68 Kanazawa H, Hirata K, Yoshikawa J. Effects of captopril administration on pulmonary haemodynamics and tissue oxygenation during exercise in ACE gene subtypes in patients with COPD: a preliminary study.

Антигипертензивная терапия у пациентов с хроническим обструктивным заболеванием легких
Беловол А.Н., академик НАМН Украины, доктор медицинских наук, профессор, Князькова И.И., доктор медицинских наук, профессор, кафедра клинической фармакологии, Харьковский национальный медицинский университет

По данным Всемирной организации здравоохранения, около 40% взрослого населения планеты имеют повышенное артериальное давление (АД) [1]. Согласно данным исследования глобальной тяжести болезней (Global Burden of Disease study) [2] неадекватный контроль АД признан основной причиной смертности, как в развитых, так и в развивающихся странах. Продемонстрировано, что 13% всех случаев смерти (9,4 млн. в год) в мире ассоциируются с АГ [3]. АГ часто сочетается с другими заболеваниями, в частности, с сахарным диабетом, хронической болезнью почек, бронхиальной астмой и хроническим обструктивным заболеванием легких (ХОЗЛ). Ряд исследователей указывает на доминирующую при ХОЗЛ тенденцию к системной АГ. Частота ее возникновения у больных ХОЗЛ по разным данным варьирует от 0,4 до 76,3%, что в среднем составляет 34,3% [4-6]. Так, в поперечном исследовании J.M. Echave и соавт. [8] изучена частота сопутствующей патологии у 977 больных ХОЗЛ (средний возраст - 70,1 ± 9,8 года; 87,4% мужчин). При использовании индекса Charlson отмечено, что у 65,7% пациентов наблюдались коморбидные состояния, из которых 57,7% составила АГ.
ХОЗЛ относится к наиболее распространенным заболеваниям человека, что обусловлено загрязнением окружающей среды, табакокурением и повторяющимися респираторными инфекционными заболеваниями [9]. Установлено, что распространенность ХОЗЛ в мире у людей старше 40 лет составляет от 7 до 18,2% [10-12]. Ежегодно ХОЗЛ является глобальной причиной смерти 2,9 млн человек [13]. Кроме того, эксперты ВОЗ прогнозируют, что к 2020 г. данная патология будет занимать 5-е место по заболеваемости и 3-е место среди всех причин смерти [14]. Известно, что распространенность ХОЗЛ значительно больше у курильщиков и бывших курильщиков, чем у некурящих, у лиц старше 40 лет в сравнении с более молодой популяцией. Данные исследований, проведенных в различных странах, указывают на то, что распространенность ХОЗЛ в настоящее время почти одинакова среди женщин и мужчин.
ХОЗЛ – заболевание, которое можно предотвратить и лечить, характеризующееся стойким ограничением скорости воздушного потока, которое обычно прогрессирует и связано с усиленным хроническим воспалительным ответом дыхательных путей и легких на воздействие патогенных частиц и газов [13]. Существенный вклад в общую тяжесть ХОЗЛ также вносят обострения и сопутствующие заболевания. Особо следует подчеркнуть, что только в 25% случаев ХОЗЛ выявляется на ранних стадиях [13]. Самыми распространенными симптомами ХОЗЛ являются одышка (или ощущение нехватки воздуха), хронический кашель и патологическая мокрота (смесь слюны и слизи в дыхательных путях), а также снижение толерантности к физической нагрузке.
Данные клинических исследований свидетельствуют, что наиболее частыми коморбидными состояниями при ХОЗЛ являются АГ (28%), сахарный диабет (14%), ишемическая болезнь сердца (10%) [15,16]. Крупные эпидемиологические исследования показали, что ХОЗЛ характеризуется системными проявлениями и повышает риск развития сердечно-сосудистых заболеваний в 2–3 раза [17]. Согласно результатам популяционных исследований, у больных ХОЗЛ риск сердечно-сосудистой смерти возрастает в 2-3 раза и составляет приблизительно 50% от общего количества смертельных исходов [18,19]. С другой стороны, наличие ХОЗЛ, в свою очередь, также негативно влияет на течение сердечно-сосудистых заболеваний. Так, в исследовании The Lung Health Study [20] отмечено, что 10% уменьшение объема форсированного выдоха за 1-ю секунду (ОФВ1) увеличивает общую смертность на 14%, сердечно-сосудистую – на 28%, риск развития ИБС – на 20%.
Предполагается, что столь частая ассоциация ХОЗЛ и сердечно-сосудистых заболеваний может быть обусловлена общим фактором риска – курением [20], а также персистирующим системным воспалением, хроническими инфекциями, приемом некоторых лекарственных средств, повышающих симпатическую активность нервной системы и др. [21]. Кроме того, накапливается все больше данных о том, что хроническое персистирующее системное воспаление, присутствующее при ХОЗЛ, вносит свой вклад в патогенез атеросклероза и сердечно-сосудистых заболеваний у больных ХОЗЛ [22].
В настоящее время отсутствует согласованность по вопросам причинно-следственных взаимоотношений между АГ и ХОЗЛ. На протяжении более 40 последних лет дискутируется вопрос о выделении отдельной пульмоногенной АГ, вторичной по отношению к ХОЗЛ. Впервые связь АГ с бронхообструктивным синдромом была отмечена Н.М. Мухарлямовым [23], описавшим подъемы АД после нарастания явлений бронхообструкции и снижение цифр АД без применения гипотензивных препаратов на фоне купирования бронхоспазма и уменьшения явлений гипоксемии. В генезе этой формы АГ Н.М. Мухарлямов предполагал участие гипоксии и гиперкапнии, нарушение роли легких в метаболизме вазоактивных веществ (катехоламинов, серотонина, гистамина, кининов, ангиотензина II). Так, основным триггером, стимулирующим развитие АГ (как системной, так и легочной) на фоне ХОЗЛ, считается гипоксия. По мере усиления степени вентиляционных нарушений увеличивается процент больных со стойким повышением АД. На фоне интермиттирующей или хронической гипоксии с уменьшением оксигенации головного мозга происходит формирование застойных очагов возбуждения в подкорковых структурах с вазоконстрикторной доминантой и активацией симпатоадреналовой системы (САС). Развивающаяся гиперкатехоламинемия, повышение симпатической стимуляции почек способствуют активации ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС) с прогрессированием патологической вазоконстрикторной реакции, приводящей к подъему АД [24]. Противоположной точкой зрения является утверждение об автономном, независимом характере АГ и ХОЗЛ [25]. В соответствии с этим выдвигается концепция коморбидности, предполагающая формирование взаимосвязей и взаимовлияния между сосуществующими заболеваниями, а также наличие общих патогенетических механизмов, таких как хроническое воспаление низких градаций, оксидативный стресс, эндотелиальная дисфункция [26]. Эти патологические процессы более выражены у больных с сочетанием АГ и ХОЗЛ, чем у пациентов с изолированной АГ, а уровень их активности коррелирует с выраженностью бронхообструкции [27].
Современная тактика ХОЗЛ как системного заболевания с внелегочными системными проявлениями предполагает, в частности, вовлечение в процесс сердца, сосудов, почек. Продемонстрировано существование взаимосвязи между состоянием органов-мишеней (сердца, почек, сосудов) не только с уровнем АД, но также и со степенью бронхообструкции, выраженностью хронического воспаления низкой градации, оксидативным стрессом и дисфункцией эндотелия у больных с сочетанием АГ и ХОЗЛ (рис.1) [27]. Установленные отличительные особенности АГ, существующей на фоне ХОЗЛ, по мнению В.С.Задионченко, являются основанием для выделения данной патологии в отдельный клинический вариант [28]. Кроме того, высокая степень сосудистого и органного повреждения при коморбидности АГ и ХОЗЛ увеличивает сердечно-сосудистый риск, что предполагает рассмотрения вопроса о включении ХОЗЛ в шкалы стратификации сердечно-сосудистого риска и необходимость индивидуализации схем терапии с выбором антигипертензивных препаратов с выраженными органопротективными, антиоксидантными и эндотелий-регулирующими эффектами [28].
13 SHAPE \* MERGEFORMAT 1415

Терапевтические мероприятия при ХОЗЛ направлены на снижение выраженности симптомов, уменьшение частоты и тяжести обострений, улучшение состояния здоровья и переносимости физической нагрузки [13]. Лечение ХОЗЛ включает ингаляционную терапию (антихолинергические препараты, длительнодействующие агонисты
·2-адренорецепторов и кортикостероиды), программы легочной реабилитации, а при необходимости применение дополнительной кислородотерапии [9]. В то же время указанные группы лекарственных средств могут вызывать нежелательные эффекты со стороны сердечно-сосудистой системы (влияние на частоту сердечных сокращений, АД) и увеличивать частоту сердечно-сосудистых событий (стенокардия, инфаркт миокарда) [29].
Антигипертензивная терапия направлена на нормализацию АД, снижение риска сердечно-сосудистых событий и смерти от них, увеличение продолжительности и улучшение качества жизни пациентов [13]. Терапевтические вмешательства включают модификацию образа жизни (отказ от курения, уменьшение потребления соли, нормализация массы тела, увеличение физической нагрузки) и медикаментозную терапию (диуретики,
·-адреноблокаторы, блокаторы кальциевых каналов, ингибиторы АПФ, антагонисты рецепторов ангиотензина II). В то же время лечение больных с сочетанием АГ и хронической обструктивной патологией легких остается серьезной проблемой, поскольку применяемые антигипертензивные препараты и бронхолитические лекарственные средства в ряде случаев обладают нежелательными эффектами, утяжеляющими течение коморбидной патологии. Так, некоторые препараты, снижающие АД могут вызывать побочные эффекты у больных ХОЗЛ - усиливать кашель, ухудшать бронхиальную проходимость, что требует замены препарата уже на фоне развившейся ятрогениой патологии.
Таким образом, при выборе антигипертензивного препарата у больных ХОЗЛ предпочтение следует отдавать лекарственным средствам, не только эффективно снижающим АД, но и отвечающих ряду требований [6]:
- адекватный контроль АД в ночные и ранние утренние часы;
- совместимость препаратов с базисными средствами лечения ХОЗЛ;
- отсутствие эффектов, ухудшающих бронхиальную проходимость, усугубляющих гипоксию;
- положительное влияние на гемодинамику малого круга кровообращения;
- выраженные кардио- и вазопротективные эффекты;
- отсутствие влияния на фармакодинамику антигипертензивных препаратов в условиях гипоксии.
Диуретики
Диуретики являются препаратами первого ряда в лечении АГ как в виде самостоятельной, так и комбинированной терапии. В настоящее время практически невозможно представить себе достижение целевого уровня АД без применения диуретиков у большинства больных АГ. В мета-анализе рандомизированных плацебо-контролируемых исследований, выполненных до 1995 г., отмечено, что при длительной терапии диуретиками у больных АГ достоверно снижается риск развития мозгового инсульта (в среднем, на 34–51%) и частоты сердечной недостаточности (на 42–83%), а также смертность от сердечно-сосудистых причин (на 22–24%) [30]. В настоящее время этот класс препаратов имею наибольшую доказательную базу в лечении АГ. В то же время рандомизированных контролируемых клинических исследований по оценке эффективности терапии диуретиками при АГ у больных ХОЗЛ до настоящего времени не проводилось.
Применение диуретиков у больных ХОЗЛ возможно, поскольку они не оказывают непосредственного действия на бронхиальную и сосудистую мускулатуру, и, таким образом, не изменяют вентиляционно–перфузионные характеристики малого круга кровообращения. Теоретически применение диуретиков может положительно влиять на процессы ремоделирования легочных сосудов и тем самым задерживать формирование вторичной легочной гипертензии у больных ХОЗЛ.
Мочегонные препараты показаны больным с хронической сердечной недостаточностью, имеющим клинические признаки и симптомы избыточной задержки жидкости в организме, часто осложняющей течение как ХОЗЛ, так и АГ. В ретроспективном когортном исследовании [31], включавшем 7104 пациентов с ХОЗЛ и АГ, установлено, что на фоне антигипертензивной терапии, состоящей из двух препаратов, один из которых был тиазидный диуретик, риск госпитализаций в связи с хронической сердечной недостаточностью значительно снижался. Причем ассоциаций между препаратами, входившими в состав комбинированной терапии, и риском обострений ХОЗЛ не отмечено. При сопутствующей сердечной недостаточности с застоем в малом круге кровообразения петлевые диуретики являются средством выбора, поскольку снижают повышенное давление в легочных капиллярах.
Однако при применении как тиазидовых, так и петлевых диуретиков существует риск развития тяжелой гипокалиемии. Кроме того, частота последней возрастает на фоне приема
·2-агонистов, поскольку снижение калия в сыворотке крови развивается вследствие перераспределениея калия внутри и вне клетки посредством прямой стимуляции натриево-калиевых насосов, связанных с мембраной миоцитов [32]. Важно подчеркнуть, что гипокалиемия, кроме негативного влияния на сердечно-сосудистую систему, может играть важную роль в развитии слабости дыхательной мускулатуры и ухудшении вентиляции [33]. Развитию гипокалиемии может также способствовать лечение большими дозами ингаляционных глюкокортикостероидов, и особенно прием системных глюкокортикостероидами, применяющихся при обострении ХОЗЛ, которые усиливают выведение калия с мочой [34]. Следует отметить, что при применении тиазидных диуретиков у пациентов с ХОЗЛ и хронической гиперкапнией существует вероятность возникновения метаболического алкалоза, который усиливает дыхательную недостаточность за счет уменьшения стимулирующего действия СО2 на дыхательный центр [6]. Причем при ХОЗЛ даже небольшая потеря калия отрицательно влияет на работу дыхательной мускулатуры и может способствовать прогрессированию дыхательной недостаточности, что ведет к развитию метаболического алкалоза, угнетению дыхательного центра и существенно ухудшает показатели газообмена. Мочегонные средства также снижают мукозный индекс легких вследствие обезвоживания мокроты и могут привести к ухудшению бронхосанации [6]. Эти данные следует учитывать при выборе гипотензивного препарата (особенно у больных с наличием дыхательной недостаточности). В то же время низкие дозы тиазидных диуретиков у пациентов с ХОЗЛ и АГ эффективны и редко вызывают нежелательные явления. И, конечно, при лечении диуретиками следует проводить мониторинг электролитов, кислорода и углекислого газа в крови.
Бета-адреноблокаторы

·-адреноблокаторы (БАБ) по-прежнему рекомендуют рассматривать как препараты первой линии лечения АГ у больных стенокардией напряжения, перенесших инфаркт миокарда, с признаками сердечной недостаточности, тахиаритмиями, глаукомой, а также у беременных женщин [35]. Их эффективность, положительное влияние на прогноз доказаны в ряде многоцентровых рандомизированных двойных слепых исследований, они снижают риск и частоту сердечно-сосудистых событий, положительно влияют на прогноз, уменьшают клинические проявления заболеваний и улучшают качество жизни больных [36].
БАБ представляют собой весьма неоднородную по своим фармакологическим эффектам группу лекарственных средств, отличающихся по кардиоселективности (способности избирательно блокировать
·1-адренорецепторы миокарда), наличию или отсутствию внутренней симпатомиметической активности, липофильности, вазодилатирующего, мембраностабилизирующего, антиагрегантного и других эффектов. Особенностью кардиоселективных БАБ по сравнению с неселективными является большое сродство к
·1-рецепторам сердца, чем к
·2-адренорецепторам. Следует учитывать, что степень кардиоселективности неодинакова у различных препаратов (табл.1). Препараты с высоким индексом избирательности, например, бисопролол, небиволол являются высокоселективными. Важно отметить, что в больших дозах даже селективные
·1-адреноблокаторы взаимодействуют с
·2-адренорецепторами и могут терять специфичность и ингибировать
·2-рецепторы.
Таблица 1. Коэффициенты избирательности действия БАБ по отношению к
·1-адренорецепторам [37]
Препарат
Индекс селективности

Атенолол
1:35

Бетаксолол
1:35

Бисопролол
1:75

Метопролол
1:20

Небиволол
1:300

Пропранолол
1,8:1 (неселективный)

В гладких мышцах дыхательных путей преобладают (2-адренорецепторы, поэтому в условиях повышения активности симпатоадреналовой системы просвет дыхательных путей расширяется, создаются оптимальные условия для вентиляции легких. Таким образом, неселективные БАБ, способны повышать тонус мелких и средних бронхов, ухудшая тем самым вентиляцию легких и усугубляя гипоксемию. Назначения этих средств при АГ на фоне ХОЗЛ следует избегать.
В миокарде соотношение
·1- и
·2-рецепторов составляет 4 : 1, то есть
·-адренергическая стимуляция сердца осуществляется главным образом через
·1-рецепторы и большинство сердечно-сосудистых эффектов
·-адреноблокаторов связано с блокадой
·1-рецепторов. Поэтому в лечении сердечно-сосудистых заболеваний используют в основном кардиоселективные БАБ, обладающие афинностью к
·1-рецепторам, степень которой является дозозависимой и носит индивидуальный характер. В низких дозах
·1-селективные препараты мало влияют на физиологические реакции, опосредуемые периферическими
·2-адренорецепторами - бронходилатацию, секрецию инсулина, мобилизацию глюкозы из печени, вазодилатацию и сократительную деятельность матки во время беременности, поэтому имеют преимущества по выраженности гипотензивного действия, меньшей частоте побочных эффектов, по сравнению с неселективными. Высокий уровень селективности
·1-адреноблокады дает возможность применения у больных с бронхообструктивыми заболеваниями, у курильщиков, за счет менее выраженной реакции на катехоламины, пациентов с дислипидемией, сахарным диабетом I и II типа, нарушениями периферического кровообращения по сравнению с неселективными и менее селективными БАБ [38].
Кардиоселективные БАБ, в частности, метопролол, бисопролол или небиволол могут оказывать благоприятные эффекты при ХОЗЛ. В то же время в исследовании с применением атенолола у больных АГ не отмечено позитивного влияния на риск развития сердечно-сосудистых событий. Получены данные, свидетельствующие о том, что БАБ при длительном приеме улучшают выживаемость и снижают риск развития обострений у различных категорий пациентов с ХОЗЛ. Показано, что в большинстве случаев польза от их применения существенно превышает риск. В ряде исследований на репрезентативных группах больных показано, что применение кардиоселективных БАБ ассоциировано со снижением смертности у пациентов с ХОЗЛ, перенесших инфаркт миокарда или крупное кардиоваскулярное хирургическое вмешательство [39, 40].
Среди кардиоселективных БАБ, по-видимому, бисопролол оказывает наименьшее влияние на функцию внешнего дыхания (ФВД) у больных ХОЗЛ [41,42] Продемонстрировано, что лечение атенололом приводило к статистически значимому увеличению сопротивления дыхательных путей по сравнению с бисопрололом и плацебо. При этом достоверных изменений параметров ФВД (пиковая скорость выдоха, ОФВ1, форсированная жизненная емкость легких [FVC]) на фоне терапии как атенололом, так и бисопрололом не отмечено.
Эффективной альтернативой бисопрололу у пациентов с ХОЗЛ может быть небиволол [43-45]. Небиволол представляет собой БАБ, обладающий высокой селективностью по отношению к
·1-адренорецепторам и наличием вазодилатирующего действия, что приводящего к существенному снижению АД у пациентов с АГ без ухудшения контрактильности левого желудочка. Влияние небиволола на ФВД изучены в эксперименте, у здоровых добровольцев и у больных бронхиальной астмой и ХОЗЛ [43-45]. В указанных группах небиволол, отличительными свойствами которого являются модуляция эндогенного образования оксида азота и влияние на окислительный стресс, показал хорошую переносимость в отношении респираторных исходов, наряду с хорошим профилем безопасности.
Таким образом, больным ХОЗЛ с наличием АГ могут быть назначены кардиоселективные БАБ в малых дозах под контролем электрокардиограммы и бронхиальной проходимости. Для измерения степени ограничения скорости воздушного потока всем больным ХОЗЛ рекомендовано исследование ФВД с применением метода спирометрии, поскольку он является наиболее доступным и воспроизводимым тестом функции легких [13]. При появлении клинических симптомов ухудшения бронхиальной проходимости и неблагоприятном влиянии на показатели ФВД дозировку БАБ следует уменьшить, а при сохранении снижения функции внешнего дыхания - отменить. Считается, что кардиоселективные БАБ наиболее оптимальны с точки зрения влияния на ФВД [46].
Антагонисты кальциевых каналов
Среди препаратов, применяемых у больных ХОЗЛ с целью снижения АД, важное место занимают антагонисты кальциевых каналов. Кроме того, антагонисты кальция (АК) оказывают антиангинальное действие, тормозят агрегацию тромбоцитов, достоверно уменьшают риск развития мозгового инсульта [47]. В крупномасштабных клинических исследованиях установлено, что степень снижения АД при лечении АК была сопоставимой или отличалась незначительно в сравнении с другими антигипертензивными препаратами [48-52]. Получены убедительные данные о влиянии АК на частоту и тяжесть сердечно-сосудистых осложнений и смертность у больных АГ [48-52]. Продемонстрировано, что АК достоверно снижают риск развития сердечно-сосудистых осложнений на 28%, мозгового инсульта – на 39% и сердечно-сосудистой смертности на 28%, что сопоставимо с клиническими данными по применению БАБ или ингибиторов АПФ.
Вместе с тем АК являются большой и неоднородной по химической структуре и фармакологическим свойствам группой лекарственных средств, которые объединяет их способность блокировать ток кальция внутрь клетки через вольтаж-зависимые кальциевые L-каналы, обнаруженные в гладкомышечных клетках сосудов, миокарде, проводящей системе сердца. По химической структуре АК подразделяются на 3 основные группы: производные дигидропиридина (нифедифин, фелодипин, нитрендипин, амлодипин, лацидипин и др.); производные фенилалкиламина (верапамил и др.); производные бензотиазепина (дилтиазем и др.). В связи со сходными свойствами верапамила и дилтиазема их нередко объединяют в одну группу – недигидропиридиновые АК. Среди свойств недигидропиридиновых АК следует отметить отрицательный хронотропный, инотропный и дромотропный эффекты. Именно поэтому их следует применять с осторожностью в комбинации с лекарственными средствами с подобными гемодинамическими эффектами.
Блокаторы кальциевых каналов считаются препаратами выбора при лечении АГ на фоне ХОЗЛ, поскольку, наряду со способностью расширять артерии большого круга, они оказывают дилатирующее действие на сосуды малого круга кровообращения, снижают легочную гипертензию, обладают бронходилатирующим эффектом, улучшая тем самым вентиляцию легких [53]. Поэтому дополнительным показанием к назначению АК является развитие легочного сердца и вторичной легочной гипертензии. Бронходилатирующие свойства выявлены у фенилалкиламинов, дигидропиридинов короткого и длительного действия, в меньшей степени – у бензодиазепиновых антагонистов кальция. Особенно они эффективны при обострении легочного процесса, когда степень гипоксемии особенно выражена [53].
В ранних исследованиях по применению дигидропиридинов у пациентов с ХОЗЛ, предполагалось возможное ухудшение вентиляционно–перфузионного соотношения и увеличение гипоксемии [53]. Однако в последующих исследованиях установлено незначительное нарастание гипоксемии, которое компенсировалось улучшением показателей центральный гемодинамика [54]. Сокращение гладкой мускулатуры бронхов, секреторная активность слизистых желез бронхиального дерева, высвобождение биологически активных веществ – все это кальцийзависимые процессы. АК могут благоприятно воздействовать на такие патологические звенья бронхиальной обструкции, как бронхоспазм, гиперсекрецию слизи и воспалительный отек слизистой оболочки бронхов [55,56].
Следует подчеркнуть, что в больших дозах АК могут подавлять компенсаторную вазоконстрикцию мелких бронхиальных артериол и приводить к нарушению вентиляционно–перфузионного соотношения и усилению гипоксемии. Поэтому, при необходимости усиления гипотензивного эффекта АК при ХОЗЛ целесообразнее не увеличивать дозу препарата, а добавить гипотензивный препарат другого класса (диуретик, блокатор ангиотензиновых рецепторов, ингибитор АПФ).
Ингибиторы АПФ
Многочисленные клинические и экспериментальные исследования подтвердили, что ингибиторы АПФ по антигипертензивной активности сопоставимы с другими основными классами препаратов, применяемыми для лечения АГ, но превосходят большинство из них по органопротективному действию [57]. Подавляя активность как плазменных, так и тканевых звеньев ренин-ангиотензиновой системы, ингибиторы АПФ могут предотвращать и даже вызывать обратное развитие изменений, происходящих в органах-мишенях при АГ. Этому классу лекарственных средств отводится важное место в лечении пациентов высокого кардиоваскулярного риска. В рекомендациях Европейского общества кардиологов и Американской коллегии кардиологов и Американской ассоциации кардиологов (АСС/АНА) подчеркивается, что ингибиторы АПФ являются стандартной терапией у пациентов с подтвержденным сердечно-сосудистым заболеванием [58]. Установлено, что ингибиторы АПФ снижают частоту сердечно-сосудистых событий у пациентов с дисфункцией левого желудочка [58], лиц с высоким кардиоваскулярным риском [59], а также снижают риск развития инфаркта миокарда при сахарном диабете [60]. Для ингибиторов АПФ характерны ренопротективные свойства, в частности, замедление прогрессирования диабетической и недиабетической нефропатии [61,62].
Проблемы применения ингибиторов АПФ у больных с бронхообструктивным синдромом неоднократно обсуждались. И связаны они, прежде всего, с накоплением бронхоирритантов (брадикинин, субстанция Р, оксид азота) и появлением или усугублением кашля с возможным усилением бронхообструктивного синдрома [63]. Установлено, что частота этого нежелательного явления достигает 5–20%, причем среди больных без сопутствующей патологии [64]. Обычно кашель сухой, непродуктивный и ошибочно может быть расценен как обострение ХОЗЛ с соответствующей коррекцией терапии: усилению противовоспалительной и бронходилатирующей терапии, что, в свою очередь, ведет к усугублению течения АГ, микроциркуляторным расстройствам и ухудшению качества жизни больных.
К сожалению, исследований, включающих пациентов с АГ и ХОЗЛ, принимавших ингибиторы АПФ недостаточно, в них небольшое количество участников и короткий период наблюдения, не проводилась рандомизации и отсутствовали контрольные группы. Установлено, что на фонеприема ингибиторов АПФ наблюдалось снижение частоты госпитализаций вследствие обострений ХОЗЛ. При этом побочные эффекты встречались редко; отмечена хорошая переносимость терапии. Mortensen E.M. и соавт. опубликовали результаты двух исследований, в которых было продемонстрировано снижение 30-дневной летальности среди пациентов [65, 66], принимавших до пневмонии ингибиторы АПФ и статины. Продемонстрировано, что ингибиторы АПФ могут оказывать благоприятное влияние на функцию скелетных мышц и сопутствующую сердечно-сосудистую патологию у больных ХОЗЛ [67]. В небольшом исследовании [68] показано, что у больных ХОЗЛ лечение каптоприлом в дозе 25 мг/сут, ассоциировалось с более низким давлением в легочной артерии при физической нагрузке, умеренным снижением легочного сосудистого сопротивления, повышением сатурации кислорода в смешанной венозной крови (SvО2) и более низкими уровнями лактата. Кроме того, ингибиторы АПФ могут уменьшать частоту гипокалиемии, ассоциированной с приемом
·2-агонистов, часто применяющихся у пациентов с ХОЗЛ [69].
Таким образом, ингибиторы АПФ не противопоказаны для лечения больных АГ с ХОЗЛ, однако при планировании такой терапии следует учитывать возможность развития побочных эффектов препаратов. В этом случае хорошей альтернативой могут быть блокаторы рецепторов ангиотензина II.
Блокаторы рецепторов к ангиотензину II (БРА)
БРА оказывают положительное влияние на состояние всех органов-мишеней, снижают риск развития всех сердечно-сосудистых осложнений и характеризуются наиболее высокой приверженностью пациентов к лечению (уровень доказательности А) [70,71]. Антигипертензивная
· эффективность БРА не зависит от активности РААС, пола и возраста пациентов. Несомненным достоинством этого класса препаратов при лечении АГ является наличие убедительных доказательств значительно меньшей частоты развития респираторных симптомов в виде кашля и бронхоконстрикторных реакций в сравнении с ингибиторами АПФ, поскольку БРА не вызывают накопления бронхоирритантов [72] из-за отсутствия влияния на АПФ и, соответственно, деградацию брадикинина и субстанции Р.
Продемонстрировано, что при ХОЗЛ происходит активация как симпатико-адреналовой, так и ренин-ангиотензиновой систем [73-75], с возможной реализацией их соответствующего потенциала неблагоприятных системных эффектов. В эксперименте на модели правожелудочковой сердечной недостаточности у крыс показано, что блокатор АТ1 рецепторов ирбесартан предупреждает развитие мышечной атрофии [76]. В клинических исследованиях установлено, что антагонисты рецепторов ангиотензина II 1-го типа (АТ1) ингибируют ренин-ангиотензиновую и симпатико-адреналовую системы [77], увеличивают продолжительность и улучшают качество жизни пациентов с сердечной недостаточностью. Показано, что у пациентов с левожелудочковой сердечной недостаточностью лечение ингибиторами АМФ сопровождалось улучшением [78] максимального респираторного давления на вдохе (Pimax). Активация ренин-ангиотензиновой системы ассоциируется с развитием вторичного эритроцитоза у больных ХОЗЛ с гипоксемией [79,80]. Кроме того, АТ1 рецепторы в большом количестве (до 85%) экспрессируются в легких [81], модулируют апоптоз клеток альвеолярного эпителия [82] и рост фибробластов легких [83]. Таким образом, потенциально блокаторы АТ1 рецепторов способны оказывать влияние на гематокрит и функцию легких при ХОЗЛ.
Данные генетических исследований свидетельствуют о том, что у здоровых лиц увеличенная активность АПФ и увеличение содержания ангиотензина II в плазме позволяют развивать большую силу, по-видимому, через гипертрофию скелетных мышц. Пониженная концентрация ангиотензина II в крови предполагается, опосредует повышенную производительность и выносливость посредством изменения энергетического субстрата, типа мышечных волокон и экономизации энергетических ресурсов организма. Продемонстрировано, что у больных с хронической сердечной недостаточностью уменьшение активности АПФ приводит к уменьшению выраженности синдрома утомления и увеличению физической работоспособности.
В ранее проведенных исследованиях [84, 85] сравнивалась частота появления кашля на фоне лечения БРА у больных АГ и указанием в анамнезе на развитие кашля на фоне приема ингибиторов АПФ. В первое исследование [84] вошло 84 некурящих пациентов пожилого возраста с АГ и наличием в анамнезе сухого кашля, связанного с приемом ингибиторов АПФ, рандомизированных на прием лизиноприла (10 мг/сут), лозартана (50 мг/сут) и метолазона (1 мг/сут). Период наблюдения составил 10 нед. Продемонстрировано, что частота сухого кашля была значительно меньше в группе лозартана в сравнении с группой лизиноприла (18% против 97%) и аналогична группе мeтолазона (21%). Во втором исследовании [85] 129 больных АГ с отмеченным в анамнезе развитием сухого кашля в ответ на прием ингибиторпов АПФ, после отмывочного периода (2 нед.), были рандомизированы на прием валсартана 80 мг/сут, лизиноприла 10 мг/сут или гидрохлортиазида 25 мг/сут. Длительность исследования составила 6 нед. Установлено, что при сопоставимом антигипертензивном ответе во всех исследуемых группах, по данным среднего систолического и диастолического АД, частота появления сухого кашля через 3 и 6 нед в группе валсартана была значительно меньше, чем в группе лизиноприла (19,5% против 68,9%, р<0,001), и существенно не отличалась от данных пациентов, получавших гидрохлоротиазид (19,0%). В то же время в группе гидрохлортиазида у 3 пациентов из-за развития метаболических нарушений лечение было прекращено.
В исследовании В.С.Задионченко [28], включавшем больных АГ 1-2-й степени в сочетании с ХОЗЛ II-III стадии, продемонстрирована высокая эффективность и безопасность эпросартана. Установлена статистически и клинически значимая нормализация показателей суточного мониторирования АД с коррекцией патологических типов суточных кривых за счет уменьшения количества пациентов с повышением или отсутствием снижения АД в ночной период. Выявлено позитивное влияние терапии на степень системного воспаления в виде уменьшения концентрации С-реактивного белка, снижение интенсивности оксидативного стресса с активацией антиоксидантной защиты у пациентов с АГ и ХОЗЛ. Авторы заключили, что результаты исследования открывают перспективы для дальнейшего изучения потенциальных возможностей влияния антигипертензивных препаратов на общие патогенетические звенья ХОЗЛ и АГ, свидетельствуют о наличии плеотропных эффектов исследуемого препарата и могут служить дополнительными критериями эффективности антигипертензивной терапии в исследуемой клинической группе.
Кроме того, экспериментально установлено, что применение лозартана способно предотвращать повреждение легких, вызванное сигаретным дымом, что может быть особенно актуальным у пациентов с ХОЗЛ [86]. Продемонстрировано, что БРА уменьшают повреждение паренхимы легких за счет противовоспалительного действия и снижения выраженности утолщения стенок воздухоносных путей. Возможно, эти экспериментальные данные в дальнейшем могут быть использованы для лечения пациентов с ХОЗЛ.
Учитывая активное участие САС и РААС в патогенезе ХОЗЛ, развитии системных проявлений заболевания, применение антагонистов рецепторов к антиотензину II представляется весьма перспективным не только в связи с их прямым антигипертензивным эффектом, но и с возможным плейотропным влиянием на системные проявления ХОЗЛ [73].
Большинству пациентов с АГ для достижения целевого уровня АД требуется назначение более одного гипотензивного препарат [87]. В таблице 2 представлены наиболее часто применяющиеся комбинации антигипертензивных средств у пациентов с АГ. Показано, что комбинированная терапия, включавшая тиазидный диуретик, ассоциировалась со значительно более низким риском госпитализаций в связи с декомпенсацией сердечной недостаточности у больных без указаний на это осложнение в анамнезе [31].
Таблица 2. Возможные комбинации антигипертензивных препаратов [88]
Комбинация препаратов
Примеры

Ингибиторы АПФ и антагонисты кальция
Амлодипин-беназеприл,
эналаприл-фелодипин

Ингибиторы АПФ и диуретики
Лизиноприл-гидрохлортиазид

Антагонисты рецепторов ангиотензина II и диуретики
Лозартан-гидрохлортиазид


·-блокаторы и диуретики
Бисопролол-гидрохлортиазид

Препараты центрального действия и диуретик
Метилдопа-гидрохлортиазид

Диуретик и диуретик
Триамтерен-гидрохлортиазид

Определение тактики ведения и выбор лечебной стратегии у пациентов с ХОЗЛ и АГ суммированы на рис.1, 2 [89].

13 SHAPE \* MERGEFORMAT 1415
13 SHAPE \* MERGEFORMAT 1415

Таким образом, вопросы причинно-следственных связей АГ и ХОЗЛ являются достаточно сложными и неоднозначными. Проблема адекватной терапии АГ у больных ХОБЛ достаточно актуальна. Выбор оптимальной тактики лечения является непростой задачей. С этой точки зрения необходимы длительные проспективные исследования у больных коморбидной патологией с разработкой новых терапевтических стратегий.
Литература
1 Материалы сайта [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
2 Ezzati M., Lopez A., Rodgers A., Vander Hoorn S., Murray C. J. L. eds. Comparative Quanti-fication of Health Risks: Global and Regional Burden of Disease Attributable to Selected Major Risk Factors. Geneva: World Health Organization; 2004.
3 Lozano R, Naghavi M, Foreman K, et al. Global and regional mortality from 235 causes of death for 20 age groups in 1990 and 2010: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2010. Lancet 2012; 380: 2095-2128.
4 Бобров В.А., Фуштей И.М., Боброва В.И. Системная артериальная гипертензия при хронической бронхиальной обструкции: современные взгляды и новые понимания / В.А. Бобров, И.М. Фуштей, В.И. Боброва // Тер. архив. 1995. -№3. - С. 24-28.
5 Дворецкий Л. И. Клинические рекомендации по лечению больных ХОБЛ в сочетании с артериальной гипертензией и другой патологией / Л.И. Дворецкий // Рус. мед. журн. 2005. - Vol. 13, №10. - Р. 672675.
6 Задионченко B.C. Артериальная гипертония при хронической обструктивной болезни легких / B.C. Задионченко // М.: Анахарсис, 2005.- 176с.
7 Карпов P.C. Сердце-легкие: патогенез, клиника, функциональная диагностика и лечение сочетанных форм ишемической болезни сердца и хронических обструктивных болезней легких / Р.С.Карпов, В.А. Дудко, Кляшев С М, 2004
8 Echave J. et al. Comorbidity in COPD in Spain. Am J Respir Crit Care Med 2009; 179: A1462.
9 Коваленко В.М. Регіональні особливості рівня здоров’я народу України / Коваленко В.М., Корнацький В.М.- К.: Національний науковий центр «Інститут кардіології ім. акад. М.Д. Стражеска», 2011.- 165 с
10 Воронков Л.Г. Хроническая сердечная недостаточность и хроническое обструктивное заболевание легких // Серцева недостатність. -2010. - N 1. -С.12-19.
11 Фещенко Ю.И., Яшина Л.А., Полянская М.А. Основы спирометрии и ее особенности при хроническом обструктивном заболевании легких // Астма та алергія.- 2012.- №2.- С.22-27.
12 Galie N., Hoeper M.M., Humbert M. et al. Guidelines for the diagnosis and treatment of pulmonary hypertension // Eur Respir J.- 2009.- Vol.34.-P.1219-63.
13 Global strategy for the diagnosis, management, and prevention of chronic obstructive pulmonary disease (revised 2011). www.goldcopd.com
14 Young I.H., Daviskas E., Keena V.A. Effect of low dose nebulised morphine on exercise endurance in patients with chronic lung disease // Thorax.- 1989.- Vol.44.-P.387-90.
15 WHO Key Facts COPD: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
16 Crisafulli E, Costi S, Luppi F et al. Role of comorbidities in a cohort of patients with COPD undergoing pulmonary rehabilitation. Thorax 2008; 63: 487–492
17 Sin DD. Is COPD Really a Cardiovascular Disease? Chest 2009; 136: 329–330.
18 Engstrom C.P., Persson L.O., Larsson S., Sullivan M. Health-related quality of life in COPD: why both disease-specific and generic measures should be used // Eur. Respir. J.- 2001.- Vol. 18(1).- P.69-76.
19 Garcнa-Olmos L., Alberquilla A., Ayala V. et al. Comorbidity in patients with chronic obstructive pulmonary disease in family practice: a cross sectional study // BMC Fam Pract.- 2013.- Jan 16; 14:11. Epub 2013 Jan 16.
20 Anthonisen NR, Connett JE, Enright PL et al. Lung Health Study Research Group. Hospitalizations and mortality in the Lung Health Study. Am J Respir Crit Care Med 2002; 166: 333–9
21 Heindl S., Lehnert M., Criee C.P. et al. Marked sympathetic activation in patients with chronic respiratory failure // Am J Respir Crit Care Med. – 2001. – № 164. – С. 597–601.
22 Sin D.D., Man S.F. Why are patients. with chronic obstructive pulmonary disease at increased risk of cardiovascular diseases? The potentialrole of systemic infl ammation in chronic obstructive pulmonary disease // Circulation. – 2003. – № 107. – С. 1514–1519.
23 Мухарлямов Н.М., Саттбеков Ж.С., Сучков В.В. Системная артериальная гипертензия у больных хроническими неспецифическими заболеваниями легких. Кардиология. 1974; №12(34). С. 5561.
24 Задионченко В.С., Адашева Т.В., Федорова И.В. и др. Артериальная гипертония и хроническая обструктивная болезнь легких - клинико-патогенетические параллели и возможности терапии // Российский кардиологический журнал. – 2009.- № 6.-С. 62-69.
25 Ольбинская Л.И., Белов А.А., Опаленков Ф.В. Суточный профиль артериального давления при хронических обструктивных заболеваниях легких и при сочетании с артериальной гипертензией //Российский кардиологический журнал. –2000. –№2 (22) –с. 20– 25.
26 Задионченко В.С., Адашева Т.В., Шилова Е.В. и др. Клинико-функциональные особенности артериальной гипертонии у больных хроническими обструктивными болезнями легки // Кардиология.- 2003.- №9. – С..535.
27 Павлов С.В. Состояние органов-мишеней у больных артериальной гипертонией в сочетании с хронической обструктивной болезнью легких в процессе антигипертензивной терапии // Автореф канд.мед.н., Москва, 2013.- 24 с.
28 Задионченко В.С., Ли В.В., Адашева Т.В. и др. Артериальная гипертония у больных хронической обструктивной болезнью легких (20-летний опыт изучения) // Медицинский совет.- 2012.- № 10. - С.10-17.
29 Mancia G, De Backer G, Dominiczak A et al. 2007 Guidelines for the Management of Arterial Hypertension. The Task Force for the Management of Arterial Hypertension of the European Society of Hypertension (ESH) and of the European Society of Cardiology (ESC). J Hypertens 2007; 25: 1105–1187.
30 Psaty B., Smith N.L., Siscovick D.S. et al. Health outcomes associated with antihypertensive therapies used as first-line agents. An systematic review and meta-analysis // JAMA, 1997; 277: 739-745.
31 Herrin MA, Feemster LC, Crothers K, Uman JE, Bryson CL, Au DH. Combination antihypertensive therapy among patients with COPD. Chest. 2013;143(5):1312–1320
32 Tveskov, C., Djurhuus, M.S., Klitgaard, N.A., Egstrup, K. (1994). Potassium and magnesium distribution, ECG changes, and ventricular ectopic beats during beta 2-adrenergic stimulation with terbutaline in healthy subjects. Chest 106, 1654-1659
33 Saifakas N.M., Vermeire P., Pride N.B. et al. Optimal assessment and management of chronic obstructive pulmonary disease (COPD) // Eur. Respir. J.- 1995.- Vol. 8.- P.1398-1420
34 Wong CS, Pavord ID, Williams J, Britton JR, Tattersfield AE. Bronchodilator, cardiovascular, and hypokalaemic effects of fenoterol, salbutamol, and terbutaline in asthma. Lancet. 1990;336(8728): 1396–1399.
35 2013 ESH/ESC Guidelines for themanagement of arterial hypertension The Task Force for the management of arterial hypertension of the European Society of Hypertension (ESH) and of the European Society of Cardiology (ESC) // Eur. Heart J.- 2013.- P.3-72
36 Чазова И.Е. Артериальная гипертония и хроническая обструктивная болезнь легких // Consilium medicum. – 2006. – Т. 8, № 2.
37 Cruickshank J.M. Правильно ли мы оцениваем роль
·-адреноблокаторов? // Therapia. Укр. Медич. Вісник.- 2008.- №7-8.- С.46-61.
38 Руководство по кардиологии: учебное пособие в 3 т. / под ред. Сторожакова Г.И., Горбаченкова А.А. - 2009. - Т. 3. - 512 с.: ил.
39 Chen J., Radford M.J., Wang Y.et al. Effectiveness of beta-blocker therapy after acute myocardial infarction in elderly patients with chronic obstructive pulmonary disease or asthma // J Am Coll Cardiol. – 2001.- Vol. 37(7).-P.1950-6
40 Dranseld M. T., Rowe S. M., Johnson J. E., Bailey W. C., Gerald L. B. Use of beta blockers and the risk of death in hospitalised patients with acute exacerbations of COPD // Thorax.- 2008.- Vol. 63.-P. 301–305.
41 Chatterjee SS. The cardioselective and hypotensive effects of bisoprolol in hypertensive asthmatics. J Cardiovasc Pharmacol. 1986;8 Suppl 11: S74–S77.
42 Dorow P, Bethge H, Tцnnesmann U. Effects of single oral doses of bisoprolol and atenolol on airway function in nonasthmatic chronic obstructive lung disease and angina pectoris. Eur J Clin Pharmacol. 1986;31(2):143–147
43 Cockcroft JR, Pedersen ME.
·-blockade: benefits beyond blood pressure reduction? J Clin Hypertens (Greenwich). 2012;14(2):112–120.
44 Dal Negro R. Pulmonary effects of nebivolol. Ther Adv Cardiovasc Dis. 2009;3(4):329–334.
45 Bielecka-Dabrowa A, Aronow WS, Rysz J, Banach M. Current place of beta-blockers in the treatment of hypertension. Curr Vasc Pharmacol. 2010;8(6):733–741.
46 Стаценко М.Е., Иванова Д.А., Спорова О.Е. и др. Применение
·-адреноблокаторов у больных с хронической сердечной недостаточностью и сопутствующей хронической обструктивной болезнью легких // Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2008. № 8. С. 58–63.
47 Беловол А.Н., Князькова И.И. Клиническая эффективность антагониста кальция амлодипина // Мистецтво лікування.- 2010.- №4 (70).- С.91-96.
48 Staessen JA, Fagard R, Thijs. et al. Randomied double-blind comparison of placebo and active treatment for older patients with isolated systolic hypertension. Lancet 1997:350:754-64.
49 Hansson L., Lindholm L.H., Ekbom T. et al. Randomised trial of old and new antihypertensive drugs in elderly patients: Cardiovascular mortality and morbidity. The Swedish Trial in Old Patients with Hypertension2 Study // Lancet.- 1999.- Vol. 354.- P.1751–1766.
50 Major outcomes in high–risk hypertensive patients randomized to angiotensin–converting enzyme inhibitor or calcium channel blocker vs diuretic: The Antihypertensive and Lipid–Lowering Treatment to Prevent Heart Attack Trial (ALLHAT). ALLHAT Officers and Coordinators for the ALLHAT Collaborative Research Group. The Antihypertensive and Lipid–Lowering Treatment to Prevent Heart Attack Trial. JAMA. 2002 Dec 18;288(23):2981–97
51 Zanchetti A., Bond M.G., Henning M. et al. Risk factors associated with alterations in carotid intima-media thickness in hypertension: baseline data from the European Lacidipine Study on Atherosclerosis // J. Hypertension. – 1998. – Vol. 16. – P. 949-961
52 The Task Force for the management of arterial hypertension of the European Society of Hypertension and of the European Society of Cardiolody. 2007 Guidelines for the management of arterial hypertension // J Hypertens. 2007; 25: 1105–1187.
53 Melot C, Hallemans R, Naeije R, Mols P, Lejeune P. Deleterious effect of nifedipine on pulmonary gas exchange in chronic obstructive pulmonary disease. Am Rev Respir Dis. 1984;130(4):612–616.
54 Bratel T, Hedenstierna G, Nyquist O, Ripe E. The use of a vasodilator, felodipine, as an adjuvant to long-term oxygen treatment in COLD patients. Eur Respir J. 1990;3(1):46–54.
55 Адашева Т.В., Фёдорова И.В., Задионченко В.С. Антигипертензивная терапия у больных хронической обструктивной болезнью лёгких: преимущества антагонистов кальция // Рациональная фармакотерапия в кардиологии. – 2008. – № 5. – С. 39–45
56 Карпов Ю.А. Артериальная гипертензия у больных с сопутствующими состояниями и заболеваниями: как выбрать оптимальное лечение // Русский медицинский журнал. – 2008. – 16 (21). – С. 1445–1457.
57 Беловол А.Н., Князькова И.И. Место лозартана в лечении артериальной гипертензии // Мистецтво лікування.- 2010.- №2 (68).- С.7-11.
58 Smith Jr SC, Allen J, Blair SN, et al. AHA/ACC guidelines for secondary prevention for patients with coronary and other atherosclerotic vascular disease: 2006 update endorsed by the National Heart, Lung, and Blood Institute // J Am Coll Cardiol 2006 May 16; 47 (10): 2130-9
38 Pfeffer MA, Braunwald E, Moye LA, et al. Effect of captopril on mortality and morbidity in patients with left ventricular dysfunction after myocardial infarction: results of the Survival And Ventricular Enlargement trial. The SAVE Investigators // N Engl J Med 1992 Sep 3; 327 (10): 669-77
59 Yusuf S, Sleight P, Pogue J, et al. Effects of angiotensin-converting enzyme inhibitor, ramipril, on cardiovascular events in high-risk patients. The Heart Outcomes Prevention Evaluation Study Investigators // N Engl J Med 2000 Jan 20; 342 (3): 145-53
60 Estacio RO, Jeffers BW, Hiatt WR, et al. The effect of nisoldipine as compared with enalapril on cardiovascular outcomes in patients with non-insulin-dependent diabetes and hypertension. N Engl J Med 1998 Mar 5; 338 (10): 645-52
61 Lewis EJ, Hunsicker LG, Bain RP, et al. The effect of angiotensin-converting-enzyme inhibition on diabetic nephropathy. The Collaborative Study Group // N Engl J Med 1993 Nov 11; 329 (20): 1456-62
62 Maschio G, Alberti D, Janin G, et al. Effect of the angiotensin-converting-enzyme inhibitor benazepril on the progression of chronic renal insufficiency. The Angiotensin- Converting-Enzyme Inhibition in Progressive Renal Insufficiency Study Group // N Engl J Med 1996 Apr 11; 334 (15): 939-45
63 Задионченко В.С., Адашева Т.В., Ли В. В. и др. Артериальная гипертензия и хроническая обструктивная болезнь легких - проблемы выбора терапии // Ленчащий врач.- 2012.- №7.
64 Israili ZH, Hall WD. Cough and angioneurotic edema associated with angiotensin-converting enzyme inhibitor therapy. A review of the literature and pathophysiology. Ann Intern Med. 1992;117(3):234–242.
65. Mortensen EM, Restrepo MI, Anzueto A, Pugh J. The effect of prior statin use on 30-day mortality for patients hospitalized with communityacquired pneumonia. Respir Res 2005;6:82–8.
66. Mortensen EM, Restrepo MI, Anzueto A, Pugh J. The impact of prior outpatient ACE inhibitor use on 30-day mortality for patients hospitalized with community-acquired pneumonia. Pulm Med 2005;13:12.
67. Shrikrishna D, Astin R, Kemp PR, Hopkinson NS. Renin-angiotensin system blockade: a novel therapeutic approach in chronic obstructive pulmonary disease. Clin Sci (Lond). 2012;123(8):487–498.
68 Kanazawa H, Hirata K, Yoshikawa J. Effects of captopril administration on pulmonary haemodynamics and tissue oxygenation during exercise in ACE gene subtypes in patients with COPD: a preliminary study. Thorax. 2003;58(7):629–631.
69 Mancini GBJ, Noschese P, D’Amato G, Matera MG. Reduction of Morbidity and Mortality by Statins, Angiotensin-Converting Enzyme Inhibitors, and Angiotensin Receptor Blockers in Patients With Chronic Obstructive Pulmonary Disease. J. Am. Coll. Cardiol 2006; 47: 2554–2560.
70 Strauss MH, Hall AS.Doangiotensin receptor blockers increase the risk of myocardial infarction?: Angiotensin Receptor Blockers May increase risk of Myocardial Infarction: Unraveling the ARB-MI Paradox // Circulation.- 2006.- Vol.114.-P.838–854.
71 Blood Pressure Lowering Treatment Trialists’ Collaboration. Effects of different blood-pressure-lowering regimens on major cardiovascular events: results of prospectively-designed overviews of randomised trials // Lancet.- 2003.- Vol.362.-P.1527–1535.
72 Dart R.A., Gollub S., Lazar J. et al. Treatment of Systemic Hypertension in Patients With Pulmonary Disease*: COPD and Asthma // Chest. – 2003.- Vol.123(1).-P.222-243.
73 Andreas S, Anker SD, Scanlon PD, Somers VK. Neurohumoral activation as a link to systemic manifestation of chronic lung disease. Chest 2005; 128: 3618–3624.
74 Heindl S, Lehnert M, Crieґe CP, HasenfuЯ G, Andreas S. Marked sympathetic activation in patients with chronic respiratory failure. Am J Respir Crit Care Med 2001; 164: 597–601.
75 Stewart AG, Waterhouse JC, Billings CG, Baylis P, Howard P. Effects of angiotensin converting enzyme inhibition on sodium excretion in patients with hypoxaemic chronic obstructive pulmonary disease. Thorax 1994; 49: 995–998.
76 Dalla Libera L, Ravara B, Angelini A, et al. Beneficial effects on skeletal muscle of the angiotensin II type 1 receptor blocker irbesartan in experimental heart failure. Circulation 2001; 103: 2195–2200.
77 Esler M. Differentiation in the effects of the angiotensin II receptor blocker class on autonomic function. J Hypertens 2002; 20: Suppl. 5, S13–S19.
78 Coirault C, Hagege A, Chemla D, Fratacci MD, Guerot C, Lecarpentier Y. Angiotensin-converting enzyme inhibitor therapy improves respiratory muscle strength in patients with heart failure. Chest 2001; 119: 1755–1760.
79 Mrug M, Stopka T, Julian BA, Prchal JF, Prchal JT. Angiotensin II stimulates proliferation of normal early erythroid progenitors. J Clin Invest 1997; 100: 2310–2314.
80 Vlahakos DV, Kosmas EN, Dimopoulou I, et al. Association between activation of the renin–angiotensin system and secondary erythrocytosis in patients with chronic obstructive pulmonary disease. Am J Med 1999; 106: 158–164.
81 Llorens-Cortes C, Greenberg B, Huang H, Corvol P. Tissular expression and regulation of type 1 angiotensin II receptor subtypes by quantitative reverse transcriptasepolymerase chain reaction analysis. Hypertension 1994; 24: 538–548.
82 Wang R, Zagariya A, Ibarra-Sunga O, et al. Angiotensin II induces apoptosis in human and rat alveolar epithelial cells. Am J Physiol 1999; 276: L885–L889.
83 Molteni A, Ward WF, Ts’ao CH, et al. Cytostatic properties of some angiotensin I converting enzyme inhibitors and of angiotensin II type I receptor antagonists. Curr Pharm Des 2003; 9: 751–761.
84 Chan, P, Tomlinson, B, Huang, TY, et al Double-blind comparison of losartan, lisinopril, and metolazone in elderly hypertensive patients with previous angiotensin-converting enzyme inhibitor-induced cough.J Clin Pharmacol1997;37,253-257.
85 Benz, J, Oshrain, C, Henry, D, et al Valsartan, a new angiotensin II receptor antagonist: a double-blind study comparing the incidence of cough with lisinopril and hydrochlorothiazide.J Clin Pharmacol1997;37,101-107.
86 Podowski M., Calvi C., Metzger S. et al. Angiotensin receptor blockade attenuates cigarette smoke–induced lung injury and rescues lung architecture in mice // J Clin Invest.- 2012.- Vol. 122(1).-P. 229–240.
87 Gradman AH, Basile JN, Carter BL, Bakris GL; American Society of Hypertension Writing Group. Combination therapy in hypertension. J Am Soc Hypertens. 2010;4(1):42–50
88 Chandy D, Aronow W.S., Banac M. Current perspectives on treatmentof hypertensive patients with chronicobstructive pulmonary disease // Integr Blood Press Control. 2013; 6: 101–109.
89 Диагностика и лечение пациентов с артериальной гипертонией и хронической обструктивной болезнью легких (Рекомендации Российского медицинского общества по артериальной гипертонии и Российского респираторного общества) / Чазова И.Е., Чучалин А.Г., Зыков К.А, Ратова Л.Г. // Системные гипертензии.- 2013,- №1.- C.5-34




Эндотелиальная дисфункция, сосудистое повреждение, атерогенез

гипоксия
гиперкапния
воспаление

Увеличение уровня цитокинов, свободных радикалов, супероксид-аниона

Увеличение уровня молекул адгезии
Е-селектин
СРБ

Снижение уровня антиоксидантов, глютатиона, супероксиддисмутазы

Рис.1. Сердечно-сосудистые заболевания и ХОЗЛ: патогенетические параллели [28]. Сокращения: СРБ – С-реактивный белок.

Рис.1. Лечение АГ у пациентов с ХОЗЛ [89].

Алгоритм лечения АГ у пациентов с ХОЗЛ

АГ
Низкий / средний риск

АГ
Высокий / очень высокий риск

Немедикаментозное лечение в течение 1-3 мес

Назначить антигипертензивную терапию + немедикаментозное лечение

При недостижении целевого уровня АД назначить антигипертензивную терапию + немедикаментозное лечение

ХОЗЛ
Предпочтительно назначение БРА/ИАПФ или АК, или их комбинации

ХОЗЛ + БА
Предпочтительно назначение БРА или АК, или их комбинации


+ ТД или высокоселективный БАБ

Целевой уровень АД не достигнут через 2-3 нед

+ ТД
Не назначать БАБ

Целевой уровень АД не достигнут через 2-3 нед

Рис.2. Антигипертензивная терапия для достижения целевого уровня артериального давления у пациентов с ХОЗЛ и/или бронхиальной астмой [89]. Сокращения: АГ – артериальная гипертензия; АД – артериальное давление; АК – антагонист кальция; БА – бронхиальная астма; БАБ –
·-адреноблокатор; БРА – блокатор рецепторов ангиотензина II; ИАПф – ингибитор ангиотензинпревращающего фермента; КДБА - короткодействующих
·-агони-
сты (сальбутамол, фенотерол); ТД – тиазидный диуретик

БРА или ИАПФ + АК + ТД + высокоселективный БАБ

Целевой уровень АД не достигнут через 2-3 нед

Направить больного на консультацию к кардиологу и пульмонологу

При назначении бронхолитической терапии необходимо максимальное достижение контроля ХОЗЛ и/или БА, минимизируя дозировки КДБА и М-холинолитиков. Предпочтительно использовать комбинации препаратов, снижая дозу каждого из них

Лечение АГ у пациентов с ХОЗЛ



15

Приложенные файлы

  • doc 7028675
    Размер файла: 211 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий