразившую меня мысль персонажа: Голод в Поволжье? Какие
замечательные коммерческие перспективы!». Я отдаю себе отчёт: таким образом рассуждающие люди –
есть. Сухие, бездушные, жадные, жестокие. Нужно ли мириться с ними? Проявляя толерантность,
сдержанность, понимание, всепрощение? Или же по возможности пытаться им противостоять? Вот Павлик
Морозов по-своему и попытался. Не для себя старался. Ситуация та, как её описывают источники, довольно
запутанная. Но в целом, насколько могу догадаться, действовал паренёк не из злобы-вредности в адрес
сородичей. В праведники его записывать не берусь, но уж мучеником его считать определённо можно. И
скажите по чести – можно ли равнять расправу над ним – и, допустим, убийство Тарасом Бульбой
собственного сына-изменника? Всё это я клоню к тому, что нужно бы структурно обозначить ту обобщённую
целостную ситуацию, в которой рождаются сплетня-донос, тогда оценить их удастся не предвзято.
В предельном обобщении есть смысл говорить о
СУБЪЕКТЕ, ПРЕДМЕТЕ, АДРЕСАТЕ сплетни-
доноса, о МОТИВАЦИИ и ЦЕЛЕПОЛАГАНИИ субъекта, о СПОСОБЕ ПЕРЕДАЧИ ИНФОРМАЦИИ,
РЕЗУЛЬТАТЕ данной акции
. Хотя бы вкратце всмотримся во всё перечисленное.
СУБЪЕКТ
. Ясно, что субъектом сплетни, доноса, кляузы может оказаться только вменяемый
нравственный субъект, способный действовать разумно и ответственно. С такого возможен и спрос, такому
возможны и награды. Взять тех же Ассанжа или Сноудена. Когда они решительно предъявляют мировому
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��62 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;сообществу новые и новые порции обличительной информации, то, думается, завоёвывают уважение не
только и не столько среди любителей остренького-грязненького, а в глазах людей честных, ищущих правду
и справедливость. Понятно, впрочем, что субъектами, передающими нравственно значимую информацию,
оказываются и типы наподобие Серёжи из знаменитого кавээновского номера, где воспитательница детского
садика рефреном своего выступления произносит: А Серёжа – молодец!». То есть – доносчики и ябеды,
стукачи-осведомители, предатели и лизоблюды. Так или иначе, характеристика каждого из названных типов
становится ясной лишь из контекста дальнейших всматриваний. Со стыдом вспоминаю давнюю историю,
приключившуюся со мною классе в шестом. В нашей добротной, но небогатой школе № 206 кто-то после
занятий оставил несколько отпечатков обуви на свежевыкрашенной стене коридора. На следующий день нас-
учеников выстроили, призвали к покаянию и стали поочерёдно вызывать в учительскую для выяснения
обстоятельств произошедшего. Позвали и меня. Спрашивают:
Андрей, не ты оставил отпечатки обуви на стене?».
Нет, не я».
А не знаешь, кто?»
Нет, не знаю». И вот дальше последовало то, от чего меня и сейчас почти бросает в краску. Меня
спросили:
А можешь ли ты поручиться за всех одноклассников?». И я – не знавший речевых формул типа: Без
личного адвоката на такие вопросы отвечать не буду» – бесхитростно ляпнул: За всех могу, а за Борю
Леонова не могу»... Ляпнул –
и испуганно выскочил в коридор. Рассказал о диалоге одноклассникам – и они
дня два со мною не разговаривали. Честность бывает наказуема.
ПРЕДМЕТом
сплетни или доноса выступают осуждаемые обществом поступки, о которых стало
известно субъекту. Во времена инквизиции, в годы разгула сталинских репрессий темой сообщения наверх»
выступали такие намеренные или неосторожные действия соседа, земляка, коллеги, которые можно было
истолковать как грех, проступок, преступление. Например, непочтительное высказывание о властях,
невовремя рассказанный политический анекдот, жизнь не по средствам, тунеядство. Темой сплетни тоже
выступают нравственно-негативные черты, поступки: А такой-то – приворовывает», Кто бы мог подумать,
она свою родную мать сдала в дом престарелых», Никитин опять списывал на контрольной!» и прочее.
Здесь, надо сказать, имеется очень тонкий момент. Неспроста в юриспруденции выработаны такие понятия,
как недонесение» и укрывательство». Когда человеку достоверно известно о намечаемом или
совершённом злодеянии – он в известной мере становится его соучастником... Ещё тонкий сюжет:
существуют заметные различия в настроениях разных социальных групп, общностей, этносов – по поводу
реакции на обнаруженное зло. Кто-то сделает вид, что не заметил, а кто-то – и возьмёт пример с нарушителя.
о это уже другие ракурсы, уводящие нас от основной нити рассуждений.
АДРЕСАТом
сплетни-доноса может оказаться сосед, родственник, начальник, представитель
правоохранительных органов или просто попутчик по путешествию. Адресат – тот, кто внемлет нравственно
осуждающей информации и кто способен соответствующим образом отреагировать: поддакивая, кивая,
увольняя подставившегося сотрудника, занимаясь ловлей ведьм», допытываясь у безвинной Дездемоны,
молилась ли она на ночь... Ясно, что если субъект – должен быть вменяемым, то уж и адресат во всяком
случае тоже. На нём сполна лежит бремя ответственности за единственно верный нравственно выверенный
выбор. Субъект всякий раз избирает адресата, но и адресат в свою очередь может быть открыт не всем
субъектам; между субъектом и адресатом выстраиваются сложные взаимоотношения, наполняемые
различным нравственно-психологическим содержанием, в разной степени осмысливаемые.
МОТИВАЦИЯ
в рамках перечисления нравственно значимых факторов ситуации сплетни-доноса
прежде всего относится к тому, что испытывает субъект. Что люди могут испытывать по поводу чужого
проступка, греха, злодеяния? Самую пёструю палитру реакций:
удивление, недоумение, обиду, возмущение,
гнев, чувство попранной справедливости, разочарование, зависть, ревность.
И, учитывая диахронические
особенности происходящего, в общении субъекта с адресатом всегда нужно оставлять место
ожиданиям,
надежде, расчёту.
Мне представляется очевидным, что нравственная оценка действий субъекта самым
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��63 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;непосредственным образом привязана к мотивации. Повторю: среди эмоций, которые вызывает у меня
Павлик Морозов, есть и жалость. Хотя я вполне могу допустить, что есть такие типы, которые на моём месте
в учительской вызвались бы разведать и доложить администрации, кто набедокурил в коридоре. Ведь кто-то
рассказывает сплетни, забавляясь, кто-то – ревнуя, кто-то – вредничая, кто-то – выслуживаясь. Ещё
многомудрый Гомер подмечал: Люди не сходны» [1, С. 145]. Где-то встречал пронзительную историю о
том, как Владимира Высоцкого спросили иностранцы, как он относится к властям. И он ответил: У меня
есть претензии к властям моей страны, но с вами я обсуждать их не буду». Очень правдоподобная история.
В высшей степени достойная и поучительная позиция! Мотивация кого-то может побуждать к сплетням,
критике, доносам, а ко
-то – воздерживатьcя от них.
ЦЕЛЕПОЛАГАНИЕ субъекта.
Вряд ли кто-то всерьёз будет сомневаться в том, что люди, гордо
именующие себя
homo
sapiens
, ой как редко руководствуются в своих действиях рациональными
соображениями. Сплошь и рядом
мы действуем
по привычке, как бы на автопилоте, где
заражаясь
примером окружающих, где
по наитию. А часто даже и в уже произошедшее не задаём себе труда
всмотреться, убеждая себя, что тонуть в прошлом
занятие непродуктивное. Вместе с тем способность
трезво
вдумчиво относиться к происходящему, к своей роли в нём
у нас есть. И если, к примеру, я
пешеход
на дороге задумался и создал проблемную ситуацию, то грех в этом винить автомобилиста, ехавшего на
зелёный свет, или инспектора ГАИ, выписывающего мне штраф.
То есть если кто
то сплетничает, строчит
доносы бездумно, по инерции или впадая в обострённое эмоциональное состояние, есть все основания
рассматривать его действия как действия человека разумного
вменяемого, который может и должен
предвидеть по крайней м
ере ближайшие последствия своих поступков. Если кто
то строчит подмётные
письма, планируя завладеть квартирой, должностью, славой оговариваемого, раньше или позже архивы
откроются, и всё встанет на своё место. В общем же и целом, можно думать,
чем более
достойные цели
ставит перед собою человек, отваживающийся на заглазную критику кого бы то ни было,
тем выше
вероятность, что в конечном итоге его правота будет признана историей.
СПОСОБЫ ПЕРЕДАЧИ ИНФОРМАЦИИ
существуют очень разные. В разные эпохи власть имущие
старались организовать сбор значимой информации, устанавливая то, что в наши дни называется горячей
телефонной линией», окультуривая на разный манер готовность многих людей к анонимной критике.
Слышал, что Николаем Вторым был учреждён специальный ящик, куда любой россиянин мог положить своё
письмо к государю. Или Павлом? В любом случае и тот, и другой плохо кончили... Как плохо кончила и
советская власть, историю которой не украсила мрачная полоса стукачества, взаимной боязни, доносов-
оговоров. Подозреваю, что и перевод критики, с одной стороны, в русло кухонно-застольных исповедей, а с
другой – в технологию ускоренного воспроизводства политических анекдотов про очередного генерального
секретаря – не лучший вариант: опять же бесславный финал советского государственного устройства ещё
жив в памяти многих ныне живущих россиян. И могу сознаться: мне бы не хотелось, чтоб человечество
поднаторело в технологическом совершенствовании доносительства, подглядывания, подслушивания, в
плетении интриг.
РЕЗУЛЬТАТы
сплетни, доноса бывают предвидимыми и непредвиденными, негативными и
позитивными. Подчёркну, мне сейчас куда важнее не то, чего лично добился сплетник, доносчик, а более
широкий контекст происходящих событий. Если, к примеру, жильцы многоквартирного подъезда устали от
безобразий, чинимых посетителями притона, возникшего на первом этаже, и если эту лавочку» прикрыли –
наверняка это можно рассматривать как позитивный результат. Недавно услышал, что в Китае тот ученик,
который на госэкзамене пытается воспользоваться шпаргалкой, пожизненно (!) лишается права на пересдачу.
Стало быть, даже боязнь того, что о замеченной шпаргалке сообщат куда следует, способна стимулировать
честные старания ученика. Наслышан, что порядок на западноевропейских дорогах подкрепляется и широко
практикуемым там осведомительством: о водителе-лихаче в полицию запросто могут сообщить по телефону
те, чью машину он обогнал. И хотя мне, малосимпатичны слова сплетня», донос», стукачество»,
подсматривание», подслушивание», ловлю себя на мысли: а как ещё, кроме введения камер наблюдения,
можно надёжно содействовать честности на выборах? Ну и не мешало бы вспомнить самоочевидное: в
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��64 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;условиях конфликта полярно меняется оценка одного и того же действия в зависимости от того, кто его
ает – МЫ или ОНИ. Если кто-то выведывает промышленные и государственные секреты в наших
интересах – это разведчик. Если в интересах наших недругов – это шпион. Если человек передаёт
информацию, компроментирующую нас – он доносчик. Если информация компромнтирует наших
конкурентов – он осведомитель. Ведь даже человек, причастный к убийству, в различных системах
координат может получить очень разное словесное обозначение и разную нравственную оценку:
серийный
убийца, наёмник, головорез
– или
патриот, ополченец, снайпер
. Вот и чтобы оценить результаты сплетни-
доноса, надо отдавать себе отчёт о том, чему они противостоят. Противостоят же они, с одной стороны,
отмалчиванию-замалчиванию-забалтыванию, претерпеванию, примиренчеству с негативом, и с другой
стороны – открытому обличению, противоборству с нравственным злом. Есть старинная русская прибаутка:
Чужая свинья, в чужом огороде – да волк её режь, и вместе с хозяином!». Прибаутка эта тоже
красноречивым образом иллюстрирует вариант, противостоящий сплетне-доносу: равнодушие плюс
злорадство. Тогда как очевидно, человечески достойной реакцией на свинью в чужом огороде должно стать
-то иное – надо бы по крайней мере позвать соседа.
Сплетня, донос многолики, разновариантны и каждое их отдельное проявление заслуживают
объективного рассмотрения в широком контексте. Парадоксально то, что сплетня и донос в буквальном
смысле
инициативны
. Тем самым подтверждая истину, что иногда наши усилия достойны лучшего
применения. Но ведь вот какая незадача. Выносить сор из избы – дурно. Заниматься перемыванием косточек
соседей – пόшло. Распространять о ком бы то ни было неблаговидную, тем более непроверенную,
информацию – мерзко. Вместе с тем – жить в вымышленном-приукрашенном мире – глупо и
неконструктивно. Даже детям своим мы должны показывать плюсы и минусы окружающей жизни. Чтобы
они научивались сами выбирать между минусами и плюсами, злом и добром, пошлостью и
культуротворчеством. Убеждён, что предмет представленных размышлений должен стать фокусом
совместного внимания истории, психологии, этнопсихологии, конфликтологии, правоведения, политологии,
искусствоведения, этики, культурологии, логики. И тогда, возможно самих сплетен и доносов на Земле будет
становиться всё меньше.
Список использованной литературы:
Гомер. Одиссея: пер. В.Жуковского. – М.: Художественная литература, 1986. – 270с.
Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4-х томах. – М.: Гос. изд-во иностранных и
национальных словарей, 1956. – 699с.
Преподобного отца аввы Иоанна, игумена Синайской горы, Лествица, в русском переводе. – Псково-
Печерский монастырь, 1994. – 296с. + 92с. Примечания.
Словарь по этике. 6-е изд. – М.: Изд-во политической литературы, 1989. – 448с.
Словарь русского языка: В четырёх томах. – М.: Русский язык, 1981 – 1984.
Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В четырёх томах. – М.: Терра – Книжный клуб,
2008.
Христианство. Энциклопедический словарь: в 3 томах. –
М.: Большая Российская энциклопедия, 1993 –
1995.
Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: В 2 т. – М.: Рус. яз., 1999.
Этика: энциклопедический словарь. – М .: Гардарики, 2001. –
669с.
Интернет-источники:
Донос:
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D1%81
обращение 10.7.15
Новая философская энциклопедия:
http://iph.ras.ru/enc.htm – обращение 10.7.15
© А.Е.Зимбули, 2015
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��65 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;УДК 17.021
Зимбули Андрей Евгеньевич
Доктор филос. наук, профессор РГПУ,
Санкт-Петербург, РФ
Е-
mail
zimbuli
yandex
ПОХВАЛА: НРАВСТВЕННО-ЦЕННОСТНЫЕ РАКУРСЫ
Аннотация
Статья посвящена рассмотрению нравственно-ценностных ракурсов
ПОХВАЛЫ
, то есть выражения
нравственного одобрения в чей бы то ни было адрес. В ситуации похвалы оказывается возможным вычленить
следующие компоненты:
Субъект
похвалы (кто хвалит),
Объект
(кого-что хвалят),
Предмет
(за что),
Адресата
(кому адресуют похвалу),
Мотивы
Форму
(как это делают),
Восприятие
Результаты
Всмотревшись поочерёдно во всё перечисленное, автор приходит к выводу, что похвала, фактически, это
положительная обратная связь, без которой невозможно существование и воспроизводство человеческой
культуры. И если похвала искренняя, если она заслужена, уместна, умеренна, то есть все основания
надеяться, что такая похвала не только способствует налаживанию человеческих взаимоотношений, но и
способствует культуротворчеству.
Ключевые слова
Похвала, ситуация похвалы, нравственно-ценностные ракурсы похвалы.
иятно получить похвалу от человека, достойного похвалы.
Гней Невий (ок. 270 – 201)
Не доверяй человеку, расточающему тебе похвалы.
Японская пословица
Когда слышишь, как кто-то чрезмерно хвалит другого, следует
обязательно задать вопрос: Против кого направлена эта похвала?».
Мигель де Унамуно (1864 – 1936)
Начать рассуждения на означенную тему хотелось бы с признания. Мне не всегда приятно, когда кто-
то через плечо заглядывает в книгу, которую я читаю. Хотя с недавних времён – принял эту неизбежность, и
даже обычно готов развернуть книгу так, чтобы она была лучше видна любопытствующему соседу по вагону
метро или трамвая. Так вот, еду как-то в плотно населённом метро, и из книжки, которую читает дамочка-
соседка, успел усвоить перечисленные там признаки наркотиков:
- эйфория, в которую впадает использующий их субъект,
- вред, объективно наносимый человеку,
- опасность возникновения психологической зависимости,
- традиционно они в данной социокультурной обстановке не употребляются.
И вот что меня сразу насторожило. Если принимать на веру то, что пишется в неразгаданной книжке
про наркотики, в нашей расейской практике под это описание вполне может попасть и
ПОХВАЛА
. Мы-
россияне редко говорим добрые слова кому бы то ни было, будь то близкие или дальние. Потому-то так
нарочито выглядят щедро рассыпанные в американских кинолентах признания Я тебя люблю!». А ведь
эйфория, испытываемая тем, кому адресованы слова похвалы, реальна. Да и вред от разъедающего
сладкоречия вряд ли кто станет оспаривать. Равно как и опасность зависимости, в которую рискует впасть
непривычный к похвалам гражданин. Понятно, я сейчас говорю преимущественно о рядовых гражданах, а
не о небожителях, погружённых в елей-фимиам. В общем, нечаянно замеченная страничка в вагоне метро +
я самопроизвольная реакция на неё навели меня на мысль о том, что неплохо бы более-менее обстоятельно
вдуматься в явление
ПОХВАЛЫ
, в её нравственно-ценностные аспекты.
Привычным образом заглядываю в справочную философскую литературу. В Словаре по этике» на
соответствующих страницах нахожу понятия Потребительство», Потребности разумные», Почин»,
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��66 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Пошлость» [14,
. 261
265]. Похвалы»
нет. Открываю с надеждой Энциклопедический словарь:
Этика». Вижу статьи: Послания апостола Павла», Постмодернизм
», По ту сторону добра и зла», Поющее
сердце: Книга тихих созерцаний», Права человека» [18, С. 370
377]. В Новой философской
энциклопедии»
тоже ответа на искомый вопрос не получил. Там есть статьи Постмодернизм»,
Постпозитивизм», Постструктурал
изм», Потамон», Потебня», Потенциальная бесконечность»,
Потребность», Поттер», Поуп», Почвенничество» [10, С. 297
303]. Нисколько не отличается картина
в интернет
версии этой энциклопедии [19]. Да, уже не привыкать
разбираться самостоятельно, б
ез прямой
помощи словарей
энциклопедий. Совсем напоследок беру в руки фолиант Психологическая
энциклопедия». Листаю, ищу нужные страницы: Мотивация труда», Секс
терапия», Скука», Скрытое
обусловливание», Синдром Мюнхгаузена от третьего лица»
каких
только интересных материалов не
отыщешь! Тогда как наверняка
Похвалы
и здесь нет. Но вот
радость! Есть краткая, но вполне
вразумительная и содержательная статья Похвала (
praise
)». Главное, что в ней сообщается: похвала
это
искреннее одобрение, подра
зумевает как информирование о правильности совершенного действия, так и
положительную оценку этого действия». Подчёркивается, что изучение похвалы в условиях школьного
обучения показало, что она наиболее действенна в отношении учащихся с низким уровнем спо
собностей и
учащихся с низким социоэкономическим статусом. Многие психологи и педагоги считают, что похвала
наносит ущерб образовательному процессу, ослабляя внутреннюю мотивацию. Правда, имена, на которые
ссылается автор статьи Р.А.Шоу: Дж. Холт, Мария Мо
нтесорри, Ж.Пиаже, Д.Тости,
сплошь представляют
зарубежную школу и соответствующие ей социокультурные обстоятельства [12, С. 624]. Любопытно было
бы узнать, какие мнения бытуют относительно похвалы у представителей отечественных педагогики и
психологии.
Надо будет обязательно специально выудить конкретные признания и советы на этот счёт у
А.С.Макаренко, В.А.Сухомлинского, Ш.А.Амонашвили и их коллег. Однако меня сейчас интересуют не
педагогически
методологические приложения темы Похвала», но, как означено
в заголовке, её
нравственно
ценностные ракурсы
а это далеко не одно и то же. Так что не будем спешить обращаться к
педагогической или психологической практике, посмотрим лучше, отражено ли интересующее нас понятие
в Библии.
Любопытно, что абстрактное слово
ПОХВАЛА
устойчиво появляется лишь в текстах Нового завета. Во
времена Ветхого завета бытовали лишь конкретные-зримые глаголы похвалялся» [Вт. 29: 19], похвалятся»
[Пс. 63: 11], похвалимся» [Пс. 43: 9] и пр. Во всём Ветхом завете, если верить Симфонии на Ветхий и
Новый завет» [13], только единожды встречается оборот: будет Иерусалим для меня
похвалою
» [Иер. 33: 9]
(выделено мною: А.З.). Всего же слово похвала» и напрямую родственные ему можно встретить в Библии
36 раз. В контекстах, не уходящих далеко от понимания, обозначенного современными нам психологами.
Так или иначе, богословские смыслы отчётливо выражены в Полном церковно-славянском словаре», где
различаются, с одной стороны, так называемые похвалы» = тропари, специальные молитвы, которым
прославляются Господь Бог, святые и религиозные праздники, а с другой стороны – приводится слово
Похвальба» = хвастовство [11, С. 470]. Думается, пояснения здесь и не нужны. Разница между похвалой и
хвастовством очевидна и ребёнку. Похвала – когда хвалят тебя, хвастовство – когда хвалишь себя сам.
Вместе с тем далеко не всё здесь столь прозрачно и очевидно. Богатую пищу для осмысления многогранного
явления похвалы дают пословицы. Взять, к примеру, русские пословицы о похвалах, похвальбе –
их целая
россыпь, даже если перечислять только самые выразительные:
Бес беса и хвалит.
В хвасти нет сласти, а будь на деле верен.
Всякая лисица свой хвост хвалит.
Всякий цыган свою кобылу хвалит.
Делай – не хвалясь, а Богу помолясь.
Дешёвое наводит на дорогое, а похвальба – до охулы.
рак деньги напоказ носит.
Из похвал шубы не сошьёшь.
Кто хвалится, тот с горы свалится.
Лучше умная хула, чем дурацкая хвала.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��67 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Не захваливай: дай людям похаять!
Не убив медведя, кожу не продают.
Не хвали в очи, не брани за глаза.
Не хвались, идучи на рать, хвались, идучи с рати.
Не чванься горох, перед бобами, будешь сам под ногами.
Отлить пулю (
похвастать, солгать
Пей, да хвастай: хмель то и любит.
Похвала молодцу – пагуба.
Похвала на похвалу напрашивается (
на взаимность
Похвальба не холопское (не крестьянское) дело.
Пустая бочка пуще гремит.
Своим добром похваляется, чужое под лавку хоронит.
Себя хулит –
похвалу вызывает.
Село Вралихино на речке Повирушке.
Хвалёного берегись пуще хаянного.
Хвалилась кобыла, что с возом горшки побил
Хвалилась синица, что море зажжёт.
Хвалили, хвалили, да под гору свалили.
Хвались, да не поперхнись.
Хвалит чужу сторону, а сама в неё ни по ногу.
Хвастать – не косить, спина не болит.
Хвастливое слово гнило.
Хороший товар сам себя хвалит.
Худого не хвали, а хорошего не кори!
Чего хвалить не умеешь, того не хули.
Чем похвалишься, тем и подавишься.
Чужого не хай, своего не хвали! [см. 3, С. 378 – 382]
Из перечисленного вырисовывается довольно интересная картина. Хвастаться, как видно из русской
народной мудрости, присуще людям неумным, нечестным. Недальновидным. По крайней мере дό того, как
дело сделано, не подобает о нём трезвонить-разглагольствовать.
В рассуждениях основателя науки этики Аристотеля похвала выступает как нечто самоочевидное. Это
видно хотя бы из того интересного вопроса, которым он среди прочего задаётся: относится ли счастье к
вещам, заслуживающим похвалы, или, скорее, к тому, что ценится» [1, С. 73]. Более методологически
полезными для нас, пожалуй, окажутся другие мысли Аристотеля о похвале. Так, он полагает, что боги –
выше похвал [ там же]; похвалы заслуживает тот положительный поступок, который совершён не по
принуждению [там же, С. 96]; похвальнее не воздержание от дурных поступков, а совершение добрых [там
же, С. 122]; похвала может быть унизительной (приводится пример: похвала богам за то, что у них нет
дурных влечений) [там же, С. 285]. Заприметим все эти мысли.
Мишель Монтень в своих замечательно душеполезных Опытах» ни в одной из трёх книгах напрямую
не посвящает рассуждений теме похвалы. Даже в главе О воспитании детей» [7, С. 159 – 198] мысль его
упрямо возвращается к упоминанию розог, но о похвале не пишется. В томе 2 есть специальные главы О
наградах» [8, С. 54 – 58], О славе» [там же, С. 317 – 332], но согласимс
это не то, что нас интересует.
Аналогичным образом в томе 3 мыслитель признаётся: Люди, общества и дружбы которых я постоянно
ищу, – это так называемые порядочные и неглупые люди» [9, С. 46]. А страницей позже добавляет:
Сладостно мне общаться также с красивыми благонравными женщинами» [там же, С. 47]. Но согласимся –
признание и похвала – это далеко не одно и то же.
Иммануил Кант, которого занимают аналитика чистого практического разума, его постулаты и
антиномии, который изучает метафизику нравов и интересуется вопросами, как возможен категорический
императив или как описать свободу, понимаемую в качестве воли всех разумных существ, – станет ли
специальное внимание посвящать такой частной теме, как похвала» [5]! Если же мы попытались бы найти
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��68 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;мнение кёнигсбергского философа на интересующий нас вопрос в таком издании, как Лекции по этике», то
там можно отыскать, например, сюжет О наградах и наказаниях» [6, С. 73 – 77] –
а это, как мы уже
отмечали, чуть другая тема. Ну или ещё могли бы надеяться встретить там мысли о похвалах – в сюжете Об
этических обязанностях по отношению к другим, а именно, о правдивости» [там же, С. 200 – 208]. Однако
там нам попадутся рассуждения о правдивости, лживости, лицемерии, обходительности, упрямстве,
услужливости, учтивости, терпимости, но никак не о похвалах... – в общем, читая данную книгу, можно
лишний раз убедиться в многомерности мира морали. Очень возможно, что когда-нибудь кто-то сумеет
проделать широкозахватный историко-философский анализ, благодаря чему сложится многоцветная
объёмная картина того, как видели понятие похвала» представители разных эпох и школ. Хотя скажу
честно: довольно часто мне представляется куда важнее не то, что говорили-писали, о чём спорили люди в
разные эпохи, а то, что собою являет конкретный феномен культуры сам по себе, и чем он интересен-важен
для нас, современников. А потому стараюсь не печалиться о дефиците древних мудрых высказываний –
посильно восполняю этот дефицит, опираясь на доступные источники, в том числе на толковые словари.
Понятию похвала» в знаменитом Словаре» В.И.Даля рядоположены и практически приравнены
такие слова, как похваливанье», похваленье», похвал», похвалка» = одобренье, хороший отзыв [4, С.
366].
Похвальный
– это приблизительно то же, что и нужный, ценный, подобающий. Дописываю значения из
современного Словаря синонимов»: достохвальный, одобрительный, хороший, лестный, прекрасный,
хвалебный, панегирический, положительный, сочувственный, благоприятный, комплиментарный,
заслуживающий одобрения, заслуживающий похвалы, достойный одобрения [Словарь синонимов
онлайн]. Чётко и немногословно объясняется слово похвала» в Малом академическом словаре русского
языка: Хороший, лестный отзыв о ком-, чём-л; одобрение» [15, С. 339].
Хороший, лестный отзыв может
возникать в неисчислимо разнообразных обстоятельствах, выражаться
до чрезвычайности по
разному, предполагая за собой самые различные подтексты. Про кого
то мы скажем:
мастер!», о ком
герой!», о ком
то просто: молодчина». Причём даже дети способны к
пониманию
того, что формула одобрения далеко не всегда значит что
то буквальное. В знаменитой басне Лисица
обращается к к Ослу: Отколе, умная, бредёшь ты голова?»
и обычные школьники легко догадываются об
иронии и даже издёвке, сквозящей в этом обращен
ии. Взрослый может сказать вместо осуждения слово
герой!»
такой интонацией, что провинившемуся мальцу становится ясно: распекать его не будут, но
презрение он явно заслужил. Никого не ставят в тупик выражения дока», парень не промах», настоящий
ик» и прочие. Иной раз похвала может быть выказана и без специальных эпитетов. Так, по
собственному признанию, Эдита Пьеха на концертах нередко получала записки: Спойте, пожалуйста,
песню Дождь на Неве»»
и неизменно отвечала: Эта песня из репертуара Л
идии Клемент». Чем, скажите,
такой ответ не похвала! И во всём необозримом многообразии похвал нас сейчас интересуют нравственно
ценностные характеристики. В частности, выражено ли в похвале доброжелательство или злое отношение,
искренняя ли она; скрыты ли
за ней восхищение или зависть, великодушие или снисходительность, забота
или интрига. Эти и подобные характеристики удобнее всего обозреть, всматриваясь в обобщённую ситуацию
похвалы, которая включает в себя:
Субъекта
похвалы (кто хвалит),
Объект
(кого
о хвалят),
Предмет
(за
что),
Адресата
(перед кем, кому адресуют похвалу),
Мотивы
Форму
(как это делают),
Восприятие
Результаты
. Всмотримся поочерёдно во всё перечисленное.
СУБЪЕКТ.
Ясно, что автором похвалы может быть вменяемый субъект
человек, персо
наж сказки,
басни, мифа, фантастического кинофильма. Спой, светик, не стыдись!»
мы помним, чего лишилась
Ворона, уверовавшая лести об ангельском голоске. Видимо, есть все основания допускать, что субъекты
похвалы бывают индивидами и групповыми. Молчалив
ое ли то одобрение толпой подданных голого короля
или дружные аплодисменты какого
нибудь партхозактива при упоминании имени генерального секретаря
ЦК КПСС, овации в театре или скандирование болельщиками хвалебных кричалок в адрес мастеровитых
футболистов.
Подчеркну: речь должна вестись о вменяемом субъекте, который должен быть готов отвечать
за долю соучастия в славословиях, какова бы ни была их сфера, кто и что бы ни восхвалялись
отец нации
или очередной оппозиционер, псевдоживописный шедевр или чудо
ОБЪЕКТ.
на свете всех милее, всех прекрасней и белее», Ай да
ПУШКИН
! ай да сукин сын!»,
ПАРТИЯ
организатор всех побед», 
А много ль
КОРОВА
даёт молока? /
Не выдоишь за день
устанет
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х

рука!», Слава
БОГУ
за всё!»
примеры разнотипны, и
достаточно красноречиво показывают, что похвала
бывает направлена, так сказать, по горизонтали» (на равных: родных, знакомых, соседей, коллег, друзей и
т.п.) или по вертикали» (вверх: на начальство, лидеров, вожаков, командиров, в предельном виде
на Бо
Творца и Вседержителя) (вниз: на подопечных, подчинённых, детей, учеников. Владельцы домашних
животных наверняка согласятся: похвала иногда очень даже бывает свойственна отношению хозяина к
собаке, а может и к хомячку). В частном случае объектом похвалы
может оказаться сам хвалящий
например, хвастун или торговец. Или какой
нибудь бедолага учитель, вынужденный офомлять разные
портфолио» Здесь с точки зрения этики важно понять, присуще ли каждой конкретной похвале (наверх» и
по горизонтали») искреннее
уважение
или подобострастие, гордость
или зависть, ревность, лицемерие.
Свойственны ли похвале вниз» радость за успехи подчинённого
подопечного, благодарность ему
или
склонность манипулировать им в своих интересах. Присущи ли самопохвале
заносчивос
ть+недоброжелательство в адрес окружающих
или заслуженная гордость с оттенком
самоиронии.
ПРЕДМЕТ.
Ласковая мама или мудрая бабушка всегда найдут, за что похвалить карапуза:
самостоятельно просится на горшок, быстро одевается, аккуратно прибрал игрушки
, помогает подметать пол
и т.п. Командир в сержантской школе тоже по настроению может найти слова ободрения старательному
новобранцу. Вряд ли бабушка и командир читали Аристотеля, но они на житейском опыте схватывают
главную суть: разумная, уместная похвал
а воздаётся за проявленные старания, за рвение, отвагу и прочие
нравственно положительные качества. Собственные, а не заёмные качества. И если какой
то подросток
начинает хвастаться своим богатым или прославленным дедушкой
даже в среде сверстников это мо
жет
вызвать на худой конец зависть, но никак не уважение. Вместе с тем, как и во многих прочих нравственно
ценностных сюжетах, предмет похвалы не отличается гомогенностью. Вспомним хотя бы подмеченный
А.М.Горьким парадокс: хвастовство бесправностью» [2, С
. 73]. Можно предположить, что именно те, кто в
детстве хвастался своими предками, повзрослев и столкнувшись с серьёзными испытаниями, будут склонны
хвастаться бесправностью. Ключевым нравственно
ценностным соображением применительно к предмету
похвалы, ви
димо, должна считаться заслуженность.
АДРЕСАТ.
Здесь требуется дать вот какое пояснение. Поначалу, рассуждая о ситуации похвалы и о
том, что её составляет
характеризует, я был склонен подмечать субъекта (автора) похвалы и её адресата, с
последующим выдел
ением конкретного предмета. Но в определённый момент пришло понимание того, что
сплошь и рядом похвала происходит в таком контексте, который в фольклоре описан приблизительно так:
Дочка, говорю тебе, а ты, невестка, слушай!». Вспомним школьные годы
е не было подчас на уроках
такого, что учительница расхваливала одного (хорошо, если действительно прилежного!) ученика
в прямой
укор остальным
нерадивым. То есть далеко не факт, что похвала всякий раз адресована именно тому, кто её
заслужил. Может, он с
овсем не нуждается в знаках одобрения, а хотел бы, чтоб ему просто не мешали. Так
или иначе, под адресатом похвалы есть прямой смысл понимать того (тех) субъектов, на реакцию кого
рассчитана похвала. В ряде случаев это тот, кого хвалят: и слова положительн
ой оценки призваны его
поддержать, ободрить. В других случаях это кто
то из окружающих, чей жизненный опыт может, благодаря
акцентированию внимания, пополниться, откорректироваться. Рассказы, сказки, мультфильмы про
положительных героев выполняют именно т
акую функцию
нравственно
ретранслирующую, регулятивно
мобилизующую.
МОТИВЫ.
Хотя мы
люди привычно горделиво именуем себя
homo
sapiens
, ни для кого не секрет, что
своим сознанием, разумом, интеллектом, полезным жизненным опытом мы пользуемся, как бы это
сказать
покорректнее, спорадически. А множество действий
завязываем шнурки, застилаем постель, моем посуду
или механически что
то делаем на работе
выполняем на автопилоте», по привычке. Подчёркиваю: эти
действия мы совершаем не целенаправленно, не раз
умно, а как роботы. Тогда как об эмоциях этого, пожалуй,
не скажешь. Эмоциональный фон, переживания нам свойственны непрерывно. Радуемся ли мы, утомлены,
озадачены, разочарованы, напуганы, спокойны
даже если мы редко отдаём себе в этом отчёт
эмоциональ
ное наполнение в нашей жизни имеет природу куда более целостную и непрерывную. Даже во
сне мы переживаем. Так вот, и похвалы мы раздаём, побуждаемые вполне конкретными эмоциональными
состояниями: рады за кого
то, благодарны ему, восхищены, или
выдавливае
м из себя признание чьих
то
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х

заслуг. С учётом чуть выше высказанного по поводу различий между Объектом и Адресатом похвалы
становится ясно, что мотивы могут как бы расслаиваться, и разные векторы отношений реализуются в адрес
того, кого мы хвалим, и в адрес
тех, на кого рассчитана похвала. В упомянутом случае похвалы примерного
ученика к нему учительница испытывает, например, восхищение, а к двоечникам
недовольство, утомление,
злость, надежду (веер возможностей реально богат! И крайне желательно, чтобы мы
по возможности
старались наполнить наши взаимоотношения позитивными, взаимоуважительными эмоциями).
ФОРМА.
Похвала в зависимости от конкретной ситуации, от общей, психологической и речевой
культуры её участников
обретает самые непредсказуемые формы. В
детстве, помню, папа или мама могли
иной раз сказать вместо одобрения: Молодец, возьми с полки пирожок!». И я ужасно радовался этим словам,
хотя быстро усвоил, что этой самой
и этого самого упомянутого
пирожка
в природе не существует.
Было ясно, что
мною довольны, и этого было достаточно. Впоследствии я узнал, что похвалами могут быть
восклицания: Молоток!», Здόрово!», Круто!», Поздравляем!». Похвала
это и одобрительные удары в
бок футболисту, забившему гол, от спортсменов его команды, это и
так называемая благодарность в
приказе», и признание бабушки: Ну спасибо, ты меня порадовал». Важно подчеркнуть: в отличие, скажем,
от награды
при похвале речь всякий раз идёт об одобрительном
восторженном
благодарном отношении,
выраженном не в виде де
нег или ценных подарков. Подарок, награда
это совсем другая тема.
ВОСПРИЯТИЕ.
Нетрудно догадаться, что, поскольку мы мы различаем Субъекта, Объекта и Адресата,
и восприятие следует обозначить у каждого из них. Очевидно, в общем виде возможны варианты
довольства / недовольства со стороны всех трёх названных заинтересованных субъектов. В идеале
хорошо
всем: например, рад Мойдодыр, рад исправившийся грязнуля, рада детвора, которой читают поучительную
рифмованную историю. В реальной жизни возможны пестр
ота несовпадений и даже чистый негатив, когда
похвала фальшива, и она никому не в радость. Промежуточные варианты
допустим, кавээновская история
про детский сад Яблочко», где рефреном звучит: Серёжа
молодец!». Когда одного сверх меры
захваливают, дру
гим в лучшем случае может быть просто смешно. Не исключаю, что где
нибудь в
педагогических вузах студенты на семинарах отрабатывают нравственно
психологическую инструментовку
похвалы, пытаясь на житейских ситуациях отыскать наиболее адекватную меру: естест
венную а не
вымученную для Субъекта, заслуженную, не нарочитую, ободрительную и не расслабляющую для Объекта,
поучающую, а не вызывающую отторжение у Адресата. То, что такую меру отыскать нелегко, подмечал ещё
Кант, когда упомянул незадачливую мать, котора
я говорит: Посмотри, сынок, каков соседский мальчик
Фриц, как хорошо он себя держит, как он прилежен», и её сынок
вместо того, чтобы брать положительный
пример с соседа
ровесника
тут же начинает на него сердиться [6, С. 195]. Помня мысль Аристотеля о
том,
что похвала иной раз может быть унизительной, следовало бы стремиться к тому, чтобы она всех возвышала.
РЕЗУЛЬТАТЫ.
Когда врач похваливает пациента, следующего его наставлениям, выигрывают оба.
Когда строгий редактор находит для начинающего автора сл
ова не только для критики, но и для одобрения,
пользу получают и автор, и издательство, и читатели. Похвала, фактически, это положительная обратная
связь, без которой невозможно существование и воспроизводство человеческой культуры. Так что если
похвала ис
кренняя, а не дежурная и не служит интригам, если в ней выражены истинные положительные
чувства, если речь идёт не о Кукушке и Петухе, не о взаимном цитировании, поднимающем индекс Хирша и
публикационную активность, если похвала заслужена, уместна, умеренн
а, то есть все основания надеяться,
что такая похвала не только способствует налаживанию человеческих взаимоотношений, но и способствует
культуротворчеству.
Список использованной литературы:
Аристотель. Никомахова этика // Аристотель. Сочинения в четырех томах. Т.4. – М.: Мысль, 1983. – С. 53
293.
Горький М. Художественные произведения. Статьи. Заметки // Архив А.М.Горького. – Т.
XII
М.: Наука,
434с.
Даль В.И. Пословицы и поговорки русского народа. – СПб.: Диамант, 1998. – 523с.
Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т.3. – М.: Гос. издательство иностранных и
национальных словарей, 1956. – 555с.
Кант И. Критика практического разума. – СПб., Наука, 1995. – 528с.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��71 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;6. Кант И. Лекции по этике. – М. : Республика, 2005. – 431с.
Монтень М. Опыты: в трех книгах. Кн.1. – М.: Голос, 1992. – 383с.
Монтень М. Опыты: в трех книгах. Кн.2. – М.: Голос, 1992. – 559с.
Монтень М. Опыты: в трех книгах. Кн.3 – М.: Голос, 1992. – 416с.
Новая философская энциклопедия: в четырех томах. Т. 3. –
: Мысль, 2010. – 694с.
Полный церковно-славянский словарь. – Москва: Издательский отдел Московского патриархата, 1993. –
Психологическая энциклопедия. 2-е издание. Под ред. Р.Корсини и А.Ауэрбаха. – СПб.: Питер, 2003. –
1095с.
Симфония на Ветхий и Новый завет. Репринтное издание 1900 г. Часть 2. – СПб.: АО Интерцентр, 1994.
806с.
Словарь по этике: 6-е изд. – М.: Политиздат, 1989. – 448с.
Словарь русского языка: в четырёх томах. Т.3. – М.: Издательство Русский язык», 1987. – 750с.
Христианство. Энциклопедический словарь: в 3 томах. –
М.: Большая Российская энциклопедия, 1993,
1995, 1995.
Этика: словарь афоризмов и изречений. – М. : АО Аспект Пресс», 1955. – 335с.
Этика: энциклопедический словарь. – М .: Гардарики, 2001. –
669с.
Интернет-источники:
Новая философская энциклопедия:
http://iph.ras.ru/enc.htm – обращение 20.7.15
Пьеха Э. Воспоминания:
http://lidia-klement.ru/mem_pieha.html
обращение 20.7.15
Словарь синонимов: http://synonymonline.ru/ – обращение 20.7.15
© А.Е.Зимбули, 2015
УДК 316.33
Клинцова Мария Николаевна
к. филос. н., доцент Таврической академии
Крымского федерального университета
им. В.
И. Вернадского,
г. Симферополь, РФ
mail
mariya
kats
gmail
РОДИТЕЛЬСТВО КАК ЦЕННОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ
Аннотация
Статья посвящена проблеме трансформации ценности родительства в современном российском
обществе. Выявлены основные осо
бенности
родительства и основные типы семей с детьми,
функционирующие в современном российском обществе.
Ключевые слова
общество, семья, брак, родительство, ценность.
Социально-экономические процессы, начавшиеся в России в последние десятилетия
века,
изменили социальную структуру российского общества и привели к переоценке традиционных ценностей,
смене ориентиров, изменению ценностных ориентаций и мотивации поведения людей, в том числе и в
семейной сфере. Следствием этого стала трансформация брачно
ейных отношений, принципиальной
чертой которой является стихийный, многовекторный, разнонаправленный и непредсказуемый характер [6,
с. 6], а также переход к индивидуализации жизненных стилей» [7].
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х

Для современного российского общества характерно распрост
ранение в результате глобализации
инокультурных ценностей индивидуализма, гедонизма, эгоцентризма, самовыражения и профессиональной
самореализации, которые в сочетании с социально
экономическим кризисом и связанными с ним ценностями
выживания приводят к де
институциализации семьи и брака и институциализации индивидуализма. Эти
тенденции
отмечает американский социолог Д. Попеное
явились частью идеологического сдвига в
направлении от коллективизма к опасному и в конечном счете разрушительному индивидуализ
му в
экстремальных и ярко выраженных формах эгоцентризма. В этом смещении акцентов в сторону Я
наибольшую роль сыграли такие идеологические движения как радикальный феминизм, мужской
сексуальный либерационизм в стиле плейбой», и релятивизм гуманитарных и
социальных наук» [9].
На этом фоне брак на всю жизнь», рождение и воспитание детей не занимают уже прежнего места у
обоих полов, разрушается триада родительство
супружество
родство», и родительство не предполагает
теперь обязательного вступления в бр
ак и наличия семьи. Связь, существовавшая между браком,
сексуальностью и деторождением, из
за снижения ценности семьи, переосмысления семейных ценностей и
норм оказалась разрушенной.
Дети, давно переставшие быть центрами прибыли и превратившиеся в центры
атрат, часто не воспринимаются как самостоятельная смысложизненная ценность. Однако, как справедливо
отмечает З. Бауман, в отличие от пользы», которая означает выгоду для себя, ценность» предполагает
самопожертвование, то есть ценить
означает отдавать
[3, с. 208]. Отсюда следует, что именно рождение и
воспитание детей наиболее полно соответствует дефиниции истинная ценность».
Обозначенная проблема связана с глубокими социальными изменениями, имеющими глобальные и
национальные характеристики и выражаю
щимися в смене ценностных парадигм. Традиционная парадигма
заменяется инновационной, личностно ориентированной, децентралистской, направляющей на саморазвитие
и автономию личности в вопросах выбора стратегии поведения. При этом речь идет о замене жестко
гулирующей роли традиции, внешнего авторитета, института ответственностью и возможностями
рациональности личности в определении целей и идеалов своей жизни. Вариативность, плюрализм типов
семей и, следовательно, форм родительства отражает повсеместно проис
ходящий процесс размывания
стандартной системы семейно
брачных поведенческих норм, содержания семейных ролей, но вместе с тем
индивид приучается самостоятельно выбирать для себя рамки бытия, выработанные культурой, отделять
ценное, выработанное и проверенн
ое культурой от имитации, поддельного, в конечном счете
разрушительного.
Распространение разводов, незарегистрированных брачных союзов, бездетных семей и бессемейных
родителей позволяет констатировать широкий диапазон отношений родительства вне семейной системы,
свидетельствует о формировании в обществе новых социальных институтов, социальных статусов и норм
поведения.
Проблема родительства является областью исследования целого ряда социальных и гуманитарных
наук, что подчеркивает значимость данного феномена в жизни как каждого отдельного человека, так и
общества в целом.
По мнению Э.Р. Алексеевой, родительство может рассматриваться как биологический,
психологический, а также социокультурный феномен; как социальный институт, включающий в себя два
других института: отцовство и материнство; как деятельность родителя по уходу, содержанию, воспитанию
и обучению ребенка; как этап в жизни человека, начинающийся с момента зачатия ребенка и не
заканчивающийся после смерти ребенка; как отношения кровного родства между родителем и ребенком; как
субъективное восприятие человека себя родителем» [1, с. 644].
Родительство» определяется И.С. Коном как система взаимосвязанных явлений: а) родительские
чувства, любовь, привязанность к детям: б) специфические социальные роли и нормативные предписания
культуры; в) обусловленное тем и другим реальное поведение, отношение родителей к детям, стиль
воспитания и т.д.». Актуальными темами для размышления И.С. Кон считал соотношение биологического,
социального и культурного начал в родительстве, специфику отцовских и материнских функций, изменение
социализирующей функции в зависимости от трансформаций социальной среды, роль отца в формировании
личности ребенка [8].
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��73 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Исходя из понимания семьи как неразрывного триединства родства —
родительства - супружества, А.
И. Антонов рассматривает родительство как стержневое для конструирования семьи отношение [2].
Родительство обладает базовыми признаками социального института и определяется как сознательно
регулируемая и устойчивая форма организации совместной деятельности матерей и отцов по
детопроизводству, т.е. по обеспечению рождения и воспитания ребенка, его физического, духовного и
материального благополучия [10].
Основная задача родительства как социального института - обеспечить воспроизводство, взросление,
социализацию, а также передачу духовных ценностей подрастающему поколению. Эта задача
осуществляется через родительско-детские отношения, реализацию родительских ролей и функций,
родительское поведение.
В современной России родительство представлено множеством вариативных форм, моделей, образцов
поведения, что актуализировало многочисленные и разнообразные по характеру проблемы в области
родительства. У родителей исчезли многие функциональные обязанности, уменьшилось ответственное о
шение к детям, снизилась потребность в них как фундаментальной ценности. Это проявляется в таких
специфических особенностях современного родительства как: малодетность, сознательная бездетность,
увеличение числа внебрачных рождений, снижение социализирующей роли родителей, увеличение
масштабов социального сиротства, несовпадение биологического и социального родительства,
нестабильность отношений с биологическими родителями, высокий уровень разводимости, широкое
распространение отказа от родительства,
станцированного и сводного родительства. Взаимоотношения
субъектов родительства часто характеризуются сложностью, конфликтностью и неопределенностью
Вариативность форм родительства во многом обусловлена изменением социокультурных норм и
потребностей соц
иальных субъектов. Распространение в России моделей родительства, не подкрепленных
социокультурными традициями, образцами поведения, внешними поддерживающими механизмами, но
обеспечивающих реализацию потребностей граждан, позволяет говорить о возрастании р
оли субъективного
фактора в современных условиях. Таким образом, изменение социокультурных норм делает возможным
реализацию различных потребностей, ценностных ориентиров, личностных предпочтений граждан, что
обусловливает плюрализм форм родительства [4, с.
20].
Несколько упорядочить многообразие вариантов родительства позволит типологизация этого феномена,
критериями которой
могут выступать структурные элементы родительства как
социального института.
Так, характеристики субъектов родительства позволя
ют вычленить в рамках родительства материнство и
отцовство, содержание ро
дительских функций дает основание для выделения биологического и социаль
ного
родительства. Степень родства является еще одним критерием, характери
зующим родительство и позволяющим
выделить кровное родительство
воспи
тание ребенка биологическим родителем) и замещающее родительство
(воспи
тание ребенка лицом, не являющимся его биологическим родителем) [4, с.
Дополнить представления о феномене родительства может классификация осн
овных типов семей, в
которых проживают несовершеннолетние дети. По критерию наличия родителей и их биологической и
юридической связи с детьми вслед за Т.А. Гурко можно выделить различные нуклеарные типы семей [5].
Нормативные, биологические первобрачные се
мьи, в которых ребенок воспитывается обоими
супругами, состоящими в первом браке. В данном типе семьи и муж и жена при благоприятных условиях
могут наиболее полно реализовать свои родительские роли.
Семьи с одним родителем. Важно различать источник их форм
ирования. Чаще всего это
материнские семьи, которые, в свою очередь, подразделяются на семьи внебрачных, разведенных и вдовых
матерей. Эти семьи существенно различаются с точки зрения финансовых, юридических возможностей,
воспитательного потенциала и особе
нностей социализации ребенка, а также возможности реального участия
отца в материальной поддержке и контактах с детьми. Следует отметить, что семья с одним родителем часто
является временным, переходным состоянием, особенно для молодых женщин. Данный тип с
емей
характеризует совмещение одним родителем ролей и функций отца и матери. Для родителя это чревато
психо
эмоциональными и физическими перегрузками, связанными с выполнением не соответствующей его
полу роли. В этой ситуации у ребенка возможно формировани
е искаженного образа отца и матери.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х

Говоря о внебрачных семьях, необходимо различать семьи с отцом или без отца. Внебрачные
материнские семьи могут не иметь отца (одинокая мать»); а могут юридически включать отца ребенка,
когда, например, матери
одино
чки» проживают с ним вместе, однако не регистрируют не только брак, но и
отцовство. В случае сожительства матери с биологическим отцом ребенка Т.А. Гурко предлагает обозначить
такие семьи как согласительные» [5, с. 65]. Для данного типа семей брак не приз
нается как ценность, тогда
как сама семья сохраняет свою значимость.
Сводными» называют семьи, в которых жена или муж уже имели ребенка до заключения брака.
Ребенок от предыдущего брака или нерегистрируемых отношений не обязательно проживает в новой семье
в данной ситуации важны юридические обязательства по содержанию и воспитанию ребенка, которые
сохраняются за одним из супругов. По сложности структуры такие семьи варьируют от вдовы с ребенком,
вышедшей замуж за холостяка, до пары, в которой каждый супр
уг имеет детей от предыдущих браков. Это
актуализирует проблему дистанцированного родительства, усложнения реализации родительских ролей и
функций и установления эмоциональных связей родителя с ребенком.
Бинуклеарные семьи, возникающие после развода супр
угов, имеющих детей. В данном случае
после развода устанавливается совместная физическая опека над ребенком, и он проводит определенную
установленную часть времени с родителем, проживающим отдельно. В таких ситуациях две нуклеарные
семьи вынуждены общаться
в связи с обязательствами по отношению к ребенку. В связи с тем, что ребенок
при этом наблюдает множественность вариантов реализации родительских ролей и способов семейной
жизнедеятельности, у него могут возникнуть сложности в выборе собственных жизненных
стратегий.
Замещающие семьи
любые семьи, в которых ребенка воспитывают некровные родители.
Основная функция замещающей семьи
заменить ребенку утраченную кровную семью и отсутствующих
биологических родителей. Внутри данного типа могут быть выделены не
профессиональные и
профессиональные замещающие семьи. К первым относятся семьи
усыновители
семьи с усыновленными
или удочеренными детьми с обоими небиологическим родителями, которые наделяются теми же
юридическими правами, что и биологические отец с мате
рью, и опекунские семьи. Опекунами в России чаще
всего являются бабушки и дедушки или другие родственники ребенка, фактически возлагающие на себя
функции родителей. Такой тип семьи возникает как в результате смерти родителей, так и вследствие
широкого расп
ространения социального сиротства. К профессиональным относятся приемные семьи,
образующиеся на основе договора о передаче ребенка или детей на воспитание. При этом подбор родителей
осуществляется органами опеки и попечительства, а приемные родители имеют
ряд льгот и их труд
оплачивается.
Вариативность и множественность типов современной семьи свидетельствует о том, что семья –
ично меняющаяся категория, которая эмпирически в пространстве и во времени имеет множество
форм и субъективных значений даже для одного человека. Вариативность типов современных семей
обусловливает вариативность реализации роли родителя в них.
Резюмируя сказанное, отметим, что перечисленные явления свидетельствуют о том, что в современном
обществе брак и семья как триада супру
жество
родительство
родство» перестают восприниматься в
качестве обязательного условия рождения и воспитания детей,
отсутствуют ясные и четкие нормы,
определяющие взаимодействие субъектов родительства, а сами их взаимоотношения характеризуются
высокой
степенью неопределенности и вариативностью поведения. Эти явления обусловлены
доминированием в современном российском обществе внесемейных и материальных ценностей и
ценностных ориентаций над семейными и духовными. Следствием этих процессов стало то, что
такие
смыслообразующие элементы жизнедеятельности семьи как дети и родительство конкурируют с ценностями
статуса, свободы, материального благополучия, профессиональной самореализации. Преобладание
индивидуалистических и материальных ценностей на современно
м этапе является основной причиной
изменения отношения к родительству и вариативности форм его реализации.
Список использованной литературы:
Алексеева Э.Р.
Анализ семейных форм социального родительства в современной России [Текст] / Э.
Алексеева
// В
естник Башкирского университета.
Т. 13
С. 644
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��75 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;2. Антонов А.И. Кризис семьи и родительства // Проблемы родительства и планирования семьи. - М., 1992.
- С.11-27.
Бауман З.
Индивидуализированное общество / Пер. с англ. под ред. В.Л. Иноземцева. / З. Бауман. -
М.:
Логос, 2002. – 390 с.
Глезденева Ольга Владимировна. Модели родительства и факторы их формирования в современной
России: социологический анализ : диссертация ... кандидата социологических наук : 22.00.04. –
Москва,
2007.-
242 с.
Гурко Т.А. Брак и родительство в России. – М.: Институт социологии РАН, 2008. – 325 с.
Здравомыслова О.М. Семья и общество: гендерное измерение российской трансформации /
О. М.
Здравомыслова
М. : Эдиториал УРСС, 2003 . – 152 с.
Ионин Л.Г. Культура и социальная структура // Социол. исслед. 1996. № 3. С. 31 – 42.
Кон
И.С
Ребенок и общество
. Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений.
.: Издательский центр
Академия», 2003.
336 с.
Попеное Д.
Как восстановить нуклеарную семью в современном обществе [Текст] / Д.
Попеное
, Д.
Чурмантеев // Вестн. Моск. ун
та. Сер. 18, Социология и политология.
2003.
С. 101
Шрайбер А.Н. Функционирование инстстута родительства в Алтайском крае: автореферат … кандидата
социологических наук : 22.00.04. – Барнаул, 2014. - 20 с.
© М.Н. Клинцова, 2015
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��76 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
УДК 1751
Айрапетян Аревик Шмавоновна
Преподаватель ЕГУЯС им. В.Я. Брюсова
г. Ереван, РА
mail
arevik
mail
К ВОПРОСУ О ТАКСОНОМИЧЕСКИХ КЛАССАХ ГЛАГОЛОВ
Аннотация
В данной статье проводится аналитический обзор основных лексико
семантических классификаций
глаголов, представ
ляющих несомненный интерес в современной лингвистике. Работа имеет целью показать
как значимость каждой из них, так и выявить общие, соприкасающиеся моменты.
Ключевые слова
Глагол, предикат, семантический тип, таксономический
класс
Термин “предикат”, в отличие от термина “глагол”,
отражает в большей степени логическую традицию,
чем собственно лингвистическую
(Плунгян 2003: 238).
Номинативные единицы языка представлены двумя классами слов: предметными (существительными)
и признаковыми (глаголами, прилагательными, наречиями, а также некоторыми группами
существительных). Значения первых в современной лингвистике часто называют идентифицирующими (или
денотатными), а значения вторых –
предикатными (или сигнификатными) (см.: Арутюнова 1976; 1980).
“Суть предиката, –
пишет Н.Д. Арутюнова, –
состоит в обозначении и оценке статических свойств и
динамических проявлений предметов к действительности, их отношений друг к другу. В области предикатов
дифференцируются значения, шлифуется система понятий. Идентифицирующая семантика обращена к
пространственному параметру мира, предикатная – организована временной осью мира. Между этими
семантическими типами нет пропасти – их соединяет мост, перекинутый процессами транспозиции,
взаимообменом, созданием суждений разных степеней абстракции” (Арутюнова 1980: 172). Выявление,
классификация и систематизация предикатов – одна из актуальнейших и труднейших задач современного
языкознания. До сих пор нельзя признать окончательными те наборы критериев, по которым выделяются
предикаты в тех или иных работах. В каждом из серьезных исследований выявляются некоторые из
существенных признаков, на основе которых систематизируются и классифицируются их семантические
типы.
Ядро предикатной лексики составляют глаголы. С их семантическими классами связаны, естественно,
основные типы предикатных значений. Существует немало классификаций глаголов. Самая известная –
традиционное разграничение глаголов действия и состояния. Это разделение в первую очередь отражено в
(школьных) грамматиках: “Глагол – это знаменательная часть речи со значением действия или состояния…”
(Розенталь и др. 2002: 223). Иногда эту традиционную формулу упрощают: “Глагол – это часть речи,
обозначающая действие…” (СРЛЯ
1988: 359; СРЛЯ
1988: 214). Во втором учебнике (под ред. П.А.Леканта)
авторы, желая исправить эту неточность, допустили не менее важную ошибку – смешали таксономические
классы: “Когда говорят, что глагол обозначает
действие
, то имеют в виду не только механическое движение
ходит, бегает
), но и
состояние
(
спит, радуется
), проявление признака (
белеет
), изменение признака
желтеет
), отношение к кому-чему-нибудь (
уважает, любит
) и т.п.” (выделено нами – А.А.) (там же). Чаще
всего в определение глагола вводят дополнительный компонент – “процесс / процессуальность”, обобщая
класс слов на основе общеграмматического значения, например: “Глагол – это разряд слов, которые
обозначают действие или состояние предмета как процесс” (Валгина и др. 1987: 216; 2002: 228; ср.: СРЯ
1976: 274; Ахманова 1969: 101; Розенталь, Теленкова 2003: 80). В Грамматике-70 этот компонент становится
центральным: “Глагол – это часть речи, обозначающая процесс, т.е. представляющая признак как действие,
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��77 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;состояние или становление…” (Грамматика-70: 310). Грамматика-80 продолжает эту линию, точно
характеризуя связь общеграмматического значения глагола с его базовыми таксономическими категориями:
“Глагол – это часть речи, обозначающая процесс… Глагол представляет как процесс (процессуальный
признак) и действия, и состоянии, и отношения” (Грамматика-80 I: 582).
При характеризации глагола как части речи авторы академической грамматики вводят небольшое
примечание, объясняющее терминологические разночтения, связанные с метаязыковым словом “действие”:
“При определении значения глагола как части речи можно использовать понятия “процесс” и “действие”. В
этом случае понятие “действие” трактуется в грамматически обобщенном смысле (в отличие от более
конкретного содержания понятия “действие”, когда имеется в виду различие между
активным действием
пассивным
состояни
)” (выделено нами – А.А.) (там же). Именно в этом смысле понимается слово
“действие” в определении глагола, данном Ю.С.Масловым в “Лингвистическом энциклопедическом
словаре”: “Глагол –
часть речи, выражающая грамматическое значение действия (т.е. признака подвижного,
реализующегося во времени)…” (ЛЭС 1990: 104). В то же время сам Ю.С. Маслов еще в 1973 г. разделял
ситуации, обозначаемые глаголами, на действие (изменение, становление) и не-действие (состояние,
статическое отношение) (см.: Маслов 1973: 74), в одном случае используя его как грамматический термин, а
в другом – как семантический. Вообще у подобного подхода своя традиция. В 1928 г. Л.В. Щерба в статье
“О частях речи в русском языке” писал: “В категории
глаголов
основным значением, конечно, является
действие
, а вовсе не
состояние
, как говорилось в старых грамматиках. Эта проблема, по-видимому,
возникла из понимания “частей речи” как рубрик классификации лексических значений… Дело <же> идет
не о значении слов, входящих в данную категорию, а о значении категории, под которую подводятся те или
иные слова. В данном случае очевидно, что, когда мы говорим
больной лежит на кровати
<…> мы это
“лежание” представляем не как состояние, а как действие” (выделено автором) (Щерба 1974: 91). Еще ранее
(в 1914 г.) А.М.Пешковский, сознательно противопоставляя свою точку зрения традиционной, в духе
присущего ему “грамматического реализма” (ЭСЮФ
1984: 274), пишет о “действии” как о единственной
общеграмматической категории “глагольности”: “Всем известно школьное определение глагола как слова,
обозначающего действие или состояние. На самом деле, хотя между глаголами действительно существует
различие в этом отношении…, однако самой категории глагольности оно, собственно, не касается. Это
различие вторичное, намечающееся уже внутри категории. Всякий глагол прежде всего обозначает
действие…” (Пешковский 1935: 70).
И тем не менее в современных грамматических описаниях использование термина
“процесс/процессуальность”, как нам кажется, является более правильным, предпочтительным и однозначно
более распространенным.
Одна из самых влиятельных лексико-семантических классификаций глаголов принадлежит
З.Вендлеру, который в статье Глагол и время» (1957г.) различает четыре (основных) класса глаголов, а
именно: 1)
states
, 2)
ctivities, 3)
аccomplishments
, 4)
chievements (
Vendler
1967)
. Надо сказать, что
общепринятых русских названий для вендлеровских классов так и не сформировалось: 1) глаголы состояния
(перевод В.А.Плунгяна (Мелиг 1985
: 230)), стативы (перевод Е.В.Падучев
ой (Падучева 2009: 4)), 2) глаголы
деятельности (В.А.Плунгян и Е.В.Падучева),
гомогенные (нецеленаправленные) процессы (Т.В.Булыгина)
(Булыгина 1982),
3) глаголы исполнения (В.А.Плунгян), совершения (Е.В.Падучева), постепенного
осуществления (Т.В. Булыгина
) и 4) глаголы достижения (В.А.Плунгян и Е.В.Падучева), происшествия
(Т.В.Булыгина).
З.Вендлер разбивает глаголы на классы на основании двух главных критериев:
Может ли данный глагол употребляться в продолженной форме, т.е. в прогрессиве?


3
. Вендлер опубликовал статью Verbs and Times» в 1957 г. в The Philosophical Review», LXVI, 143-160; с
незначительными изменениями она позднее вошла в его книгу (Vendler 1967: 97-121). Мелиг приводит цитаты по этому
изданию.
Сам X.Р. Мелиг использует в тексте статьи непосредственно английские термины; однако В.А.Плунгян, который
перевел эту статью для сборника “Новое в зарубежной лингвистике”, посчитал, что из возможных русских
эквивалентов наиболее целесообразно воспользоваться буквальным переводами» (Мелиг 1985: там же). Термины,
предложенные Т.В. Булыгиной, имеют сходное, хотя и не тождественное содержание» (там же).
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х

Может ли данный глагол сочетаться с так называемыми инклюзивными
обстоятельствами времени, или обстоятельствами срока завершения (типа in two hours 'за два часа')?
Глаголы исполнения/совершения (accomplishments) и деятельности/процессы (activities), по 3.
Вендлеру, характеризуются тем, что они могут употребляться в прогрессиве, в отличие от глаголов состояния
(states) и достижения (achievements):
I am writing a letter.
(Глагол исполнения) 'Я пишу письмо'.
I am pushing a cart.
(Глагол деятельности) 'Я толкаю повозку'.
Глаголы достижения и состояния, напротив, не могут употребляться в данной форме:
*I am finding the treasure.
(Глагол достижения) '*Я (в данный момент) нахожу сокровище'.
*I am knowing John. (Глагол состояния) '*Я (в данный момент) знаю Джона'.
Сочетаемость с инклюзивными обстоятельствами времени отделяет глаголы исполнения от глаголов
деятельности:
I wrote the letter
in two hours.
(Исполнение) 'Я написал письмо за два часа'
; но:
*I pushed the cart
in two hours.
(Деятельность) '*Я толкнул повозку за два ча
са'
Глаголы достижения и состояния, которые не могут принимать форму прогрессива, различаются также
в отношении сочетаемости с инклюзивными обстоятельствами: глаголы достижения сочетаются с ними, а
глаголы состояния —
нет. Таким образом, в ходе анализа З.Вендлер приходит к следующей матрице:

Критерий
Класс глагола
Прогрессив
Инклюзивное обстоятельство времени
Деятельность
Исполнения
Достижения
Вендлер подчеркивает, что он исходил в этой классификации из основного значения» глаголов и не
рассматривал вторичные, переносные значения. Он добавляет далее, что произвольный глагол может иметь
в общем случае более одного значения и, в зависимости от рассматриваемого значения, попадать в различные
классы.
“Вендлер интересовался только глаголами с субъектом-лицом. Поэтому из его поля зрения выпала
агентивность (контролируемость): противопоставление действий “происшествиям”
у него не выявлено,
поскольку неконтролируемые процессы и переходы среди его примеров не фигурируют” (Падучева 2004:
30). Классификация Вендлера подвергалась многочисленным усовершенствованиям (см.: (
Tatevosov
2002)).
В частности, близкие, но не полностью совпадающие четыре класса глаголов предлагаются в (
Wierzbicka
1980: 181)
states
(состояния),
changes
(перемены),
actions
(действия),
events
(события).
Следующая значимая классификация принадлежит У.Чейфу, который выделяет глаголы (точнее в
данном случае предикаты
) со значением состояния (
быть сухим, разбитым, мертвым
), процесса
высохнуть, разбиться, умереть
), действия (
петь, бежать
), действия и процесса (
сушить, разбить, убить
).
Основной способ выделения глагольного класса чрезвычайно прост и легко применим: “Простым правилом,
позволяющим отличить не-состояния от состояний, является то, что они [в отличие от состояний] отвечают


3 Имеются в виду обстоятельства, в значение которых входит указание на отрезок времени, включающий» момент завершения
действия или достижения результата.
Этот удачный перевод для англ.
happenings
из (
Wierzbicka
1980: 177) предложен в (Булыгина 1982).
Для удобства анализа и упрощения изложения материала У.Чейф сознательно нивелирует, стирает границу между этими терминами
и, рассуждая фактически о предикатах, использует термин “глагол”: “…Я буду называть предикативные элементы [типа “быть
сухим”]
глаголами,
а именные элементы [типа “одежда”] –
существительными.
Эти термины чаще всего используются для
обозначения элементов поверхностной, или синтаксической, структуры, а не для семантических элементов. При рассмотрении
семантической структуры я мог бы прекрасно – и, может быть, с бо
льшим удобством – пользоваться терминами
предикат
аргумент
соответственно для
глагола
существительного.
Причина того, почему я этого не буду делать, заключается в том, что то, что я
называю семантическими глаголами и именами, обычно отражается – безусловно, в искаженном виде – в синтаксических глаголах и
существительных. Нет нужды начинать с одних терминов, скажем
предикат
аргумент
, чтобы затем все равно переходить к другим,
глаголу
существительному,
в какой-то случайной точке
на пути перехода от семантической структуры к поверхностной”
(выделено нами – А.А.) (Чейф 1975: 114).
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��79 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;на вопрос
What
happened
? “Что случилось?”
What
happening
? “Что происходит?”
и т.д. Не
состояние
является “событием” (
happening
), случаем” (Чейф 1975: 117) (лучше
происшествием», см. выше).
Второе правило, использован
ное еще З. Вендлером, не является абсолютно надежным критерием; кроме
того, оно ограничено морфологической системой языка
применимо в английском, но не в русском. Речь
идет о том, что “во многих случаях не
состояние встречается в “продолженной” форме [
ntinuous
], которая
несовместима с состоянием” (там же). Сам Чейф понимал, что предложенные им правила не имеют силы
закона, не являются стопроцентным, гарантированным методом разграничения состояний от не
состояний:
“Такие правила являются лишь грубыми пра
ктическими указаниями, а никак не “исследовательской
методикой”. Они не всегда точны и не обеспечивают с необходимостью безошибочные критерии для
выводов в сомнительных случаях” (там же: 118). Внутри группы “не
состояния”, или “события”, глаголы
подразделя
ются на 1) процессы, 2) действия и 3) процессы и действия одновременно. И вновь предлагается
воспользоваться методом постановки вопроса (фактически, используется семантико
синтаксический
критерий: семантическая сторона вопроса связана с соответствующим кла
ссом предикатов, а синтаксическая
сторона отвечает за соответствующую вопросительную трансформацию): “Простое правило, которое
помогает отличить действие от процесса, состоит в том, что предложение, содержащее действие, является
ответом на вопрос
What
did
? “Что делал
?”,
где
какое
либо существительное:
What
did
Harriet
“Что делала Гарриет?”
sang
“Она пела”.
но не
(например):
died
“Она умерла”.
…Простое предложение, содержащее процесс, отвечает на вопрос
What
happened
“Что
произошло с
на который простое предложение, содержащее действие, не является годным ответом:
What happened to Harriet? “
произошло
Гарриет
died
“Она умерла”.
но не
:
sang
“Она пела” (там же: 118
119).
В ходе анализа Чейф пользуется еще одним, чрезвычайно важным, семантико-синтаксическим
критерием – глубинно-падежной характеристикой, семантической ролью “существительного”-аргумента
при “глаголе”-предикате. Так, состояния сопровождаются
“патиентом (объектом воздействия)”
(Чейф);
процессы, сообщающие об
изменении
состояния существительного и, соответственно, предполагающие
наличие отношения между существительным и состоянием, также сопровождаются
патиентом
существительное в предложениях, содержащих действие, не может считаться патиентом глагола, оно
выражает собой нечто выполняющее действие и может быть названо
агентом
глагола. Последний четвертый
класс образуют двухвалентные (как минимум) глаголы, “управляющие” двумя глубинными падежами: в
качестве процесса они обозначают изменение состояния существительного, своего патиента; в качестве же
действия они обозначают то, что́ делает некто, их агент. “Агент по-прежнему остается тем, кто делает что-
то, однако в (4) [четвертом классе] агент делает это
по отношению к чему-то
(или иногда
чем-то
[Инструмент!]), что является патиентом процесса:
What did Harriet do? “Что сделала Гарриет?”
She broke the dish. “
Она
разбила блюдо”.
What happened to dish? “
случилось
блюдом
Harriet broke it.
“Гарриет разбила его” (там же: 1
19).
Г.А. Золотова, комментируя классификацию У. Чейфа, замечает, что он “не всегда с достаточной
четкостью разграничивает структурно-семантические значения действия и состояния (акциональные и
статуальные предикаты), определяемые семантикой глагольного слова, с одной стороны, и с другой стороны
значения состояния (результативного состояния, непроизвольного состояния), создаваемого
грамматическим значением определенной неспрягаемой формы глагола, образованной в свою очередь от


В семантическом синтаксисе более употребительными являются термины “пациенс” и “агенс”. Кроме того, здесь скорее речь идет
о “субъекте состояния” (в широком смысле), ведь далее он замечает: “Патиент определяет собой, чем является
то, что находится в
данном состоянии
” (выделено нами – А.А.) (там же: 117).
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��80 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;глагола как акционального, так и статуального” (Золотова 2010: 165). Она рассматривает следующие четыре
ряда предложений:
(1)
Я работаю –
(1а)
Мне работается –
(1б)
Мне работать.
(2)
Я лежу –
(2а)
Мне (не) лежится –
(2б)
Мне лежать.
(3)
Я срываю цветок –
(3а)
Цветок сорван –
(3б)
Цветок вянет.
(4)
Я сушу сено –
(4а)
Сено высушено –
(4б)
Сено сохнет.
Если “ряды предложений (1) и (2) противопоставлены по значению действие – состояние” [
работать
лежать
и т.д.], то “в рядах (3)
(4) противопоставление между действием и состоянием про
ходит внутри
ряда. Вместе с тем существенно различие между моделями со значением состояния. В предложениях (3б),
(4б) это значение определяется семантикой статуального глагола. В предложениях (3а), (4а) оно создается
грамматическим значением формы краткого
страдательного причастия от акционального глагола. Это
значение результативного состояния, каузированного активным воздействием на предмет” (там же: 165
166).
Следует отметить, что в примерах У. Чейфа с предикатами состояния нет ни одного с глаголами (в
орфологическом смысле). А пример типа
Я лежу,
следуя логике У. Чейфа, наверное, можно рассматривать
как глагол состояния и процесса одновременно: глагольный корень обозначает состояние, а грамматическая
форма
процесс (ср. с рассуждениями А.М. Пешковского
о сочетании в глаголе вещественного значения с
формальным (Пешковский 1935: 68
70)). В принципе, У. Чейф, исследуя проблему глагольной деривации, в
частности, рассматривает вопрос перехода (в переводе
“превращения”(!)) состояния в процесс:
“глагольный к
орень, который органически является состоянием, факультативно превращается в корень,
деривативно являющийся процессом, путем добавления к нему деривационной единицы
инхоатив
Элемент
инхоатив
представляет собой семантическую деривационную единицу, одн
а из функций которой
превратить глагольный корень, органически обозначающий состояние, в корень, который деривативно
является процессом” (Чейф 1975: 143) (например:
The
door
open
. “Дверь открыта”
The
door
opened
“Дверь открылась”
). В то же время
процессы, по Чейфу, “сообщают об
изменении
состояния
существительного
следовательно, собственно процессом у него была бы следующая временна́я
трансформация примера (2)
(2в)
Я лег.
Однако мы не можем согласиться с Г.А. Золотовой в том, что Чейф
не всегд
а с достаточной четкостью разграничивает значение состояния, определяемое семантикой
глагольного слова, от значения состояния, в частности результативного состояния, создаваемого
грамматическим значением определенной неспрягаемой формы глагола (см. выше).
Действительно, в главе
9 “Состояния, процессы и действия”, в § 9.5, мы сталкиваемся с довольно смешанной группой предложений,
представляющих класс “состояние”, в него входят такие примеры, как: (1) а.
The
wood
dry
. “Дрова сухие”
и (1) с.
The
dish
roken
. “Блюдо разбито” (там же: 116). Но в главе 11 “Деривация”, § 11.5, автор вводит
новую деривационную единицу
результатив,
“превращающую глагольный корень, который органически
является процессом, в корень, деривативно являющийся состоянием: (12) б.
dish
broke
. “Блюдо
разбилось” (процесс)
(12) а.
dish
broken
. “Блюдо разбито” (состояние + результатив) (там же: 145).
Фактически, Чейф в группе предикатов состояния выделяет производные “глаголы” результативного
состояния, образованные грамма
тической формой глагола: в примере (12а) У. Чейфа, так же как в примерах
(3а) и (4а) Г.А.Золотовой, мы наблюдаем “значение результативного состояния, каузированного активным
воздействием на предмет” (Золотова 2010: 166). Кроме того, кажется сомнительным ут
верждение Г.А.
Золотовой о том, что пример (1а) обозначает действие, а не состояние: “Грамматическое значение
конструкции с безличной неспрягаемой формой глагола (1а) взаимодействует с семантикой глагола, как бы
лишая действие активного, произвольного нача
ла, но тем не менее противопоставленность действия и
состояния
работается/лежится
остается в силе” (там же).
Нам представляется, что в этом примере


“Для обозначения этой деривационной единицы я пользуюсь термином
инхоатив,
хотя в этимологическом смысле он должен
передавать понятие “начинательности”, а не “становления”, поскольку в какой-то степени он закрепился в этом специальном
употреблении” (Чейф 1975: 143). Действительно, данный термин, по крайней мере в русской лингвистической традиции, обозначает
именно “начинательность”, вернее, одну из двух разновидностей начинательного способа глагольного действия: инхоатив и
ингрессив, выделенных еще Г.К.Ульяновым и Ф.Ф.Фортунатовым. См.: Виноградов 1986: 424-425; Авилова 1976: 271-283; Ахманова
1969: 75; ЛЭС 1990: 201 и др. Кроме того, “иногда в типологической литературе различаются инхоатив (начало процесса) и
инцептив
(начало состояния, например,
покраснеть
)” (Плунгян 2003: 303). Подробнее см.: Недялков 1987. Сам В.А. Плунгян использует
термин
инхоатив
в качестве родового обозначения “начала ситуации” любого типа.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��81 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;происходит изменение таксономического класса (действие
Я [не] работаю
→ состояние
Мне [не]
работается
) в результате диатетического сдвига.
Представляет несомненный интерес классификация глаголов самой Г.А. Золотовой. Она предлагает
дифференцировать глагольные классы по функциям, выполняемым глаголами в предложении (по “роли
глаголов в структуре предложения”), при этом она создает классификацию глаголов как части речи, а не
типов предикатов. Опираясь на функционально-семантический критерий, Г.А. Золотова различает прежде
всего полнознаменательные и неполнознаменательные глаголы; последние отличаются от
полнознаменательных тем, что не образуют самостоятельных компонентов предложения. К
неполнознаменательным она относит связочные глаголы, глаголы-модификаторы (модальные и фазисные, а
также модально-темповые (
Он уезжает – Он торопится
уехать
) и оценочно-темповые (
Он подготовился –
Он успел подготовиться
)) и глаголы-компенсаторы, которые, не выполняя самостоятельной функции в
предложении, “участвуют в транспозиции средств прямой номинации в средство косвенной номинации,
компенсируя недостающий категориально-синтаксический элемент значения (
Аппаратура надежна –
Аппаратура отличается надежностью
)” (Золотова 2010: 158).
Основным критерием подразделения полнознаменательных глаголов служит значение акциональности
/ неакциональности: “глаголы либо называют действие предмета, либо в виде действия представляют
существование предметов, их отношения, их состояния и свойства” (там же: 159). (Как видно, Г.А.Золотова
тоже разделяет ту точку зрения, согласно которой общекатегориальным значением глаголов является
“действие”). Неакциональные глаголы она делит на 1) реляционные (в широком смысле: “они выражают
разного рода отношения между предметами”): пространственные (локализующие), партитивные,
посессивные, компаративные, сопоставительные, - 2) экзистенциальные и 3) статуальные, обозначающие
состояние или изменение состояния предмета или лица (
цвести, зреть, таять, расти, бодрствовать,
скучать…
). К последней группе близки 4) функтивные глаголы, обозначающие “функционирование
предмета или возможность функционировать как способ существования или осуществления назначения
предмета: а) Солнце
светит
; Ветер
дует
; б) Фонарь
; Нож
режет
” (там же: 162). К функтивным, в
свою очередь, примыкают также глаголы, обозначающие звуковое, цветовое или световое, обонятельное
проявление существования или функционирования предмета: а)
Белеют
ромашки;
Пахнет
резедой; б) Часы
тикают
Звонит
колокол. В последней подгруппе в валентностную структуру глаголов инкорпорирована
семантическая роль закадрового Наблюдателя.
Акциональные глаголы, обозначающие физические или ментальные действия лица, подразделяются на
группы по характеру действия. Г.А.Золотова выделяет глаголы 1) рече-мыслительного действия, 2)
эмоционального действия, 3) конкретного физического действия, 4) социативного или интерсубъектного
действия, 5) движения.
В особую группу выделяются т.н. глаголы-компликаторы, усложнители элементарных моделей
предложения: 1) каузативные глаголы; 2) глаголы, выражающие логические отношения (причинно-
следственные, обусловленности) между двумя действиями, явлениями, признаками; 3) глаголы
авторизующего значения. И вновь в последнем подтипе обнаруживается роль Экспериента-Наблюдателя “за
кадром”: в предложениях с этими глаголами “взаимодействуют элементы модели сообщаемого содержания
с элементами модели рече-мыслительного действия личного субъекта (“автора” оценки или восприятия). Ср.:
Кричат чайки – Я слышу крик чаек (Я слышу, что кричат чайки, как кричат чайки); Слышится
(кому?)
крик
чаек (Слышен крик чаек);
До меня
доносится крик чаек
и т.п…” (выделено нами –
А.А.
) (там же: 167).
Классификация Г.А.Золотовой послужила основой для последующих функционально-синтаксических
классификаций. В частности, она была модифицирована, так сказать модернизирована, с учетом новейших
разработок в области функционально-семантического синтаксиса, М.В.Всеволодовой: “Мы во многом
опираемся на [Золотова 1982
, 156-168], привнося
некоторые изменения, дополнения и комментарии
(выделено нами –
А.А.
) (Всеволодова 2000: 55).
Обобщающий характер имеют рассуждения В.А.Плунгяна относительно семантических типов
предикатов, причем в их наиболее глагольной» части. Он также вовсе не претендует на исчерпывающее


Г.А. Золотова 
Коммуникативные аспекты русского синтаксиса».
М.: Наука, 1982
В настоящей работе мы ссылаемся на 6
издание данной книги
М: КомКнига, 2010.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��82 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;освещение проблемы и указывает лишь на наиболее существенные, с его точки зрения, положения. Общая
схема семантической классификации предикатов, представленной В.А.Плунгяном, может быть изображена
следующим образом:
состояния динамические ситуации

процессы события

предельные непредельные
Таким образом, по своим свойствам предикаты образуют континуум, одним из главных
организующих параметров внутри которого является признак статичности/динамичности. Крайнее
положение в таком континууме занимают названия (постоянных) свойств и состояний, проявления которых
максимально независимы от времени…» (Плунгян 2003: 246). На семантико-грамматической шкале именно
с состояний начинается собственно глагольная» область: глагол – класс слов, специально предназначенных
для обозначения отношений, так или иначе чувствительных к времени. Глаголы, обозначающие состояния
стативные
глаголы, или
стативы
), противопоставляются обширному классу динамических глаголов.
Среди множества разнообразных отличий стативов от класса динамических глаголов автор особое внимание
уделяет тому, что для продолжения состояния обычно не требуется никаких специальных усилий субъекта,
не требуется притока энергии для его поддержания. Именно поэтому субъектом состояния чаще всего
является пациенс или экспериенцер(!); ср. такие состояния, как
висеть, болеть, спать, знать
'иметь в
сознании <достоверную> информацию',
видет
» (там же).
В отличие от стативов, динамические глаголы не обозначают стабильные ситуации, тождественные
сами себе в любой момент своего существования. Динамические ситуации обозначают либо различные виды
изменений (т.е. переходов от одного состояния к другому), либо, по крайней мере, такие состояния, для
поддержания которых требуется постоянный приток энергии (и субъектом которых является агенс, ср.
молчать, держать
и т.п.).
На следующем этапе динамические глаголы делятся на
процессы
события
. И вновь решающим,
дифференциальным признаком является время: события концептуализируются в языке как
мгновенные
переходы от одного состояния к другому, тогда как процессы являются постепенным изменением состояния
(или циклической последовательностью сменяющих друг друга состояний). Типичные процессы…
бежать,
кричать, играть, работать,
и т.п.; типичные события –
побежать, вскрикнуть, упасть, прыгнуть, лопнуть,
понять
и т.п.» (там же: 246-247).
Наконец, последнее очень важное деление проходит уже внутри класса процессов. В принципе, все
процессы описывают некоторое постоянное изменение. И различаются они тем, как развиваются
описываемые ими изменения. В одних случаях изменения носят, скорее, циклический характер: они могут
происходить постоянно (до тех пор, пока продолжается приток необходимой для этого энергии). <В другом
случае процессы> описывают направленные изменения, имеющие определенную последовательность – и,
что самое главное, определенное завершение. Если такой процесс будет развиваться нормально, то рано ил
поздно он завершится, исчерпав себя, т.е. достигнув своего естественного конца. Так, процесс
вставать
(≈
'переходить из нефункционального устойчивого положения в вертикальное') в нормальном случае
завершается достижением вертикального положения (что описывается событием
встать
)… Процессы
первого рода обычно называются
непредельными,
процессы второго рода –
предельными;
соответственно,
достигаемое в момент завершения предельного процесса состояние называется его (внутренним)
пределом
(там же: 247).
Хотелось бы также отметить, что граница между большинством из указанных типов нежесткая:
состояния плавно переходят в непредельные процессы; что же касается различия между непредельными
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��83 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;процессами и предельными, то оно во многом зависит даже не от глагольной лексемы, а от типа ситуации в
целом (ср.: непредельное
бежать
. предельное
бежать домой
или даже
бежать сто метров
Наконец, необходимо представить также один из самых интересных, на наш взгляд, современных
подходов к таксономии глаголов, предложенный Е.В.Падучевой. Обращаясь к анализу глаголов, она
выдвигает, собственно говоря, две гетерогенные, но взаимнодополняющие семантические классификации
глаголов: классификацию глаголов по Маслову –
Вендлеру и тематическую классификацию. Говоря о
теории З. Вендлера, Е.В. Падучева отмечает, что в свое время “вендлеровские классы были подняты до
уровня онтологических категорий” (Падучева 2004: 30), и в свою очередь вводит понятие таксономических
категорий (Т-категорий). Т-категория – это своего рода уточнение вендлеровского глагольного класса, т.е.
речь идет о действиях, состояниях, процессах, происшествиях. Но если З.Вендлер показал, что Т-категория
глагола отражается в его сочетаемости (как синтаксической, так и морфологической)
, то задача Е.В.
Падучевой в первую очередь показать, что семантика видового противопоставления предопределена
лексической семантикой глагола и, более определенно, его таксономической категорией. Кроме того, в
таксономии Е.В. Падучевой “нашлось место для категории действия (отсутствующей у Вендлера): действия
были противопоставлены происшествиям”, и связанной с ним агентивности, так как действие является
“основной таксономической категорией глагола” и “не позволяет рассматривать аспектуальные классы
отдельно от агентивности” (Падучева 2004: 30).
В отличие от обычных классификаций, “разбивающих” слова на классы, тематическая классификация
глаголов Е.В. Падучевой объединяет слова в лингвистически релевантные тематические классы и
представляет процесс объединения слов в классы не как застывшее, а наоборот, как живое, подвижное,
активно реагирующее на ситуацию явление. Согласно тематической классификации, предложенной Е.В.
Падучевой, различаются следующие классы глаголов: бытийные; фазовые; глаголы обладания; физического
действия; движения; перемещения объекта; принятия положения; создания; возместительного действия;
речи и передачи сообщения; восприятия; чувства; принятия решения; ментальные глаголы: знания и мнения;
глаголы звука; каузации; приобретения признака и т.д.
Однако, как отмечает Е.В. Падучева, “понятие
тематического класса не имеет прямой связи с классификацией: нет исходного предположения о том, что
каждый глагол должен попасть в какой-то класс, который окажется семантически релевантным”.
Нетривиальный общий компонент в толковании слов одного тематического класса, выявленный в Апресян
1974, Е.В. Падучева определяет как нестроевой» (Падучева 2004: 43), выводя при этом такие строевые
компоненты», как каузация, начинательность, отрицание, оценка, модальность и др. Строевые компоненты
гут входить или не входить в семантическую формулу слова, не изменяя его принадлежности к
тематическому классу или подклассу. Например, в тематический класс глаголов восприятия входит, по Е.В.
Падучевой, не только
видеть,
но и его каузатив
показывать,
так как строевые компоненты меняют
лексическое значение слова, но сохраняют тему. Поэтому чтобы выявить принадлежность слова к
тематическому классу, надо очистить» его формулу от строевых компонентов» (Падучева 2004: 46).
Тематические классы могут пересекаться, т.е. глагол может входить одновременно в два класса. Дело
в том, что тематический класс глагола в существенной степени предопределен наличием в его семантике
того или иного компонента, так что слово может одним своим компонентом входить в один класс, а другим
в другой. “В семантическую структуру слова могут входить смысловые компоненты, диагностические
сразу для нескольких тематических классов. Поэтому слово (в одном и том же значении, т.е. одна лексема)
может принадлежать одновременно к двум и более разным тематическим классам; например,
убедить –
глаголам речи и воздействия на ментальное состояние;
застать –
к глаголам движения и местонахождения”
(Падучева 2004: 43). Кроме того, для принадлежности глагола к тематическому классу важно, какое место
структуре занимает тематический компонент. “У глагола
оглянуться = 'посмотреть назад, повернувшись'
компонент принятия положения» играет подчиненную роль по отношению к компоненту восприятие», так
что
оглянуться
относится к классу восприятия” (Падучева 2004: 43).


Имеется в виду то, что глаголы действия и деятельности по-разному сочетаются с обстоятельствами времени (
написал за два часа
но *
спал за два часа
) и длительности (
спал два часа
, но *
написал два часа
), а глаголы состояния в англ. языке не могут иметь формы
прогрессива (*
is knowing the answer
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��84 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;С другой стороны, глагол может принадлежать к двум и более тематическим классам в разных
контекстах, т.е. иметь два и более значений; например,
стучать
в одних контекстах глагол звука, а в других
подачи сигнала: (а)
стучать
кулаком по столу
;
) стучать
в дверь (кому-то).
Важность тематического класса как параметра глагольного значения по Е.В.Падучевой заключается в
том, что “тематический класс часто имеет характерные проявления в синтаксисе – например, у класса обычно
есть характерный (диагностический) участник. Так, у глагола передачи сообщения обязательно имеется
Адресат (
сказал отцу
). Наличие у глаголов одного тематического класса участника в определенной роли <
…> задается компонентом в толковании; общий компонент – это, как правило, и общая роль, т.е. общий
участник” (Падучева 2004: 43-44). Кроме того члены одного тематического класса склонны иметь общий
деривационный потенциал, т.е. один и тот же набор семантических дериватов» (там же).
Тематический класс глагола может быть скоррелирован с его таксономической категорией, но в целом
Т-категория и тематический класс – независимые характеристики глагольных лексем. Глаголы одного
таксономического класса могут относиться к разным тематическим классам. Например, состояния могут
быть физическими, физиологическими, ментальными, эмоциональными и т.д.» (Падучева 2004: 50). И
наоборот, глаголы одного тематического класса могут относиться к разным таксономическим классам.
Например, ментальные глаголы могут быть действиями, состояниями, происшествиями» (там же). На наш
взгляд, подобное описание тематических классов систематизирует глагольную лексику и обеспечивает
компактное описание многозначности и дает возможность предположить, что каждой классификации
соответствует свой тип семантической деривации: при тематической деривации слово переходит в другой
тематический класс, а при таксономической – меняется таксономическая категория слова.
На этом мы завершим краткий и, разумеется, неполный обзор множества концепций таксономий
глаголов (и – шире – предикатов), существующих в лингвистике. Мы остановили свой выбор на
представленных выше классификациях, поскольку они, на наш взгляд, наиболее точно представляют
динамику развития данного вопроса. Внимание лингвистов к глаголам не ослабевает, они всегда буду
объектом их скрупулезного изучения, в то же время при обращении к общей таксономии глаголов
современные исследователи, а также авторы пособий, учебников и словарей в основном придерживаются
именно указанных классификаций, получивших широкое признание как в теоретической, так и в
методической, практически ориентированной, литературе.
Список использованной литературы
Авилова 1976
Авилова Н.С.
Вид глагола и семантика глагольного слова. М.: Наука, 1976.
Грамматика-70 – Грамматика современного русского литературного языка. – М.: Наука, 1970.
Грамматика-80 – Русская грамматика в двух томах. – М.: Наука, 1980.
Апресян 1974
Апресян Ю.Д.
Лексическая семантика. Синонимические средства языка.
М.: Наука, 1974.
Арутюнова 1980 –
Арутюнова Н.Д.
К проблеме функциональных типов лексического значения / Н.Д.
Арутюнова // Аспекты семантических исследований. – М.: Наука, 1980. – С. 156-249.
Арутюнова 1976 –
Арутюнова Н.Д.
Предложение и его смысл: Логико-семантические проблемы. М.:
Наука, 1976
Ахманова 1969 – Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.: Изд-во Советская
энциклопедия», 1969.
Булыгина 1982 –
Булыгина Т.В.
К построению типологии предикатов в русском языке // Семантические
типы предикатов. / Отв. ред. О.Н. Селиверстова. – М.: Наука, 1982. – С. 7–85.
лгина и др. 1987, 2002 –
Валгина Н.С., Розенталь Д.Э., Фомина М.И.
Современный русский язык. – М.:
Высшая школа, 1987; 6-е изд., перераб. и доп. – М.: Логос, 2002.
Виноградов 1986 –
Виноградов В.В.
Русский язык. Грамматическое учение о слове. Изд. 3-е. М.: Высшая
школа, 1986.
Всеволодова 2000 –
Всеволодова М.В.
Теория функционально-коммуникативного синтаксиса. – М.: Изв-
во МГУ, 2000.
Золотова 2010 –
Золотова Г.А.
Коммуникативные аспекты русского синтаксиса. – М.: КомКнига, 2010.
Лингвистический энциклопедический словарь. Глав. ред. В.Н.Ярцева. – М.: Советская энциклопедия»,
1990 (ЛЭС).
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��85 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;14. Маслов 1973 –
Маслов Ю.С.
Универсальные семантические компоненты в содержании грамматической
категории совершенного/несовершенного вида // Советское славяноведение, № 4. – М.: Наука, 1973. – С. 73–
Мелиг 1985 –
Мелиг Х.Р.
Семантика предложения и семантика вида в русском языке (к классификации
глаголов З.Вендлера) // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 15. Современная зарубежная русистика. – М.:
Прогресс, 1985. – С. 227–249.
Недялков 1987 –
Недялков В.П.
Начинательность и средства ее выражения в языках разных типов. //
Теория функциональной грамматики. Введение. Аспектуальность. Временная локализованность. Таксис. Л.:
Наука, 1987. –
С. 180–195.
Падучева 2004 –
Падучева Е.В.
Динамические модели в семантике лексики. Изд. 5-е. – М.: Языки
славянской культуры, 2004.
Падучева 2009 –
Падучева Е.В.
Лексическая аспектуальность и классификация предикатов по Маслову –
Вендлеру // Вопросы языкознания. – М.: Наука, 2009. – № 6. – С. 3–
.
Пешковский 1935
Пешковский А.М.
Русский синтаксис в научном освещении.
М.: Учпедгиз, 1935.
Плунгян 2003 –
Плунгян В.А.
Общая морфология: Введение в проблематику: Учебное пособие. Изд. 2-е,
исправленное. – М.: Едиториал УРСС, 2003.
Розенталь и др. 2002 –
Розенталь Д.Э., Голуб И.Б., Теленкова М.А.
Современный русский язык. – М., 2002.
Розенталь, Теленкова 2003 –
Розенталь Д.Э., Теленкова М.А.
Словарь-справочник лингвистических
терминов. – М.: ОНИКС 21 век», Мир и образование», 2003.
СРЛЯ
1988 – Современный русский литературный язык: Учеб. для филол. спец. пед. ин-тов / Под ред.
П.А. Леканта. 2-е изд., испр. – М.: Высшая школа, 1988.
СРЛЯ
1988 –
Современный русский литературный язык: Учеб. для филол. спец. пед. ин-тов / Под ред.
Н.М. Шанского. 2-е изд., перераб. – Л.: Просвещение, 1988.
СРЯ
I 1976 –
Современный русский язык: в 2-х ч. Ч.1. / Под ред. Д.Э. Розенталя. Изд 2-е, испр. –
М.:
Высшая школа, 1976.
Чейф 1975 –
Чейф У.Л.
Значение и структура языка. – М.: Прогресс, 1975.
Щерба 1974 –
Щерба Л.В.
Языковая система и речевая деятельность. Л.: Наука, 1974
ЭСЮФ
1984 – Энциклопедический словарь юного филолога (языкознание) / Сост. М.В. Панов. –
М.:
Педагогика. 1984.
Tatevosov 2002 –
Tatevosov S.G.
The parameter of actionality. Linguistic typology, v.6, 2002. – P. 317–401.
Vendler 1967 –
Vendler Z.
Verbs and times. – In: Z. Vendler. Linguistics in Philosophy. Ithaca, N. Y.: Cornell
Univ. Press, 1967.
Wierzbicka 1980 –
Wierzbicka A.
Lingua mentalis. Sydney, 1980.
.Ш. Айрапетян, 2015
УДК 81-139
Андреев Вадим Сергеевич
Докт. филол. наук, доцент СмолГУ
г. Смоленск, РФ
E-mail
[email protected]
МАТЕМАТИЧЕСКАЯ СТАТИСТИКА И АНАЛИЗ ОБРАЗНОГО РЯДА СТИХОТВОРНОГО
ТЕКСТА
Аннотация
В статье рассматриваются возможности применения математической статистики для анализа
образного ряда стихотворного текста, обсуждаются практические вопросы применения, достоинства и
недостатки методики канонического анализа для исследования метафоры.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��86 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Ключевые слова
Статистика; канонический анализ; образный ряд; метафора; стихотворный текст
На современном этапе развития лингвистики уровень непосредственного наблюдения уже со всей
очевидностью недостаточен для системной экспликации взаимосвязей между группами разноуровневых
и разноаспектных признаков как в языке, так и в речевых текстах. Стихотворный текст, характеризуемый
повышенной взаимосвязью его единиц как результата взаимодействия целого комплекса налагаемых на
него ограничений, требует привлечения методов статистического анализа в большей степени, чем многие
другие объекты лингвистики и, в частности, стилеметрии.
Сферой, в которой наиболее востребованы статистические методики анализа и в которой они на
сегодняшний день в наименьшей степени применяются, является анализ образного ряда стихотворного
текста, типичные для него особенности метафоризации. Необходимость объективного количественного
анализа здесь обусловлена значительной имплицитностью тенденций, которые проявляются в
разрозненных фактах; инварианты теряются в широком спектре варьирования репрезентантов.
Понимание образа как реализации метафоры в широком смысле позволяет произвести
количественный подсчет концептов в функциях цели и источника, определить наиболее и наименее
частотные метафорические модели. Кроме того, учет числа реализованных моделей позволяет провести
анализ взаимной сочетаемости и обусловленности концептов-целей и источников, сопоставить идиостили
различных авторов и стиль одного и того же автора на протяжение его творческого пути [3; 8; 10].
Удобным и перспективным методом для решения этой задачи являются методики статистического
анализа, уже широко используемые при исследованиях обширного эмпирического материала [1; 2; 7].
Математические методы дают возможность сводить результаты анализа материала к небольшому
числу обобщающих выводов, выявлять скрытые структурные особенности, не определяемые при
непосредственном наблюдении [4; 6], решать задачи по распознаванию образов, то есть атрибуции
переходных (спорных, неясных) случаев относительно априорно заданных или выделенных классов [9],
прогнозировать свойства объектов путем экстраполяции выявленных тенденций.
Выбор конкретной методики (многомерный дискриминантный, дисперсионный, регрессионный,
ковариационный, кластерный, факторный анализ, многомерное шкалирование и др.) определяется целями
исследования и спецификой материала в совокупности с ограничениями в применении многомерных
методик анализа. В ряде случаев ограничения, связанные со спецификой вычислений в рамках методики,
оптимально отвечающей задачам исследования, требуют первичной обработки и модификации
материала, оптимизации признакового пространства [5].
В данной работе рассматривается возможность применения методики канонического анализа для
корректного проведения анализа и получения статистически значимых результатов. Этот метод имеет
значительную перспективу применения в лингвистических исследованиях, но еще не получил
распространения.
Канонический анализ позволяет выявить наличие и оценить величину взаимосвязи между двумя
группами признаков, то есть определить, насколько вариация в рамках одной группы характеристик
соотносится с вариацией в другой группе характеристик [11]. Например, данная методика может быть
применена для выявления взаимосвязи групп признаков различных языковых уровней, содержательных
и формальных характеристик в метафорических моделях. Канонический анализ выявляет силу
соотношения, но не устанавливает причинно-следственных связей, то есть ни одна из рассматриваемых
групп признаков не является зависимой.
При расчете в рамках каждой группы переменные заменяются их линейными комбинациями
(каноническими переменными). Для этого рассчитывается каноническая функция, переменными в
которой являются признаки, а коэффициенты отражают значимость признаков, их вклад в значение
канонической функции (каноническую переменную). Коэффициенты, в принципе, могут быть заданы
изначально, однако в большинстве случаев проблема заключается в отсутствии априорного знания об
относительной значимости признаков каждой группы. Процедура канонического анализа позволяет
определить коэффициент каждого показателя таким образом, чтобы корреляция между группами
признаков была максимальной.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��87 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Таким образом, каноническая корреляция – это корреляция между каноническими переменными (
):
U = a
,
V = b
* x
* x
+...+ b
где–
, ... ,
признаки первой группы;
, ... ,
признаки второй группы;
, ... ,
веса признаков первой группы;
веса признаков второй группы.
Основными показателями, отражающими результаты канонического анализа, являются
коэффициент канонической корреляции, коэффициенты признаков и факторная структура канонических
переменных.
По существу канонические корреляции сходны с парными коэффициентами корреляции и отражают
лу связи между группами параметров. Абсолютные значения коэффициентов признаков отражают вклад
каждого признака в величину канонической переменной. Для того чтобы можно было сопоставить
значимость различных признаков, рассчитываются стандартизированные коэффициенты, нормированные
относительно дисперсии.
Канонические переменные могут рассматриваться как отражение стоящего за ними скрытого фактора,
определить характер которого дает возможность анализ коэффициентов отдельных параметров. Например,
если в группе грамматических характеристик все параметры, связанные с синтаксисом, характеризуются
значительно большими коэффициентами, чем остальные, то можно сделать вывод, что соответствующая
каноническая переменная отражает особенности синтаксической структуры текста.
О значимости переменных (признаков) можно также судить по факторной структуре канонических
переменных. Факторная нагрузка признака является коэффициентом корреляции этого признака с величиной
канонической переменной. Естественно, что переменные более коррелированные с канонической
переменной являются более значимыми. Зачастую оценки значимости характеристик, определяемые по
факторной нагрузке и определяемые по стандартизированным коэффициентам признаков, не совпадают. Это
объясняется тем, что факторная нагрузка признака является коэффициентом корреляции между значением
признака и канонической переменной, поэтому при наличии нескольких сильно коррелированных с
канонической переменной и друг с другом признаков, каждый из них будет иметь значительную факторную
нагрузку. Методика расчета коэффициентов признаков иная: признаки включаются в функцию поочередно,
начиная с вносящего максимальный вклад в значение канонической переменной. Соответственно,
последовательно рассчитываются и коэффициенты. При этом после включения одного признака из группы
коррелированных с канонической переменной признаков остальные могут не вносить сколько-нибудь
значительного дополнительного вклада в каноническую функцию, и, следовательно, иметь низкие
коэффициенты.
Получить долю вариации признаков, объясняемую канонической переменной, можно возведя в
квадрат факторные нагрузки признаков. Среднее арифметическое квадратов факторных нагрузок будет
являться показателем того, какая, в среднем, доля вариативности признаков данной группы объясняется
канонической функцией.
Методика многомерного канонического анализа может быть корректно применена при выполнении
рада условий.
Поскольку в процессе анализа выявляются линейные зависимости между каноническими функциями,
подразумевается, что имеющиеся соотношения между переменными должны быть характерны для всех объектов.
Еще одним требованием к каноническому анализу является превышение количества объектов над
числом признаков.
С другой стороны, в рамках данной методики нормальное распределение не является обязательным
требованием к переменным (признакам). Процедура является устойчивой и к наличию взаимно
коррелированных признаков, хотя отсутствие таких признаков повышает точность анализа. Кроме того,
анализ не может быть корректно проведен, если один признак является какой-либо комбинацией двух других
(суммой и др.)
Имеющийся опыт показывает, что расширение практики использования количественных методов для
анализа метафоры в стихотворном тексте позволит значительно расширить наши знания о закономерностях
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��88 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;индивидуально-авторской метафоризации и общих, универсальных закономерностях построения образного
ряда в поэзии.
Список использованной литературы:
Андреев С.Н. Устойчивость результатов исследования языкового материала // Иностранные языки в
высшей школе. 2005. № 2. С. 93–105.
Андреев С.Н. Соотношение частей речи в романе А.С. Пушкина Евгений Онегин» // Квантитативная
лингвистика. 2014. Т. 3. С. 5–19.
Бабурченкова И.О. Особенности метафоры в раннем творчестве У. Блейка: качественные и
количественные аспекты // Квантитативная лингвистика. 2014. Т. 3. С. 20–27.
Мартыненко Г.Я. Ритмико-смысловая динамика русского классического сонета. СПб.: СПбГУ, 2004.
Марусенко М.А. Отбор информативных параметров в задачах стилистической диагностики //
Структурная и прикладная лингвистика. Л.: ЛГУ, 1987. С. 84–
94.
Марусенко М.А. Атрибуция анонимных и псевдонимных литературных произведений методами
распознавания образов. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1990.
Никифорова Н.А. Соотношение формальных и диахронических признаков глаголов в английском языке
и семантическом языке его описания // Квантитативная лингвистика. 2014. Т. 3. С. 89–102.
Николаева Е.А. Устойчивость и вариативность стиля: соотношение ядра и периферии текстовых классов
американских поэтов начала XX в. В. Линдзи, Э. Лоуэлл, Э. Робинсона и Р. Фроста // Вестник Тамбовского
университета. Серия: Гуманитарные науки. 2013. № 12 (128). С. 315–
319.
Николаева Е.А. Поэты периода американского поэтического ренессанса» и Э. Дикинсон: сходство и
различия формальных признаков стиля // Квантитативная лингвистика. 2014. Т. 3. С. 144–151.
Тишина А.Е. Соотношение признаков в метафоре Суинберна (на материале ранней лирики) //
Квантитативная лингвистика. 2014. Т. 3. С. 103–113.
Warner R.M. Applied statistics. Los Angel
London: Sage Publications, 2008.
Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 15-04-00285.
В.С. Андреев, 2015
УДК 81
Андреева Светлана Михайловна
кандидат пед. наук, доцент
Белгородский государственный институт искусств и культуры
г. Белгород, РФ,
mail
andreevasm
Андреева Анна Михайловна
старший преподаватель
Белгородский государственный институт искусств и культуры
г. Белгород, РФ
Безуглова Ольга Владиславовна
ассистент
Белгородский государственный институт искусств и культуры
г. Белгород, РФ
ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО КОНЦЕПТА СТРАХ» В РУССКОМ И
В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ
Аннотация
В данной статье рассматривается вопрос эмотивности в фразеологических единицах с концептом
страх» в русском и английском языках. Именно разнообразие во взглядах касательно основных
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��89 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;характеристик концепта дает толчок к развитию огромного количества лингвистических исследований,
базирующихся на соотнесении и анализе различных концептов и выявлении природы их закономерностей.
ючевые слова
концепт, фразеологическая единица, эмотивность.
Страх является одной из доминантных эмоций человека, наряду с радостью и разочарованием. Уходя
корнями в прошлое, страх был присущ еще первобытному человеку: страх перед необъяснимыми явлениями
природы, страх нападения, страх преодоления трудностей, страх за свою жизнь и жизнь окружающих людей,
страх будущего – все эти примеры являются подтверждением того, что эмоция Страх» является одной из
доминантных и носит универсальный характер. Однако, проанализировав работы отечественных и
зарубежных лингвокультурологов, можно сделать вывод о высокой роли этноспецифического в эмоции
страха. В психических переживаниях отражаются как социальные, так и культурные
аспекты жизнедеятельности людей. В ходе многолетней работы исследователями было выявлено наличие
специфической концептуальной эмотивной базы, которая находит свое отражение через вербальный и
авербальный контексты. Эти выводы легли в основу новой области лингвистического анализа, которая
получила название концептология эмоций». Предметом данной дисциплины послужило выявление
особенностей овладения и материализации эмоций в языковом сознании.
Следует отметить стойкий интерес исследователей к понятию концепт, а так же тот факт, что на
сегодняшний день не существует однозначного толкования этого понятия. Именно разнообразие во взглядах
касательно основных характеристик концепта дает толчок к развитию огромного количества
лингвистических исследований, базирующихся на соотнесении и анализе различных концептов и выявлении
природы их закономерностей.
По мнению большинства исследователей одним из определяющих требований к культурному явлению
концепт» является выделение в его структуре неких этимологических и исторических признаков
(диахронический слой), и актуальных или же новых характеристик (синхронический слой).
Страх», несомненно, является концептом, так как в его структуре мы можем выделить все три слоя.
Процесс концептуализации эмоций представляет собой чрезвычайно сложный процесс. При анализе
концепта Страх» в русской и английской языковых картинах мира важную роль приобретает семантический
или лингвокогнитивный анализ, который позволяет рассмотреть языковые проекции, эмоциональную оценку
ситуации и ее компонентов.
Несмотря на относительную сложность семантики, фразеологические единицы все-таки являются
речевыми штампами и дают довольное общее описание эмоций. Поэтому для описания разнообразных
эмоциональных состояний и отношений, часто сложных, неоднозначных (к таким относится удивление,
страх, восторг и другие), в тексте вместе с эмотивными фразеологическими единицами (ЭФЕ) используются
и другие языковые средства, в основном лексические, которые раскрывают, конкретизируют, дополняют
содержание фразеологического оборота.
Обращая внимание на ЭФЕ, репрезентирующие состояние страха в русском языке, важно отметить,
что нередко используются усилительные
частицы (аж, буквально, всё, даже, просто, прямо и др.) и
местоимениями (весь, самый, такой), которые выполняют экспрессивную функцию: буквально похолодел
от ужаса; весь ужас заключался в...; аж сердце ушло в пятки; прям мороз по коже; просто жуть».
Так же при использовании ЭФЕ часто встречаются наречия
степени действия. Это явление характерно
как для английского, так и для русского языков (здорово, очень, совсем, слишком –
very
too
enough
).
Использование фразеологизма в художественном тексте часто сочетается с указанием причины
эмоции. Подавляющее большинство примеров такой конкретизации значения относится к фразеологизмам,
номинирующим неопределенные эмоции. При анализе и разборе русских фразеологизмов,
репрезентирующих состояние страха, важно отметить, что ядерным компонентом практически любой ФЕ
является корневое слово страх». Так как страх является физиологической эмоцией окультуризованной в
языке, фразеологические обороты русского языка часто носят конкретизированный характер: в них
используются слова и выражения, относящиеся к физиологической стороне жизнедеятельности человека
(сердце упало», ноги подкосились», мороз по коже»).
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��90 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Приведем примеры некоторых фразеологических единиц, репрезентирующих состояние страха в
русском языке:
Страх обуяет, и растеряешься.
Со страху, со страстей, ноги подкосились.
Страх на тараканьих ножках бродит, олицетворенье робкого, пугливого, труса.
Под страхом ноги хрупки.
Слепой страх напал на всех, панический.
У страха глаза велики (да ничего не видят).
На всяку беду страха не напасешься.
Держать кого-л. в страхе, под страхом, в полной покорности.
Принять что-л. на свой страх, на свой ответ, на свою голову.
Отдать что-л. на страх, на чью-л. ответственность или ручательство.
Как осиновый лист дрожать — дрожать от страха.
Мороз по коже — возникает неприятное ощущение от страха
Мурашки забегали по спине — ощущение озноба от сильного страха, волнения.
Небо с овчинку кажется — стало тяжело, не по себе от страха, ужаса.
Ни жив, ни мертв —
сильно испуган, замер от страха, ужаса.
Сердце упало (оборвалость) — неожиданно охватил испуг, страх, тревога.
Язык отнялся (прилип) — внезапно потерял способность говорить от удивления, страха.
Стоит отметить сходство в корневом (ядерном) элементе фразеологизмов, репрезентирующих страх в
русском и в английском языке. В обоих языках ядром ФЕ становится глагол (держать, отдать, выпрыгнуть,
и др. – в русском языке;
get
jump
etc
.).
Приведем примеры фразеологических единиц, репрезентирующих состояние страха в английском
языке:
He who goes into the woods should never
be afraid of
wolves
– Волка
бояться
ходить
Данная
пословица в английском языке имеет так же следующе
е воплощение:
that
fears
bush
must
never
birding
В первом примере ядерным компонентов выступает глагол
afraid
со значением бояться, опасаться.
Во втором примере главный компонент
глагол
fear
со значением опасаться чего
то гряду
щего, остерегаться.
To get cold feet
досл
получить холодные ноги»)
испугаться в последнюю минуту
занервничать
There was nothing to worry about before the concert, as I was well prepared.
Nevertheless, I
got cold feet
right
before my entrance
Я с
овсем не боялся перед концертом, так как был хорошо подготовлен. Тем не менее, я
испугался в последнюю минуту перед своим выходом на сцену.
To jump out of the skin
(
досл
выпрыгнуть из кожи»)
очень испугаться, русскими эквивалентными
единицами могут слу
жить сердце упало», а так же синонимические выражения сильно (жутко)
испугаться».
jumped out of my skin
when I noticed a big snake creeping on the path
жутко
испугался
когда
заметил
большую
змею
ползущую
тропинке
To be with one's tail between one's legs
досл
с хвостом между ног»)
быть напуганным, вести себя
трусливо.
The man left the store
with his tail between his legs
after he had been accused of trying to steal something
Мужчина
трусливо
покинул
магазин
того
как
его
обвинил
попытке
украсть
To push the panic button
досл
нажать паническую кнопку»)
запаниковать, начать сильно
волноваться, потерять самообладание.
Our
navigator
pushed
button
first
when
began
sink
Наш штурман первым потерял
самооб
ладание и запаниковал, когда мы начали тонуть.
To whistle in the dark
досл
свистеть в темноте»)
мужаться, крепиться, преодолевать чувство страха.
Although
the
chances
stay
alive
diminished
with
every
minute
tried
whistle
the
dark
stay
optimistic
Несмотря на то, что шансы остаться в живых уменьшались с каждой минутой, мы старались мужаться и
сохранять оптимизм.
Часто концепт 
fear
» находит свою реализацию в пословицах и поговорках:
anvil
does
fear
the
hammer
Хорошую нако
вальню молотом не разобьешь (Правда суда не
боится).
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��91 en-US&#x/Lan;&#xg en;&#x-US/;&#xMCID;&#x 0 0;&#x/Lan;&#xg en;&#x-US/;&#xMCID;&#x 0 0;A knight without fear and reproach
Рыцарь
без
страха
упрека
Strike the fear of God into someone
Нагнать
All cats love fish but fear to wet their paws

хочется
колется
матушка
вел
Fear something as the devil fears holy water

Бояться
чего
как
черт
ладана
Fools rush in where angels fear to tread
- Дураку
закон
писан
He that fears you present will hate you absent
Кто
кого
глаза
бранит
того
боится
Distracted between hope and fear
Переходить
надежды
отчаянью
It is better to eat bread in peace than cake in fear
Лучше
хлеб
водой
чем
пирог
бедой
Meeting your death is no fear when you have got people
миру
красна
The scalded dog fears cold water

Обжегшись
молоке
дуют
Данная
пословица
имеет
следующее
воплощение
A burnt child dreads the fire.
В обоих случаях глаголы
fear
dread
имеют
прямое дополнение и обозначают страх перед грядущим.
В связи с вышесказанным необходимо сказать, что метафоры и фразеологические единицы со
значением ‘страх’, составляющие ядро концепта обоих языков, основываются преимущественно на
номинациях частей тела человека, подвергающихся воздействию чувства страха. В пословицах и поговорках,
ядерными компонентами которых является репрезентанты исследуемого концепта, в большинстве своем
упор делается на эмоционально-коннотативном значении слов, так как основной задачей данных
образований служит привлечение внимания слушателя.
Разнообразие разновидностей страха подтверждает суждение об универсальности и доминантности
этой эмоции. Однако с другой стороны, опираясь на выводы различных зарубежных и отечественных
исследователей можно сделать вывод о существовании этноспецифических сторон эмоции страха, т.е. черт
присущих только данному народу. Это объясняется наличием у конкретного социума присущей только ему
национальной картины мира. Страх в русском языковом сознании представлен как нечто враждебное
человеку, не зависящее от его воли и желания. Стоит особо обратить внимание на религиозную сторону
семантики концепта, которая в русском языке преобладает особую роль, благодаря православной религии и
ее постулатам.
Говоря о главных репрезентантах данного концепта в русском языке, следует отметить широкий
спектр компонентов, которые служат синонимами ядерному компоненту страх»: испуг, волнение, боязнь,
трепет, ужас и производные от них глаголы – бояться, страшиться, опасаться и т.д.
Синонимичный ряд ядерных репрезентантов концепта 
» в англ
ийской лексикографии может быть
представлен как глаголом, так и существительным. К
основным
языковым
единицам
номинантам
отнести
fear, dread, fright, alarm, dismay, consternation, panic, terror, horror, trepidation, startle etc.
Ядерными
глагольными
единицами
выступают
: to fear, to be afraid of,
to dread , to funk, to boggle, to be frightened of, to
express alarm, to stand in awe;
причем
доминатами
данного
ряда
являются
глаголы
to fear
to be afraid of,
так
как
данные
единицы
образуют
наибольшее
кол
ичество
словосочетаний
семантически
представляются
более
глубокими
Сравнивая данные ряды с русскими синонимическим и рядами репрезентантов, нельзя не отметить тот
факт, что русские языковые единицы в большинстве своем представлены
именными
частями речи,
английской же лексикографии ядерным компонентом в преобладающем количестве случаев употребления
отдельно взятых лексических единиц, словосочетаний или фразеологизмов служит
глагол
, а так же его
производные. Синонимические отношения между языковыми единицами определяются интегральной семой
бояться» в русском языке и 
afraid
fear
» в английском языке.
Таким образом, страх может быть охарактеризован многообразием форм своего существования и
проявления. Принимая во внимание социальную и личностную значимость, а так же доминантность
исследуемой эмоции, стоит отметить, что спектр средств вербализации феномена страха в составе
фразеологических единиц чрезвычайно разнообразен и отличается специфической лексикой и синтаксисом.
Список использованной литературы:
Бабенко Л.Г. Лексические средства обозначения эмоций в русском языке. - Свердловск: Уральский
университет, 1989. - 187 с.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��92 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;2. Арутюнова Н.Д. Введение // Логический анализ языка. Культурные концепты. - М.: Наука, 1991. -
3 –
Вежбицкая А. Семантические универсалии в описании языков. - М.: Школа Языки русской культуры»,
1999. -
Воркачев С.Г., Воркачева Е.А. Концепт счастья в английской паремиологии:
б. науч. трудов
Аксиологическая лингвистика: проблемы изучения культурных
концептов
и этносознания; под
ред.
Красавского
Н.А.
Волгоград, Колледж», 2002.
Горошко Е.И. Эмоция ассоциация» и их связь со спецификой русского языкового сознания (Особенности
мужских и женских ассоциаций на слова-названия эмоций в русском языке). - Филологические науки, 1998.
- №2. - 51-66 с.
Добровольский Д.О. Национально-культурная специфика во фразеологии // Вопросы языкознания, 1998.
№ 6. - 48 – 57 с.
Карасик В.И. Культурные доминанты в языке: сб. науч. трудов // Языковая личность: Культурные
концепты /ВГПУ, ПМПУ. - Волгоград, Архангельск: Перемена, 1996. - 3-16 с.
Карасик В.И. Язык социального статуса. - М.: ин-т РАН; Волгоградский гос. пед. институт, 1992. - 330 с.
Красавский Н.А. Лингвистические методы исследования эмоциональной концептосферы: материалы
международного симпозиума молодых ученых // Лингвистические парадигмы: традиции и новации.
Лингвистическая панорама рубежа веков. - Волгоград: Перемена, 2000. - 18-27 с.
Красавский Н.А. Семантика имен эмоций, функционирующих в разных типах текста // Язык и эмоции:
Сборник научных трудов. - Волгоград: Перемена, 1995. - 142 – 150
Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы и эмоции: Тексты. - Психология эмоций. - Под ред. Вилюнаса В.К.
М.: Издательство МГУ, 1984. - 162
Мягкова Е.Ю. Язык и эмоции» в когнитивных исследованиях // Семантика слова и текста.
Психолингвистические исследования. - Тверь, 1998. -
38 -44
Попова З.Д., Стернин И.А. Понятие концепт» в лингвистических исследованиях. - Воронеж, 1999. -
32 с.
Семененко Н.Н. Лингвокультурологическое описание структуры и семантики паремий: автореф. дис.
.канд. филол. наук. / Семененко Н.Н. - Белгород, 2002. - 24 с.
Солодуб Ю.П. Фразеологическая образность и способы ее параметризации //Фразеография в Машинном
фонде русского языка. - М.: Наука, 1990. - 139-146 с.
Стернин И.А., Быкова Г.В. Концепты и лагуны: Сб. статей. // Языковое сознание: формирование и
функционирование. - М., 1998.
Шаховский В.И. Эмоции и их концептуализация в различных лингвокультурных контекстах //- Вып. 1.
Русистика. Киев, 2001 - 13-19
.М. Андреева, А.М. Андреева, О.В. Безуглова, 2015
УДК 811.161.1
Голайденко Лариса Николаевна
канд. филол. наук, доцент БГПУ им. М. Акмуллы,
г. Уфа,
mail
lngolaydenko
gmail
ПОЛУЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ ГЛАГОЛЫ-СВЯЗКИ С СЕМАНТИКОЙ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ В
СОСТАВНЫХ ИМЕННЫХ СКАЗУЕМЫХ КАК ОПЕРАТОРЫ СРАВНЕНИЯ-УПОДОБЛЕНИЯ
В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ПРОЗЕ
Аннотация
В статье в качестве операторов сравнения-уподобления в художественной прозаической речи
рассматриваются полузнаменательные глаголы-связки
напоминать
казаться
представлять(ся)
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��93 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;составных именных сказуемых, сохраняющие семантику представления и развивающие сравнительно-
сопоставительное значение.
Ключевые слова
Семантика представления. Сравнение и подобие. Виды сравнения. Полузнаменательные глаголы-
связки
напоминать
казаться
представлять(ся)
в составных именных сказуемых как операторы
сравнения-уподобления
в художественной прозе. Метафора.
Глаголы со значением воспоминания / воображения, являясь специализированными и самыми
частотными в художественной прозаической речи лексико-морфологическими средствами [7] выражения
семантики представления [6], подчёркивают актуальность этой семантики для носителей русского языка,
даже употребляясь в функции полузнаменательных связок в составных глагольных / именных сказуемых.
Например:
Он
мечтал показать
Ане белые ночи, мосты, фонтаны, дворы-колодцы и музеи
(М. Трауб. Пьяная
стерлядь);
Он
воображал
себя паровозным
машинистом
лётчиком
воздухофлота,
геологом-разведчиком
исследующим впервые безвестную землю <…>
(А. Платонов. Ювенильное море);
Эпизод с перчаткой,
принёс мне ту пользу, что поставил меня на свободную ногу в кругу, который
казался
мне всегда
самым
страшным
, – в кругу гостиной <…>
(Л. Толстой. Детство);
Здесь, на войне, мирная жизнь, кому она
выпадет,
чудилась вечной
<…>
(В. Распутин. Живи и помни);
Вера, ещё со времён её артистической
молодости,
представлялась
Ирине
существом высшим
<…>
(Л. Улицкая. Искренне ваш Шурик);
Лёнькино жилище
напоминало мусорную яму
<…>
(А. Горький. Страсти-мордасти);
<…>
Действительность эта
казалась
Белецкому надоевшим
, в котором нечего было уже как будто
выбрать ему
(А. Ананьев. Годы без войны);
<…> Павел Петрович
представлялся
ему большим
лесом
<…>
(И. Тургенев. Отцы и дети).
Мы называем полузнаменательные связки
напоминать
мечтать
воображать
казаться
чудиться
представлять(ся)
глаголами-связками, потому что они, развив свойства служебного слова, не утратили
окончательно своего лексического значения, носителем которого является глагол. Термин глагол-связка»
оптимально отражает соединение в грамматической семантике соответствующих единиц признаков глагола,
обладающего лексическим и грамматическим значениями, и связки – вспомогательного слова, имеющего
специфически глагольные формы. Кроме того, в термине глагол-связка» акцент делается на его первой
составляющей: имеется в виду глагол в функции связки. Последнее словосочетание – глагол в функции
связки» – также носит для нас терминологический характер и выступает в качестве синонима к термину
глагол-связка».
По мнению В.В. Бабайцевой, глаголы-связки (полузнаменательные связки) выражают не только
модально-временные значения, но и вносят в семантику сказуемого различные дополнительные оттенки,
иногда весьма существенные» [2, с. 327–328]. К специальным значениям полузнаменательных глаголов-
связок относятся фазисные, модальные, логические [11, с. 359]. Глаголы-связки
напоминать
мечтать
воображать
казаться
чудиться
представлять(ся)
и под. могут выражать два специальных значения: во-
первых, модальное (мнимость, кажимость:
мечтать
воображать
казаться
чудиться
представлять(ся)
[5] и, во-вторых, логическое (подобие:
напоминать
казаться
чудиться
представлять(ся)
) [12, с. 274].
Разделённые на две группы примеры в начале статьи демонстрируют реализацию указанных
специальных значений соответствующими полузнаменательными глаголами-связками.
Рассмотрим подробнее глаголы-связки второй группы. Доминирует в ней полузнаменательный
глагол-связка
напоминать
, который при сохранении вполне осознаваемого глагольного лексического
значения воспоминания (
напомнить
“1. Вызвать воспоминания; заставить кого-н. вспомнить” [13, с. 387])
развивает связочное значение подобия, или сравнительно-сопоставительное значение [12, с. 275–276]:
опустошён физически и
напоминаю
голый
подсолнечный стебель
(М. Шолохов. Тихий Дон);
Козырёк его
фуражки сломан. Он
напоминает птичий клюв
(С. Довлатов. Зона);
Её сердито поджатые губы
напоминали
аккуратный
шовчик
серыми нитками
(О. Славникова. Бессмертный).
Соотношение понятий сравнение» и подобие» требует специального комментария, ибо
актуализирует вопрос о корректности употребления данных общенаучных терминов, объединённых
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��94 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;синонимическими, гиперо-гипонимическими или антонимическими семантическими связями. Последнее,
безусловно, неприемлемо в силу когнитивной связи сравнения и подобия. По этому поводу в Философском
энциклопедическом словаре» читаем: Поскольку сравнивать можно только подобные вещи, то подобие
играет главную роль в процессе познания; движение от познанного к непознанному возможно только в том
случае, если между тем и другим заключено нечто, что является подобным познанному и тем самым частично
уже опознано» [18, с. 348]; между сравниваемыми вещами должно иметься как различие, так и подобие; то,
что является основой сравнения, должно быть более знакомым, чем то, что подлежит сравнению» [18, с. 20].
Диалектическую взаимосвязь сравнения и подобия подчёркивает и Толковый словарь русского
языка» С.И. Ожегова в лексикографических описаниях соответствующих лексем:
сравнение
– от
сравнить
“1. Установить черты сходства или различия, сопоставить. 2. Образно уподобить, приравнять” [13, с. 757];
подобие
“1. Что-н. сходное с чем-н. другим, содержащее образ, вид чего-н. (книжн.)” [13, с. 537].
Очевидно, что словари указывают на родо-видовые смысловые отношения между понятиями
сравнение» и подобие»: первое из них имеет родовое, общее значение, а второе – видовое, частное. Это,
естественно, исключает синонимию соответствующих терминов.
Такое понимание сравнения и подобия фундирует и лингвистические исследования данных
категорий. Так, С.Б. Абсаматов, анализируя структурно-семантические особенности синтаксических единиц
со значением сравнения, дифференцирует ассоциативные сравнения на собственно сравнения, уподобления
и приравнивания [1, с. 12]. О.В. Семёнова, определяя морфологический статус и устанавливая
синтаксические функции слова
вроде
, ссылается на общеизвестное утверждение о том, что сравнительные
отношения строятся на уподоблении предметов, явлений, сближаемых на основании их объективного
сходства или субъективных ассоциаций» [15, с. 5]. Н.М. Девятова, изучая диктумно-модусную организацию
сравнительных конструкций в русском языке и не противопоставляя сравнение и подобие, характеризует
последнее как сравнительный смысл» [8, с. 28].
Таким образом, в русистике термин сравнение» употребляется в качестве гиперонима по
отношению к гипониму подобие». Соответственно этому мы понимаем под сравнением мыслительную
операцию по установлению подобия и различия между сопоставляемыми объектами действительности, а под
подобием – сходство как объективное основание (наряду с различием) и вместе с тем субъективный
результат сравнения.
Несмотря на то, что полузнаменательный глагол-связка
напоминать
выражает логическое
(заключающее рациональную оценку отношений предмет – признак» [12, с. 275]) значение подобия,
уподобления» [1, с. 12], художественные контексты с предложениями, включающими в состав сказуемого
данный глагол-связку, иногда содержат не только слова со значением подобия (
подобие
вроде
(кого, чего)
др.), но и слова ЛСП сравнения (
сравнить
сравнение
и т.п.) или указание на выделение объекта сравнения,
отражённого в сознании говорящего / пишущего в виде восприятия или представления, из ряда других
объектов, незначимых, неинтересных для адресанта (
среди
в ряду
один из (кого, чего)
между (кем, чем)
др.). Например:
Все мы, как Полоний в Гамлете», решили, что облака
напоминали
именно эти
паруса
что лучшего сравнения никто из нас не приищет
(И. Тургенев. Первая любовь);
Белый, как молоко, густой
этот дым
напоминал небо
, но тогда Петька ещё не умел сравнивать
(В. Белов. Кануны);
<…> Ростов сам
себе
казался таким маленьким
и
слабеньким
в сравнении с этими громадными людьми и лошадьми <…>
(Л. Толстой. Война и мир);
Чтобы пробиться к мысли, которая
представлялась
теперь Самуилу
подобием
кристалла
, надо миновать текст <…>
(Л. Улицкая. Медея и её дети);
Она гордою и весёлою
царицей
казалась
между другими
(Л. Толстой. Казаки).
Такие примеры ещё раз актуализируют когнитивную диалектическую связь сравнения и подобия.
Синтаксические конструкции с составным сказуемым, которое включает полузнаменательный глагол-связку
напоминать
(также
казаться
представлять(ся)
) мы, вслед за Н.М. Девятовой, квалифицируем как
сравнительные [8, с. 24], а сам глагол в функции связки – как оператор / маркер сравнения-уподобления.
По мнению С.Б. Абсаматова, сравнительные конструкции представляют смысловое единство, в
котором есть то, что сравнивают», то, с чем сравнивают» и основание сравнения» [1, с. 17]. Последнее в
художественной прозаической речи может быть эксплицитным или имплицитным, извлекаемым» из более
широкого контекста. Ср.:
Джентельмен
напомнил
французского писателя
Стендаля
– у того была такая
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х

же чёрная шкиперская борода
(В. Пелевин. Бэтман Аполло);
Машина была неудобная, некуда девать
длинные ноги, и вообще Ока» больше
напоминала мотоцикл
, покрытый кузовом
(В. Токарева. Но вдруг);
В последние месяцы он сам
напоминал
себе
Дон Кихота
, кидаясь очертя голову в любую культурную
программу» уик-эндов <…>
(И. Савельев. Юнги Северного флота);
Женщина
напоминала героиню
захолустной оперетты
(С. Довлатов. Компромисс);
Мужчинам более подходит барственность –
царственные мужчины неукоснительно
напоминают индюков
(Священник Ярослав Шипов. Царственная).
Как считает О.В. Семёнова, в зависимости от характера основания сравнение может носить
достоверный или недостоверный характер. Как правило, объективное сходство предметов, явлений лежит в
основе достоверного сравнения <…>. При недостоверном сравнении выявление сходства зависит главным
образом от субъективного восприятия действительности говорящим <…>» [15, с. 5].
На наш взгляд, сравнение, вводимое в художественный текст с помощью полузнаменательного
глагола-связки
напоминать
всегда характеризуется как достоверное на основе лексического значения
соответствующего глагола. Например:
Он
напоминал
разыгравшегося
жеребца
, который, взвив хвост и
фыркнув, остановился как вкопанный всеми ногами
(Л. Толстой. Казаки);
Он издали
напоминал стручок
чёрного перца
<…>
(В. Катаев. Алмазный мой венец);
По продольным и поперечным очертаниям эта
огромная земляная гора
напоминает
солдатскую
флягу
<…>
(В. Чивилихин. Память);
Мои тетрадочные
листы
напоминали сито
(Ю. Нагибин. Шампиньоны).
В приведённых примерах персонажи художественных произведений,
гора
тетрадочные листы
сравниваются с
жеребцом
стручком чёрного перца
солдатской флягой
– предметами реального
мира, которые известны большинству носителей русского языка: были когда-то восприняты зрительно и
зафиксированы в памяти в виде достаточно чётких и легко воспроизводимых представлений. Сам факт
сохранения этих наглядно-чувственных образов в сознании как следов» памяти подчёркивает их
реальность. Следовательно, и сравнение приобретает достоверный характер.
Вместе с тем достоверность / недостоверность сравнения обнаруживает, по нашему мнению,
непосредственную зависимость от чувственного опыта человека, объёма его представлений, знаний об
окружающей действительности. Если в памяти адресата нет образов тех предметов объективной
действительности, которые называются адресантом в качестве того, с чем сравнивают» [1, с. 17], то
сравнение для первого становится недостоверным, потому что основание для него отсутствует, тогда как для
второго сравнение априори является достоверным. Например:
В такие минуты Джан-Карло
напоминал
ему
Фёдора Павловича Карамазова
с его умом-подлецом, виляющим и прячущимся
(Ю. Буйда. Ермо);
К тому
же в физиономии Бадылкина имелась некая неуловимая неандерталинка, и он в самом деле чем-то
напоминал
человекообразного
Чубакку
из Звёздных войн»
(Ю. Поляков. Замыслил я побег);
Всё семейство
напоминало
на предъявленных Клумбой паспортных фотографиях
персонажей
из советского чёрно-белого
фильма про передовой завод
(О. Славникова. Бессмертный);
Аэропорт
напоминал пустырь
, что возле
Щербаковских бань
(С. Довлатов. Иная жизнь).
Таким образом, при установлении достоверности / недостоверности сравнения необходимо
учитывать его субъективный аспект – наличие богатого / скудного когнитивного опыта индивидуума или его
отсутствие в определённой сфере жизни и деятельности, ведь система сравнения», как справедливо
отмечает Н.М. Девятова, это антропоцентрическая система, в центре которой находится сравнивающий
субъект» [8, с. 6].
Исходя из семантической классификации сравнений, предложенной С.Б. Абсаматовым, и анализа
художественных прозаических контекстов, содержащих полузнаменательный глагол-связку
напоминать
можно утверждать, что все сравнения, возникающие в этих контекстах, ассоциативные. Их ассоциативность
в художественном произведении обусловливается авторским мировосприятием, миропониманием,
стремлением посредством художественного текста и задаваемых им образов активно общаться с читателем,
расширяя его представления о мире и пробуждая воображение [1, с. 12]. Именно поэтому чтение
художественной литературы рассматривается как один из важнейших способов познания человеком
действительности и самопознания.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��96 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ; Поскольку ассоциации бывают разные, то и сравнения выделяются зрительные, слуховые,
тактильные и когнитивные, в основу которых положен опыт читателя» [1, с. 13]. По отношению же к
сравнениям, возникающим на базе предложения с полузнаменательным глаголом-связкой
напоминать
составном именном сказуемом, трудно говорить о чистоте» зрительного, слухового или тактильного
сравнения. Например:
<…> Деревня
напоминала
растревоженный
<…>
(А. Ананьев. Годы без
войны);
Её гладкая причёска
напоминала бутон
(С. Довлатов. Дорога в новую квартиру);
Они
напоминали
тех жалких
собачонок
, которые, несмотря на ошпаривания, израненные, с перешибленными ногами, всё-
таки лезут в облюбованное место, визжат и лезут
(М. Салтыков-Щедрин. Господа Головлёвы).
Во всех приведённых высказываниях сравнения характеризуются синкретизмом – совмещением в
своей когнитивной основе различных ассоциаций: в первом – зрительных и слуховых, во втором –
зрительных и тактильных, в третьем – зрительных, слуховых и тактильных.
Довольно редко сравнения, маркируемые в художественной прозаической речи глаголом-связкой
напоминать
, квалифицируются только как зрительные или только как слуховые:
У Каракозина была старая-
престарая Победа» пожарно-красного цвета <…>. Машина
напоминала
огромную
божью коровку
Сходство усугублялось тем, что её покрывали тёмные пятна незакрашенной шпатлёвки
(Ю. Поляков.
Замыслил я побег) и
Он громко захохотал, но губы его дрожали, и смех вышел также дрожащим и
напоминал
, скорее,
озябшей собаки
(Л. Андреев. Призраки).
Поскольку в результате употребления в сравнительной конструкции полузнаменательного глагола-
связки
напоминать
возникают не собственно сравнения, а уподобления [1, с. 12], то они чаще всего строятся
на основе тех ассоциаций, которые накоплены в результате приобретения житейского опыта (на
когнитивной основе)» [1, с. 14]. Например:
Отчасти Маня Поливанова в данный момент
напоминала
себе
помещика
Манилова
из Гоголя, который желал, чтоб непременно был пруд, а через пруд чтоб мост, а на
мосту чтоб купцы и лавки!
(Т. Устинова. Один день, одна ночь);
Работа над этой книгой
напоминает
путешествие
по малознакомой стране, когда на каждом шагу открываются новые дали и дороги
(К.
Паустовский. Золотая роза).
Эти уподобления по структуре, зависящей от числа ассоциаций, лежащих в их основе», обычно
бывают простыми и довольно редко цепными [1, с. 12]. Ср.:
льшие очки в черепаховой оправе
напоминали
два циферблата
часов
(А. Беляев. Голова профессора Доуэля) и
Дед
напоминает
здесь не столько
разночинца-интеллигента
(М. Кучерская. Тётя Мотя);
<…> Все женщины, которых он знал
прежде, в сравнении с ней
казались
не то
манной кашей
, не то
тушёной капустой
<…>
(Л. Улицкая.
Медея и её дети).
Несмотря на ассоциативный характер сравнений-уподоблений, синтаксические конструкции
напоминать (кого, что)
, как и синонимические сравнительные конструкции
похож на (кого, что)
подобен
(кому, чему)
, включают в свою сравнительную парадигму не только образное, но и логическое сравнение,
однако, по мнению Н.М. Девятовой, реализация модели логического сравнения может иметь свои
особенности [8, с. 28]. Ср., например:
В детстве наш подъезд
напоминал
мне
протестантский храм
, разве
что без алтаря, зато с высокими – сквозь все этажи дома – окнами <…>
(Д. Рубина. Синдром Петрушки);
Мохнатая шапка, высоко и воздушно покрытая снегом,
напоминала одуванчик
(О. Славникова.
Бессмертный) и
Говорили, что лицо его
напоминает маску
; впрочем, многое говорили <…>
(Ф.
Достоевский. Бесы);
Олеся и в самом деле
напоминала принцессу
, особенно из-за лёгкой до надменности
походки
(Ю. Поляков. Замыслил я побег).
В двух первых фрагментах логичность образного сравнения мотивируется чётким основанием
уподобления, тождеством общего признака сравнения» [8, с. 28] – наличием сквозных окон в подъезде и
протестантском храме / круглой формой шапки и цветка распушившегося одуванчика.
В двух последних высказываниях признак сравнения оказывается неопределённым (

маска
пояснение отсутствует) или недостаточно определённым (
Олеся

принцесса
лёгкая до надменности походка
не типичное свойство принцессы). Кроме того, в этих сравнительных конструкциях подчёркивается не
тождество признака, а общность производимого впечатления» [8, с. 28].
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��97 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ; Глагол-связка
напоминать
как оператор сравнения-уподобления весьма частотен в художественной
прозе. В связи с этим утверждение С.Б. Абсаматова о том, что случаи употребления глагола
напоминать
функции полузнаменательной связки единичны [1, с. 16], видится необоснованным, субъективным и
категоричным.
В качестве доказательства приведём статистические данные нашего исследования. В его картотеке –
608 фрагментов (из 647 художественных произведений 102 писателей 20–21 вв.), содержащих лексику со
значением представления. Из них 222 примера использования полузнаменательного глагола-связки
напомнить
в составном именном сказуемом –
2,3 % от общего числа отрывков. Вместе с тем это 56,2 % от
общего количества (395) употреблений лексемы
напомнить
в художественной прозе.
Достаточно высокая частотность глагола-связки
напоминать
в художественных произведениях
объясняется его яркой спецификой. Прежде всего Н.М. Девятова указывает на принадлежность объектов
сравнения к разным временным планам, опосредованность сравнительных отношений отношением
каузации воспоминания» [8, с. 27–28]. Лингвист поясняет: Лишь первый объект сравнения принадлежит
времени речи, второй же объект обычно принадлежит другому времени. Эталон сравнения привносит в
сравнительную конструкцию не отдельный признак, а целостный, каузированный воспоминанием образ» [8,
с. 28]:
Дорога
<…> повела к невысоким приземистым постройкам с плоскими крышами; издали эти
прямоугольники с сырыми стенами без окон
напоминали
Давиду огромные
кубики
, от которых отклеились
картинки
(В. Гроссман. Жизнь и судьба);
Бессонница включает в себя и мелкие монотонные засыпания –
просыпания <…>. Это состояние более всего
напоминает
детскую
болезнь
, когда начинается жар и
теряется ощущение реальности, размывается граница между сном и явью
(Л. Улицкая. Священный мусор.
Три высказывания по поводу сна).
В приведённых фрагментах времени речи принадлежат постройки-прямоугольники
с сырыми
стенами без окон
бессонница
, а
кубики, от которых отклеились картинки
детская болезнь
принадлежат
времени прошлого, закреплённого в сознании в виде следов» памяти и воскрешённого в воспоминаниях,
которые актуализируются непосредственным восприятием построек и непосредственным состоянием
бессонницы.
К. Бюлер достаточно точно раскрывает механизм сравнения, оператором которого является
полузнаменательный глагол-связка
напоминать
: <…> В сознании всплывают сходные черты <…>,
подчёркиваемые в восприятии. <…> Свойства (возможно, видимые внутренним взором) мысленно
приписываются <…>» [4, с. 316]. Например:
Прибрежное море меня разочаровало: оно
напоминало рыбный
– мне не нравилось плавать посреди разнокалиберных рыбок <…>
(Л. Улицкая. Люди нашего царя. Так
написано…).
Восприятие
прибрежного моря
, кишащего
разнокалиберными рыбками
, вызывает в памяти наглядно-
чувственный образ
рыбного супа
. Этот образ каузирует» (становится причиной, обусловливает)
возникновение в воображении целостного представления
прибрежного моря
как
рыбного супа
.
Сравнение, формируемое полузнаменательным глаголом-связкой
напоминать
, рисует соположение
двух фрагментов мира – реального и воображаемого» [9, с. 240]:
Вообще он
напоминал ангела
лакированных сапогах
(М. Булгаков. Роковые яйца);
Он сильно
напоминал
бородатого простодушного
, надевшего с весёлой целью шинель
(О. Куваев. Территория).
Уникальность глагола
напоминать
в функции полузнаменательной связки в составном именном
сказуемом, на базе которого возникает сравнение-уподобление, заключается в том, что он, единственный в
своём роде, выступает в качестве лексико-грамматического средства, непосредственно отражающего
диалектическую взаимосвязь и взаимодействие воспоминания и воображения как двух форм существования
представления и когнитивную логику перетекания» воспоминания в воображаемую картину – процесса
абстрагизации представления как предпонятийного уровня отражения» [19, с. 2] объективного мира.
В отличие от
напоминать
, полузнаменательные глаголы-связки
казаться
представлять(ся)
являются маркерами недостоверного сравнения, поскольку не утрачивают модальное значение кажимости,
а выявление сходства полностью подчиняется субъективному восприятию действительности говорящим /
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��98 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;пишущим.
Казаться
представлять(ся)
в сравнительной конструкции отражает перспективную точку
зрения, развивает», домысливает» ситуацию» [8, с. 26], потому что сохраняет значение воображения,
отнесённого в план будущего.
Как утверждает Н.М. Девятова, когнитивная сущность сравнительной модели с операторами
казаться
представлять(ся)
состоит в особом соединении двух ситуаций. Результатом такого соединения
является замещение фрагмента ситуации (1) фрагментом ситуации (2)» [8, с. 24]. Например:
Крыша юрты
её грубо сколоченною из глины трубой, на которой я стоял <…>,
казалась островом
, закинутым среди
бесконечного, необозримого океана <…>
(В. Короленко. Соколинец);
– Я ведь и души умерших
представляю
прозрачными
куклами
, вновь взятыми Всевышним на службу
(Д. Рубина. Синдром Петрушки).
В приведённых отрывках
крыша юрты
(в степи) замещается»
посреди океана,
души
умерших людей
куклами
При полузнаменательных глаголах-связках
казаться
представлять(ся)
в сравнительных
конструкциях всегда употребляется имя в форме творительного падежа:
<…> Он это понимает, что Софья
Александровна хочет отдать Машу старцу, и теперь старец ему
кажется Кащеем
Бессмертным
(М.
Пришвин. Курымушка);
Я сам себе порой
кажусь
таким вот одиноко стоящим
деревом
: и сам какой
-то
нескладный, скособоченный, и всё у меня не как у людей
(М. Чванов. Деревья);
Слушая разговоры взрослых,
Петерс
представлял себе
негодяя –
негром
под банановой пальмой <…>
(Т. Толстая. Петерс).
Особенностью творительного сравнения в составе сказуемого с глаголом
казаться
представлять(ся)
в функции полузнаменательной связки, как и самостоятельного творительного сравнения
Заря
красным всадником
мчится
(С. Есенин), является идентифицирующе-характеризующее» значение
[8, с. 24]:
А музыка, сонная, тихая,
казалась
ему маленькими
волнами
, он видел их в бреду, когда у него
поднималась температура <…>
(В. Гроссман. Жизнь и судьба);
Муравьями представлялись
ему французы
около своих орудий
(Л. Толстой. Война и мир).
Сравнительные конструкции с полузнаменательными глаголами-связками
напоминать
казаться
представлять(ся)
в составном именном сказуемом становятся базой для формирования в художественной
прозаической речи очень ярких, выразительных метафор. По этому поводу И.В. Сибиряков замечает:
Метафора начинается там, где появляется сопоставление» [16, с. 10]. Неслучайно в литературоведении
метафора определяется как вид тропа, основанный на переносном значении слова: уподобление одного
предмета или явления другому; скрытое сравнение, построенное на сходстве или контрасте явлений» [3, с.
87–88]. Например:
Ванная, где они плечом к плечу долбили бетонную стену,
напоминала тюремную камеру
из которой двое заключённых пытались совершить побег
(П. Санаев. Хроники Раздолбая, или Похороните
меня за плинтусом – 2);
гда на небо высыпало так много звёзд, что они
показались
мне
толпой
глазастеньких
существ
, любопытных до неприличия
(П. Храмов. Инок);
Сердце Алексея Афанасьевича,
которое следовало беречь как главное достояние семьи,
представлялось
ей теперь багровым крупным
корнеплодом
, для которого парализованное тело стало чем-то вроде грядки, оплетённой синими
набухшими корнями
(О. Славникова. Бессмертный).
В рассматриваемых нами предложениях сравнение закладывается» грамматической основой,
включающей в себя то, что сравнивают», – предмет речи / мысли, подлежащее – и то, с чем сравнивают»,
предикат, именная часть составного сказуемого с полузнаменательным глаголом-связкой ЛСП
представления [1, с. 17]. Основание сравнения», в большинстве случаев имплицитное, параллельно
выступает и основанием метафоры, вырастающей» на почве» целого высказывания как коммуникативного
единства.
Метафора подпитывается» всем, что углубляет, поясняет сравнение, расширяет его границы,
абстрагирует, окончательно прикрепляя» к плану ирреальной –
воображаемой – художественной
действительности. Относящиеся к предикативному сочетанию второстепенные члены атрибутивной
семантики (
глазастеньких
любопытных до неприличия существ
багровым крупным корнеплодом
),
придаточные определительные части, распространяющие контактные слова в именной части составных
сказуемых с полузнаменательными глаголами-связками (
тюремную камеру
из которой двое заключённых
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��99 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;пытались совершить побег
корнеплодом
для которого парализованное тело стало чем-то вроде грядки,
оплетённой синими набухшими корнями
), формируют общий образный ореол высказывания, позволяя
квалифицировать последнее как развёрнутую метафору.
Имея своим фундаментом ассоциативное сравнение, метафора, основная роль которой в
когнитивном процессе заключается в расширении границ познаваемого мира» [17, с. 114–115], выступает в
художественном произведении средством яркой наглядной характеристики» [4, с. 317] и мощным
средством воздействия на воображение читателя, ибо использует, как правило, самые живые и яркие
представления» [4, с. 317]. Например:
Её волосы были укреплены гелем в конструкцию, которая
напоминала
стог сена
после попадания артиллерийского снаряда
(В. Пелевин.
Empire
»).
Метафора является способом познания, который реализуется в единстве чувственного и
логического» [10, с. 6]. С одной стороны, как утверждает И.А. Дмитриева, исходным материалом для
метафорического процесса является фонд следов памяти (энграмм)», с другой стороны, эти энграммы подвергаются
трансформации и перекомбинации под воздействием аффективных стратегий, что составляет начальный этап
творческого мышления» [10, с. 14]. Метафора, актуализируя роль чувственного познания в формировании языковых
смыслов» [14, с. 214], становится подготовительным этапом их концептуализации [10, с. 11].
И.В. Сибиряков особо подчёркивает, что метафора выполняет роль средства продвижения
спонтанно зародившихся внутри сферы воображения смыслов к их рациональному выражению и
прояснению» [16, с. 21], поскольку объединяет в одно целое представления о различных единичных вещах
и их видах». Представление же об общих для отображаемых предметов и явлений признаках объединяется
в новое знание» [16, с. 11].
Будучи феноменом языкового мышления» [16, с. 9], каждая метафора, по мнению З.И. Рязановой,
представляет вариант диалектического единства общего и единичного». Любая, даже самая яркая и
необычная индивидуально-авторская метафора при её художественной обусловленности опирается на
существующие в данной культуре типы, образцы межкатегориального уподобления». Индивидуально-
авторская метафора видоизменяет общую схему метафорического уподобления / отождествления»,
расширяя её потенциал [14, с. 215]:
В детстве я
представляю
сам себя
ульем
, куда раньше простые, серые
люди сносили, как пчёлы, мёд своих знаний и дум о жизни, щедро обогащая душу мою, кто чем мог
(А.
Горький. Детство).
Несмотря на то, что метафорический процесс является глубоко субъективным, поскольку творец
метафоры осуществляет выбор вспомогательной сущности, которая в структуре метафоры является
средством интерпретации старого знания (переживания, ощущения), его фильтрации через образное
подобие» [16, с. 15], образные представления как часть понятийной системы личности» говорящего /
пишущего, выступают частными проявлениями базовых метафорических моделей». С точки зрения Е.А.
Юриной, образные представления выявляются на уровне лексических парадигм, выражающих общие
типовые образы языковой культуры. Наличием узуальных образных представлений языковой культуры и
объясняется адекватность понимания и дешифровки» языкового образа в акте коммуникации» [20, с. 15].
Например:
Теперь она была на самом пригорке, а Горохов ещё внизу – у речки, и отсюда её тоненькая
фигурка
казалась
смятенным
парусом
, плывущим в лунном небе
(М. Чванов. Сыпались листья).
Итак, полузнаменательные глаголы-связки
напоминать
казаться
представлять(ся)
в составных
именных сказуемых, сохраняя семантику представления, развивают в художественной прозаической речи
сравнительно-сопоставительное значение и выступают как операторы сравнения-уподобления.
Эти сравнения-уподобления носят ассоциативный характер и могут быть зрительными, слуховыми,
тактильными, синкретичными, но чаще всего когнитивными. К тому же сравнения-уподобления,
маркируемые в художественных произведениях полузнаменательными глаголами-связками
напоминать
казаться
представлять(ся)
, могут характеризоваться с точки зрения достоверности / недостоверности и
иметь объективное, логическое / субъективное, образное основание.

Сравнительные конструкции с именными сказуемыми, включающими в свой состав
полузнаменательные глаголы-связки
напоминать
казаться
представлять(ся)
, с атрибутивными
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��100 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;второстепенными членами предложения и / или определительными придаточными частями, раздвигающими
смысловые и образные границы ассоциативных сравнений-уподоблений, становятся основой для
формирования ярких и вместе с тем понятных развёрнутых метафор, активно воздействующих на
воображение читателя.
Список использованной литературы:
1. Абсаматов С.Б. Структурно-семантические особенности синтаксических единиц со значением сравнения:
Автореф. дисс. … канд. филол. н. –
Волгоград, 1997. – 20 с.
2. Бабайцева В.В. Система членов предложения в современном русском языке: Моногр. – М.: ФЛИНТА:
Наука, 2011. –
496 с.
3. Белокурова С.П. Словарь литературоведческих терминов. – СПб.: Паритет, 2006. – 320 с.
4. Бюлер К. Теория языка. Репрезентативная функция языка: Пер. с нем. / Общ. ред. и коммент. Т.В.
Булыгиной. – М.: Издательская группа Прогресс», 2000. – 528 с.
5. Голайденко Л.Н. Глаголы с семантикой представления в функции полузнаменательной связки в составном
сказуемом: реализация модальных значений (на материале художественной прозаической речи) //
Отечественная наука в эпоху изменений: постулаты прошлого и теории нового времени // М-лы 11 междунар.
науч.-практ. конф. (Екатеринбург, 3–4 июля 2015 г.). –
Екатеринбург: НАУ, 2015 [в печати].
6. Голайденко Л.Н. Категория представления как структурно-семантическая (на материале художественной
прозы) // Вестник Томского гос. пед. ун-та. –
мск: ТГПУ, 2013. – № 3 (131). – С. 140–145.
7. Голайденко Л.Н. Лексика со значением представления в современном русском языке (на материале
художественной прозы):
Моногр. – Уфа: Изд-во БГПУ, 2013. – 142 с.
8. Девятова Н.М. Диктумно-модусная организация сравнительных конструкций в русском языке: Автореф.
дисс. … д-ра филол. н. – М., 2011. – 46 с.
9. Девятова Н.М. Сравнительные конструкции в структуре текста // Язык и мышление: Психологические и
лингвистические аспекты: М-лы всеросс. науч. конф. (Пенза, 15–
мая 2001 г.). – М.; Пенза: ИПиИЯ РАН;
ПГПУ им. В.Г. Белинского; Пензенский ИПКиПРО, 2001. – С. 239–241.
10. Дмитриева И.А. Метафора как способ познания: логико-гносеологический статус: Автореф. дисс. … канд.
филос. н. – Якутск, 2005. – 22 с.
11. Касаткин Л.Л. Краткий справочник по современному русскому языку: Учебное пособие / Л.Л. Касаткин,
Е.В. Клобуков, П.А. Лекант / Под ред. П.А. Леканта. – 3-е изд., испр. и доп. – М.: Высшая школа, 2006. – 407 с.
12. Лекант П.А. Функции связок в русском языке // Лекант П.А. Очерки по грамматике русского языка. – М.:
Изд-во МГОУ, 2002. – 311 с.
13. Ожегов С.И. Словарь русского языка: 70 000 слов / Под ред. Н.Ю. Шведовой. – 23-е изд., испр. – М.: Рус.
яз., 1991. – 917 с.
14. Резанова З.И. Метафора в историко-лингвистическом аспекте // Актуальные проблемы русистики: Сб. ст.
/ Под ред. Т.А. Демешкиной. – Томск: Изд-во ТГУ, 2000. – С. 212–216.
15. Семёнова О.В. Морфологический статус и синтаксические функции слова
вроде
: Автореф. дисс. … канд.
филол. н. – М., 2000. – 22 с.
6. Сибиряков И.В. Метафора: гносеологический статус, механизмы реализации и роль в познании: Автореф.
дисс. … канд. филос. н. – Челябинск, 2005. – 22 с.
17. Угланова И.А. Когнитивная семантика: Учеб. пособие. – Пермь: ПГУ, 2010. – 155 с.
18. Философский энциклопедический словарь / Ред.-сост. Е.Ф. Губский, Г.В. Кораблёва, В.А. Лутченко. –
М.: ИНФРА-М, 2006. – 576 с.
19. Шахнарович А.М., Юрьева Н.М. Психолингвистический анализ семантики и грамматики. – М.: Наука,
1990. – 165 с.
20. Юрина Е.А. Комплексное исследование образной лексики русского языка: Автореф. дисс. … д-ра филол.
н. – Томск, 2005. – 46 с.
© Л.Н. Голайденко, 2015
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��101 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Жаплова Татьяна Михайловна
доктор филологических наук, профессор кафедры
связей с общественностью и журналистики ОГУ
г. Оренбург, Российская Федерация
mail
tmzhaplova
mail
Толкачев Дмитрий Вячеславович
аспирант ОГУ
курса кафедры русской филологии
и методики преподавания русского языка
г. Оренбург, Российская Федерация
mail
dtolkachev
mail
ОБРАЗ САДА В ЛИРИЧЕСКИХ СТИХОТВОРЕНИЯХ К.Р.
Аннотация
Статья посвящена исследованию образа сада в усадебной лирике поэта К.Р., рассматриваются аспекты
пантеистической, метафорической, философско-психологической концепции сада и стилистико-
тематические особенности ее воплощения в лирических стихотворениях 1888-1909 гг. и цикле Времена
года».
Ключевые слова
Поэзия, лирические стихотворения, поэтический цикл, хронотоп, сад, пейзаж, лето, осень.
Садово-парковая культура, отразившаяся в творчестве деятелей отечественного и мирового искусства,
получила преломление и в произведениях русских поэтов конца
XIX
начала
века. Известным и
перспективным для дальнейшего изучения стал в литературоведении факт, что
в поэзии рубежа веков образ
сада приобрел новые смысловые оттенки, связанные с развитием капитализма, приведшего к гибели
патриархального уклада и забвению многими россиянами прежних нравственных ценностей, на смену
которым пришли новые
[3; 17]
. Поэты рубе
жного времени почувствовали бездуховность и дисгармонию
современности, и символом их мечты в лирической поэзии стал образ сада, вечно молодого, зеленого,
нетронутого катастрофами и волнениями времени. В лирике поэтов рубежного времени он позволяет очень
чно охарактеризовать
не только личность автора, но и дворянскую эпоху, составив представление о
тенденциях развития патриархально
аграрного уклада» [2; 25] и даже уровне их поэтического мастерства,
что также важно и научно обоснованно. В рассмотренных нам
и литературоведческих, исторических,
культурологических исследованиях заслуживает особого внимания мнение о том, что 
усадебная поэзия
включает в себя 
стихотворения, навеянные тихой усадебной жизнью
», анализировать которые можно как
литературно
художес
твенный источник, способный проиллюстрировать концепцию конкретного образа
образа сада в творчестве поэтов переходного времени, в частности, поэта К.Р. [1; 84].
Большое значение образ сада имеет в усадебной лирике К.Р., в которой близость к природе является
необходимым этапом в становлении личности, образцом, по которому человек выстраивает свою духовную
жизнь. Редукция этого образа раскрывает символические пласты усадебной лирики поэта в духе
классической европейской и русской поэзии, благодаря которой К.Р. воссоздает атмосферу имения,
наблюдая за ней в разные времена года (в окружении близких людей, друзей, соседей, в одиночестве). Поэт
передает особый аромат поместной культуры от лица наблюдателя или участника событий, философа
переходного» времени», способного осмыслить их значимость [1; 88].
В пейзажах его лирических стихотворений, датированных 1888-1909 годами, летний сад видится
приютом отдохновенья», чья умиротворенно-задумчивая атмосфера и приветливая мирная простота» не
только напоминает лирическому герою тождественные по настроению, прежние прогулки в лесу, в поле,
вдоль реки, озера или пруда (Озеро светлое, озеро чистое...»), но и дарит целительные часы уединенья»
вдали от светской суеты (Как я люблю этот сад тенистый...»), наполняя все вокруг живительным чистым
воздухом и встречая расцветшей улыбкою привета». Негромкое признание в любви саду, как сакральному
пространству, наивно-романтической картине, живому существу, дарующему человеку счастье
(счастливый каждый раз…»), исполнено юношеской беспечности, бесконечного доверия, ничем не
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��102 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;замутненной радости, поскольку лирический герой знает, что вернется в сад в следующем году, где его
встретят те же самые, но непременно обновленные питомцы северного лета» и певцы крылатые неба» –
милые птицы да цветы», взлелеянные любящими руками хозяина сада.
Лишенное многозначной образности, вдохновенно-радостное описание слегка ленивых,
созерцательных минут отдохновения лирического героя, плавно перетекающих в безвременье часов и дней,
характерное для поэзии К.Р., представляет простой, безыскусный художественный план, акцентируемый
синтаксическим параллелизмом в виде рефрена в первом и четвертом четверостишиях строки Со мною
здесь лишь птицы да цветы...», образующим пространственно-временное единство усадебных мотивов
цветения, перерождения и цикличности жизни, имеющих неявную христианскую символику (Как я им
рад...», Лишь расцветет...»), либо косвенно указывающую на нее (дополнительно звучащая тема семьи
придает сюжету земной характер, актуализирует тему сакрального дома).
Распустившаяся у дверей лирического героя манящая кистями» лиловая сирень, сразу замеченная
среди других деревьев и цветов (яблоня, тополь, черемуха, васильки, шиповник, жасмин), привлекает
внимание как хронотопический образ, погружающий в сиюминутное, чудесное (О, выйди! Опять
любоваться мы ей восхищенными будем глазами...»). Образ сирени в каждом случае имеет амбивалентное
значение и приобретает глубокий символический характер, связанный с множеством легенд о красивом
растении и различных его толкований во флориографии. В частности, чаще всего сирень воспринимается как
полноправная хозяйка весеннего сада, непременный символ старинных дворянских гнезд», чье цветение
совпадает с приходом весеннего тепла, является олицетворением всеоживляющей благодати, торопливый
призыв насладиться которой заключается в пророческой интонации лирического героя: Скорей!
Наглядимся ж на эту сирень и упьемся ее ароматом...», взывающего к памяти (Весна промелькнет, словно
шаткая тень...») и разуму (Не долго глядеть нам на их красоту и вдыхать этот запах душистый...»). На фоне
весеннего цветения сознательно непроясненная история прошлого лирического героя, в разные периоды
жизни пережившего здесь как большую радость, так и большое горе, открывается лишь опосредованно, через
образ одинокой ветви, способной выдерживать пышные лиловые цветы сирени, но склоняющейся от
переживаний о прошлом и страхов за будущее (Смотри: гнутся ветви все в пышном цвету...»).
Темы прошлого и будущего в лирических стихотворениях-описаниях цикла Времена года», куда
входит более 40 усадебных зарисовок К.Р., воплощают тождественное отношение поэта к роскошной
Божьей» красоте сада. Их задушевность и исповедальность, сопровождаемые мотивами скоротечности
жизни и безвременного угасания матери-природы (Не много дней осталося цвести...», Пронеслись
мимолетные грезы...»), выражают тонкие, сокровенные переживания лирического героя, его волнение и
тревогу о самой возможности забвения прекрасной поры (Лишь бы пронесть хоть память о весне сквозь
ночь и стужу зимней грезы»). Подспудно проявляющийся конфликт вчерашнего (Улыбка радостного
мая...») и завтрашнего (Уж грозит нам седая зима...») обогащает усадебную лирику К.Р. мотивом сожаления,
который является сюжетообразующим в ряде стихотворений, влияющим на содержательно-тематическое
своеобразие цикла Времена года» и формально –
на своеобразие строфическое (четверостишия сменяют
катрены).
Размышления о приближающейся осени обостряют воспоминания лирического героя о вчера еще
взлелеянных розах», чье благоухание воспринимается им двойственно – как последняя возможность
сохранить в сердце беззаботную» щемящую радость лета и в то же время встретиться с первым
напоминанием о холодной осени, которую К.Р. называет губительной», вспоминая, как влияют затяжные
дожди и ранние сумерки на его душевное здоровье (И на смену и зною, и свету наступают и стужа, и
тьма...»). Последние дни лета навевают грусть лирическому герою, нашептывая ему слово прости» в
печальном шуме листопада», заставляя его обращать к солнцу просьбы хотя бы ненадолго осветить
увядающие садовые цветы и поникшие мокрые деревья. Своеобразной антитезой происходящим в душе
героя переменам становятся его горько-сладостные воспоминания о майской поре с ее глубиной закатного
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��103 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;небосвода, прозрачно-синими ночами, заливающимся в любовном томлении соловьем (символ любви) и
полетом нежной ласточки (символ новой жизни).
Через просьбы и мольбы, адресованные объектам живой природы, в поэзии К.Р. раскрывается образ
лета как временного периода, живущего по законам цикличности, каждый год обещающего неугасимую»
благость обитателям и посетителям Райского сада, но всегда неожиданно покидающего привыкшего к
материнской ласке земли» человека (Словно осенью листья березы, незаметно умчались они...»). На фоне
осыпающегося наряда осеннего сада лирический герой становится внимательнее и мудрее, замечает прежде
скрытый от него, но значительный в жизни природного мира смысл процессов и явлений. Результатом этих
изменений в стихотворении Пронеслись мимолетные грезы...» становится настрой лирического героя К.Р.
на работу, как лучшее средство от осенней хандры, своей заданностью лишь подчеркивающую горечь от
утраты светлых дней в саду, где он был свободен и по-настоящему отдохнул душой (Все, что горького в
прошлом прожито наболевшей душою моей, хоть на миг было мной позабыто среди этих безоблачных
дней...»). Задействованные в пейзажных зарисовках персонажи» из растительного мира уподобляются
человеку и живут в пределах клумб и дорожек, предчувствуя скорую смерть – осенние и зимние холода,
соотносимые с образами-символами вечного сна [1; 87].
Чередование весенних» (майских), летних» и осенних» стихотворений о саде, имеющее
хронологическую обусловленность, определяет несложную драматургию ц
икла Времена года»,
обладающего привычным для лирической поэзии К.Р. ностальгическим звучанием и подробно знакомящим
с растительной и ландшафтной композицией сада, его пернатыми обитателями, семантикой и символикой (в
одних случаях сад является декорацией
, образом
символом, в других
героем сюжета). Сад как образ
символ
в цикле Времена года», а также в нескольких стихотворениях 1901
1909 гг., не вошедших в цикл (Здесь,
в тишине задумчивого сада...», На балконе, цветущей весною...», Люблю, о ночь, я
погружаться взором...»,
О, лунная ночная красота...»), раскрывается через систему смежных образов: вечера, ночи, леса, поля, озера,
парка, выходящей в сад комнаты. Вдоль узкой дорожки в саду качаются в прохладном вечернем сумраке
ягоды смородины и малин
ы (Кусты смородины кивали кистями спелых ягод нам…»), капли воды,
оставшиеся после полива на лепестках акации, мака, георгин ассоциируются с вспыхнувшими над усадьбой
звездами (Уж в небе звезды заблестели…», И горделиво георгины качались в сумраке ночн
ом…»), и
задремавший сад волшебных снов» и дорогих воспоминаний» наполняется звонкой тишиной ночи,
контрастирующей тихому колыханию свечи (Свеча давно уж догорела, всходила полная луна…»). Сад как
герой, имеющий изменчивую нарративную семантику (цвету
щий садик мой», сада радужный наряд»), как
правило, пространственно ограничен в стихотворениях и связан с диалогической функцией поэтической
речи, характерной для лирики К.Р.
Таким образом, в своей лирике при создании образа сада К.Р. основывается на трад
иционной
символической трактовке, характерной для садово
паркового искусства, религиозной семантики и
литературной интерпретации данного образа в творчестве его предшественников. Природные образы сада
преломляются поэтом преимущественно в жанрах лириче
ского стихотворения и
элегии
, способствующих
сближению природных, усадебных и философских мотивов, раскрывающих семантику одного из
центральных хронотопов поэтической эпохи конца
XIX
начала
века.
Список использованной литературы:
1. Жаплова
Т.М.
имволизация, метафоризация в усадебной лирике Ивана Бунина и К. Р.//Вестник ОГУ.
№11 (36). 2004.
2. Лихачев
Поэтика садов. К семантике садово
парковых стилей. Сад как текст. СПб., 1991.
3. Эпштейн
М.Н.
Природа, мир, тайник вселенной
»: Система пейзажн
ых образов в русской литературе. М.,
© Т.М. Жаплова, Д.В. Толкачев, 2015
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��104 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;УДК 82.0
Лебедев Иван Владимирович
аспирант кафедры русской и зарубежной литературы Московский государственный гуманитарный
университет им. М.А. Шолохова
г. Москва, РФ
mail
vaanya
yandex
ИСТОРИЯ И ПСЕВДОИСТОРИЧЕСКОЕ ФЭНТЕЗИ В РОССИИ НАЧАЛА
ВЕКА
Одним из востребованных жанров современного фэнтези является его авантюрно-историческая
модификация. Наиболее успешным его воплощением, созданным в первое десятилетие
XXI
века, стал
многотомный цикл Веры Камши Отблески Этерны». Его дебют был настолько удачным, что в середине
нулевых годов знатоки прочили ему славу, равную той, какую обрел современный англоязычный цикл Дж.
Мартина Песн
ь Льда и Пламени», широко известный благодаря экранизации
сериалу Игра престолов».
Безусловно, лучший образчик исторического фэнтези на всем постсоветском пространстве» [1, с. 289]
так
оценивала критика первые романы Отблесков Этерны». Цикл начался
романом Красное на красном»,
вышедшем в издательстве Эксмо» в 2004 г. Изначально предполагалось, что автор напишет трилогию,
однако после 2006 г. продолжения стали расти, как снежный ком. В настоящее время издано десять томов,
причем цикл до сих пор не з
акончен.
Если обозначить главную типическую ошибку творения В. Камши и вообще такого рода произведений,
то она заключается в том, что перед нами не столько историческое фэнтези, сколько его
симулякр
, а главная
проблема состоит в том, что автор совершенно не осознает этого.
Французский философ Жиль Делёз, посвятивший проблеме симулякра отдельную статью, дает ясное
определение в терминах платоновского идеализма: если первичной сущностью являются идеи, а вещи суть
копии идей (причем образы истинного искусства в свою очередь представляют собою правильные копии
объектов мира [2, с. 333]), то симулякр – это подделка копии, внешне похожая на неё, но внутренне
полностью различная. 
Симулякры
— нечто вроде ложных претендентов, чьи претензии строятся на
несходстве, заключающемся в сущностном извращении или отклонении» [2, с. 332], он несет несходство
внутри себя» [2, с. 334].
Эта мысль об инородной природе симулякра сама собой напрашивается тогда, когда мы приступаем к
анализу псевдоисторического фэнтези, которое внешне продолжает, но по сути коренным образом меняет и
извращает традицию европейского историко-авантюрного романа
XIX
века.
Что же представляет собой симулякр историко-авантюрного романа
XIX
века? Каковы его основные
черты? Почему массовый читатель вынужден
разочаровано наблюдать, как завоевавшая первоначально его
симпатии серия книг превращается в надоедливую, нудноватую опупею»?
Чтобы понять это, следует обратить внимание на черты европейского историко-авантюрного романа,
подделкой под который является современное историческое фэнтези.
Известно, что фэнтези, являясь продуктом массовой литературы, по своей природе существенно
вторично. В нашу постмодернистскую эпоху его автор во многом выступает как комбинатор,
перелицовывающий уже известные сюжетные схемы и эксплуатирующий культурные топосы. В одном из
интервью Дарья Донцова привела весьма характерное высказывание коллеги по цеху: Моей подруге Тане
Поляковой принадлежит гениальная фраза: “Если вы прочитали 99 детективов, то сотый можете написать
сами”» [3]. Это справедливо не только относительно детективов. Читательская компетенция часто вызывает
желание продолжить» или переписать» понравившуюся книгу, а то и создать с нуля свою собственную:
ведь читатель уже понял», как это делается. При этом он совершенно упускает из виду, что компетенция
его – дилетантская, поскольку важная часть писательского труда, предшествовавшая созданию
полюбившегося произведения, остается за кадром». Это не только тщательное выстраивание сюжета и
героев и сотворение художественного универсума, но и накопление исторического материала – процесс,
который становится явным только при последующем литературоведческом анализе, но остается полностью
скрытым для обычного читателя.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��105 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;В псевдоисторическом фэнтези дилетантская уверенность в собственной компетенции приводит к
одной из важнейших черт, характеризующих жанровый симулякр: основополагающему
аисторизму
сознания
.
Первичной реальностью для псевдоисторического фэнтези является не сама история, а историко-
приключенческие романы
XIX
веко
в, причем в виде весьма небольшой выборки, например, книг
Александра Дюма
отца и Мориса Дрюона, Рафаэля Сабатини и Роберта Льюиса Стивенсона. Однако для
самих авторов историко
приключенческих романов основой служила именно история: все названные
писатели р
аботали с документальными источниками, причем некоторые из них почти профессионально. Это
не означает, разумеется, что их художественные произведения точны как документ: писатель вправе
выбирать ту историческую трактовку, которая ближе его художественным з
адачам, и приключенческий
роман в любом случае требует вымысла. Но в этих произведениях всегда так или иначе отражена логика
исторического развития и особенности изображенной эпохи. Нельзя использовать романы Скотта или Дюма
как пособие по изучению истории
; но изучение истории без этих романов может оказаться менее
плодотворным.
Например, читатель Айвенго» не получит, разумеется, реального представления о Ричарде Львиное
Сердце, поскольку его образ в книге отражает позднейшие романтические интерпретации идеала короля-
рыцаря; однако он, безусловно, получит достаточно живое представление об антагонизме англосаксов и
завоевателей-норманнов, о государственном бессилии будущего Иоанна Безземельного, о бесправном
положении евреев, об атмосфере средневековых воинс
-монашеских орденов. То же, хотя и в несколько
ином ключе, можно сказать и о романах Дюма. Историческая обстановка, описанная в Трех мушкетёрах»,
не соответствует, как минимум, заявленным временным рамкам (1625-1628), однако книга дает читателю
вполне адекватные сведения относительно жизни и тех способов в ней устроиться, какими располагали
младшие представители беднейших дворянских фамилий Франции в начале
XVII
века. Три мушкетера»
также содержат в себе весь список высоких дворянских ценностей
родова
я и личная честь, благородство и
мужество, верность королю как воплощению отечества
то есть тех идеалов, которые в ту эпоху мирно
соседствовали с эгоизмом, корыстью и наивной в своей откровенности надеждой сделать карьеру или
составить состояние через же
нщин. Дюма периодически делает комментарии вроде следующих: В те
времена путь себе прокладывали с помощью женщин и не стыдились этого. Те, что были только красивы,
дарили свою красоту, и отсюда, должно быть, произошла пословица, что “самая прекрасная деву
шка может
отдать лишь то, что имеет”. Богатые отдавали часть своих денег, и можно было назвать немало героев той
щедрой на приключения эпохи, которые не добились бы ни чинов, ни побед на поле брани, если бы не
набитые более или менее туго кошельки, которые
возлюбленные привязывали к их седлу» [4, с. 119]. Эти
житейские детали и любопытные подробности Дюма нашел в современных тому веку документах, в
частности, разумеется, в Мемуарах мессира д’Артаньяна», из которых позаимствовал имена главных
героев, истори
ю их знакомства и множество деталей фабулы. Так, современный редактор мемуаров не без
юмора отмечает в предисловии: По правде сказать, Месье д’Артаньян был постоянно занят поисками
выгодной женитьбы, в чем злосчастная судьба, казалось, не менее постоянно
и ревниво ему отказывала, до
того дня, когда, к несчастью, наш Мушкетер добился
таки своего». Сами Мемуары», как известно, являются
подложными, но изображенная в них эпоха подлинна (их реальный автор, Гасьен де Куртиль де Сандра, был
младшим современником
д’Артаньяна) [5, с.
Скрупулезная работа над источниками, предшествовавшая созданию наиболее известных историко-
приключенческих романов, всегда остается скрытой для рядового читателя. Потребитель получает уже
готовый» продукт, и не знает, сколько труда и знаний было затрачено на его создание. Соответственно,
читатель не может и оценить атмосферу эпохи, какой она представлена в романе, с тем, что дают
исторические документы. Он просто принимает ее на веру. Конечно, часть аудитории по прочтении Дюма
или Дрюона начинает проявлять любознательность: некоторые историки и знатоки пришли в науку именно
благодаря творчеству названных писателей.
Но русскоязычные авторы псевдоисторического фэнтези по большей части идут другим путем. Можно
сказать, что романы плаща и шпаги» попали в фэнтези благодаря обратному явлению: не любознательности.
В отличие от историко-авантюрного, псевдоисторический фэнтезийный роман не требует знакомства с
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��106 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;источниками: у вымышленной реальности их просто нет или они таковы, какими их желает представлять
себе автор. Это упрощает писательскую задачу и, казалось бы, дает простор воображению. На деле эта
кажущаяся свобода оборачивается анархией, ведь любая игра, в том числе и игра воображения, требует
фиксированных правил.
Список использованной литературы:
1. Шелуханов, Иван и Злотницкий, Дмитрий. Рецензия на книгу: Вера Камша Лик Победы» // Мир
фантастики. – 2005. – № 26: [Электронный ресурс] – режим доступа к ст.:
http://www.mirf.ru/Reviews/review113.htm
2. Делёз Ж. Логика смысла. – М.: Академический проект. – 2011.
3. Дарья Донцова – родная сестра Жорж Санд // Женский интернет-журнал Клео.
http://www.kleo.ru/items/bomond/dontsova_02.shtml
.
4. Дюма А. Собрание сочинений в 15 тт. Москва: Правда, 1991. – Т. 1.
5. См.: Куртиль де Сандра Г. Мемуары мессира д'Артаньяна, капитан лейтенанта первой роты мушкетеров
короля, содержащие множество вещей личных и секретных, произошедших при правлении Людовика
Великого. – М.: Антанта, 1995.
© И. В. Лебедев, 2015
УДК 811.161
Прохоров Владимир Федорович
докт. филол. наук, профессор ЗНУ,
г. Запорожье, Украина
mail
mail
ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭТИМОЛОГИИ
Аннотация
В статье представлена основная проблематика современной этимологии, ее место в комплексе научных
дисциплин. Предложены принципы семантико-этимологической комбинаторики.
Ключевые слова
Комбинаторика, реконструкция, этимология, этимологический анализ, языкознание.
В современном понимании этимология – это раздел языкознания, в рамках которого на основании
сравнительно-исторического метода восстанавливаются (реконструируются) наиболее древние
словообразовательные структуры и внутренняя форма» (элементы значения) слова, оказавшиеся в
результате действия различных внутриязыковых, культурно-социальных, межъязыковых и территориально-
временных процессов нарушенными, смещенными, утраченными или контаминированными
(подвергнутыми смешению).
Этимология слова обычно подвижно определяет культурно-исторические реалии. Подлинный
историзм связан с определением последовательности способов моделирования окружающего мира,
насколько это отражается в истории лексики и, как частный случай, при создании новых слов. На основании
разных принципов разбиения действительности с помощью языка в связи с основными принципами
номинации можно реконструировать внутренний мир человека далеких эпох. Вероятно, лишь такой подход
способен приблизить нас к важнейшей теме – язык и культура.
Место этимологии в современном языкознании определяется сложным соотношением ее задач и задач
других лингвистических дисциплин, без которых она не может существовать. Этимология сводится к
комбинации ряда средств анализа, заимствованных из фонетики, словообразования, морфологии,
лексикологии, семантики и других дисциплин с целью решения проблемы, относящейся к сфере
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��107 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;исторического языкознания, – проблему происхождения слова. Моделирование семантической стороны
этимологии корректируется или определяется нашими познаниями в области соответствующих культурно-
исторических реалий (от деталей технологии орудий производства до особенностей восприятия
окружающего мира), поэтому этимология не может строго уложиться в рамки только языкознания. Она
ходится в известной зависимости от экстралингвистических данных, поэтому ее выводы небезразличны и
для других областей науки. Нередко этимологию рассматривают как уникальный инструмент для извлечения
исторических данных, поскольку они отражены в языке. И чаще всего именно в связи с этимологией говорят
об историзме в языкознании. Поэтому суть историзма» в этимологии не столько в том, что нам удается
вскрыть нечто новое в истории, сколько в том, что, обладая определенными познаниями в культурно-
исторической сфере, мы при этимологическом исследовании слов, имеющих отношение к этой сфере, строим
возможные модели образования значения этих слов, исходя из исторических данных, а затем проверяем эти
модели на собственно лингвистическом материале; и эта проверка является как раз решающим критерием
истинности этимологии.
Наиболее оптимальным методом исследования в этой сфере может служить этимологический анализ,
поскольку никакая другая лингвистическая дисциплина не собирает такую полноту информации о значении
слова, как этимология, объединяющая в целях своего исследования современные данные, письменную
историю, дописьменную реконструкцию и семантическую типологию» [3, с. 272-273]. Суть его состоит в
том, что на основе принципов, разработанных основоположниками сравнительно-исторического
языкознания, отыскивается одновременно ответ на три вопроса: Каков возраст слова и откуда оно
происходит? Что следует рассматривать в качестве его самого раннего, изначального значения? С какими
словами нашего и других языков оно связано?» [4, с. 11].
Правда, сам метод этимологического анализа, если его рассматривать с позиций эволюции этимологии,
представленной в статье М.М.Маковского [1, с. 13-20], трудно поддается однозначному определению.
Скорее, он проявляется в широком разнообразии подходов к изучению лексики, основанных на
этимологических реконструкциях, но преследующих различные цели.
В основе современного этимологического исследования лежит традиционный фонетический анализ,
основные законы которого были разработаны младограмматиками. Он позволяет добиваться объективности
исследования материальной», звуковой стороны истории слова, принимая во внимание принцип аналогии
и типологического сопоставления. Однако ограниченность исследования только фонетическим анализом
приводит к атомизму.
Изучение синонимических отношений эквивалентных глаголов в немецком и русском языках [2]
показало, что исходные значения реконструированных корней синонимичных структур, выстроенные в
хронологической последовательности появления современных слов, при оформлении соответствующих
операций обнаруживают черты завершенного высказывания. Вопреки образному выражению
М.М.Маковского о том, что в каждый период существования языка слова “молчат”, как сфинксы»
1, с. 14
создается впечатление, что они сами хотят что-то о себе сказать, И услышать» их можно попытаться в
рамках семантико-этимологической комбинаторики, т.е. восстановления праязыковых форм и значений в
корпусе лексики современных языков, находящейся в определенных системных отношениях. Такими
отношениями может быть синонимия, антонимия, единая ЛСГ и даже тематическая группа. Цель поиска –
обнаружение путем комбинаторных операций завершенных смысловых конфигураций и выявление
генетического языкового кода, обусловившего формирование структуры рассматриваемого лексического
массива.
Исследования, проводимые в русле семантико-этимологической комбинаторики, должны строиться с
учетом ряда принципов, обеспечивающих объективность полученных результатов. Основной среди них -
принцип диахронии, позволяющий проследить динамику развития рассматриваемого лексического массива.
Желательным, но не обязательным, представляется сопоставительный характер исследования, который дает
возможность наблюдать одно явление в разной языковой среде. В рамках семантико-этимологической
комбинаторики при очерчивании материала требуется строгое соблюдение критериев системности лексики.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��108 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Список использованной литературы:
Маковский М.М. Английская этимология / М.М.Маковский. – М.: Высшая школа, 1986. – 150 с.
Прохоров В.Ф. Глагольная синонимия в немецком и русском языках: Этимологический анализ /
В.Ф.Прохоров. – Запорожье: ЗГУ, 1997. – 196 с.
Трубачев О.Н. Этимологические исследования и лексическая семантика / О.Н.Трубачев // История
советского языкознания: Некоторые аспекты общей теории
языка: Хрестоматия / Сост.Ф.М.Березин.
изд. М
Высшая
школа
, 1988.
Pfeifer W. Vorwort // Etymologisches Wörterbuch des Deutschen / W.Pfeifer.
Berlin:Akademie, 1989.
Bd.A
G.
В.Ф. Прохоров, 2015
УДК 803.0-125
Прохорова Полина Владимировна
канд. филол. наук, доцент ЗНТУ
г. Запорожье, Украина
mail
polinakuzko
mail
КАТЕГОРИАЛЬНЫЕ КРИТЕРИИ НЕМЕЦКИХ СУБСТАНТИВИРОВАННЫХ АДЪЕКТИВОВ
Аннотация
В предлагаемой статье рассматривается проблематика частеречной категоризации
субстантивированных адъективов современного немецкого языка. Рассматриваются две основные модели
транспозиции прилагательных в разряд существительных на основе их семантических, грамматических и
синтаксических свойств.
Ключевые слова
Адъектив, грамматический класс слов, предметность, признаковость, субстантив, транспозиция.
Пограничным явлением в системе частей речи представляется в научной литературе лексический слой
субстантивированных прилагательных, составляющих предмет предлагаемого сочинения. Природу
обусловленности такого положения транспонированных частей речи, к которым относится указанный
грамматический класс слов, можно обнаружить в воззрениях, казалось бы, вовсе не связанных
непосредственно с грамматическим аспектом языка. Так, в работе Г.Стерна [3
], речь идет об адаптировании
слов к различным речевым ситуациям. Именно сознательное приспосабливание вызывает переход одних
частей речи в другие с сохранением ряда категориальных значений прежнего грамматического класса и
обретением новых. Таким образом, рассматриваемые слова занимают промежуточное положение, суть
которого отражает учение Е.Куриловича о синтаксической и лексической деривациях [1], которые, по
нашему мнению, никогда не могут выступать в чистом виде. Следует полагать, что единицы, подвергаемые
транспозиции, суггестируют часть первичных категориальных признаков и часть вторичных,
приобретенных. При этом признаки могут быть смыслового, морфологического, синтаксического характера.
Все они обнаруживаются в комбинациях, отвечающих по сложности природе языкового знака.
Это предположение подтверждается фактическим материалом, отобранным нами из
лексикографических источников. Он однозначно свидетельствует о том, что прилагательные подвергаются
лексико-
мантическим модификациям с момента их грамматического и категориально-содержательного
уподобления существительным (ср.
alt
der/die/das Alte)
. В данном случае из первичных адъективных
признаков транспонент сохраняет формообразующую флексию и основное лекс
ическое значение.
Одновременно он обретает семантику носителя признаковости, характерную для существительных, и
грамматическую категорию рода. Правда, по нашему представлению субстантивированное прилагательное,
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��109 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;подобно именам существительным, сужает свою категориальную отнесенность до одного грамматического
рода. Поэтому в данном случае (
der/die/das Alte
) мы имеем дело с тремя самостоятельными словами. Имена
прилагательные же имплицитно лишены категории рода и могут обнаруживать ее в сочетаниях с именами
ществительными различных родов, что не разрушает структуру единства одного слова. Это лишь самые
основные различия между именем прилагательным и субстантивированным адъективом и между последним
и именем существительным. Такие различия указывают на промежут
очность положения транспозита между
двумя грамматическими классами слов.
Для детализации частеречного статуса субстантивированного прилагательного следует обратиться к
механизму его транспозиции. Анализ широкого круга субстантивированных прилагательных, относящихся
к различным лексическим разрядам, позволяет представить перенос прилагательных в виде двух моделей.
В основе первого способа лежит явление, именуемое лексическим эллипсисом
, суть которого
заключается в опущении ядерного элемента субстантивного словосочетания. При этом прилагательное,
занимающее позицию атрибута, выступает в функции самого носителя признака, ср.:
Seht
ihr
fremden
klugen
weisen
Leute
wir
Wilden
sind
doch
bessre
Menschen
! В данном случае субстантивное словосочетание
die
wilde
Menschen
редуцировано до одного элемента
die
Wilden
. Основу редукции составила плеонастичность
существительного
die
Menschen
в рамках всего высказывания, которая, к тому же, усиливается
синонимичной лексемой
die
Leute
. Чаще всего в подобных случаях опорн
ое существительное выражает
родовое понятие, а согласуемое с ним прилагательное выступает в роли конкретизатора и сужает его до
видового. Видовое понятие репрезентирует затем и сам субстантивированный адъектив, ср.:
die
schöne
Frau
die
. Именно это
т характер лексической связи между компонентами словосочетания делает
возможным, с одной стороны, опущение существительного, а с другой
принятие на себя прилагательным
его семантических и синтаксических функций. Таким образом, позиционное перемещение нео
тделимо от
синтаксической транспозиции. Имена прилагательные, которые регулярно употребляются в функции
существительных, полностью адаптируются к субституции и репрезентирую предметы через их признаки.
Закрепление за ними номинативных функций
процесс дли
тельный и для него трудно установить
хронологические рамки.
Второй способ транспозиции основан на свертывании предикативной функции прилагательного. Он
реализуется в следующем виде:
Karl ist kahl
Karl der Kahle
der Kahle;
либо
der Mensch ist gutmütig
Gutmütige
. Эта модель, правда, представляется менее продуктивной, поскольку и в данном случае
наблюдается ее связь с первой, которая менее сложна, а потому более предпочтительна для носителей языка
в силу известного в лингвистике принципа экономии языков
ых средств. Тем не менее, и применительно ко
второй модели следует полагать, что признак, выражаемый предикативным определением переносится на
его носителя. Поэтому можно сделать вывод о том, что при субстантивации прилагательного происходит
значительное р
асширение, можно сказать
удвоение
его категориального значения: “признаковость
субстанциональность”.
Подводя итог рассмотрению частеречного статуса субстантивированного прилагательного, следует
еще раз коротко обрисовать отличия транспонированной части речи от прилагательного и существительного.
Как и существительное, субстантивированное прилагательное выражает предметность и обладает
грамматическими категориями рода, числа и падежа. И если эти категории являются для прилагательных
относительными, то для субстантивированного адъектива они абсолютны. Подобно имени прилагательному,
субстантивированный адъектив несет в себе значение признаковости и, более того, обладает грамматической
категорией степеней сравнения, которая является абсолютной для указанного первым грамматического
класса слов и вообще отсутствует у имени существительного. По поводу последней констатации можно
заметить, что, исходя из критерия родовой дифференциации транспозитов, разрушающей единство слова
(ср.:
die Kluge, der Kluge, das Klu
), следовало бы, очевидно, считать и каждую лексему с признаками
степени сравнения отдельным словом. Оценка морфологических свойств субстантивированных адъективов
позволяет однозначно определить их место в системе частей речи как пограничное между именам
прилагательными и существительными. Однако по функциональным свойствам этот лексический разряд
полностью относится к классу имен существительных, поскольку субстантивированные адъективы могут
анимать синтаксическую позицию подлежащего либо дополнения и
т.п.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��110 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Анализ частеречных свойств субстантивированного прилагательного дает основание для
дефинирования этого слоя лексики немецкого языка как особого грамматического класса, обладающего
значением признаковости и предметности. При этом “предметность” должна ассоциироваться с понятиями
“лицо”, “деятель”.
Список использованной литературы:
Курилович Е. Очерки по лингвистике
Курилович
Ин.
литература, 1962.
456 с.
Силин В.Л. Лексический эллипс в германских языках: сравнительно-семасиологическое исследование /
В.Л.Силин. – К.: Вища школа, 1973
Stern G. Meaning and change of meaning
Stern.
Göteborg, 1931.
p. 270 ff.
© П.В. Прохорова, 2015
УДК 81-25
Рубанова Ольга Андреевна
канд. филол. наук, доцент ЮФУ,
Гниломёдова Олеся Юрьевна
студентка 3 курса ЮФУ,
г. Ростов-
-Дону, РФ
mail
rolga
inbox
ollessy
mail

ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ ЛОНДОНСКОГО ДИАЛЕКТА КОКНИ
Аннотация
Данная статья посв
ящена изучению
одного из лондонских диалектов
кокни, на котором говорят в
южных частях Англии, в некоторых районах Лондона и в близлежащих с ним небольших городах.
Прослеживается история возникновения и развития диалекта, рассматриваются его основные фон
етические
и лексические особенности.
Ключевые слова
Диалект, акцент, стандартный английский, кокни,
рифмованный сленг кокни.
Диалекты современного английского языка на территории Англии можно рассматривать как
продолжение областных диалектов, которые зарекомендовали себя в эпоху староанглийского языка. До
настоящего времени сохранилось разделение диалектов Англии на 1) северный; 2) центральный; 3) южный
[1].
Наиболее широко известными среди южных диалектов Англии являются стандартный английский
и
диалект кокни
, расположенные в противоположных концах лингвистического континуума Лондона.
Главное отличие стандартного и нестандартного варианта заключается в различном уровне социальной
приемлемости и распространенности. В противовес стандартному варианту, который является языком радио,
телевидения, сферы политики и образования, кокни относится к одному из самых известных типов
лондонского просторечия.
В XVI веке Лондон стал выступать в качестве политического и коммерческого центра страны. Это
было также время, когда речь лондонского Вэст-Энда (или высших классов, живущих там) начала все более
отождествляться со стандартным английским, тогда как Ист-Энда (бедные части города) отождествляться
с кокни.
Изначально
кокни
называли тех, кто был рожден в пределах окрестно
стей, где был слышен звон
колоколов лондонской церкви Сент
Боу, которая находится на улице Чипсайд на севере Лондона.
Как правило, это были местные жители: рабочие, ремесленники, продавцы и пр., которые
почти никогда не
выезжали за пределы своего
района [3, с. 68]. Поэтому самих жителей этой территории называли кокни, а
впоследствии кокни стали называть и язык, на котором они говорили.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х

Этимологически слово
кокни
означает петушиное яйцо» (
“cock’s nays”)
. Это был средневековый
термин, относящийся к
маленькому, деформированному яйцу, предположительно отложенному петухом [2,
с.38]. Данный термин начали применять к
людям, которые родились и
выросли в
городах и
поэтому
считались более слабыми
, они держались близко к дому, гнезду», избегали опасностей,
которые могут
встретиться за городом
XVII веке термин
кокни
стал использоваться как выражение пренебрежения и
призрения.
Укоризненная фраза наш лондонский кокни» использовалась для указания на любого человека, не
проявляющего интереса к
жизни за преде
лами английской столицы.
В наши дни акцент кокни можно услышать в центральных частях Лондона, хотя наиболее широко он
распространен в небольших городках вблизи столицы, на ее окраинах, а также по всей юго
восточной
Англии, в таких графствах, как Бедфордши
р и Эссекс [3, с. 68].
область распределения примерно входят
следующие районы: Олдгейт, Бентал Грин, Бау, Лаймхаус, Майл Энд, Олд Форд, Попла, Ратклифф,
Шоредотч, Спиталфилд, Степни, Уоппинг. В
целом они принадлежат трем районам: Сити, Хакни, Тауэр
Хэмле
тс [2, с. 38].
Для диалекта кокни характерны особое произношение, неправильность речи. Приведем типичные
особенности речи кокни:
1. Пропуск звука [h]. Например: “
alf
” вместо “
half
home
ome
hole
ole
2. Использование “ain’t” вместо “is
n’t” или “am not”.
3. Произношение звуков [
] и
] как
[f] и
[v].
Например
mother
[mΛv
]; brother
[brΛv
]; thick
[fΙk].
В начале слов звук [
] произносится как [d], например, в словах this, these, that, those.
Звук [e
] заменяется на [a
]. На
пример:
tain [ste
n] cтановится [sta
n];
ay [se
[sa
ay [de
[da
5. Использование гортанной смычки (или твердого приступа) вместо [t] между гласными или
сонантами. Например: bottle
; Hyde Park
Hy’ Par’.
7. Использование вместо [r]
губно
зубного звука, на слух напоминающего [w]
. Например: ”weally”
вместо “really”.
8. Твердый звук [l], которому предшествует согласный, заменяется на [w]. Например: вместо silk –
wk];
Millwall
owo].
Самым знаменитым наследием диалекта кокни на
сегодняшний день является рифмованный сленг
кокни
cockney
hyming
lang)
, который появился в лондонском Ист
Энде.
читается, что в XIX в. этот сленг
был тайным способом общения уличных торговцев, занимавшихся противозаконной деятельностью,
это
своего ро
да кодовый язык, изобретенный преступниками Лондона для того, чтобы усложнить понимание их
речи полицейскими [1].
Несмотря на то, что в Англии людей, использующих рифмованный сленг, всегда считали
неграмотными, сленг кокни построен настолько хитроумно, чт
о непосвященный человек не смог бы понять
даже самую простую фразу, в которой он употребляется. Вместо того чтобы сказать одно слово, люди,
говорящие на кокни, используют рифмованную
пару слов
, созвучную со словом, которое они хотят
употребить. Более того,
в речи используются сокращенные варианты выражений кокни. Например,
абсолютно нормально прозвучит урезанное выражение от butcher’s hook (look)
крюк мясника (взгляд), если
оно употреблено в контексте какого
либо предложения: Take a butcher’s at that!
згляни на это!
вместо
take a butcher’s hook at that!); Hello me old China!
Привет
дружище
(вместо С
hina
plate
mate
фарфор
и тарелка (друг) [3, с. 68]. Таким образом, феномен кокни заключается в том, что для общения используется
код, заменяющий
обычное слово целой или сокращенной формой хорошо известной фразы или выражения,
которая рифмуется с этим словом.
Приведем
несколько
примеров
: phone
dog and bone
(I was on the bone
when you knocked at the door)
legs
bacon and eggs (She has such l
ong bacons); dollar
Oxford Scholar (Could
you lend me an Oxford?)
Язык кокни считается изюминкой и достопримечательностью Лондона, и недавно там даже были
выпущены банкоматы, меню которых было на этом диалекте. Для начала клиентам банкомата необходимо
ести Гекльберри Финна» (“HuckleberryFinn” = PIN, пин-код), после этого посмотреть баланс на Чарли
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��112 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Шине» (“CharlieSheen” = screen, экран) либо выбрать, сколько сосисок с пюрешкой» им нужно
(“sausageandmash” = cash, наличные), после чего данные о запросе отправляются в бак» (“tank” = bank, банк).
Список использованной литературы
Диалекты современного английского языка.
http
://
langopedia
/2012/06/30/диалекты
современ
ного
английского
(дата обращения: 12.07.2015).
Ефимова О.П. Об экзистенциальных особенностях кокни // Уральский филологический вестник. Язык.
Система. Личность: Лингвистика креатива.
Череповец, 2012.
С. 37
Игнатов А.А., Митчелл П.
Кокни
уходящий: положение рифмованного сленга кокни в современном
английском обществе //
Вестник Томского государственного университета. Культурология.
Томск, 2013.
С. 68
© О.А. Рубанова, О.Ю. Гниломёдова, 2015
УДК 81
Слабко Юлия Владимировна
аспирант ЧГПУ
г.Челябинск, РФ
Е-
mail
utya
mail
ОМОНИМИЧНЫЕ МОРФЫ ОБРАЗУЮЩИЕ РУССКИЕ И АНГЛИЙСКИЕ ДИМИНУТИВЫ
Аннотация
Омонимичные морфы это морфы, которые имеют идентичный состав фонем, могут представлять
различные части речи и отличаются в семантических или эмосемных признаках. Омонимичные морфы
встречаются и в русском, и в английском языках.
Ключевые слова
Омонимичность, диминутивы, суффикс, примеры.
Диминутивы
это знаки, представляющие различные уровни языка, с наращенной семой
уменьшительности», включающие комп
ненты ласкательности» и уничижительности» для
демонстрации полярности знака, выполняющие определённые коммуникативно
прагматические функции.
Сема диминутивности наращивается диминутивными суффиксами. И в русском и в ангийском язык
ах есть
омонимичные суффиксы, участвующие в образовании диминутивов.
Омонимичные суффиксы
по мнению Чернышовой:
разные суффиксы, имеющие тождество звучания и написания;
обладают четко выраженной представленностью в разных частях речи;
определяются по критерию отсутствия общей ядерной семы.
Полисемичный суффикс
:
один многозначный суффикс;
обладает четко выраженной представленностью в пределах одной части речи;
определяется по критерию наличия общей ядерной семы.
Иными словами, омонимичные морфы это морфы, которые имеют идентичный состав фонем, но
могут представлять различные части речи и отличаются в семантических или эмосемных признаках.
Омонимичные морфы встречаются и в русском, и в английском языках.
Омонимичные суффиксы ангийского языка.
Суффикс прилагательного -ish- может обозначать:
1)
оттенок
слабую
степень
качества
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х

The finest quality is the extra
virgin grade. It is slightly
greenish
in colour and almost odourless
although
when gently heated, the perfume of the olives is sensational
(P. Whitn
ey Eat right 4 your type»)
Самое
лучшее
экстрачистое
отличается
зеленоватым
цветом
отсутствием
запаха
нагреве
начинает
благоухать
непередаваемым
ароматом
маслин
Перевод
Зиновьев
).
Диминутив
greenish
зеленоватый
образован от при
лагатеьного
green
й.
неоднозначность, приблизительность.
She is coming home around
sixish
S. King Wolves of the Calla»
придет
домой
около
шести
(Перев
: В.
Вебером
).
Диминутив
sixish
около
шести
образован от числительного
six
шесть
принадлежность к определенной нации.
Your accent’s
English
he remarked
(J.Rebus The naming of the dead Rankins»)
английский
акцент
подметил
Перевод
Вебер
). .
неодобрение
уничижительность
сема диминутивности.
- For them it's out-of-date and outmoded to perform miracles; teaching the people is too like hard work,
interpreting the holy scriptures is for schoolmen and praying is a waste of time; to shed tears is weak and
womanish.
Jarell
Old
Age
”)
Для них это вне времени и
вне моды творить чудеса; обучают народ,
что тяжелая работа это слишком, объясняя, что священные писания для школьников
молитвы,
пустая трата времени, а литье слез слабость и
женоподобность
(Перевод: А. Новиков). Диминутив
womanish
женоподобность
образо
ван от существительного
woman
женщина.
В списке диминутивов с омонимичным суффиксом
ish
обнаружены исключения:
girl
ish
girl
ish
boy
, в которых
ничего отрицательно
раздражительного нами обнаружено не было.
But then he seemed to hear a light,
girlish
voice and saw before him a wealth of pale blonde hair and a
pair of unwavering grey eyes.
Eddings
Diamond
throne
Но вдруг ему показалось, что послышался
девичий
голос, и перед его глазами встали ее немигающие серые глаза
(Перевод: В. Меще
ряков).
Ещё одним английским омонимичным суффиксом является суффикс -
y-.
Его омонимичность
проявляется в том, что он:
образует прилагательные от существительных:
The next day was a
rainy
miserable, godawful Friday.
Patterson
Roses
are
red
Наза
втра
выдался мерзкий,
дождливый
, противный день. Была пятница
(Перевод: С. Алукард).
образует абстрактные существительные от глаголов:
But as I walked over the smoking ashes under the bright morning sky, I made a
discovery
Wells
Time
machine
Идя по дымящемуся пеплу под ясным утренним небом, я сделал одно
открытие
(Перевод: К. Морозова).
может добавлять уменьшительно-ласкательную
уменьшительно-уничижительную сему:
Come give your
daddy
a kiss.
(J. D. Robb Immortal in death»)
Подойди
оцелуй
своего
папочку
(Перевод: А. Кабалкин). Диминутив
папочку
образован от существительного
папа.
Омонимичные морфы русского языка.
Суффикс
-ик-
имеет три значения:
лицо по признаку.
Нет ее здесь, нет, безумный вы
старик
злобно закрич
ал на него Иван
(Ф.М. Достоевский
Братья Карамазовы»).
наименование предмета по признаку.
Он опять зарылся в свой
пуховик
, а на другое утро, когда пришли будить меня, его уж не было в
комнате
(И.С. Тургенев Записки охотника»).
оценочное уменьшительно-ласкательное и уменьшительно-уничижительное значение.
Туалетный
лик
из штучного дерева, с медными бляхами и кривым зеркальцем, с почернелой
лотой, стоял у окна
(И.С. Тургенев Дворянское гнездо»). Диминутив
лик
образован от
существительного
Суффикс -
- так же является омонимичным, придающим словам такие значения. как:
названия лиц мужского пола от имён существительных, прилагательных и глаголов.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х

Он завел себе бешмет, черкеску, ноговицы, и ему казалось, что он сам
горец
и что живет тако
же, как и эти люди, жизнью
(Л. Н. Толстой Хаджи Мурат»).
названия неодушевлённых предметов по их использованию в действии или результату
действия.
На рисунке представлен процесс горячей врезки, когда
резец
сверлильной установки врезается в
магистральн
ый трубопровод
(Научный журнал Спутник»).
уменьшительно-ласкательный оттенок
уменьшительно-уничижительный.
Антарктическое лето, мягкий, весёлый
морозец
, который даже уши не щиплет, создавали
атмосферу почти туристской прогулки (
А. и С. Абрамовы Всадн
ики из неоткуда»). Диминутив
образован от существитеьного
мороз.
Все приведённые выше суффиксы являются омонимичными и присутствуют в обоих языках.
Список использованной литературы:
Арнольд, И. В. Стилистика. Современный английский язык [Текст] : учеб. для вузов / И. В. Арнольд.
-е изд., испр. и доп. –
Москва : Флинта: Наука, 2002. – 384
Богатырёва, И. И. Асимметрия языкового знака в лексике и грамматике. Раздел Филология»
[Электронный ресурс] / И. И. Богатырева. – 2011. – Режим доступа :
http://www.portal-slovo.ru/philology/
Богородицкий, В. А.
Общий курс русской грамматики [Текст] / В. А. Богородицкий.
5 изд.
Москва;
Ленинград : Соцэкгиз, 1935.
356 с.
Слабко, Ю. В. Экспликация термина диминутивность» в русском и английском языкознании [Текст]
/ Ю. В. Слабко // Язык в фокусе современных исследований / под ред. С. В. Лескиной. – Челябинск, 2012.
Вып. 1. – С. 161-165.
Чернышова, И. Ю. Образование суффиксальных производных от имен собственных во французском
и английском языках (на материале прессы) [Текст] : автореф. дис. … канд. филол. наук : специальность
10.02.05. – Романские языки, 10.02.04. – Германские языки / Чернышева Ирина Юрьевна. – Москва, 2011.
27 с.
Stageberg, N. C. An Introductory English Grammar [Text] / N. S. Stageberg, D. Dallin. – Heinle, Boston :
USA. Oaks, 2000. – P. 112-
© Ю.В. Слабко, 2015
УДК 811.134.2

Топоркова Юлия Александровна
канд. пед. наук, доцент СевГУ
г. Севастополь, РФ
E-mail: [email protected]
ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА ИСПАНСКИХ ПРИЧАСТНЫХ ОБОРОТОВ НА РУССКИЙ ЯЗЫК
Аннотация
В статье рассматривается испанское причастие в аспекте перевода, анализируются трудности при
переводе испанского причастного оборота на русский язык.
Ключевые слова
неличная форма глагола,
причастие, причастный оборот, грамматические трансформации.
Система неличных форм глагола является одной из базовых в грамматическом строе испанского языка.
В неличной форме глагола, какой является причастие, особенно наглядно проявляется соотношение глагола
и имени. Именно это противоречивое взаимодействие глагольных и именных свойств вызывает
определенные трудности при переводе испанского причастия. Для испанского причастия характерна
достаточно высокая частотность употребления, с другой стороны, существуют определенные отличия в его
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��115 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;функционировании по сравнению с русским причастием, что обусловливает актуальность данной проблемы
в переводческом аспекте.
Испанское причастие является предметом исследования многих современных ученых. Проблеме
двойственной природы причастия посвящены работы Р. Понса, И. Бермана, И. Крылова, И. Виноградова. В
частности, М. Алонсо указывает на превалирование именных свойств, что подтверждается наличием
у причастия именных признаков и отсутствием некоторых глагольных, свойственных не только личным
формам глагола, но и герундию и инфинитиву [3, с. 143]. Анализ работ современных лингвистов-испанистов
показывает, что с одной стороны, существует тенденция перехода разряда причастия в разряд имени
прилагательного и существительного, с другой – в разряд глагола в качестве компонента аналитической
глагольной формы. Таким образом, помимо глагольных и адвербиальных признаков, испанское причастие,
развившись из неглагольных частей речи (существительного и прилагательного) до сих пор сохраняет не
только субстантивные, но и адъективные свойства [2,
. 249].
Целью данной статьи является проанализировать особенности употребления испанского причастия и
причастного оборота в переводческом аспекте.
Основным отличительным функциональным признаком испанского причастия является его
способность образовывать самостоятельный (абсолютный) причастный оборот (
construcci
absoluta
participio
явление, отсутствующее в р
усском языке и потому вызывающее определенные трудности при
переводе. Особенностью абсолютного причастного оборота является наличие существительного,
выполняющего роль логического субъекта действия, но не являющегося при этом самостоятельным членом
жения. Причастие, в свою очередь, служит в обороте логическим предикатом и всегда стоит перед
определяемым существительным, с которым согласуется в роде и в числе.
Puesto
tras
horizonte
nos
fuimos
casa
Когда солнце скрылось за горизонтом, м
ы отправились домой.
Как видим, абсолютные причастные обороты обычно указывают на действие, которое предшествует
действию, выраженному глаголом-сказуемым. Анализ случаев употребления испанского самостоятельного
причастного оборота показывает, что зачастую ему предшествуют предлоги и наречия с временным
значением:
despu
после того, как;
luego
que
вслед за тем, как;
как только;
apenas
едва
и ряд других. Например:
Una
surgido
problema
lleg
soluci
Как только возникла проб
лема,
решение было найдено.
Обстоятельственное значение испанского абсолютного причастного оборота обусловливает
грамматические трансформации, возникающие при его переводе на русский язык. В результате анализа
способов перевода испанского причастного оборота на основе метода сплошной выборки было установлено,
что он может переводиться: придаточным обстоятельственным предложением (времени, образа действия,
уступки, причины), самостоятельным предложением в составе сложносочиненного, с помощью предлога и
существительного в функции обстоятельства времени, деепричастным оборотом.
Анализ перевода подобных конструкций показывает, что в 50% случаев переводчик переводит их
придаточными предложениями разных типов (времени, условия, уступки, образа действия, причины)
разными союзами.
manos
los
joven
levant
[5,
. 84]
осле того, как Пепе подал ей руку, она
оперлась на нее и встала
[4,
. 253]
придаточное
времени
Poco después cambiada la escena, don Cayetano dormía blandamente en un sillón del comedor
[5, c. 84]
Через несколько минут после того, как картина в столовой изменилась, дон Каетано крепко спал в кресле
[4,
. 249]
Временное значение в данном случае усиливается союзом времени
despu
Prometido
Perfecta
magnanimidad
salir
tan
torpes
medio
arreglo
amistoso
[5,
. 131].
Так как Донья Перфекта великодушно обещала, она ему помогла отделаться от гнусных
интриг [4,
. 272] (придаточное причины).
venido
habr
muerto
[5,
. 92].
Если бы ты не приехал, я умерла бы от скуки [4,
. 253]
(придаточное условия).
Предложения со связными причастными оборотами, вследствие наличия единого агента действия –
подлежащего, вызывают меньше трудностей при переводе. Чаще всего испанские связные причастные
обороты переводится на русский язык причастными или деепричастными оборотами:
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��116 en-US&#x/Lan;&#xg en;&#x-US/;&#xMCID;&#x 0 0;&#x/Lan;&#xg en;&#x-US/;&#xMCID;&#x 0 0;Turnada&#x/MCI; 1 ;&#x/MCI; 1 ; &#x/MCI; 2 ;&#x/MCI; 2 ;de&#x/MCI; 3 ;&#x/MCI; 3 ; &#x/MCI; 4 ;&#x/MCI; 4 ;congoja
muchacha
dio
vueltas
habitaci
haciendo
que
buscaba
alguna
cosa
[5,
с. 123].
Смущаясь от стыда, девушка прошл
а по комнате, будто что
то разыскивая
[4, с. 268]. В данном
примере переводчик переводит связный причастный оборот “
turnada
congoja
деепричастным оборотом
в активном залоге
смущаясь от стыда».
Concluidas
estas
palabras
observ
sus
oyentes
Произнеся эти слова, Пепе взглянул на своих
слушателей.
Данный
связный причастный оборот
concluidas
estas
palabras
также
переводится
деепричастным оборотом
произнеся эти слова». Анализ подобных случаев словоупотребления позволяет
сделать вывод, что
если действие, выраженное причастием, относится к подлежащему всего предложения,
то испанское страдательное причастие переводится на русский язык деепричастием. На это, в частности,
указывает Н.Д. Арутюнова [1,
. 53]. При этом, не смотря на пассивный ха
рактер испанского причастия в
большинстве случаев перевести его возможно только в активном залоге, что обусловлено нормами русского
языка.
Однако в ряде случаев имеет место полное совпадение данной грамматической категории в языке
оригинала и языке перевода, когда испанский оборот с пассивным причастием переводится в неизменном
виде на русский язык таким же причастным оборотом с пассивным значением.
corri
balc
ocupado
por
los
invitados
[5,
. 153].
Дон Хуан выбежал на балкон,
наполненный лю
дьми
[4,
. 83].
Una
destituci
redactada
terminus
muy
poco
lisonjeros
í.
Настоящий отчет, составленный
в самых нелестных для меня выражениях.
espect
culo
aquellas
infelices
rfanas
condenadas
por
mundo
causa
frivolidad
intrestec
sobre
manera
Его сердце сжималось при виде этих несчастных сирот, осужденных обществом
за их легкомыслие.
В данных примерах связные причастные обороты переводятся зависимыми причастными
оборотами, выполняющими в предложении функцию распрост
раненного определения. При этом и в языке
оригинала, и в языке перевода всегда наблюдается наличие определяемого слова, с которым согласуется
пассивное причастие.
conversaci
urbana
mostrar
una
elocuencia
picante
discrete
siemp
buen
sentido
apreciaci
mesuraada
justa
las
cosas
mundo
[5,
. 48].
Но тем не менее в изысканном
обществе он всегда проявлял язвительное и остроумное красноречие, вытекающее из здравого смысла и
осмотрительного, справедливого суж
дения о мире
[4,
. 234]. В данном примере мы также наблюдаем в
результате перевода использование связного причастного оборота, но с причастием в активном залоге.
Несовпадение категории активности
пассивности при переводе испанского причастного оборота н
а русский
язык объясняется категорией переходности
непереходности испанского глагола, от которого образовано
испанское причастие. Как известно, только переходные глаголы (имеющие при себе существительное
прямое дополнение) могут участвовать в образовании
пассивного залога. Причастие, образованное от
непереходных испанских глаголов, утрачивает свое пассивное значение при переводе на русский язык, что
мы наблюдаем в приведенном примере. В данном случае употребляется непереходный глагол
исходить
Таким образом, при переводе испанских причастных оборотов на русский язык следует учитывать
такие факторы как наличие при причастии существительного – субъекта действия, обстоятельственное
значение причастия, категория переходности-непереходности глагола, от которого оно образовано.
Список использованной литературы:
Арутюнова Н.Д. Трудности перевода с испанского языка на русский / Н.Д. Арутюнова. – М.: Высш. шк.,
2004. – 109 с.
Alarcos Llorach E. Gramática de la lengua española / E. Alarcos Llorach. –
Спб
.:
Долина
, 1997.
Alonso M. Gramática castellana. V.II / M. Alonso. – Madrid, 1994. – 218 p.
Бенито Перес Гальдос Донья Перфекта» / пер. с исп. С. Вафа и А. Старостина. – М.: Изд.-во
Художественная литература», 1976. – 382 с.
льдос Б.П. Донья Перфекта: книга для чтения на испанском языке / Б.П. Гальдос. – Спб.: КАРО, 2005.
352 с.
© Ю.А. Топоркова, 2015
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��117 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;УДК -82.0
Шутая Наталья Константиновна
доктор филологических наук,
профессор РГСУ
г. Москва, РФ
Shutaya
yandex
ЧАСЫ КАК МАТЕРИАЛЬНЫЙ СИМВОЛ ВРЕМЕНИ В РОМАНАХ ДОСТОЕВСКОГО
Аннотация
статье рассматривается использование Достоевским в сво
их романах такого символа времени, как
часы. Обосновывается тезис:
один и тот же символ (в данном случае
часы) может иметь различное и даже
противоположное значение для героя и для автора.
Ключевые слова
Достоевский, символ, художественное время, часы
маловажной стороной воссоздания вещественной микросреды романа в аспекте времени является
использование романистом материальных символов со значением времени.
Рассмотрим использование Ф.М.Достоевским такого символа, как часы. Исследователями
неоднократно подчеркивалось, что для Достоевского важно обостренное восприятие текущего времени,
высокая ценность, придаваемая переживаемой минуте и, на этом основании уравнивание разных по величине
промежутков времени, патетическое педалирование того факта, что иная минута может быть равноценна
вечности. В то же время Достоевский прекрасно осознавал, что в рамках семантики Нового времени прочно
утвердился тезис: Время –
деньги», а следовательно, минута может быть равна только минуте, как рубль
равен рублю. Многие его герои исповедуют этот тезис, следовательно, просто игнорировать его нельзя.
Отсюда – двойственность использования временных символов в художественном языке Ф.М.Достоевского.
По сути дела, налицо противопоставление и борьба христианской модели времени и представлений,
сформировавшихся в новое время под влиянием ньютоновской физики и протестантско-капиталистической
морали.
Так, например, в романе Преступление и наказание» часы, которые принес Раскольников Алене
Ивановне накануне ее убийства, служат единственным материальным напоминанием Родиону об отце.
Решившись использовать их в качестве повода для визита к старухе-ростовщице, чтобы 
сделать пробу
своему предприятию
», герой словно закладывает свое прошлое. Это были 
старые плоские серебряные часы.
На оборотной дощечке их был изображен глобус. Цепочка была стальная»
[1,
.9]. Алена Ивановна
напоминает о прежнем закладе, которому уже срок наступил, Раскольников просит потерпеть, обещая внести
проценты еще за месяц.
Много ль за часы-то, Алена Ивановна?
А с пустяками ходишь, батюшка, ничего, почитай, не стоит. За колечко вам прошлый раз два
билетика внесла, а оно и купить-то его новое у ювелира за полтора рубля можно.
Рубля-то четыре дайте, я выкуплю, отцовские. Я скоро деньги получу.
Полтора рубля-с и процент вперед, коли хотите-с.
Полтора рубля! – вскрикнул молодой человек.
Ваша воля. –
И старуха протянула ему обратно часы. Молодой человек взял их и до того рассердился,
что хотел было уже уйти; но тотчас одумался, вспомнив, что идти больше некуда и что он еще и за другим
пришел.
Давайте! – сказал он грубо
» [1, с.9].
За этим будничным и меркантильным разговором отступает на задний план истинная, духовная
ценность часов, память об отце становится не предметом заклада и торга, но это лишь внешний план. В
действительности, если учесть истинную цель визита Раскольникова к ростовщице, часы, доставшиеся от
человека, давшего Раскольникову жизнь, используются им в подготовке убийства.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��118 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Пока старуха идет в другую комнату за деньгами, Раскольников обдумывает детали преступления. Но
он внезапно обрывает свои размышления, устыдившись их: 
А впрочем, как это подло все...».
В то время как процентщица все свои заработанные на чужой нужде деньги намеревается отдать на
помин души, в монастырь, выкупив тем самым себе место в раю. Не случайно о ней говорят: 
Она чужую
жизнь заедает
» [1,
. 71].
Оказывается, что время тоже могут купить лишь имущие. Раскольников, иронично говоря о себе как о
будущем миллионере», мучается тем, что ничего не может дать в настоящем своей матери и сестре. 
Всю
судьбу свою, всю будущность им посвятить» он сможет, когда закончит курс и место достанет
». А 
ведь
тут надо теперь что-нибудь сделать», а через десять лет мать успеет ослепнуть от косынок, а пожалуй,
что и от слез; от поста исчахнет; а сестра? Ну, придумай-ка, что может быть с сестрой через десять
лет или в эти десять лет?»
Часы фигурируют и в видениях Свидригайлова. Ему трижды являлась покойная жена Марфа Петровна,
и первый раз – в день своих похорон. На вопрос Раскольникова, о чем говорил с ним призрак, Свидригайлов
отвечает:
Она-то? Вообразите себе, о самых ничтожных пустяках, и подивитесь человеку: меня ведь это-
то и сердит. В первый раз вошла (я, знаете, устал: похоронная служба, со святыми упокой, потом лития,
закуска, – наконец-то в кабинете один остался, закурил сигару, задумался), вошла в дверь: А вы, говорит,
Аркадий Иванович, сегодня за хлопотами и забыли в столовой часы завести». А часы эти я, действительно,
все семь лет, каждую неделю сам заводил, а забуду –
так всегда, бывало, напомнит
» [1,
. 219].
Свидригайлов – это духовный двойник Раскольникова. Сны Свидригайлова – это его
“трансформированная совесть”, которая не позволяет ему спать спокойно. Во сне к нему приходят люди, в
гибели которых он, возможно, винове
В романе Бесы» владельцами наручных часов являются Николай Ставрогин и Петр Верховенский.
Оба они, каждый по-своему, пытаются овладеть чужим временем, чужой жизнью, сделать другого человека
своей собственностью – инструментом или игрушкой. И Лиза, у которой Ставрогин просит не отнимать
надежду, потому что он жизнью за нее заплатил», спрашивает, даже не зная еще о смерти Хромоножки, но
интуитивно чувствуя, что Ставрогин способен заесть чужую жизнь»: Своей или чужой?». Этот вопрос
заставляет Ставрогина побледнеть, ему кажется, что Лиза узнала его тайну, но Лиза уточняет: Своей или
моей жизнью заплатили, вот что я хотела спросить» [1,
. 399].
Часы фигурируют и в эпизоде, описывающем визит Ставрогина к Лебядкиным. Их дом 
стоял на
пустынном закоулке между заборами... буквально на самом краю горо
да». И 
вступая в комнату
», Николай
Всеволодович посмотрел на часы, произнося: 
Три четверти первого
». А Лебядкин, подхватывая, отозвался:
И при этом дождь и такое интересное расстояние... Часов у меня нет... так что... отстаешь от
событий
» [10,
. 206].
Петр Верховенский 
тревожно
» глядит на часы, дожидаясь, когда же наконец прозвучит выстрел в
комнате Кириллова. Для последнего же точное время самоубийства (тремя часами раньше или позже) не
имеет значения. Приняв окончательное решение умереть, он живет не по часам, и это обстоятельство находит
более разъяснение в следующем диалоге его Кирилловым со Ставрогиным:
Когда же вы узнали, что так счастливы?
На прошлой неделе, во Вторник, нет, в среду, потому что уже была среда, ночью... Я часы
остановил, было тридцать семь минут третьего.
В эмблему того, что время должно остановиться?»
[10,
. 189].
Бес» Ставрогин не может не скаламбурить над апокалиптическим» Кирилловым, для которого
остановка часов – это действительно эмблема», символ остановки времени, сакральный акт преодоления
времени, выхода из однородного и необратимого в иное вневременное пространство, потому что, как он
считает, 
когда весь человек счастья достигнет, то времени больше не будет, потому что не надо
», оно
погаснет в умах
», так как 
время не предмет, а идея
» [10,
. 189] .
Из сопоставления этих примеров выстраивается знаковая схема: тот, у кого есть часы, распоряжается
жизнью другого, того, у кого их нет. Кроме того, нетрудно заметить, что часы в романе появляются, как
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��119 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;правило, в ситуации порога», когда герои стоят на экзистенциальной границе жизни. При этом порог» не
обязательно означает моральный выбор. Это верно лишь для Ставрогина, но не для Верховенского.
Но в этом же романе можно увидеть и несколько иную семантическую связь часы – движение» с более
традиционным значением (поломка часов – крушение надежд). В главе Роковое утро» губернатору Лембке,
в биографии которого Достоевский отмечает полную несоразмерность его личных качеств и выпавшей на
его долю роли крупного администратора, в ночь перед разразившимся скандалом, который стоил ему
карьеры, 
вспоминались... какие-то несвязанные вещи, ни к чему не подходящие: он думал, например, о
старых часах, которые были у него лет пятнадцать назад в Петербурге и от которых отвалилась
минутная стрелка...
» [10,
.340]. При этом нельзя не отметить, что после вторгшихся воспоминаний Лембке
спал с наслаждением, с прелестными снами
». Воспоминания персонажа, которые ему самому кажутся
бессвязными,
в авторской повествовательной перспективе приобретают символической значение: для
педантичного немца Лембке минута
знак пунктуальности и порядка, а для автора
напоминание об
абсолютной ценности времени как такового. Отвалившаяся минутная стрелка предс
тает как предвосхищение
крушения, вторжение хаоса в привычный, устоявшийся и упорядоченный мир героя. Эта
хронометрическая» подробность в сознании героя является лишь смутной тенью его прошлой жизни, а в
авторском повествовании выстраивается в лейтмотивны
й пунктир, который становится одним из важнейших
средств выражения авторской позиции.
Как видим, использование романистом материальных символов со значением времени является
немаловажным условием воссоздания микросреды в аспекте времени. Рассмотрев особенности
использования Достоевским такого символа, как часы, мы приходим к выводу, что один и тот же символ
может иметь различное и даже противоположное значение для героя и для автора, если типы их временных
моделей различны, что характерно для стиля Достоевского. В целом же интерпретация временных символов
всегда носит субъектный характер и происходит в той или иной временной модели.
Список использованной литературы:
Достоевский
Преступление
наказание
Полное
собр
томах
Наука
Достоевский
Бесы
Полное
собр
томах
Наука
. 1974,Т. 10
© Н.К. Шутая, 2015
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��120 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ
УДК 94(47).08+343.8
Артеменков Михаил Николаевич
канд. ист. наук, доцент СмолГУ,
г. Смоленск, РФ
mail
artemenkovm
gmail
РАССМОТРЕНИЕ ПРОЕКТОВ РЕФОРМИРОВАНИЯ ССЫЛКИ КАК ВИДА НАКАЗАНИЯ
В ГОСУДАРСТВЕННОМ СОВЕТЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
Аннотация
Реформы уголовно-исправительной системы в конце
XIX
начале ХХ века в Российской империи
преследовали цель гуманизации и инди
видуализации наказания преступников. Среди прочих изменений,
государственными органами было предложено реформировать традиционный для России институт ссылки.
Проводя подобную реформу, российское государство опиралось на европейский опыт либерализации
мы исполнения наказаний. Однако в российском обществе начала предложенные реформы вызвали
бурные дискуссии, которые не позволили отменить использование ссылки вплоть до Февральской
революции 1917 г.
Ключевые слова
Система исполнения наказаний; ссыка; Государственный совет; Российская империя; реформы;
гуманизация
В реформировании пенитенциарной системы во второй половине
XIX
века большую роль сыграли
действия государства, направленные на изменение всей системы исполнения наказаний, в том числе и ссылки
как
вида наказания, использовавшегося в Российской империи. Судебная реформа 1864 г. и тюремная
реформа 1866 г., приведшие к созданию Главного тюремного управления в 1879 г., преследовали несколько
целей. Одной из них, несомненно, была реорганизация существова
вшей в Российской империи системы
исполнения наказаний. Это служило для того, чтобы карательная политика государства приносила лучшие
результаты в деле исправления преступников. В рамках реформы тюремной системы предпринимались
попытки создания упорядоченн
ой пенитенциарной системы, хотя С.В. Познышев утверждал, что в России
никогда не делалось попытки провести какую
либо одну тюремную систему во всем государстве или, по
крайней мере, в более или менее значительной части страны» [8,
. 129]. В процессе рефо
рмирования
институт ссылки в конце
XIX
века получил неоднозначную оценку как в юридической отечественной мысли,
так и в общественно
политическом мнении, что приводило к серьезным научным и общественным
дискуссиям по вопросам сохранения его в системе исполн
ения наказаний.
Отечественная историография рассматриваемого вопроса может быть разделена на три этапа. Первый
связан с рассмотрением института ссылки в дореволюционной России. Однако это изучение носило не
столько научный, сколько прикладной характер и осуществлялось по преимуществу юристами,
проводившими историко-правовой анализ данного института. Главной целью научной деятельности таких
видных теоретиков уголовно-исполнительной системы, как Н.С. Таганцев [12], И.Я. Фойницкий [14; 15], В.Д.
Жижин [2], Л.И. Петражицкий [7], было обоснование необходимости сохранения или отмены ссылки как
существующего института исполнения наказаний. Они проследили исторические условия и предпосылки его
возникновения и развития, а также разработали теоретические основы реализации ссылки в пенитенциарной
системе Российской империи. В советский период в качестве формирующей научные представления об
истории развития системы наказаний в дореволюционной России выступала монография М.Н. Гернета [1].
Он по преимуществу рассматривал сложившуюся пенитенциарную практику с точки зрения борьбы царского
режима с революционным движением. Соответственно ссылка оценивалась им как один из основных
инструментов, использовавшихся государством против активных деятелей различных партий и движений.
Наконец, в современной российской историографии вопросы, связанные с изучением истории развития
системы наказаний в Российской империи, по преимуществу исследовались с точки зрения уголовно-
исполнительного права [5]. В числе исторических исследований изучаемого института можно назвать лишь
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��121 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;несколько статей [4; 6], которые не могут дать полное представление о дискуссии, развернувшейся в
отечественной юридической науке и общественном мнении последней трети
XIX
века по вопросу
необходимости сохранения или отме
ны ссылки.
Институт ссылки в России на протяжении первой половины
XIX
века развивался крайне
противоречиво. В результате деятельности правительства в 1820
х гг. количество ссыльных, ежегодно
отправляемых в Сибирь, выросло в несколько раз. Это привело к про
блемам устройства осужденных на
местах, недостаточному контролю над ними и как следствие, к слабой репрессивной составляющей этого
института [15,
. 227].
В связи с этим российское государство ограничило использование ссылки, и по Уложению о
наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. использование изучаемого института было ограничено
только случаями наиболее тяжких преступлений. Однако выдержать это правило не удалось, так как в итоге
оказались переполненными тюрьмы и арестантские роты. Наконец, в 1869 г. сибирская ссылка была
дополнена ссылкой на Сахалин, куда отправляли преступников, совершивших наиболее тяжкие деяния, а
также рецидивистов и бродяг.
Результаты развития данного вида наказания были неоднозначными. Причем таковыми они были не
только в Российской империи, но и в тех европейских странах, которые также использовали этот
карательный институт. Соответственно формирование представлений в отечественной юридической мысли
о месте ссылки в системе наказаний происходило под влиянием европейской дискуссии о необходимости
сохранения такого вида наказаний.
Развернувшаяся в отечественной юридической науке дискуссия по вопросу отмены ссылки как вида
наказания констатировала отсутствие единого мнения по данной проблеме. Решения международных
Пенитенциарных конгрессов показали противоречия в позициях юристов не только в России, но и в Европе
[3; 13]. Изменение взглядов на ссылку у многих правоведов было связано с ухудшением социально-
политической обстановки в европейских странах, что приводило к увеличению преступности [4]. В этих
условиях ссылка заключенных рассматривалась как эффективное и быстрое решение, в отличие от их
тюремного содержания.
Необходимость в реформировании существующей системы использования ссылки и каторги хорошо
осознавалась и в правительственных кругах Российской империи. Сибирские генерал-губернаторы и
губернаторы начиная с 1870-х гг. неоднократно подавали на имя императора отчеты, в которых настоятельно
просили отменить отправку нежелательных личностей из Европейской России в подчиненные им территории. Так
в докладной записке Николаю
, подготовленной А.Н. Куломзиным, содержится ссылка на отчеты Томского и
Тобольского губернаторов от 1893 г., докладывавших о вреде и нежелательности ссылки [10, л. 6].
В конце
XIX
века в Российской импери
и сохранялась ссылка как наказание в следующих видах: 1)
ссылка на поселение; 2) ссылка на жилье; 3) ссылка на каторжные работы; 4) ссылка административная (по
приговору сельских или мещанских обществ). Данная система была установлена Уложением о наказания
уголовных и исправительных 1845 года. Необходимость пересмотра соответствующих статей этого
документа возникла уже после судебной реформы 1864 г., и данный вопрос стал предметом рассмотрения
ряда правительственных органов.
После начала тюремной реформы 1879 г. на разных уровнях, включая и высшие органы
государственной власти, началось обсуждение вопросов, связанных с реорганизацией ссылки. 30 мая 1888 г.
состоялось общее заседание Государственного совета, которое рассмотрело предложения министров
внутренних дел и юстиции по обозначенной проблеме.
В центре внимания членов Государственного совета оказался вопрос не об отмене ссылки вообще, а о
ликвидации административной ссылки или ее значительном сокращении. Совместный проект министров
внутренних дел и юстиции предполагал значительное ограничение прав сельских и мещанский обществ,
которые имели следующие права: во-первых, они могли не принимать обратно своих членов, отбывших
наказание за уголовное преступление; во-вторых, сельские и мещанские общества могли предоставлять
своих членов в распоряжение правительства», то есть приговаривать их к административной ссылке. Проект
предполагал уменьшение количества ссыльных не за счет лишения обществ указанных прав, а путем их
административных ограничений: утверждения полицией или губернскими властями отказов в принятии
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��122 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;обществами своих членов после отбытия ими наказания, а также покрытие издержек на переселение
административных ссыльных за счет сельских общин.
В результате последовавшего обсуждения единогласное заключение выработано не было. Восемь
членов Государственного совета во главе с К.П. Победоносцевым выступили против проведения реформы.
Они сослались на то, что предложенный проект отступает от принципов тюремной политики, утвержденных
в 1879 г. и подтвержденных в 1887 г.
Главное возражение было сделано ими по вопросу лишения сельских обществ права наказывать своих
членов административной ссылкой [10, лист 114]. В данном случае их позиция отражала консервативное
устремление определенной части российского чиновничества решать многие вопросы не в судебном, а в
административном порядке.
Главный вывод, который был сделан данной группой, состоял в том, что необходимо сохранить существующий
порядок ссылки, по крайней мере до проведения реформы местного уездного управления [10, лист 115].
Противоположное мнение было высказано 34 членами Государственного совета, среди которых были
великие князья Михаил Николаевич и Владимир Александрович. По их мнению вопрос об административной
ссылке должен получить безотлагательное решение [10, лист 116 (об.)]. Связана такая позиция была с тем
фактом, что реформа уездного управления, на которую ссылались сторонники Победоносцева, находилась
еще только в проекте и была крайне далека от практического воплощения. Таким образом, отменяя
министративную ссылку, члены Государственного совета хотели придать динамику решению не только
собственно пенитенциарных проблем, но и административных вопросов местного управления в России.
Резонным также было замечание и о том, что вопрос отмены указанного вида наказания касался не только
сельских обществ, но и мещан.
Кроме того представителями группы было указано, что решение об административной ссылке
обществами зачастую принимаются под влиянием небольшой группы людей, руководствующихся
собственными интересами. Среди мотивов часто фигурировало желание завладеть земельными наделами
односельчан [10, лист 118]. Можно отметить, что в рассматриваемый период даже деятельность волостных
судов подвергалась достаточно серьезной критике со стороны губернский органов управления [9].
Соответственно можно сделать вывод о том, что решения сельских обществ зачастую были результатом
произвола отдельных лиц и не имели законного обоснования.
В целом же членами Государственного совета был предложен ряд поправок в действующе
законодательство, которые согласовывались с проектом министров внутренних дел и юстиции и должны
были привести к значительному снижению численности лиц, подвергаемых административной ссылке.
Ввиду того, что в Государственном совете не было достигнуто единогласного решения, то вопрос был
представлен на рассмотрение императору Александру
, который утвердил решение меньшинства. В
резолюции по документу было указано на сохранение существующих правил административной ссылки до
исправления существующих недос
татков сельского общественного устройства» [10, лист 122].
Новым этапом в решении вопроса стало совещание, состоявшееся 5 мая 1899 г. в Царском Селе, где
были рассмотрены поданных императору Николаю
докладные записки. По результатам обсуждения было
нято повеление императора, которое предписывало следующее решение проблемы ссылки и каторги.
Решение констатировало тот факт, что ссылка решала с
XVII
века задачу освоения Сибири. При этом
она заняла одно из основных мест в системе карательных учреждений Р
оссийской империи, так как
трудность продолжительного поэтапного следования в этот дальний край и многочисленные лишения,
которые претерпевали сосланные лица, придавали ссылке значение тяжкого, устрашающего наказания» [10,
лист 36 (об.)]. Немаловажным фак
тором было и то, что побеги и возвращение осужденных были крайне
затруднены, а значит решалась и проблема ограждения европейской части России от преступного элемента.
При этом в документе признавалось, что к концу
XIX
века все указанные причины, послуживши
е к
учреждению и сохранению ссылки как элемента карательной системы, прекратили свою существование. В
новых условиях ссылка стала приносить больше вреда, чем пользы, ухудшая возможности страны по
освоению Сибири и не способствуя перевоспитанию ссыльных.
ответственно повеление предписывало приступить к безотлагательному решению вопроса об
отмене или ограничению уголовной и административной ссылки. Для создания и рассмотрения проекта
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��123 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;соответствующего решения создавалась комиссия под председательством министра юстиции. Она должна
была разработать предложения о замене уголовной ссылки другими наказаниями, об отмене или
ограничении административной ссылки, о переустройстве каторги, упорядочении положения ссыльных
находящихся в Сибири, о преобразовании пересыльных учреждений, создании института принудительных
общественных работ и, соответственно, рабочих домов, а также предоставлении расчета необходимых на все
преобразования денежных средств [10, лист 36].
Несмотря на решения совещания и утверждение их императором, работа над документами в
Министерстве юстиции проходила очень медленно и не приводила к практическим результатам. Лишь к 1911
г. был подготовлен законопроект О преобразовании каторги» [11, лист 1-11]. Отмена же института ссылки
состоялась только по решению Временного правительства в марте 1917 г.
Список использованной литературы:
Гернет М.Н. История царской тюрьмы. М., 1951.
Жижин В. Д. Ссылка в России: Законодательная история русской ссылки. СПб., 1900.
Закревский И.П. Пятый международный Пенитенциарный конгресс // Журнал министерства юстиции.
1895. № 10. С. 121-149.
Иванов А.А., Щербаков Н.Н. Проблемы уголовной и политической ссылки в Сибирь в работах
отечественных правоведов второй половины
XIX
начала
вв. // Сибирский юридический вестник. 2003.
Конегер П.Е. Уголовно-исполнительное право России. М., 2010.
Михайлик А.А. Развитие пенитенциарной системы Росси во второй половине
XIX
в. // Ленинградский
юридический журнал. 2013. № 4. С. 53
Петражицкий Л. И. Ссылка преступников с точки зрения культуры, колонизационной и социальной
политики // Право. 1899. № 20. Ст. 1003–1006.
Познышев С. В. Очерки тюрьмоведения. М., 1915.
Попп А.П. Мнения губернаторов о местном волостном суде в 1860-1880-х гг. // Вопросы истории. 2015.
№ 1. С. 120-126.
Российский государственный архив. Фонд 1586. Оп. 1. Д. 2.
Российский государственный архив. Фонд. 1405. Оп. 532 Д. 162.
Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Лекции. Часть особенная. В 2-х т. Т. 2. М., 1994.
Таганцев Н. Стокгольмский Тюремный конгресс // Журнал гражданского и уголовного права. СПб.,
1880. Кн. 2. С. 28-90.
Фойницкий И. Я. Ссылка на запад в ее историческом развитии и современном состоянии. СПб., 1881.
Фойницкий И.Я. Исторический очерк и современное состояние ссылки и тюремного заключения. СПб., 1878.
Полянский Н. Н. Русское уголовное законодательство о стачках и другие статьи по уголовному праву. М., 1912.
© М.Н. Артеменков, 2015
УДК 340.12:316.48
Базаркин Евгений Сергеевич
студент юридического факультета
ФГБОУ ВПО
Мордовск
ий Государственный Университет
им. Н. П. Огарёва»
[email protected]
ПРЕИМУЩЕСТВО ПЕРЕГОВОРОВ В РАЗРЕШЕНИИ ПРАВОВЫХ КОНФЛИКТОВ
Аннотация
В статье рассматриваются преимущества и отрицательные стороны переговоров в разрешении
правовых конфликтов в соврем
енном обществе. Отмечаются достоинства переговоров по сравнению с
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х

другими способами урегулирования конфликта, в частности с судебной процедурой рассмотрения и
разрешения споров.
Ключевые слова
переговоры, конфликт, правовые споры, преимущества, урегулирова
ние, выгода, коммуникация.
Переговоры - это эффективный способ быстро урегулировать правовой конфликт без суда.
Они могу стать полезны для определённых проблем. Они могут помочь, но нельзя отвергать этот путь
разрешения. Если же судебное дело уже начато, то с помощью переговоров его можно завершить мировым
соглашением. Переговоры могут ослабить или разрешить конфликт если возможен компромисс.
Переговоры являются одними из вида альтернативного разрешения спора, так же с участием третьих
лиц [1. с. 184].
ая, что любой конфликт можно
решить с помощью переговоров, большинство предпочитает
обращаться в
суд. Но всё же,
не смотря на
это из всех форм альтернативного
разрешения, наибольшее
применение получили переговоры при разрешении
трудовых, семейный, коммерче
ских и корпоративных
споров.
Основными преимуществами переговоров являются: комфортность, конфиденциальность, выгода,
удобство и т.д.
Переговоры по сравнению с классическим судебным разрешением имеет ряд
преимуществ. Они
эффективны только тогда, когда обе
стороны
конфликта хотят разрешения, находят между собой
компромисс [2. с. 113].
Оперативность.
Переговоры не такая длительная процедура по сравнению с разрешением конфликтов в
государственном порядке. Стороны должны быть быстро и
взаимовыгодно настроены
на разрешение любых
конфликтов и
предпринимать все возможные меры для скорейшего разрешения
противоборства.
Переговоры
проходят более, чем в 10 раз быстрее. Даже сложные дела, когда в переговорах участвуют представители из разных
городов и стран, завершают
ся, как правило,
в течение
1 месяца
. А иногда и в течение нескольких дней.
Результативность.
Чаще всего стороны разрешают
конфликт так, чтобы обе стороны были довольны. Он не решает кто
прав, а кто виноват. Направляет стороны конфликта на нахождение
взаим
ного решения или
компромисса.
Выгодно с финансовой точки зрения
.
Если суммировать все расходы, то в итоге можно потратить меньше денег, нежели за услуги по
представительству интересов в суде [3. с. 65].
Комфортно

Переговоры всегда проходят в уважительной и доброжелательной атмосфере. Вы точно не ухудшите свои
отношения и не заведете ситуацию в тупик. Избавите себя от стресса, связанного с судебными тяжбами.
Конфиденциально

Конфликт не рассматривается в открытом судебном процессе. Договоренности фиксируются в
конфиденциальном соглашении.
Как наши различия, так и сам конфликт часто приводят к невозможности эффективной коммуникации
в переговорах, неспособности понять, что другие думают, чувствуют и во что верят, нежеланию действовать
с уважением к потребностям, мнениям и правам других. Когда такое случается, люди могут считать, что у
них нет другого выхода, кроме обращения в суд, вызова милиции или даже агрессивных действий против
других. Поэтому во многих случаях полезной оказывается помощь непредубежденного, нейтрального
посредника, способного взглянуть на ситуацию со стороны» [4. с. 69].
Естественно, далеко не всегда переговоры вообще возможны. Надежно обосновавшиеся диктаторы,
скорее всего, откажутся вести их со своими демократическими оппонентами.
Мало того, после начала
переговоров оппоненты могут исчезнуть без следа.
Список
использованной
литературы
Брыжинский А.А., Худойкина Т.В. Общие задачи совершенствования негосударственного
урегулирования конфликтов в Российской Федерации // Вестник Мордов
ского университета. 2006. Т. 16. №1.
С. 181
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х

Худойкина Т.В., Брыжинский А.А. Проблемы и перспективы развития медиации // Правовая политика и
правовая жизнь. 2011. №3. С. 109
Худойкина Т.В. Перспективы развития альтернативного разрешения правовых
споров и конфликтов в
регионах Российской Федерации // Регионология. 2005. №4. С. 61
Худойкина Т.В. Применение посредничества как примирительной процедуры при разрешении правовых
споров и конфликтов в России // Социально
политические науки. 2012. №4. С
© Е.С. Базаркин, 2015
УДК 342.5
Берглезов Алексей Николаевич
ассистент кафедры административного и финансового права, СибУПК
г.Новосибирск,РФ
mail
[email protected]
mail
МИРОВОЙ СУДЬЯ В СИСТЕМЕ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Аннотация
Статья посвящена научной дискуссии относительно места мировых судей в системе органов
государственной власти.
Ключевые слова
мировой судья, система государственных органов, суд.
В российской юридической науке уже достаточно давно идет дискуссия относительно места мировых
судей в системе органов государственной власти. Однако еще более неоднозначны положения профильного
Федерального
закона
"О мировых судьях в Российской Федерации" от 17 декабря 1998 г. Данный акт
содержит, в общем-то, противоречащие положения.
Пункт 1 ст. 1
гласит: "Мировые судьи в Российской
Федерации (далее - мировые судьи) являются судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации
и входят в единую судебную систему Российской Федерации".[1]. Однако в
п. 2 этой же статьи
сказано
следующее: "Мировые судьи осуществляют правосудие именем Российской Федерации. Порядок
осуществления правосудия мировыми судьями устанавливается федеральным законом". Также следует
отметить факт наличия
ст. 6
этого Закона, указывающей, что мировые судьи назначаются (избираются) на
должность законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской
Федерации либо избираются на должность населением соответствующего судебного участка в порядке,
установленном законом субъекта РФ.
Таким образом, формально-юридически и по порядку формирования мировые судьи относятся к
органам государственной власти субъектов Российской Федерации. Однако, являясь частью системы судов
общей юрисдикции (а все остальные такие суды - федеральные), при отправлении правосудия мировые судьи
выступают как федеральные суды.
Это противоречие породило различные мнения среди ученых-юристов и специалистов-практиков. Так,
заместитель Председателя Верховного Суда РФ В.М. Жуйков отмечал следующее: "Учреждение мировых
судей в качестве судей субъектов Российской Федерации порождает проблемы с определением их
компетенции. Если эту компетенцию определять исходя из статуса мировых судей и с учетом федеративного
устройства Российской Федерации, которое предполагает разграничение предметов ведения и полномочий
между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти
субъектов Российской Федерации и наличие в субъектах Российской Федерации собственного
законодательства, как это предусмотрено
ст. ст. 5
Конституции Российской Федерации, то
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��126 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;компетенцию мировых судей логично было бы определить следующим образом: к подсудности мировых
судей следовало бы отнести дела, связанные с применением законов и иных нормативных правовых актов
субъектов Российской Федерации, принимаемых ими в сфере собственного правового регулирования"[2,
с.150].
Однако среди полномочий мирового судьи, указанных в
Федерального закона "О мировых судьях
в Российской Федерации", к делам, связанным с "применением законов и иных нормативных правовых актов
субъектов Российской Федерации, принимаемых ими в сфере собственного правового регулирования",
можно отнести лишь закрепленное в
подп. 9 п. 1
полномочие по первой инстанции рассматривать дела об
административных правонарушениях, отнесенные к компетенции мирового судьи законами субъектов
Российской Федерации. Следовательно, чисто "региональные" полномочия составляют очень
незначительную долю компетенции мирового судьи, хотя их значение не следует недооценивать.
Такой вывод представляется полностью обоснованным, если рассматривать только характер
деятельности мировых судей (за упомянутым выше исключением), однако не учитывает процедуру
формирования корпуса мировых судей. К тому же законодательное признание мировых судей федеральными
судами и соответствующее изменение порядка наделения их полномочиями фактически привело бы к
ликвидации судебной ветви власти на уровне субъектов Российской Федерации. Это связано с тем, что при
таком варианте развития событий единственным видом судов субъектов Федерации остались бы
конституционные и уставные суды, а во многих регионах России их создание даже не предусматривается.
Однако в научных кругах существуют и радикально противоположные мнения. В частности, на том
основании, что мировые судьи могут избираться местным населением, некоторые ученые делают вывод, что
в связи с этим они должны входить в систему местного самоуправления.
Завершая рассмотрение данного вопроса, еще раз отметим, что положения профильного федерального
законодательства, касающиеся места мирового суда в системе органов государственной власти и в судебной
системе РФ, нуждается в дальнейшей конкретизации.
Список использованной литературы:
1.О мировых судьях в Российской Федерации: Федеральный
закон
от 17.12.1998 N 188-ФЗ // Собрание
законодательства Российской Федерации.- 1998.- № 51.-Ст. 6270; Российская газета.- 1998.- № 242.
2. Жуйков В.М. О роли мировой юстиции в Российской Федерации: Настольная книга мирового судьи,
рассматривающего гражданские дела. М.: Юристъ, 2002. 389 с. С. 150.
© А.Н.Берглезов, 2015
УДК 343.378
Григорян Татевик Вартановна
Забайкальский государственный университет
г.Чита,
ail
tatevick
yandex
ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ТАМОЖЕННОГО КОНТРОЛЯ
ПРИ ТАМОЖЕННОМ НАБЛЮДЕНИИ
Аннотация
Статья посвящена анализу таможенного наблюдения как эффективной формы таможенного контроля
и рассмотрению перечня технических средств таможенного контроля, используемого таможенного органами
Российской Федерации непосредственно при таможенном наблюдении. Описываются функциональные
возможности металлоискателей, цифровых фотоаппаратов, видеокамер, систем оперативного
теленаблюдения, портативных видеорегистраторов, тепловизоров. Отдельно исследуется группа
технических средств таможенного контроля делящихся и радиоактивных материалов и обеспечения
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��127 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;радиационной безопасности, и отмечается, что таможенное наблюдение с применением указанных
технических средств относится к первичному радиационному контролю. Делается вывод, согласно которому
функциональное назначение технических средств таможенного контроля при таможенном наблюдении
выражается в профилактике и своевременном пресечении преступлений и правонарушений.
Ключевые слова и словосочетания
таможенное наблюдение, технические средства таможенного контроля, металлоискатель,
тепловизор, таможенные органы, преступления.
В современный век правового и научно-технического развития особую актуальность приобретают
государственный контроль и активное внедрение достижений наук и техники не только в обыденную
жизнедеятельность людей, но и в их профессиональную сферу. Не исключением являются и технические
средства таможенного контроля. Согласно статье 107 Таможенного кодекса Таможенного союза, в целях
сокращения времени проведения таможенного контроля и повышения его эффективности таможенными
органами используются технические средства таможенного контроля [10]. Указанные технические средства
должны быть безопасны для жизни и здоровья человека, животных и растений, и не должны причинять вред
лицам, товарам и транспортным средствам.
Перечень технических средств таможенного контроля, используемый таможенными органами
Российской Федерации в своей деятельности, достаточно большой. Оснащение пунктов пропусков
соответствующими техническими средствами позволяет помимо вышеназванного, пресекать и выявлять
правонарушения и преступления, совершаемые лицами или группами лиц. Во многом необходимость в
оснащении зон таможенного контроля и таможенных органов Российской Федерации техническими
средствами таможенного контроля обусловлено, как верно пишут А.
Макаров и Н.
Савосина тем, что
характерной чертой развития криминологической ситуации в современной России стал значительный рост
преступности в сфере внешнеэкономической деятельности», о чём свидетельствуют официальные
статистические данные [3,
. 111].
Для проведения таможенного контроля в форме таможенного наблюдения за хранением и
перемещением товаров и транспортных средств создаются зоны таможенного контроля. Согласно статье 9
Таможенного кодекса Таможенного союза зонами таможенного контроля являются места перемещения
товаров через таможенную границу, территории складов временного хранения, таможенных складов,
магазинов беспошлинной торговли и иные места, определённые законодательством государств-членов
Таможенного союза [10]. Такие зоны создаются и функционируют вдоль таможенной границы, в местах
совершения таможенных операций, перегрузки товаров, их таможенного осмотра и таможенного досмотра,
временного хранения, стоянки транспортных средств, перевозящих товары, находящихся под таможенным
контролем и в иных местах.
Таможенное наблюдение определяется как одна из двенадцати форм таможенного контроля,
закреплённая в Таможенном кодексе Таможенного союза, представляющая собой гласное,
ленаправленное, систематическое или разовое, непосредственное или опосредованное визуальное
наблюдение, в том числе с применением технических средств, осуществляемое должностными лицами
таможенных органов Российской Федерации за перевозкой товаров, транспортных средств, находящихся под
таможенным контролем, совершением с ними грузовых и иных операций.
Условно таможенное наблюдение в зависимости от периодичности его проведения можно разделить
на два вида: систематическое (постоянное) и разовое (однократное). Систематическое таможенное
наблюдение организуется преимущественно в местах постоянного и периодического прибытия товаров и
транспортных средств, находящихся под таможенным контролем, например, на складах временного
хранения, таможенных складах.
Важно подчеркнуть, что таможенное наблюдение проводится в гласной форме. Это весьма важная
характеристика, так как позволяет отличить наблюдение, проводимое в таможенном деле от наблюдения,
характерного для оперативно-розыскной деятельности. Согласно статье 6 Федерального закона Об
оперативно-розыскной деятельности», наблюдение – это один из четырнадцати видов оперативно-
розыскных мероприятий [6]. В оперативно-розыскном деле наблюдение представляет собой именно
негласное слежение за лицами, подозреваемыми в преступной деятельности, в том числе за используемыми
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��128 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;ими предметами, транспортными средствами, окружающей их обстановкой с целью получения информации
о признаках преступной деятельности, возможных соучастниках, местах хранения похищенного имущества
и орудий совершения преступления, способах сбыта краденого имущества и тому подобное.
Наблюдение, так, как оно понимается в таможенном и оперативно-розыскном деле, проводится с
использованием специальных и иных технических средств. И в том и в другом случае законодателем
закреплён перечень технических средств, и указаны требования к порядку их использования. В частности,
приказ Федеральной таможенной службы России от 21.12.2010 № 2509 Об утверждении перечня и порядка
применения технических средств таможенного контроля в таможенных органах Российской Федерации» и
постановление Правительства Российской Федерации от 01.07.1996 № 770 Об утверждении Положения о
лицензировании деятельности физических и юридических лиц, не уполномоченных на осуществление
оперативно-розыскной деятельности, связанной с разработкой, производством, реализацией, приобретением
в целях продажи, ввоза в Российскую Федерацию и вывоза за её пределы специальных технических средств,
предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения
информации, и Перечня видов специальных технических средств, предназначенных (разработанных,
приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации в процессе осуществления
оперативно-розыскной деятельности» [7, 8].
В силу того, что данное исследование посвящено анализу таможенного наблюдения, поэтому
остановимся более подробно именно на тех технических средствах, которые используются в данной форме
таможенного контроля.
Технические средства таможенного контроля применяются в местах нахождения таможенных органов
во время работы этих органов, в зонах таможенного контроля и в иных местах, нахождение в которых
должностных лиц таможенных органов Российской Федерации связано с исполнением ими служебных
обязанностей.
При таможенном наблюдении таможенными органами Российской Федерации могут использоваться
общие технические средства таможенного контроля и технические средства таможенного контроля
делящихся и радиоактивных материалов и обеспечения радиационной безопасности. И та и другая группа
технических средств таможенного контроля применяются в отношении следующих объектов таможенного
контроля:
- любых товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза, в том числе ручной
клади и сопровождаемого багажа пассажиров и транспортных служащих, несопровождаемого багажа
пассажиров, среднегабаритных и крупногабаритных грузовых упаковок;
- всех видов транспортных средств (автомобильного, железнодорожного, воздушного, морского и
речного);
- международных почтовых отправлений;
- таможенных документов на товары и транспортные средства;
- средств идентификации (специальных марок, идентификационных знаков), наложенных на
документы, товары, транспортные средства и иные места.
Далеко не все классы общих технических средств таможенного контроля используются таможенными
органами Российской Федерации при таможенном наблюдении. Не используются следующие классы:
досмотровая рентгенотелевизионная техника; инспекционно-досмотровые комплексы; средства нанесения и
считывания специальных меток; досмотровые инструменты; технические средства идентификации;
химические средства идентификации; технические средства контроля носителей аудио- и видеоинформации;
технические средства измерения количественных и качественных показателей лесо- и пиломатериалов;
системы считывания и распознавания номерных знаков автотранспортных средств; технические средства для
осуществления транспортного контроля; приборы взвешивания.
Рассмотрим именно те классы технических средств таможенного контроля, которые используются при
таможенном наблюдении. Их перечень таков: средства поиска; технические средства подповерхностного
зондирования; технические средства документирования; система визуального наблюдения; оптические
устройства и приборы. Следовательно, при таможенном наблюдении таможенными органами Российской
Федерации применяются только пять классов общих технических средств таможенного контроля.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��129 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Широкое применение при таможенном наблюдении получило такое средство поиска, как
металлоискатель. В качестве синонимов слову металлоискатель» в научной и учебной литературе можно
встретить другие названия: георадар, металлодетектор, металлообнаружитель, миноискатель, ферролокатор.
В таможенном деле при таможенном наблюдении используются металлоискатели двух видов:
портативные (переносные) и стационарные.
Портативные (переносные) металлоискатели представляют собой сборные облегчённые конструкции,
используемые таможенными органами Российской Федерации в зоне таможенного контроля. Они
предназначены для выявления запрещённых предметов у физических лиц, пересекающих таможенную
границу; в сопровождаемом багаже пассажиров и транспортных служащих. Оговорим, что под
сопровождаемым багажом в таможенном деле понимаются товары для личного пользования, включая
ручную кладь, непосредственно перемещаемые физическим лицом, пересекающим таможенную границу.
Принцип работы портативного металлоискателя состоит в способности улавливать любой
металлический предмет и подавать чёткий звуковой, световой и (или) вибрационный сигнал о его наличии,
а также определять его местонахождение. Например, портативный бесшумный м
еталлоискатель Garrett Super
Scanner
производства Соединённые Штаты Америки, позволяющий обнаруживать чёрные и цветные
металлы (рис. 1).
унок 1 – М
еталлоискатель Garrett Super Scanner
Стационарные металлоискатели представляют собой арочную или стоечную (блочную) конструкцию
и устанавливаются в зонах таможенного контроля. Они применяются для обнаружения металлических
предметов, запрещённых или ограниченных в перемещении через таможенную территорию (например,
цветные и чёрные металлы, огнестрельное и холодное оружие) в аэропортах, железнодорожных вокзалах,
морских и речных портах. Также они позволяют обнаружить опасные в террористическом плане объекты.
Например, стационарные импульсивные металлоискатели
Поиск-
Поиск-3М
Поиск-3МВ
производства
России (рис. 2).
Поиск
Поиск
Поиск
унок 2 – Стационарные импульсивные металлоискатели
Большую роль при таможенном наблюдении играют цифровые фото- и видеокамеры, относящиеся к
классу технических средств документирования. Они, как правило, применяются непосредственно при
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��130 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;проведении оперативных мероприятиях с целью фиксации следов преступлений и правонарушений в сфере
таможенного дела. Цифровые фотоаппараты применяются при фиксации следов и места происшествия, а
видеокамеры – для оперативной съёмки факта и следов преступления, для закрепления на плёнке показаний
подозреваемых физических лиц, находящихся в зоне таможенного контроля.
В последние несколько лет особую актуальность в области таможенного дела приобрели: система
оперативного теленаблюдения и портативный видеорегистратор, относящиеся к классу системы визуального
наблюдения. Указанные технические средства таможенного контроля позволяют получить, как целый
комплекс оперативной информации, так и множество разрозненных данных, не отражающих общей
ситуации, происходящей в зоне таможенного контроля.
Немалую роль играют: бинокли, системы и приборы ночного видения, электронные оптические
приборы (тепловизоры), относящиеся к классу оптических устройств и приборов. Тепловизор представляет
собой по габаритам небольшой прибор, внешне напоминающий прибор ночного видения, созданный во
второй четверти прошлого века, предназначенный для наблюдения за распределением температуры
исследуемого одушевлённого или неодушевлённого объекта» [1,
. 30]. Тепловизоры ещё называют
инфракрасными камерами, используемыми при любой освещённости и задымлённости,
это одно из их
отличительных характеристик. В таможенных органах Российской Федерации наиболее часто используют
тепловизоры фирм
Flir и Fluke
(рис. 3).
Тепловизор Flir E60
Тепловизор
Fluke Ti32
унок 3 – Тепловизоры
В ходе таможенного наблюдения допускаются к применению только те технические средства
таможенного контроля, которые соответствуют требованиям нормативной и эксплуатационной
документации, полностью укомплектованные, зарегистрированные (сертифицированные) в соответствии с
законодательством Российской Федерации. Обязательно при применении технических средств таможенного
контроля должны соблюдаться требования законодательства Российской Федерации по охране и
безопасности труда.
Далее кратко остановимся на второй группе технических средств таможенного контроля – технические
средства таможенного контроля делящихся и радиоактивных материалов и обеспечения радиационной
безопасности, которые используются таможенными органами при таможенном наблюдении. При
таможенном наблюдении, направленном на пресечение незаконного перемещения делящихся и
радиоактивных материалов через государственную границу Российской Федерации, могут быть
использованы три вида стационарных систем радиационного контроля: автомобильная, пешеходная и
железнодорожная. Из числа мобильных систем обнаружения делящихся и радиоактивных материалов при
таможенном наблюдении используется только таможенный подвижной пост радиационного контроля. Среди
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��131 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;поисковых приборов радиационного контроля при таможенном наблюдении применяются измерители-
сигнализаторы.
Важно отметить, что ни дозиметры, ни спектрометры, ни радиометры-спектрометры, ни средства
индивидуальной защиты не применяются при таможенном наблюдении. Во многом это обусловлено тем, что
таможенное наблюдение с использованием технических средств таможенного контроля делящихся и
радиоактивных материалов и обеспечения радиационной безопасности относится к первичному
радиационному контролю. Ему подвергаются все объекты, пересекающие государственную границу
Российской Федерации. Первичный радиационный контроль проводится при помощи постоянно
действующих стационарных таможенных систем обнаружения делящихся и радиоактивных материалов и
обеспечения радиационной безопасности, которыми оснащаются въезды в пункты пропуска.
Дополнительный и углублённый радиационный контроль товаров и транспортных средств без вскрытия и со
вскрытием упаковок осуществляются при таможенном осмотре и таможенном досмотре соответственно, а
их результаты обязательно фиксируются в актах таможенного осмотра и таможенного досмотра.
Делящиеся и радиоактивные материалы, с позиции таможенного дела, – это товары, относящиеся к
группе риска в силу того, что они могут использоваться для осуществления актов ядерного и
радиологического терроризма, имеют высокую рыночную стоимость. Их незаконный ввоз служит
возможным источником нанесения вреда жизни и здоровью людей, ущерб окружающей среде, а их
незаконное перемещение является нарушением международного режима нераспространения ядерного
оружия, других видов оружия массового уничтожения и средств их доставки.
Как известно, основными принципами государственной политики Российской Федерации при
осуществлении военно-технического сотрудничества с иностранными государствами являются: соблюдение
международных договоров о нераспространении ядерного оружия, сокращение вооружения и разоружении,
запрещение и уничтожение химического, биологического и других видов оружия массового поражения,
также соблюдение международных обязательств Российской Федерации в области контроля за экспортом
продукции военного назначения, товаров и технологий двойного назначения. Реализация перечисленных
принципов указана, например, в Федеральном законе №114-ФЗ О военно-техническом сотрудничестве
Российской Федерации с иностранными государствами», Договоре о нераспространении ядерного оружия»
[5, 2].
К вышеизложенному можно добавить, что одним из приоритетных направлений взаимодействия
Российской Федерации и республики Беларусь, и их таможенных органов в вопросах борьбы с
правонарушениями в области таможенного дела на таможенной территории Таможенного союза является
борьба с незаконным ввозом (вывозом) радиоактивных, взрывчатых веществ, вооружения, взрывных
устройств, боеприпасов, оружия, в том числе ядерного, химического, биологического и других видов оружия
массового поражения [4]. Следовательно, технические средства таможенного контроля служат средством,
способствующим своевременному выявлению и эффективному пресечению указанных нарушений
таможенного законодательства и преступлений в сфере таможенного дела.
Таможенное наблюдение с использованием технических средств таможенного контроля делящихся и
радиоактивных материалов и обеспечения радиационной безопасности представляет собой совокупность
организационных мер, технологических операций и действий, направленных на пресечение незаконного
перемещения через таможенную границу особого вида объектов – делящихся и радиоактивных материалов.
Особые свойства делящихся и радиоактивных материалов, – опасность, стратегическая важность и ценность,
предопределили особые условия обращения с ними: они находятся под жёстким контролем органов
государственной власти и международных организаций.
Рассмотренные выше технические средства таможенного контроля, используемые таможенными
органами Российской Федерации при таможенном наблюдении, служат эффективным инструментом в
борьбе с таможенными правонарушениями и преступлениями. Как отмечает И.
Суханова: В настоящее
время сотрудничество таможенных служб РФ и КНР в области борьбы с преступлениями и
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��132 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;административными правонарушениями в таможенной сфере характеризуется устойчивой динамикой
развития, прочной нормативно-правовой базой и разветвлённой структурой двустороннего взаимодействия»
[9,
. 52]. Подобное сотрудничество также направлено на создание благоприятных условий для
осуществления внешнеэкономической деятельности.
Итак, таможенное наблюдение реализуется посредством контрольных действий, проводимых
должностными лицами таможенных органов Российской Федерации, позволяющих установить статус
товаров и транспортных средств, находящихся под таможенным контролем. Основная цель применения
технических средств таможенного контроля заключается в получении информации о товарах, транспортных
средствах, выявления подделки таможенных документов и средств таможенной идентификации,
контрабанды и признаков административных правонарушений в области таможенного дела посредством
ускорения проведения таможенного контроля, повышения его оптимизации и эффективности. Тем самым, в
результате таможенного наблюдения с применением технических средств таможенного контроля
эффективно реализуется функция содействия профилактике и пресечении преступлений, а также
правонарушений в области гражданского и административного законодательства.
Список использованной литературы:
Григорян Т. В. Технические средства таможенного контроля: современное состояние и оперативно-
технические возможности
Актуальные проблемы таможенного дела
. 2014. С. 23-32.
Договор о нераспространении ядерного оружия (подписан в г.г. Москве, Вашингтоне, Лондоне
01.07.1968) //
Ведомости Верховного Совета СССР. 1970.
№ 14. Ст. 118.
Макаров А. В., Савосина Н. Г. Правовые меры противодействия контрабанде в таможенном
законодательстве: историко-правовой опыт // к
риминологический журнал Байкальского государственного
университета экономики и права
. 2014. №1. С. 110-117.
О взаимодействии белорусских и российских таможенных органов в сфере борьбы с таможенными
правонарушениями (вместе с Положением о взаимодействии таможенных органов России и Беларуси в
борьбе с таможенными правонарушениями», утв. 15.06.1999): постановление Коллегии Таможенного
комитета Союза Беларуси и России от 15.06.1999 // Документ опубликован не был.
О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами: федер.
закон от 19.07.1998 № 114-ФЗ (ред. от 21.07.2014) // Российская газета. 1998. 23 июля. № 138.
Об оперативно-розыскной деятельности: федер. закон от 12.08.1995 № 144-ФЗ (ред. от 21.12.2013) //
Российская газета. 1995. 18 августа. № 160.
Об утверждении перечня и порядка применения технических средств таможенного контроля в
таможенных органах Российской Федерации: приказ ФТС России от 21.12.2010 № 2509 (ред. от 15.05.2014)
// Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2011. 04 апреля. № 14.
Об утверждении Положения о лицензировании деятельности физических и юридических лиц, не
уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности, связанной с разработкой,
производством, реализацией, приобретением в целях продажи, ввоза в Российскую Федерацию и вывоза за
пределы специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в
процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности: постановление Правительства Российской
Федерации от 01.07.1996 № 770 (ред. от 15.07.2002) // Собрание законодательства Российской Федерации.
1996. 08 июля. № 28. Ст. 3382.
Суханова И. С. Сотрудничество таможенных служб России и КНР в области борьбы с таможенными
правонарушениями //
Актуальные проблемы таможенного дела
. 2014. С. 49-53.
Таможенный кодекс Таможенного союза (приложение к Договору о Таможенном кодексе Таможенного
союза, принятому Решением Межгосударственного Совета ЕврАзЭС на уровне глав государств от 27.11.2009
№ 17) (ред. от 10.10.2014, с изм. от 08.05.2015) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2010.
13 декабря. № 50. Ст. 6615.
© Т.В. Григорян, 2015
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��133 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;УДК - 34
Гуреев Виктор Иванович
канд. юрид. наук, профессор
РЭУ им. Г.В. Плеханова,
заслуженный юрист РФ,
г. Москва, РФ,
mail
gureev
mail

Gureev Viktor Ivanovich


cand. jurid. Sciences, Professor

REU them. GV Plekhanov,


Honored Lawyer of the Russian Federation,


Moscow
Russian
Federation
mail
gur
[email protected]

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАЛОГОВЫЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ И
ПУТИ РЕШЕНИЯ
SOME PROBLEMS OF LIABILITY
For tax offenses and solution
Аннотация.
В статье исследуется проблема конкретного вида налогового правонарушения и предлагаются пут
решения.
Annotation
In the article the problem of
a particular type of tax
offense
and suggests
solutions
Ключевые слова.
Проблема, правонарушение, качество, юридические нормы.
Key
words
The problem is, the offense, the quality of legal norms
Дальней
шее развитие российской экономики порождает потребность в совершенствовании
законодательства, в том числе и законодательства о налогах и сборах. Правоприменительная практика
свидетельствует о том, что, во
первых, актуальной проблемой является отсутствие чё
ткости правовых
(юридических) норм в сфере налоговых правонарушений и ответственность за их правонарушение по
отдельным видам, и, во - вторых, до настоящего времени остаются проблемы не решёнными. В такой
ситуации
настоящей статьи является выявление причин порождающих проблемы применения норм
при правонарушении предписаний действующего законодательства о налогах и сборах. Для успешного
достижения поставленной цели необходимо решить ряд правовых
задач:
1) провести сравнительно –
правовой анализ юридических норм НК РФ и выявить причины возникновения проблем применения их на
практике; 2) рассмотреть доктринальные положения относительно применения п.1 ст. 116 НК в реальной
жизни; 3) выявить позицию судов о привлечении к налоговой ответственности за правонарушение
указанного в п.1 ст. 116 НК РФ; 4) сделать обоснованные выводы и внести рекомендации по устранению
имеющихся причин.
Приступая к исследованию проблемы ответственности в налоговом законодательстве вначале
необходимо сказать о важной роли известных учёных в разработке теории налоговой ответственности. В
частности, это: Е.М. Ашмарина, О.В. Болтинова, А.В. Брызгалин, Е.Ю Грачёва, Ю.А. Крохина, И.И. Кучеров,
С.Г. Пепеляев, А.А. Тедеев и другие известные исследователи.
Анализируя подпункт 2 пункт 1 статьи 23 НК РФ было выявлено, что организации и физические лица
(налогоплательщики) обязаны встать на учёт в налоговых органах. Как видим, данное правило порождает
однозначное поведение налогоплательщиков – обязаны совершить действия о постановке на учёт.
Для того чтобы чётко выполнить предписание рассматриваемой нормы необходимо выяснить в какие
сроки организация или индивидуальный предприниматель обязаны подать заявление в налоговый орган.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��134 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Особенность данного вопроса проявляется в том, что в п.1 ст.116 НК РФ установлена ответственность на
нарушение сроков, указанных в ст.83 НК РФ Учёт организаций и физических лиц».
Анализируя нормы пунктов п. 1 - 9 ст. 83 НК РФ было выявлено, что в них отсутствует срок подачи
заявления о постановке на учёт в налоговый орган российских организаций и индивидуальных
предпринимателей, которые были созданы впервые. В то же время в п. 3 этой же статьи указано, что
российские организации и индивидуальные предприниматели ставятся на учёт в налоговых органах на
основании сведений, содержащихся соответственно в Едином государственном реестре юридических лиц,
Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей.
Анализируя приказ ФНС РФ от 11.08.2011г. № ЯК – 7 – 6/488, которым
была утверждена новая форма № 1 – 1 –Учёт Свидетельство о постановке на учёт российских
организаций в налоговом органе по месту нахождения» был сделан вывод о том, что и в этих правовых
документах отсутствует срок подачи заявления о постановке на учёт организации или индивидуального
предпринимателя в налоговый орган.
Такой подход государственных органов нельзя признать обоснованным, поскольку, как
свидетельствует арбитражная практика, налоговые органы привлекают налогоплательщиков (российских
организаций и индивидуальных предпринимателей созданных впервые) к налоговой ответственности в
соответствии с п.1 ст.116 НК РФ.
Однако судебная практика различна, т.к. в одних случаях арбитражные
суды выносят вердикт о привлечении к ответственности (постановление ФАС Северо – Западного
округа по делу № А32 – 3521/2011 от 24.08.2011) [1], а в других случаях суды выносят вердикт о
недействительности решений налоговых органов о привлечении к ответственности налогоплательщиков по
п.1 ст.116 НК РФ (решение Арбитражного суда Омской области по делу № А46 – 1235/2015 от 27.04.2015г.)
[2].
Поскольку судебная практика неоднозначна постольку возникает потребность обратится к другим
источникам – научной и учебной литературе и выяснить позицию учёных на проблему ответственности по
п.1 ст.116 НК РФ.
Анализируя содержание Главы 8 Ответственность за нарушение законодательства о налогах и
сборах» учебника Налоговое право (2013 года издания) было выявлено, что автор этой главы только
констатировал факт наличия ст.116 в НК РФ [3,
С.143-144]. Аналогично поступают к рассматриваемой
проблеме п.1 ст.116 НК РФ авторы учебника Налоговое право России (2012 года издания) [4,
С. 214] и
учебника Налоговое право (2015 года издания) [5, С. 396].
Такой подход авторов учебных изданий нельзя признать оправданным, поскольку проблема остаётся
не разрешённой, что не способствует успешной защите нарушенных прав налогоплательщиков (российских
организаций и индивидуальных предпринимателей) и тем самым возникают необоснованные экономические
затраты.
Не представляется возможным согласиться с другим исследователем что сумма штрафа, указанная в
п.1ст.116 НК РФ, теперь не зависит от сроков опоздания подачи заявления в налоговый орган о постановке
на учёт
[6].
Это утверждение не согласуется с положением о том, что организация и индивидуальный
предприниматель обязаны самостоятельно и в установленный п.1-9 ст.83 НК РФ сроки подать заявление о
постановке на налоговый учёт. Следовательно, объективной стороной правонарушения в данном случае
выступает
срок подачи заявления.
Этот вывод подтверждается судебной практикой. В частности, в судебный
акт от 25 декабря 2014 г. по делу №А32-29169/2014 Арбитражный суд Краснодарского края указал, что в НК
РФ имеется специальная норма, устанавливающая ответственность за непредставление данного сообщения
в срок – п. 1 ст.116 НК РФ [7]. Как видим, арбитражный суд чётко пояснил какую роль играет срок для
привлечения организации или индивидуального предпринимателя к налоговой ответственности по п.1 ст.116
НК РФ.
Остаётся без должного внимания проблема совершенствования юридической нормы п.1 ст.116 НК
РФ со стороны федерального исполнительного государственного органа – ФНС России. Например, в письме
от 27 февраля 2014 года № СА -4 -14/3404, рассматривая вопросы применения ст.116 НК РФ, было уделено
внимание только пункту 2 данной статьи, и не обращено внимание на проблемный пункт 1 этой же статьи
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��135 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;[8]. При наличии разных проблем действующего законодательства о налогах и сборах важно знать правовую
позицию федерального налогового органа относительно п.1 ст.116 НК РФ, которая позволит оперативно
решить проблемные правовые задачи.
Однако несмотря на имеющиеся коллизии в практике применения рассматриваемой нормы до
настоящего времени проблема не решена, что порождает на практике трудности при защите нарушенных
прав, а также финансовые затраты у организаций, индивидуальных предпринимателей
(налогоплательщиков).
Таким образом, в заключении исследования проблемы сделан вывод о том, что необходимо внести
предложение по совершенствованию нормы п.3 ст.83 НК РФ путём изложения её в следующей редакции:
Российские организация по месту нахождения, а индивидуальный предприниматель по месту жительства,
подают заявление в письменной форме в налоговый орган о постановке на учёт в течение 15 дней после их
государственной регистрации».
Список используемой литературы:
3.Налоговое право. Учебник/Под ред. д.ю.н., проф. Е.Ю. Грачёвой, д.ю.н., проф. О.В. Болтиновой, -М.:
Проспект», 2013
4.Тедеев А.А., Парыгина В.А. Налоговое право России Учебник. – М.: Юрайт, 2012.
5.Налоговое право, Учебник. /Ответ. ред. С.Г. Пепеляев- М.: Юристъ, 2005.

Интернет – ресурс:
1. Постановление ФАС Северо – Западного округа по делу № А32 – 3521/2011 от 24.08.2011.
2. Решение Арбитражного суда Омской области по делу № А46 – 1235/2015 от 27.04.2015г
6. Погребс А.
Как изменятся налоговые» штрафы», от 10 августа 2010г. Портал Бухгалтерия Онлайн»
7. Решение от 25 декабря 2014 г. по делу №А32-29169/2014 Арбитражного суда Краснодарского края.
8. ФНС России, письмо от 27 февраля 2014 года № СА -4 -14/3404,
В.И.Гуреев, 2015.
УДК 343.01

Кобец Петр Николаевич
доктор юридических наук, профессор
главный научный сотрудник ФГКУ ВНИИ МВД России»
г. Москва, Российская Федерация
Е-
mail
pkobets
rambler
ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРОФИЛАКТИЧЕСКОГО КОНТРОЛЯ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ
МЕР СОИЦАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ ЛИЦ ОТБЫВШИХ НАКАЗАНИЕ
Аннотация.
В сфере профилактической работы с судимыми лицами заложены основные пути повышения
эффективности борьбы с рецидивной преступностью. Начальный этап этой работы – установление контроля
за судимыми лицами (их выявление, места пребывания, образ жизни, окружение). Профилактический
контроль необходим за теми лицами, от кого можно ожидать рецидив преступлений.
Ключевые слова.
Рецидив, профилактический контроль, социальная адаптация, причины рецидива преступлений,
предупреждение преступности, факторы рецидива.
О повышенной опасности личности рецидивиста свидетельствует то обстоятельство, что повторное
преступление совершается виновным после осуждения за предыдущее. Это является показателем
повышенной устойчивости его антиобщественных взглядов и привычек, нежелания исправляться, что
вызывает необходимость применения к виновному дополнительных уголовно-правовых мер, усиливающих
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��136 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;ответственность за рецидив [1, с. 80]. Понятие рецидива, опасного и особо опасного рецидива преступлений
позволяют выделить из всей массы преступлений преступность рецидивную как объект для позитивного
воздействия системы мер борьбы с ней.
Комплекс причин и условий (факторов) рецидивной преступности традиционно делят на общие,
относящиеся ко всей преступности, и дополнительные, специфические для рецидивной преступности.
Дополнительные причины и условия подразделяют на три группы: недостаточно эффективная работа
государственных органов, связанная с осуждением за преступления, предшествующая рецидиву;
недостаточно эффективная работа государственных органов по исполнению наказания; недостатки в
организации социальной адаптации лиц, отбывших наказание [2, с. 32].
Меры борьбы с рецидивной преступностью образуют систему, если они учитывают все существенные
стороны рецидивной преступности. Цель данной системы – устранить факторы рецидивной преступности.
Таким образом, система мер борьбы с рецидивной преступностью включает в себя, помимо
общепрофилактических мер, следующие специальные меры, обеспечивающие: эффективную уголовную
ответственность за первичные, нерецидивные преступления; социальную адаптацию лиц, отбывших
наказание, и тем самым предупреждение рецидивов преступлений. Общепрофилактические меры призваны
блокировать общие причины и условия рецидивной преступности. Специальные меры блокируют действие
дополнительных причин и условий рецидивной преступности. При делении причин и условий рецидивной
преступности на общие и дополнительные упрощается действительная картина, так как остаются без учета
взаимодействие и взаимопроникновение общих и дополнительных причин и условий рецидивно
преступности. Но такое деление полезно для целей эмпирической оценки эффективности подсистемы
специальных мер борьбы с рецидивной преступностью. В системе специальных мер борьбы с рецидивной
преступностью значительное место занимают профилактические меры, обеспечивающие социальную
адаптацию лиц, отбывших наказание.
Уголовная ответственность изменяет социальное содержание личности виновного и изменяет набор
социальных статусов, которыми обладал виновный до осуждения. Осужденный изолируется от общества,
увольняется с работы, теряет связь с семьей. Сокращается возможность социальной активности личности.
Значит, необходимо эффективнее осуществлять систему мер, обеспечивающих социальную адаптацию
отбывших наказание. Социальная адаптация лиц, отбывших наказание, невозможна без оказания им
соответствующей помощи со стороны государственных и общественных организаций. Социальная
адаптация данных лиц состоит в наделении их таким социальным статусом, который обеспечивал бы им
достойный образ жизни. Центральная задача государства в отношении лиц, отбывших наказание, состоит в
обеспечении их трудовой деятельностью, что в настоящее время является крайне сложным. Проще решить
бытовые проблемы, поместить в дом инвалидов и т.д., чем предоставить работу, а ведь трудоустроить
человека, отбывшего наказание, куда сложнее, чем лиц, не имеющих судимость [3, с. 12].
Для предупреждения преступлений со стороны судимых лиц необходим контроль за ними, выявление
неисправившихся. Система мер социальной адаптации лиц, отбывших наказание, включает в себя: контроль
за судимыми лицами с целью выявления нуждающихся в помощи в процессе адаптации к жизненным
условиям и неисправившихся лиц; применение воспитательных мер, способных совершить новые
преступления. Таким образом, становится важной задача по обеспечению профилактического контроля за
судимыми лицами.
Список использованной литературы:
1. Кобец П.Н. Характерные особенности криминальной иммиграции в России в начале второго десятилетия
XXI
столетия. Юридическая наука. 2014. № 1.
2. Кобец П.Н.Особенности личности рецидивиста в условиях России второго десятилетия
XXI
столетия
Сборник конференций НИЦ Социосфера. 2013. № 45.
3. Кобец П.Н. Совершенствование механизма института условного осуждения в современной России.
Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2009. № 4.
©П.Н. Кобец, 2015
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��137 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ
УДК 13058
Васильева Анастасия Валерьевна,
студентка 2 курса
медико-профилактического факультета ОрГМУ,
г. Оренбург, РФ
Е-
mail
Fauna
Inbox
Горина Ольга Александровна

студентка 2 курса
-профилактического факультета ОрГМУ,
г. Оренбург, РФ
Е-
mail
Ktkbr
yandex

ОСОБЕННОСТИ БИОХИМИЧЕСКОГО СОСТАВА СМЕСЕЙ ДЛЯ ГРУДНОГО
ВСКАРМЛИВАНИЯ
Аннотация
Не вызывает сомнения тот факт, что материнское молоко наиболее полно отвечает потребностям
ребёнка в первый год его жизни, однако в силу различных причин грудное вскармливание не всегда
возможно. Именно поэтому важно правильно подобрать замену материнскому молоку, что до сих пор
остаётся предметом острых дискуссий специалистов.
Ключевые слова
Детские смеси. Популярные в Оренбурге производители детских смесей. Состав детских смесей.
На сегодняшний день химический состав детского питания весьма разнообразен, и многие родители
задаются вопросом, какую смесь лучше выбрать для своего ребёнка, в случае невозможности грудного
вскармливании.
Данный вопрос требует дополнительного рассмотрения, поэтому целью нашей работы стал
сравнительный анализ состава наиболее популярных в Оренбурге детских смесей. Анализировать состав
детских смесей мы решили на примере трёх фирм производителей:
Nestle
Nutricia
Similac
. Категория,
выбранная для анализа
антир
ефлюксные смеси.
Антирефлюкс – это вид смесей, позволяющий снизить частоту срыгиваний. Такое питание призвано
сделать гуще содержимое желудка, чтобы предотвратить обратное поступление пищи в пищевод и ротовую
полость. Действие таких смесей основывается на следующих компонентах в их составе: содержание белков,
жиров и загустителей. Белок – это особый компонент питания ребёнка с первых дней его жизни, поэтому
важно максимально приблизить состав белка в детских смесях к его составу в грудном молоке. Основными
белковыми фракциями молока являются сывороточные белки и казеины. Их соотношение в материнском
молоке в начале лактации составляет 90:10; а в зрелом молоке 60:40 соответственно. Производители
стремятся приблизиться к такому соотношению, и большинство формул имеют 40% казеина и 60%
сывороточных белков.
Среди рассматриваемых нами фирм соотношение сывороточных белков и казеина следующее: в смеси
Nestle
NaN
» содержание сывороточных белков составляет 100%; в смеси 
Nutrilon
80:20; в 
Similac
50:50. 100%
ое содержание сывороточных белков в детских смесях не совсем оптимально для развития
грудного ребёнка, так как казеин тоже выполняет ряд функций, поэтому он должен присутствовать в составе
детских смесей, хоть и в минимальных количествах.
Казеиин (лат. caseus – сыр) –
сложный белок, образующийся из предшественника казеина –
казеиногена при створаживании молока. Свёртывание казеина в молоке происходит под действием
протеолитических ферментов. Казеин, как и все белки, является эмульгатором, поэтому хорошо удерживает
жир в молоке. Основная часть казеина в молоке содержится в виде казеиновых мицелл. Казеин (казеионоген)
присутствует в молоке в связанном виде как соль кальция (казеинат кальция), а кальций необходим для
развития грудного ребёнка [1].
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��138 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Кальций принимает участие практически в 300 различных биологических процессах в организме.
Основными являются формирование костной ткани, дентина и эмали зубов ребенка. Кальций участвует в
процессе сокращения мышц, нервной и мышечной проводимости, поддерживает мышечный тонус на
должном уровне. Ионы кальция участвуют в процессе свертывания крови, уменьшают проницаемость
сосудов и регулируют кислотно-основной баланс. Кальцием активируются многие ферменты и гормоны
эндокринных желез, кроме того, кальций обладает антистрессовым, противовоспалительным,
противоаллергическим действием и формирует обучающие навыки и кратковременную память [1, 3].
Таким образом, наиболее адаптированной смесью по белковому составу является смесь компании
Nutricia
Nutrilon
», так как состав белко
в в ней наиболее приближен к составу белков в грудном молоке.
Грудное молоко содержит большое количество высших жирных кислот (ВЖК), которые
являются важным источником энергии для ребёнка, отвечают за развитие иммунитета, интеллекта и многие
другие процессы, именно поэтому важен качественный состав жирных кислот в смесях, который будет
максимально приближен к грудному молоку.
Источником жирных кислот в смесях являются растительные масла, их состав в рассматриваемой нами
продукции практически одинаков, отличается лишь присутствием или отсутствием пальмового масла, а так
же пальмового олеина, что не одно и то же. Компании
Nestle
Nutricia
используют в качестве источников
жирных кислот такие масла, как рапсовое, кокосовое, подсолнечное, олив
ковое, так же в их состав входит
пальмовый олеин и пальмовое масло соответственно.
Расскажем подробнее об их отличиях: пальмовое масло – это растительное масло, полученное из
мякоти плодов пальмового дерева. В компании
Nestle
используется легкоплавкая фра
кция, называемая
пальмовым олеином, богатая моно
и полиненасыщенными жирными кислотами, в частности,
пальмитиновой (40%) и олеиновой (43%) кислотами, которые необходимы для нормального роста и развития
ребёнка. Масло пальмового олеина не следует путать с
пальмовым маслом из косточек плодов пальмового
дерева, которое использует в производстве своей продукции компания
Nutricia
. Оно имеет более
ограниченный спектр применения и известно богатым содержанием насыщенных короткоцепочечных
жирных кислот, которые
хуже усваиваются детским организмом [2].
Следует учесть, что полезность присутствия пальмового масла в смесях остаётся противоречивым
вопросом: с одной стороны многие производителя добавляют его для приближения жирового состава смесей
к жировому составу грудного молока, так как грудное молоко содержит в среднем 22% пальмитиновой
кислоты, которая является важным источником энергии для роста и развития младенца, но с другой стороны:
в грудном молоке около 70% пальмитиновой кислоты находится в центральном (β) положении, а в
пальмовом масле около 91% пальмитиновой кислоты находится в боковом (α) положении. В то время как
фермент панкреатическая липаза при переваривании триглицеридов в кишечнике способна отщеплять
жирные кислоты только от боковых позиций. Жирная кислота, находящаяся в центральном положении, не
отщепляется при пищеварении в кишечнике и обычно всасывается в энтероциты в связанном виде – в виде
β–моноглицерида.
Таблица 1
Жирнокислотный состав растительных масел в составе детского питания
Масло
ноненасыщенные
Полиненасыщенные
Насыщенные
Пальмовое
Арахисовое
Оливковое
Кукурузное
Соевое
Подсолнечное
Пальмовое
В таблице 1 представлено содержание насыщенных и ненасыщенных жирных кислот в различных
маслах. Насыщенные жирные кислоты используются организмом в качестве резерва в отличии от
ненасыщенных ж к, которые выполняют ряд важных функций в организме в частности синтез биологически
активных веществ [3]. Мы видим, что в пальмовом и кокосовом масле содержится большое количество
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��139 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;насыщенных ВЖК, в отличии от других. Остальные масла содержат преимущественно ненасыщенные
жирные кислоты, которые лучше усваиваются организмом ребенка.
Хотелось бы выделить среди них подсолнечное масло, так как в нашей области его производство
распространено и оно характеризуется высоким уровнем содержания полиненасыщенных жирных кислот и
превосходят его по этому показателю только льняное и конопляное масла, которые не так массово
производятся на сегодняшний день.
Компания
Similac
не использует в своём производстве пальмового масла и олеина, что несомненно
выгодно отличает её от 2
х других, но не может являться показателем эффективности данной смеси, так как
в её составе находится синтетический структуриров
анный жир, который отличается от жирового состава
грудного молока, но в отличии от пальмового масла жирные кислоты находятся в β
положении.
Проанализировав жирноксилотный состав смесей, мы пришли к выводу, что наиболее
адаптированной по данному критерию является смесь компании
Nestle
NaN
Ещё одним фактором, на котором основывается данный вид смеси является загуститель. Загуститель
компонент, который увеличивает густоту пищи и позволяет снизить частоту срыгиваний. В качестве
загустителей в смесях различных компаний применяют вещества углеводной природы: камедь бобов
рожкового дерева, кукурузный, рисовый или картофельный крахмалы [4]. Каждый загуститель имеет свои
преимущества и недостатки. Медицине известна адсорбирующая роль загустителей, а также нормализация
перистальтики [5].
Рассмотрим подробнее основные применяемые загустители. В молочной смеси Nutrilon в качестве
загустителя используют камедь бобов рожкового дерева – это натуральные пищевые волокна, которые имеют
способность набухать в кислой среде желудка, делая желудочное содержимое более густым. Для
длительного и постоянного использования такие смеси не рекомендуются, так как камедь препятствует
всасыванию питательных веществ [4, 6].
В молочных смесях Nan и Semilac в качестве загустителей производители используют картофельный
и рисовый крахмал:
Рис. 1
Структура молекулы крахмала
Крахмал – это полисахарид, который способствует хорошему перевариванию и насыщению. Такие
смеси пригодны для постоянного использования, однако могут обладать закрепляющим действием. Крахмал
не рекомендуется детям до 4-х месяцев, так как активность фермента амилазы (расщепляющего крахмал)
достигает значительного уровня после трёх-четырёх месяцев жизни ребенка [6] . Можно предположить, что
раннее введение продуктов, содержащих крахмал, в рацион питания ребёнка может привести к
нежелательным явлениям со стороны желудочно-кишечного тракта (диарея, запор, метеоризм, колики).
Таким образом, сравнив молочные смеси 3-х компаний, реализующих свой товар в городе Оренбург,
(Nestle, Nutricia и Similac) по категории антирефлюкс, мы пришли к выводу, что наиболее адаптированной
смесью по рассмотренным биохимическим параметрам можно считать смесь Nan» (компания Nestle).
Список использованной литературы:
Захарова И. Н., Лыкина Е. В. Последствия неправильного вскармливания детей //Вопросы современной
педиатрии. –
– Т. 6. – №. 1.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��140 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;2. Шилина Н. М., Конь И. Я. Современные представления о физиологических и метаболических функциях
полиненасыщенных жирных кислот //Вопросы детской диетологии. – 2004. – Т. 2. – №. 6. – С. 25-30.
Гусев Н. Ф., Немерешина О. Н., Филиппова А. В. Роль пищевых растений в профилактике заболеваний //
LAP LAMBERT Academic Publishing. Saarbrucken, Deutschland. – 2012.
Holloway R. H. The anti
reflux barrier and
mechanisms of gastro
oesophageal reflux //Best Practice & Research
Clinical Gastroenterology.
. 14.
С. 681
Nemereshina O. N., Tinkov A. A., Gritsenko V. A., Nikonorov A. A. Influence of Plantaginaceae species on E.
coli K12 growth in vitro: Possible relation to phytochemical properties. // Pharmaceutical biology, 53(5), 2014. – P.
715-724.
Боровик Т. Э. и др. Национальная стратегия вскармливания детей первого года жизни в российской
федерации //Практика педиатра. – 2008. – Т. 1. – С. 3-7.
Анохин В. А., Хасанова Е. Е., Урманчеева Ю. Р., Герасимова Е. С., Малышева Л. М., Николаева И. В.,
Халиуллина С. В. Питание детей с дисбактериозом и минимальными пищеварительными дисфункциями.
//
Вопросы современной педиатрии,
2005). 4(3).
© А.В. Васильева, О.А. Горина, 2015
УДК 314.424:613.166
Игнатьева Анна Владимировна
студент
Национальный исследовательский
Томский государственный университет,
г. Томск, РФ
e-mail:
[email protected]
Научный руководитель:
Кнауб Роман Викторович
канд. геогр. наук, доцент
Национальный исследовательский
Томский государственный университет
г. Томск, РФ
ОБЗОР МЕТОДИК ПО ОЦЕНКЕ ВЛИЯНИЯ СЕЗОННЫХ ПРИЧИН НА СМЕРТНОСТЬ
НАСЕЛЕНИЯ ПО ОСНОВНЫМ КЛАССАМ И ОТДЕЛЬНЫМ ПРИЧИНАМ СМЕРТИ
Аннотация
В статье
рассматривается влияние сезонных причин на смертность населения по основным классам и
отдельным причинам смерти. Приводятся методики, которые дают возможность проведения подобного
исследования.
Ключевые слова
смертность населения, причины смерти, волны жары, волны холода, мощность потерь, индекс сезонности,
атрибутивная фракция.
В последние годы большое внимание научной общественности уделяется вопросу глобальных
изменений климата. Изменение климата – уже доказанный факт, но вот потепление или похолодание климата
вызывают эти изменения, пока остается вопросом. Но после того как был установлен факт изменения
климата ученые задались вопросом влияния этих изменений на окружающую среду и, в особенности, на
человека.
К настоящему моменту было проведено множество исследований во всем мире, как в странах, так и в
отдельных городах. В ходе проведения исследования мы пришли к выводу, что на смертность населения
большое влияние оказывают так называемые волны жары и волны холода.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��141 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Анализ смертности населения от разных причин смертности за год дает возможность выявить
основные из них, а при совмещении времени года и смертности населения от разного рода причин дает
возможность выявить степень влияния природных факторов на человека и его самочувствие.
Используя несколько методик, несколько разных по своему характеру исходных материалов, ряд
источников информации, появляется возможность провести анализ влияния сезонных причин на смертность
населения и определить мощность потерь (потери от гибели населения), которые понесла экономика региона.
Это очень важное направление исследования по той причине, что при помощи одновременного анализа
климатических данных и ущерба региону от смертности населения мы можем выявить закономерности
влияния климата на смерть людей от тех или иных причин [4].
Первые работы по оценке влияния повышенной температуры воздуха на смертность населения на
Европейской территории России были проведены для Твери [6].
Для подсчета ущерба, нанесенного экономике области при учете смертности от разного рода причин,
использовалась методика Международного университета природы, общества и человека Дубна» [1]. Эта
методика позволит нам исходные данные о количестве смертей от разных причин по месяцам привести к
единицам мощности, что делает возможным сравнивать разнородные показатели.
Для того чтобы проследить логику исследования сделаем следующие пояснения. Существует глубокая
причинно-следственная связь между законом развития Жизни и принципом устойчивого развития общества.
Эта связь определяется понятием процесс жизнедеятельности» в системе общество-природа: Система
общество-природа объединяют в себе два сопряженных процесса: а) активное воздействие на окружающую
среду и б) использование обществом потока ресурсов, полученных в результате этого воздействия. Эти
процессы являются сущностью жизнедеятельности общества (рис. 1) [1].
Для анализа устойчивости развития природы и общества необходимы следующие показатели [1]:
• Полная мощность-суммарное энергопотребление за определенное время (год, квартал, месяц, сутки,
час, секунда), выраженное в единицах мощ-ности (мВт, Вт, кВт);
• Полезная мощность-совокупный произведенный продукт за опре-деленное время (год, квартал,
месяц, сутки, час, секунду), выраженное в единицах мощности (кВт, мВт, Вт);
• Мощность потерь-разность между полной и полезной мощностями за определенное время (год,
квартал, месяц, сутки, час, секунду), выраженное в единицах мощности (кВт, мВт, Вт).
Для подсчета мощности ущерба от смертей населения мы используем данные следующего характера:
Данные о смертности от разных причин за каждый месяц года с сайта Росстата [3];
Количество лет, которое человек недорабатывает до пенсии и не принесет доход [2];
Значения производительности труда [2].
В контексте приведённой выше информации, формула для определения ущерба от смерти по причинам
болезней и других причин летальных исходов будет выглядеть следующим образом:
см.бол.
=Р×К×Л (1)
см.бол.
– ущерб от смертности по основным классам и отдельным причинам смерти, человек, кВт;
оизводительность труда, кВт;
количество умерших по причинам смерти, чел;
количество лет, которое человек недоработал до пенсии, лет.
Для того чтобы проследить сезонную связь смертности и климатических дынных, особенности
помесячной динамики показателей здоровья населения за многолетний период используются индекс
сезонности и атрибутивная фракция сезонных причин. Оба показателя рассчитываются для каждого месяца
за многолетний период на основе показателей смертности [4]:
�=
(2)
где
индекс сезонности, %
месячные средние за многолетний период
общая средняя.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��142 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Если значения индекса сезонности для какого-либо месяца превышает 100%, то считается, что в этом
месяце активизировались сезонные факторы.
Атрибутивная фракция сезонных причин (сезонное воздействие) показывает, какой процент случаев
(заболеваний, смертей) обусловлен сезонными причинами. Рассчитывается по формуле [4]:
(3)
где АФ – атрибутивная фракция, %
месячные средние за мног
олетний период
общая средняя
Полученные показатели позволяют проследить значения отклонений климата по месяцам и годам и,
следовательно, проследить зависимость смертности от разных причин и климатических изменений.
Таким образом, по результатам исследования было установлено, что наиболее оптимальная методика
по выявлению влияния сезонных причин на смертность населения от разного рода причин является медока,
разработанная в Университете природы, общества и человека Дубна».
Список использованной литературы
Большаков Б.Е. Наука устойчивого развития. М.: РАЕН, 2011. 270 с.
Кнауб Р.В. Энергоэкологическая безопасность от чрезвычайных ситуаций различного генезиса как
основа устойчивого развития региона. Томск: Изд-во ТПУ, 2014. – 124 с.
Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики: [сайт]. URL:
www.gks.ru
(Дата
обращения: 22. 02. 2015).
Оценка риска и ущерба от климатических изменений, влияющих на повышение уровня заболеваемости
и смертности в группах населения повышенного риска. Методические рекомендации МР 2.1.10.0057-12,
Государственное санитарно-эпидемиологическое нормирование Российской Федерации, М., 2012, 48 с.
Оценочный доклад об изменениях климата и их последствиях на территории Российской Федерации,
Том 2. Последствия изменений климата. Федеральная служба по гидрометеорологии и мониторингу
окружающей среды (Росгидромет), М., 2008, С. 84-95.
Ревич Б. А., и др. Воздействие высоких температур атмосферного воздуха на здоровье населения в
Твери, Гигиена и санитария, 2005, №2, С. 20-24.
© А.В. Игнатьева, Р.В.Кнауб, 2015
УДК 616.1
Котова Юлия Александровна
аспирант ВГМУ им. Н.Н.Бурденко,
г. Воронеж, РФ,
mail
kotova
inbox
Зуйкова Анна Александровна
д.м.н., заведующая кафедрой поликлинической терапии и общей врачебной практики
ВГМУ им. Н.Н. Бурденко,
г. Воронеж, РФ,
mail
polterap
vsmaburdenko
Пашков Александр Николаевич
д.б.н., заведющий кафедрой биологии ВГМУ им. Н.Н. Бурденко,
г. Воронеж, РФ,
biologvgma
yandex
ОЦЕНКА КАЧЕСТВА ЖИЗНИ У ПАЦИЕНТОВ С ДИСЛИПИДЕМИЯМИ.
Аннотация.
В статье рассмотрены вопросы распространенности дислипидемий у пациентов с гипертонической
болезнью, оценены показатели качества жизни у таких пациентов.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��143 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;Ключевые слова.
Гипертоническая болезнь. Дислипиидемия. Качество жизни.
Актуальность. Артериальная гипертония –
один из ведущих факторов развития сердечно-сосудистой
и цереброваскулярной патологии [1,с.6].
В России более у 40 млн. человек выявлены повышенные цифры АД, что позволяет говорить о том,
что распространенность АГ у 40% взрослого населения [1, с. 6]. Данная ситуация осложняется тем, что о
наличии данной патологии у себя знают лишь около 40% мужчин и 60% женщин [2, с. 6].
Развитие АГ связывают с различными метаболическими нарушениями, такими как нарушение
толерантности к глюкозе, гиперинсулинемия, абдоминальное ожирение и дислипидемия [3, с. 1667].
Определено, что появление АГ ассоциировано с повышением уровня именно атерогенных фракций липидов
[4, с. 67]. В ряде исследований показано,что гиперхолестеринемия отмечается более чем у 40% лиц с
повышенным уровнем артериального давления [5].
Недостаточные усилия по эффективной коррекции АД, факторов сердечно–сосудистого риска (ССР),
в том числе и дислипидемии, сопровождаются повышением риска развития и прогрессирования
атеросклероза и его осложнений у больных с АГ [6, с. 1658]. Поэтому своевременная диагностика и
своевременно начатое лечение нарушений липидного обмена у пациентов с АГ, направленное на улучшение
прогноза и снижение ССР, является основной задачей ведения такого пациентов.
Цель исследования. Изучить распространенность дислипидемии и ее влияние на качество жизни
пациентов с гипертонической болезнью.
Материалы и методы исследования: В исследовании приняли участие 30 клинически здоровых лиц,
средний возраст которых составил 23,2 ± 2,1 лет, из них 1 мужчина и 29 женщин, студентов 6 курса
педиатрического и лечебного факультетов ВГМУ им. Н.Н.Бурденко; и 120 пациентов с ГБ ст. 2, ст. 2 в
возрасте 58,8 ± 3,6 лет, из них 49 мужчин и 71 женщина, находившихся на лечении в кардиологическом
отделении № 2 в ГК БСМП № 1 в 2014 – 2015 гг.
Всем испытуемым был проведен полный комплекс стандартного клинико-лабораторного
обследования, а также предложено заполнить опросник
Опросник
36 содержит 36 пунктов, сгруппированных в 8 шкал: 1
физическое функционировании
), отражающее степень, в которой физическое состояние ограничивает выполнение физических нагрузок;
ролевая деятельность (
характеризует влияние физического состояния на повседневную ролевую
деятельность; 3
интенсивность боли (
) и ее влияние на способность заниматься повседневной
деятельностью; 4
общее состояние здоровья (
оценка боль
ным своего состояния здоровья в
настоящий момент и перспектив лечения; 5
жизненная активность (
), подразумевающая ощущение себя
полным сил и энергии или, напротив, обессиленным; 6
социальное функционирование (
определяемое
степенью, в которой фи
зическое или эмоциональное состояние ограничивает социальную активность
(общение); 7
ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием (
оценка
степени, в которой эмоциональное состояние мешает выполнению работы или другой повседневно
деятельности; 8
психическое здоровье (
), которое характеризует настроение, наличие или отсутствие
депрессии, тревоги, общий показатель положительных эмоций. Показатели каждой шкалы варьируют между
0 и 100. 100
это полное здоровье. Следовательно, бо
лее высокая оценка указывает на более высокий уровень
качества жизни.
Статистическая обработка результатов исследования проводилась на ПЭВМ
ntium
III
500, с
помощью пакетов программ Ехсе
2003,
Statistica
SPSS
for
Windows
с использованием параметрически
критериев.
Результаты исследования: При оценке липидного профиля у здоровых лиц были выявлены следующие
показатели: ОХС = 4,34 ± 0,5 ммоль/л, ТГ = 1,3 ± 0,2 ммоль/л, ЛПНП = 2,6 ± 0,3 ммоль/л, ЛПВП = 1,3 ± 0,1
ммоль/л.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��144 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;При оценке качества жизни в группе здоровых были получены высокие показатели по всем шкалам:
= 99,8 ± 0,1,
= 99,3 ± 0,5,
= 99,7 ± 0,3,
= 99,5 ± 0,4,
= 99,8 ± 0,1,
= 99,4 ± 0,5,
= 99,7 ±
= 99,6 ± 0,3.
При оценке данных показателей у пациентов с гипертонической болезнью дислипидемию имели 76
испытыуемых, что составило 63%. У них были определены следующие значения: ОХС = 5,8 ± 0,6 ммоль/л,
ТГ = 2,1 ± 0,3 ммоль/л, ЛПНП = 3,5 ± 0,3 ммоль/л, ЛПВП = 1,0 ± 0,1 ммоль/л.
Для дальнейшего анализа выборка пациентов была разделена на 2 группы: группа, не имющих
дислипидемию и группа больных, имеющих нарушения липидного профиля.
При сравненни качества жизни этих двух групп было выявлено значительное снижение снижение бала.
В группе с дислипидемией наблюдалось большое снижение показателей по сравнению с группой без
нее пратктически по всем шкалам, за исключением ролевого функционирования, связанного с
эмоциональным состоянием и интенсивности боли. Особенно выражено различие между группами по
шкалам физического функционирования ( средний балл в группе без дислипидемии составил 56,7 ± 3,5, в
группе с сочетанной патологией 33,5 ± 2,6), жизненной активности ( в группе без сочетанной патологии –
66,7 ± 3,6, в группе с дислипидемией – 48,7 ± 6,5), ролевой деятельности (в группе без сочетанной патологиии
56,7 ± 5,4, в группе с дислипидемией – 23,6 ± 4,4) и психического здоровья ( средний балл в группе без
дислипидемии - 67,5 ± 5,5, а с сочетанной патологией 54,5 ± 4,5), где у группы больных с дислипидемией
отмечалось наибольшее снижение показателей.
Наиболее вероятно, что данные изменения можно объяснить тем, что в группе с дислипидемией
наиболее часто встречалось ожирение (82%) по сравнению группой без сочетанной патологии.
Таким образом, сочетание основного заболевания с дислипидемией привело к дополнительному
ухудшению психологического состояния, а также к снижению толерантности к физическим нагрузкам.
Выводы:
У пациентов с гипертонической болезнью отмечается высокая распространенность дислипидемии.
У пациентов с дислипидемией отмечается снижение качества жизни.
Наиболее выраженное нарушение по компонентам физического функционирования и
психологического состояния.
Список использованной литературы:
Диагностика и лечение артериальной гипертонии. Клинические рекомендации // – 2013.
64 с.
Оганов Р.Г. Профилактика сердечно–сосудистых заболеваний: возможности практического
здравоохранения // Кардиоваск. терапия и профилактика. – 2002. – № 1. – С. 5–9.
Житникова Л.М. Артериальная гипертония: курс на эффективное комбинированное лечение // РМЖ. –
26. – С. 1667.
Кузин А.И., Чередникова М.А., Васильев А.А. и др. Артериальная гипертензия и сахарный диабет типа 2
у больных метаболическим синдромом: особенности влияния на липидный спектр // Артериальная
гипертензия. – 2003. – Т. 9, № 2. – С.67–70.
Павлова О.С. Современные возможности эффективной сердечно–сосудистой профилактики у пациентов
с артериальной гипертензией и дислипидемией // Мед. новости. – 2012. – № 1. – С. 62–68.
Ершова А.К. Розувастатин – оптимальный препарат для лечения и профилактики атеросклероза // РМЖ.
2011. – № 26. – С. 1658.
© Ю.А. Котова, А.А. Зуйкова, А.Н. Пашков, 2015
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х

УДК 616.517, 616.131
Маль Галина Сергеевна
Доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой фармакологии
Силина Лариса Вячеславовна
Доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой дерматовенерологии
Буланов Евгений Анатольевич
Аспирант
Курский государственный медицинский университет, г. Курск, РФ
mail
mgalina
mail
СЕРДЕЧНО
СОСУДИСТЫЙ КОНТИНИУМ
УМ У БОЛЬНЫХ
С ПСОРИАЗОМ ОСЛОЖН
ЕННЫЙ ИБС
Аннотация
В настоящее время известно о системном характере псориаза, сопровождающегося нарушением
обмена веществ и поражением многих органов и систем. Среди других патологий, псориазу достаточно часто
сопутствуют поражения сердца и сосудов, в то
м числе атеросклеротического генеза.
Ключевые слова
Ишемическая болезнь сердца, псориаз, сочетанная патология
Псориаз является одним из наиболее распространенных хронических дерматозов. Проблемы псориаза
обусловлена не только высоким удельным весом этого заболевания среди других болезней кожи (доля
пациентов с псориазом составляет 12-15% среди дерматологических больных), но также ростом
заболеваемости, наблюдаемым в последнее время, учащением случаев тяжелых форм, особенно в молодом
возрасте, частым развитием резистентности к терапии и инвалидизацией больных [1, 6 с. 3-12].
В настоящее время известно о системном характере псориаза, сопровождающегося нарушением
обмена веществ и поражением многих органов и систем [2
. 42
44], в связи с чем, многие авторы
актеризуют этот дерматоз как
псориатическую болезнь
. Среди других патологий, псориазу
достаточно часто сопутствуют поражения сердца и сосудов, в том числе атеросклеротического генеза [3, 4
103]. Имеющиеся в настоящее время клинико
статистические да
нные многочисленных исследований
свидетельствуют о нарушениях липидного обмена при псориазе, характерных для атеросклеротического
процесса, усилении прогрессирования атеросклероза у больных псориазом [3]. Эти сведения позволяют
расценивать больных псориазо
м как группу риска, потенциально склонную к более быстрому и агрессивному
развитию атеросклеротических повреждений сосудистой стенки, что в свою очередь приводит к ИБС,
которая усугубляет подбор течение и лечения основного заболевания [4
. 64
103].
Данные многих авторов сообщают о ведущей роли цитокинов в инициации воспаления и повреждения
тканей при атеросклерозе и псориазе, отмечая однонаправленность сдвигов, возникающих в системе
медиаторов воспаления при наличии атеросклеротического поражения и псориатической болезни [2
. 42
44,
5].
Идентичность изменений в цитокиновом статусе, а также нарушения в липидном обмене, характерные
для обоих заболеваний, отражают сходность патогенетических механизмов поражения сосудистой стенки
при ишемической болезни сердца и кожи и метаболизма при псориазе. Эти сведения являются предпосылкой
для подбора адекватного лечения этих двух заболеваний с целью коррекции состояния липидного обмена и
воспалительных изменений при этих заболеваниях. Отмечено, что люди страдающие псориазом в
дальнейшем проходят курсы лечения по поводу различных сопутствующих заболеваний, одним из которых
является ИБС [5,6].
Цель исследования -
Провести ретроспективный анализ историй болезни псориаза и ИБС на
выявление сочетанной патологии. Выявить встречаемость ИБС с псориатической воспалительной реакцией
в субпопуляции больных мужчин. Провести сравнительную оценку встречаемости сочетанной патологии в
разных возрастных группах. Провести оценку эффективности комбинированной терапии пациентов с
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��146 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;псориазом в сочетании ИБС. Оценить периодизацию обращений пациентов по поводу обострений основного
заболевания.
Материалы и методы
. Материалом послужил ретроспективный анализ 150 историй болезни
пациентов. Ишемической болезнью сердца 50 пациентов, 50 с псориазом и 50 с сочетанной патологией.
Использовались статистические и аналитические методы исследования.
Результаты исследования и их обсуждение
Изучены возрастные группы мужчин: 20 – 30, 31 – 40, 41 – 50, 51 – 60, ≥ 80 лет. В группе от 20 до 30
лет частота встречаемости сочетанной патологии составляет 4%, с 31 до 40 лет - 10%, с 41 – 50 лет у 40%
больных, с 51 до 60 лет у 30% и в группе старше 60 лет сочетанная патология наблюдается у 16% больных.
Следует обратить внимание, на то, что и у больных ИБС и псориазом, происходит изменения в
холестериновом профиле и повышается содержание белка крови (табл.1). Повышается содержание общего
олестерина и его фракций (табл.2
Таблица 1
Таблица 2
Проведенный ретроспективный анализ историй болезни показал, что включенные группы пациентов
можно было разделить на пациентов страдающих псориазомизначально, и больных сишемической болезнью
сердца, соответственно и группы людей в определенной возрастной группе, где встречается сочетанная
патология в субпопуляции мужчин в возрасте 40-50 и 50-60, что составило 70% от всех исследуемых. Следует
отметить, что в группе мужчин в возрасте 40-50 лет (70 % от исследуемых)страдавших псориазом, через 3-
года присоединилась ишемическая болезнь сердца. А у пациентов в возрасте 50-60 лет (30 %) изначально
страдали ишемической болезнью сердца, через 5-8 лет присоединился псориаз.
Таким образом, наибольшее количество сочетанной патологии встречается у пациентов в возрасте от
40-49 и 50-59 лет, что составляет 60 и 45 пациентов соответственно. Это обусловлено общностью
патогенетических звеньев и факторов риска. Именно в этих группах сопутствие сочетанной нозологий
отягощают течение заболеваний, что в свою очередь ведет к увеличению сроков лечения, периода
реабилитации и как результат повышение количества нетрудоспособного населения.
Оценивая частоту обращаемости пациентов по поводу срыва компенсации течения при псориазе
осложненным ИБС увеличивается в 2 а в некоторых случаях и в 3 раза, что составляет 4-6 раз за год
соответственно. Что в свою очередь отражает не корректный подход к лечению сочетанной патологи.
Список используемой литературы:
1. ВНОК. Национальные рекомендации по кардиоваскулярной профилактике. 2011.
2. Кочергин, Н.Г. Последние тренды в лечении псориаза / Н.Г. Кочергин, Л.М. Смирнова // Лечащий врач. –
2011. – №5. – С.42-44
Течение заболевания
Общий белок (г/л.)
Холестерин
ммоль/л
Норма
80 г/л
3.5
5.5
моль/л
Начало заболевания
±90 г/л
±6
ммоль/л
Выписка
±70 г/л
±4
ммоль/л
Фракции
Норма мМоль/л
Фактическое содержание мМоль/л
Холестерин общий
3.5
5.5
0,9
1,2
ЛПОНП
0,26
1,04
1,15
1,71
3,50
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��147 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;3. Крюков Н.Н., Николаевский Е.Н., Поляков В.П.. Ишемическая болезнь сердца (современные аспекты
клиники, диагностики, лечения, профилактики, медицинской реабилитации, экспертизы): Монография. –
2010 г.
4. Национальные рекомендации ВНОК И ОССН по диагностике и лечению ХСН (III пересмотр) // Журнал
Сердечная Недостаточность. – 2010. – Т. 11. - № 1. – С. 64-103
5. Пегано Дж.О.А. Лечение псориаза – естественный путь : пер. с англ. / Д.О.А. Пегано ; под ред. Н.Г.
Короткого. – М.: Кудиц-Образ. - 2009. – 264 с.
6. Терлецкий О.В., Разнатовский К.И., Григорьев Г.И. Псориаз. Руководство по диагностике и терапии
разных форм псориаза и псориатического артрита / О.В. Терлецкий, К.И. Разнатовский, Г.И. Григорьев. –
СПб.: ДЕАН. -
2014. – 486 с.
© Г.С. Маль, Л.В. Силина, Е.А. Буланов, 2015
УДК 616.899

Попов Сергей Викторович
док.мед.наук ,профессор ВГМУ им.Н.Н.Бурденко
г.Воронеж, Россия
[email protected]

Андреева Ольга Валериевна
врач УЗД ВОКОД,
г.Воронеж, Россия

Петросян Сергей Львович
док.мед.наук, профессор ВГМУ им.Н.Н.Бурденко
г.Воронеж,Россия
ОПЫТ ЭХОГРАФИЧЕСКОГО ВЫЯВЛЕНИЯ ЗАБОЛЕВАНИЙ НАДПОЧЕЧНИКОВ
Аннотация
В статье освещаются вопросы ультразвукового выявления заболеваний надпочечников. Обсуждаются
преимущества эхографии. Сравниваются характеристики выявленных образований, полученных при
эхографииграфии и рентгеновской компьютерной томографии. Анализируются данные цветового
допплеровского картирования образований.
Ключевые слова
заболевания надпочечников, эхография, методы диагностики, рентгеновская компьютерная томография.
Введение.
Для успешного лечения любого заболевания важнейшим фактором является ранняя его
диагностика. Здоровые люди - это больные, которые ещё не знают об этом» - написал в своё время
французский писатель Жюль Ромэн. В современной медицине ультразвуковая диагностика – это
уникальный по своим возможностям метод, имеющий целый комплекс неоспоримых преимуществ перед
такими методами лучевой диагностики, как МРТ (магнитно-резонансная томография) и РКТ (рентгеновская
компьютерная томография). На сегодняшний день ультразвуковое исследование – это, как правило,
первичное выявление патологического процесса, определение его локализации и размеров, связи с другими
органами и тканями, оценка характера процесса и предположение морфологической природы опухоли даже
в таком сложнейшем для сонографического исследования вопросе, как опухоли забрюшинного
пространства.
Среди опухолей, возникающих в забрюшинно расположенных органах, на первом месте стоят
опухоли почек и верхних мочевых путей, встречаются внеорганные опухоли, и , особое место занимают
опухоли надпочечников. Инциденталомы ( англ.incidental ) – это случайно выявленные образования
надпочечников. Данные опухоли часто назывыют немыми», потому что отсутствуют клинические
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��148 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;проявления.По результатам лучевых методов диагностики (ультразвуковое исследование (УЗИ),
рентгеновская компьютерная томография (РКТ), магнитно-резонансная томография (МРТ)) случайно
выявленные образования надпочечников определяются у 0,6 -4,4 % обратившихся пациентов, из них 79 %
- размерами менее 20 мм. Согласно данным литературы от появления первых признаков заболевания до
установления диагноза проходит от 6 месяцев до 2 лет[2]. Внедрение современных ультразвуковых сканеров
в повседневную практику врача - диагноста сделало возможным регистрировать в надпочечниках объёмные
образования размерами менее 15 мм[3].
Цель работы
. Изучение возможностей УЗИ
с применением опции энергетического допплеровского
картирования (ЭДК) в выявлении и дифференциальной диагностике объёмных образований надпочечников.
Материалы и методы.
За 2013-2014 год на амбулаторном приеме врача ультразвуковой диагностики
БУЗ Воронежский областной клинический онкологический диспансер» было проведено 1310 и 650 УЗИ
органов брюшной полости и забрюшинного пространства соответственно. Все исследования проводились на
ультразвуковом сканере Voluson 730 pro» компании General Electric, США, конвексным трансдьюсером с
частотой 2-5 мГц. При необходимости пациентам выполнялось цветовое доплеровское картирование с
использованием энергетического и волнового доплера. На ультразвуковое исследование органов брюшной
полости и забрюшинного пространства были направлены пациенты с диагнозами: рак молочной железы, рак
легкого, лимфома, меланома, рак шейки, тела матки, рак яичников, рак щитовидной железы.
Результаты и обсуждение.
При проведении ультразвукового исследования органов брюшной полости
и забрюшинного пространства случайно было выявлено 29 очаговых образований надпочечников.
Средний возраст пациентов оставил 59 года. Большинство из них женщины ( 68%).18 очаговых
образований было выявлено впервые (13 правого и 5 левого надпочечника соответственно). Размеры
образований составляли от 11 мм (минимально) в правых отделах, 18 мм - в левых.12 из 18 пациентов с
впервые выявленными образованиями надпочечников была проведена рентгеновская компьютерная
томография (РКТ), где полученные на УЗИ данные были подтверждены. Разность в размерах составила 3-5
мм. У двух пациентов при опухолях в правом надпочечнике, обнаруженных на УЗИ, во время проведении
РКТ обнаружены очаговые образования и слева, размеры которых были менее 17 мм.
Лоцированные при УЗИ образования имели размеры от 11 до 40 мм, имели округлую или овальную
форму, четкие контуры (особенно справа), несколько неоднородную эхоструктуру, капсула образования
прослеживалась в правых отделах, все образования были либо аваскулярны , либо имели слабо выраженный
перинодулярный кровоток ( при размере образования более 25 мм) в режиме ЦДК.
При проведении доплеровского картирования выявленных образований в настоящей работе для
оценки кровотока использовалась классификация Lagalla (1993г), согласно которой выделяют 4 типа
васкуляризации (табл.1).
Таблица 1
Типы васкуляризации образований
1тип
аваскулярный
отсутствие кровотока как в самом образовании, так и вокруг него
2 тип
перинодулярный
регистрация кровотока вокруг опухоли
3 тип
смешанный
участки цветовых локу
сов вокруг и внутри образования
4 тип
интранодулярный
единичные или множественные цветовые сигналы в пределах узлового
образования

Анализ полученных результатов показал, что в выявленных образованиях надпочечников определялся
1 и 2 тип кровотока.
В случаях, когда при ЭДК удавалось провести полноценные количественные измерения, скорость
кровотока составила 10-15 см/с (медленный кровоток).
При визуализации очаговых образований в надпочечниках во время ультразвукового исследования
первостепенной целью для врача - исследователя является определение доброкачественного или
злокачественного характера образования. Считается, что если размер образования превышает 35-40 мм,
имеет нечеткие бугристые контуры, то эти признаки будут свидетельствовать в пользу злокачественности
процесса[1]. В подобных случаях в опухоли, как правило, регистрируется 3-4 тип васкуляризации,
отмечается ограниченная подвижность почки на стороне поражения при вдохе. Злокачественные
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ СИМВОЛ НАУКИ» №7/2015 ISSN 2410-
700Х
��149 &#x/MCI; 0 ;&#x/MCI; 0 ;новообразования надпочечников встречаются в 4-5% случаев обнаруженных инциденталом[2], что
составляет 0,06% в общем количестве злокачественных новообразований разных локализаций. При
поражении надпочечников особого внимания заслуживают зоны расположения забрюшинных
лимфатических узлов позади аорты на уровне
XII
, на уровне отхождения почечных, надпочечниковых
ветвей, артерий яичника (яичка).
Особого внимания заслуживают случаи, когда новообразование в надпочечниках выявлено у пациента
с наличием в анамнезе онкологического заболевания. Данное образование должно рассматриваться как
потенциально метастатическое, независимо от продолжительности безрецидивного периода. Надпочечники
занимают четвёртое место после легких, печени и костей по частоте встречаемости метастазов. В 41%
случаев – поражение двустороннее. Чаще всего в надпочечники метастазирует рак лёгких, молочных желез,
реже – почек, органов желудочно-кишечного тракта, семинома, меланома. Следует отметить, что при раке
лёгкого и раке почки часто первоначально поражается надпочечник с одноимённой первичному поражению
стороны, если же поражение двустороннее,
MTS
со стороны первичной опухоли чаще всего имеют большие
размеры, чем с противоположной стороны[6]. Метастазы в надпоче
чники относятся к неинкапсулированным
образованиям. Но их распространённость обычно ограничивается пределами капсулы надпочечников. Очаги
имеют чёткие ровные контуры, округлую форму. Корреляции между эхогенностью и эхоструктурой
первичного очага и надпочеч
никового метастаза обычно нет. Единственной опухолью, дающей метастазы,
имеющие аналогичные первичному очагу эхоструктурные изменения, является лимфома
в поражённых
надпочечниках определяются псевдокистозные анэхогенные структуры с капсулой и с нерезко в
ыраженным
дистальным усилением ул