Abdujalil URINBOYEV, Chief Specialist, Agency on Intellectual Property of the Republic of Uzbekistan, Tashkent.


R
WIPO/GRTKF/IC/32/11
ОРИГИНАЛ: АНГЛИЙСКИЙ
Дата: 27 февраля 2017 г.
Межправительственный комитет по интеллектуальной собственности, генетическим ресурсам, традиционным знаниям и фольклору
Тридцать вторая сессия
Женева, 28 ноября – 2 декабря 2016 г.
отчет
принят Комитетом
Тридцать сторая сессия (МКГР-32) Межправительственного комитета по интеллектуальной собственности, генетическим ресурсам, традиционным знаниям и фольклору («Комитет» или «МКГР») была созвана Генеральным директором Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) и прошла в Женеве 28 ноября – 2 декабря 2016 г.
На сессии были представлены следующие государства: Алжир, Ангола, Аргентина, Австралия, Азербайджан, Беларусь, Боливия (Многонациональное Государство), Босния и Герцеговина, Ботсвана, Бразилия, Канада, Чили, Китай, Колумбия, Куба, Кипр, Чешская Республика, Дания, Доминиканская Республика, Египет, Эквадор, Сальвадор, Эстония, Фиджи, Финляндия, Франция, Грузия, Гана, Греция, Гватемала, Святой Престол, Венгрия, Индия, Индонезия, Иран (Исламская Республика), Ирак, Израиль, Италия, Ямайка, Япония, Кения, Латвия, Ливан, Литва, Малайзия, Малави, Мальта, Мавритания, Мексика, Монако, Мозамбик, Мьянма, Непал, Новая Зеландия, Нигер, Нигерия, Норвегия, Парагвай, Перу, Филиппины, Польша, Португалия, Республика Корея, Румыния, Российская Федерация, Саудовская Аравия, Сенегал, Словакия, Южная Африка, Испания, Шри-Ланка, Судан, Швеция, Швейцария, Таджикистан, Таиланд, Того, Тринидад и Тобаго, Тунис, Туркменистан, Турция, Уганда, Украина, Объединенные Арабские Эмираты, Соединенное Королевство, Соединенные Штаты Америки, Узбекистан, Вануату, Венесуэла (Боливарианская Республика), Йемен and Зимбабве (91). Европейский союз (ЕС) и его государства-члены были также представлены в качестве члена Комитета.
Постоянное представительство Палестины участвовало в сессии в качестве наблюдателя.
Следующие межправительственные организации (МПО) приняли участие в качестве наблюдателей: Африканский союз (АС), Европейская патентная организация (ЕПО), Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (ФАО), Организация исламского сотрудничества (ОИС) and Центр по проблемам Юга (SC) (5).
Представители следующих неправительственных организаций (НПО) приняли участие в качестве наблюдателей: Ассамблея армян Западной Армении; Американская ассоциация права интеллектуальной собственности (ААПИС); Ассоциация международного коллективного управления правами на аудиовизуальные произведения (AGICOA); организация «Зов Земли» (COE); Коалиция гражданского общества (CSC); Юридическая комиссия по вопросам саморазвития народов андских стран (CAPAJ); Международная федерация «Сroplife International» (CROPLIFE); организация «EcoLomics International»; Европейская ассоциация студентов-юристов (ЭЛСА); Всемирный комитет Друзей по консультациям (FWCC); «Франс Либерте» Фонд Даниэль Миттеран; Программа в области здравоохранения и окружающей среды (HEP); Организация «Инкоминдиос – Швейцария»; Индейский совет Южной Америки (CISA); Информационная сеть коренных народов (IIN); Центр документации, исследований и информации для коренных народов (DoCip); Международный центр торговли в интересах развития (CECIDE); Международная федерация видеопродукции (МФВ); Бразильский институт интеллектуальной собственности коренного населения (InBraPi); ассоциация «Опыт народа масаи»; Фонд по правам коренных американцев (NARF); Секретариат Форума тихоокеанских островов; Проект ETNOMAT факультета социальной антропологии Барселонского университета (Испания); Научно-исследовательская группа по изучению культурной собственности (RGCP); общество «Società Italiana per la Museografia e i Beni Demoetnoantropologici» (SIMBDEA); организация «Традиции для будущего»; и Департамент по делам племен тулалип в штате Вашингтон (27).
Список участников прилагается к настоящему отчету.
В документе WIPO/GRTKF/IC/32/INF/2 приведен обзор документов, распространенных к тридцать второй сессии Комитета.
Секретариат принял к сведению выступления ораторов, а заседания были записаны и транслировались через интернет. В настоящем отчете кратко излагается ход обсуждения и суть заявлений, но без детализации некоторых из сделанных замечаний и без соблюдения точного хронологического порядка заявлений.
Функции секретаря тридцать второй сессии исполнял г-н Венд Вендланд.
ПУНКТ 1 ПОВЕСТКИ ДНЯ: ОТКРЫТИЕ СЕССИИ
Председатель МКГР, г-н Иен Госс (Австралия), открыл сессию и предоставил слово Генеральному директору ВОИС.
Генеральный директор, г-н Фрэнсис Гарри, приветствовал делегации, участвующие в этом чрезвычайно важном заседании, и пожелал участникам успеха в обсуждениях. Все участники знакомы с мандатом, выданным Генеральной Ассамблеей (ГА) в 2015 г., поскольку текущая сессия является четвертым заседанием в данном двухлетнем периоде. Год носил весьма напряженный характер. Кроме того, в Секретариат поступила просьба об организации семинаров, которые прошли весьма успешно. Один из семинаров был проведен непосредственно перед текущей сессией МКГР. Генеральный директор вновь выразил благодарность талантливым и опытным модераторам и ораторам, участвовавших в Семинаре, и, в частности, докладчиков, которые доведут до сведения МКГР информацию о дискуссиях, состоявшихся в ходе Семинара. Он поблагодарил Председателя МКГР г-на Госса за его чрезвычайно напряженную и усердную работу. Он поблагодарил двух заместителей Председателя, а именно посла Роберта Матеуса Майкла Тене (Индонезия) и г-на Юкку Лидеса (Финляндия), за внесенный ими ценный вклад. Он сообщил, что текст отражает текущее состояние обсуждений по вопросу о традиционных знаниях (ТЗ). В течение двухлетнего периода был достигнут устойчивый прогресс, однако впереди еще долгий путь. Он призвал всех участников к полноценному и открытому участию в попытке достичь прогресса, с тем чтобы доложить о положительных результатах на ГА 2017 г. Он упомянул тот факт, что с 2014 г. у Добровольного фонда ВОИС не было возможности для финансирования представителей коренных народов и местных общин (КНМО). Он вновь призвал государства-члены рассмотреть возможность внесения взносов в Добровольный фонд, чтобы облегчить участие представителей КНМО и увеличить их представительство в делегациях своих стран. В заключение он приветствовал г-жу Люси Муленкеи, представителя народа масаи (Кения), г-на Родриго де ла Крус Инлаго, представителя народов кичва/кайамби (Эквадор), и г-на Престона Хардисона, представителя и политического аналитика племен тулалип (Соединенные Штаты Америки), которые примут участие в заседании жюри коренных народов.
Председатель поблагодарил двух заместителей Председателя, посла Тене и г-на Лидеса из Финляндии, за поддержку и ценный вклад. Они работали как одна команда и регулярно взаимодействовали в ходе заседаний и в период между ними при рассмотрении вопроса о том, каким образом достичь прогресса в ходе работы МКГР. Перед началом сессии он проконсультировался с региональными координаторами и поблагодарил их за предоставленные указания. Он выразил надежду на то, что это будет способствовать созданию приятной рабочей атмосферы. Он напомнил, что работа текущей сессии МКГР, как и предыдущих сессий, прямо транслируется через веб-сайт ВОИС, что еще более повышает открытость и транспарентность. Эта сессия продлится пять дней и станет последней сессией, посвященной теме ТЗ. Он выразил намерение использовать все отведенное время. Согласно новому мандату, в центре внимания тридцать второй сессии МКГР будет находиться сокращение существующих пробелов, обсуждение нерешенных вопросов и рассмотрение вариантов формулировок для проекта правового документа (документов). Для того чтобы использовать время с наибольшей эффективностью, он намеревается открывать заседания точно вовремя, если не будет объявлено иное. В связи с этим региональным координаторам, ЕС и группе стран-единомышленниц (СЕМ) будет позволено выступить с вступительными заявлениями продолжительностью до трех минут. Любые другие вступительные заявления можно передать Секретариату или отправить по электронной почте, и они будут отражены в отчете. По итогам консультации с региональными координаторами и в силу того, что, как представляется, возражения отсутствуют, он также позволит Форуму коренных народов выступить с вступительным заявлением. Он настоятельно призвал государства-члены и наблюдателей к неформальному взаимодействию между собой, поскольку это повышает шансы на то, что государства-члены будут осведомлены о предложениях наблюдателей и, возможно, поддержат эти предложения. Он признал важность и ценность участия представителей коренных народов, а также представителей гражданского общества и промышленности. Необходимо, чтобы точки зрения указанных основных заинтересованных сторон были рассмотрены, и в конечном итоге в любом соглашении должны учитываться все указанные точки зрения. Он выразил намерение встретиться с представителями коренных народов и другими заинтересованными сторонами в ходе текущей недели. МКГР должен принимать решение по каждому пункту повестки дня по мере их рассмотрения. В пятницу 2 декабря 2016 г. решения в том виде, в котором они уже согласованы, будут распространены для окончательного подтверждения МКГР. Отчет о сессии будет подготовлен после сессии и направлен всем делегациям для получения комментариев. Отчет о сессии будет представлен на всех шести языках с целью принятия на тридцать третьей сессии МКГР в 2017 г.
ПУНКТ 2 ПОВЕСТКИ ДНЯ: ПРИНЯТИЕ ПОВЕСТКИ ДНЯ
Решение по пункту 2 повестки дня:
Председатель представил для принятия проект повестки дня, распространенный в качестве документа WIPO/GRTKF/IC/32/1 Prov. 2, и повестка дня была принята.
Председатель предоставил слово для вступительных заявлений.
[Примечание Секретариата: Многие делегации поблагодарили Председателя, заместителей Председателя и Секретариат и выразили благодарность за подготовку сессии.] Делегация Чили, выступая от имени Группы стран Латинской Америки и Карибского бассейна (ГРУЛАК), поблагодарила Секретариат за организацию Семинара и ораторов за их заинтересованное участие. Обмен национальным опытом и примерами из практики позволил углубить понимание проблем, а также необходимости и актуальности переговоров, проходящих в рамках МКГР. Как было определено на ГА 2015 г., мандат на двухлетний период заключается в том, что МКГР продолжит осуществление своей работы, уделяя особое внимание сокращению существующих пробелов на основе открытого и полного участия сторон, включая проведение переговоров на основе текстов, в целях достижения договоренности по международному правовому документу (документам) в области интеллектуальной собственности (ИС), что обеспечит сбалансированную и эффективную охрану генетических ресурсов (ГР), ТЗ и традиционных выражений культуры (ТВК). Она надеется на продолжение переговоров по вопросу о ТЗ, особое внимание в ходе которых будет уделено нерешенным вопросам и рассмотрению вариантов формулировок проекта правового документа, который позволит сблизить позиции и направить рабочий документ к достижению консенсусного предложения. МКГР следует двигаться в направлении пересмотра рабочего документа WIPO/GRTKF/IC/32/4, включая достижение общего понимания по ключевым вопросам, связанным с ТЗ. В частности, она выразила надежду на то, что текущая сессия позволит МКГР достичь прогресса по четырем существенным вопросам: основные цели; предмет документа (статья 1); бенефициары охраны (статья 2); и объем охраны (статья 3). Кроме того, она признает важность остальных вопросов, и сессия должна позволить достичь максимально возможного прогресса. Важно основываться на текущей работе, которую уже выполняет МКГР. Председатель может рассчитывать на приверженность Группы делу движения вперед.
Делегация Латвии, выступая от имени Группы государств Центральной Европы и Балтии (ГЦЕБ), сообщила, что на тридцать первой сессии МКГР было возобновлено обсуждение ключевых вопросов сбалансированной и эффективной охраны ТЗ, которые не рассматривались в течение более чем двух лет. МКГР удалось прийти к соглашению по внесению в текст некоторых поправок, с целью упорядочить текст и улучшить отражение позиций различных государств-членов. Критическую важность имеет проведение осмысленного обсуждения по вопросу об общих целях этого документа. В рамках МКГР и ВОИС МКГР не может решить все проблемы, возникающие по причине неправомерного использования ТЗ. МКГР должен найти общее понимание всеобъемлющих целей и того, какие из них реально достижимы, для того, чтобы провести целенаправленное и продуктивное обсуждение остальных элементов, как, например, бенефициаров или предмета документа. Вне рамок ВОИС существуют другие документы по вопросу о ТЗ, и проблемы, над которыми работает МКГР, будут дополнять указанные существующие документы, и в них могут рассматриваться лишь обеспокоенности в области ВОИС. ГЦЕБ выступает в пользу подхода, основанного на фактах. Существует возможность извлечь уроки из опыта и обсуждений, состоявшихся в различных государствах-членах в ходе разработки законодательства в отношении ТЗ на национальном уровне. Такие критически важные аспекты, как правовая определенность и экономическое, социальное и культурное воздействие, следует тщательно рассмотреть, прежде чем достичь соглашения о каком-либо конкретном результате. Она поддержала просьбу, внесенную делегацией ЕС от имени ЕС и его государств-членов, о проведении исследования, направленного на анализ существующего национального законодательства в отношении ТЗ. На Семинаре, проведенном неделей ранее, была предоставлена интересная информации, которая позволит провести обсуждение на основе фактов. ГЦЕБ будет участвовать в предстоящей работе в позитивном, конструктивном и реалистичном ключе.
Делегация Турции, выступая от имени Группы B, отметила, что Семинар внес вклад в дело обмена национальным опытом в духе подхода, основанного на фактах. Указанный подход следует распространить на переговоры. Она выразила надежду на то, что прямая трансляция, осуществляемая в ходе работы, будет представлять собой материал, полезный для всех заинтересованных сторон. Она признает важность сбалансированной и эффективной охраны ГР, ТЗ и ТВК. Охрана, связанная с этими объектами, должна быть сконструирована таким образом, чтобы стимулировать собой инновации и творчество, обеспечивать правовую определенность, быть применимым на практике и признавать уникальный характер этих объектов. Мандат МКГР предусматривает, что Комитет продолжит осуществление своей работы, уделяя особое внимание сокращению существующих пробелов. Основное внимание будет уделяться достижению общего понимания по основным вопросам, в том числе целям. Предстоит проделать значительную работу по сокращению пробелов по основным вопросам и осмысленному продвижению вперед. В ходе дальнейшей работы МКГР можно повышать уровень общего понимания с применением подхода, основанного на фактах, включая исследования и примеры национального опыта, в том числе национальные законодательные акты и примеры охраняемых объектов и объектов, которые не подлежат охране. Делегация сохраняет приверженность внесения конструктивного вклада в целях достижения взаимно приемлемого результата.
Делегация Индонезии, выступая от имени СЕМ, сообщила, что в ее коалиции представлены более шестидесяти стран из трех различных групп в составе МКГР, а именно Африканской группы, Азиатско-Тихоокеанской группы и ГРУЛАК. Она принесла заверения в полномасштабной поддержке и сотрудничестве со стороны СЕМ в целях придания сессии успешного характера. Она высоко оценила вклад со стороны всех государств-членов и региональных групп в ходе неофициального Круглого стола СЕМ по вопросам защиты традиционных знаний (Круглый стол). Она с удовлетворением сообщила МКГР о том, что большинство целей Круглого стола были достигнуты. Она вновь подтвердила свои обязательства конструктивного участия в переговорах по вопросу о взаимно приемлемых результатах в области охраны ТЗ. Она поздравила Секретариат с успешно созванным Семинаром, на котором было предоставлено множество полезной информации для понимания вопросов, стоящих перед МКГР. Эта информация важна не только для всех государств-членов, но, что более важно, для КНМО повсюду, где знания и инновации, основанные на традициях, развивались и формировались задолго до того, как была создана современная систем ИС. Все сообщества имеют право на сохранение, контроль, охрану и развитие своего культурного наследия как объекта ИС. Необходимо способствовать более широкому признанию имущественных и неимущественных прав на традиционное и культурное наследие, в том числе ГР, ТЗ и ТВК. В ходе двадцать девятой и тридцатой сессий МКГР был достигнут существенный прогресс по вопросу о ТЗ, связанных с ГР. В ходе тридцать первой сессии МКГР также был достигнут значительный прогресс по вопросу о ТЗ. Делегация выразила уверенность в том, что текущая и будущие сессии также увенчаются успехом. В ходе обсуждения МКГР необходимо уделить основное внимание наиболее важным аспектам текста. Необходимо свести обсуждения к минимуму и эффективно использовать ценное время, не продолжая обсуждение вопросов, позиции по которым уже вполне изложены и понятны всем. По вопросу о бенефициарах не вызывает возражений положение о том, что основными бенефициарами данного документа являются КНМО. Однако существуют определенные обстоятельства, в которых ТЗ не могут быть прямо приписаны к конкретным КНМО. Это обычно случается, когда ТЗ не могут быть прямо приписаны к той или иной КНМО или ограничены определенной КНМО или когда невозможно выделить КНМО, которая создала эти знания. С учетом этих обстоятельств в положении о бенефициарах следует рассматривать указанную обеспокоенность и включать в него других бенефициаров, определяемых национальным законодательством государств-членов. При этом обсуждение по вопросу о бенефициарах тесно связано с управлением правами. В целях достижения общего понимания в отношении бенефициаров первостепенное значение имеет обсуждение вопроса об управлении правами. Создается впечатление, что в отношении объема охраны существует сближение взглядов, которое подчеркивает необходимость защиты имущественных и неимущественных интересов бенефициара. В указанном контексте делегация напомнила о многоуровневом подходе. Она предложила МКГР учесть практическую ценность установления уровня прав, определяемого распространенностью ТЗ и характером их использования. Тем самым будет предоставлена возможность поиска ключевых общих элементов, а именно объекта охраны, бенефициаров, объема охраны и исключений и ограничений. Она рекомендует продолжать обсуждение указанного последнего вопроса, поскольку весьма важно обеспечить не слишком обширный характер указанных положений, чтобы не подвергнуть риску объем охраны. Отмечая важность действенной охраны ГР, ТЗ и ТВК для всех, МКГР следует двигаться дальше посредством созыва дипломатической конференции с целью принятия юридически обязательного документа (документов) для обеспечения действенной охраны ГР, ТЗ и ТВК.
Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, выразила стремление к продвижению переговоров в рамках МКГР. Она рассчитывает на опыт, профессионализм и располагающий стиль работы Председателя, заместителей Председателя и Секретариата, которые облегчат достижение указанного результата. Она заверила всех участников в своем конструктивном, ориентированном на результат подходе. Она оценила Семинар в качестве полезного ресурса для обмена знаниями и пониманием как проблем в переговорах, так и идей по движению вперед. Основная борьба разворачивается по вопросу о том, каким образом лучше всего следует признавать, пропагандировать и охранять ТЗ, старейшую форму знаний, известную человечеству, в современной системе ИС, которая была разработана для того, чтобы отстаивать интересы промышленно развитых стран. Проблема заключается в том, будет ли интересам владельцев ТЗ и создателей знаний также придан их правомерный юридический статус в рамках указанной системы. Группа выразила надежду на то, что общей целью каждого участника тридцать второй сессии МКГР является попытка сократить пробелы, имея в виду тот факт, что она завершит свои переговоры о взаимодействии между ТЗ и ИС до сессии для подведения итогов, запланированной на июнь 2017 г. Принятие решения по таким ключевым вопросам, как бенефициары, объем охраны и управление правами, в значительной мере продвинет вперед работу МКГР и придаст ей направление к эффективному и практическому правовому документу для действенной охраны ТЗ в современной международной системе ИС. Этому уделялось основное внимание в течение недели, с осознанием того, что такой итог продемонстрирует достигнутый прогресс, важность всех органов для благополучия человека и соответствие мандату МКГР, достижение общего понимания. В указанном контексте она поддерживает заявление, сделанное делегацией Индонезии от имени СЕМ. Вновь подтвердив свою готовность к работе в целях успешного проведения сессии, она призвала всех участников глубже задуматься над социально-экономической ценностью ТЗ для всего корпуса знаний, облегчающего развитие человека и общества, признанной в Целях устойчивого развития (ЦУР).
Делегация Китая выразила удовлетворение тем фактом, что она вновь будет работать рядом с остальными государствами в целях проведения углубленных обсуждений на основе текста. На своей тридцать первой сессии МКГР обсудил четыре вопроса, и нерешенные вопросы предстоит обсудить в ходе текущей сессии. Текущая сессия является последней за двухлетний период, и МКГР еще предстоит столкнуться с нарастающими сложностями. Она намерена работать совместно с другими странами, стремясь продвинуть обсуждения в целях достижения ее цели, а именно разработки юридически обязательного международного документа (документов) по охране ГР, ТК и ТВК.
Делегация Индии, выступая от имени Азиатско-Тихоокеанской группы, напомнила о Семинаре, который был успешно организован Секретариатом. Точки зрения, примеры и аргументы, озвученные ораторами, обеспечили множество полезной информации по различным нерешенным вопросам, стоящим перед МКГР. Она признала усилия СЕМ в попытке поспособствовать повышению уровня понимания указанных вопросов в свете сокращения пробелов в ходе Круглого стола. Признавая критически важную роль, которую ТЗ, ГР и ТВК играют в областях фармацевтической отрасли, продовольственной безопасности, торговли, охраны окружающей среды, культуры и устойчивого развития, их сохранение, охрана и пропаганда очень важны. Большинство членов Группы вновь подтвердили необходимость создания юридически обязательного документа (документов), обеспечивающего действенную охрану ГР, ТЗ и ТВК. Однако ряд ее членов занимают иную позицию. Группа подтвердила свою неизменную готовность к продолжению обсуждений по основным вопросам в стремлении к поиску единой позиции и работе по доработке текста. Определение ТЗ заложило бы основу для этой работы. Оно должно быть всеобъемлющим и отражать уникальные характеристики ТЗ, должно носить исчерпывающий характер и не требовать отдельных критериев соответствия. По вопросу о бенефициарах, учитывая различные обстоятельства в различных странах, большинство членов Группы придерживаются точки зрения об уместности включения в определение бенефициаров государств и национальных органов государственной власти, если существуют примеры, в которых ТЗ невозможно прямо связать с какой-либо местной общиной. Некоторые члены Группы занимают иную позицию. Большинство членов Группы придерживаются точки зрения о том, что государствам-членам необходимо признать важную роль, которую национальные органы государственной власти играют в качестве хранителе ТЗ в тех случаях, когда бенефициары не могут быть определены, а в тех случаях, когда бенефициары известны, государство должно выполнять фидуциарные функции на основе консультаций с местными общинами. Кроме того, было бы полезно рассматривать статью 2 одновременно со статьей 5 «Управление правами». Однако ряд членов занимают иную позицию. По вопросу об объеме охраны данный документ должен устанавливать баланс между имущественными и неимущественными правами. Большинство членов Группы поддерживает многоуровневый подход в качестве наилучшего механизма для решения проблем сохраняемых в тайне, священных, ограниченного распространения и широко распространенных ТЗ. Однако некоторые члены Группы занимают иную позицию. В отношении исключений и ограничений документ должен устанавливать оптимальный баланс между владельцами и пользователями ТЗ, чтобы не причинять ущерб их объему охраны. Поскольку тридцать вторая сессия МКГР предоставляет последнюю в данном двухлетнем периоде возможность для обсуждения ТЗ, делегация выражает надежду на то, что эти обсуждения будут плодотворными и приведут к заметному прогрессу. Под руководством председателя и при совместных усилиях членов на тридцать второй сессии МКГР удастся сократить пробелы и достичь прогресса, как предусмотрено мандатом ГА. Делегация выражает готовность к конструктивному участию и предлагает полномасштабное сотрудничество.
Делегация ЕС, выступая от имени ЕС и его государств-членов, сообщила о своих ожиданиях от проведения второй сессии по вопросу о ТЗ в рамках мандата. В связи с Ориентировочным перечнем нерешенных вопросов она подчеркнула важность установленных целей. Без общего понимания целей достижение прогресса является нереалистичным. Указанные цели должны согласовываться с мандатом ВОИС, и МКГР не следует дублировать тематику, рассматриваемую в других документах, как, например, Конвенция о биологическом разнообразии (КБР) или Нагойский протокол регулирования доступа к генетическим ресурсам и совместного использования на справедливой и равной основе выгод от их применения к Конвенции о биологическом разнообразии (Нагойский протокол). Далее, существуют важные концепции ИС, как, например, общественное достояние и воздействие на все заинтересованные стороны, которые должны сыграть ключевую роль в обсуждениях. Она подчеркнула полезность различных возможностей для усиления охраны ТЗ, которые уже выдвигались на рассмотрение МКГР, как, например, повышение информированности, содействие использованию существующих нормативно-правовых баз, включая системы защиты товарных знаков, промышленных образцов, коммерческих секретов, географических указаний и авторского права, и улучшение доступа к этим базам. Она придает большое значение соблюдению мандата, данного ГА. Таким образом, делегация надеется на содержательные дебаты, направленные на достижение взаимопонимания относительно фактов, а не на какой-то конкретный результат. В первую очередь, необходимо достичь согласия в отношении этих ключевых вопросов. Она по-прежнему выступает в поддержку интенсивных и основанных на фактических данных обсуждений, в ходе которых рассматриваются значение и целесообразность для реального мира в социальном, экономическом и правовом плане, в том числе обеспечение соблюдения прав. С этой целью она выступает в поддержку проведения исследования по вопросу о национальном опыте и о том, какую новую информацию это может добавить в обсуждения. Она повторно подала рабочий документ, в котором содержится просьба в адрес Секретариата ВОИС о проведении исследования национального опыта, национальных законодательных актов и инициатив, принятого недавно в связи с охраной ТЗ. Повторно поданный документ был несколько модифицирован с учетом обеспокоенностей, выраженных на тридцать первой сессии МКГР. Для того, чтобы добавить новую информацию в проходящие в МКГР дискуссии, это исследование должно проанализировать национальное законодательство и изучить конкретные примеры подлежащих охране объектов и таких объектов, которые не предполагается охранять. Исследование должно также принять во внимание целый ряд разнообразных действий, которые могут быть предприняты, причем часть из них может быть основана на применении мер, а другие – на установлении прав.
Представитель PIMA, выступая от имени Форума коренных народов, сообщил о нехватке финансирования Добровольного фонда. Он выразил глубокую благодарность странам, которые внесли пожертвования в Фонд в целях расширения участия коренных народов. За последние два года средства Фонда составляли около 600 шв. франков. Легитимность заседаний будет подвергаться риску, если КНМО не смогут принять в них участие. Хотя были сделаны заявления о высокой ценности ТЗ и ТВК, в то же время государствам-членам не удалось в достаточной мере поддержать участие владельцев и обладателей ТЗ и ТВК. Взносы в Фонд представляют собой лишь первый шаг. Он выразил благодарность странам, предоставившим КНМО консультации по вопросам разработки национальной политики и законодательства и действенного информирования и формирования позиций в МКГР. Кроме того, для полного и эффективного участия необходимо значительно нарастить потенциал и преведение консультаций. После 16 лет обсуждений и переговоров у большинства из приблизительно 370 млн представителей коренных народов и более 10 тыс. коренных наций мира сложилось весьма ограниченное представление о том, что является предметом переговоров в рамках МКГР. В дополнение к информационно-пропагандистским усилиям со стороны Секретариата государствам-членам необходимо расширить сферу консультаций на национальном уровне. КНМО не смогут участвовать в работе, если им не будет предоставлено финансирование. Для многих эта стоимость представляет собой сумму заработка за несколько месяцев. МКГР необходимо найти способы для улучшения ситуации с участием, комбинируя Фонд с другими видами финансирования. Многие высококвалифицированные представители, которые были приглашены на Семинар или в состав жюри коренных народов, указали, что они хотели бы принять участие в переговорах, но не могут позволить себе остаться на те дни, которые не были профинансированы. Он предложил вернуться к вопросу о Фонде для того, чтобы средства предоставлялись с соблюдением гендерного и регионального баланса. Он призвал членов к повышению уровня легитимности заседаний с точки зрения обладателей ТЗ и ТВК посредством внесения взносов в Добровольный фонд в целях обеспечения полного и эффективного участия.
[Примечание Секретариата: следующее вступительное заявление было подано в Секретариат только в письменном виде.] Делегация Японии высоко оценила приверженность мордераторов целям. МКГР достиг значительного прогресса в рамках своей программы работы. Тем не менее, даже после многолетнего обсуждения МКГР не удалось найти общее понимание по основополагающим вопросам, а именно по основным целям, бенефициарам, предмету и определению незаконного присвоения. По-прежнему остается множество пробелов. Обмен национальным опытом и практикой полезен для того, чтобы все могли получить лучшее представление об указанных вопросах. В действительности, на последней сессии МКГР состоялись ценные обсуждения на основе презентаций, представленных рядом государств-членов. Она предложила в ходе тридцать второй сессии МКГР уделить особое внимание вопросу о предотвращении ошибочной выдачи патентов, чего можно достичь путем создания и использования сохраняемых баз данных с несекретными ТЗ. Совместно с делегациями Канады, Республики Корея и Соединенных Штатов Америки (США) она вновь выносит документ, озаглавленный «Совместная рекомендация об использовании баз данных для защитной охраны генетических ресурсов и традиционных знаний, связанных с генетическими ресурсами» (WIPO/GRTKF/IC/32/7). Обсуждения по вопросу об указанной рекомендации могут дополнить и даже облегчить переговоры на основе текста. Она готова конструктивно участвовать в работе сессии.
пункт 3 повестки дня: принятие отчета о тридцать первой сессии
Решение по пункту 3 повестки дня:
Председатель представил для принятия проект отчета о тридцать первой сессии Комитета (WIPO/GRTKF/IC/31/10 Prov. 2), и он был принят.
пункт 4 повестки дня: аккредитация некоторых организаций
Решение по пункту 4 повестки дня:
Комитет единогласно одобрил аккредитацию в качестве наблюдателей ad hoc трех организаций, перечисленных в приложении к документу WIPO/GRTKF/IC/32/2, а именно: Культурно-научной ассоциации г. Хеншела (ACSK), Ассоциации защиты интересов представительниц коренного населения Конго (ADFAC) и Всемирной ассоциации коренного населения (ВАКН).
ПУНКТ 5 ПОВЕСТКИ ДНЯ: Отчет о семинаре по интеллектуальной собственности и традиционным знаниям (24 И 25 НОЯБРЯ 2016 Г.)
Председатель предложил докладчикам выступить с отчетами о Семинаре.
Г-н Рейнальд Вейллард, юрисконсульт, Постоянное представительство Швейцарии при Организации Объединенных Наций и других международных организациях в Женеве, выступил с отчетом о Круглом столе 1: «Региональный, национальный и общинный опыт, важный для определения «охраняемых традиционных знаний» на международном уровне», как представлено ниже:
«Тема Круглого стола 1 «Региональный, национальный и общинный опыт, важный для определения «охраняемых традиционных знаний» на международном уровне». Модератором являлась д-р Шэрон Б. Ле Голл, юридический факультет Вест-Индского университета Тринидада и Тобаго.
Первой выступила г-жа Лиликлер Беллами, Исполнительный директор Ведомства интеллектуальной собственности Ямайки, которая подчеркнула важность целостного подхода к охране ТЗ, поскольку ТЗ тесно связаны с ГР и ТВК. Правительство ее страны желает преобразовать ТЗ в области лекарственных средств и продовольствия в отрасль экономики. Она упомянула ряд примеров: от кофе «Блю Маунтин» и медицинского применения конопли до архитектурных проектов из бамбука. Она подчеркнула, что конкретные законы, регулирующие указанную продукцию и технологии, пока что отсутствуют, поэтому правительство стремится к тому, чтобы актуализировать существующие законы. Она также обратилась к статье в Журнале ВОИС, автором которой является г-н Венд Вендланд, посвященной вопросу об оцифровке музыкальных произведений коренного народа масаи, в которой основательно описан ряд проблем, возникающих в сфере использования ТЗ и ТВК.
Г-н Андрес Вальядолид, Председатель Национальной комиссии Перу по борьбе с биопиратством, разъяснил связь ТЗ с Андской и Амазонской системами космовидения. Он упомянул, что в Перу существуют три типа ТЗ, а именно знаки (senas), секреты (secretos) и знания (saberes). Он обратился к Закону № 27811, который обеспечивает охрану ТЗ коренных народов или сообществ, связанных с биологическими ресурсами. Закон № 27811 устанавливает три типа реестров: государственный реестр, конфиденциальный реестр и местные реестры (которые ведут сами общины). На данный момент зарегистрировано 3 814 записей. Он отметил, что для того, чтобы обеспечить охрану ТЗ, нет необходимости их регистрировать. Он подчеркнул, что Закон № 27811 не предоставляет экономических прав для ТЗ, доступ к которым предоставлен лицам, отличным от коренных народов, средствами массовой коммуникации, например, в виде публикаций, или для ТЗ, связанных с биологическими ресурсами, которые получили широкую известность за пределами общин до 1982 г.
Д-р Аванти Перера, Шри-Ланка, проследила исторический контекст своей страны, который способствовал формированию в стране огромного комплекса ТЗ, включающего в себя медицину, сельское хозяйство, архитектуру, водоснабжение, продовольственную безопасность/особенности питания и разрешение споров. Указанные ТЗ носят межпоколенческий характер, передаются в основном в устной форме, их владельцами являются общины, и они распространяются в общинах широко либо в ограниченном объеме. Однако существующая правовая система не обеспечивает достаточной охраны для ТЗ. Несмотря на ряд проблем, в качестве положительных шагов могут рассматриваться постоянные усилия по доработке Национальной стратегии в области ТЗ, выявлению и документированию ТЗ и подготовке законопроектов. Она подчеркнула важность того факта, что указанная Стратегия основана на многоуровневом подходе, который в дифференцированном виде охватывает знания широкого и ограниченного распространения.
Г-жа Мадина Кармышева, Государственная служба интеллектуальной собственности и инноваций, Кыргызская Республика, сообщила, что ТЗ и связанные с ними ГР все в большей степени становятся объектом экономических интересов. Поэтому в 2007 г. в Кыргызской Республике был принят закон «Об охране ТЗ». Он не применяется в отношении фольклора и ремесел. Правовая охрана ТЗ распространяется на ТЗ, «практически применимые в той или иной сфере человеческой деятельности и имеющие положительный результат в сфере их применения». Регистрацию и охрану ТЗ могут осуществлять одно или несколько юридических или физических лиц. Регистрация носит бессрочный характер. Патентование объектов, использующих ТЗ, не допускается. Государственная служба ведет базу данных ТЗ, которая используется при рассмотрении патентных заявок. Кроме того, Ведомство осуществило оцифровку ТЗ и их источников и зарегистрировало их в базе данных. Она также сообщила о семинарах-практикумах, как, например, по возведению юрт и играм кочевников, что позволило задокументировать ТЗ и внести их в базу данных.
Г-жа Люси Муленкей, представитель народа масаи, Кения, сообщила о множестве проблем, в числе которых новые технологии, появившиеся вместе с цифровым миром, которые изменяют традиции народа. В силу различных причин ТЗ исчезают. Поэтому критическую важность имеют международно-правовые инструменты и документация в отношении ТЗ. Она обратилась к КБР и Нагойскому протоколу, в которых признается право общин на предоставлении предварительного осознанного согласия (ПОС) и взаимно согласованных условий (ВСУ). Она призвала государства-члены вовлекать и поддерживать КНМО на всех уровнях обсуждений и принятия решений.
Модератор Круглого стола, д-р Шэрон Ле Голл, выявила ряд общих черт в отношении объема «охраняемых традиционных знаний» в презентациях всех выступающих: (1) все они обращаются к различным категориям ТЗ и сообщают о важности выявления ТЗ, связанных с сельским хозяйством, медициной, архитектурой, в числе прочих – поэтому предмет ТЗ носит обширный характер. Сохраняются вопросы в отношении того, подпадают ли боевые искусства, игры кочевников и т.д. под определение ТЗ, и где именно следует производить отсечку охраняемых ТЗ; (2) все они подчеркивают важность поддержания институтов, которые облегчают охрану ТЗ, как современных, так и традиционных; (3) все они обращаются к различным этапам разработки политики, развития регулирования и документации: в ряде территорий существует политика в отношении регулирования того, что и как охраняется.
По итогам презентаций участники Семинара задали вопросы и обсудили, кроме прочих, следующие 8 пунктов:
значение и объем «секретных» ТЗ;
призыв со стороны владельцев ТЗ в контексте многоуровневого подхода не делать ТЗ предметом единообразной документации с заранее заданными параметрами, а признавать и соблюдать требования традиционных законов и конкретных обязательств по передаче различных форм ТЗ, определяемых владельцами ТЗ;
средства снятия напряжения в вопросе о том, что некоторые ТЗ не относятся напрямую к той или иной общине или смешиваются с элементами различных систем ТЗ. В число таких средств могли бы входить, например, региональная охрана или трансграничное сотрудничество;
определение «компетентного национального органа» и роль местной администрации;
нежелание владельцев ТЗ документировать свои ТЗ, и тот факт, что иногда они не понимают ценность документирования;
метод, разработанный в рамках Закона Перу № 27811, по выявлению случаев незаконного присвоения путем интеграции трех баз данных, а именно государственного реестра ТЗ, базы данных по патентам и базы данных по ГР из Перу;
сочетание двух образов мышления, а именно (i) ТЗ, поддерживаемые коренными народами, приписываемые указанным народам, и (ii) ТЗ, объявленные культурным наследием нации или человечества;
пояснение о том, что означает «охрана ТЗ», поскольку некоторые понимают это в контексте предотвращения исчезновения ТЗ, а другие в качестве любого акта доступа со стороны лиц, не являющихся владельцами ТЗ, либо актов доступа без ПОС.
В своих резюме обсуждения на Круглом столе выступающие отметили:
серьезные общие черты между представленным в докладах опытом;
обширный объем ТЗ;
тот факт, что одним из вариантов является создание национальных баз данных;
важность наличия международного документа/подхода для того, чтобы иметь возможность для связи между национальными базами данных и поиска в них;
также были упомянуты необходимость охраны ТЗ и их передачи будущим поколениям, как и тот факт, что владельцев ТЗ становится все меньше, а на некоторых территориях владельцев ТЗ не остается;
важность сосредоточенности на тех вопросах, которые объединяют международное сообщество (в МКГР), а не на различиях».
Г-н Фейсал Аллек, Первый секретарь, Постоянное представительство Алжирской Народной Демократической Республики при Отделении Организации Объединенных Наций в Женеве и других международных организациях в Швейцарии, выступил с отчетом о Круглом столе 2 – «"Многоуровневый" подход к защите традиционных знаний – объем охраны, исключения и ограничения: перспективы и опыт», как представлено ниже:
«Модератор, профессор Дэниел Краус, представил сессию. Он открыл Круглый стол, напомнив, что многоуровневый подход к объему охраны является реакцией на тот факт, что не для всех видов ТЗ обязательно предоставлять один и тот же способ охраны, в особенности на международном уровне. При многоуровневом подходе предоставляются различные виды или уровни прав или мер, в зависимости от характера и отличительных особенностей объекта, уровня контроля, сохраняемого бенефициарами, и степени его распространения. Многоуровневый подход предоставляет возможность для рассмотрения различий между сохраняемыми в тайне, священными, ограниченного распространения и широко распространенными ТЗ.
Первый оратор, г-жа Соледад де ла Торре Боссано, предоставила обзор недавних изменений в законодательстве Эквадора в отношении управления ТЗ и новой стратегии в отношении культурного разнообразия. Она определила четыре категории ТЗ, а именно священные, сохраняемые в тайне, ограниченного распространения и широко распространенные, на каждую из которых распространяется особый объем охраны. Г-жа де ла Торе Боссано уточнила, что меры охраны ТЗ включают в себя контракты и регистрацию ТЗ на основе принципа неразглашения.

Второй оратор, г-н Чиди Огуаманам, поставил вопрос о том, может ли то, что является священным или сохраняемым в тайне, также иметь ограниченное или широкое распространение. Используя примеры из ряда юрисдикций, в том числе ткани и узоры кенте из Ганы, ткани и узоры адире из Нигерии и свитеры ковичан из Канады, он подчеркнул, что классификация ТЗ по уровням не всегда простая процедура. Г-н Огуаманам пояснил, что в продукции могут в различной степени реализовываться культурные и духовные декларации, и она может являться объектом различных степеней распространения. Таким образом, произведение искусства может рассматриваться на различных уровнях. Между ТЗ и ИС всегда существовали проблематичные взаимоотношения. Многоуровневый подход является инновационным и прагматичным подходом к охране ТЗ, однако для того, чтобы отразить формы ТЗ в их исторической и существующей реальности, многоуровневый подход должен уделять особое внимание конкретному характеру и контексту той или иной формы ТЗ, в противоположность глобальному подходу.

Третий оратор, г-жа Миранда Рисанг Айу Палер, указала, что точка зрения Индонезии на многоуровневый подход предусматривает пять уровней, а именно сохраняемые в тайне и священные ТЗ, священные ТЗ, ТЗ ограниченного распространения/строго сохраняемые, широко распространенные ТЗ и общедоступные ТЗ. Она привела обзор имеющихся в Индонезии правовых средств охраны ТЗ и заострила внимание на соответствующих законах и нормативных актах по охране ТЗ и ГР. В заключение г-жа Рисанг Айу Палер привела конкретные примеры типов ТЗ, подпадающих под различные уровни, которые существуют в исконной деревне Вулла Подду Ритуал Тарунг в восточной части архипелага Нуса Тенггара (Индонезия).
Четвертый оратор, г-жа Энн Мари Чисчилли, обсудила ситуацию, когда ТЗ используются при составлении планов адаптации к изменениям климата. Поскольку некоторые из указанных планов финансирует Бюро по делам индейцев США, эта информация доступна для всех в соответствии с Законом США о свободе информации, и, таким образом, племена необходимо ставить в известность о том, что, когда они вносят свои ТЗ, они могут быть раскрыты. Она указала, что в настоящее время в ряде федеральных ведомств проходит принятие рекомендаций в отношении ТЗ. Ряд племен американских индейцев приняли резолюции совета племени об охране своих ТЗ. Не все племена применяют единый подход к вопросу о ТЗ, однако ряд регионов проводят совместную работу. Существует общее понимание того, что священные/сохраняемые в тайне знания должны получать наиболее надежные права. В контексте обсуждения по вопросу о многоуровневом подходе она подчеркнула, что ТЗ не являются священными не из-за того, что они широко доступны. Она добавила, что особую важность имеет надлежащее понимание использования и контекста ТЗ.
Последний оратор, г-жа Маниша Десаи, напомнила о том, что процесс биофармацевтических исследований и разработок занимает многие годы и что в процессе от запуска до завершения исследовательской программы задействуется множество участников. Существующие формы ИС обеспечивают баланс между потребностями правообладателей и потребностями общества в целом, и всем пользователям ИС необходимо действовать в рамках указанной сбалансированной системы. По мнению г-жи Десаи, предложения об охране ТЗ не отражают аналогичного баланса. Так же как и в случае существующих форм ИС, любая новая форма ИС для ТЗ должна быть сбалансирована в отношении объема и сроков действия охраны и предоставлять очевидные доказательства притязаний и уведомление в адрес общественности. Она заявила, что баланс такого рода создаст правовую определенность как для правообладателей, так и для потенциальных пользователей.
В ходе последующих обсуждений, которые следовали за презентациями, были рассмотрены возможные пересечения между уровнями. Например, случаи, когда священные/сохраняемые в тайне ТЗ реализуются в виде ТЗ широкого или ограниченного распространения. Кто должен принимать решение о том, что распространено широко или ограниченно, а также о правовой неопределенности, которая проистекает из указанных концепций. Некоторые участники подчеркнули, что следует уделить пристальное внимание обычным правилам и что будет важно четко разъяснить владельцам ТЗ намерения, лежащие в основе многоуровневого подхода».
Г-жа Усана Беранда, Министр, заместитель Постоянного представителя, Постоянное представительство Таиланда при Всемирной Торговой Организации (ВТО), выступила с отчетом о Круглом столе 3 – «Применение дополнительных мер и норм обычного права для охраны традиционных знаний: примеры и извлеченные уроки», как представлено ниже:
«Модератором Круглого стола выступала д-р Каролина Диер Бёрбек. На нем рассматривались различные «дополнительные меры», в том числе базы данных, гражданские и уголовные варианты, а также нормы обычного права, в поддержку подхода «на основе осуществления прав» к охране ТЗ. Также обсуждалась взаимосвязь между нормами обычного права и международным документом.
Д-р Газала Джавед поделился опытом Индии в сфере охраны ТЗ на различных уровнях посредством как законодательных, так и административных мер. Цифровая библиотека традиционных знаний (ЦБТЗ) является новаторской инициативой на пути к защитной охране и используется международными патентными ведомствами для поиска предшествующего уровня техники. Существующая национальная политика Индии в области ПИС направлена на расширение сферы действия ЦБТЗ с одновременным изучением возможностей ее использования при проведении НИОКР. Кроме того, документация по ТЗ существует на уровне провинций и общин. Базы данных являются важной дополнительной мерой, однако ограничены в части обеспечения всеобъемлющей охраны различных форм ТЗ. Таким образом, предпосылкой для обеспечения более надежной охраны является международно-правовой документ.
Г-жа Дебора Лешли-Джонсон указала, что две совместные рекомендации, составленные Канадой, Японией, Республикой Корея и США (Примечание Секретариата: документы WIPO/GRTKF/IC/32/6 и WIPO/GRTKF/IC/32/7) помогли выявить варианты для достижения совместных целей по предотвращению ошибочной выдачи патентов в тех случаях, когда изобретению не хватает новизны, и обеспечения наличия соглашений ДПВ между пользователями и поставщиками ТЗ. На международном уровне существовали сложности в части достижения консенсуса по вопросу о подходе на основе осуществления прав, который бы обеспечивал уважение прав ИС и существующей системы ИС, поддерживал общественное достояние и способствовал распространению и использованию общедоступных знаний. Выполнимыми являются шаги, которые могли бы сегодня предпринять страны и другие заинтересованные стороны в отношении мер защитной охраны в целях повышения качества патентной экспертизы заявлений, затрагивающих ГР и связанные с ними ТЗ, и управления доступом, исследованиями и/или последующей ИС посредством соглашений ДПВ. Она отметила, что посредством принятия этих двух совместных рекомендаций дополнительные меры приобретут международную актуальность.
Г-жа Кэтрин Буниасси Кахурия вначале рассмотрела «Повестку дня Кении в области развития 2010 г.», в которой признается необходимость сотрудничества между правительством, научно-исследовательскими и проектно-конструкторскими учреждениями, коренными и местными общинами, лицами, принимающими решения, и управляющими ТЗ и ГР, в интересах устойчивого развития. Правительства всех стран должны создать и вести реестр, в котором содержится информация, относящаяся к ТЗ и ТВК, собранная и задокументированная правительством страны в ходе процесса регистрации. Правительства стран и другие соответствующие учреждения должны сотрудничать с национальным правительством в сфере создания и поддержания специального хранилища при Кенийском совете по авторскому праву, известного как «Цифровое хранилище традиционных знаний» (ЦХТЗ). В заключение она подчеркнула необходимость повышения осведомленности о вопросах ИС, укрепления доверия между национальными органами государственной власти и КНМО, усиления потенциала и механизма защиты прав.
Г-жа Сильвия Летиция Гарсия Эрнандес указала, что в Гватемале существует значительное культурное разнообразие, которое включает в себя четыре различных народа, а именно народы майя, гарифуна, синка и ладино, при общей численности населения 17 млн чел. и богатой цивилизации майя. Дополнительные меры по охране ТЗ основаны на национальной стратегии в области ИС, третьей целью которой является поддержка охраны и сохранения ТЗ, ТВК и ГР, а также на других соответствующих национальных стратегиях. Работа, которую проводят духовные лидеры, целители или терапевты народа майя, недавно были признаны Министерством здравоохранения и включены в работу медицинских центров в сельской местности с целью оказания помощи общинам. Кроме того, ассоциации коренных народов, как, например, «Ак Тенамит», проводят важную работу по направлениям, связанным с образованием, здравоохранением и сельским хозяйством.
Г-н Родриго де ла Крус обратил особое внимание на способность КНМО к охране своих ТЗ посредством неписаных обычных законов и практики. Он описал традиционную практику трех народов, а именно кофан, цачила и кечуа сараяку, проживающих в зоне реки Амазонка в Эквадоре. В указанных культурах существуют устоявшиеся структуры управления и принятия решений, регулируемые обычным правом. Система национального законодательства предусматривает, что ТЗ принадлежат коренным народам, указанные права должны являться неотъемлемыми правами, и в этом отношении ключевую роль должно играть самоопределение. Коллективные права на ТЗ также поддерживает Декларация ООН о правах коренных народов (ДПКНООН), а механизмы их охраны предусмотрены в рамках КБР и Нагойского протокола. Он отметил, что в большинстве общин существуют свои механизмы передачи знаний от поколения к поколению. Дополнительные меры на основе обычного права являются весьма действенным способом обеспечения такой передачи знаний. МКГР следует признать полезность указанных обычных норм и рассмотреть вопрос о том, каким образом международный документ может оказать поддержку в целях обеспечения преемственности и сохранения систем ТЗ.
В ходе последующего обсуждения был рассмотрен ряд вопросов, в числе которых: необходимость укрепления доверия и потенциала КНМО; степень, в которой обычное право - пусть и с учетом специфики каждой из стран – может способствовать разработке международной системы охраны; каким образом можно оказать поддержку общинам при подаче возражений на патенты, которые предположительно нарушают их права на ТЗ; и о том, что частью решения могут стать базы данных общин, хотя при этом необходимо устранить существенный разрыв в части потенциала и технологии. Кроме того, обсуждались вопросы о важности прав на землю, товарные знаки и географические указания общин».
Г-жа Пилар Эскобар, Юрисконсульт, Постоянное представительство Мексики при Организации Объединенных Наций и других международных организациях в Женеве, выступила с отчетом о Круглом столе 4 – «Санкции и средства правовой защиты, управление правами, срок охраны, формальности, переходные меры, связь с другими международными соглашениями, национальный режим и трансграничное сотрудничество: перспективы и опыт», как представлено ниже:
«В ходе Круглого стола 4, модератором которого выступила д-р Мариселла Оума, обсуждались «Санкции и средства правовой защиты, управление правами, срок охраны, формальности, переходные меры, связь с другими международными соглашениями, национальный режим и трансграничное сотрудничество: перспективы и опыт».
В число основных тем, к которым обращались участники, вошли следующие.
Г-жа Анна Вуопала сообщила о том, что для любого документа, связанного с охраной ТЗ, должна существовать взаимосвязь с другими актуальными международными документами. Она отметила, что в том случае, если соглашение будет одобрено, оно должно согласовываться с положениями Венской конвенции о праве договоров 1969 г., в частности, статьи 30 указанной Конвенции. Она добавила, что в основе договоров обычно лежит принцип национального режима. В качестве альтернативы можно было бы рассматривать создание комплекса руководящих принципов или директив, либо, возможно, правила толкования, которые государства-члены могли бы использовать на национальном уровне.
Г-жа Вуопала заявила, что со времени создания МКГР был принят ряд соглашений в отношении ТЗ, как, например, ДПКНООН, Нагойский протокол, а также две конвенции ЮНЕСКО, которые включают в себя положения о предотвращении нарушения или умаления прав. Она подчеркнула, что документ должен опираться в основном на общинный уровень. В отсутствии согласия по основным вопросам и в целях эффективного использования синергетического взаимодействия уже существующих инструментов необходимо также рассмотреть вопрос о создании баз данных, списков и каталогов, с тем чтобы повысить транспарентность в этой области на национальном уровне. В этой связи она обратилась к вики-каталогу нематериального культурного наследия Финляндии, который был создан в феврале 2016 г. и в котором задействованы все общины, в том числе народ сами (Финляндия). Она высказала предположение о том, что данная вики-система может быть принята в качестве примера того, каким образом при участии государства можно предотвратить нежелательное раскрытие ТЗ.
Д-р Шэрон Б. Ле Голл рассмотрела ряд вопросов, относящихся к подготовке правовой системы по охране ТЗ и ТВК для региона КАРИКОМ. Она отметила, что в число санкций и средств правовой защиты могут входить гражданские и уголовные санкции, а также административные санкции и публичные извинения, что отражало бы разнообразие ТЗ среди различных участников процесса.
Бенефициары указали, что у них должен существовать вариант управления своими правами или их осуществления напрямую либо через установленное учреждение. Охрана должна предоставляться посредством соблюдения ряда критериев либо при условии предшествующей регистрации. Регистрация могла бы облегчить управление правами и способствовать транспарентности. Традиционные меры могут допускать или исключать обратную силу, а также промежуточные решения, для установления факта незаконного использования по прошествии конкретного периода времени.
Взаимная поддержка, взаимодополняемость, совместимость (там, где это возможно) и отсутствие субординации должны преобладать при определении взаимоотношений между системой охраны sui generis и другими международными соглашениями. Хотя национальный режим можно рассматривать в качестве надежной отправной точки, его следует дополнять взаимным признанием и обоюдностью, в то время как обычное право, применимое в других странах, должно также признаваться в национальных юрисдикциях. Поскольку владельцы ТЗ могут находиться за пределами национальных рубежей, важно наличие трансграничного сотрудничества.
Со своей стороны, г-жа Тимаима Вакадевабука обратилась к Закону 2016 г. о традиционных знаниях и традиционных выражениях культуры, подготовленному на Фиджи при поддержке ВОИС. В отношении управления правами она отметила, что МКГР будет необходимо рассмотреть три вопроса: (1) о форме участия владельцев ТЗ в создании компетентного органа; (2) о том, является ли создание такого органа обязательным; и (3) о том, должна ли в этой связи присутствовать гибкая возможность на национальном уровне. В отношении традиционных мер она заявила, что Закон Фиджи включает в себя обратную силу в качестве общего правила, но признала, что это может породить сложности в отношении добросовестно используемых ТЗ. Она высказала предположение о том, что посредством консенсуса может быть согласовано промежуточное переходное решение.
Далее слово взяла г-жа Энн Мари Чисчилли, обратившись к трем аспектам самобытности племени навахо: баланс, гармония и мирные суды. Она предложила МКГР использовать указанные элементы в качестве источника вдохновения для своей работы. Она подчеркнула необходимость трансграничного сотрудничества и привела пример сложностей, с которыми сталкиваются народности навахо и хопи при предъявлении своих прав в ситуации, когда церемониальные маски выставляются на аукцион.
Г-жа Чисчилли является сторонницей мероприятий в области укрепления потенциала и образования в поддержку внедрения любого юридического документа в составе переходных мер. В качестве представительницы народности навахо она выразила сомнения в отношении актуальности баз данных по причине недостатка доверия между владельцами ТЗ и третьими сторонами. В заключение она обратилась к политике осознанного согласия, разработанной советом губернаторов штата Аризона в целях содействия установлению доверия между коренными и некоренными лицами.
В ходе обсуждения внимание заострялось на необходимости обеспечить ситуацию, при которой третьи стороны, стремящиеся получить доступ к ТЗ, знали, как этого добиться. Следует приложить усилия к согласованию позиций каждой из них в целях достижения баланса между различными системами и, таким образом, получения документа, который был бы полезен для всех заинтересованных сторон».
Председатель поблагодарил докладчиков за их четкие, сбалансированные и информативные отчеты. Председатель предоставил слово для вопросов/комментариев.
Делегация Судана присоединилась к вступительному заявлению, сделанному делегацией Нигерии от имени Африканской группы. Она выражает благодарность за Семинар и весьма плодотворные круглые столы, направленные на распространение среди участников информации об опыте и извлеченных уроках в сфере охраны ТЗ на национальном, региональном и международном уровнях. Она высоко оценивает работу, проделанную четырьмя докладчиками.
Делегация Нигерии поблагодарила четверых докладчиков за великолепное и исчерпывающее изложение презентаций и обсуждений, состоявшихся в ходе Семинара. Она выразила надежду на то, что совместно достигнутое понимание положительно скажется на деятельности МКГР.
Решение по пункту 5 повестки дня:
Комитет принял к сведению устные отчеты докладчиков: Советника Постоянного представительства Швейцарии при Организации Объединенных Наций и других международных организациях в Женеве г-на Рейнальда Вейлларда; Первого секретаря Постоянного представительства Алжирской Народной Демократической Республики при Организации Объединенных Наций в Женеве и других международных организациях в Швейцарии г-на Фейсала Аллека; Советника посольства и заместителя Постоянного представителя Таиланда при Всемирной торговой организации (ВТО) г-жи Усаны Берананда; и Советника Постоянного представительства Мексики при Организации Объединенных Наций и других международных организациях в Женеве г-жи Марии дель Пилар Эскобар Баутиста.
Комитет также принял к сведению документ WIPO/GRTKF/IC/32/INF/9.
пункт 6 повестки дня: участие коренных и местных общин
Председатель предоставил обновленную информацию по Добровольному фонду и обратился к выступлению PIMA от имени Форума коренных народов по данному вопросу. Фонд истощен. Он призвал делегации провести внутренние консультации и внести взносы в Фонд, чтобы он мог функционировать. Это весьма важно и составляет сущность репутации МКГР в части поддержки участия коренных народов. Он выразил надежду на то, что государства-члены смогут выделить средства на поддержку их участия в тридцать третьей и тридцать четвертой сессиях МКГР. Он обратился к документу WIPO/GRTKF/IC/32/INF/4, в котором приведена информация о положении с взносами и заявками на оказание поддержки, и документу WIPO/GRTKF/IC/32/ о назначении членов Консультативного совета. Позднее МКГР будет предложено избрать членов Совета. Председатель предложил, чтобы функции Председателя Консультативного совета выполнял один из заместителей Председателя, Его Превосходительство Посол Тене. Результаты работы Совета будут изложены в документе WIPO/GRTKF/IC/32/INF/6.
Представитель INBRAPI поддержала вступительное заявление, сделанное представителем PIMA от имени Форума коренных народов, об отсутствии средств в Добровольном фонде. Она привлекла внимание делегаций к вопросу о легитимности и доверии к переговорам в будущем. Она принимала в них участие с 2001 г. с намерением сотрудничества и достижения прогресса в части юридически обязательных международных документов, которые предоставляли бы действенную охрану ТЗ, ГР и ТВК КНМО во всем мире. Однако настал критический момент. В дальнейшем КНМО не будут присутствовать на следующих сессиях МКГР, если в Добровольный фонд не поступят дополнительные средства. КНМО придется отказаться от этого процесса, поскольку они не обладают ресурсами для продолжения участия в нем. Они не могут оценить влияние ИС на дальнейшее использование их ТЗ. До сих пор КНМО выступали лишь в качестве наблюдателей в обсуждении, где рассматривается сущность их культур, священный аспект их духовности, элементы, которые им удалось сохранить в тайне, и знания, которыми они добросовестно делились. Все это может оказаться в общественном достоянии. Она задала вопрос о том, каким образом МКГР может прийти к соглашению по вопросу о международном документе по ИС, который обеспечит эффективную и сбалансированную охрану ТЗ, ГР и ТВК, без полного и эффективного участия КНМО, которые являются их создателями, хранителями, обладателями и владельцами.
[Примечание Секретариата: На тридцать второй сессии МКГР жюри коренных народов рассмотрело следующую тему: «Нерешенные/отложенные вопросы по документу «Проекты статей МКГР об охране традиционных знаний: точка зрения коренных народов и местных общин». Основным докладчиком была г-жа Люси Муленкей, представитель народа масаи, Кения. Двумя другими выступающими стали: г-н Родриго де ла Крус Инлаго, представитель народов кичва/кайамби, Эквадор; и г-н Престон Хардисон, представитель и политический аналитик племен тулалип (США). Председателем жюри являлся г-н Раймонд Фрайберг, представитель племен тулалип (США). В соответствии с программой (WIPO/GRTKF/IC/32/INF/5) были сделаны презентации, которые будут доступны на сайте ТЗ по мере их получения. Ряд ключевых моментов заседания жюри:
Государствам-членам необходимо понимать потребности коренных народов на национальном уровне. Все, чего хотят коренные народы, это уважение к своей роли и признание своих прав. Важно наличие целостного подхода. Кавычки вокруг слова «народы» в тексте следует удалить.
Важно напомнить делегациям о статье 31 ДПКНООН.
Важно ввести ряд мер, которые обеспечат экономическую ценность ТЗ и совместное пользование выгодами.
МКГР необходимо рассмотреть вопросы о трансграничном сотрудничестве и национальном режиме.
Определение ТЗ должно включать в себя основополагающие характеристики ТЗ, относящиеся к их коллективному характеру. Они не должны подлежать каким-либо ограничениям по времени. Документ, который является предметом переговоров, должен распространяться на все виды ТЗ.
К вопросу охраны необходимо применять подход на основе осуществления прав. Права должны включать в себя как имущественные, так и неимущественные права.
В том, что касается баз данных, передаваемые на хранение данные должны быть основаны на предварительном согласии коренных народов, а использование указанной информации и доступ к ней должны напрямую приносить пользу коренным народам на основе принципа справедливого использования выгод.
Раскрытие источника происхождения ТЗ единственный способ обеспечить признание происхождения и справедливое и равноправное использование выгод.
Документ по вопросу о ТЗ не может и не должен подрывать реализацию изменяющегося режима прав человека и не должен содержать формулировки, которые предвосхищали бы развитие указанных прав.
Применение понятия общественного достояния неприемлемо для большей части ТЗ.
Несомненно, следует разделять сохраняемые в тайне и священные ТЗ. Большинство КНМО считает все ТЗ священными. Концепция «широкого распространения» в значительной мере проблематична.
МКГР необходимо обсудить вопрос о репатриации и обратной силе.
[Примечание Секретариата: 30 ноября и 1 декабря 2016 г. состоялось заседание Консультативного совета Добровольного фонда ВОИС по выбору и выдвижению ряда участников, представляющих коренные и местные общины, на получение финансирования для их участия в следующей сессии МКГР. Рекомендации Совета изложены в документе WIPO/GRTKF/IC/32/INF/6, который был опубликован до окончания сессии.
Представитель INBRAPI, выступая от имени Форума коренных народов, поблагодарила стороны, которые поддерживали их в течение всего процесса работы МКГР для того, чтобы их обеспокоенности и права были отражены в тексте. Она также поблагодарила стороны, которые предоставили им возможность принять участие в процессе работы МКГР. Она призвала стороны и организации внести взносы в Добровольный фонд на данном этапе переговоров, поскольку КНМО рискуют перспективой своего полного участия, гарантированного им ДПКНООН. Она выразила сожаление в связи с тем, что голос КНМО больше не будет услышан в МКГР после 16 лет и 32 сессий напряженной работы. МКГР не будет обладать достаточным доверием или легитимностью для того, чтобы выполнять свои задачи. Она сообщила, что они не могут допустить, чтобы решения об их будущем принимались без их полного и эффективного участия.
Решение по пункту 6 повестки дня:
Комитет принял к сведению документы WIPO/GRTKF/IC/32/3, WIPO/GRTKF/IC/32/INF/4 и WIPO/GRTKF/IC/32/INF/6.
Комитет настоятельно рекомендовал и призвал членов Комитета и всех заинтересованных субъектов в государственном и частном секторах вносить взносы в Добровольный фонд ВОИС для аккредитованных коренных и местных общин.
Комитет по предложению Председателя избрал путем аккламации следующих восемь членов Консультативного совета, которые будут выполнять свои функции в личном качестве: представителя организации «Инкоминдиос – Швейцария» г-на Роже Шо; представителя организации « Llamado de la Tierra» («Зов Земли») (Эквадор) г-на Родриго де ла Крус Инлаго; Второго секретаря Постоянного представительства Таджикистана в Женеве г-на Парвиза Эмомова; представителя Фонда защиты прав коренных жителей Америки (Соединенные Штаты Америки) г-жу Мелоди Линн Маккой; Третьего секретаря Постоянного представительства Эквадора в Женеве г-жу Ньюсту Мальдонадо; Атташе по вопросам интеллектуальной собственности и торговли Постоянного представительства Святого Престола в Женеве г-на Карло Марию Маренги; Первого секретаря (вопросы торговли) Постоянного представительства Ботсваны в Женеве г-жу Бойпело Ситоле; и Первого секретаря Постоянного представительства и Консула Филиппин в Женеве г-на Арнела Талисайона.
Председатель Комитета предложил, чтобы функции Председателя Консультативного совета выполнял заместитель Председателя Комитета посол Роберт Матеус Майкл Тене.
пункт 7 повестки дня: традиционные знания
Председатель напомнил о том, что он проконсультировался с региональными координаторами по вопросу о методике работы сессии, в особенности по пункту 7 повестки дня, и что методика и программа были согласованы. Что касается результата работы тридцать второй сессии МКГР, будет подготовлен пересмотренный вариант документа WIPO/GRTKF/32/4 с использованием той же методики, что и на предыдущих сессиях МКГР. Первый пересмотренный вариант (Rev. 1) будет подготовлен и представлен к утру среды. Будет предоставлено время для замечаний и дальнейших предложений, включая текстовые предложения. Второй пересмотренный вариант (Rev. 2) будет подготовлен и представлен к утру пятницы, и будет предоставлено время для общих замечаний, которые будут включены в отчет. Пленарному заседанию будет предложено принять Rev. 2 к сведению и передать его на рассмотрение тридцать четвертой сессии МКГР. В течение всей недели модераторы заслушают все выступления на пленарном заседании и на неофициальных консультациях и подготовят текст документа и включат в него текстовые предложения для того, чтобы сделать возможным более предметный и поэтапный прогресс. Модераторы могут представлять и демонстрировать свою работу на экране. Указанная «незавершенная работа» предоставляет модераторам возможность для получения дополнительных указаний со стороны государств-членов до того, как будет подготовлен пересмотренный вариант. В ходе пленарного заседания делегация могут предоставлять дополнительные комментарии по нерешенным отложенным вопросам, которые обсуждались на тридцать первой сессии МКГР, и он подумает о том, с чего начать указанную работу. Он не намерен повторять обсуждения, состоявшиеся на тридцать первой сессии МКГР. В тех случаях, когда расхождения хорошо известны, и понятно, что МКГР не удастся достичь дальнейшего прогресса, он будет быстро переходить к направлениям, по которым существует возможность для прогресса. Пленарное заседание по-прежнему остается руководящим органом. Неофициальные консультации существуют для того, чтобы облегчить обсуждение в более узком неофициальном формате, в целях достижения общего понимания и сокращения существующих пробелов. Председательствовать на неофициальных консультациях будет он или один из заместителей Председателя, при активной помощи модераторов. Каждая региональная группа будет представлена шестью делегациями, при этом желательно, чтобы одна из них выполняла функции регионального координатора. В целях повышения транспарентности на неофициальные консультации будут допущены другие государства-члены без права голоса. Коренным народам будет предложено назначить двух представителей для участия и еще двух представителей для участия в качестве наблюдателей без права голоса. Он сообщил, что договоренность о том, включать ли в этот состав другие заинтересованные стороны, в частности, представителей промышленности, пока не достигнута. В ходе неофициальных консультаций делегаты (представители государств-членов и коренных народов), входящие в состав неофициальных групп, могут брать слово и вносить предложения. Учитывая характер неофициальных консультаций, предложения, выдвигаемые представителями коренных народов, не нуждаются в одобрении государств-членов в рамках неофициального формата. Однако, если они пройдут в следующий тур, при представлении на пленарном заседании и в случае их идентификации модераторами в этом качестве, для их удержания потребуется поддержка со стороны государств-членов. В ходе пленарного заседания или неофициальных консультаций редакционная работа непосредственно в зале вестись не будет. В зависимости от хода работы Председатель может сформировать одну или несколько контактных групп ad hoc для рассмотрения конкретного вопроса в интересах дальнейшего сокращения существующих пробелов. Такие контактные группы могут быть особенно полезны в отношении вопросов, тщательно проанализированных на пленарном заседании или неофициальных консультациях, но по которым позиции делегатов расходятся. Состав контактных групп зависит от специфики рассматриваемого вопроса, но, как правило, к участию приглашаются по одному представителю от каждого региона с учетом характера вопроса и проявленного государствами-членами интереса. Он назначит одного из своих заместителей или модераторов координатором обсуждений в каждой контактной группе. Контактные группы проведут краткую сессию и отчитаются на пленарном заседании или неофициальных консультациях. Роль модератора по-прежнему будут выполнять г-жа Марго Багли (Мозамбик) и г-жа Эма Хао‘ули (Новая Зеландия). Они будут оказывать поддержку в работе пленарного заседания и неофициальных консультаций; для этого они будут пристально следить за ходом дискуссий и фиксировать предложения по тексту. Они могут выступать и вносить предложения. Они будут проверять все материалы, редактировать и готовить пересмотренный вариант. В сущности, в ходе тридцать первой сессии МКГР особое внимание было уделено обеспечению ясности в отношении позиций различных государств-членов и сокращению пробелов там, где это возможно. Это отражено в текущем рабочем документе, в который включен ряд альтернативных вариантов. Для тридцать второй сессии МКГР, которая является последним заседанием в рамках мандата по ТЗ, будет критически важно сосредоточиться преимущественно на сокращении существующих пробелов по существенным ключевым вопросам, где это возможно, и на рассмотрении тех ключевых вопросов, которые не рассматривались на тридцать первой сессии МКГР. По мнению Председателя, основная цель работы МКГР заключается в сокращении существующих пробелов, при этом он отметил, что этого можно достичь лишь в том случае, если МКГР достигнет общего понимания по ключевым вопросам. Он обращался к модераторам с просьбой сократить количество вариантов на основании информации по итогам выступлений, сохраняя при этом целостность политических позиций государств-членов. Речь не всегда идет о попытке сохранить дословные формулировки позиций государств-членов, а скорее о сохранении целостности политических намерений. Модераторы могут вновь вставить скобки и альтернативны в рамках вариантов, там, где различия не вносят существенных изменений в политические намерения, хотя первоначально они могут взаимодействовать с отдельными государствами-членами, чтобы понять возможность поиска компромиссной формулировки. Если после анализа формулировки, предложенной модераторами, государство-член пожелает сохранить конкретную формулировку, такое пожелание будет учтено. Однако, если МКГР намерен достичь прогресса с учетом расхождения позиций, он обращается ко всем участникам с просьбой тщательно рассматривать любые новые формулировки, предлагаемые модераторами. Для того, чтобы достичь прогресса, МКГР будет необходимо разработать решения, учитывающие интересы всех государств-членов и основных заинтересованных сторон процесса, включая КНМО, промышленность и гражданское общество. Он заявил, что важно задуматься над значительным разнообразием международной среды, в которой действуют ТЗ, включая характер КНМО, их обычные законы и исторический контекст, в котором они существуют; изменения национальных подходов, включая законы и договоры в отношении КНМО; и контроль, которым они обладают над своими знаниями и землями, и трансграничный характер многих КНМО. Маловероятно, что чрезмерно обязывающий результат, единый для всех ситуаций, станет действенным или практичным. Независимо от формы соглашения, оно должно быть основано на принципах и строиться на основных элементах или минимальных стандартах с гибким подходом к его внедрению на национальном уровне. Он ожидает, что делегации с особым вниманием рассмотрят указанный пункт, рассуждая при этом о тех или иных фрагментах текста в рабочем документе. Председатель также прокомментировал слово «баланс». Стремясь к разработке подходов в целях охраны интересов обладателей ТЗ, как отражено в статье 31 ДПКНООН, необходимо осознавать, что, какие бы соглашения, меры и механизмы ни были введены в действие, им будет необходимо действовать в рамках системы ИС. В стремлении к охране интересов КНМО МКГР будет необходимо уравновесить указанные интересы и поддержание целостности системы ИС, без которой невозможен поток инноваций и последующих экономических и социальных выгод. Критически важным элементом поддержания указанной целостности, насколько это практически целесообразно, является обеспечение правовой определенности для владельцев прав. Он обратился к делегациям с просьбой задуматься об обсуждениях в отношении дополнительных мер. Ясно, что большинство членов, невзирая на их позиции по прочим вопросам, признают, что указанные меры послужат основой любого результата переговоров. Было бы полезно рассмотреть вопрос о том, каким образом найти путь к продвижению работы по данному направлению. Размышляя о вступительных заявлениях, прозвучавших утром, он отметил желание сосредоточиться на центральных вопросах, включая цели, предмет, бенефициаров (что связано с управлением правами при рассмотрении «наций» и «государств») и объем охраны (что связано с исключениями и ограничениями). Он также отметил вопросы трансграничного характера и обычное право. Возможно, МКГР будет необходимо пересмотреть ряд определений в списке терминов и обсудить статью 3 BIS. Он подчеркнул, что информационная записка Председателя, в которой отражены лишь его взгляды, никак не предрешает позиции государств-членов и не имеет какого-либо статуса. Затем Председатель открыл обсуждение основных вопросов, начиная с целей. Он обратил внимание на комментарии, сделанные основным докладчиком Семинара. Она выявила три общих актуальных, по ее мнению, элемента: (1) предотвращение незаконного присвоения/ненадлежащего использования и несанкционированного использования ТЗ; (2) предоставление бенефициарам средств для контроля своих ТЗ, используемых за пределами традиционного и обычного контекста; и (3) поощрение/охрана инноваций, основанных на традициях. Он поинтересовался, связано ли предотвращение ошибочной выдачи патентов с предотвращением незаконного присвоения и может ли МКГР найти способ объединить указанные идеи в единую цель. Дополнительные вопросы: (1) отражены ли цели в содержательных положениях; если нет, являются ли они дублирующими либо могут быть перенесены в преамбулу; и (2) актуальны ли эти цели для документа, связанного с системой ИС. Он предоставил слово для комментариев по теме «Основные цели».
Делегация Индонезии, выступая от имени СЕМ, сообщила, что полиции в отношении политических целей уже достаточно подробно изложены. Для нее предпочтителен вариант 1. Если государства-члены не готовы двигаться дальше или изменить свои позиции, будет справедливо перейти к другим вопросам, а к рассмотрению политических целей вернуться позднее.
Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, разделила точку зрения о том, что позиции государств-членов достаточно ясны. Для нее предпочтителен вариант 1. В тексте представлено множество элементов, в зависимости от того, какие альтернативы выберут каждое из государств-членов или группа.
Делегация Индии присоединилась к заявлению, сделанному делегацией Индонезии от имени СЕМ. Она поддерживает вариант 1.

Делегация Таиланда присоединилась к выступлениям делегации Индонезии от имени СЕМ и делегации Нигерии от имени Африканской группы. Основные цели уже обсуждались в течение весьма длительного времени на предыдущих сессиях МКГР. Для нее предпочтителен вариант 1.
Делегация Швейцарии также признала тот факт, что позиции государств-членов в отношении политических целей носят достаточно четкий характер. Она вновь заявила о том, что им следует обратить особое внимание на охрану ТХ в рамках контекста системы ИС, а не на цели, которые уже заложены в другие международные документы либо не актуальны для системы ИС. Это важно для того, чтобы обеспечить взаимную поддержку между данным документом и другими актуальными существующими соглашениями, как, например, ДПКНООН и Нагойский протокол. Она по-прежнему открыта для работы над различными альтернативами в тексте. Тем не менее делегация разделяет следующие наблюдения в отношении цели предотвращения незаконного присвоения/неправомерного присвоения/неправомерного использования/несанкционированного использования, содержащейся в варианте 1, и цели предотвращения неправомерного использования/незаконного присвоения, содержащейся в варианте 2. Указанные цели остаются неясными. Она напомнила, что в ходе переговоров по Нагойскому протоколу были приложены значительные усилия к тому, чтобы дать определение указанных концепций в контексте ГР и ТЗ, связанных с ГР. В конечном итоге было принято решение не включать указанные термины в Нагойский протокол. Вместо этого Нагойский протокол, с одной стороны, ссылается на выполнение положений национального законодательства или регулятивных требований, регулирующих доступ и совместное использование выгод, в отношении традиционных знаний (статьи 15 и 16), а с другой стороны, он ссылается на соблюдение взаимосогласованных условий для доступа к ГР и их использования и для ТЗ, связанных с ГР (статья 18). При этом статья 12 гласит, что при реализации своих обязательств Стороны должны учитывать обычные законы и принятые в общине протоколы коренных и местных общин (КМО). Таким образом, в Нагойском протоколе принят позитивный подход. Вместо того, чтобы сосредоточиться на незаконных или неправомерных действиях, он обращает особое внимание на меры по обеспечению законного и надлежащего использования ГР и ТЗ, связанных с ГР, с целью обеспечения совместного использования выгод. Поэтому для того, чтобы иметь возможность сократить существующие пробелы, МКГР может принять позитивный подход в контексте разработки целей международно-правового документа. Вместо того, чтобы ссылаться на незаконное присвоение/неправомерное использование и т.д., цель этого документа должны быть направлена на обеспечение надлежащего использования ТЗ в рамках системы ИС в соответствии с национальным законодательством, с учетом обычных законов и прав КМО на такие знания. К тому же это позволит способствовать справедливому и равному распределению выгод, которое является следствием или результатом внедрения положений международно-правового документа, а не целью как таковой.
Делегация Ямайки заявила, что МКГР не должен склоняться к достижению обязывающего решения, поскольку работа по «точной настройке» может выполняться на национальном уровне в рамках национального законодательства. Она выразила поддержку выступлений делегации Индонезии от имени СЕМ, делегации Нигерии от имени Африканской группы и делегации Индии. Она сообщила, что выступление делегации Швейцарии можно рассмотреть в ходе неофициальных консультаций, поскольку это поможет двигаться дальше.
Делегация Малайзии поддержала заявления, сделанные делегацией Индонезии от имени СЕМ и делегациями Индии и Таиланда. Текущая цель весьма положительно определяет основополагающий рабочий текст. Более уместно обратить особое внимание на другие основные вопросы, как, например, бенефициары, объем охраны, ограничения и исключения и управление правами.
Делегация Судана поддержала заявление, сделанное делегацией Нигерии от имени Африканской группы, о том, что эта тема уже обсуждалась на предыдущих сессиях. Для нее предпочтителен вариант 1.
Делегация ЕС, выступая от имени ЕС и его государств-членов, подчеркнула важность связи с ИС и отсутствия дублирования вопросов. Лучшим является вариант 2. Он поддерживает ссылку на инновации, поскольку инновации и охрана инноваций входят в основной мандат ВОИС. Это распространяется на все виды творческой и инновационной деятельности и не привязано к конкретной категории. По-прежнему непонятно, о каких именно традиционных произведениях и инновациях идет речь, и делегация хотела бы вернуться к этому вопросу позднее.
Делегация США предложила формулировку, заимствованную из варианта 1 и совместимую со статьей 3 BIS, которая остается в рамках контекста системы ИС. Она предложила новый вариант 4: «Настоящий документ должен иметь своей целью предотвращение ошибочного предоставления прав интеллектуальной собственности, которые непосредственно основаны на охраняемых традиционных знаниях, полученных путем незаконного присвоения». Тем не менее, она поддерживает вариант 3, в котором описано то, что, по ее мнению, является основной целью деятельности МКГР, т.е. содействие обмену идеями и знаниями и признание ценности живого и динамичного общественного достояния. Исторически общества извлекали выгоду из обмена идеями и знаниями, а права ИС являются средством стимулирования указанного поведения. Например, система авторского права вознаграждает авторов, предоставляя им ограниченное по времени право исключить возможность копирования другими лицами авторских выражений той или иной идеи, но не право исключить возможность использования другими лицами самой идеи. Аналогичным образом патентная система поощряет изобретателей к раскрытию своих изобретений, чтобы другие лица могли учиться у других и воспользоваться запатентованным изобретением после истечения срока действия патента. Это предназначено не для того, чтобы вознаграждать исключительными правами, а для содействия распространению знаний. Охрана и обеспечение соблюдения нового права ИС на ТЗ должны быть соизмеримы с охраной традиционной ИС, отражая баланс интересов и баланс прав и обязательств. Именно поэтому в варианте 3 заимствована формулировка из статьи 7 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Соглашение ТРИПС).
Делегация Канады разделяет некоторые из точек зрения, выраженных делегацией Швейцарии, в отношении необходимости четкого установления целями того факта, что любой документ будет действовать в рамках системы ИС. Она также подчеркнула необходимость ясности ряда концепций и терминов, изложенных в данном разделе. Например, неясна концепция «традиционного и обычного контекста» в пункте 1(b). Концепция «инноваций, основанных на традициях», в пункте 1(d), противоречит концепции содействия инновациям в общем смысле. Она поддержала заявление делегации ЕС, сделанное от имени ЕС и его государств-членов. Это связано с балансом между необходимостью действовать в рамках системы ИС и потребностью в документе для поддержания целостности системы ИС. Концепция содействия инновациям отражена в положении об ограничениях и исключениях и в положении о дополнительных мерах. Она будет рада изучить указанные вопросы.
Делегация Китая поддержала заявления, сделанные делегацией Индонезии от имени СЕМ и делегациями Индии и Таиланда. Повестка дня заседания носит весьма интенсивный характер, поэтому она выражает надежду на то, что особое внимание будет уделено ключевым вопросам. Она поддерживает вариант 1.
Делегация Индонезии, выступая от имени СЕМ, приняла к сведению заявления, сделанные делегациями Швейцарии и Канады. Проведя дополнительные консультации в составе своей группы, она, возможно, обратится к соответствующим делегациям. Что касается нового предложения делегации США по варианту 4, поскольку она по-прежнему поддерживает вариант 3, имело бы смысл рассмотреть возможность включения этого предложения в состав варианта 3, чтобы убедиться в том, что текст не носит запутанный характер.
Делегация Японии вновь заявила о том, что основные цели имеют большую важность для деятельности МКГР, и необходимо, чтобы они носили четкий и краткий характер. Неуместно связывать вопросы о доступе и совместном пользовании выгодами (ДПВ) с системой ИС, как в пункте (c) варианта 1. Поэтому пункт (c) не следует включать в текст. С другой стороны, существенным моментом является предотвращение ошибочной выдачи патентов, поэтому она поддерживает предложение, внесенное делегацией США. Указанную концепцию следует ввести в вариант 2 и вариант 3. Она подчеркнула важность пункта (d). Однако слова «основанные на традициях» необходимо поместить в скобки, поскольку этот документ должен быть направлен на поощрение и охрану творчества и инноваций в общем смысле и не должен сводиться к творчеству и инновациям, «основанным на традициях».
Делегация Бразилии присоединилась к вступительным заявлениям делегации Индонезии от имени СЕМ и делегации Чили от имени ГРУЛАК. Она поддерживает вариант 1. Вместо того, чтобы составлять новый вариант 4, следует изменить формулировку варианта 3.
Делегация Пакистана присоединилась к заявлениям, сделанным делегацией Индонезии от имени СЕМ и делегацией Индии. Она поддерживает вариант 1, но также поддерживает и предложение Председателя о конструктивном взгляде на процесс и продвижении вперед.
Делегация Нигерии пояснила ряд комментариев, сделанных коллегами по вопросу о контексте системы ИС для различных предложений по политическим целям. Коммерческая тайна является частью системы ИС и не вполне согласуется с патентной системой. Поскольку МКГР прилагает усилия к тому, чтобы пройти сквозь указанные сложности и сократить пробелы, важно признавать тот факт, что предложения, внесенные на обсуждение сторонниками этих требований, полностью согласуются с ИС в целом, пусть и не с патентной системой. Поэтому следует признавать все органы системы ИС.
Председатель предоставил слово для комментариев по статье 2 «Бенефициары».
Делегация Индонезии, выступая от имени СЕМ, сообщила, что существует какой-либо способ сближения формулировок в варианте 2 и варианте 3. Роль государства имеет большое значение, когда практически нецелесообразно выявлять КНМО либо когда ТЗ уже распространены в ограниченном объеме и не могут быть приписаны единственной местной общине на территории одной страны. Существуют иные обстоятельства, при которых ТЗ являются частью национальной самобытности, и государства должны иметь возможность выступить в качестве бенефициаров и хранителей. Указанный вопрос может рассматриваться в разделе «Управление правами». Если государства могут выступать в качестве бенефициаров, то государства следует упомянуть в статье о бенефициарах. Она предложила совместить вариант 3 и вариант 3, поместив слова «государства» и «нации» в скобки в статье 2.1. Что касается статьи 2.2, если государства упоминаются в качестве хранителей, ее следует переместить в раздел «Управление правами», в ином случае смешанные элементы из варианта 2 и варианта 3 могут отражать ситуации, в которых государства выступают в качестве хранителей и, где это применимо, по согласованию с КНМО и заинтересованными сторонами в соответствии с национальным законодательством.
Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, выразила предпочтение варианта 2, поскольку он распространяется на государства. В ряде стран Африки нет КНМО, и разделение между народами одной страны отсутствует. Она наблюдает возможность работы с вариантом 3, поскольку в нем говорится о других бенефициарах, и, хотя в варианте 3 государства не упоминаются, понятие «прочие бенефициары» может также означать государство, как определено в национальном законодательстве. Она видит ценность в статье 2.1. Статью 2.2 и вариант 3 можно удалить. В статье 5 она поддерживает вариант, который носит простой характер.
Делегация Египта сообщила, что определение не появляется из ниоткуда. Определения являются результатом культуры. У делегации имеются сомнения в отношении использования терминов «коренные народы» или «местные общины», поскольку КНМО имеют право использования произведений культуры, однако культура играет свою роль в формулировке терминов и определений. Нельзя сказать, что обстоятельства, которые привели к созданию такой нации, как египетская нация, которая является одной из старейших наций в мире, были теми же, с географической, культурной или исторической точек зрения, что и обстоятельства, которые создали такие страны, как США или Швейцария. МКГР пытается выстроить нечто в пользу человечества в целом. Делегация не имеет ничего против термина «коренные народы», однако в Египте не существует такого термина. С географической точки зрения Египет находится частично в Африке и частично в Азии. С культурной точки зрения он является африканским, арабским и средиземноморским и испытывал влияние многих цивилизаций и культур. Египет является плавильным котлом культур и цивилизаций. За тысячи лет Египет создал разнообразную с точки зрения культуры цивилизацию. Должен существовать термин, который относится к примерам, подобным Египту. ТЗ являются порождением культуры, передаваемым через многие годы. МКГР необходимо применять нестандартное мышление. Законодательство в отношении ИС создает основу, но МКГР необходимо выйти за эти рамки и выстроить нечто в пользу КНМО, государств и наций.
Делегация Таиланда поддержала вариант 2. Как предложила делегация Индонезии от имени СЕМ, она поддерживает объединение варианта 2 и варианта 3, чтобы получить статью 2.1 в варианте 3. Статью 2.2 можно перенести в статью 5.
Делегация Индии присоединилась к заявлениям, сделанным делегацией Индонезии от имени СЕМ, делегации Нигерии от имени Африканской группы и делегацией Таиланда. В Индии, наряду с сохраняемыми в тайне, священными ТЗ и ТЗ ограниченного распространения, существуют примеры ТЗ широкого распространения, которые не могут быть приписаны конкретной общине и которые стали неотъемлемой частью государства. Она поддерживает вариант 3 с добавлением слова «государства» после слов «коренные и местные общины» в статье 2.1. Она открыта для рассмотрения вопроса о переносе статьи 2.2 в статью 5.
Делегация Ямайки поддержала выступление делегации Индии по вопросу о роли государства.
Делегация ЕС, выступая от имени ЕС и его государств-членов, выразила поддержку КМО в качестве бенефициаров. Компетентный орган в соответствии с ситуацией должен действовать лишь как хранитель, с согласия бенефициара, и не должен иметь каких-либо прав сам по себе. Принимая во внимание критерии охраноспособности, например, чтобы ТЗ были напрямую связаны с КМО, для компетентного органа будет сложно установить права. Статья 5 должна распространяться на управление интересами.
Делегация Индонезии, выступая от имени СЕМ, сообщила, в духе достижения прогресса, внесения конструктивного вклада и сокращения существующих пробелов, что она отзовет свое текстовое предложение по статье 2.2 и согласится поддержать вариант 3. Она может рассмотреть перенос статьи 2.2 в статью 5. Тем самым будет учтен вариант 2, который не получил поддержку многих государств-членов.
Делегация Ганы присоединилась к заявлению, сделанному делегацией Нигерии от имени Африканской группы. В Гане существующее законодательство признает государство в качестве бенефициара, а также существует национальное ведомство, которое контролирует охрану ТЗ от имени народа. Статья 4.2 Закона об авторском праве 2005 г., Закон № 690, предусматривает следующее: «Правами на фольклор, от имени народа Республики и в его интересах, наделяется Президент». Статья 59 учреждает Национальный фольклорный совет, который выступает в качестве национального компетентного органа, и в число функций указанного органа входит управление, контроль и регистрация выражений фольклора от имени общества, а также сохранение и контроль использования таких выражений, опять-таки от имени общества, а также содействие проведению мероприятий в целях распространения выражений фольклора. Термин «фольклор» используется, но соответствует тому, что рассматривается в качестве ТЗ. В той мере, в какой он относится к фольклору, закон относится к ТЗ. Когда заходит речь о двух указанных вопросах, о государстве в качестве бенефициара и об учреждении национального компетентного органа, указанные вопросы согласуются в рамках национального законодательства страны.
Делегация Туниса присоединилась к заявлению, сделанному делегацией Нигерии от имени Африканской группы, по вопросу о варианте 2, с учетом того, что в Тунисе приводится указание на народ Туниса без каких-либо иных различий.
Делегация Шри-Ланки указала, что как в варианте 2, так и в варианте 3 упоминаются КНМО с префиксом «в соответствующих случаях», а это не отвечает на ее обеспокоенности в достаточной мере. МКГР необходимо выработать компромисс, и это не тот компромисс, который достигается теми, у кого отсутствуют коренные общины, и теми, у кого они существуют.
Делегация Китая сообщила, что, как упомянули делегации Индии, Нигерии, от имени Африканской группы, и Египта, в ряде стран связь ТЗ с общинами не может быть установлена либо коренные общины вообще отсутствуют. Тем не менее, в указанных странах существуют ТЗ, которые заслуживают охраны. Данную проблему можно решить путем использования слов «государство» или «нация». Она выразила согласие с делегацией Египта в том, что она не имеет ничего против того, чтобы страны, в которых существуют коренные группы, обладали правами, но также признает тот факт, что в ряде стран коренных групп не существует. Им необходимо использовать слово «нация» или «государство», и именно в силу этого указанные термины должны присутствовать в данной статье.
Делегация Канады поставила вопрос, который в течение некоторого времени является частью проекта текста, но не обсуждается, а именно вопрос о концепции «местных общин». Она признает необходимость указанной гибкой возможности. Однако, хотя, возможно, это очевидно для одних и неочевидно для других, она поинтересовалась, на какие группы и какие ТЗ это будет распространяться и будут ли какие-либо критерии охраны применяться к местным общинам. Она задала вопрос о том, будут ли указанные критерии отличаться от критериев, применимых к коренным народам, а если нет, то потребуются другие критерии. По вопросу о бенефициарах, в отношении тех, кто предлагает, чтобы одним из бенефициаров являлось государство, она поинтересовалась, идет ли в данном случае речь и о местных общинах. Она задала вопрос о том, будет ли к местным общинам применяться тот же объем и условия охраны, что и к коренным народам. Поскольку включение местных общин в некоторой степени расширит объем любого документа, необходимо достичь общего понимания не только в вопросах, относящихся к коренным народам, но и в вопросах, относящихся к местным общинам. Практика государств-членов в данном направлении, а также точки зрения КНМО, имеют критическое значение. Она не возражает против термина «местные общины» в тексте. Она выражает желание провести обсуждение, чтобы уточнить, какие последствия это повлечет, в том числе на основе практики государств-членов.
Делегация Швейцарии сообщила, что КНМО должны являться бенефициарами охраны ТЗ по этому документу. Они являются создателями, хранителями и владельцами ТЗ. Кроме того, это также будет согласовываться с соответствующими положениями ДПКНООН, а также КБР и Нагойского протокола. В том случае, если МКГР пример решение продолжить изучение вопроса о том, можно ли включить национальные или государственные органы власти в качестве бенефициаров и каким образом их можно включить, следует рассмотреть и подробно обсудить как минимум следующие вопросы: (1) Какие гарантии соблюдения потребуются для того, чтобы убедиться в том, что интересы и права КНМО не будут подорваны включением наций или государств в качестве бенефициаров? (2) Как можно убедиться в том, что выгоды, совместно используемые посредством таких национальных или государственных органы власти, будут направлены на охрану и гарантии соблюдения ТЗ КНМО? (3) Какие критерии будут необходимы на международном уровне для того, чтобы принять четкое решение о том, какой из бенефициаров получит выгоды в каждой из ситуаций? Делегация не ожидает, что ответы на указанные вопросы будут получены в ходе пленарного заседания, но рассчитывает на неофициальные консультации.
Делегация Малайзии присоединилась к заявлениям, сделанным делегацией Индонезии от имени СЕМ и делегацией Китая. Малайзия является страной с богатой и разнообразной культурой. Во многих обстоятельствах совместное использование и обмен знаниями осуществляются в рамках различных сообществ. В сущности, ранее она уже высказалась в пользу варианта 2, в котором корректно отражено положение в Малайзии и в других странах с разнообразными культурами. Однако в духе конструктивной гибкости она поддерживает вариант 3, в котором не только признаются коренные общины в качестве бенефициаров, но и предусматривается вариант внесения компетентных органов в качестве хранителей. Кроме того, было бы полезно рассмотреть альтернативу статьи о бенефициарах вместе со статьей 5 «Управление правами».
Делегация Таиланда поддержала предложенное делегацией Индии добавление слова «государство» в варианте 3. Указанное добавление является позитивным решением при сочетании варианта 2 и варианта 3. Статью 2.2 можно переместить в вариант 3.
Делегация Японии вновь заявила о том, что бенефициары должны определяться в зависимости от ТЗ, по причине наличия особой связи между ТЗ и культурной идентичностью бенефициаров. Поэтому включение государств и наций в качестве бенефициаров является проблематичным и в значительной степени размывает указанные связи. МКГР необходимо продолжить рассмотрение варианта 1, насколько уместно ограничивать объем бенефициаров лишь рамками КНМО. Кроме того, следует дать четкое определение значению термина «местные общины».
Делегация Парагвая сообщила, что, насколько она понимает, существует стремление к тому, чтобы концепция наций распространялась на реальное положение дел в тех странах, которые не могут определить происхождение ТЗ. Она указала, что с юридической точки зрения концепция нации носит неясный характер. Поэтому она желает продолжить обсуждение и попытаться рассмотреть данную обеспокоенность.
Делегация США отметила, что группа членов предложила, чтобы государства могли быть бенефициарами в обстоятельствах, когда ТЗ не могут быть отнесены к тем или иным КМО. Однако предложенные определения ТЗ, заявленные в разделе «Использование терминов», могут не согласовываться с указанным предложением. Например, определение ТЗ в варианте 1 гласит, что ТЗ являются знаниями, создаваемыми, поддерживаемыми и развиваемыми КНМО. В указанном случае «нациями/государствами» помещено в скобки. Кроме того, определение ТЗ в варианте 2 гласит, что ТЗ являются знаниями, создаваемыми, поддерживаемыми, контролируемыми, охраняемыми и развиваемыми КНМО, при этом слово «нациями» помещено в скобки. Если ТЗ более не могут быть отнесены к тем или иным КМО, она интересуется, каким образом указанное сообщество поддерживает, контролирует и охраняет эти знания. Создается впечатление, что предполагаемая ситуация, в которой предлагается, чтобы бенефициарами являлись государства, вступает в конфликт с указанными определениями. Единственным примером в предложенных определениях, в котором государства могут рассматриваться в качестве бенефициаров, является ситуация, когда сами государства могут создавать, поддерживать и развивать знания. Обсуждение по вопросу о том, могут ли государства являться бенефициарами, должно исходить из того, могут ли государства создавать ТЗ. В отношении статьи 2 она поддерживает вариант 1, пункт 2.1. В отношении пункта 2.2 бенефициарами системы ИС является общество в целом, поскольку система способствует творчеству и инновациям, и она также может распространять информацию. Проще говоря, в число бенефициаров охраняемых ТХ следует включать тех, кто владеет охраняемыми ТЗ и поддерживает их. Кроме того, формулировка в варианте 1 пункта 2.2 о хранителях ТЗ дублирует формулировку, уже содержащуюся в статье 5. Поэтому вопросы, относящиеся к утверждению и привлечению надлежащих хранителей, следует оставить для обсуждения, связанного со статьей 5. По вопросу о варианте 2, пункт 2.1, она обратилась за пояснениями в отношении определения и цели терминов «государства» и «нации». Она поинтересовалась, означают ли указанные термины национальные правительства или являются описанием конкретных КМО. Создается впечатление, что статья 2.2 указывает на то, что государствами являются национальные правительства и что указанный пункт позволяет лишь государствам учреждать национальные органы для определения бенефициаров. Кроме того, информационная записка Председателя содержит просьбу в адрес государств-членов рассмотреть возможность наделения национального или обычного права свободой в отношении определения бенефициаров, с учетом различных ситуаций в отношении владельцев ТЗ во всем мире. Она выражает поддержку изучения указанного аспекта для того, чтобы лучше понимать, почему термины «государства» или «нации» следует включить в состав объема бенефициаров, в особенности посредством фактологических исследований и анализа с использованием примеров из реального мира. Кроме того, в записке Председателя приводятся пояснения о том, что одним из способов продвижения вперед могло бы стать включение государств или наций в качестве бенефициаров, но предоставить им иной, предположительно более ограниченный объем охраны. Она заинтересована в том, чтобы услышать мнения других государств-членов в отношении указанного предложения и какие виды объемов могли бы быть предусмотрены. Тем не менее, у нее остаются обеспокоенности в связи с включением наций и государств в качестве бенефициаров.
Делегация Ирана (Исламская Республика) поддержала заявление, сделанное делегацией Индонезии от имени СЕМ. Она поддерживает вариант 3, который включает в себя основных бенефициаров документа, а именно КНМО. Он оставляет политическое пространство для того, чтобы государства на национальном уровне определяли других бенефициаров согласно национальному законодательству. Основными бенефициарами охраны ТЗ должны являться КНМО, но не в исключительном порядке. Существенное значение имеет признание верховенства каждого из государств в вопросе об определении бенефициаром в рамках своей юрисдикции. Сохранение политического пространства для государств-членов с целью определения бенефициаров представляет собой выход из сложившегося тупика.
Председатель предоставил слово для комментариев по данному предмету.
Делегация Индонезии, выступая от имени СЕМ, сообщила, что на тридцать первой сессии МКГР она занимала позицию по варианту 2. В духе продвижения вперед она могла бы поддержать вариант 1 посредством упоминания о том, что объектом охраны являются ТЗ. Не вызывает разногласий тот факт, что речь в документе идет о ТЗ, и МКГР не должен попасть в ловушку бесконечного обсуждения по вопросу об определении ТЗ. Можно сблизить вариант 4 и вариант 3, включив критерии в вариант 3.
Делегация Таиланда ранее поддержала вариант 3. Однако в духе продвижения вперед и в целях устранения чрезмерно большого числа альтернатив она поддерживает вариант 1, понимая, что МКГР выступит в пользу варианта 1 в разделе «Использование терминов» по данному предмету.
Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, поддержала вариант 1.
Делегация Индии присоединилась к заявлению, сделанному делегацией Индонезии от имени СЕМ, и к заявлению, сделанному делегацией Таиланда. Она поддерживает вариант 1, однако необходимо дать надлежащее определение ТЗ в разделе «Использование терминов», как это отражено в варианте 3. Она не поддерживает включение критериев охраноспособности в статье 1.
Делегация ЕС, выступая от имени ЕС и его государств-членов, сообщила, что критерии охраноспособности следует включить в статью 1, а не в определение. Она поддерживает вариант 2.
Для делегации Ирана (Исламская Республика) предпочтителен вариант 1. Она поддерживает заявление делегации Индонезии от имени СЕМ.
Делегация США поддержала вариант 4. Она не приветствует сочетание варианта 3 и варианта 4. Она не может принять критерии охраноспособности, которые могут позволить, чтобы информация, уже широко известная за пределами общины, пользовалась охраной в качестве ТЗ. Неясно также, каким образом нации/государства создают или развивают ТЗ. Если перечисленные области ТЗ не являются исчерпывающим списком, она интересуется, почему были выбраны данные области, а не другие. Она задала вопрос о том, может ли перечисление указанного списка в варианте 3 быть включено в качестве примеров.

Делегация Японии сообщила, что повышение уровня ясности имеет существенное значение для того, чтобы избежать споров по вопросу о том, следует ли предоставлять охрану ТЗ на международном уровне или нет. Необходимо уточнить критерии понятия «традиционные». Кроме того, такие формулировки, как «из поколения в поколение» и «связаны c культурным наследием бенефициаров», неуместны в качестве предмета документа, поскольку их значение носит неясный характер. Более того, между различными владельцами могут возникать потенциальные конфликты по вопросу об одних и тех же или почти одних и тех же ТЗ. Иными словами, одни и те же или почти одни и те же ТЗ могут существовать в разных регионах независимо друг от друга. Повышение уровня ясности имеет существенное значение для предотвращения каких-либо потенциальных споров.
Делегация Нигерии обратилась с просьбой пояснить выступление делегации США по вопросу о варианте 4. В данном варианте упоминаются критерии, характеристики и срок, которые не являются предметом этой статьи. В варианте 4 подразумеваются три других статьи. Она поинтересовалась, какой подход применяется здесь. Кроме того, она обратилась к обеспокоенности, выраженной делегацией Японии, в отношении формулировок «из поколения в поколение» и «традиционные». Существуют международные документы, в которых используются те же термины для ТЗ. Она поинтересовалась, возникали ли вопросы в отношении правового статуса указанных международных документов и национальных законов, которые внедрили их. Она поинтересовалась, почему ту же формулировку нельзя использовать в Проектах статей, где рассматривается тот же предмет. Упоминание об одних и тех же владельцах ТЗ в трансграничном контексте является предметом другой статьи. Она хотела бы оставить указанные темы в раздельном виде в отдельных статьях, чтобы текст носил более четкий характер.
Делегация Чили сообщила, что данный документ явным образом применяется к ТЗ. Она изучает идею о введении критериев охраноспособности в альтернативные варианты, чтобы сформировать ясность в вопросе о том, какие знания подлежат охране. Для нее предпочтительнее не включать в состав план-график. Она обратилась к остальным делегациям с просьбой предоставить альтернативы достижению консенсуса по данному вопросу.
Делегация США пояснила, что ее предыдущее выступление затрагивало вариант 3. Она хотела бы отреагировать на замечание делегации Чили в отношении варианта 4. Аналогично подходу, принятому в других сетях ИС, вариант 1 один должен начинаться с сужения того, какие типы ТЗ являются охраноспособными. Вторую часть анализа, в которой определяются охраняемые ТЗ, можно найти в статье 3. На указанные типы требований к охраноспособности в целом полагаются режимы, связанные с ИС, в том числе посредством законов в отношении ИС в государствах-членах, входящих в МКГР. Таковы условия, которые следует использовать для определения охраноспособности ТЗ. Она выражает признательность за обеспокоенности, поднятые на тридцать первой сессии и вновь поднятые делегацией Чили в отношении требования об ограничении по времени, при котором охраноспособные ТЗ должны передаваться из поколения в поколение в течение срока, составляющего не менее 50 лет. Некоторые государства-члены сообщили, что срок, составляющий годы, возможно, является неприемлемым в контексте ТЗ, поскольку некоторые КМО, возможно, измеряют течение времени иными способами. Однако некоторое требование об ограничении по времени имеет большое значение. Делегация предложила обсудить вопрос о том, должны ли охраняемые ТЗ поддерживаться на протяжении определенного количества поколений. Указанное понимание согласуется с другими определениями ТЗ, поскольку большинство государств-членов признает тот факт, что ТЗ передаются между поколениями или из поколения в поколение. При определении того, в течение скольких поколений должны поддерживаться ТЗ, необходимо учитывать характер и динамику ТЗ и структур семьи. Например, во всем мире, в том числе в США, совместное проживание нескольких поколений является обычной ситуацией. Например, дедушки и бабушки, родители и дети зачастую проживают под одной крышей. Иногда, если семье особенно повезло, возможно, еще живы прадедушки и прабабушки, и в некоторых случаях они также проживают с семьей. В указанных случаях дедушка или бабушка либо прадедушка или прабабушка могут однажды утром создать ТЗ, например, новый рецепт еды, и в течение дня поделиться данной информацией с остальными членами семьи. К вечеру можно говорить о том, что ТЗ были переданы через три или четыре поколения, создав форму охраняемых ТЗ в течение срока, составляющего менее 24 часов. Введение сбалансированного условия об ограничении по времени в качестве критерия охраноспособности обеспечивает четкий путь к определению того, какие ТЗ могут охраняться. Поскольку распространено существование ситуаций, при которых в данный момент времени могут присутствовать четыре поколения, она предлагает включить в текст условие об ограничении по времени, которое требует, чтобы ТЗ поддерживались в течение пяти поколений до того, как они станут охраноспособными. Это может являться альтернативой требованию о сроке, составляющем 50 лет. Она выражает надежду на то, что государства-члены, возможно, рассмотрят новое предложение, и ожидает обсуждения по вопросу о надлежащем количестве поколений, в течение которого должны поддерживаться ТЗ для того, чтобы являться охраноспособными.
Представитель племен тулалип заявил, что с определением, предложенным делегацией США, новым ТЗ станет весьма сложно воспользоваться охраной. Если в одном поколении возникает традиция или инновация, основанная на традиции, в следующих поколениях она не будет охраняться. Поскольку она не охраняется, она может получить широкое распространение, и ее могут использовать другие лица, поскольку охрана отсутствует. Он поинтересовался, каким образом обеспечить охрану в этом случае, если прошло пять поколений. Как только ее начнут широко применять на практике и использовать другие лица по причине отсутствия охраны в начальных поколениях, в действительности она никогда не будет пользоваться какой-либо охраной.
Делегация Нигерии сообщила, что фактор ограничения по времени, предложенный делегациями США и Японии, не является актуальным. Отчеты и опросы, проведенные еще в 2001 г., гласят, что термин «традиционный» относится не к продолжительности, а скорее к методу создания. Поэтому важность имеет не продолжительность времени, в течение которого используются ТЗ, а способ их передачи от одного поколения к другому. Он сообщил, что делегация Японии признала это, как зафиксировано в документе WIPO/GRTKF/IC/24/8. Важным аспектом ТЗ является тот факт, что их создание, использование или применения являются частью традиционной культуры общины. «Традиционной» не обязательно означает, что знания являются старыми. Данный вопрос уже был урегулирован еще в 2001 г. ТЗ можно изучить с людьми того же поколения. Зачастую такие ТЗ развивают и обогащают те, кто их наследует.
Делегация Египта обратилась к выступлению делегации Нигера и сообщила, что существует ряд элементов, придающих знаниям характер традиционных, и продолжительность входит в их число. Существует также вопрос о распространении знаний и о том, каким образом происходит их передача, не с помощью формального образования, а от одного поколения к другому, от родственников, бабушек и дедушек, родителей. В Японии существует проект под названием «Живая сокровищница человечества», который используется в ЮНЕСКО для живых традиций. Наследие Японии сохраняется для новых поколений. Указанный проект приобрел всемирный масштаб в целях поддержания ТЗ и ТВК, поскольку это верно и для фольклора. Он находится в движении, а не стоит на месте. Важнейшим критерием является то, каким образом он переходит от одного поколения, не с помощью формального образования, а в устной форме.
Делегация Южной Африки поддержала заявление, сделанное делегацией Нигерии от имени Африканской группы. Она выбирает вариант 1. Делегациям не следует усложнять его путем внесения критериев охраноспособности и срока. Обсуждение срока охраны следует ограничить статьей 7.
Делегация Нигерии сообщила, что вопрос о времени представляет собой проблему. В примере, приведенном делегацией США, бабушка будет иметь право на получение патента или выбор охраны для своего рецепта в рамках какой-либо иной формы ИС, но он не будет являться ТЗ, поскольку он не привязан к общине. Передача его своей дочери и ее внучке не представляет собой общину. Было бы полезно привести лучший пример, чтобы показать, какие обеспокоенности существуют в отношении данного термина. Ряд вопросов сводятся воедино, поскольку существует статья о сроке, и это отличается от критериев охраноспособности. Важно иметь в виду, что МКГР создает аналогичный режим, который будет контактировать и взаимодействовать с системой ИС, и не у каждой категории ИС фактически существует конечный срок. Например, коммерческие тайны не ограничиваются по времени. Было бы неразумно и неосмотрительно принимать в упреждающем порядке произвольное положение о времени как способе обозначения пределов знаний КНМО. Делегациям следует рассмотреть вопрос о том, как размышлять о сроке в связи с объемом охраны и рассматриваемым видом ТЗ. По вопросу об обеспокоенности в отношении широко распространенных ТЗ важно иметь в виду тот факт, что целью является соглашение о минимальных стандартах. Хотя некоторые страны не хотели бы признавать определенные виды прав на широко распространенные ТЗ, другие страны могли бы их признать. Если не предпринимать никаких действий, в национальном законодательстве могут осуществиться их любые пожелания. Идея заключается в том, чтобы создать некие минимальные ориентиры, при которых данная категория ИС могла бы рассматриваться в последовательном виде.
Делегация Японии поддержала замечания, сделанные делегацией США. Критерии охраноспособности могут играть важную роль при определении объекта и поэтому должны быть надлежащим образом изложены в документе. Конкретные примеры национального опыта и практики могли бы помочь провести черту между «традиционными» знаниями с одной стороны и «современными» знаниями с другой.
Делегация Шри-Ланки сообщила, что и в варианте 1, и в варианте 2 упоминается динамичный и развивающийся характер ТЗ. Это будет препятствовать охране ТЗ, развитие которых происходит чаще, чем каждые 50 лет.
Делегация Индонезии сообщила, что разногласия по вопросу о том, что предметом данного документа являются ТЗ, отсутствуют. В целях ясности, положение по предмету следует свести к минимуму и просто заявить, что объектом охраны являются ТЗ. Она поддерживает вариант 1. Критерии охраноспособности следует обсуждать в статье 7. Идея о сроках не является актуальной.
Делегация Бразилии выступила против включения критериев охраноспособности в вариант 4, поскольку там они неуместны.
Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, сообщила, что ей было интересно заслушать пример ТЗ, однако в реальности у создателей знаний это происходит иначе. Она поддерживает вариант 1. Критерии охраноспособности в него помещать не следует. Она обратилась к характеристикам ТЗ, содержащимся в варианте 1 и в разделе «Использование терминов», который она поддерживает. Государства-члены могут обратиться к ним, чтобы понять, какие характеристики должны определять ТЗ в контексте данного документа.
Делегация ЕС, выступая от имени ЕС и его государств-членов, сообщила, что дискуссия представляет интерес, поскольку поднимает основополагающие вопросы. Она задала вопрос о том, считают ли инициаторы, что каждая община или культура в мире обладает той или иной формой ТЗ. И если это так, она интересуется, где следует провести черту между тем, что представляют собой ТЗ, и тем, что является общественным достоянием, для того, чтобы сохранить общественное достояние, которое является единой площадкой, от которой исторически происходят все дальнейшие знания и изобретения.
Делегация Ганы присоединилась к заявлению, сделанному делегацией Нигерии от имени Африканской группы. Она также заострила внимание на определенных сложностях по варианту 4. Вариант 4 требует, чтобы элементы, охраняемые в настоящее время, переходили в общественное достояние спустя 50 лет. Она выражает сомнения в отношении того, действительно ли это являлось целью предложения делегации Японии. Она напомнила, что причиной образования МКГР явился тот факт, что ТЗ не вполне вписывались в некоторые жесткие критерии ИС. МКГР несколько продвинулся вперед, признав, что права на ТЗ могут принадлежать группам. Сложно понять, почему знаниям, охрана которых могла бы предоставляться на протяжении веков, внезапно следует отвести срок продолжительностью всего 50 лет. Люди понимают ТЗ иначе. Вариант 1 довольно прост. Он представляет ТЗ в качестве объекта охраны и предусматривает это в разделе «Определения». По вопросу о критериях охраноспособности МКГР следует двигаться на основании консенсуса. Не существует оснований для разговора о критериях, когда речь идет об объекте охраны.
Делегация Индии поддержала заявления, сделанные делегацией Индонезии от имени СЕМ и делегациями Бразилии и Нигерии. Она не поддерживает включение критериев охраноспособности в статье 1. Должно быть достаточно варианта 1, при условии, что формулировка из варианта 3 будет отражена в разделе «Использование терминов».

Делегация Малайзии поддержала заявление, сделанное делегацией Индонезии от имени СЕМ. Критерии охраноспособности не должны входить в состав данного документа.
Делегация США ответила на вопрос, поставленный делегацией Ганы, о том, должен ли объект охраны переходить в общественное достояние через 50 лет или период поколений в соответствии с вариантом 4. Это неверно. В варианте 4 устанавливаются критерии охраноспособности, которые будут использоваться в связи с определением охраняемых ТЗ, которое заложено в термины. Охраняемые ТЗ должны соответствовать критериям охраноспособности из статьи 1, а также удовлетворять условиям статьи 3. В определениях или списке терминов содержится широкое определение ТЗ. Она заинтересована в том, чтобы услышать о примерах новых ТЗ, ТЗ, которые были сформированы и которым немедленно должна быть предоставлена охрана в качестве ТЗ. Как указала делегация Нигерии, для нового объекта имеется возможность охраны прав ИС. Она хотела бы услышать примеры новых ТЗ, которые пострадают в том случае, если им не будет предоставлена охрана согласно документу.
Делегация Китая поддержала замечания, сделанные делегациями Индии и Индонезии. В статье об объекте охраны не следует рассматривать критерии охраноспособности. Их можно обсудить в рамках других статей, как, например, «Ограничения и исключения». В ином случае, если будет дано узкое определение объекта, это не приведет к предоставлению охраны ТЗ.
Делегация Нигерии обратилась к делегации США с вопросом о том, были ли различные критерии в варианте 4 разработаны по согласованию с КНМО. Она хотела бы убедиться в том, что МКГР действует в духе философии о том, что КНМО могли бы быть заинтересованы в том, чтобы использовать традиционную систему ИС в качестве дополнения к следованию своим обычным и местным практикам, согласующимся с их стилем жизни и мировоззрением. Это не должен быть вариант «либо-либо».
[Примечание Секретариата: Следующие мероприятия состоялись на следующий день 29 ноября 2016 г.] Председатель заявил, что координаторы учли состоявшееся накануне обсуждение по ключевым вопросам и представят некоторые первоначальные предложения и идеи на основе этих обсуждений. Он подчеркнул, что представленный материал просто находится на рассмотрении и не является пересмотром и не имеет такого статуса. Это лишь некоторые идеи и мысли, которые координаторы считают целесообразным представить и получить по ним первоначальные замечания до начала работы над первой редакцией. Он предложил координаторам представить свою работу.
Г-жа Багли, выступая от имени координаторов, сообщила, что им удалось достичь прогресса по четырем положениям проектов статей. Они попытались отразить позиции государств-членов с сохранением ясности. Это является не пересмотром проектов статей, а просто «незавершенной работой» координаторов. Она представит предполагаемые изменения в отношении целей и предмета, а г-жа Хао‘ули расскажет о бенефициарах и управлении правами. Изменения в последние разделы внесены лишь для того, чтобы принять изменения, внесенные в статью о бенефициарах. В качестве координаторов они выражают государствам-членам глубокую признательность за готовность к неофициальному взаимодействию для того, чтобы убедиться в том, что они насколько возможно точно отразили различные выраженные позиции. Они продолжат обращаться к государствам-членам за пояснениями и с предполагаемыми модификациями, прилагая усилия к тому, чтобы добросовестно и эффективно продвигать текст вперед. Что касается раздела «Основные цели», в него внесены два изменения. Во-первых, добавление нового варианта 3, представленного координаторами на основе предложения делегации Швейцарии. В указанном положении применен позитивный, в противоположность негативному, подход к целям соглашения. Он изложен в следующей редакции: «Цель настоящего документа заключается в поддержке надлежащего использования традиционных знаний в рамках системы интеллектуальной собственности в соответствии с национальным законодательством при признании прав владельцев таких традиционных знаний». Вместо того, чтобы уделять особое внимание неправомерному присвоению, незаконному присвоению или неправомерному использованию, все из которых являются терминами, с определением и включением которых у МКГР существовали некоторые сложности, он уделил особое внимание поддержке надлежащего использования ТЗ и прав владельцев ТЗ на такие знания. Во-вторых, появился новый вариант 4, в котором сочетаются предшествующий вариант 3 и вариант 4, предложенный делегацией США. Предшествующий вариант три также был представлен делегацией США. Координаторы пересмотрели структуру, чтобы принять различные цели, поэтому в настоящее время он изложен в следующей редакции: «Цели настоящего документа: (a) содействовать охране инноваций и передаче и распространению знаний к взаимной выгоде носителей и пользователей охраняемых традиционных знаний и в формах, способствующих социально-экономическому благосостоянию и обеспечению баланса прав и обязательств; (b) признать ценность живого и динамичного общественного достояния как общедоступного массива знаний, являющегося обязательным условием творческой деятельности и инноваций, а также необходимость охраны, сохранения и укрепления общественного достояния; и (c) предотвращать ошибочное предоставление прав интеллектуальной собственности, которые непосредственно основаны на охраняемых традиционных знаниях, полученных путем незаконного присвоения». Основные изменения заключаются в добавлении пункта (c) и преобразовании двух исходных пунктов в элементы, обозначенные буквами. В разделе «Предмет документа» они удалили вариант 3, поскольку, по-видимому, между делегациями достигнут консенсус в отношении поддержки оставшихся варианта 1, варианта 2 или варианта 4. Они модифицировали вариант 4 (который, поскольку они удалили вариант 3, является новым вариантом 3) по просьбе делегации США с внесением периода пяти поколений в качестве альтернативы сроку продолжительностью 50 лет. Как указала делегация США, она представила его не в качестве срока охраны, который будет разъяснен в рамках статьи 7, а скорее как требование к ТЗ для предоставления им охраны в рамках документа. Координаторы отметили значительное несогласие государств-членов с введением указанного периода времени в качестве характера ТЗ или критерия для ТЗ. Поскольку государства-члены уделяют особое внимание данному тексту в качестве соглашения о минимальных стандартах в отношении статьи 3, воспринимаемую необходимость ограничения по времени можно исключить.
Г-жа Хао‘ули, выступая от имени координаторов, прокомментировала статью 2 «Бенефициары» и статью 5 «Управление правами и интересами». «Незавершенная работа» над Статьей 2 содержит два варианта. Вариант 1 гласит: «Бенефициарами настоящего документа являются коренные [народы] и местные общины, являющиеся носителями охраняемых традиционных знаний». Делегации Японии и ЕС, от имени ЕС и его государств-членов, поддержали вариант 1. Новый вариант 2 взят из старого варианта 3. Координаторы учли комментарии, высказанные делегацией Индонезии от имени СЕМ, делегацией Нигерии от имени Африканской группы, и другими государствами-членами о том, что они могли бы поддержать прежний вариант 3, а не прежний вариант 2. Они удалили вариант 2. Новый вариант 2, в виде пункта 2.1 прежнего варианта 3, гласит: «Бенефициары настоящего документа включают, когда это применимо, коренные [народы], местные общины, и других бенефициаров, как может быть определено в соответствии с национальным законодательством». Однако делегация Китая стремилась сохранить упоминание «государств» и/или «наций» и предложила вставить новую формулировку в следующей редакции: «Бенефициары настоящего документа включают, когда это применимо, коренные [народы], местные общины, и других бенефициаров, таких, как государства [и нации], как может быть определено в соответствии с национальным законодательством». Они перенесли пункт 2.2 варианта 3 в статью 5. Это отражает комментарии, высказанные делегацией Индонезии от имени СЕМ и делегацией Нигерии от имени Африканской группы. В статье 5 рассматривается создание или назначение государствами-членами компетентных органов, действующих в качестве хранителей бенефициаров. Они внесли изменения в статью 5 лишь для того, чтобы отразить комментарии, высказанные в отношении статьи 2, и перенос прежних вариантов пункта 2.2. Теперь это вариант 3 и вариант 4 статьи 5.1. Вариант 3 статьи 5.1 гласит: «Государства-члены могут также назначать компетентные органы в качестве хранителей, выступающих в интересах бенефициаров, при [согласии]/[прямом участии и с одобрения] бенефициаров, в соответствии с национальным законодательством». Координаторы рассмотрели указание на сообщение о любом таком компетентном органе в адрес ВОИС в пункте 5.2. Вариант 4 статьи 5.1 является прежним вариантом пункта 2.2 и гласит: «Государства-члены могут назначать, при необходимости, компетентные органы для выполнения задач хранителей в интересах бенефициаров в соответствии с национальным законодательством». С учетом того, что в отношении статьи 5 не проходило масштабного обсуждения, они не стали сужать варианты статьи 5.1. Необходимо более подробно обсудить статью 5.1. Она задала вопрос о том, обязательно ли следует включать положение о согласии бенефициаров с таким назначением. Оно входит в новый вариант 3. Она задала вопрос о том, следует ли включить требование о том, что это осуществляется без ущерба для прав бенефициаров по самостоятельному управлению своими правами и интересами в соответствии с обычными правилами, законами и практикой (вариант 1), либо оставить данный предмет на усмотрение национального законодательства (вариант 2).
Председатель предоставил слово для первоначальной реакции на указанные идеи.
[Примечание Секретариата: все выступавшие поблагодарили координаторов за проделанную ими работу]. Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, по пункту «Основные цели», высказалась в пользу варианта 1, однако готова рассмотреть вариант 3, представленный делегацией Швейцарии. В отношении статьи 1 для нее предпочтителен вариант 1. По вопросу о бенефициарах она выразила благодарность координаторам за адекватное отражение позиции Африканской группы и СЕМ в пользу нового варианта 2, включая удаление пункта 2.2. В отношении статьи 5 возникает незначительная путаница, поскольку существует вариант 2 и еще три варианта пункта 5.1. В пункте 5.1 для нее предпочтителен вариант 2, а не какой-либо из новых вариантов. Она может поддержать пункт 5.2.
Г-жа Багли, выступая от имени координаторов, выразила признательность за комментарии, высказанные делегацией Нигерии от имени Африканской группы. Она сообщила, что, действительно, присутствие всех вариантов пункта 5.1 в статье 5 вносит путаницу. Их целью было убедиться в том, что эти пункты 2.2, каждый из которых взят из статьи 3, не будут утрачены. Они поместили их в статью 5, понимая, что обсуждение статьи 5 состоится позднее и что у государств-членов появится возможность выбрать ту формулировку, которая, по их мнению, будет наилучшей.
Делегация Чили, выступая от имени ГРУЛАК, все еще рассматривает предложение. В своем национальном качестве она сообщила, что, насколько она понимает, в статье 5 содержится множество различных предложений, стремящихся отразить, кто является бенефициарами и какое отношение это имеет к КНМО. Она провела совещание с Форумом коренных народов. С ними важно беседовать как с бенефициарами. Однако в ряде стран существует законодательство, в котором указаны другие виды бенефициаров, и МКГР необходимо включить их для обеспечения гибких возможностей. Делегация проанализировала статью 5, в которой предпринимается попытка обеспечить пространство для тех, кто стремится наделить государство ролью по управлению в тех случаях, например, когда определить коренную общину не так просто.
Делегация Швейцарии сообщила, что дополнительный вариант в действительности основан на заявлении, высказанном ее делегацией на пленарном заседании. Однако она выдвинула всего лишь идею, а не текстовое предложение как таковое. Идея заключается в том, чтобы применить позитивный подход к документу. Цель документа заключается в том, чтобы обеспечить надлежащее использование ТЗ в рамках системы ИС в соответствии с национальным законодательством и учесть обычные законы и права коренных общин в отношении таких знаний. В дальнейшем это поддержит совместное использование выгод. Намерение, положенное в основу этого другого подхода, заключается в том, чтобы найти путь для продвижения вперед по спорным вопросам в отношении ряда концепций по различным вариантам для раздела «Основные цели», как, например, неправомерное присвоение, незаконное присвоение, незаконное использование и неправомочное присвоение. Идея основана на формулировке в положениях существующих документов, связанных с ТЗ, в частности Нагойского протокола и Декларация ООН о правах коренных народов. Такие термины, как «в соответствии с нормами национального законодательства и обычного права», используются в статьях 7 и 12 Нагойского протокола в контексте ТЗ, связанных с ГР. Намерение заключается в том, чтобы в максимально возможной степени использовать каждую из согласованных на международном уровне формулировок в контексте ТЗ. Оно является попыткой определить цель, которая позволила бы системам ИС и ТЗ существовать в условиях гармоничности и взаимной поддержки. Делегация изучит текстовое предложение координаторов более подробно, чтобы понять, была ли отражена ее идея. Она надеется обсудить данное предложение с другими делегациями.
По вопросу о разделе «Основные цели» делегация Индии поддержала вариант 1, а в варианте 4 она хотела бы поместить в квадратные скобки слова «непосредственно» и «охраняемых» в пункте (c). В отношении раздела «Предмет» она поддерживает вариант 1, но хотела бы, чтобы это было отражено в Rev. 1 в разделе «Использование терминов». В отношении статьи 2 она хотела бы включить в вариант 2 слова «включая юридических лиц» после слов «прочих бенефициаров». То же самое применимо к разделу «Основные цели» и статье 1, поскольку в случаях широко распространенных ТЗ именно юридические лица обеспечивают интересы и должны являться бенефициаром такого рода ТЗ. В отношении статьи 5 ей необходимо дополнительное время, и она оставляет за собой право высказать комментарии позднее.
Делегация Южной Африки сообщила, что в отношении раздела «Основные цели» одни и те же группы, имеющие общие интересы, пропагандируют вариант 2 и новый вариант 4. Эти варианты следует скомбинировать в один, чтобы интересы были охвачены, а не разбрасывать идеи по всей странице. Идея из пункта 2 варианта 1 повторяется в варианте 4(c). Их можно объединить, чтобы охватить вариант 1. Указанную идею проталкивают одни и те же группы, имеющие общие интересы, поэтому им следует консолидировать свои точки зрения. По вопросу о разделе «Управление правами» делегации требуется время для его рассмотрения, чтобы она могла продвинуться вперед и сократить пробелы.
Делегация Индонезии, выступая от имени СЕМ, высказалась в пользу варианта 1 раздела «Основные цели». Что касается варианта 2 и варианта 4, имеет смысл изучить возможности для их комбинации. Она приветствует предложение делегации Швейцарии о позитивном подходе при условии дополнительных консультаций в составе своей группы. В отношении раздела «Предмет» для нее предпочтителен вариант 1. В отношении раздела «Бенефициары» для нее предпочтителен вариант 2. В отношении раздела «Управление правами» она хотела бы вновь провести обсуждение внутри группы, прежде чем занимать какую-либо официальную позицию.
Делегация Бразилии высказалась в пользу варианта 2 статьи 2. Он может помочь в поиске гибкости, которая необходима для того, чтобы вобрать в себя различные условия и точки зрения, которые существуют у государств-членов при рассмотрении указанных вопросов. В отношении статьи 5, насколько она понимает, в ряде стран государствам отводится значимая роль, в особенности в случаях, когда отсутствует возможность определить бенефициаров. Она ожидает обсуждения данного вопроса в ходе неофициальных консультаций.
Делегация Китая высказалась в пользу варианта 1 раздела «Основные цели», однако готова обсудить другие варианты. По разделу «Предмет» вариант 1 является более простым, но в варианте 2 приведены более четкие определения. Это необходимо согласовать с определениями терминов. В отношении статьи 3 в варианте 2 речь идет о других бенефициарах, в число которых попадают государства или нации. На международном уровне следует в полной мере рассматривать национальные обеспокоенности. Она предложила добавить слова «такие, как нации или государства» после слов «другие бенефициары».
Делегация Парагвая высказалась в пользу варианта 2 статьи 2.
Делегация Многонационального Государства Боливия сообщила, что точка зрения, выраженная по вопросу об основных целях, связана с предотвращением неправомерного завладения или неправомерного использования ТЗ. Очень важно выработать документ, который является действенным в сфере охраны прав, а не просто декларативным. В отношении статьи 1 пункт о критериях охраноспособности вставлять не следует, с учетом того, что определение критериев охраноспособности, регулирующих ТЗ, противоречит природе ТЗ, в особенности когда для ТЗ устанавливается срок.
Делегация США надеется рассмотреть поправки, внесенные координаторами, и продолжить их обсуждение.
[Примечание Секретариата: Эта часть сессии состоялась после неофициальных консультаций и распространения редакции Rev. 1 «Охрана традиционных знаний: Проект статей» от 30 ноября 2016 г. (Rev. 1), подготовленной координаторами.] Председатель пояснил, что он пригласит координаторов представить Rev. 1 и объяснить контекст и обоснование внесенных ими изменений. Затем он предоставит слово для технических вопросов и уточнений от делегаций. Он призвал делегации дополнительно рассмотреть Rev. 1 до повторного созыва пленарного заседания на более позднем этапе. Он напомнил, что координаторы действуют беспристрастно и работают добросовестно, профессионально и используют сбалансированный подход в соответствии с согласованными правилами составления текстов. В Rev. 1 предпринята явная попытка с большей ясностью изложить различные альтернативные подходы и определить потенциальные области, в которых можно преодолеть разногласия. Он попросил делегации выслушать и учесть то, что скажут координаторы, а не приступать сразу же к собственным выступлениям. Он предложил координаторам представить Rev. 1.
Г-жа Багли, выступая от имени координаторов, сообщила, что координаторы в различной степени достигли прогресса по половине статей. Они выражают признательность за продуктивные обсуждения и желание делегаций найти единую позицию. Они приложили добросовестные усилия к тому, чтобы точно отразить позиции различных государств-членов, при этом сохранив или повысив уровень ясности текста. В ряде статей они ввели новые формулировки либо пересмотрели неясные формулировки, вдохновляясь выступлениями государств-членов. В той мере, в которой подобные корректировки являются бесполезными или контрпродуктивными, они с радостью внесут исправляющие корректировки. Rev. 1 не имеет какого-либо официального статуса, и исправить пересмотренные фрагменты не составит труда. Первое изменение относится к нумерации проектов статей. Статья «Основные цели» теперь является статьей 1. Это согласуется со многими международными соглашениями, как имеющими обязательную силу, так и не имеющими таковой. Это не наносит ущерба характеру конечного документа. На основании выступления одного из государств-членов пункт 2 варианта 1 был удален как более уместным образом относящийся к варианту 4, в котором он уже был добавлен. Кроме того, они внесли другие изменения, а именно новый вариант 3, внесенный координаторами, принявшими позитивный подход к целям соглашения. Они отредактировали предшествующий вариант 3, который является новым вариантом 4, в основном состоящий из добавления цели по ошибочной выдаче патентов в предшествующий вариант 4 и пересмотра формулировки с целью отразить плюрализм целей, поэтому в нем появились пункты (a), (b) и (c). В отношении нового варианта 3 ряд делегаций указали, что они готовы продолжить рассмотрение формулировки, внесенной координаторами. Было бы полезно установить, поддерживает ли указанную формулировку какое-либо из государств-членов или ее следует удалить. Следующим положением является статья «Использование терминов», единственное изменение которой заключается в том, что теперь она является статьей 2. «Предмет документа» помещен в статью 3. Как отмечено в «незавершенной работе» координаторов, они удалили предшествующий вариант 3, поскольку все делегации поддержали вариант 1, вариант 2 либо вариант 4, номер которого был изменен на вариант 3. Это является сокращением пробелов в соответствии с мандатом. Кроме того, они модифицировали предшествующий вариант 4, который является новым вариантом 3, в соответствии с просьбой делегации США, высказанной на пленарном заседании, о включении периода продолжительностью пять поколений в качестве альтернативы 50 годам. Это не является условием охраны, а скорее критерием или требованием к ТЗ, которым предоставляется охрана согласно данному документу. Вопрос о бенефициарах рассматривается в статье 4. Предшествующий вариант 2 был удален, поскольку государства-члены поддержали вариант 1 либо вариант 3, который теперь является новым вариантом 2. Новый вариант 2 был модифицирован на основании выступлений государств-членов и указывает, что государства или нации могут определяться в качестве бенефициаров в соответствии с национальным законодательством. Первая строка также была уплотнена путем замены слов «бенефициары включают, когда это применимо» на «бенефициарами являются». Указанное изменение внесено в силу достаточно открытого характера оставшейся части предложения. Пункт 2.2 в каждом из вариантов был удален и либо включен в статью «Управление правами», либо удален как дублирующийся. Статья 5 носит название «Объем и условия охраны». Вариант 1 остался без изменений. Однако вариант 2 был модифицирован с включением формулировки варианта 1 в качестве вводной части к пункту 5.1, по предложению ряда государств-членов. Пункты 5.2 и 5.3 варианта 2 также были модифицированы с включением предложения одной из делегаций о пояснении того факта, что государства-члены не будут напрямую обеспечивать те или иные действия, а скорее примут надлежащие меры с целью обеспечения тех или иных прав для бенефициаров и тех или иных обязательств для пользователей ТК. Пункт 5.4 варианта 2 также был изменен при помощи формулировки, предоставленной государствами-членами, о рассмотрении ТЗ, не пользующихся охраной согласно пунктов 5.2 или 5.3. Он гласит: «Если традиционные знания не пользуются охраной в соответствии с пунктами 5.2 или 5.3, то государства-члены [должны принимать/ принимают] по согласованию с бенефициарами, когда это применимо, все возможные меры к тому, чтобы защищать целостность традиционных знаний». Координаторы также удалили предшествующий вариант 3, поскольку он более не пользовался поддержкой со стороны какого-либо из государств-членов, и изменили нумерацию прежнего варианта 4 в качестве нового варианта 3. В отношении варианта 2 пункты 5.2 и 5.3, подпункт (b), гласит: «Пользователи обозначают указанные традиционные знания как принадлежащие бенефициарам и используют знания в формах, обеспечивающих уважение культурных норм и практики бенефициаров, а также неотъемлемого, неделимого и неотторжимого характера личных неимущественных прав, связанных с традиционными знаниями». У координаторов возникли вопросы в отношении значения данной фразы и того, каким образом ее должны рассматривать государства-члены и пользователи. Она попросила государства-члены, поддержавшие указанную формулировку, предоставить пояснения, чтобы понять, можно ли модифицировать ее далее либо удалить.
Г-жа Хао‘ули, выступая от имени координаторов, представила статью 6, ранее статья 3 BIS, озаглавленную «[Дополнительные] защитные меры». В пункте 6.3 они добавили скобки вокруг заключительного предложения, в соответствии с просьбой. Они вставили слова «публично доступных» в пункты, которые теперь имеют номера 6.5 и 6.6. По просьбе Форума коренных народов, высказанной в ходе неофициальных консультаций, они поместили вновь добавленные слова «публично доступных» в скобки. Она задала вопрос о том, поддерживают ли государства-члены эти скобки. К ним также поступила просьба поместить в скобки пункт 3.7. В остальном статья 6 осталась без изменений. В статье 7 «Санкции» имеется два варианта. Новый вариант 1 прозвучал в одном из выступлений в ходе неофициальных консультаций и гласит: «Государства-члены принимают надлежащие, эффективные, сдерживающие и соразмерные правовые и/или административные меры для борьбы с нарушениями прав, указанных в настоящем документе». Второй вариант не подвергался редактированию, за исключением изменения нумерации. Статья 8 не обсуждалась, поэтому она не подвергалась редактированию, за исключением нумерации. В статье 9 «Управление правами/интересами» имеется три варианта. Вариант 1 и вариант 2 весьма схожи с вариантами, приведенными в документе с «незавершенной работой» координаторов, с некоторыми изменениями на основании выступлений, прозвучавших в ходе неофициальных консультаций, и взяты из варианта по пункту 2 прежней статьи о бенефициарах. Вариант 3 является новым предложением, представленным государствами-членами в ходе неофициальных консультаций. Он гласит: «Государства-члены могут учредить компетентные органы в соответствии с национальным или обычным правом, которые отвечают за получение, документальное оформление, хранение и публикация в интернете информации, касающейся традиционных знаний, в отношении публично доступных национальных баз данных по традиционным знаниям, предусмотренных настоящим [документом]». В статье 10 «Исключения и ограничения» имеется два варианта. Вариант 2 представляет собой выступление, прозвучавшее в ходе неофициальных консультаций, и гласит: «В соответствии с обязательствами, установленными в настоящем документе, государства-члены могут в особых случаях принять оправданные исключения и ограничения, необходимые для защиты общественных интересов, при условии, что эти исключения и ограничения не наносят необоснованного ущерба выполнению настоящего документа». Вариант 2 в сущности представляет собой предыдущий текст, с незначительной редактурой раздела об отдельных исключениях, представленных государствами-членами в ходе неофициальных консультаций. Пункт 10.3 гласит: «[[В дополнение к ограничениям и исключениям, предусматриваемым пунктом 1,] [государства-члены]/[Договаривающиеся стороны] могут принять в соответствии с национальным законодательством надлежащие исключения или ограничения в следующих целях». Координаторы получили просьбу внести изменения в пункт 10.3(c) об охране здоровья населения или окружающей среды, а также вставить пункт (e), который гласит: «для исключения из охраны диагностических, терапевтических и хирургических методов лечения людей и животных». Указанный текст практически дословно взят из пункта 6 данной статьи. Статьи 11 и 12 в ходе неофициальных консультаций не обсуждались, поэтому изменения в них не вносились. Статья 14 «Связь с другими международными соглашениями» модифицирована путем вставки пункта 14.2, который, по мнению координаторов, является положением о недопущении частичной отмены. Они поместили данное положение в соответствии с просьбой, однако государства-члены, возможно, пожелают рассмотреть вопрос о том, не будет ли оно более уместным в качестве отдельной статьи. Статья 15 «Национальный режим» не обсуждалась, поэтому изменена лишь нумерация. Статья 16 «Трансграничное сотрудничество», ранее состоявшая из двух пунктов, была переформулирована в следующей редакции: «Если одни и те же [охраняемые] традиционные знания [согласно статье 5] находятся на территории нескольких [государств-членов]/[Договаривающихся сторон], или ими пользуются несколько коренных и местных общин в нескольких [государствах-членах]/ [Договаривающихся сторонах], эти [государства-члены]/ [Договаривающиеся стороны] [должны стремиться]/[стремятся] сотрудничать друг с другом, в зависимости от обстоятельств, с привлечением соответствующих коренных и местных общин, в целях выполнения положений настоящего [документа].]» Статья 16 была помещена в скобки по просьбе государств-членов, прозвучавшей в ходе неофициальных консультаций.
[Примечание Секретариата: Данная часть сессии состоялась после перерыва.] Председатель предоставил слово для общих замечаний по Rev. 1.
[Примечание Секретариата: все выступавшие поблагодарили координаторов за проделанную ими работу]. Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, сообщила, что редакция Rev. 1 носит более ясный характер. В ней содержится меньшее количество взятого в скобки текста и синтезированы альтернативы и идеи различных инициаторов. Она является надежной основной для продолжения обсуждения.
Делегация Индии, выступая от имени Азиатско-Тихоокеанской группы, сообщила, что в Rev. 1 предпринята попытка отразить различные позиции всех государств-членов. Большинство членов группы занимает общую позицию по вопросу о статьях. Члены подробно отразят свои позиции в своем национальном качестве. Она выражает надежду на то, что прогресс в отношении сокращения пробелов будет достигнут, и на то, что Rev. 2 будет ближе к чистовому варианту и будет содержать меньшее количество скобок. Делегация выражает готовность к конструктивному участию и предлагает полномасштабное сотрудничество со своей стороны.

Делегация Канады выразила желание внести свой вклад, несмотря на разночтения в тексте. Она не убеждена в том, что новый текст действительно способствует пониманию текста и его возможных последствий.
Делегация Турции, выступая от имени Группы B, сообщила, что члены группы сами представят свои позиции.
Делегация Индонезии, выступая от имени СЕМ, сообщила, что в Rev. 1 в значительной мере отражены различные позиции государств-членов. Она выражает готовность к конструктивному взаимодействию.
Делегация Египта сообщила, что Rev. 1, несомненно, представляет собой шаг вперед. Она поддержала замечания, сделанные делегацией Нигерии от имени Африканской группы. У делегации вызывает беспокойство тот факт, что, хотя достигнут значительный прогресс, все еще остается множество расхождений во взглядах. Она призвала участников МКГР проявить добрую волю и не застревать на квадратных скобках или тех или иных терминах, которые в реальности не оказывают никакого влияния на значение документа.
Делегация ЕС, выступая от имени ЕС и его государств-членов, сообщила, что благодаря гибкости, проявленной рядом делегаций, некоторые препятствия на пути прогресса, по-видимому, устранены. В то же время все еще сохраняются значительные пробелы, и основные различия не разрешены. Делегациям необходимо проявить реализм и признать, что в данный момент общей основной цели не существует. МКГР необходимо по-прежнему уделять особое внимание в своих обсуждениях основным вопросам, определенным в мандате. В отношении Rev. 1 она сосредоточит свои замечания на основных вопросах и резервирует свою позицию в отношении тех статей, которые обсуждались лишь вкратце.
Делегация Индии сообщила, что сокращение пробелов является шагом вперед и что она надеется на позитивное взаимодействие в ходе пленарного заседания и неофициальных консультаций.
Делегация Чили, выступая от имени ГРУЛАК, сообщила, что у нее было время для просмотра лишь первых четырех статей. В отношении других статей члены группы выскажутся самостоятельно в своем национальном качестве.
Делегация Таиланда поддержала заявления, сделанные делегацией Индии от имени Азиатско-Тихоокеанской группы и делегацией Индонезии от имени СЕМ, в которых отражены позиции, достигнутые в духе конструктивного взаимодействия и справедливого обмена мнениями, в стремлении сократить существующие пробелы и сосредоточиться на важных ключевых вопросах. Она оставляет за собой право прокомментировать некоторые статьи при необходимости.
Делегация Китая отметила, что все позиции вполне ясны. МКГР необходимо вести более скоординированную работу, прилагая к этому неустанные усилия. Она выражает готовность к конструктивному участию в последующих заседаниях.
Делегация США отметила, что, хотя количество вариантов в тексте сократилось, тем не менее ряд фундаментальных различий между позициями по-прежнему сохраняются. Она надеется на продолжение обсуждения, чтобы способствовать сокращению пробелов и разрешить указанные различия.
Представитель HEP поддержала позицию, высказанную делегацией Нигерии от имени Африканской группы.
Председатель предоставил слово для комментариев по статье «Основные цели».
Делегация Многонационального Государства Боливия заметила, что пункт 2 варианта 1 не был сохранен. Это необходимо рассмотреть, поскольку основные цели должны намечаться для предотвращения ошибочного предоставления прав ИС, непосредственно основанных на охраняемых ТЗ.
Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, поддержала вариант 1, а также тот факт, что в настоящее время он является первой статьей в документе. Она также поддержала перенос пункта (ii) из варианта 1 в вариант 4. В отношении варианта 3, представленного делегацией Швейцарии, ей необходимо внести большую ясность в значение фразы «поддержать надлежащее использование ТЗ в рамках системы ИС».
Г-жа Багли, выступая от имени координаторов, подтвердила, что данная формулировка принадлежит координаторам и основана на идее делегации Швейцарии. Она действует в двух направлениях. Одним из них является позитивная точка зрения в части надлежащего использования ТЗ. Вызывающий споры термин «неправомерное присвоение» может быть удален. Вторая вызывающая споры концепция заключается в справедливом и равном распределении выгод, и ее можно частично объединить с идеей о надлежащем использовании, хотя и не полностью, а также можно рассматривать как имеющую отношение к признанию прав владельцев ТЗ. Это охватывает идею о предотвращении ошибочного предоставления прав ИС. Она была сохранена, поскольку, по впечатлению координаторов, она могла бы предоставить возможность для сокращения некоторых пробелов. Если ее не поддержит ни одно из государств-членов, она будет удалена.
Делегация Швейцарии высоко оценила тот факт, что координаторы восприняли ее идею о позитивном подходе в варианте 3. Она также поблагодарила делегации, проявившие интерес к тексту. Данный подход обладает рядом преимуществ и может способствовать сокращению существующих пробелов. Например, он позволяет проработать меры или права в международном документе в отношении ТЗ взаимоприемлемым образом. Это не наносит ущерба каким-либо итогам работы МКГР. Она может вновь выступить с предложениями по доработке текста на более поздней стадии. Она надеется на продолжение обсуждения указанных вариантов. Она предложила оставить данный текст в тексте документа.
Делегация Чили, выступая от имени ГРУЛАК, высказалась в пользу варианта 1, без ущерба наличию различных точек зрения в составе группы в отношении Rev. 1. В отношении варианта 3 она поблагодарила делегацию Швейцарии за ее предложение и стремление к поиску выхода. Изложенная таким образом формулировка может послужить преамбулой. Формулировка варианта 4 более связана с дополнительными мерами, чем с основными целями. Хотя это не является предпочтительным для группы, в новом подпункте (c) она предлагает заменить слова «основанными непосредственно на» словами «связанными с использованием» в целях согласованности со статьей 14.
Делегация Индонезии, выступая от имени СЕМ, поддержала новую нумерацию статей. В статье 1 она поддерживает вариант 1. Имеет смысл продолжить дальнейшее обсуждение варианта 3 и его позитивного подхода к надлежащему использованию ТЗ.
Делегация ЕС, выступая от имени ЕС и его государств-членов, поддержала вариант 2. Однако она хотела бы поместить в скобки и удалить слова «основанные на традициях». Она поддерживает указание на инновации, которое распространяется на все виды творческой и инновационной деятельности и не привязано к конкретной категории. Не вполне ясно, на что распространяется понятие «основанные на традициях», и она ожидает пояснений. В варианте 4 заложены многие концепции, которые она поддерживает, как, например, ссылка на общественное достояние, концепция защиты инноваций, передача и распространение знаний и предотвращение ошибочной выдачи патентов. В отношении варианта 1 она отметила, что справедливое и равное распределение выгод уже охвачено Нагойским протоколом. В отношении варианта 3 ей необходимо больше времени для того, чтобы рассмотреть его более углубленно.
Делегация Шри-Ланки поддержала точку зрения, выраженную делегацией Индонезии от имени СЕМ, делегации Чили от имени ГРУЛАК и делегацией Нигерии от имени Африканской группы. Для нее предпочтителен вариант 1. В варианте 3 слова «владельцы ТЗ» можно заменить на «бенефициары».
Делегация Индии присоединилась к заявлениям, сделанным делегацией Индонезии от имени СЕМ и делегацией Чили от имени ГРУЛАК. Она поддерживает вариант 1.
Делегация Ирана (Исламская Республика) присоединилась к выступлению делегации Индии от имени Азиатско-Тихоокеанской группы и делегации Индонезии Она поддерживает вариант 1. В отношении варианта 3 по-прежнему остается некоторая двусмысленность в части того, какую ценность он добавляет. Возможно, позитивный подход можно встроить в вариант 2.
Делегация Китая поддержала вариант 1, но дополненный предыдущим пунктом 2, который в настоящее время является пунктом варианта 4(c). Важно заявить о важности предотвращения неправомерного использования.
Делегация Бразилии присоединилась к заявлениям, сделанным делегацией Чили от имени ГРУЛАК и делегацией Индонезии от имени СЕМ. Она поддерживает вариант 1. Формулировка варианта 3, как видится, более подходит для преамбулы. В отношении варианта 4 она поддержала заявление, сделанное делегацией Чили от имени ГРУЛАК. В отношении пункта (c) она обратилась с просьбой поместить в скобки слова «основанными непосредственно на» и включить формулировку «связанными с использованием», предусмотренную в статье 14.
Делегация Канады продолжает оценивать каждый из вариантов. Она приняла к сведению предложение об удалении пункта 2 из варианта 1. Поскольку она хотела бы сохранить некоторую степень свободы при рассмотрении вариантов и не ограничиваться единственной альтернативой, она выражает желание продолжить изучение всех актуальных вариантов в рамках консультаций с общинами и заинтересованными сторонами в Канаде. Удаление указанного пункта и разделение текста в целом на взаимоисключающие варианты ограничивает степень его свободы. Важно осознать свое место среди огромнейшего количества вариантов, включая вариант 1, без обязательной необходимости преждевременно присоединиться к тому или иному лагерю. Для нее предпочтительно сохранение пункта 2 в варианте 1, в квадратных скобках или вне их. Она выразила желание поместить в квадратные скобки слова «основанные на традициях» в подпункте (d) варианта 1. Она остается приверженцем цели по сокращению текущих расхождений.
Делегация Российской Федерации выразила согласие с выступлением делегации Канады. Она поддерживает вариант 3, однако тем не менее уверена в том, что вариант 4 также следует сохранить. Она выразила сожаление в отношении того, что некоторые положения были удалены из всех четырех вариантов. Возможно, существует способ согласования вариантов с целью объединения ряда ценных аспектов из всех без исключения указанных предложений.
Делегация Чили присоединилась к позиции, выраженной делегацией Чили от имени ГРУЛАК в отношении варианта 1. Кроме того, она присоединилась к заявлениям, сделанным делегациями Многонационального Государства Боливия и Канады. Она хотела бы убедиться в том, что пункт 2 в варианте 1 будет по-прежнему отражен.
Представитель INBRAPI подчеркнула, что вариант 1 включает в себя ряд элементов, которые присутствуют в других международных документах. Однако Нагойский протокол распространяется лишь на ГР. Элементы, указанные в варианте 1, могли бы распространяться на ТЗ, которые не пользуются охраной. Важно достичь прогресса по данному вопросу. Вариант 3 включает в себя ряд интересных элементов, как, например, признание прав владельцев ТЗ. Она занимает гибкую позицию в отношении выдвижения основных целей, которые охватывают различные интересы и обеспокоенности сторон в плане достижения прогресса.
Делегация Таиланда присоединилась к заявлениям, сделанным делегацией Нигерии от имени Африканской группы, делегацией Чили от имени ГРУЛАК и делегацией Индонезии от имени СЕМ, о поддержке варианта 1, в котором четко изложены основные цели документа. Тем не менее, ее интересует вариант 3, поскольку формулировка производит впечатление четкой и прямолинейной, однако пока отсутствует ясность в отношении понятия о надлежащем использовании ТЗ в рамках системы ИС, и поэтому она пока не может поддержать его.
Делегация Австралии сообщила о важности того, чтобы цели отражали текущий контекст ИС и пробелы в текущем международном праве. Вариант 3 задает полезное направление для достижения этого, уделяя особое внимание положительным аспектам, которые могут быть достигнуты в рамках документа. Для нее предпочтительно, чтобы формулировка сохранялась в виде «владельцев ТЗ», пока не состоится дальнейшее обсуждение, отмечено, что пока не достигнуто общее понимание по вопросу о бенефициарах, в особенности в отношении государств и наций.
Делегация Малайзии поддержала заявление, сделанное делегацией Индии от имени Азиатско-Тихоокеанской группы и делегацией Индонезии от имени СЕМ. Основополагающее значение имеет обеспечение эффективной охраны ТЗ в данном документе.
Делегация Японии сообщила, что в отношении пункта (c) варианта 4 концепция предотвращения ошибочной выдачи патентов имеет существенное значение независимо от того, являются ли права ИС непосредственно основанными на охраняемых ТЗ, полученных путем незаконного присвоения, или нет. Она предложила заменить пункт (c) варианта 4 на удаленный пункт 2 варианта 1 в следующей редакции: «Предотвращать ошибочное предоставление прав ИС на ТЗ и ТЗ, связанные с ГР». Она также поддержала заявление, сделанное делегацией ЕС от имени ЕС и его государств-членов, в отношении слов «основанных на традициях» в варианте 2, поскольку в них отсутствует ясность.
Делегация Эквадора поддержала вариант 1 с включением прежнего пункта 2. Текст, содержащийся в варианте 3, может появиться в преамбуле, а не в целях.
Делегация Аргентины обратилась к заявлению, сделанному делегацией Чили от имени ГРУЛАК, и высказалась в пользу варианта 1 с пунктом 2. Она по-прежнему рассматривает вариант 3.
Делегация Судана поддержала вариант 1 и позицию, предложенную делегацией Нигерии от имени Африканской группы.
Делегация Парагвая присоединилась к заявлению, сделанному делегацией Чили от имени ГРУЛАК, и поддержала вариант 1 с пунктом 2.
Делегация Индонезии сообщила, что, если в вариант 1 будет возвращен пункт 2, он должен быть помещен в скобки, как и ранее.
Делегация Республики Корея поддержала вариант 4 как достойый и сбалансированнй. В отношении варианта 2 и варианта 3 она занимает гибкую позицию, однако ей необходимо дополнительное время для подробного рассмотрения предложений.
Председатель предоставил слово для комментариев по статье 3.
Делегация Индонезии, выступая от имени СЕМ, поддержала вариант 1 в связи с вариантом 1 по вопросу об определении ТЗ в разделе «Использование терминов».
Представитель Ассамблеи армян Западной Армении выразила свою радость в связи с достигнутым прогрессом. Она предложила государствам-членам принять во внимание вопрос о коренных народах и нациях в рамках ДПКНООН.
Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, поддержала вариант 1 с пониманием того, что она поддерживает вариант 1 в определении ТЗ в разделе «Использование терминов».
Делегация Индии, выступая от имени Азиатско-Тихоокеанской группы, присоединилась к заявлению, сделанному делегацией Индонезии от имени СЕМ и делегацией Нигерии от имени Африканской группы, и поддержала вариант 1 с пониманием того, что в рамках раздела «Использование терминов» вариант 1 сохраняется в целях определения ТЗ. Ее не устраивают критерии охраноспособности, и она сохраняет свою высказанную ранее позицию. Статья 3 должна носить всеобъемлющий характер с учетом разнообразной природы ТЗ и не должна являться ограничительной.
Делегация Ирана (Исламская Республика) присоединилась к заявлению, сделанному делегацией Нигерии от имени Африканской группы, делегацией Индонезии от имени СЕМ и делегацией Индии от имени Азиатско-Тихоокеанской группы. Она поддерживает вариант 1 и не поддерживает включение критериев охраноспособности.
Делегация Чили поблагодарила инициаторов варианта 3 за высказанные ими замечания. Однако она выражает несогласие с включением элемента терминов. Поэтому он должен быть помещен в квадратные скобки вплоть до слова «охраноспособности».
Делегация ЕС, выступая от имени ЕС и его государств-членов, поддержала вариант 2 и выразила желание сохранить в статье критерии охраноспособности.
Делегация Многонационального Государства Боливия сообщила, что МКГР следует продолжить анализ как варианта 1, так и варианта 2. Она не принимает критерии охраноспособности, поскольку они не согласуются с целью документа, и, несомненно, не принимает цифру в 50 лет или пять поколений.
Делегация Малайзии может выразить согласие с заявлением, сделанным делегацией Индонезии от имени СЕМ, и поддерживает вариант 1. Она не поддерживает критерии охраноспособности.
Делегация Парагвая выразила согласие с делегацией Многонационального Государства Боливия и сообщила, что у нее вызывает удивление тот факт, что в данной статье также рассматриваются критерии охраноспособности. Для нее предпочтителен вариант 1 или, возможно, вариант 2.
Для делегации Российской Федерации предпочтителен вариант 3, при условии, что в статье 2 содержится определение ТЗ. Заголовок пункта 2 «Критерии охраноспособности» может быть удален, но сам текст следует сохранить.
Делегация Китая поддержала вариант 1, но не выступает против варианта 2. Раздел «Использование терминов» может быть включен в статью 2.
Председатель предоставил слово для комментариев по статье 4.
Делегация Чили, выступая от имени ГРУЛАК, сообщила, что КНМО являются бенефициарами документа по определению. Она занимает открытую позицию в отношении возможности поддержать вариант 2 с указанием «иные бенефициары, которые могут определяться национальным законодательством». Данная формулировка оставляет каждой из стран возможность определить, каких бенефициаров следует включить. Тем не менее включение таких концепций, как «государство» или «нация», вызывает значительную обеспокоенность, поскольку вносит путаницу. В отношении концепции «нация» в качестве определения международный консенсус не достигнут, поэтому это еще более затрудняет утверждение документа. «Государство» может быть упомянуто в статье 5 в качестве возможного хранителя ТЗ. В интересах консенсуса она готова принять фразу «которые могут определяться национальным законодательством» с пониманием того, что многие делегации выразили согласие с принятием других бенефициаров в духе гибкости, однако это является уступкой для того, чтобы учесть позиции указанных других делегаций. Таким образом, она поддерживает вариант 2, но с удалением фразы «такие, как государства и/или нации».
Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, поддержала вариант 2 в качестве основы для дальнейшего обсуждения. Она выразила свою гибкую позицию в отношении работы с фразой «и иные бенефициары» с пониманием того, что она может распространяться на всех бенефициаров, которые могут определяться национальным законодательством. Делегация выразила надежду на достижение консенсуса на ранней стадии. Вариант 2 является наилучшей альтернативой для обсуждения.
Делегация Индонезии, выступая от имени СЕМ, поддержала вариант 2 в качестве надежной основы для дальнейшего обсуждения. Не вызывает разногласий тот факт, что основными бенефициарами документа станут КНМО, однако существует ряд обстоятельств, при которых национальным законодательством могут определяться иные бенефициары. Она выразила готовность к конструктивному взаимодействию в целях достижения консенсуса по вопросу о бенефициарах на раннем этапе.
Делегация Многонационального Государства Боливия обратилась к заявлению, сделанному делегацией Чили от имени ГРУЛАК, и выразила поддержку варианта 2, но с удалением фразы «такие, как государства и/или нации», поскольку они не являются бенефициарами. В варианте 1 речь идет об «охраняемых» ТЗ, что представляет собой противоречивую фразу.
Делегация Ирана (Исламская Республика) поддержала вариант 2, за исключением слова «нация», которое уже помещено в квадратные скобки. Она разделяет обеспокоенности, выраженные делегацией Чили от имени ГРУЛАК.
Делегация Эквадора сообщила, что бенефициарами должны являться КНМО.
Делегация ЕС, выступая от имени ЕС и его государств-членов, высказалась в пользу варианта 1, в котором четко заявлено, что бенефициарами являются КМО, являющиеся создателями и носителями ТЗ.
Делегация Индии присоединилась к заявлению, сделанному делегацией Индонезии от имени СЕМ, и выразила поддержку варианта 2 в его существующей форме.
Делегация Китая сообщила, что ей понятны обеспокоенности в отношении терминов «нация» и «государство», однако в Китае концепции «коренного народа» не существует. Придание нациям статуса бенефициаров является весьма неплохим решением. Она готова приложить усилия к достижению консенсуса. В варианте 2 весьма неплохо отражены позиции различных сторон. МКГР следует привести конкретные директивы в указанном международном документе. Некоторые делегации высказали обеспокоенность в отношении слова «нация». Она предлагает откорректировать формулировку, чтобы снять их обеспокоенность, например, иные бенефициары согласно национальному законодательству или нации, которые могут определяться в рамках той или иной страны». Другой вариант может заключаться в том, чтобы указать, что это применимо для стран, в которых отсутствуют коренные народы.
Делегация Таиланда поддержала вариант 2 со словами «такие, как государства и/или нации» в тексте. Она с радостью обсудит в позитивном духе понятие «иных бенефициаров» в целях достижения консенсуса по данному вопросу.
Делегация Канады вновь заявила о своей обеспокоенности в отношении варианта 2, в котором применен абсолютно произвольный подход к обозначению бенефициаров, в особенности в том, что касается фразы «и иные бенефициары». Определение бенефициаров будет оставлено на усмотрение национального законодательства, и это поставит под вопрос усилия, предпринятые для разработки параметров по данному вопросу, и создаст еще более высокий уровень неопределенности. Делегация сообщила, что, насколько она понимает, некоторые государства-члены выразили желание обозначить бенефициаров на основании своих конкретных обстоятельств, однако путь к решению должен пролегать через создание более высокого уровня общего понимания указанных обстоятельств. Она задала вопрос о том, кто понимается под фразой «иные бенефициары», помимо нации или государства или субъектов, не освещенных в каких-либо других частях документа.
Для делегации Японии предпочтителен вариант 1, не включающий нации или государства в качестве бенефициаров. Она поддерживает заявление, сделанное делегацией Канады.
Для делегации Республики Корея предпочтителен вариант 1, поскольку бенефициарами должны являться КНМО, создавшие, сохранившие и передававшие ТЗ, что согласуется с целью документа.
Делегация Алжира поддержала заявление, сделанное делегацией Нигерии от имени Африканской группы, и выразила поддержку варианта 2, который носит более гибкий характер в достаточной мере для того, чтобы предоставить странам возможность включить иных бенефициаров. Определение того, кто будет являться такими бенефициарами, остается на усмотрение национального законодательства на основании конкретных обстоятельств тех или иных стран.
Делегация Малайзии ранее озвучивала обеспокоенность по вопросу о нациях или государствах в качестве бенефициаров. Однако в текущем тексте она может поддержать позицию делегации Индонезии, высказанную от имени СЕМ, и выразить согласие с новым вариантом 2.
Представитель Ассамблеи армян Западной Армении поддержала заявление, сделанное делегацией Китая, и обратилась к статье 9 ДПКНООН, которая гласит: «Коренные народы и принадлежащие к ним лица имеют право принадлежать к коренной общине или народности в соответствии с традициями и обычаями данной общины или народности. Осуществление такого права не может порождать никакой дискриминации в какой бы то ни было форме».
Представитель INBRAPI сообщила, что в обоих вариантах слово «народы» и конечное «ы» остаются в скобках, что представляет собой проблему. Выражение «коренные народы и местные общины» было согласовано и утверждено на международном уровне на 12-й Конференции сторон КБР, и оно также используется в Конвенции 169 МОТ о коренных народах и племенах. Многие страны являются сторонами указанных соглашений. Она обратилась к государствам-членам с просьбой проявить гибкость и удалить квадратные скобки. Какой бы ни была окончательная формулировка, она должна согласовываться со статьей 14. Со времени начала работы МКГР в 2001 г. КНМО должны были являться бенефициарами охраны, поскольку они являются создателями ТЗ. Государствам отводится административная роль, однако включение их в качестве бенефициаров вряд ли создаст дополнительную правовую определенность, а в действительности может создать сложности для данного документа в будущем.
Делегация Франции ответила на заявление, сделанное представителем INBRAPI. Она выразила желание убедиться в том, что формулировка используется в соответствии с ее конституционными требованиями. Она не может использовать термины «коренные народы» или «меньшинства», поскольку будут предоставляться коллективные права. Она не хотела бы видеть понятие коренных народов в международных соглашениях, в переговорах по которым она участвует, ввиду того, что оно разделяет элементы народа Франции и противоречит ее Конституции в части единства и неделимости народа Франции. Она принимает термин «коренные народы» в международном праве, если это не обязывает ее признавать коллективные права на основании культурных, этнических или религиозных прав. Она признает лишь права, основанные на индивидуальных правах. В Нагойском протоколе признаются права государств, а не коренных народов. В Нагойском протоколе проработаны конкретные элементы, с тем чтобы учесть положение указанных общин и обеспечить их участие в процессе. Однако указанные положения составлены таким образом, чтобы было ясно, что это осуществляется лишь на основе национального законодательства сторон. Она подтверждает сохранение квадратных скобок вокруг слова «народы» либо обращается с просьбой просто удалить это слово.
Председатель предоставил слово для комментариев по статье 5.
Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, поддержала вариант 2. Она приветствовала включение пункта 5.1, который обеспечивает механизм и обращается к имущественным и неимущественным интересам бенефициаров. Пункты 5.2, 5.3 и 5.4 предоставляют надлежащий уровень прав для владельцев и создателей ТЗ.
Делегация США, в целях поиска общего пути продвижения вперед по вопросу о базах данных, предложила новый вариант 4 в следующей редакции: «Признавая значение сотрудничества, в консультации с коренными и местными общинами при определении доступа к традиционным знаниям государства-члены с учетом национального законодательства и обычного права и при условии его соблюдения должны стремиться облегчать и поощрять формирование следующих национальных баз данных по традиционным знаниям, для которых бенефициары могут добровольно предоставлять свои традиционные знания: 5.1  Публично доступных национальных баз данных по традиционным знаниям для целей транспарентности, надежности, сохранения и трансграничного сотрудничества, а также в соответствующих случаях для облегчения и поощрения создания традиционных знаний, обмена ими, их распространения и доступа к ним; 5.2  Национальных баз данных по традиционным знаниям, доступных только ведомствам интеллектуальной собственности для целей предотвращения ошибочного предоставления прав интеллектуальной собственности. Ведомства интеллектуальной собственности должны стремиться обеспечить, чтобы в отношении такой информации соблюдался режим конфиденциальности, за исключением тех случаев, когда она цитируется в рамках экспертизы заявки на охрану интеллектуальной собственности; 5.3 Не являющихся публично доступными национальных баз данных по традиционным знаниям для целей кодификации и сохранения традиционных знаний в коренных и местных общинах. Не являющиеся публично доступными национальные базы данных по традиционным знаниям должны быть доступны только бенефициарам согласно соответствующим нормам обычного права и сложившейся практике доступа к таким традиционным знаниям или их использования».
Делегация Индонезии, выступая от имени СЕМ, поддержала вариант 2 в представленном виде, с добавлением пункта 5.1. Она поддержала новую формулировку пункта 5.4 и выразила признательность за дух гибкости и конструктивности, проявленный государствами-членами при представлении весьма качественного варианта 2, который отражает все позиции и интересы. При условии дальнейших консультаций с членами и в качестве вопроса в адрес делегации США, она поинтересовалась, каким образом новый вариант 4, если бы он являлся самостоятельным, вписывался бы в рамки объема охраны. Было бы более уместно поместить данный текст в чтатью 6 о дополнительных мерах.
Представитель племен тулалип сообщил, что предложение делегации США является весьма интересным, но более подходит для раздела «Дополнительные меры». Он поинтересовался, является ли это заменой текста или его модификацией. У него имеется текстовое предложение, которое, как он надеется, будет поддержано или хотя бы рассмотрено. По варианту 2, который он поддержал, он желал бы добавить «на условиях, соответствующих статье 14.2» в конце предложения. Это относится к предложению о неумалении прав. Важно, чтобы указанная внутренняя ссылка существовала в качестве гарантии при толковании статьи 5.
Делегация США поддержала изменение, предложенное представителем племен тулалип. Она предложила дать полномасштабное пояснение по вопросу о том, почему место для варианта 4 в статье 5, а не в статье 6, в ходе неофициальных консультаций.
Делегация ЕС, выступая от имени ЕС и его государств-членов, поддержала вариант 1 в качестве самостоятельного варианта. В отношении принципа признания она отметила, что такое положение не должно ослаблять правовую определенность и общество в целом. Отсутствует ясность в части того, на каком уровне должно приниматься решение о признании и когда и где оно будет применяться. Она надеется узнать о практических примерах.
Делегация Шри-Ланки выразила согласие с заявлением, сделанным делегацией Индонезии от имени СЕМ, и поддержала вариант 2. Она предложила заменить слова «и/или» между словами «административные меры» и «меры политики» в пунктах 5.2 и 5.3 на одно слово «и».
Делегация Бразилии поддержала многоуровневый подход в качестве творческого способа рассмотрения характеристик и надежности охраны ТЗ. Она поддерживает включение пункта 5.1 в вариант 2 и повторяет вопросы, поставленные делегацией Индонезии от имени СЕМ в отношении предложения делегации США. Оно относится к статье о дополнительных мерах.
Делегация Южной Африки присоединилась к заявлению делегацией Нигерии от имени Африканской группы. В отношении нового предложения делегации США, в качестве дополнения к вопросу, поставленному делегацией Индонезии от имени СЕМ, еще одним местом, в котором рассматривается та же проблема, является вариант 3 статьи 9. Один и тот же вопрос о базах данных распределен по всему документу. Она надеется услышать обоснования.
Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, сообщила о необходимости увидеть текст, предложенный делегацией США, в письменном виде, чтобы понимать его полностью. Она не поддерживает предписание о том, каким образом базы данных должны являться обязательными. Это скорее подпадает под понятие дополнительных мер. Она поинтересовалась, учтены ли в указанном предложении устные формы ТЗ.
Делегация Чили сообщила, что в отношении варианта 2 в ходе неофициальных обсуждений у нее сложилось впечатление о том, что описание документа будет приведено во вводной части в пункте 1, а оставшаяся часть будет являться добровольным руководством по внедрению документа. Следовательно, МКГР необходимо найти некую формулировку, поясняющую указанный момент.
Делегация Ирана (Исламская Республика), в русле заявления, сделанного делегацией Индонезии от имени СЕМ, поддержала вариант 2. Она ожидает пояснений в отношении предложения, внесенного делегацией США.
Делегация Индии присоединилась к заявлению, сделанному делегацией Индонезии от имени СЕМ, и поддержала вариант 2, поскольку для всех уровней в рамках многоуровневого подхода следует предоставлять достаточную охрану. Она выразила согласие с пересмотром варианта 2, в особенности пункта 5.4. В нем отражена ее позиция соблюдения принципа исключения для знаний, на которые не распространяется понятие сохраняемых в тайне и имеющих ограниченное распространение. Кроме того, она выразила согласие с делегацией Индонезии, выступающей от имени СЕМ, в части понимания необходимости поместить новую формулировку, внесенную делегацией США, в статье 6.
Делегация Многонационального Государства Боливия отметила, что название статьи должно звучать как «Объем охраны» без каких-либо условий, поскольку это размывает дух документа. Статья 5 не должна включать в себя каких-либо условий любого рода. Она обращается с просьбой удалить из заголовка фразу в квадратных скобках. Она по-прежнему анализирует формулировку варианта 2.
Делегация Канады обратилась к вкладу представителей коренных народов в том смысле, что, по мнению КНМО, их знания в большинстве случаев являются священными и/или сохраняемыми в тайне. По ее мнению, для того, чтобы международный документ отражал общую цель и позволял принимать решения, МКГР необходимо получить подробное и конкретное понимание последствий указанных соображений для данного документа. Указанный анализ имеет ключевое значение для того, чтобы определить, является ли многоуровневый подход, применяемый в статье 5, в действительности надлежащим для эффективного консенсусного документа. Делегация выразила желание продолжить обмен уроками, извлеченными государствами-членами, которые планируют или в недавнее время осуществили реализацию режимов ТЗ на национальном уровне, чтобы изучить указанные отдельные обеспокоенности.
У делегации Российской Федерации вызывает обеспокоенность использование в тексте ТЗ, сохраняемых в тайне, поскольку все альтернативы предусматривают, что их охрану должно обеспечивать государство. Любая тайна подлежит охране особого типа. Она обратилась к замечаниям в отношении ТЗ, сохраняемых в тайне, в информационной записке Председателя. Трудно представить ситуацию, в которой государство должно обеспечивать меры охраны, не говоря уже о том, чтобы вмешиваться во все ситуации, связанные с сохраняемыми в тайне ТЗ, и допускать утечку секретной информации. Кроме того, когда ТЗ сохраняются в тайне и когда ими владеют бенефициары в соответствии с теми или иными мерами, и при понимании того, что они должны использоваться и быть известны лишь в рамках конкретной группы, государство не может предоставить какие-либо гарантии в отношении секретности информации. Если община внезапно сочтет, что тайна более не актуальна, и поделится этой тайной, она перестает быть тайной, и ТЗ попадают в другую категорию, то есть ограниченного или широкого распространения. Неясно также, на кого указывает слово «пользователи» в данном контексте.
Делегация Малайзии поддержала заявление, сделанное делегацией Индонезии от имени СЕМ. Она поддерживает вариант 2, в котором исчерпывающе отражены элементы, обеспечивающие сбалансированный характер документа. Вновь введенная вводная часть и новый текст в пунктах 5.2, 5.3 и 5.4 соответственно придают многоуровневому подходу большую степень ясности.
Делегация Китая сообщила, что вариант 2 является относительно разумным выбором, поскольку многоуровневый подход обеспечивает необходимую охрану. Она отметила, что элементы из пункта 3.3 прежнего первоначального варианта 3, который был удален, можно было бы включить в вариант 2.
Председатель предоставил слово для комментариев по статье 6.
Делегация Канады выразила желание изменить нумерацию статьи 6 на статью 5 BIS, чтобы отразить тот факт, что она образует неотъемлемую часть обсуждения по вопросу об объеме охраны. Базы данных являются важной мерой, которую следует рассматривать в качестве мер защиты. Базы данных должны являться добровольными по природе. Их следует создавать по согласованию с КНМО, чтобы предотвратить переход знаний в общественное достояние. Она выражает готовность к совместной работе с другими участниками над тем, чтобы обеспечить отражение всех точек зрения в предложении по базам данных.

Делегация Швейцарии поставила под сомнение воздействие и уместность добавления в заголовок слова «защитная». Не все меры, перечисленные в данной статье, обязательно являются защитными мерами, например, пункт (d). Она обратилась с просьбой поместить слово «защитная» в скобки. Она приняла к сведению выступление делегации Канада и хотела бы продолжить рассмотрение и оценку вопроса о том, может ли данный подход быть поддержан.
Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, сообщила, что для нее неясно, идет ли речь в данной статье о защитных или дополнительных мерах. Она не поддерживает выступление делегации Канады о том, что нумерацию статьи следует изменить на статью 5 BIS. Она не отрицает полезность баз данных, однако работа над ними должна носить дополнительный, добровольный характер. Разнообразие баз данных, применимых к ТЗ, затрудняет выполнение положений, предложенных в статье 6.

Делегация ЕС, выступая от имени ЕС и его государств-членов, выразила интерес к обсуждениям по вопросу о базах данных и в целом поддержала такие меры, как использование баз данных. Она надеется на продолжение указанных обсуждений.

Делегация Чили присоединилась к заявлению, сделанному делегацией Швейцарии в отношении формулировки заголовка.
Представитель племен тулалип, выступая от имени Форума коренных народов, присоединился к замечаниям, высказанным делегацией Швейцарии и делегацией Нигерии от имени Африканской группы. Он указал, что слова «публично доступные» неприемлемы для Форума коренных народов. Не следует составлять международные базы данных публично доступных ТЗ по причине значительных проблем, которые придется решать до того, как их можно будет сделать доступными. Он не оспаривает ценность и цель баз данных. В действительности существует множество целей, для которых могут использоваться базы данных. В центре внимания обсуждений в МКГР находятся базы данных, связанные с патентами, однако существуют и другие виды баз данных для различных целей, и с ними, возможно, связаны другие правила. Он надеется на обсуждение по вопросу о базах данных. Если инициаторы формулировки «публично доступные» смогут ее удалить, он готов в значительной степени способствовать сближению позиций в отношении тех или иных формулировок, связанных с базами данных.
Делегация Бразилии поддержала просьбу, высказанную делегацией Швейцарии, о помещении в скобки слова «защитная», и поддержала выступление делегации Нигерии от имени Африканской группы. Базы данных могут оказаться полезными, однако их сфера действия может ограничиваться известными на данный момент ТЗ. Таким образом, их следует рассматривать не как замену охраны ТЗ, а как дополнение к общему механизму охраны ТЗ.
Председатель предоставил слово для комментариев по статье 7.

Делегация Индонезии, выступая от имени СЕМ, приветствовала включение варианта 1. Он носит достаточно простой характер для того, чтобы можно было охватить все в рамках санкций, средств правовой защиты и осуществления прав.

Делегация Канады приняла к сведению новые предложения в отношении исключений и ограничений, а также санкций, средств правовой защиты и осуществления прав. Указанные предложения носят чрезмерно краткий характер, не обеспечивают баланс между гибкостью и правовой определенностью и не подтверждают факт наличия общего понимания указанных проблем в МКГР. Она оставляет за собой право прокомментировать указанные предложения и другие новые предложения.

Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, в качестве инициаторов варианта 1, приветствовала поддержку со стороны делегации Индонезии, выступавшей от имени СЕМ. Данная формулировка весьма проста, и неясно, в чем заключается сложность, выраженная делегацией Канады. Она была бы признательна за более конкретные замечания в отношении проблем, воспринимаемых в варианте 1.
Делегация ЕС, выступая от имени ЕС и его государств-членов, оставляет за собой право прокомментировать новые предложения, включенные в текст.

Делегация Ирана (Исламская Республика) поддержала заявление, сделанное делегацией Индонезии от имени СЕМ и делегацией Нигерии от имени Африканской группы, по вопросу о варианте 1.
Председатель предоставил слово для комментариев по статье 9.
Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, поддержала вариант 2.
Делегация Индонезии, выступая от имени СЕМ, поддержала вариант 2. В отношении нового предложения по варианту 3 делегация Южной Африки уже обращала внимание на тот факт, что ряд вопросов, включенных в состав варианта 3, озвучен также в статье 6. Она надеется на проведение полноценного обсуждения по вопросу о том, почему необходимо помещать указанные вопросы в столь большое количество статей.
Делегация ЕС, выступая от имени ЕС и его государств-членов, выразила желание включить в вариант 2 формулировку «свободного, предварительного и осознанного согласия». По вопросу о словах «орган» или «органы» она поинтересовалась, каким образом большее количество органов могли бы работать совместно и каким образом будет гарантирована правовая определенность. Компетентный орган в соответствии с ситуацией должен выступать лишь в качестве хранителя в рамках концепции бенефициаров и не должен иметь каких-либо прав сам по себе.
Делегация Чили сообщила, что, насколько она понимает, речь идет о национальных органах или ведомствах, которые также могут быть связаны с зарубежными бенефициарами. Она обратилась с просьбой привести дополнительные обоснования для удаления пункта 5.2, поскольку указанный пункт может способствовать сотрудничеству между государствами-членами в целях обеспечения осуществления прав бенефициаров.
Г-жа Багли, выступая от имени координаторов, ответила, что координаторы забыли упомянуть об удалении пункта 5.2, в котором речь идет о том, что сведения о любом органе, учрежденном в соответствии с пунктом 1, сообщаются в Международное бюро ВОИС. Решение о его удалении было принято координаторами. Если для какого-либо из государств-членов предпочтительно, чтобы он остался в тексте, то они, несомненно, смогут внести его обратно.
Представитель INBRAPI сообщила, что смысл варианта 1 нарушен, поскольку в документе WIPO/GRTKF/IC/32/4 он обозначен как «по согласованию с владельцами ТЗ». Затем это было заменено «бенефициарами», и в этом заключается проблема, при которой возникает путаница между государствами и коренными народами, поскольку государства будут учреждать компетентные органы совместно с самими собой. Вариант 1 не имеет какого-либо смысла. Таким образом, наилучшим является вариант 2. Она подчеркнула, что КНМО необходимо участвовать в указанных процессах. Включение «свободного, предварительного и осознанного согласия КНМО» имеет большое значение при создании национального органа, при условии, что это возможно. Такова реальность в Бразилии. Они входят в состав национального органа. Она обратилась к сторонам с просьбой рассмотреть указанное предложение в связи с предложением делегации ЕС от имени ЕС и его государств-членов.
Делегация Швейцарии разделяет обеспокоенности, высказанные представителем INBRAPI в отношении бенефициаров. Если в число бенефициаров входят государства, ей непонятно, каким образом это будет действовать. В тексте следует сохранить указание на владельцев ТЗ.
Председатель предоставил слово для комментариев по статье 10.
Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, приветствовала вариант 1, который представляет собой предложенную ею формулировку. Она хотела бы включить в него строку, которая была пропущена, когда формулировка зачитывалась в ходе неофициальных консультаций. Она гласила: «В соответствии с обязательствами, установленными в настоящем документе, государства-члены могут в особых случаях принять оправданные исключения и ограничения, необходимые для защиты общественных интересов, при условии, что эти исключения и ограничения не…», которую следует вставить до слов «не вступают в противоречие с интересами бенефициаров и не наносят необоснованного ущерба выполнению настоящего документа». Данное простое положение учитывает общие и частные исключения, содержащиеся в варианте 2.
Делегация Индонезии, выступая от имени СЕМ, поддержала вариант 1 в том виде, в котором он представлен в тексте. Она занимает достаточно гибкую позицию в отношении поддержки добавления, которое только что было предложено делегацией Нигерии от имени Африканской группы.
Представитель племен тулалип присоединился к двум последним выступлениям. Вариант 2 содержит слишком много лазеек. Рассматривая его, он интересуется, что именно будет пользоваться охраной в рамках документа. Он содержит все виды безусловного использования ТЗ. Существует предположение о том, что если оно носит некоммерческий характер или служит на благо человечества или на благо окружающей среды, то возражений нет. В варианте 1 содержатся все элементы. Возможно, он хотел бы добавить несколько слов в разных местах, но с дополнением, предложенным делегацией Нигерии от имени Африканской группы, вариант будет работоспособным. Своего рода исключение из охраны в духе ТРИПС для диагностических, терапевтических и хирургических методов находится в контексте ТРИПС в отношении светских знаний. Тем не менее указанные приемы зачастую составляют основу священных и духовных ТЗ. Указанные приемы зачастую применяют на практике шаманы и целители, и это тот вид знаний, которыми КНМО менее всего хотели бы делиться с окружающим миром. Можно также обсуждать исключительно серьезные случаи, однако стандартные исключения в духе ТРИПС являются неприемлемыми.
Делегация Шри-Ланки поддержала вариант 1 в том виде, в котором он представлен в тексте. Она обратилась с просьбой о том, чтобы добавленные слова, предложенные делегацией Нигерии от имени Африканской группы, были помещены в скобки.
Делегация Ганы присоединилась к новому предложению, внесенному делегацией Нигерии от имени Африканской группы. Формулировка данного предложения отражает стандартную формулировку, которую в настоящее время можно найти в основных международных документах в области ИС. Она носит простой и гибкий характер и в достаточной мере учитывает любые проблемы или обеспокоенности, которые могут возникнуть.
Делегация Бразилии выступает в пользу более простого и более гибкого подхода, предусмотренного в варианте 1. Она хотела бы увидеть полный текст предложения, внесенного делегацией Нигерии от имени Африканской группы, для того, чтобы проанализировать его.
Делегация Ирана (Исламская Республика) поддержала вариант 1 и занимает гибкую позицию в отношении нового предложения, внесенного делегацией Нигерии от имени Африканской группы.
Делегация Китая поддержала вариант 1 и обратилась с просьбой представить ей в подробностях предложение, внесенное делегацией Нигерии от имени Африканской группы.
Делегация Таиланда присоединилась к формулировке, предложенной делегацией Нигерии от имени Африканской группы. Она носит достаточно точный и ясный характер для обеспечения исключений и ограничений. У нее возникла проблема в отношении варианта 2, поскольку документу не пойдет на пользу, если они будут длиннее, чем само положение об объеме охраны.
Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, сообщила, что ее предложение составлено на основе Статей 13 и 30 Соглашения ТРИПС и статьи 9 Бернской Конвенции об охране литературных и художественных произведений («Бернская конвенция»). Это известные формулировки, которые могут устроить всех.
Председатель предоставил слово для комментариев по статье 14.
Председатель племен тулалип поддержал изменения, внесенные координаторами. Будет абсолютно уместно поместить его в пункт о неумалении прав и сделать его самостоятельным, поскольку он указывает на более широкий комплекс прав и конструктивных договоренностей с государствами, а также международных документов.
Делегация Индонезии, выступая от имени СЕМ, заявила, что для того, чтобы найти подходящее место для пункта 14.2, необходимо провести дополнительное обсуждение. Она ожидает проведения конструктивного обсуждения в отношении данной проблемы.
Делегация Ирана (Исламская Республика) разделяет позицию, высказанную делегацией Нигерии от имени СЕМ, о том, что статья 14 не является наилучшим местом для пункта 14.2.
Делегация США, в качестве инициатора пункта 14.2, сообщила, что она с радостью переместит его в подходящее место, может быть, в виде отдельной статьи.
Председатель предоставил слово для комментариев по статье 16.
Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, поддержала сближающее объединение обоих предшествующих положений в качестве основы для дальнейшего обсуждения. Это более эффективный шаг.
Делегация Индонезии, выступая от имени СЕМ, приветствовала изменения, внесенные координаторами, при объединении двух подстатей в одну статью. Это упрощает и облегчает ее чтение и понимание. Она поддерживает указанную формулировку и ожидает дальнейших обсуждений.
Председатель завершил обсуждение по вопросу о Rev. 1 и открыл обсуждение документа WIPO/GRTKF/IC/32/6.
Делегация США представила документ WIPO/GRTKF/IC/32/6, озаглавленный «Совместная рекомендация по генетическим ресурсам и связанным с ними традиционным знаниям», совместно представленный делегациями Канады, Японии, Норвегии, Республики Корея и Соединенных Штатов Америки. Ранее она уже представляла указанный документ на тридцать первой сессии МКГР в качестве документа WIPO/GRTKF/IC/31/5. Предлагаемая совместная рекомендация предусматривает надлежащее использование правовых, политических или административных мер для предотвращения ошибочной выдачи патентов в тех случаях, когда предварительное раскрытие ГР или ТЗ угрожает новизне или изобретательскому уровню заявленных изобретений. Она также предусматривает применение мер возражения и поощрение добровольных кодексов поведения и создание и обмен базами данных для определения новизны и изобретательского уровня. Делегация приветствует дальнейшее обсуждение национального опыта и готова работать с другими над передовой практикой. Она подчеркнула, что совместная рекомендация может быть использована в качестве меры укрепления доверия для содействия МКГР в продвижении вперед по ключевым вопросам, касающимся ТЗ. Предлагаемая совместная рекомендация может быть обсуждена, окончательно согласована и принята без оказания влияния на работу МКГР и другие рабочие документы. Она предложила другим делегациям высказать свои замечания и поддержать данное предложение и приветствовала дополнительных соавторов. Она ожидает продолжения обсуждения предложенной совместной рекомендации.
Председатель открыл обсуждение документа WIPO/GRTKF/IC/32/7.
Делегация Японии представила документ WIPO/GRTKF/IC/32/7, озаглавленный «Совместная рекомендация об использовании баз данных для защитной охраны генетических ресурсов и традиционных знаний, связанных с генетическими ресурсами». Во-первых, в пункте 18 изложен ряд ключевых вопросов, в числе которых контент, подлежащий хранению в базах данных, и допустимый формат данного контента. Указанные аспекты имеют большое значение в части понимания функций и преимуществ базы данных. Во-вторых, пункт 19 ссылается на необходимость проведения Секретариатом ВОИС анализа осуществимости. В частности, прототип предложенного портала ВОИС мог бы помочь получить полную картину в отношении базы данных и определить дальнейшие шаги. Большинство государств-членов совместно признают важность создания баз данных в качестве защитной меры для предотвращения ошибочной выдачи патентов на изобретения, касающиеся ТЗ и ТЗ, связанных с ГР. Исходя из этого признания, она внесла свой вклад в обсуждение в рамках МКГР и других форумов. Будет целесообразнее создать базы данных, в которых будет содержаться информация, необходимая экспертам для проведения поиска известного уровня техники и определения новизны и изобретательского уровня патентных заявок, а не вводить требование об обязательном раскрытии информации. Использование предложенных баз данных в процессе патентной экспертизы повысит качество патентной экспертизы в области ТЗ и обеспечит надлежащую охрану ТЗ. Она надеется на продолжение обсуждений с государствами-членами по вопросу о совместной рекомендации.
Делегация США поддержала комментарии, сделанные делегацией Японии в качестве соавтора предложенной совместной рекомендации. Данное предложение является ценным компонентом работы МКГР по обсуждению международно-правового документа (документов) для эффективной охраны ГР и ТЗ. Более конкретно, оно способствует снятию озабоченности, связанной с ошибочной выдачей патентов. Крайне важно, чтобы МКГР продолжал заниматься данным предложением и вносить конструктивные существенные замечания для решения вопросов и проблем, озвученных на предыдущих сессиях по проекту предложения. Она надеется на обсуждение предлагаемой системы баз данных, в том числе вопросов, поднятых в целях ее совершенствования. Она предложила другим делегациям выразить свою поддержку данному предложению и приветствовала любые дополнительные вопросы или поправки по рекомендации, которые могут возникнуть у других государств-членов.
Делегация Российской Федерации поддержала предложение, содержащееся в документе, представленном делегацией Японии. Это позволит экспертам проводить более эффективный поиск известного уровня техники и искать справочный материал по ГР и несекретным ТЗ, связанным с ГР, а это, в свою очередь, снизит уровень вероятности ошибочной выдачи патентов. Она также поддерживает документ WIPO/GRTKF/IC/32/6 и выражает согласие с рекомендацией, изложенной в данном документе, который создает надежную основу для работы МКГР. Он может быть принят МКГР в качестве руководства по охране ТЗ.
Делегация Республики Корея в качестве соавтора поддержала два представленных документа. Нельзя переоценить важность охраны ТЗ и ГР, связанных с ТЗ, от ошибочно предоставленных патентных прав. Создание и использование систем баз данных является наиболее эффективной формой охраны. Это является критически важным и целесообразным способом сокращения числа ошибочно выданных патентов в каждом из государств-членов.
Представитель племен тулалип высказал возражение против идеи о том, чтобы называть эти базы данных «защитными». Защитный подход к охране КНМО от ошибочной выдачи патентов может в действительности принести больше вреда, чем пользы. Ошибочная выдача патентов является лишь одной из многих проблем. Многие КНМО пытаются решить проблему своего культурного выживания. Предоставление широкого доступа к их ТЗ может в действительности причинить им не только патентный вред. В этом отношении необходимо проявлять значительную осторожность. Кроме того, нельзя говорит о системе порталов, пока не будут решены все проблемы с базами данных. Ему понятна цель подхода на основе баз данных: она заключается в том, чтобы избежать процедуры раскрытия происхождения. Это создает для КНМО огромную нагрузку по документированию своих знаний на тот случай, если в системе ИС произойдет неправомерное присвоение. Кроме того, на карту поставлены проблемы культуры. В ряде стран КНМО, возможно, будут готовы разместить свою информацию в таких базах данных. В США дела обстоят иначе. Большинство старейшин сообщили, что никогда не разместят свои знания в такой базе данных. Насколько он понимает, предложение заключается в том, чтобы разместить в базах данных опубликованный материал, который уже доступен. Можно приводить доводы в пользу того, что такой материал является общественным достоянием, но он готов с этим спорить. По мнению КНМО, в общественном достоянии находится не доказательство существования известного уровня техники, а доказательство права собственности, владельцами которого они являются. Если оно может быть локализовано в их пользу, то это является их правом собственности. В международном и национальном праве существует множество принципов, которые предполагают, что ограничений по охране ТЗ существовать не должно. Это является их неотъемлемым правом, частью их культурного наследия и культурной самобытности. Он не выступает против баз данных per se. Если существует возможность создания формулировки, содержащей минимальную систему обеспечения охраны от внесения информации в базы данных без ПОС КНМО или с нарушением их прав, и если существует возможность обеспечить их поддержание в режиме конфиденциальности в целях проведения патентной экспертизы или для какого-либо конкретного применения, то он готов рассмотреть такую формулировку. В существующем виде он не может поддержать данный документ.
Представитель INBRAPI, выступая от имени Форума коренных народов, сообщила, что, хотя существует положительный опыт работы с базами данных по охране ТЗ и ГР, МКГР необходимо учитывать различные обстоятельства на национальном и региональном уровнях. Например, в Бразилии существует 275 языков, большинство из которых еще не изучены. Они внесены в Издание ЮНЕСКО «Атлас языков мира, находящихся под угрозой исчезновения». Коренные общины и другие субъекты, имеющие устные традиции, сталкиваются с серьезной проблемой записи своих устных знаний в целях обеспечения их охраны. Она испытывает сомнения в отношении создания базы данных в качестве защитной охраны до тех пор, пока не удастся обеспечить для КНМО их персональный доступ к своим собственным базам данных о знаниях, которые им принадлежат. Знания не должны попадать в общественное достояние до тех пор, пока не удастся обеспечить их охрану.
Делегация Канады поддержала предложение о базах данных, поскольку базы данных могут использоваться в качестве средства по предотвращению ошибочной выдачи патентов. Признавая различные обеспокоенности, которые были выражены, она хотела бы изучить эти предложения вместе со всеми участниками.
Делегация Китая сообщила, что базы данных в действительности обладают значительной ценностью в целях предотвращения ошибочной выдачи патентов. Однако стоимость базы данных высока, и она интересуется, кто оплатит эту стоимость. Кроме того, она обратилась к многоуровневому подходу и сообщила, что в случае с базами данных существует риск того, что о ТЗ узнает большее число людей, что ослабит охрану.
Председатель открыл обсуждение документа WIPO/GRTKF/IC/32/8.
Делегация Канады представила документ WIPO/GRTKF/IC/32/8, озаглавленный «Предложение о мандате на проведение Секретариатом ВОИС исследования в отношении мер по недопущению ошибочной выдачи патентов и обеспечению соответствия действующим системам предоставления доступа и совместного пользования выгодами». Актуальная информация по вопросам, изложенным в предложении, поможет обеспечить основу для работы МКГР и ее продвижение. Указанная информация имеет огромное значение для рассматриваемого вопроса, поскольку ТЗ, связанные с ГК, являются частью ТЗ в целом. В результате предлагаемого исследования, которое обеспечит актуализацию Технического исследования ВОИС о действующих в патентных системах требованиях в отношении раскрытия информации о генетических ресурсах и традиционных знаниях, проведенного в 2004 г., будет получена конкретная и актуальная информация относительно существующих национальных законов, практики и опыта. Это будет соответствовать положениям мандата МКГР, который призывает к основанному на имеющихся данных подходу и достижению общего понимания по ключевым вопросам. В исследовании будет приведен весьма ценный корпус информации, который будет полезен не только для МКГР, но и в более общем смысле, предоставляя полезный справочный материал. Она высоко оценила усилия Секретариата по сбору и распространению информации о существующих законах и мерах, однако не хватает подробного сравнительного анализа практического функционирования существующих систем и применения и толкования их положений административными и судебными органами, а также об их восприятии КМО, сообществом пользователей (включая научные учреждениям и промышленный сектор) и обществом в целом. В целом, обновленная и подробная информация о практике конкретных государств-членов окажет МКГР поддержку в определении наиболее соответствующих дальнейших шагов. Она надеется на дальнейшее обсуждение данного предложения, в рамках МКГР или в двустороннем формате.
Делегация США поддержала комментарии, сделанные делегацией Канады в качестве соавтора предложения. Она обратилась к мандату МКГР на 2016-2017 гг. На прошлых сессиях МКГР провел конструктивные обсуждения относительно национальных законов и функционирования требований о раскрытии и систем ДПВ. Эти обсуждения помогли МКГР продвинуться в работе над текстом. Данное исследование поможет еще больше продвинуться в этой работе, не тормозя при этом работу МКГР. Она предложила другим делегациям выразить поддержку этому предложению и приветствовала вопросы или предложения других делегаций, направленные на улучшение предложения.
Делегация Российской Федерации поддержала предложение в качестве соавтора документа. Вопросы, сформулированные в документе, должны рассматриваться патентными ведомствами, которые осуществляют процедурой раскрытия. Она инициировала собственный актуальный опрос патентных ведомств и получила ряд ответов, которые она изучает. Это будет полезно в целях охраны ТЗ. Возможно, МКГР не поддержит документ на данном этапе, но в этом случае она продолжит работу в указанном направлении над содержащимися в нем вопросами. Она обратилась к государствам-членам с просьбой рассмотреть и изучить указанные вопросы, чтобы способствовать продвижению вперед.
Делегация Республики Корея в качестве соавтора поддержала предложение о мандате на проведение исследований Секретариатом ВОИС. Учитывая потребность в проведении основанного на фактах анализа вопроса о том, способствуют ли требования о раскрытии информации решению проблемы ошибочной выдачи патентов и незаконного присвоения, и не сказываются ли они на стимулах к инновационной деятельности, указанное исследование имеет существенное значение. Оно повысит уровень понимания по ключевым вопросам ТЗ в практическом формате и сократит пробелы между государствами-членами.
Председатель открыл обсуждение документа WIPO/GRTKF/IC/32/9.
Делегация ЕС, выступая от имени ЕС и его государств-членов, выразила твердое убеждение, что МКГР в своей работе должен опираться на убедительные данные о последствиях и реализуемости принимаемых решений с социальной, экономической и юридической точек зрения. В связи с этим, она в целом поддержала исследования в качестве соответствующего инструмента для его работы. Она повторно внесла свое пересмотренное предложение обратиться к Секретариату с просьбой провести исследование национального опыта, национального законодательства и инициатив в отношении охраны ТЗ. Исследование должно, в частности, охватывать период за последние пять-десять лет. Исследование должно послужить информационной основой обсуждений по ТЗ в рамках подхода на основе фактических данных в соответствии с пунктом (d) мандата МКГР. Исследование должно опираться на существующий материал и другие исследования, уже проведенные Секретариатом в отношении ТЗ. Она отметила, что Анализ пробелов, проведенный в 2008 году, был направлен на выявление пробелов, а его цель состоит в проведении обзора недавно принятых режимов, предназначенных для охраны ТЗ, и таким образом, он дополняет результаты Анализа пробелов, призванного закрепить результаты, достигнутые с помощью подхода на основе фактических данных. Основное внимание в исследовании должно быть уделено анализу существующего внутреннего/национального законодательства и инициатив в области ТЗ, действующих в государствах-членах ВОИС или региональных областях, одни из которых могут основываться на применении мер, а другие – на правах. Исследование также должно содержать конкретные примеры охраняемых объектов. С одной стороны, в рамках исследования необходимо провести обзор недавно принятых национальных и региональных режимов в сфере ИС, таких как законы, нормативные акты и регламентирующие процедуры в области ИС, с помощью которых можно охранять ТЗ. Было бы полезно знать, в чем заключается роль законодательных актов о товарных знаках, образцах, авторском праве, коммерческой тайне и географических указаниях в связи с ТЗ. С другой стороны, следует рассмотреть иную альтернативу, принятые в недавнее время права ИС или иные режимы. Было бы интересно узнать о том, каким образом были определены такие ключевые определения, как «традиционные знания», «традиционный», «неправомерное присвоение», объем и бенефициары; являются ли указанные альтернативные режимы достаточными для обеспечения надлежащей охраны ТЗ и подтвердили ли они свою полезность в сфере охраны ТЗ. Целесообразно изучить вопрос о правовой определенности для всех заинтересованных сторон в рамках этих режимов. В исследовании следует рассмотреть вопрос о существующих базах данных, таких как базы данных, созданные с целью сохранения ТЗ для других поколений. Совместный опыт работы с базами данных, представленный в исследовании, может пролить некоторый свет на их практическое влияние на процедуры выдачи патентов. Последним по порядку, но не по важности является тот факт, что она заслушала множество примеров, приведенных в ходе неофициальных обсуждений представителями коренных народов, о национальных мерах, которые послужили им на пользу. Она выразила пожелание, чтобы в ходе исследования на систематической основе изучалось также воздействие национальных мер и практики на КМО.
Делегация Грузии, выступая от имени ГЦЕБ, поддержала просьбу об исследовании, высказанную делегацией ЕС от имени ЕС и его государств-членов, с целью анализа существующего национального законодательства в отношении ТЗ.
Делегация Японии сообщила, что конкретные примеры национального опыта и практики могут способствовать улучшению понимания проблем. Она поддержала предложение делегации ЕС, сделанное от имени ЕС и его государств-членов.
Делегация США выразила радость в связи с тем, что исследование предусматривает анализ национального законодательства и его применения в отношении конкретных примеров того, что является охраняемыми ТЗ и что находится в общественном достоянии. Предоставленные ею новые сведения, в том числе примеры продукции, источником для которой стали ТЗ, могут служить ценной отправной точкой.
Делегация Чили поддержала данную инициативу. Проведение такого исследования в соответствии с предложенным мандатом повысит уровень обсуждения и обеспечит получение максимально возможного результата для бенефициаров инструмента. Она задала вопрос о точных сроках представления результатов, чтобы это могло стать реальной поддержкой и не оказать негативного воздействия на проведения двух оставшихся заседаний по вопросу о ТВК. Это согласуется с мандатом в пункте (d), где указывается, что такого рода исследование не должно тормозить прогресс.
Делегация Канады сообщила, что предложение может дополнить исследование в документе WIPO/GRTKF/IC/32/8. Она поддерживает все инициативы, направленные на повышение ее уровня знаний о текущей и конкретной практике государств-членов, в плане опоры на основанный на имеющихся данных подход, предусмотренный мандатом. Она ожидает дальнейших обсуждений по вопросу о данных предложениях.
Делегация Ганы поставила под сомнение актуальность и полезность дополнительных национальных исследований на данном этапе процесса. После начала процесса последовали обширные национальные исследования, в ходе которых была выработана достаточная информация для того, чтобы руководить работой. МКГР близок к завершению работы над документом по ТЗ, поэтому проведение дополнительных исследований просто затормозит процесс без какой-либо необходимости. Начиная с 80-х гг., значительное большинство стран Африки последовали предложениям, совместно подготовленным ВОИС и ЮНЕСКО, и разработали национальные законы в отношении ТЗ. У нее существует договор, в котором тщательно проработаны соответствующие вопросы, находящиеся на обсуждении. Если вообще существует какой-либо консенсус, то МКГР может просто рассмотреть указанные примеры из Африки. Возможно, дополнительные исследования не потребуются.
Делегация Гватемалы поддержала инициативу, предложенную делегацией ЕС от имени ЕС и его государств-членов, о проведении исследования по вопросу о национальных мерах и опыте в отношении ТЗ.
Делегация Чешской Республики поддержала предложение делегации ЕС от имени ЕС и его государств-членов, поскольку МКГР по-прежнему находится в процессе обучения и нуждается не только в собрании существующих национальных систем охраны ТЗ, но и в их исчерпывающем анализе и понимании. Она также поддерживает предложение, сделанное делегацией Канады.
Делегация Российской Федерации поддержала предложение делегации ЕС от имени ЕС и его государств-членов, поскольку оно является полезным для стран и для работы МКГР. Предполагаемое исследование должно уделить особое внимание анализу национального законодательства государств-членов и конкретных примеров охраноспособных объектов и объектов, не предназначенных для охраны, и подходов, которые могут быть использованы для охраны ТЗ, некоторые из которых могут быть основаны на мерах, в то время как другие могут основываться на правах, для того, чтобы обеспечить основу дальнейшего обсуждения в МКГР.
Делегация Республики Корея поддержала предложение делегации ЕС от имени ЕС и его государств-членов. Подход на основе исследования будет полезен для понимания и анализа государствами-членами существующей ситуации и достижения консенсуса по основным вопросам на предстоящих сессиях.
Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, приняла к сведению предложение делегации ЕС от имени ЕС и его государств-членов. Исследование может быть полезным в качестве помощи государствам-членам при изучении передовой практики в различных африканских государствах-членах, где существуют документы в отношении охраны ТЗ. Тем не менее, проведение такого исследования в настоящее время излишне затормозит процесс переговоров, учитывая мандат МКГР.
Делегация ЕС, выступая от имени ЕС и его государств-членов, ответила на множество выступлений в поддержку ее предложения о проведении исследования и обратилась к тем делегациям, которые выразили обеспокоенность в отношении торможения обсуждений по вопросу о ТЗ. Это не так. Чтобы продемонстрировать упреждающее взаимодействие, она с радостью рассмотрит предложение, внесенное делегацией Чили, которая предлагает установить для исследования срок, который впишется в существующий манда.
Председатель открыл обсуждение документа WIPO/GRTKF/IC/32/10.
Делегация США представила документ WIPO/GRTKF/IC/32/10, озаглавленный «Показательные примеры традиционных знаний для активизации обсуждения в отношении объектов, которые подлежат охране, и объектов, которые не предназначены для охраны». Она высоко оценила быстроту реакции Секретариата, предоставившего документ в сжатые сроки. Мандат МКГР предписывает достичь договоренности по международному правовому документу (документам) в области ИС, который обеспечит сбалансированную и эффективную охрану ТЗ. Ожидается, что в ходе дальнейшей работы МКГР применит подход, основанный на фактах, включая исследования и примеры национального опыта, в том числе национальные законодательные акты и примеры охраняемых объектов и объектов, которые не предназначены для охраны. Согласно мандату МКГР, государства-члены должны уделить первоочередное внимание достижению понимания по основным вопросам, в том числе по вопросу о том, какие объекты ТЗ имеют право на охрану на международном уровне, а какие объекты ТЗ не предназначены для охраны. Настоящий документ призван способствовать достижению понимания путем выявления нескольких хорошо известных изделий и видов деятельности, основанных на ТЗ, и тем самым способствовать обсуждению вопроса о том, какие объекты ТЗ подлежат охране, а какие должны быть общедоступными и использоваться без каких-либо ограничений. Она выражает надежду на то, что указанные примеры помогут МКГР повысить уровень понимания этих вопросов. Она также выражает надежду на то, что сможет внести положительный вклад в переговоры на основе текста. Она приветствует любые замечания и соображения.
Делегация Ганы приняла к сведению документ, представленный делегацией США. В документе предлагается интересный обзор древней практики. Она приветствует эту инициативу в качестве демонстрации приверженности делегации США делу дальнейшего продвижения работы МКГР. Чтобы оказать помощь в обзоре документа, она обратилась к делегации США с просьбой пояснить, соответствуют ли процитированные примеры критериям ТЗ в современную эпоху. Заголовок документа вносит путаницу, поскольку текст документа не относится к предмету, процитированному в составе примеров ТЗ, а скорее к хорошо известным изделиям и видам деятельности, основанным на ТЗ. Возникает затруднение, поскольку та или иная практика была основана на ТЗ много веков назад, но в настоящее время уже не воспринимается как таковая. В документе не содержится категорического заявления о том, что эти примеры не представляют собой ТЗ. Таким образом, остается открытым вопрос о том, соответствует ли документ мандату МКГР, согласно которому требуются «примеры охраняемых объектов и объектов, которые не предназначены для охраны». С учетом указанной неоднозначности и ожидаемых пояснений со стороны делегации США, оценка примеров должна осуществляться с учетом определения ТЗ, разработанного в проектах статей. В этом определении выявлено не менее четырех важных характеристик: (1) создание коренными группами, (2) связь социальной идентичностью или социальным наследием коренных групп, (3) передача из поколения в поколения, и (4) существование в настоящее время в различных формах. Ясно, что ТЗ, упоминаемые в документе WIPO/GRTKF/IC/32/10, не соответствуют всем из указанных критериев, поэтому их не следует рассматривать в качестве ТЗ в соответствии с проектами статей. В первом из процитированных примеров с помощью традиционных шприцов, изготовленных из мочевых пузырей животных, лекарство вводилось в кожу таким же способом, каким это происходит при использовании шприцов в настоящее время. Она задала вопрос о том, существует ли такая практика среди коренных жителей Америки в настоящее время, как отмечено в представленном документе. Если указанная коренная группа в настоящее время не соблюдает данную практику, то она не должна квалифицироваться в качестве ТЗ. В заключение она высказала высокую оценку инициативы делегации США и ожидает от них руководства или пояснения по вопросу о том, соответствуют ли приведенные примеры критериям ТЗ коренных народов, существующих в настоящее время, для того, чтобы попадать в сферу действия определения ТЗ.
Делегация Японии поблагодарила делегацию США за подготовку документа, который поможет повысить уровень понимания того, что является охраняемым объектом, а какие объекты не предназначены для охраны, с помощью примеров.
Представитель племен тулалип выразил интерес к размышлениям в отношении документа, но не может принять его в представленном виде. Он не выступал по вопросу о документе, представленном делегацией ЕС от имени ЕС и его государств-членов, поскольку у него, как и у Африканской группы, имеется обеспокоенность в отношении того, что это может затормозить обсуждения. Он не уверен в необходимости углубленного подхода. Информация имеется в материалах уже проведенных исследований. С другой стороны, в предложении отсутствует рассмотрение вопроса с точки зрения КНМО. Он готов предоставить сведения по этим вопросам. Предложение делегации США является иллюстрацией серьезного упущения в процессе. Необходимо учитывать и мнение КНМО о том, каким образом действуют указанные системы и каким образом действуют или не действуют указанные определения ТЗ. Он стремится получить признание того факта, что КНМО должны выступать в качестве полноценных партнеров в процессе. Он весьма высоко оценивает многочисленные достижения, реализованные на данный момент. Если государства предлагают проведение исследований и составление технических заданий для баз данных, то это не может осуществляться с точки зрения лишь того или иного государства. Оно должно привлекать КНМО, обладать механизмами для получения от них сведений и отражать их в итогах работы.
Делегация Республики Корея поблагодарила делегацию США за подготовку документа. Пролистав документ, можно признать, что существует целый ряд весьма известных изделий и видов деятельности, как, например, воздушная кукуруза и футбол, основанных на ТЗ. Кроме того, документ способствует осознанию того факта, насколько ТЗ обогатили жизнь человека и насколько тесно они были связаны с ней на протяжении долгого времени. Она поддержала предложение, внесенное делегацией США, о достижении понимания в отношении объектов, которые подлежат охране, и объектов, которые не предназначены для охраны на международном уровне. Она хотела бы принять активное участие в обсуждении по данному вопросу.
Делегация ЕС, выступая от имени ЕС и его государств-членов, поблагодарила делегацию США за ее документ, в котором собран ряд примеров широко распространенных ТЗ, предназначенный для активизации обсуждения в отношении объектов, которые подлежат охране, и объектов, которые не предназначены для охраны. Она приветствует дебаты на основе конкретных примеров. В отношении одного из приведенных примеров, футбола, для нее удивителен тот факт, что в документе опущены какие-либо ссылки на участие Европы в развитии этого наиболее успешного спорта в мире.
Делегация США выразила признательность за пример трансграничных ТЗ, приведенный делегацией ЕС от имени ЕС и его государств-членов в самом начале. Она поблагодарила делегацию Ганы за вопрос о том, какие из приведенных примеров следует рассматривать в качестве ТЗ в свете определения в проектах статей. Она пока еще не заняла какую-либо позицию по данному вопросу, но будет очень полезно, чтобы делегация Ганы инициировала обсуждение путем анализа первого примера. Она с радостью примет участие в этом обсуждении. Это именно тот тип беседы, который предполагалось инициировать с помощью данного документа. Она обратилась к замечанию о том, что следует включить ряд дополнительных примеров, и приветствовала указанные примеры, как с точки зрения коренного народа, так и с любой другой точки зрения. Она поблагодарила всех, кто поддержал это предложение.
Председатель закрыл обсуждение в рамках пленарного заседания и перешел к неофициальным консультациям.
[Примечание Секретариата: данная часть сессии состоялась в последний день сессии и после распространения Rev.2.] Председатель поблагодарил координаторов за усердную работу и предложил им представить документ Rev.2.
Г-жа Багли, выступая от имени координаторов, сообщила, что координаторы высоко оценивают продуктивные обсуждения с делегациями и поддержку государствами-членами Rev. 1. Rev. 1 представляет собой надежную и полезную основу для работы над Rev. 2. Они попытались свести к минимуму во всем документе количество скобок в пользу использования вариантов, позволяющих четко идентифицировать расхождение позиций и четко выделить возможности для их сближения, чтобы могло состояться конструктивное обсуждение различающихся позиций делегаций, которое, как они надеются, приведет к повышению качества текста. Они приложили добросовестные усилия к тому, чтобы точно отразить позиции различных государств-членов, сохранив при этом уровень ясности текста. Как и ранее, в ряде статей они ввели новые формулировки либо пересмотрели неясные формулировки, вдохновляясь выступлениями государств-членов. Она представила статью 1 «Основные цели», содержащую четыре варианта. Вариант 1 является вполне детальным положением, в которое были внесены поправки с целью возвращения помещенного в скобки пункта 2, направленного на содействие предотвращению ошибочного предоставления прав ИС, в соответствии с просьбой ряда делегаций. По просьбе делегации Канады о помещении в скобки слов «основанных на традициях» в варианте 1, был добавлен новый вариант подпункта (d), в котором слова «основанных на традициях» удалены. Аналогичным образом фраза «основанных на традициях» была удалена в варианте 2, что еще более выделяет указанное расхождение позиций. Вариант 3, позитивное положение, первоначально представленное координаторами, получило поддержку со стороны ряда государств-членов и было сохранено в тексте, с добавлением слова «обеспечении» в качестве альтернативы слову «поддержке», «охраны» в качестве альтернативы «использования», и «владельцев традиционных знаний» в качестве альтернативы «бенефициаров», все в соответствии с просьбами государств-членов. Вариант 4, пункт (c) был модифицирован с включением помещенной в скобки формулировки «на ТЗ и ТЗ, связанные с ГР», в качестве альтернативы фразе «которые непосредственно основаны на охраняемых традиционных знаниях, полученных путем незаконного присвоения». Таким образом, теперь он гласит: «предотвращать ошибочное предоставление прав интеллектуальной собственности [на традиционные знания и традиционные знания, связанные с генетическими ресурсами,] [которые непосредственно основаны на охраняемых традиционных знаниях, полученных путем незаконного присвоения]». Вариант 3 также содержит четыре альтернативы. Первые три не подверглись изменениям по сравнению с Rev. 1, а четвертый вариант был добавлен на основании выступления делегации Чили, чтобы отразить подход варианта 3, но без временных критериев охраноспособности и без фразы «критерии охраноспособности». Статья 4 содержит лишь два варианта. Второй вариант был модифицирован с включением скобок вокруг слов «такие, как государства и/или нации». Координаторы отметили, что государства-члены прорабатывали различные формулировки по всему тексту данной статьи, отмечая, что данная тема будет повторно рассматриваться на тридцать третье сессии МКГР по вопросу о ТВК. В статье 5 были внесены изменения в заголовок, чтобы отразить добавление слова «позитивной» перед словом «охраны». Статья 5 содержит три варианта, все из которых помещены в скобки. Вариант 1 оставлен без изменений. В варианте 2 модифицирован ряду моментов. Пункт 5.1 из Rev. 1 был преобразован во вводную часть оставшихся подразделов. По просьбе представителя Форума коренных народов во вводную часть была добавлена фраза «а также в соответствии со статьей 14». По просьбе делегации Чили координаторы добавили слова «в частности», подводящие к подробно изложенным положениям. В пунктах (a) и (b) слово «или» было заменено на «и/или» в соответствии с выступлением делегации Шри-Ланка, а в пунктах (a)(i) и (ii) фраза «неимущественным правом на установление авторства и правом на использование их ТЗ в формах, обеспечивающих уважение целостности таких традиционных знаний» заменила предыдущую формулировку, которая требовала, чтобы пользователи обозначали указанные традиционные знания как принадлежащие бенефициарам и использовали знания в формах, обеспечивающих уважение культурных норм и практики бенефициаров, а также неотъемлемого, неделимого и неотторжимого характера ТЗ, однако не поясняла, что именно бенефициары обладают неимущественными правами в отношении своих ТЗ. Координаторы отметили, что указанная формулировка, которая была удалена, сохраняется в варианте 3. Пункт 5.2(b) варианта 3 был модифицирован с удалением фразы «пользователи обозначают указанные традиционные знания как принадлежащие бенефициарам» и вставкой «при использовании традиционных знаний пользователи указывают четко распознаваемых владельцев таких традиционных знаний». Статья 5 BIS являлась статьей 6 в Rev. 1, и ее нумерация была изменена на статью 5 BIS. Для того, чтобы учесть новое положение о базе данных, представленное делегацией США в качестве еще одной многоуровневой альтернативы для статьи 5, координаторы пришли к заключению о том, что статья 5 BIS будет более логичным местом для данного положения, поскольку статья 5 ориентирована на позитивную охрану ТЗ и не ограничивается многоуровневыми подходами, о чем свидетельствует вариант 1. В силу указанной причины и с целью пояснения сходства и различий между статьями 5 и 5 BIS в заголовок статьи 5 добавлено слово «охраны». В заголовок статьи 5 BIS внесены изменения с заменой слова «меры» на «охрана», с целью указания на альтернативный характер данной статьи относительно статьи 5. Как верно отметила делегация США, база данных может обеспечить узкую форму защитной охраны от выдачи патентов на основе ТЗ или очевидного отклонения ТЗ для ограниченной категории ТЗ. Однако такая охрана ограничивается классификацией знаний как известного уровня техники. Это отличается, к примеру, от информации в патенте, срок действия которого еще не истек, в то время как известный уровень техники также является субъектом позитивных прав. В сущности, данная точка зрения на то, какого рода охрану надлежит предоставлять ТЗ, отличается коренным образом. Поэтому статья 5 BIS, ориентированная на иной вид охраны, представляется наиболее уместной. Кроме того, существуют области дублирования между новым положением об охране баз данных и фрагментами положения о дополнительной и защитной охране, которые также поддерживают вывод о том, что эти два положения более уместны в одной и той же статье. В статье 5 BIS содержится положение об охране баз данных, представленное в ходе пленарного заседания, которое предлагает государствам-членам разрабатывать, по согласованию с КНМО, национальные базы данных ТЗ по публично доступным национальным ТЗ, базы данных, доступные только ведомствам ИС, и базы данных для не являющихся публично доступными ТЗ для целей кодификации и сохранения ТЗ в рамках КНМО. Для всех трех видов баз данных предусматривается принцип добровольного предоставления КНМО своих ТЗ. Второй раздел статьи носит подзаголовок «Дополнительная и защитная охрана» с сохранением формулировки из статьи 6 Rev. 1. Координаторы отметили, что в разделах об охране баз данных и о дополнительной и защитной охране существует ряд дублирующих концепций, которые могут быть скомбинированы и упорядочены. Они предлагают государствам-членам рассмотреть вопрос об уместности и целесообразности приложения указанных усилий.
Г-жа Хао'ули, выступая от имени координаторов, представила статью 6. Вариант 1 является предложением Африканской группы, которое они сохранили без изменений из Rev. 1. Вариант 2 содержит лишь пару незначительных изменений, но во всем остальном является исходной статьей о санкциях. Меры пограничного контроля были удалены из статьи 6.1, и появился новый пункт 6.7, который гласит: «Если нарушение прав, охраняемых настоящим документом, предусмотрено процедурой, определенной в пункте 6.1, исходя из характера и последствий нарушения, санкции могут включать меры реституционного правосудия». Данное текстовое предложение было высказано государствами-членами в ходе неофициальных консультаций. В статье 7 государствами-членами в ходе неофициальных консультаций был предложен вариант 1, который гласит: «В тех случаях, когда это предусмотрено национальным законодательством, пользователи традиционных знаний соблюдают требования в отношении источника и/или происхождения традиционных знаний». Как вариант 2, так и вариант 3 основаны на тексте о раскрытии в исходном рабочем документе и разделены на два варианта для того, чтобы показать две различные позиции. В обоих вариантах они удалили ссылки на систему охраны сортов растений. По всему тексту варианта 2 были удалены ссылки на права в рамках патентной системы и системы охраны сортов растений, чтобы требование о раскрытии применялось к заявкам на права ИС в общем виде, а в статье 7.4, вариант 2, текст ранее являлся пунктом 5 указанной статьи и был упрощен государствами-членами в ходе неофициальных консультаций. Теперь он гласит: «[В случае невыполнения заявителем предусмотренных в данной статье обязательств или предоставления неверной или ложной информации права, возникшие в результате выдачи, отзываются и объявляются утратившими силу.]» Вариант 3 структурно аналогичен варианту 2. По всему тексту варианта была сохранена ссылка на заявки на патенты и права ИС. Также добавлен термин «охраняемые» перед «ТЗ» там, где появляется указанный термин. В пункте 7.1 слова «имеют отношение или» помещены в скобки и заменены словом «напрямую». Предложение гласит: «[Заявки на [патенты] права интеллектуальной собственности, касающиеся [изобретения] какого-либо процесса или продукта, [которые имеют отношение к традиционным знаниям или] в которых эти знания [напрямую] используются […]». В пунктах 7.4 и 7.5 существуют некоторые отличия от варианта 2, который отражает предшествующий текст из рабочего документа, с некоторыми редакторскими правками со стороны государств-членов. В сущности, они гласят, что права, возникшие в связи с выданным патентом, не затрагиваются в случае несоблюдения требования о раскрытии, а отзыв производится только в том случае, когда заявитель предоставляет заведомо ложную или недостоверную информацию. Текст варианта 4 не изменился и гласит об отсутствии требования о раскрытии. В статье 8 вариант 1 остается альтернативой для позиции в отношении официального консультативного участия или согласия бенефициаров при создании компетентного органа для управления правами или интересами бенефициаров. Вариант 2 представляет собой позицию в отношении того, что в государствах-членах могут существовать компетентные органы. Делегация ЕС обратилась к ним с просьбой включить ПОС, которое уже содержится в варианте 1. Поэтому, чтобы сохранить целостность вариантов, они не добавили его в вариант 2. Они обеспечили отражение всех идей варианта 2 в варианте 1. Они изложили текст об управлении правами из варианта 2 в варианте 1 и выражают надежду на то, что это является надлежащим ответом на обеспокоенности. Вариант 2 оставлен без изменений. В варианте 1 делегация Швейцарии верно заметила, что ссылка на государства в качестве бенефициаров является проблематичным, поскольку государства не могут консультироваться сами с собой. Для них в этой части предпочтителен термин «владельцы традиционных знаний». Вариант 3 представляет собой предложение делегации США. Внесен ряд поправок и фраза «Государства-члены могут учредить компетентные органы в соответствии с национальным или обычным правом, которые отвечают за национальные базы данных по ТЗ, предусмотренные настоящим документом. В их обязанности может входить получение, документальное оформление, хранение и публикация в интернете информации, касающейся ТЗ.» По их мнению, это было бы уместнее поместить в статью 8 BIS, однако они оставили это в существующем виде. В статье 9 вариант 1 представляет собой предложение Африканской группы, которое они ввели в Rev. 1, содержащее дополнительный текст, который группа озвучила на пленарном заседании, а также текст, предложенный другой группой в ходе неофициальных консультаций, с тем, чтобы исключения и ограничения, принимаемые государствами-членами, не вступали в необоснованное противоречие с интересами бенефициаров. Вариант 2 из Rev. 1 оставлен без изменений. Вариант 3 предложен государствами-членами в ходе неофициальных консультаций и гласит: «В соответствии с обязательствами, установленными в настоящем документе, государства-члены могут принять исключения и ограничения, которые могут быть определены в соответствии с национальным законодательством и обычным правом». Статьи 10, 11 и 12 оставлены без изменений, за исключением нумерации. В статье 13 в ходе неофициальных консультаций были внесены текстовые предложения в отношении включения ссылок на ДПКНООН, и они внесли их в пункты 13.2 и 13.3: «[13.2 Никакие положения настоящего документа не должны толковаться как причиняющие вред или наносящие ущерб правам коренных народов, закрепленным в Декларации Организации Объединенных Наций о правах коренных народов.] [13.3 В случае правовой коллизии права коренных народов, закрепленные в упомянутой декларации, имеют преимущественную силу, и при любом толковании необходимо руководствоваться положениями этой декларации.]». Пункт 13.3 носит проблематичный характер, поскольку не все государства-члены ратифицировали ДПКНООН. Они не уверены, согласуется ли данный текст с указанной целью. В отношении статьи 14 «Неумаление прав» они оформили текст, представленный делегацией США, в виде отдельного положения в результате продолжительного обсуждения в ходе пленарного заседания и неофициальных консультаций. Статья 15 и статья 16 не претерпели изменений по сравнению с Rev. 1.
[Примечание Секретариата: данная часть сессии состоялась после перерыва.] Председатель напомнил, что в ходе сессии также были приняты к сведению и обсуждались другие документы, а именно WIPO/GRTKF/IC/32/5, WIPO/GRTKF/IC/32/6, WIPO/GRTKF/IC/32/7, WIPO/GRTKF/IC/32/8, WIPO/GRTKF/IC/32/9, WIPO/GRTKF/IC/32/10, WIPO/GRTKF/IC/32/INF/7 и WIPO/GRTKF/IC/32/INF/8. В решении по пункту 7 это будет должным образом отражено по состоянию на тридцать первую сессию МКГР. Эти документы включают в себя предложения о проведении исследований, которые ряд государств-членов обсуждал в неофициальном формате. Он предложил инициаторам консультироваться с государствами-членами в периоды между сессиями и, если они пожелают, вновь собраться на тридцать третьей сессии МКГР с конкретными предложениями с четким мандатом, сроками и условиями. В этой связи Секретариат мог бы содействовать в предоставлении практической информации о сроках и условиях, и делегациям предлагается обращаться в Секретариат, если они пожелают. По вопросу о Rev. 2 он напомнил, что в соответствии с согласованной методикой и программой работы пленарному заседанию будет предложено указать на ошибки или пропуски в Rev. 2. Любые другие замечания по Rev. 2, как, например, новые предложения, улучшение формулировок и любые иные замечания по существу, будут зафиксированы в полном отчете о сессии. По окончании обсуждения текст с внесенными исправлениями и устраненными пропусками, при необходимости, будет принят к сведению и передан на тридцать четвертую сессию МКГР. Он предоставил слово для сообщений об ошибках и пропусках в Rev. 2.
[Примечание Секретариата: все выступавшие поблагодарили координаторов за проделанную ими работу.] Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, упомянула о пропуске, который, как она надеется, координаторы смогут отразить. В статье 7, вариант 1, во второй строке пропущено слово «раскрытия». Полностью предложение гласит: «В тех случаях, когда это предусмотрено национальным законодательством, пользователи традиционных знаний соблюдают требования в отношении раскрытия источника и/или происхождения традиционных знаний».

Делегация ЕС, выступая от имени ЕС и его государств-членов, сообщила, что скобки вокруг вновь представленного текста отсутствуют и что указанные скобки должны быть внесены из соображений последовательности. Например, в статье 6, вариант 1, статье 6, пункт 7, статье 7, вариант 1 и вариант 2, и статье 9, вариант 1. Кроме того, в статье 13 следует поместить в скобки слово «народов».
Председатель предоставил слово для общих замечаний по Rev. 2.
Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, сообщила, что в отношении статьи 1 для нее предпочтительно не возвращать пункт 2 в вариант 1. Она приняла к сведению тот факт, что с просьбой об этом обратились ряд государств-членов. Однако, пункт 2 варианта 1 более уместен в варианте 4. По вопросу о статье 3 она поддерживает вариант 1 в связи с вариантом 1 определения ТЗ в статье 2. По вопросу о статье 4 она поддерживает вариант 2, а в отношении статьи 5 ее не устраивает наличие включения понятия позитивной охраны. Она обращалась с просьбой об удалении условий и не уверена в том, кто именно обратился с просьбой о добавлении в текст слов «позитивная охрана». Она обратилась с просьбой к Председателю или координаторам пояснить указанную просьбу. В том же ключе она не поддерживает изменение нумерации прежней статьи 6 на статью 6 BIS. Существует международный прецедент для добавления в документ обозначения «bis», а здесь иная ситуация. Она обратилась с просьбой о пояснениях к тем, кому потребовалось присоединить «bis» к статье 5, что, как видится, предполагает отсутствие продолжения как минимум в мыслях у большинства государств-членов. По вопросу о статье 6 она поддержала вариант 1, который является предложением, внесенным Африканской группой и получившим поддержку со стороны значительного количества государств-членов. Она не видит необходимости помещать в скобки предложение, получившее поддержку значительного количества государств-членов. По вопросу о статье 8 она поддерживает вариант 2, а по вопросу о статье 9 она поддерживает вариант 1, являющийся предложением Африканской группы. Она вернется к вопросу о комментариях по другим статьям. Она может выразить поддержку пункта о неумалении прав в статье 14 и изменений, внесенных в статью 16.
Делегация Турции, выступая от имени Группы B, заметила, что текст по-прежнему содержит варианты и скобки, что означает, что общее понимание по основным вопросам еще не достигнуто.
Делегация Индонезии, выступая от имени СЕМ, сообщила, что Rev. 2 может быть принята и использована в качестве основы для дальнейшего обсуждения по вопросу о ТЗ. По вопросу о статье 1 она поддерживает вариант 1. В части предмета охраны она поддерживает вариант 1 в совокупности с вариантом 1 определения ТЗ в разделе «Использование терминов». В части бенефициаров она поддерживает вариант 2. В отношении статьи 5 она поддерживает вариант 2 в том виде, в котором он появляется в тексте; однако она не может вспомнить какое-либо выступление в пользу добавления слова «позитивная» в заголовок статьи 5. Она обращается с просьбой об удалении указанного слова и обращается с просьбой к Председателю или координаторам о дополнительных пояснениях по данному вопросу. Статье 5 BIS следует переименовать в статью 6, используя последовательную нумерацию, в соответствии с практикой, установленной в ВОИС, и обычаями международного права. Она не имеет ничего против идеи о базах данных и открыта для дальнейшего обсуждения в отношении указанного предмета; однако нумерация вводит в заблуждение. По вопросу о санкциях и средствах правовой защиты она поддерживает вариант 1. По вопросу об управлении правами она поддерживает вариант 2. Она вернется к вопросу о комментариях по другим статьям.
Делегация Чили, выступая от имени ГРУЛАК, поддержала вариант 1 статьи 1 без ущерба. Она отметила, что в варианте 4 ссылку на «непосредственно основанные на» не следует включать в документ такого характера. В статье 4 она попросила удалить скобки вокруг слова «народы» в соответствии с просьбой со стороны представителя Форума коренных народов. Концепция КНМО является частью международных документов, уже ратифицированных многими государствами-членами. Спустя все эти годы данное слово более не должно находиться в скобках. Насколько она понимает, скобки присутствовали постольку, поскольку была озвучена просьба сохранить их. Вокруг слов «государства» и «нации» скобки отсутствуют, хотя она не поддерживала указанное предложение. Бенефициарами являются КНМО. По вопросу о статье 5 у нее возникает ряд аналогичных вопросов в отношении того, по какой причине в заголовок добавлено слово «позитивная». Она обратилась с просьбой о том, чтобы фраза «и условия» была удалена, и, как ей представляется, в заголовке данной статьи указанной фразы быть не должно, и она должна называться просто «Объем охраны» и ничего более. Она выразила поддержку выступлений делегации Индонезии от имени СЕМ и делегации Нигерии от имени Африканской группы по данному пункту. В статье 5 BIS, под ее текущим номером, она разделяет точки зрения СЕМ и Африканской группы. Это не та практика, которую традиционно применяет ВОИС. Скорее это практический инструмент при пересмотре соглашения. Таким образом, с формальной точки зрения, она не должна нумероваться как статья 5 BIS, а должна оставаться статьей 6, как в Rev. 1. Среди членов ГРУЛАК создается впечатление, что объем охраны в статье 5 уменьшен на объем, содержащийся в статье 5 BIS, и это одна из причин, по которой она выступает в пользу самостоятельности данной статьи, а не ее связи со статьей 5. Существует практика четкого определения альтернатив, и именно поэтому указанный текст содержит новые варианты.
Делегация Многонационального Государства Боливия присоединилась к заявлениям, сделанным делегацией Чили от имени ГРУЛАК и делегацией Индонезии от имени СЕМ. Она продолжит подробный анализ документа в Многонациональном Государстве Боливия, однако хотела бы сделать ряд первоначальных замечаний. Количество вариантов и альтернатив возросло. Это не обязательно отрицательный фактор, и, возможно, это действительно полезно для достижения желаемого результата. В отношении статьи 3 для нее предпочтителен вариант 1. При наличии в тексте определений у нее нет необходимости в критериях охраноспособности. В отношении статьи 5 нет необходимости квалифицировать охрану как позитивную либо защитную. В отношении изменения нумерации статьи 5 BIS она поддерживает заявления, сделанные другими делегациями, о том, что было бы корректно присвоить ей номер в качестве статьи 6. В отношении баз данных для нее предпочтительна простая, краткая и гибкая формулировка. Вопрос о базах данных не следует раскрывать слишком подробно. Будет лучше, если каждая из стран пример решение о том, каким образом включать материал в базы данных и на какой основе. Она внесет конструктивный вклад в ходе тридцать третьей сессии МКГР.
Делегация ЕС, выступая от имени ЕС и его государств-членов, сообщила, что в ходе обсуждений достигнута ясность в отношении того факта, что по-прежнему сохраняются значительные пробелы и что разногласия по основным вопросам не были разрешены. Она предложила провести исследование, которое помогло бы пролить свет на существующее национальное и региональное законодательство в отношении охраны ТЗ, и обращается ко всем делегациям в составе МКГР за поддержкой в организации такого исследования. В отношении Rev. 2 она обратит особое внимание в своих комментариях на основные вопросы, рассматриваемые в качестве приоритетных в соответствии с мандатом. Она зарезирвировала свою позицию в отношении прочих статей. В части основных целей она поддерживает вариант 2. Было представлено два новых предложения в виде варианта 3 и варианта 4, оба из которых требуют дальнейшего подробного рассмотрения. В отношении предмета она поддерживает включение в статью критериев охраноспособности. В отношении бенефициаров она поддерживает КМО в качестве бенефициаров и в силу этого формулировку, содержащуюся в варианте 1. Она не может поддержать вариант 2, который включает в себя ссылку на нации и государства в качестве возможных бенефициаров. По вопросу об объеме и условиях позитивной охраны она поддерживает вариант 1 в качестве самостоятельной альтернативы. Она приняла к сведению включение новой статьи 5 BIS о защитной охране. Указанный подход может представлять собой реалистичную общую цель деятельности МКГР. Она надеется на проведение подробного обсуждения вопроса о возможных условиях. По вопросу об управлении правами она поддерживает вариант 1 в качестве основы для дальнейших обсуждений. Она зарезервировала свою позицию в отношении других изменений и вновь представленного текста, например, изменений, внесенных в статьи о санкциях, требованиях о раскрытии, исключениях и ограничениях и связи с другими международными соглашениями. Пока что не существует общего понимания целей, и поэтому особое внимание следует по-прежнему уделять основным вопросам. В соответствии с мандатом, МКГР не должен наносить ущерб характеру документа.
Делегация Ганы поддержала просьбу, заявленную делегацией Нигерии от имени Африканской группы и делегацией Индонезии от имени СЕМ, об изменении нумерации статьи 5 BIS. Согласно международной конвенции, указание «bis» используется только в связи с поправкой к тому или иному положению существующего международного документа. В отношении разрабатываемого в настоящее время документа речь идет о другом. В этой связи использование указания «bis» является преждевременным и неоправданным.
Делегация Индии отметила, что в новом тексте МКГР удалось сократить существующие пробелы и прийти к консенсусу по ряду вопросов в отношении основных статей об основных целях, предмете охраны, объеме охраны и исключениях и ограничениях. Она присоединилась к заявлению, сделанному делегацией Индонезии от имени СЕМ. В статье 1 она поддерживает вариант 1 вместе с пунктом 2. Она не поддерживает вариант (d) в пункте 1 варианта 1. Она поддерживает вариант 1 в статье 3, понимая, что в рамках раздела «Использование терминов» вариант 1 сохранен в целях определения ТЗ. Она не поддерживает критерии охраноспособности. Она поддерживает вариант 2 в статье 4, поскольку важно учитывать различные ситуации, преобладающие среди государств-членов. В варианте 2 статьи 5 она поддерживает вводную часть вместе с пунктами (a), (b) и (c). По вопросу о статье 5 BIS она поддерживает заявление, сделанное другими делегациями. Будет уместнее отразить ее в качестве отдельной статьи, а не увязывать ее со статьей 5. В отношении статьи 6 она поддерживает вариант 1. Она поддерживает вариант 2 статьи 7. Она также оставляет за собой право вернуться к вопросу об указанной статье. В отношении статьи 8 она поддерживает вариант 2. В отношениее статьи 9 она поддерживает вариант 1. Она зарезервировала свою позицию возвратиться к вопросу об остальных статьях. Она продолжит конструктивное взаимодействие в ходе предстоящих заседаний в целях достижения консенсуса в отношении наличия юридически обязательного международного документа (документов).
Делегация Индонезии присоединилась к заявлению, сделанному ею от имени СЕМ. Rev. 2 может являться основой для дальнейших обсуждений; однако она не поддерживает статью 13.3. Она оставляет за собой право предоставить замечания по другим статьям в ходе дальнейших обсуждений.
Делегация Канады приняла к сведению и приветствовала новую альтернативу в параграфе 1(d) в рамках варианта 1 статьи 1. Это положительный способ отражения различных точек зрения государств-членов по вопросам, связанным с термином «основанный на традициях». Переходя к статье 4 в варианте 2 она вновь заявила о своей постоянной обеспокоенности в отношении термина «другие бенефициары». По ее мнению, указанный термин можно было бы поместить в скобки в какой-либо иной момент, в ожидании дальнейшего рассмотрения на национальном уровне вопроса о том, что означает указанный термин, и это является вопросом, который МКГР следует также рассмотреть, наряду с вопросом о «нациях» и «государствах» в качестве возможных бенефициаров. По вопросу о статье 5 BIS она поблагодарила координаторов за принятие ее предложения в отношении нумерации. Наличие статей 5 и 5 BIS с соответствующей ссылкой в их заголовках на «позитивную» и «защитную» охрану обеспечивает расширенную характеристику указанных положений, отражая ее точку зрения о том, что различные подходы, изложенные в двух указанных статьях, являются частью одного спектра охраны и облегчают рассмотрение всех актуальных вариантов на национальном уровне. В отношении статей 6 и 9 соответственно она выражает признательность за усилия по поиску текста, вдохновленного существующими международными документами, и это является отражением того факта, что государства-члены и КМО находятся в разных юридических и обычных условиях, которые обусловливают необходимость гибкости при применении на национальном уровне. Именно такова цель документа, которую она разделяет. Она стремится к гибкости. Однако, стремясь к гибкости, она не может поступиться необходимостью общего понимания в отношении того, что могут означать эти формулировки в практическом применении, когда государства-члены приступят к реализации этих положений. Путь к достижению указанного общего понимания пролегает через внедрение в деятельность МКГР постоянного обсуждения практики и национального контекста государств-членов. Указанное обсуждение не может носить второстепенный характер или быть отделено от этой деятельности. Оно должно стать ее неотъемлемой частью. Представляется нелогичным обсуждение указанных вопросов в абстрактном формате, в то время как у ряда государств-членов имеется конкретный, актуальный и полезный опыт, которым они могут поделиться. Делегация открыта для рассмотрения всех вопросов, в том числе о статьях 6 и 9, однако изолированное обсуждение лишь формулировок самих предложений не способствует продвижению к общему пониманию того, что эти предложения могут означать на практике. Указанное понимание является еще одним ключом к достижению прогресса. Она признает, что обсуждения проходят в течение уже многих лет, что не является необычным, учитывая широту и значимость вопросов, однако в настоящее время усилия скорее сосредоточены на текстовых предложениях, которые МКГР необходимо обсудить с точки зрения опыта в целях подтверждения общего понимания значения указанных слов в фактическом контексте. По вопросу о статье 7 у нее имеются обеспокоенности, без ущерба, в отношении возможной применимости указанного положения к применениям для всех типов прав ИС. Она будет стремиться отразить данный факт путем помещения в скобки термина «заявки на права ИС» и предложения других последующих корректировок. Она оставляет за собой право вернуться к данному вопросу на последующих сессиях.
Делегация Ирана (Исламская Республика) присоединилась к заявлению, сделанному делегацией Индонезии от имени СЕМ. МКГР достиг существенного прогресса в части сокращения пробелов по основным вопросам. В отношении статьи 1 она поддерживает вариант 1. В отношении статьи 3 она выступает в пользу варианта 1. Она не поддерживает включение в текст критериев охраноспособности. По вопросу о бенефициарах она поддерживает вариант 2 без слова «нации». Указанный вариант включает в себя основных бенефициаров документа, а именно КНМО, сохраняя при это политическое пространство для того, чтобы государства определяли на национальном уровне других бенефициаров на основании национального законодательства. В отношении статьи 5, так же как и для СЕМ, для нее предпочтителен вариант 2. У нее возникла та же обеспокоенность в отношении новой нумерации статьи 5 BIS, о которой упоминали другие делегации. В отношении статьи 8 она поддерживает вариант 2. В отношении статьи 9 она выступает в пользу варианта 1, как предложено делегацией Нигерии от имени Африканской группы.
Делегация Бразилии сообщила, что Rev. 2 представляет собой надежную основу для прогресса в достижении консенсуса. Она присоединилась к заявлению, сделанному делегацией Индонезии от имени СЕМ, в отношении предпочтения тех или иных вариантов. Она присоединилась к другим делегациям, сообщившим, что нумерация статьи 5 BIS как «bis» вводит в заблуждение. Кроме того, это соответствует практике ВОИС, предусмотренной Парижской конвенцией по охране промышленной собственности («Парижская конвенция») и Бернской конвенцией, в числе прочих документов. Обычное международное право является одним из источников собственно международного права, а обычная практика в ВОИС заключается в последовательной нумерации статей, и лишь в случаях пересмотра оправдана их нумерация с использованием латинского выражения, как, например, «bis». Корректной нумерацией является «статья 6». Она готова продолжать работу над достижением договоренности по данному весьма важному документу.
Делегация Чили присоединилась к заявлению, сделанному ею от имени ГРУЛАК. В отношении варианта 1 статьи 1 она приветствует возвращение текста пункта 2. Это отражает ее интерес к работе на основе определений и исключения временного критерия. В отношении варианта 2 статьи 5 и варианта 2, она приветствует модификации, проясняющие функцию вводной части с помощью пунктов (a), (b) и (c).
Делегация Парагвая присоединилась к заявлению, сделанному делегацией Чили от имени ГРУЛАК. МКГР необходимо достичь прогресса, но для осуществления этого ему не следует ставить под вопрос те аспекты, которые уже установлены в международных документах, как, например, концепцию КНМО, которые должны являться бенефициарами этого документа. Она занимает гибкую позицию в тех случаях, когда владельцы не могут быть определены, когда государства могут рассматриваться в качестве бенефициаров. Она поддерживает подход на основе охраны. Вариант 3 статьи 3 включает в себя критерии охраноспособности и противоречит указанному подходу. Она приветствует включение пункта 2 в вариант 1 статьи 1. Она выражает свою полную поддержку данного процесса.
Делегация Таиланда высоко оценила дух сотрудничества, проявленный государствами-членами, который способствует преодолению разногласий и продвижению вперед работы по разработке текста. Она присоединилась к заявлению, сделанному делегацией Индонезии от имени СЕМ. Она поддерживает вариант 1 статьи 1. В вопросе о бенефициарах она поддерживает вариант 2. В вопросе о предмете она выступает в пользу варианта 1. Критерии охраноспособности для нее нежелательны. В вопросе об объеме охраны она поддерживает вариант 1 и присоединяется к другим делегациям, обратившимся с просьбой о перименовании статьи 5 BIS в статью 6, поскольку данная статья является самостоятельной. В вопросе об исключениях и ограничениях она приветствует формулировку, предложенную делегацией Нигерии от имени Африканской группы.
Делегация Шри-Ланки присоединилась к точке зрения, выраженной делегацией Индонезии от имени СЕМ. Даже несмотря на то, что государства-члены не достигли соглашения по вопросу о тексте, все они выразили согласие в отношении как минимум одного аспекта, а именно отличной работы координаторов и Председателя.
Делегация США поддержала замечания, сделанные делегацией Канады в отношении статьи 5 BIS. Текст статьи 5 BIS первоначально находился в статье 3 BIS. Удаление обозначения «bis» не обсуждалось, поскольку его включение в предшествующую статью 3 BIS не вызвало обеспокоенности ни у одного из государств-членов. В ходе создания Rev. 1 координаторы изменили нумерацию статей в целях удобства, однако указанные статьи ранее были пронумерованы как статья 3 и статья 3 BIS. Таким образом, чтобы соблюсти международные нормы в рамках ВОИС, нумерация данного текста должна быть изменена на статью 5 и статью 5 BIS. Она выражает признательность за комментарии тем, кто поддержал совместные рекомендации. По ее мнению, дальнейшее продвижение концепций, содержащихся в указанных предложениях, придает им дополнительную ценность. Она выражает признательность тем, кто поддержал совместное предложение о проведении исследования по вопросу о требованиях о раскрытии и связанных с ними системах ДПВ на национальном уровне. Исследование будет способствовать повышению уровня понимания одного из механизмов консолидированного документа. В заключение она выражает признательность за краткое обсуждение своего нового предложения о примерах ТЗ. Указанные примеры будут способствовать повышению уровня понимания текста по мере того, как МКГР будет рассматривать вопрос о том, какие ТЗ предназначены для охраны, а какие не предназначены. Она высоко оценивает конструктивный дух обсуждений. Она выражает признательность сторонникам требований за их усилия по согласованию позиций между собой; однако по-прежнему остаются значительные пробелы. Общее понимание по основным вопросам пока еще не достигнуто по ряду вопросов, в числе которых следующие: цели документа, определение «неправомерного присвоения», действенность директивного подхода, основанного на осуществлении прав, по сравнению с подходом, основанным на применении мер, будет ли право на целостность по сути вступать в противоречие с динамичным и развивающимся характером ТЗ, и следует ли МКГР в своей работе ориентироваться на менее директивный подход, при котором все положения будут основываться лишь на национальном или обычном законодательства, либо вместо этого на подход, способствующий правовой определенности в рамках международной системы ИС. В отношении последнего пункта она высказала предостережение о том, что более высокий уровень обобщения в тексте не отражает общего понимания основополагающих вопросов. Любой международный юридический документ, возникающий на основе данного процесса, должен обладать достаточной ясностью и определенностью для того, чтобы рассматривать вопросы ИС и ТЗ, возникающие на национальном уровне. Это не затрагивает множества нерешенных вопросов, которые не обсуждались в ходе заседания, в особенности определений, возникающих в рамках объема ТЗ, как, например, местные сообщества, инновации, основанные на традициях, общественное достояние, общественная доступность, сохраняемые в тайне, священные, широко распространенные и ограниченного распространения. Признавая преимущество вариантов для демонстрации отличающихся позиций, по ее мнению, наилучшим способом сокращения пробелов было бы взаимодействие по тем же позициям, вместо того, чтобы ограничиваться замечаниями по альтернативным позициям, посредством подхода, основанного на фактах, анализа указанных альтернативных позиций, в особенности с использованием примеров из реальной жизни, таких как примеры, включенные в ее сообщение по вопросу о примерах ТЗ и в те сообщениях, которые, как она надеется, будут официально представлены другими. Она выражает надежду на взаимодействие по всем позициям и выработку действительно общего понимания по основным вопросам.
Делегация Перу поддержала заявление, сделанное делегацией Чили от имени ГРУЛАК. По вопросу о статье 5 BIS она присоединилась к другим делегациям в отношении проблемы нумерации. Предложение делегации США связано с базами данных, а основная статья связан с охраной ТЗ. Статья об исключениях и ограничениях не согласуется со статьей 4 о бенефициарах. Бенефициарами являются КНМО. Вариант 2 является простейшим для международного документа. В перспективе следующей сессии по вопросу о ТВК существуют уроки, которые следует извлечь из указанного процесса. Весьма непросто следовать за обсуждениями, когда предложения распространяются без подготовки. Лучшим способом для того, чтобы внести действенный вклад, является предоставление информации заранее в целях сближения позиций и действительной готовности предоставить более краткий текст.
Делегация Республики Корея поддержала вариант 4 статьи 1, который задает верное направление надлежащим и сбалансированным образом. По вопросу о статье 3 она поддерживает как вариант 3, так и вариант 4, поскольку определение ТЗ должно быть выражено определенным и ясным образом. По вопросу о статье 4 она поддерживает вариант 1, поскольку бенефициарами ТЗ должны являться КНМО, создающие, сохраняющие и передающие ТЗ. По вопросу о статье 5 она поддерживает вариант 3 с многоуровневым подходом. В отношении статьи 5 BIS она поддерживает мнение о том, что статью следует сохранить, поскольку базы данных имеют большое значение для предотвращения ошибочной выдачи патентов. По вопросу о статье 6 она резервирует свою позицию, поскольку данная статья требует дополнительного рассмотрения. По вопросу о статье 7 она не поддерживает требование о раскрытии, поскольку это может создать ненужную нагрузку на заявителей. По вопросу о статьях 8 и 9 она резервирует свою позицию, поскольку необходимо дополнительное рассмотрение.
Делегация Малайзии поддержала заявление, сделанное делегацией Индонезии от имени СЕМ, в особенности по вопросу о статьях, относящихся к основным вопросам. Rev. 2 может быть вынесен в качестве проекта текста документа по вопросу об охране ТЗ на заседание ГА в 2017 г. Статью 5 BIS следует переименовать в статью 6, в соответствии с обычной практикой ВОИС и других международных форумов.
Делегация Ганы выразила желание вновь вернуться к вопросу о «bis» в свете пренебрежительного отношения, с которым некоторые делегации хотели бы рассматривать явную ошибку, внесенную посредством ссылки на статью 5 BIS. В случае наличия фундаментальной правовой ошибки ее необходимо исправить независимо от того, когда эта ошибка была допущена, два года назад, на прошлой неделе или этим утром. В части, касающейся разрабатываемых правовых конвенций, слово «bis» после статьи означает вторую редакцию. «Ter» означает третью редакцию. Именно эти условные обозначения единообразно соблюдаются в международном праве, и МКГР должен стремиться к тому, чтобы не совершать неисправимые и серьезные ошибки, настаивая на сохранении статьи 3 BIS или статьи 5 BIS, поскольку это неправильно.
Делегация Франции прокомментировала свою позицию по вопросу о коренных народах. Данный вопрос является весьма деликатным по причине оговорки Франции в отношении ДПКНООН на основании конституционной концепции неделимости народа Франции, при которой коллективные права не могут присваиваться общине, однако всегда существуют индивидуальные права. Термин «КНМО» уже используется в Нагойском протоколе и КБР, однако она с радостью направит в Секретариат юридические аргументы Франции на семи страницах. Данный вопрос носит общеполитический характер, и его не следует рассматривать в рамках ВОИС. Она также привлекла внимание к статье 13, в которой ей непонятно включение пунктов 13.2 и 13.3.
Делегация Алжира поддержала заявление делегации Нигерии, сделанное от имени Африканской группы. Она поддержала вариант 1 статьи 1 и 3. В том, что касается статьи 5 BIS, нельзя присоединять статью о базах данных к статье об объеме охраны. Данная статья должна быть отдельной. Rev. 2 представляет собой весьма полезную основу для продолжения переговоров.
Делегация Ямайки сообщила, что в отношении Rev. 2 достигнут значительный прогресс. Она надеется на завершение процесса. Она поддерживает позиции, озвученные делегацией Чили от имени ГРУЛАК и делегацией Индонезии от имени СЕМ. Несмотря на то, что она признает важность баз данных, она ставит под вопрос расположение статьи 5 BIS в тексте документа.
Делегации Китая необходимо дополнительное время для изучения Rev. 2 в силу языковой проблемы. Она зарезервировала свою общую позицию. В отношении статьи 1 она поддерживает вариант 1. В отношении статьи 3 она поддерживает вариант 1. По вопросу о критериях охраноспособности, поскольку определение ТЗ уже имеется в статье «Использование терминов», имеет смысл рассмотреть вопрос о том, необходимо ли включать его ещё и в статью 3. В отношении статьи 4 она поддерживает вариант 2. В Китае понятия «КНМО» не существует, поэтому выражение «государства и/или нации» следует вынести за квадратные скобки, поскольку оно представляет собой старый вариант 2, помещенный с целью достичь баланса обеспокоенностей всех стран. В целях демонстрации гибкости она может оставить их на месте. В отношении статьи 5 она поддерживает вариант 2. Статья 5 BIS должна являться самостоятельной статьей, поскольку документ является новым. Базы данных должны реализовываться посредством национальных законов, и их необходимо совершенствовать на основе практики. Указанные развернутые положения не должны находиться в международном документе, обсуждение которого продолжается. Это снизит уровень важности остальных статей. Она отметила, что в статье 13 упоминается ДПКНООН. В рамках ВОИС МКГР проводит обсуждение охраны ТЗ и ГР, связанных с ИС, поэтому делегация поинтересовалась, следует ли указывать ДПКНООН, и задала вопрос о том, следует ли также упоминать Бернскую конвенцию либо Парижскую конвенцию.
Делегация Нигерии сообщила, что Rev. 2, подготовленная координаторами, несмотря на разногласия в отношении нумерации, демонстрирует сокращение пробелов и неуклонное повышение уровня общего понимания вопросов о способах охраны ТЗ. Она приветствует указанный документ в качестве основы для дальнейшего обсуждения вопроса о ТЗ. С учетом того факта, что следующее обсуждение вопроса о ТЗ состоится на сессии по подведению итогов в июне 2017 г., в целях облегчения понимания государствами-членами вопроса о том, в каких областях могут сохраняться пробелы, она привлекла внимание к различным исследованиям и значительному объему существующих работ по вопросам ТЗ, в том числе исследований, проведенных ВОИС. Она обращается к Секретариату ВОИС с просьбой об обновлении списка проведенных им исследований на веб-сайте МКГР к следующей сессии. В указанных документах содержится достаточное количество ответов для тех государств-членов, у которых еще остаются вопросы в отношении ТЗ.
Делегация Эквадора поддержала заявления, сделанные делегацией Чили от имени ГРУЛАК и делегацией Индонезии от имени СЕМ, без ущерба для каких-либо замечаний, которые могут быть сделаны позднее. Она поддержала вариант 1 статьи 1 и выразила благодарность за включение пункта 2. В статье 3 для нее предпочтителен вариант 1, и она выражает обеспокоенность в связи с включением критериев охраноспособности. Законными обладателями прав на ТЗ являются КНМО. Она поддержит вариант 1 при условии, что скобки вокруг слова «народы» будут удалены. Она продолжит способствовать работе в духе сотрудничества с целью получения документа, который усилит охрану ТЗ КНМО.
Делегация Кении поддержала замечания и настроения, выраженные делегацией Нигерии от имени Африканской группы. Государствам-членам необходимо определить стратегию, основанную на более широком целостном подходе, направленную на сокращение пробелов. Важно, чтобы национальные режимы охраны ТЗ учитывали потребности КНМО, а также то, каким образом владельцы прав могли бы требовать защиты своих прав, установленных в такой национальной системе, в рамках международного документа. Она выразила надежду на то, что гармонизация национальных и международных систем позволит двинуться вперед в ускоренном и действенном порядке в рамках процесса.
Председатель сообщил, что слово «позитивная» в заголовок статьи 5 было внесено координаторами. Оно никогда не обсуждалось и будет удалено, поскольку это не согласуется с методикой. Если какое-либо из государств-членов желает его включить, то об этом можно упомянуть в отчете.
Председатель завершил обсуждение пункта повестки дня.
Решение по пункту 7 повестки дня:
На основе документа WIPO/GRTKF/IC/32/4 Комитет подготовил новую редакцию текста «Охрана традиционных знаний: проекты статей. Rev.2». Комитет постановил, чтобы этот текст по состоянию на момент закрытия обсуждения по данному пункту повестки дня 2 декабря 2016 г. был препровожден Комитету на его тридцать четвертой сессии, как это предусмотрено его мандатом на 2016-2017 гг. и программой работы на 2017 г., сформулированными в документе WO/GA/47/19.
Комитет принял к сведению и обсудил документы WIPO/GRTKF/IC/32/5, WIPO/GRTKF/IC/32/6, WIPO/GRTKF/IC/32/7, WIPO/GRTKF/IC/32/8, WIPO/GRTKF/IC/32/9, WIPO/GRTKF/IC/32/10, WIPO/GRTKF/IC/32/INF/7 и WIPO/GRTKF/IC/32/INF/8.
Пункт 8 повестки дня: Любые другие вопросы
Решение по пункту 8 повестки дня:
Обсуждение по данному пункту не проводилось.
Пункт 9 повестки дня: Закрытие сессии
Председатель поблагодарил заместителей Председателя, которые, совместно с Секретариатом и координаторами, работали вместе единой командой. Он поблагодарил Секретариат за его усилия по организации Семинара, подготовке документов и в особенности по координации работы команды. Это было весьма непросто, если признать тот факт, что на Отдел традиционных знаний помимо деятельности в рабках МКГР возложены и другие обязанности. Он поблагодарил координаторов, г-жу Багли и г-жу Хао'ули. Он выразил благодарность региональным координаторам, которые играют важнейшую роль, держа его в курсе событий и обеспечивая связь между ним и государствами-членами, с тем чтобы МКГР мог продвигаться вперед, а заседание проходило успешно. Он поблагодарил СЕМ за организацию Круглого стола перед сессией, который оказался весьма полезным. Он поблагодарил модераторов и участников Семинара, а также докладчиков за их выступления. Председатель выразил твердую поддержку Совету коренных народов и его деятельности. Представители промышленного сектора и гражданского общества также являются ключевыми заинтересованными сторонами. МКГР необходимо выслушать все стороны и понять все позиции. Он напомнил членам о необходимости пополнения Добровольного фонда. Он выразил благодарность самим государствам-членам как наиболее важной группе. Он сообщил, что его присутствие призвано лишь способствовать процессу, но именно государства-члены должны осуществлять деятельность и достигать результата, который учитывал бы все интересы. МКГР провел весьма продуктивные заседания в весьма позитивной атмосфере. Все участники всегда выполняли свои функции в духе уважения и дружелюбия. Прошло несколько длинных дней, с учетом Семинара и официального заседания. Хотя по-прежнему сохраняются явные расхождения во взглядах на ряд основных вопросов, значительная группа стран приступила к сокращению пробелов, в особенности в ключевом направлении по объему охраны. Были внесены ряд качественных предложений в отношении формулировки высказываний, которые могли бы быть более приемлемыми для государств-членов, связанных с санкциями и средствами правовой защиты, раскрытием, управлением правами, исключениями и ограничениями. Он выразил надежду на то, что государства-члены изучат их до начала тридцать третьей сессии ИКГР по вопросу о ТВК. Поскольку многие из указанных вопросов носят сквозной характер, МКГР будет необходимо рассмотреть их вновь. МКГР все еще находится на некотором расстоянии от окончательной доработки целей, которая имеет критическое значение в отношении основных элементов. Делегация Швейцарии представила новую формулировку, которая может быть полезна в целях сокращения пробелов. По его мнению, на более высоком концептуальном уровне существует общее понимание целей, даже несмотря на то, что МКГР пока не удается сформулировать какой-либо текст. По-прежнему существует ряд разногласий при достижении консенсуса по ряду ключевых вопросов, как, например, предмет, бенефициары в части роли наций. МКГР вернется к рассмотрению указанных вопросов на своей тридцать третьей сессии, поскольку эти вопросы носят сквозной характер. Кроме того, существует проблема подхода, основанного на осуществлении прав, по сравнению с подходом, основанным на применении мер. Таковы некоторые из вопросов, к рассмотрению которых МКГР вернется на своей тридцать третьей сессии. В отношении баз данных существует консенсус о том, что они играют важную роль, и он обращается к государствам-членам с просьбой тщательно рассмотреть информацию в совместных рекомендациях и в Rev. 2. Возможно, инициаторы пожелают доработать Rev. 2 и свои рекомендации в целях обеспечения большей последовательности. Он принял к сведению просьбу ряда государств-членов о проведении исследований и обратился к государствам-членам дополнительно рассмотреть ее до тридцать третьей сессии МКГР. В отношении тридцать третьей сессии МКГР он выразил намерение подготовить записку Председателя в целях оказании помощи государствам-членам при подготовке. Он проанализирует извлеченные уроки вместе с заместителями Председателя и Секретариатом и рассмотрит вопрос о том, каким образом следует повысить качество процесса. Председатель вновь выразил благодарность государствам-членам за уважительное и позитивное отношение, проявленное ими в ходе работы. В заключение он поблагодарил устных переводчиков.
Делегация Индии, выступая от имени Азиатско-Тихоокеанской группы, выразила искреннюю признательность за напряженную работу, самоотверженность и искренность координаторов и руководство и методику, предоставленные Председателем и заместителями Председателя. Важную роль сыграли группы, в особенности СЕМ. Rev. 2 создаст прочную основу для работы сессии по подведению итогов в июне 2017 г. Она выражает надежду на способность к еще большему сокращению пробелов и достижению договоренности по вопросу о юридически обязательном документе (документах). Делегация выразила благодарность Секретариату ВОИС за содействие в проведении заседания, в том числе за весьма напряженную работу переводчиков.
Делегация Чили, выступая от имени ГРУЛАК, выразила благодарность Председателю за его целенаправленные усилия и поблагодарила его заместителей. Она также поблагодарила координаторов за взятую ими на себя сложную задачу по поиску пути, приемлемого для всех членов. Она выразила благодарность Секретариату за организацию Семинара, который явился весьма важным и полезным и способствовал проведению переговоров. Она поблагодарила Форум коренных народов, который всегда вносит свой вклад в качестве наиболее заинтересованной стороны в составе жюри коренных народов и в ходе переговоров. Она поблагодарила СЕМ за организацию Круглого стола СЕМ. Она выразила признательность всем делегациям за усилия, приложенные в ходе сессии, что позволило МКГР найти новые позиции и двинуться в направлении консенсуса. В тексте существует ряд вариантов, однако они находятся там в интересах большей ясности. Это не означает, что между различными вариантами существует не так много общих элементов, и это способствовало достижению прогресса. В ходе неофициальных консультаций состоялись обширные обсуждения, и именно к этому следует стремиться посредством создания контактных групп ad hoc в ходе следующей сессии для того, чтобы провести более открытые дебаты в группах с меньшим составом. Именно доверие позволяет членам понимать друг друга, принимать на себя обязательства и двигаться в направлении конкретного результата. Она поблагодарила переводчиков, которые дают членам возможность понимать друг друга.
Делегация Индонезии, выступая от имени СЕМ, выразила благодарность координаторам за напряженную работу и за отражение позиций всех государств-членов. Она поблагодарила Председателя за его указания и руководство в ходе заседания. Она выразила благодарность Секретариату, включая переводчиков, за их работу и обеспечение бесперебойной работы заседания. Она выразила признательность государствам-членам за конструктивный дух, проявленный в ходе заседания, и за приближение к достижению общего понимания по вопросу об охране ТЗ.
Делегация Турции, выступая от имени Группы B, поблагодарила Председателя и заместителей Председателя. Она высоко оценила работу координаторов в течение всей недели. Она поблагодарила Секретариат и переводчиков за напряженную работу.
Делегация Нигерии, выступая от имени Африканской группы, поблагодарила Председателя за его руководство, заместителей Председателя и координаторов за их постоянную компетентность и напряженную работу. Она выразила благодарность Секретариату за напряженную работу и преданность делу облегчения процесса. Она приветствовала Rev. 2 в качестве основы для дальнейшего обсуждения вопроса о ТЗ и поблагодарила всех участников за их вклад в работу над текстом, в котором отражено сокращение пробелов и повышение уровня общего понимания. Основная борьба разворачивается по вопросу о том, каким образом следует признавать, пропагандировать и охранять ТЗ, которые являются старейшей формой знаний, известной человечеству, в современной системе ИС. Она выразила надежду на то, что время, остающееся до следующей сессии МКГР, будет использовано для размышлений и оценки необходимости предоставления юридических прав в системе ИС таким образом, чтобы учитывались интересы владельцев ТЗ. Она надеется на конструктивную работу в ходе тридцать третьей сессии МКГР. Делегация поблагодарила переводчиков.
Делегация Китая выразила благодарность Председателю, заместителям Председателя, Секретариату, координаторам и всем государствам-членам за напряженную работу в целях преодоления разногласий и за понимание ими обеспокоенностей различных сторон. Она продолжит активно участвовать в обсуждениях по созданию юридически обязательного международного документа (документов).
Председатель закрыл сессию.
Решение по пункту 9 повестки дня:
Комитет принял решения по пунктам 2, 3, 4, 5, 6 и 7 повестки дня 2 декабря 2016 г. Он постановил, что проект письменного отчета, содержащий согласованный текст этих решений и всех выступлений в Комитете, будет подготовлен и распространен до 27 января 2017 г. Членам Комитета будет предложено представить в письменном виде исправления к своим выступлениям, включенным в проект отчета, прежде чем окончательный вариант проекта отчета будет распространен среди участников Комитета для его принятия на следующей сессии Комитета.
[Приложение следует]
LISTE DES PARTICIPANTS/
LIST OF PARtipants
I. ÉTATS/STATES
(dans l’ordre alphabétique des noms français des États)
(in the alphabetical order of the names in French of the States)
AFRIQUE DU SUD/SOUTH AFRICA
Yonah SELETI, Chief Director, Department of Science and Technology (DST), Ministry of Science and Technology, Pretoria
ALGÉRIE/ALGERIA
Lounès ABDOUN, directeur général adjoint, Office national des droits d’auteur et droits voisins (ONDA), Ministère de la culture, Alger
[email protected]
Fayssal ALLEK, premier secrétaire, Mission permanente, Genève
[email protected]
ALLEMAGNE/GERMANY
Jasmin SCHLEE (Ms.), Intern, Permanent Mission, Geneva
ANGOLA
Alberto Samy GUIMARÃES, Second Secretary, Permanent Mission, Geneva
ARABIE SAOUDITE/SAUDI ARABIA
Sager ALFUTAIMANI, Deputy Director for Technical Affairs, Saudi Patent Office (SPO), King Abdulaziz City for Science and Technology (KACST), Riyadh
[email protected]
ARGENTINE/ARGENTINA
María Inés RODRÍGUEZ (Sra.), Consejera, Misión Permanente, Ginebra
AUSTRALIE/AUSTRALIA
Ian GOSS, Special Adviser, IP Australia, Canberra
Gavin LOVIE, Director, International Policy and Cooperation Section, IP Australia, Canberra
[email protected]
Aideen FITZGERALD (Ms.), Policy Officer, International Policy and Cooperation Section, IP Australia, Canberra
[email protected]
Felicity HAMMOND (Ms.), First Secretary, Permanent Mission to the World Trade Organization (WTO), Geneva
Amy LEE (Ms.), Adviser, Permanent Mission, Geneva
AZERBAÏDJAN/AZERBAIJAN
Natig ISAYEV, Head, International Relations and Information Provision Department, Copyright Agency, Baku
BÉLARUS/BELARUS
Aliaksei BAIDAK, Deputy Director General, National Center of Intellectual Property (NCIP), Minsk
BOLIVIE (ÉTAT PLURINATIONAL DE)/BOLIVIA (PLURINATIONAL STATE OF)
Horacio Gabriel USQUIANO VARGAS, Director General de Integración y Cooperación Económica, Viceministerio de Comercio Exterior e Integración, La Paz
Luis Fernando ROSALES LOZADA, Primer Secretario, Misión Permanente, Ginebra
[email protected]
BOSNIE-HERZÉGOVINE/BOSNIA AND HERZEGOVINA
Miroslav MARIĆ, Expert Associate for Geographical Indications, Department of Intellectual Property Development, Institute for Intellectual Property of Bosnia and Herzegovina, Mostar
[email protected]
BOTSWANA
Boipelo SITHOLE (Ms.), First Secretary, Permanent Mission, Geneva
BRÉSIL/BRAZIL
Caue OLIVEIRA FANHA, First Secretary, Permanent Mission to the World Trade Organization (WTO), Geneva
CANADA
Catherine BEAUMONT (Ms.), Manager, International Copyright Policy, Canadian Heritage, Gatineau
Sylvie LAROSE (Ms.), Senior Trade Policy Officer, Intellectual Property Trade Policy Division, Global Affairs Canada, Ottawa
Nicolas LESIEUR, Senior Trade Policy Officer, Intellectual Property Trade Policy Division, Global Affairs Canada, Ottawa
Shelley ROWE (Ms.), Senior Project Leader, Copyright and Trademark Policy Directorate, Ministry of Innovation, Science and Economic Development, Ottawa
Frederique DELAPRÉE (Ms.), First Secretary, Permanent Mission, Geneva
CHILI/CHILE
Nelson CAMPOS, Asesor Legal, Dirección General de Relaciones Económicas Internacionales (DIRECON), Departamento de Propiedad Intelectual, Ministerio de Relaciones Exteriores, Santiago
[email protected]
Felipe PINO SILVA, Abogado, Departamento Jurídico, Consejo Nacional de la Cultura y las Artes (CNCA), Ministerio de Cultura, Santiago
Marcela PAIVA (Sra.), Consejera, Misión Permanente ante la Organización Mundial del Comercio (OMC), Ginebra
[email protected]
CHINE/CHINA
WU Kai, Director General, International Cooperation Department, State Intellectual Property Office (SIPO), Beijing
[email protected]
FU Tao, Assistant Director General, Legal Affairs Department, State Intellectual Property Office (SIPO), Beijing
[email protected]
YAO Xin, Deputy Director, Division 3, Legal Affairs Department, State Intellectual Property Office (SIPO), Beijing
[email protected]
HU Shuang (Ms.), Section Chief, International Affairs Division, Copyright Department, National Copyright Administration of China (NCAC), Beijing
[email protected]
SHI Yuefeng, Attaché, Permanent Mission, Geneva
CHYPRE/CYPRUS
Andreas IGNATIOU, Ambassador, Permanent Representative, Permanent Mission, Geneva
Demetris SAMUEL, Counsellor, Permanent Mission, Geneva
Christina TSENTA (Ms.), Second Secretary, Permanent Mission, Geneva
COLOMBIE/COLOMBIA
Juan Camilo SARETZKI FORERO, Consejero, Misión Permanente, Ginebra
CUBA
Eva María PÉREZ (Sra.), Jefa, Departamento de Patentes, Oficina Cubana de la Propiedad Industrial (OCPI), La Habana
Madelyn RODRÍGUEZ LARA (Sra.), Primer Secretario, Misión Permanente, Ginebra
[email protected]
DANEMARK/DENMARK
Mette Wiuff KORSHOLM (Ms.), Legal Adviser, Danish Patent and Trademark Office, Ministry of Business and Growth, TaastrupÉGYPTE/EGYPT
Ahmed Ali MORSI, Chairman, Folk Arts and Intangible Cultural Heritage Committee, Supreme Council of Culture, Ministry of Culture, Cairo
EL SALVADOR
Diana HASBUN (Sra.), Ministra Consejera, Misión Permanente ante la Organización Mundial del Comercio (OMC), Ginebra
EMIRATS ARABES UNIS/UNITED ARAB EMIRATES
Shaima AL-AKEL (Ms.), International Organizations Executive, Permanent Mission to the World Trade Organization (WTO), Geneva
ÉQUATEUR/ECUADOR
Soledad DE LA TORRE (Sra.), Directora Nacional, Dirección Nacional de Obtenciones Vegetales, Instituto Ecuatoriano de la Propiedad Intelectual (IEPI), Quito
[email protected]
Pablo ESCOBAR, Primer Secretario, Misión Permanente ante la Organización Mundial del Comercio (OMC), Ginebra
[email protected]
Ñusta MALDONADO (Sra.), Tercer Secretario, Misión Permanente ante la Organización Mundial del Comercio (OMC), Ginebra
[email protected]
ESPAGNE/SPAIN
Ana URRECHA ESPLUGA (Sra.), Consejera Técnica, Departamento de Coordinación Jurídica y Relaciones Internacionales, Oficina Española de Patentes y Marcas (OEPM), Ministerio de Industria, Energía y Turismo, Madrid
Oriol ESCALAS NOLLA, Consejero, Misión Permanente, Ginebra
ESTONIE/ESTONIA
Gea LEPÌK (Ms.), Adviser, Legislative Policy Department, Ministry of Justice, Tallinn
Veikko MONTONEN, Second Secretary, Permanent Mission, Geneva
[email protected]
ÉTATS-UNIS D'AMÉRIQUE/UNITED STATES OF AMERICA
Dominic KEATING, Director, Intellectual Property Attaché Program, Office of Policy and International Affairs, United States Patent and Trademark Office (USPTO), Alexandria
Peter MEHRAVARI, Patent Attorney, Office of Policy and International Affairs, United States Patent and Trademark Office (USPTO), Alexandria
[email protected]
Aurelia SCHULTZ (Ms.), Counsel, Office of Policy and International Affairs, Copyright Office, Washington D.C.
[email protected]
Kristine SCHLEGELMILCH (Ms.), Intellectual Property Attaché, Permanent Mission, Geneva
Deborah LASHLEY-JOHNSON (Ms.), Intellectual Property Attaché, Permanent Mission to the World Trade Organization (WTO), Geneva
Yasmine FULENA (Ms.), Intellectual Property Assistant, Permanent Mission, Geneva
FÉDÉRATION DE RUSSIE/RUSSIAN FEDERATION
Larisa SIMONOVA (Ms.), Researcher, Law Division, Federal Service for Intellectual Property (ROSPATENT), Moscow
FIDJI/FIJI
Timaima VAKADEWABUKA (Ms.), Principal Legal Officer, Legislative Drafting, Office of the Attorney-General, Suva
FINLANDE/FINLAND
Jukka LIEDES, Special Adviser to the Government, Helsinki
Anna VUOPALA (Ms.), Government Counsellor, Copyright and Economy of Culture Department, Ministry of Education and Culture, Helsinki
[email protected]
FRANCE
Francis GUÉNON, conseiller, Mission permanente, Genève
GABON
Edwige KOUMBY MISSAMBO (Mme), première conseillère, Mission permanente, Genève
GÉORGIE/GEORGIA
Temuri PIPIA, First Secretary, Permanent Mission, Geneva
GHANA
Alexander BEN-ACQUAAH, Minister-Counsellor, Permanent Mission, Geneva
Joseph TAMAKLOE, Chief State Attorney, Registrar General Department, Ministry of Justice, Accra
Paul KURUK, Executive Director, Institute for African Development (INADEV), Accra
Joseph OWUSU-ANSAH, First Secretary, Permanent Mission, Geneva
GRÈCE/GREECE
Rhea TSITSANI (Ms.), First Counsellor, Economic and Commercial Affairs, Permanent Mission, Geneva
[email protected]
GUATEMALA
Silvia Leticia GARCÍA HERNÁNDEZ (Sra.), Profesional II, Departamento de Derecho de Autor y Derechos Conexos, Registro de la Propiedad Intelectual (RPI), Ministerio de Economía, Guatemala
[email protected]
Flor de María GARCÍA DÍAZ (Sra.), Consejera, Misión Permanente ante la Organización Mundial del Comercio (OMC), Ginebra
[email protected]
HONGRIE (LA)/HUNGARY
Krisztina KOVÁCS (Ms.), Head, Industrial Property Law Section, Hungarian Intellectual Property Office, Budapest
[email protected]
INDE/INDIA
Virander PAUL, Deputy Permanent Representative, Permanent Mission, Geneva
Pradeep DUA, Research Officer, Drugs Control Cell Department, Ministry of Ayurveda, Yoga and Naturopathy, Unani, Siddha and Homoeopathy (AYUSH), New Delhi
[email protected]
Ghazala JAVED (Ms.), Scientist-IV, International Cooperation, Ministry of Ayurveda, Yoga and Naturopathy, Unani, Siddha and Homoeopathy (AYUSH), New Delhi
[email protected]
Sumit SETH, First Secretary, Economic Affairs, Permanent Mission, Geneva
INDONÉSIE/INDONESIA
Robert Matteus Michael TENE, Ambassador, Deputy Permanent Representative, Permanent Mission, Geneva
Sri HARTINI (Ms.), Director, Directorate of Belief and Tradition, Ministry of Education and Culture, Jakarta
[email protected]
Adi DZULFUAT, Deputy Director, Intellectual Property, Directorate of Trade, Industry, Investment, and Intellectual Property, Directorate General of Multilateral Affairs, Ministry of Foreign Affairs, Jakarta
Elly MUTHIA (Ms.), Deputy Director, Directorate General of Small and Medium Enterprises, Ministry of Industry, Jakarta
Untung MULJONO, Head, Law and Human Rights Section, Coordinating Ministry of Political, Legal and Security Affairs, Jakarta
Mujianto NUGROHO, Head, International Security Section, Coordinating Ministry of Political, Legal and Security Affairs, Jakarta
Lita RAHMIATI (Ms.), Head, Institutional Empowerment Section, Directorate of Belief and Tradition, Ministry of Education and Culture, Jakarta
[email protected]
Irma SURYANI (Ms.), Head, Inventory of Communal Intellectual Property and Library Section, Directorate General of Intellectual Property, Ministry of Law and Human Rights, Jakarta
Mirna PRIMAYANI (Ms.), Staff, International Cooperation Division, Directorate of Cooperation and Empowerment of Intellectual Property, Ministry of Law and Human Rights, Jakarta
Angga Walesa YUDHA, Staff, Directorate General of Small and Medium Enterprises, Ministry of Industry, Jakarta
Miranda Risang AYU (Ms.), Lecturer, Faculty of Law, Padjadjaran University, Bandung
Erry Wahyu PRASETYO, Third Secretary, Permanent Mission, Geneva
[email protected]
IRAN (RÉPUBLIQUE ISLAMIQUE D’)/IRAN (ISLAMIC REPUBLIC OF)
Hamid AZIZI MORAD POUR, Expert, Intellectual Property Expert, Ministry of Justice, Tehran
Yousef NOURIKIA, Legal Expert, Legal Department, Ministry of Foreign Affairs, Tehran
[email protected]
Reza DEHGHANI, First Secretary, Permanent Mission, Geneva
IRAQ
Jaber AL-JABERI, Senior Undersecretary, Undersecretary Office, Ministry of Culture, Baghdad
ISRAËL/ISRAEL
Judith GALILEE-METZER (Ms.), Counsellor, Permanent Mission, Geneva
[email protected]
Dan ZAFRIR, Adviser, Permanent Mission, Geneva
[email protected]
ITALIE/ITALY
Maria-Chiara MALAGUTI, Consultant, Directorate General for Global Affairs, Ministry of Foreign Affairs, Rome
Matteo EVANGELISTA, First Secretary, Permanent Mission, Geneva
[email protected]
Alessandro MANDANICI, First Secretary, Permanent Mission, Geneva
[email protected]
JAMAÏQUE/JAMAICA
Lilyclaire BELLAMY (Ms.), Executive Director, Jamaica Intellectual Property Office (JIPO), Ministry of Industry, Commerce, Agriculture and Fisheries, Kingston
[email protected]
JAPON/JAPAN
Yoshihito KOBAYASHI, Deputy Director, International Affairs Division, Agency for Cultural Affairs, Tokyo
Hirohisa OHSE, Deputy Director, Intellectual Property Affairs Division, Ministry of Foreign Affairs, Tokyo
Hiroki UEJIMA, Deputy Director, International Policy Division, General Affairs Department, Japan Patent Office (JPO), Tokyo
Ryo KASAHARA, Assistant Director, International Policy Division, General Affairs Department, Japan Patent Office (JPO), Tokyo
Kenji SAITO, First Secretary, Permanent Mission, Geneva
KENYA
Catherine Bunyassi KAHURIA (Ms.), Senior Principal State Counsel, International Law Division, Office of Attorney General, Department of Justice, Nairobi
Sharon CHAHALE (Ms.), Deputy Chief Legal Counsel, Kenya Copyright Board, Office of Attorney General and Department of Justice, Nairobi
[email protected]
Peter KAMAU, Counsellor, Permanent Mission, Geneva
Stanley MWENDIA, Trade Officer, Permanent Mission, Geneva
KIRGHIZISTAN/KYRGYZSTAN
Madina KARMYSHEVA (Ms.), Head, Section for Selection Achievements and Traditional Knowledge, State Service of Intellectual Property and Innovation under the Government of the Kyrgyz Republic (Kyrgyzpatent), Bishkek
LETTONIE/LATVIA
Liene GRIKE (Ms.), Adviser, Permanent Mission, Geneva
LIBAN/LEBANON
Charbel SAADE, Responsible, Legal Affairs, Ministry of Culture, Beirut
[email protected]
Rana EL KHOURY (Ms.), First Secretary, Permanent Mission, Geneva
[email protected]
LITUANIE/LITHUANIA
Renata RINKAUSKIENNE (Ms.), Counsellor, Permanent Mission, Geneva
MALAISIE/MALAYSIA
Kamal BIN KORMIN, Senior Director, Patent Division, Intellectual Property Corporation of Malaysia (MyIPO), Ministry of Domestic Trade, Cooperatives and Consumerism, Kuala Lumpur
[email protected]
MALAWI
Chikumbutso NAMELO, Deputy Registrar General, Department of the Registrar General, Ministry of Justice and Constitutional Affairs, Blantyre
MALTE/MALTA
Edward GRIMA BALDACCHINO, Attaché, Permanent Mission, Geneva
[email protected]
MAURITANIE/MAURITANIA
Cheikh SHEIBOU, conseiller, Mission permanente, Genève
[email protected]
MEXIQUE/MEXICO
Jorge LOMÓNACO, Embajador, Representante Permanente, Misión Permanente, Ginebra
Juan Raúl HEREDIA ACOSTA, Embajador, Representante Permanente Adjunto, Misión Permanente, Ginebra
Emelia HERNÁNDEZ PRIEGO (Sra.), Subdirectora Divisional, Subdirección Divisional de Examen de Fondo de Patentes, Áreas Biotecnológica, Farmacéutica y Química, Dirección Divisional de Patentes, Instituto Mexicano de la Propiedad Industrial (IMPI), Ciudad de México
Juan Carlos MORALES VARGAS, Subdirector Divisional, Subdirección Divisional de Asuntos Multilaterales y Cooperación Técnica Internacional, Instituto Mexicano de la Propiedad Industrial (IMPI), Ciudad de México
María del Pilar ESCOBAR BAUTISTA (Sra.), Consejera, Misión Permanente, Ginebra
Federico SAAVEDRA, Asistente, Misión Permanente, Ginebra
MONACO
Gilles REALINI, premier secrétaire, Mission permanente, Genève
[email protected]
MOZAMBIQUE
Margo BAGLEY (Ms.), Professor of Law, Emory University School of Law, Atlanta
[email protected]
MYANMAR
Moe Moe THWE (Ms.), Director, Intellectual Property Department, Ministry of Education, Nay Pyi Taw
NÉPAL/NEPAL
Bharat Mani SUBEDI, Joint Secretary, Culture Division, Ministry of Culture, Tourism and Civil Aviation, Kathmandu
[email protected]
Shankar Prasad KOIRALA, Secretary, Ministry of Industry, Kathmandu
NIGER
Amadou TANKOANO, professeur de droit de propriété industrielle, Faculté des sciences économiques et juridiques, Université Abdou Moumouni de Niamey, Niamey
NIGÉRIA/NIGERIA
Peters S. O. EMUZE, Deputy Permanent Representative, Permanent Mission, Geneva
Ruth OKEDIJI (Ms.), Professor of Law, University of Minnesota, Minneapolis
Chidi OGUAMANAM, Professor of Law, University of Ottawa, Ottawa
Chichi UMESI (Ms.), First Secretary, Permanent Mission, Geneva
NORVÈGE/NORWAY
Kaja Midtbø STADSHAUG (Ms.), Legal Adviser, Legislation Department, Ministry of Justice and Public Security, Oslo
[email protected]
NOUVELLE-ZÉLANDE/NEW ZEALAND
Ema HAO’ULI (Ms.), Policy Adviser, Business Law Department, Ministry of Business, Innovation and Employment, Wellington
[email protected]
Kate Lin SWAN (Ms.), Second Secretary, Permanent Mission, Geneva
OUGANDA/UGANDA
George TEBAGANA, Third Secretary, Permanent Mission, Geneva
[email protected]
OUZBÉKISTAN/UZBEKISTAN
Abdujalil URINBOYEV, Chief Specialist, Agency on Intellectual Property of the Republic of Uzbekistan, Tashkent
PHILIPPINES
Maria Teresa ALMOJUELA (Ms.), Deputy Permanent Representative, Permanent Mission, Geneva
[email protected]
Arnel TALISAYON, First Secretary, Permanent Mission, Geneva
[email protected]
Jayroma BAYOTAS (Ms.), Attaché, Permanent Mission, Geneva
[email protected]
PARAGUAY
Cristina Raquel PEREIRA FARINA (Sra.), Agregado, Misión Permanente, Ginebra
[email protected]
Roberto RECALDE, Segundo Secretario, Misión Permanente, Ginebra
[email protected]
PÉROU/PERU
Luis MAYAUTE, Ministro Consejero, Misión Permanente, Ginebra
POLOGNE/POLAND
Wojciech PIATKOWSKI, Minister Counsellor, Permanent Mission, Geneva
PORTUGAL
João PINA DE MORAIS, First Secretary, Permanent Mission, Geneva
RÉPUBLIQUE DE CORÉE/REPUBLIC OF KOREA
LEE Bokyung (Ms.), Senior Deputy Director, Multilateral Affairs Division, Korea Intellectual Property Office (KIPO), Daejeon
HWANG Sangdong, Deputy Director, Multilateral Affairs Division, Korean Intellectual Property Office (KIPO), Daejeon
HYEOKJU Yun, Assistant Director, Korean Intellectual Property Office (KIPO), Daejeon
[email protected]
KIM Jinhwa, Assistant Director, Korean Intellectual Property Office (KIPO), Daejeon
[email protected]
RÉPUBLIQUE DOMINICAINE/DOMINICAN REPUBLIC
Ysset ROMAN (Sra.), Ministra Consejera, Misión Permanente, Ginebra
RÉPUBLIQUE POPULAIRE DÉMOCRATIQUE DE CORÉE/DEMOCRATIC PEOPLE'S REPUBLIC OF KOREA
JONG Myong Hak, Counsellor, Permanent Mission, Geneva
RÉPUBLIQUE TCHÈQUE/CZECH REPUBLIC
Evžen MARTÍNEK, Lawyer, International Department, Industrial Property Office, Prague
[email protected]
ROUMANIE/ROMANIA
Cristian FLORESCU, Head, International Relations Department, Romanian Copyright Office (ORDA), Bucharest
Mirela GEORGESCU (Ms.), Head, Chemistry-Pharmaceutical Examining Division, Patent Department, State Office for Inventions and Trademarks (OSIM), Bucharest
[email protected]
Oana MARGINEANU (Ms.), Legal Adviser, Legal Affairs and International Cooperation Division, State Office for Inventions and Trademarks (OSIM), Bucharest
[email protected]
ROYAUME-UNI/UNITED KINGDOM
Ian GREENE, Senior Policy Advisor, International Policy Directorate, Intellectual Property Office (IPO), London
Marc WILD, Policy Officer, International Policy Directorate, Department for Business, Energy and Industrial Strategy, Intellectual Property Office (IPO), Newport
[email protected]
SAINT-SIÈGE/HOLY SEE
Carlo Maria MARENGHI, Attaché, Permanent Mission, Geneva
[email protected]
SÉNÉGAL/SENEGAL
Lamine Ka MBAYE, premier secrétaire, Mission permanente, Genève
SLOVAQUIE/SLOVAKIA
Emil ŽATKULIAK, First Secretary, Permanent Representation of the Slovak Republic to the European Union, Bratislava
Jakub SLOVÁK, Third Secretary, Permanent Mission, Geneva
SOUDAN/SUDAN
Adil Khalid Hassan HILAL, Registrar General, Registrar General of Intellectual Property, Ministry of Justice, Khartoum
Azza HASSAN (Ms.), Second Secretary, Permanent Mission, Geneva
[email protected]
SRI LANKA
Avanti PERERA (Ms.), Senior State Counsel, Attorney General’s Department, Colombo
SUÈDE/SWEDEN
Gabriel PINO, Director, International Cooperation Department, Swedish Patent and Registration Office (SPRO), Stockholm
Patrick ANDERSSON, Senior Adviser International Affairs, Swedish Patent and Registration Office (SPRO), Stockholm
SUISSE/SWITZERLAND
Martin GIRSBERGER, chef, Développement durable et coopération internationale, Division droit et affaires internationales, Institut fédéral de la propriété intellectuelle (IPI), Berne
Marco D’ALESSANDRO, conseiller politique, Division droit et affaires internationales, Institut fédéral de la propriété intellectuelle (IPI), Berne
David STÄRKLE, conseiller juridique, Division droit et affaires internationales, Institut fédéral de la propriété intellectuelle (IPI), Berne
Alebe LINHARES MESQUITA, stagiaire, Division droit et affaires internationales, Institut fédéral de la propriété intellectuelle (IPI), Berne
Reynald VEILLARD, conseiller, Mission permanente, Genève
TADJIKISTAN/TAJIKISTAN
Parviz EMOMOV, Second Secretary, Permanent Mission, Geneva
THAÏLANDE/THAILAND
Usana BERANANDA (Ms.), Minister, Deputy Permanent Representative, Permanent Mission to the World Trade Organization (WTO), Geneva
Savitri SUWANSATHIT (Ms.), Adviser to the Ministry of Culture, Ministry of Culture, Bangkok
Krithpaka BOONFUENG (Ms.), Director, Legal Development and Intellectual Property Management Group, Biodiversity-Based Economy Development Office (BEDO), Ministry of Natural Resource and Environment, Bangkok
[email protected]
Urusaya INTRASUKSRI (Ms.), Director, Multilateral Cooperation Unit, International Relations Bureau, Office of the Permanent Secretary, Ministry of Culture, Bangkok
Darunee THAMAPODOL (Ms.), Director, International Relations Bureau, Office of the Permanent Secretary, Ministry of Culture, Bangkok
Ariyaporn SURANARTYUTH (Ms.), Sectional Director, Bureau of Community Industry Development, Department of Industrial Promotion, Ministry of Industry, Bangkok
[email protected]
Kittiporn CHAIBOON (Ms.), Head, Research and Development Section, Department of Cultural Promotion, Ministry of Culture, Bangkok
Tossaporn SRISAKDI, Head, Bureau of Animal Husbandry and Genetic Improvement, Department of Livestock Development, Ministry of Agriculture and Cooperatives, Bangkok
[email protected]
Kitiyaporn SATHUSEN (Ms.), Senior Trade Officer, Department of Intellectual Property, Ministry of Commerce, Nonthaburi
[email protected]
Rattanisa SUPHACHATURAS (Ms.), Legal Officer, Department of Intellectual Property, Ministry of Commerce, Nonthaburi
[email protected]
Titaporn LIMPISVASTI (Ms.), Cultural Officer, Department of Cultural Promotion, Ministry of Culture, Bangkok
[email protected]
Sukolrat THARASAK (Ms.), Arts Officer, Fine Arts Department, Ministry of Culture, Bangkok
[email protected]
TOGO
Traoré Aziz IDRISSOU, directeur général, Bureau togolais du droit d’auteur (BUTODRA), Ministère de la communication, de la culture, du sport et de la formation civique, Lomé
[email protected]
Koffi SEBADO, attaché de cabinet, Cabinet, Ministère de la communication, de la culture, des sports et de la formation civique, Lomé
[email protected]
TRINITÉ-ET-TOBAGO/TRINIDAD AND TOBAGO
Anne Marie JOSEPH (Ms.), Deputy Controller, Intellectual Property Office, Ministry of the Attorney General and Legal Affairs, Port of Spain
[email protected]
TUNISIE/TUNISIA
Nasreddine NAOUALI, conseiller, Mission permanente, Genève
[email protected]
TURKMÉNISTAN/TURKMENISTAN
Ata ANNANIYAZOV, Deputy Chairman, State Service on Intellectual Property under the Ministry of Economy and Development of Turkmenistan, Ashgabat
[email protected]
TURQUIE/TURKEY
Kemal Demir ERALP, Patent Examiner, Patent Department, Turkish Patent Institute, Ankara
[email protected]
Osman GÖKTÜRK, Second Secretary, Permanent Mission, Geneva
UKRAINE
Andrew KUDIN, General Director, Ukrainian Intellectual Property Institute (Ukrpatent), Ministry of Economic Development and Trade of Ukraine, State Intellectual Property Service of Ukraine (SIPS), Kyiv
[email protected]
Sergii TORIANIK, Deputy Head, Department of Examination of Applications for Inventions, Utility Models and Topographies of Integrated Circuits, Ministry of Economic Development and Trade of Ukraine, State Intellectual Property Service of Ukraine (SIPS), Kyiv
[email protected]
VANUATU
Brittien YOSEF, Registrar, Trademark, Patent, and Design, Vanuatu Intellectual Property Office, Ministry of Tourism, Trade, Industry, Cooperative and Ni-Vanuatu Business, Port Vila
[email protected]
VENEZUELA (RÉPUBLIQUE BOLIVARIENNE DU)/VENEZUELA (BOLIVARIAN REPUBLIC OF)
Sandra AISSAMI EL JARMAKANI (Sra.), Coordinadora de Marcas, Servicio Autónomo de la Propiedad Intelectual (SAPI), Ministerio del Poder Popular para Industria y Comercio, Caracas
VIET NAM
MAI Van Son, Counsellor, Permanent Mission, Geneva
[email protected]
YÉMEN/YEMEN
Hussein Taher Ahmed AL-ASHWAL, Third Secretary, Permanent Mission, Geneva
[email protected]
ZIMBABWE
Roda Tafadzwa NGARANDE (Ms.), Counsellor, Permanent Mission, Geneva
II. DÉlÉgation SpÉciale/Special Delegation
UNION EUROPÉENNE (UE)/EUROPEAN UNION (EU)
Margreet GROENENBOOM (Ms.), Policy Officer, Industrial Property, European Commission, Brussels
Oliver HALL ALLEN, First Counsellor, Permanent Delegation to the United Nations, Geneva
Lucas VOLMAN, Intern, Permanent Delegation to the United Nations, Geneva
III. OBSERVATEURS/OBSERVERS
PALESTINE
Sami M.K. BATRAWI, Director General, Intellectual Property Unit, Ministry of Culture, Ramallah
IV. ORGANISATIONS INTERNATIONALES INTERGOUVERNEMENTALES/INTERNATIONAL INTERGOVERNMENTAL ORGANIZATIONS
CENTRE SUD (CS)/SOUTH CENTRE (SC)
Nirmalya SYAM, Programme Officer, Geneva
[email protected]
ORGANISATION DE COOPÉRATION ISLAMIQUE (OCI)/ORGANIZATION OF ISLAMIC COOPERATION (OIC)
Halim GRABUS, Counsellor, Geneva
ORGANISATION DES NATIONS UNIES POUR L’ALIMENTATION ET L’AGRICULTURE (FAO)/FOOD AND AGRICULTURE ORGANIZATION OF THE UNITED NATIONS (FAO)
Narmin KHALILOVA (Ms.), Consultant, Geneva
Ahmad MUKHTAR, Economist, Trade and Food Security, Geneva
[email protected]
ORGANISATION EUROPÉENNE DES BREVETS (OEB)/EUROPEAN PATENT ORGANISATION (EPO)
Enrico LUZZATTO, Director, European Patent Office, Munich
Alessia VOLPE (Ms.), Coordinator, International Cooperation, MünichUNION AFRICAINE (UA)/AFRICAN UNION (AU)
Georges Remi NAMEKONG, Senior Economist, Geneva
V. Organisations internationales non Gouvernementales/International Non-Governmental Organizations
Assembly of Armenians of Western Armenia, The
Lydia MARGOSSIAN (Mme), déléguée, Énergie, ressources génétiques, Bagneux
Association américaine du droit de la propriété intellectuelle (AIPLA)/American Intellectual Property Law Association (AIPLA)
Holger TOSTMANN, Co-Subchair, Genetic Resources in the Biotechnology Committee, Munich
[email protected]
Association de gestion internationale collective des œuvres audiovisuelles (AGICOA)/Association for the International Collective Management of Audiovisual Works (AGICOA)
Vera CASTANHEIRA (Ms.), General Counsel, Geneva
[email protected]
Association européenne des étudiants en droit (ELSA International)/European Law Students' Association (ELSA International)
Pauline GROUCHKO (Ms.), Head of Delegation, Brussels
Donal MERRICK, Head of Delegation, Brussels
Daniele CARPONETTO, Delegate, Brussels
Elena MAGLIO (Ms.), Delegate, Brussels
Angelica PAPACCIO (Ms.), Delegate, Brussels
Tessa ROBIJN (Ms.), Delegate, Brussels
Tabea VONBRUNN (Ms.), Delegate, Brussels
Call of the Earth (COE)
Rodrigo DE LA CRUZ, Asesor en propiedad intelectual, Quito
Centre de documentation, de recherche et d’information des peuples autochtones (DoCip)/Indigenous Peoples’ Center for Documentation, Research and Information (DoCip)
Karen PFEFFERLI (Mme), coordinatrice, Genève
Malikah ALIBHAI (Mme), interprète, Paris
Julia DICK (Ms.), interprète, Londres
Pierrette BIRRAUX (Mme), membre, Genève
María BAYLE RUBIO (Mme), stagiaire, Genève
[email protected]
Bianca PHILLIPS (Mme), stagiaire Genève
[email protected]
Centre du commerce international pour le développement (CECIDE)/International Trade Center for Development (CECIDE)
Biro DIAWARA, représentant, chef du Bureau, Genève
[email protected]
Centre international pour le commerce et le développement durable (ICTSD)/International Center for Trade and Sustainable Development (ICTSD)
Pedro ROFFE, Senior Associate, Innovation, Technology and Intellectual Property Programme, Geneva
Chambre de commerce internationale (CCI)/International Chamber of Commerce (ICC)
Manisha DESAI (Ms.), Assistant General Patent Counsel, Commission on Intellectual Property, Indianapolis
Civil Society Coalition (CSC)
Susan ISIKO STRBA (Ms.), Fellow, Geneva
Comisión Jurídica para el Autodesarrollo de los Pueblos Originarios Andinos (CAPAJ)
Hiha ALLANA (Sra.), Delegada, WaipawaRosario LUQUE GIL (Sra.), Pasante, Quito
[email protected]
Comité consultatif mondial des amis (CCMA)/Friends World Committee for Consultation (FWCC)
Nora MEIER (Ms.), Programme Assistant, Geneva
[email protected]
CropLife International/CropLife International (CROPLIFE)
Tatjana SACHSE (Ms.), Legal Adviser, Geneva
EcoLomics International
Noriko YAJIMA (Ms.), Research Director, Geneva
[email protected]
Fédération internationale de la vidéo (IFV)/International Video Federation (IVF)
Benoît MULLER, Legal Adviser, Geneva
France Freedoms - Danielle Mitterrand Foundation
Leandro VARISON COSTA, Legal Adviser, Paris
[email protected]
Cyril COSTES, Lawyer, Strasbourg
[email protected]
Health and Environment Program (HEP)
Madeleine SCHERB (Mme), économiste, Genève
[email protected]
Incomindios Switzerland
Roger CHO, Indigenous Delegate, Zurich
June LORENZO (Ms.), Consultant, [email protected]
Indian Council of South America (CISA)
Tomas CONDORI, Member, Geneva
Indigenous Information Network (IIN)
Lucy MULENKEI (Ms.), Executive Director, Nairobi
[email protected]
Instituto Indígena Brasilero da Propriedade Intelectual (InBraPi)
Lucia Fernanda INACIO BELFORT SALES (Ms.), Expert, Intellectual Property Division, Ronda Alta
[email protected]
MALOCA Internationale
Leonardo RODRÍGUEZ, Experto, Bogotá
[email protected]
Massai Experience
Lay TSHIALA, membre, Genève
[email protected]
Native American Rights Fund (NARF)
Melody MCCOY (Ms.), Staff Attorney, Legal, Native American Rights Fund, Boulder
[email protected]
Pacific Islands Forum Secretariat
Pita Kalesita NIUBALAVU, Secretary General, Brisbane
Proyecto ETNOMAT, Departamento de Antropología Social, Universidad de Barcelona (España)
Mònica MARTÍNEZ MAURI (Sra.), Profesora, Universidad de Barcelona, Barcelona
Research Group on Cultural Property (RGCP)
Linda MÜLLI (Ms.), Researcher, BaselSocietà Italiana per la Museografia e i Beni Demoetnoantropologici (SIMBDEA)
Harriet DEACON (Ms.), Associate Member, London
Traditions pour demain/Traditions for Tomorrow
Françoise KRILL (Mme), déléguée, Rolle
[email protected]
Tulalip Tribes of Washington Governmental Affairs Department
Raymond FRYBERG, Member, Tulalip
Preston HARDISON, Policy Analyst, Seattle
VI. groupe des communautÉs autochtones et locales/ INDIGENOUS PANEL
Lucy MULENKEI (Ms.), Executive Director, Indigenous Information Network (IIN), Nairobi
Rodrigo DE LA CRUZ INLAGO, Asesor en propiedad intelectual, Call of the Earth (COE), Quito
Preston HARDISON, Policy Analyst, Tulalip Tribes of Washington Governmental Affairs Department, Seattle
VII. BUREAU/OFFICERS
Président/Chair:Ian GOSS (Australie/Australia)
Vice-présidents/Vice-Chairs:Jukka LIEDES (Finlande/Finland)
Robert Matheus Michael TENE (Indonésie/Indonesia)
Secrétaire/Secretary:Wend WENDLAND (OMPI/WIPO)

VII. BUREAU INTERNATIONAL DE L’ORGANISATION MONDIALEDE LA PROPRIÉTÉ INTELLECTUELLE (OMPI)/INTERNATIONAL BUREAU OF THE WORLD INTELLECTUAL PROPERTY ORGANIZATION (WIPO)
Francis GURRY, directeur général/Director General
Minelik Alemu GETAHUN, sous-directeur général/Assistant Director General
Edward KWAKWA, directeur principal, Département des savoirs traditionnels et des défis mondiaux/Senior Director, Department for Traditional Knowledge and Global Challenges
Wend WENDLAND, directeur, Division des savoirs traditionnels/Director, Traditional Knowledge Division
Begoña VENERO AGUIRRE (Mme/Ms.), conseillère principale, Division des savoirs traditionnels/Senior Counsellor, Traditional Knowledge Division
Shakeel BHATTI, conseiller, Division des savoirs traditionnels/Counsellor, Traditional Knowledge Division
Simon LEGRAND, conseiller, Division des savoirs traditionnels/Counsellor, Traditional Knowledge Division
Claudio CHIAROLLA, juriste, Division des savoirs traditionnels/Legal Officer, Traditional Knowledge Division
Daphne ZOGRAFOS JOHNSSON (Mme/Ms.), juriste, Division des savoirs traditionnels/Legal Officer, Traditional Knowledge Division
Fei JIAO (Mlle/Ms.), administratrice adjointe de programme, Division des savoirs traditionnels/Associate Program Officer, Traditional Knowledge Division
Hai-Yuean TUALIMA (Mlle/Ms.), boursier à l’intention des peuples autochtones, Division des savoirs traditionnels/WIPO Indigenous Fellow, Traditional Knowledge Division
Alice MANERO (Mlle/Ms.), stagiaire, Division des savoirs traditionnels/Intern, Traditional Knowledge Division
Olivier TALPAIN, collaborateur SYNI, Division des savoirs traditionnels/SYNY Collaborator, Traditional Knowledge Division
[Конец приложения и документа]

Приложенные файлы

  • docx 7004827
    Размер файла: 561 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий