Лия — 17 лет, тихая девочка, переживает трудный подростковый период. Женя — подруга Лии, 17 лет, выглядит сильно младше. Активная, спортсменка.


Дина Сафина
Дух сомненья
Действующие лица:
Лия - 17 лет, тихая девочка, переживает трудный подростковый период.
Женя - подруга Лии, 17 лет, выглядит сильно младше. Активная, спортсменка.
Артур - старший брат Жени, 19 лет. Пользуется популярностью у девушек.
Серега - негласный лидер анархо-тусовки, манипулятор, любит насилие.
Рубин - странный парень, антифашист, любит индейцев.
Шубина - анархо-феминистка.
Теплов -
школьные хулиганы.
Серый -
а так же: Мент, Социальный работник, Отец Лии, Солист и Голос из зала.
0.
Коммуналка в спальном районе города. В одну из комнат стучит парень, в потрепанных джинсах и футболке. Дверь открывается, являя хозяйку, девушку лет восемнадцати. Парень упирается в косяк двери, ухмыляется.
АРТУР: Впустишь?
Девушка недоуменно хлопает глазами, осматривает коридор, убедившись, что больше никого нет, тихо отвечает.
ЛИЯ: Впущу.
Артур распрямляется. Аккуратно отодвигая Лию плечом, проходит внутрь. Оглядывается. Матрас и книжные полки на полу, шкаф, стол, неудобный стул, старый торшер, нелепые наброски на стенах.
АРТУР: Ну рассказывай.
ЛИЯ: Может чаю?
АРТУР: Может заговоришь для начала?
Лия окидывает взглядом Артура. Садится на матрас, показывая Артуру на стул.
ЛИЯ: С чего начать?
АРТУР: С начала.
ЛИЯ: Ты знаешь, что я неместная?
Артур отрицательно мотает головой. Понимая, что разговор будет долгий, садится.
ЛИЯ: Когда мне было шестнадцать, у родителей случились свои разборки. Как-то им было не до меня. Так что, я отправилась к бабушке. Она еле соображала. Так что, я чудила как могла.
Артур смотрит удивленно.
ЛИЯ: Родителей, конечно, потом затаскали по инстанциям. Они тогда еще собирались разводиться. У мамы кризис, отец регулярно ходил налево. Оба с ощущением упущенной жизни, да еще и я в довесок. Но оба делали вид, что все нормально, даже друг перед другом.
Пауза.
ЛИЯ: Из-за этого меня и забрали. Ну еще и из-за Сереги...
Артур напрягается. Лия молчит, потому что не знает, что сказать дальше.
АРТУР: Я не за этим пришел. Дальше.
ЛИЯ: А зачем тогда?
АРТУР: Дальше.
ЛИЯ: Мы могли и не встретиться. Хотела в отместку предкам податься в ПТУ. Бабушка настояла. Сама сходила в школу, потом в РАНО, еще куда-то. Меня взяли, закрыли глаза на отсутствие прописки. Наверняка она там все свои похоронные сбережения спустила. Вот такой с ней произошел проблеск сознания.
Артур кивает. ЛИЯ: В первый же день меня попытались спустить с лестницы. Постоянно подкалывали, то в туалете запрут, то порвут сумку. Я тогда поняла, что лучше не высовываться. Я познакомилась с Серегой, случайно. Именно он и сказал, что меня выделяет способность учиться. Я стала давать списывать за деньги. Влилась в его тусовку, сначала мне нравились их идеи, меня внезапно перестали трогать. Это позже я узнала, про легенду. Смешно даже. Так и проучилась первый год. Близких друзей не заводила. Я не испытывала потребности… сближаться.
Артур встает, потирая руки.
АРТУР: Может прогуляемся?
1.
Средняя школа №136. Классического вида стены с побелкой, которые до середины окрашены в тошнотворный розовый цвет. Пол вымощен полупрогнившим паркетом. В закутке у спортзала сидит Лия с книжкой в руках. “Идеальное место, чтобы не высовываться”. До уха Лии доносится звук падающего тела. Высунув голову за угол, Лия наблюдает картину: два старшеклассника прижимают к стене девочку лет четырнадцати. Один из них сжимает горло своей жертвы.
ДИМА: Ты че! Свое говно у себя на районе толкать будешь. Ты меня поняла? Еще раз увижу, тебе же в задницу и засуну!
ЖЕНЯ: Ты еще мне ответишь!
Девочка пытается отбиться от парней, но безуспешно.
ДИМА: Жить что ли надоело? Серый, глянь че у этой в сумке.
Один из ребят хватает сумку с пола, слышен треск рвущейся ткани, на пол летят учебники и тетрадки. Лия Вылезает из своего укрытия. В два прыжка достигает троицу.
ЛИЯ: Теплов, я смотрю, ты все к маленьким пристаешь?
Дима замирает, поворачивает голову в сторону Лии.
ДИМА: Иду куда шла, пока я добрый.
ЛИЯ: Ну у тебя явно ж проблемы. Может помочь чем?
Серый бросив сумку на пол, тянет за рукав Теплова.
СЕРЫЙ: Димон, пошли нах отсюда. Накозлит еще.
ДИМА: А то я ее боюсь. (Отпускает шею девочки). Пошли. Тухло тут.
Серый и Дима уходят, на прощанье пнув один из учебников. Девочка потирая шею приседает, начинает собирать вещи.
ЛИЯ: И за что они тебя так?
ЖЕНЯ: Подписи собирала. У меня тут петиция, против наркотиков.
ЛИЯ: (садится рядом, помогает собирать вещи) И че, работает?
ЖЕНЯ: Что работает?
ЛИЯ: Ну петиция твоя.
ЖЕНЯ: А?..
ЛИЯ: Ладно, не бери в голову, звать как?
ЖЕНЯ: Женя. А ты?
ЛИЯ: Лия.
ЖЕНЯ: А почему тебя эти двое испугались?
ЛИЯ: (улыбается) Они думают, что я из Такташевского бабсовета.
ЖЕНЯ: (напугано) А ты и правда оттуда?
ЛИЯ: Неа, но им об этом знать необязательно.
Девочки поднимаются, Лия протягивает сумку Жене.
ЛИЯ: Ты живешь где?
ЖЕНЯ: Да тут, в паре остановок. А что?
ЛИЯ: Пешком ходишь?
ЖЕНЯ: Ну да.
ЛИЯ: Понятно. Ты короче меня после уроков подожди, на третьем этаже лучше. Провожу что ли. Знаю я этого…
ЖЕНЯ: Спасибо, наверное… А ты из параллельного, да?
ЛИЯ: Я из одиннадцатого.
ЖЕНЯ: (перебивая) То, что я выгляжу мелкой, еще не значит, что так и есть.
ЛИЯ: Ну ладно, извини.
ЖЕНЯ: Ладно, потом поболтаем. Значит в три?
ЛИЯ: Ага.
ЖЕНЯ: Ну пока тогда.
2.
Полуподвальное помещение. В глубине барная стойка с высокими стульями. На стенах висит большой красно-черный флаг и прочая атрибутика левой направленности. В центра пара столов в окружении кресел. В помещении мягкий свет. В одном из кресел сидит Серега в окружении листовок и коробок. В дверях появляется Лия.
ЛИЯ: Привет.
СЕРЕГА: Какие люди. Давно не заходила. Куда пропала?
ЛИЯ: Пробные сдавала.
СЕРЕГА: Ясно все с тобой.
ЛИЯ: Серега, а можно попросить?
СЕРЕГА: (ухмыляясь) Ну так и знал. Че там у тебя?
ЛИЯ: А можно я подружку приведу. Она спортом увлекаются. Нормальная в общем. Хиппанутая чуть-чуть, но так, почти незаметно. С листовкам всякими ходит, типо против наркотиков.
СЕРЕГА: Подружку завела?
ЛИЯ: Да случайно. К ней Теплов приставал.
СЕРЕГА: А, опять этот твой. Тебя не трогал?
ЛИЯ: Нет. Ну так что?
СЕРЕГА: Так, давай ее на выходных приводи. Нам на фуде как раз рук не хватает. И сама не халтурь. А там разберемся.
ЛИЯ: Спасибо.
СЕРЕГА: Да ладно, че там. Только это, хиппанутая говоришь?
ЛИЯ: Ну такое.
Серега насторожился.
ЛИЯ: Она нормальная.
СЕРЕГА: Да мне похер. Главное, чтобы внимание не привлекала. Сама знаешь.
ЛИЯ: Я ей все объясню.
СЕРЕГА: Вот и молодец. Там журнал новый распечатали. Возьми, как раз покажешь.
3.
3 час дня. В парке у скамеек группа из 10 человек. Ребята растягивают самодельные плакаты с надписью “Food not bombs”. Лия и Женя раскладывают из пакетов термосы с едой и чаем, одноразовую посуду. Через некоторое время к месту раздачи подтягиваются бездомные, редкие зеваки наблюдают за происходящим.
ЖЕНЯ: А как люди знают, куда приходить?
ЛИЯ: Мы постоянно тут, все уже привыкли.
ЖЕНЯ: И что, ни разу вас за это не отпинали?
ЛИЯ: По-разному бывает. Главное потом быстро смыться. Видишь у входа говнори трутся? Это нас пасут. Так что по окончании, идем вместе с Рубиным.
ЖЕНЯ: Это кто?
ЛИЯ: Вон тот, в балахонах. Немного двинутый, но парень нормальный. Позже познакомлю, если хочешь.
ЖЕНЯ: Чет не очень.
ЛИЯ: (улыбаясь) Ну я другого ответа и не ожидала.
ЖЕНЯ: В следующие выходные мама в ночную будет. Придешь в гости?
ЛИЯ: Прикольно.
ЖЕНЯ: (шепотом) Я у Артура коньяк стащила. Даже не заметил.
ЛИЯ: Фу, гадость. Нам нельзя.
ЖЕНЯ: Чего это?
ЛИЯ: Серега орать будет.
ЖЕНЯ: И откуда он узнает? К тому же, один раз можно. У меня вообще режим. Я из-за тебя тренировку прогуляла, ты мне должна теперь, вот.
ЛИЯ: Ладно не кипятись, приду я.
ЖЕНЯ: Чет скучно здесь. Может домой пойдем? Да, если Артурка будет приставать с расспросами, то я не прогуливаю. Идет?
ЛИЯ: Подожди минут двадцать. Потом пойдем.
Женя оглядывается вокруг.
ЖЕНЯ: Знаешь, это совсем не похоже на ваши идеи борьбы.
ЛИЯ: А я считаю, что это прямой протест.
ЖЕНЯ: Я его не вижу.
ЛИЯ: Ну, куча денег тратится на войны, в то время как многие лишены самого необходимого.
ЖЕНЯ: (перебивая) А капиталисты сделали из еды источник дохода итд итп. Пролистала я твой журнал, вода какая-то. Ты еще скажи, что бедность - это форма насилия.
ЛИЯ: Разве плохо помочь нуждающемуся?
ЖЕНЯ: Вот сразу бы так и сказала, без притягивания чего-то глобального.
Фоном слышится рассказ Рубина.
РУБИН: Ну доктор у меня и спрашивает “В армии служил?”. Нет говорю, “А че портак такой провальный?”. Ты прикинь?!
ЛИЯ: В разнос пошел. Думаю сегодня без него справимся. Не хочу всю дорогу его умопомрачительные истории слушать.
ЖЕНЯ: Ну наконец-то!
Девочки собирают вещи. Периодически оглядываясь на Рубина, они идут к выходу из парка.
ЖЕНЯ:Слушай, а пошли ко мне?
ЛИЯ: Чего вдруг?
ЖЕНЯ: Ну, там это. (начинает тараторить) Помоги мне с сочинением, а? Проверь хотя бы?
ЛИЯ: Ну уж нет! У меня уже глаза в кучу от бреда, что ты пишешь. Сама думай.
ЖЕНЯ: Ну Лий, ну пожалуйста! Не все же такие умные! А я Артура попрошу, он тебя потом проводит!
ЛИЯ: Ты меня братом подкупаешь? Как низко.
ЖЕНЯ: Ну а как еще? Скоро пробные, ты то напишешь, а мне хотя бы проходной получить. Без проходного, сама знаешь, на отбор в сборную не допустят.
Девочек догоняет Рубин.
РУБИН: А чего меня не подождали? Я, кстати, Матвей!
Рубин протягивает Жене руку. Та пожимает нарочито сильно.
ЖЕНЯ: (растягивая слова) Очень приятно. А скажите, Матвей, что будет когда я умру?
Лия беззвучно смеется.
РУБИН: Ничего.
ЖЕНЯ: Как это?
РУБИН: В смысле, ты не умрешь, потому что тебя нет вовсе. Ну или, потому что, момента осознания смерти не существует!
ЖЕНЯ: Я ни черта не понимаю.
РУБИН: Расслабься, хочешь, я расскажу тебе про утконосов?
Лия закатывает глаза, демонстративно проводя ладонью по горлу. Женя улыбается. Рубин ничего не замечая, продолжает.
РУБИН: Они занимаются сексом в миссионерской позиции, а еще они яйцекладущие, что для млекопитающих странно.
4.
Вечерний город. Две фигуры медленно бредут по пустой улице.
ЛИЯ: (бросает фразу наугад) Провожать было необязательно. Но спасибо.
АРТУР: Вообще, я и сам хотел немного поболтать.
ЛИЯ: (удивленно) О чем?
АРТУР: О Жене. Спасибо, что тогда заступилась.
ЛИЯ: Я, честно говоря, офигела, когда узнала, что ей семнадцать.
АРТУР: Она в маму.
ЛИЯ: А ты?
АРТУР: Мама говорит в отца.
Ребята идут некоторое время молча.
ЛИЯ: А что случилось? С вашим отцом.
Артур: (отвечает не сразу) Авария.
ЛИЯ: Извини.
АРТУР: Ничего. Я его не помню, мелкие были.
ЛИЯ: Извини.
АРТУР: Да прекращай ты извиняться. Одного раза достаточно.
ЛИЯ: Изв.., в смысле, хорошо.
АРТУР: Женя не рассказывала?
ЛИЯ: Я не спрашивала.
АРТУР: Почему?
ЛИЯ: Неловко было. Хотя она говорила, что бегать начала из-за отца.
АРТУР: Он спортсменом был. Так что Женьке достался этот талант.
ЛИЯ: Хорошо вам вдвоем.
АРТУР: У тебя нет братьев или сестер?
ЛИЯ: Только двоюродные. Но мы редко пересекаемся. Так что я про них мало знаю.
АРТУР: (смеется) Повезло, а то достанется еще какая-нибудь Женя.
5.
В честь дня защитника отечества, коллектив единомышленников решил посетить гипермаркет “РЕАЛ” с целью напомнить посетителям и работникам о истинном смысле бытия. Зайдя в гипермаркет с главного входа, молодые люди начали стучать в барабаны, заряжать «Потребляй, работай, сдохни!». Участники несут баннер с аналогичным лозунгом и два черно-красных флага. Один из участников кричит через мегафон:
ГОЛОС: Выбери низкооплачиваемую работу. Выбери ипотеку под огромный процент на 20 лет и окажись в 45 лет в сраной хрущевке. Выбери огромный транспортный налог, отвратную медицину и продажных судей. Выбери полицию, которая страшнее бандитов. Выбери платное обучение в школе для своих детей, неграмотных учителей и детскую порнографию. Выбери тупые шоу по телевизору каждый вечер пятницы. Выбери новое отечественное ведро в кредит на 5 лет и ремонтируй его сам каждые выходные. Выбери жизнь на нищенскую зарплату в богатейшей стране. Выбери свое будущее!
Попутно посетителям и работникам гипермаркета раздают листовки. Все посетители при виде шествия оторвались от потребительского процесса и молча наблюдают за шествующими. Охранники гипермаркета суетятся и пытаются помешать акции, но безуспешно.
Тем временем, Лия и Женя проводят свой девичник. Девочки сидят на ковре в комнате Жени. В соседней комнате слышится смех и громкая музыка.
ЖЕНЯ: Привел блядей!
ЛИЯ: У меня голова кружится.
Пауза.
ЖЕНЯ: Давай целоваться.
ЛИЯ: Но как же… ЖЕНЯ: Погоди, ты что ни с кем еще даже не целовалась? Лия качает головой, и от этого амплитуда движения комнаты резко меняется.ЖЕНЯ: Провести тебе мастер-класс?
Смех снаружи. Женя делает небольшой глоток, не иначе как для храбрости, потом подтягивается чуть ближе. У нее теплые мягкие губы и горячий язык. Лия открывает на секунду глаза и смотрит на Женю. Её глаза лукаво улыбаются. Лия пытается притянуть Женю ближе, обнять. Но Женя как-то поспешно отшатывается. 
ЖЕНЯ: Чертовы дауны, они там что, траву курят? Они нахрен дом подожгут! Женя очень быстро выходит. Лия ложится на ковер. Пытается прийти в себя. Ей пьяно и немного стыдно, что она на мгновение позволила себе прижиматься к Жене. В этот момент Женя громко хлопает дверью. ЖЕНЯ: Паскуды! Напились – могли бы хоть вести себя прилично. У Артура в комнате кто-то трахается.Девочки прислушиваются. Между воплями какого-то рок-вокалиста слышны женские стоны. Лия начинает машинально гладить себя по волосам.ЛИЯ: Меня заколебали эти волосы.
Лия привстает, делает еще один глоток из бутылки.ЖЕНЯ: Говорят, если их покрасить, они становятся послушней.
ЛИЯ: Ага.
ЖЕНЯ: А я знаю, где лежит мамина краска для волос. Девочки тихо выходят из комнаты. Стараясь не шуметь прокрадываются в ванную комнату. Женя, слегка пошатываясь залезает на край ванной. ЖЕНЯ: Надо будет за временем проследить.Кто-то барабанит в дверь. ЖЕНЯ: Пошли нахрен, занято.
Женя улыбается в зеркало, раскладывая на раковине какие-то тюбики. Лия сидит на полу, без футболки в одном лифчике. На мгновение в дверь тарабанить перестают. Гулкий звук, шпингалет перекашивает, дверь резко распахивается. На пороге Артур одетый только в трусы.ЖЕНЯ: Какого хера?Артур кивнул, будто сам себе. Пьяный в дрова.АРТУР: Женя, иди в жопу.
Он метким движением выкидывает в мусорным бачок использованный гандон.
АРТУР: И вообще, свалите минуты на две, мне отлить нужно. Девочки переглядываются.АРТУР: Ну, быстрее давайте. Мне похрен, тут вы или нет.Не издавая ни звука, девочки выходят из комнаты, Женя демонстративно закрывает за собой дверь.
ЖЕНЯ: Стоим тут униженные и причисленные к детям.
Пауза.
ЖЕНЯ: Давно это у тебя?
ЛИЯ: Ты о чем это?
ЖЕНЯ: Не придуривайся. Я все вижу. Так и сверлишь глазами.
ЛИЯ: Сначала я думала, что твой братец, тот еще… умник.
ЖЕНЯ: Что делать будешь?
ЛИЯ: Ничего.
ЖЕНЯ: Ну и дура! (пауза) Во всяком случае, ты мне больше нравишься. Чем эти его.
ЛИЯ: Не неси чушь.
ЖЕНЯ: По крайней мере, я честная. Я еще придумаю тебе план захвата.
ЛИЯ: Больная что ли? Каких бульварных книжонок начиталась?
ЖЕНЯ: А че? Раз уж так хочется, чтобы тебя повозили мордой по полу, то можно творить полную дурь.
ЛИЯ: (пытаясь сменить тему) Пошли спать? Завтра еще к Сереге надо.
ЖЕНЯ: (хмыкая) Ну пошли.
6.
Клуб. Серега сидит на стуле напротив Лии. Лия держится за голову.
СЕРЕГА: Я смотрю новые друзья на тебя хорошо влияют?
ЛИЯ: Пожалуйста, не ори так громко. Голова раскалывается.
СЕРЕГА: Еще бы она не раскалывалась, ты себя в зеркало видела?
ЛИЯ: Прелестный вид, по-моему.
СЕРЕГА: Слишком борзая стала, я смотрю. Я тебе что говорил, о таком образе жизни?
ЛИЯ: Не по Стрэйт Эджу.
СЕРЕГА: (передразнивая) Не по Стрэйт Эджу.
Пауза.
СЕРЕГА: Ладно, вчера небольшой замес был.
ЛИЯ: Что случилось?
СЕРЕГА: Как помнишь, вчера мутили движуху в Реале. На которую ты так любезно не пришла, заявилась толпа, и прописала сипов Маше.
ЛИЯ: Это кто вообще?
СЕРЕГА: Вот! А относилась бы ты к своим обязанностям ответственно, ты бы знала, что у нас новенькие есть.
ЛИЯ: Не начинай.
СЕРЕГА: Не беси! Короче, зайдешь вот по этому адресу (роется в карманах, достает клочок бумаги, передает Лие). Познакомишься, спросишь че да как. В общем, прояви участие.
ЛИЯ: Ладно, не дура.
Лия поднимается, идет в сторону двери. На мгновение замирает, поворачивается лицом к Сереге.
ЛИЯ: А зачем все это?
СЕРЕГА: Что ЭТО?
ЛИЯ: То, что мы делаем?
СЕРЕГА: Ну конечно, чтобы собрать отряд солдат и двинуть на Кремль.
ЛИЯ: Я серьезно.
СЕРЕГА: Для освобождения, Лиечка, для освобождения. Человек плывет по своей жизни, но однажды он пробуждается и понимает. Перестает быть рабом системы. Он больше не будет воспринимать идеи медиа. Он познакомится с правильной философией и приобщит к ней окружающих людей.
ЛИЯ: А...
Пауза. Лия собирается уходить. Серега, подумав о чем-то, останавливает ее вопросом.
СЕРЕГА: Через неделю концерт хотим собрать, поучаствуешь?
ЛИЯ: Женю можно привести?
СЕРЕГА: Да как хочешь.
ЛИЯ: Мы придем.
Хрущевка где-то недалеко от центра. Лия сверяется с адресом на бумажке. Заворачивает за угол. Ее взгляд натыкается на забритую фигуру в тяжелых ботинках. На тротуаре у нужного подъезда, парень увлеченно обводит мелом большую надпись: «Прости нас, Маша. Боны». Лия разворачивается, и идет обратно.
7.
В клубе “Банзай” проходит хардкор-концерт. В программе несколько местных коллективов, а также гость - группа “Ничего хорошего”. В зале буйство ирокезов, татуировок и капюшонов. Каждая новая песня предваряется комментарием.
СОЛИСТ: Мы - стрейт-эйдж группа с злачных окраин. Представляем собой стиль мрачное юф крю. Мы образовались почкованием от группы The culture. У нас сегодня за установкой странный тип, мы его если честно сами не знаем. Известно только, что до этого он играл в сомнительной группе.
ГОЛОС ИЗ ЗАЛА: Когда он отдаст мне 3750 рублей?
СОЛИСТ: Никогда! А сейчас, очень жаль, но на каждом нашем выступлении находится человек, которому мы посвящаем эту песню! Итак, “Пьяное хуйло”, слушать подано!
Поднимая кулаки, толпа в зале начинает подпевать в голос. В этот момент, с улицы, разбивая окна, летят бутылки. Одна из них попадает в голову кому-то из присутствующих. Музыка останавливается. Недоумение толпы сменяется паникой. Некоторые из зрителей, оценив ситуацию, начинают переворачивать столы. Всюду слышен звон битого стекла, крики.
ГОЛОС ИЗ ЗАЛА: Всем малолеткам двигать в сторону запасного выхода! Ща менты нагрянут!
Лия хватает за руку Женю, тянет в сторону сцены.
ЖЕНЯ: Куда?
ЛИЯ: Слышала? Серега не обрадуется, если нас заметут.
ЖЕНЯ: Домой? А если нас увидят?
ЛИЯ: Сначала можно в клуб. Переждем немного. Ты в порядке?
ЖЕНЯ: Да, все хорошо. А что это было?
ЛИЯ: Хрен знает. Позже у Сереги спрошу. Сейчас ему не до нас.
Девочки пробираются к выходу, где уже скопился народ. Рядом с толпой появляется Серега.
СЕРЕГА: Так, без паники! Выходим мелкими группами, тихо. По одному не передвигаться! Если в одежде есть что-то заметное, по максимому замаскируйтесь.
Серега замечает Лию с Женей.
СЕРЕГА: Подружку проводи, и в клуб.
ЛИЯ: Я хотела сразу туда.
СЕРЕГА: (смерил взглядом Женю) Делай, как я сказал.
ЛИЯ: А че это вообще? Откуда узнали?
СЕРЕГА: Ижевцы, мать их! Потом расскажу. Присмотри тут, и сами валите, по-быстрому!
Серега быстро отходит в сторону входа, раздавая указания остальным.
ЛИЯ: Ты опять?
ЖЕНЯ: Чего?
ЛИЯ: Шнурки! Я же говорила снять.
ЖЕНЯ: Они же ходят в белых, не стесняются. Почему я должна бояться?
ЛИЯ: Ты дура?
ЖЕНЯ: Почему?
ЛИЯ: Я понимаю, если ты качок, а не мелкая девочка. И что, каждый раз на ноги полагаться будешь?
ЖЕНЯ: (обиженно) Я неплохо бегаю вообще-то.
ЛИЯ: Мы накрываем их. Они накрывают нас. На концертах, в метро, на улице. И что? Кого-то стало меньше? К чему это приводит? Мы этим занимаемся не из-за моды, а ради идеи. Поняла?
Женя молчит.
ЛИЯ: Чтобы я на тебе этих шнурков больше не видела. Концы хотя бы внутрь засунь.
ЖЕНЯ: Ладно, не злись. (наклоняется, засовывает бантики шнурков в кеды) Вот, видишь.
ЛИЯ: (улыбаясь) Не хочу, чтобы твой братец мне голову отвинтил.
ЖЕНЯ: Ну еще бы.
ЛИЯ: Ладно. Пойдем, пока нас не заметили.
8.
Клуб. В центре помещения сдвинуто несколько столов. Во главе сидит Серега. По правую руку от него сидит женщина с короткой стрижкой, в клетчатой рубашке. Слева парень в балахонистых одеждах. Все остальные обычные парни и девушки.
СЕРЕГА: Итак, традиционно, нужно обсудить перспективы движения. А также планировать новые битвы. Ну и тема для обсуждения, грядущий форум, который мы проведем у нас. Ольга, какие темы дискуссий?
ШУБИНА: Есть пара спорных заявок. Например о Гражданской автономии. Что-то мне больше кажется тема про сталинизм, нежели анархизм.
СЕРЕГА: Понятно. Что еще?
ШУБИНА: Ну конечно, про мотивацию молодежи, проблемы выхода людей из движения.
СЕРЕГА: (перебивая) Как-то ничего нового.
ШУБИНА: Почему же. Вот идея есть, составить обучающее видео по взаимодействию активистов на улицах. Было бы не плохо получить архивы, составили бы документалку. Да и для нового сезона киноклуба подойдет.
СЕРЕГА: Надо еще добавить про проблемы создания движения в малых городах. Ну и про вегетарианство, конечно.
РУБИН: А че, листовки мутить будем? Журнал там распространять?
СЕРЕГА: Листовки и журнал хорошо. Но, предлагаю в этот раз с пропагандистской формы повествования перейти на дружескую.
ШУБИНА: Людей добавить бы не помешало.
СЕРЕГА: Разберемся. Через два дня жду полный список тем, а дальше займемся непосредственно организационными вопросами. Следующий вопрос - создание новых мобов. Предлагаю максимум человек 10. Какие есть предложения?
РУБИН: А может хватит?
СЕРЕГА: Какие-то проблемы?
РУБИН: Может хватит насилие мутить? Потерь не оберемся. Итак на фудах карланы пасут. Ладно там, за дело припомнить, а самим беспредел разводить, я не согласен.
СЕРЕГА: Не ссы, мы тут одно дело делаем. Внимание отвлечем, и за бутылки припомним. Ну так что?
РУБИН: (вздыхая) Могу предоставить человек 5 своих.
ШУБИНА: Я против. Куда мы его анархо-индейцев сунем?
РУБИН: А что не так?
ШУБИНА: Твои ребята моих девок распугали. Что еще за предложения пожить в вигваме нахрен? Серьезно, я уже жду на каждой встрече, что ты томагавк вытащишь.
СЕРЕГА: Так, разговоры не по существу оставим на потом. Предлагаю ребят Шилёва подтянуть. Бычары, как на подбор.
РУБИН: Он за такое спросит, и сильно.
ШУБИНА: Можем отдать ему точку Лысого. У них давно терки.
РУБИН: Чего вдруг?
СЕРЕГА: Не сошлись во взглядах.
ГОЛОС ИЗ ЗАЛА: И правильно. Лысый по Троцкому в тайне угорает. Совсем придурок.
ГОЛОС ИЗ ЗАЛА: А я не понял. А че вы за шавок вписываетесь?
Пауза.
СЕРЕГА: А ты вообще кто?
ШУБИНА: Серега, мой косяк. Это товарищ из Самары, в гости приехал.
СЕРЕГА: Ну так объясни, товарищу (делает знак кавычек) из Самары где он находится. (тихо в сторону Шубиной) Мы с тобой потом еще обсудим, почему левые люди на собрании. (громко) Кстати, о гостях. На днях подтянется народ из Ижевска. Что суперудачно совпадает с движем в районе XL.
РУБИН: Ты че, они вообще без мозгов. Кровищу разведут.
СЕРЕГА: Главное, что без нашего прямого участия. Зато боны поутихнут на время. Ольга сможет свой фуд провести. Могу тебе выдать пару новеньких.
ШУБИНА: А что взамен?
СЕРЕГА: Шилёв.
ШУБИНА: Нигде выгоды не упустишь.
СЕРЕГА: Значит решили. Еще есть две точки, не такие заметные. Там можно обойтись своими силами.
РУБИН: Лучше бы мирную демонстрацию провели. Или концерт.
СЕРЕГА: Во, хорошая идея. Форум неплохо бы закончить идейным концертом, чтобы без заезжих гастролеров, как в прошлый раз. Так что, Рубин, будет твоя тема.
9.
8 марта. Процессия по главным улицам города. Шествие несет окружающим кричалки, лозунги, мысли, вопли и песни. В центре колонны движется самодельная тележка с колонками. Из колонок доносится голос.
СЕРЕГА: Женщинам напоминают, что они прекрасный пол, но все-таки слабый. Не стоит забывать об истоках этого праздника, о том, как он зарождался и чему был посвящен.
Впервые к маршу присоединился профсоюз секс-работниц. В адрес шествующих раздаются щелчки фотоаппаратов и блеск вспышек.
СЕРЕГА: В современной России у женщин слишком много проблем. Дома, на работе, с детьми, посягательство на тело и навязывание гендерной роли. Но…
Пауза, из колонок доносится нарастающая барабанная дробь.
СЕРЕГА: Я не могу радоваться, что где-то женщина стала губернатором или президентом. Какая мне разница, человек какого пола будет меня угнетать? Мы не можем ожидать равноправия в рамках существующей системы!
Задворки городского пляжа. На берегу горит огромный костер, вокруг бегает толпа молодых людей. Звучит странная музыка. Поодаль сидит Лия. К ней подходит Женя, трясет ее за плечо.
ЖЕНЯ: Ты спишь?
ЛИЯ: Нет, сижу как видишь!
ЖЕНЯ: Пошли к нам, чего ты тут одна.
ЛИЯ: Не хочу. Извращенцы. Говно какое-то слушают. Им надо было выехать на необитаемый остров, чтобы слушать свой тупой транс, под транс бухать и под оный же колбаситься.
ЖЕНЯ: Ну и сиди тут одна! Злая! Все равно тебя не понимаю.
Женя уходит, переглядывается с кем-то в толпе, покручивая пальцем у виска. От толпы отделяется Артур.
АРТУР: Чего одна тут сидишь?
ЛИЯ: Вы все хотите моей смерти!
АРТУР: Да что ты?
ЛИЯ: Да, твоя тупая женщина с пошлыми сиськами наступила на мой рюкзак!
Артур смеется.
АРТУР: Это девушка моего друга вообще-то.
ЛИЯ: Все равно. Даже не извинилась.
АРТУР: (садится рядом) Поэтому ты сидишь тут и плачешь?
ЛИЯ: Нет, я реву по растраченной молодости. То что трачу свое время на вас, а могла бы заняться делом!
АРТУР: Это каким же? Чем твоя лысая гопота лучше? Что смотришь? Женя рассказала.
ЛИЯ: Они не гопота. Они борются за свои идеи.
АРТУР: И какие же это идеи? Фашизм победить?
ЛИЯ: Его нельзя победить. Наша цель - остановить насилие на улицах. Раньше эти мрази спокойно разгуливали по улицам, а теперь они боятся.
АРТУР: Так у вас методы те же.
ЛИЯ: Мы не нападаем первые. Нам просто надоело, мы стали защищаться, вот и все.
АРТУР: А анархисты здесь причем?
ЛИЯ: Нельзя быть анархистом будучи фашистом.
Артур потирает лицо.
АРТУР: Вот скажи мне, что с тобой будет лет через десять?
ЛИЯ: Меня либо посадят, либо убьют.
АРТУР: И ты этого хочешь?
Лия молчит.
АРТУР: В любом случае, не втягивай Женю в говно всякое. И сама на рожон не лезь.
Лия не реагирует. Артур толкает ее плечом.
АРТУР: Ну хорош дуться. Пошли, посмотрим, может есть какой-нибудь Оззи Осборн.
ЛИЯ: (огрызаясь) А тебе какое дело?
АРТУР: Ну хорош! Не разочаровывай меня.
Артур поднимается, помогая встать Лие. Теперь в толпе на одного человека больше.
10.
1мая. Из подземки выходят Лия и Женя. Лия достает медицинские маски из кармана. Протягивает одну Жене.
ЛИЯ: Подойдем ближе, наденешь.
ЖЕНЯ: Мы опоздали?
ЛИЯ: Серега опять орать будет. Ладно, придумаем что-нибудь.
На площади перед памятником Шаляпину толпится народ. Участники развернули баннеры и плакаты, призывающие к солидарности и самоуправлению, обличающие острые социальные и экологические проблемы. Волонтеры раздают листовки с лозунгами. Фоном играют панки, репертуар соответствует дню борьбы за свободу. На импровизационной сцене стоит Серега.
СЕРЕГА: Мы хотим вернуть этой дате ее истинный смысл. В 1886 году, когда 8 чикагских анархистов вышли на мирную демонстрацию во время всеобщей забастовки за 8-часовой рабочий день, демонстрацию жестоко разогнала полиция, несколько десятков человек убили, а четырех активистов казнили по клеветническому приговору. 1 мая - это не праздник весны и труда, а день борьбы за свои права.
Толпа скандирует: "Любая власть ведет к диктату!", "Одно движение - сопротивление!", "Депутат всегда солжет, пусть решает все народ!" Девочки пробираются ближе к сцене.
СЕРЕГА: Мы призываем наемных работников создавать боевые, деятельные профсоюзы, захватывать предприятия, полностью отстранять от руководства администрации собственников, таким образом добиваясь реальной защиты своих трудовых и гражданских прав.
Тем временем к месту сбора подтягиваются молодые люди спортивного телосложения, у многих прикрыты лица, руки забинтованы.
СЕРЕГА: Государство вновь решило оскалиться репрессиями! Нам стоило бы воодушевить людей, показать им пример солидарности. Поэтому мы выбрали головной лозунг «не бойся, они боятся».
Молодые люди в масках прорываются через основную толпу к сцене. Серега дождавшись определенной дистанции, взмахивает рукой. Из-за сцены выходят два человека с травматами, открывая стрельбу по людям.
ЛИЯ: Че за херня? С ума что ли спятил?
ЖЕНЯ: Ща нагрянут!
ЛИЯ: Так они уже здесь. Ни одно шествие не проводится без согласования. Либо Серега совсем дуба дал. Тикаем!
ЖЕНЯ: И как? Там злые дядьки напирают, тут менты.
ЛИЯ: Надо за памятник прорваться. А там дворами. Маску сними, капюшон надвинь.
Девочки перебежками продвигаются в сторону дворов. Вокруг толпа и неразбериха. Люди разбегаются в разные стороны. Особенно неповоротливых пакуют “вежливые люди” и тащат в сторону автобусов, человек по пять на одного.
ЖЕНЯ: Лучше разделиться. Давай у меня встретимся?
ЛИЯ: Я тебя одну не пущу.
ЖЕНЯ: Я быстро добегу. (подмигивает) Я маленькая и юркая. А ты давай, окольными путями. А то подозрительно.
ЛИЯ: Типо мимо проходили?
ЖЕНЯ: Ну.
ЛИЯ: Блин. Не нравится мне это...
Лия не успевает договорить, ее одергивают и валют на землю. Она успевает только махнуть рукой. Женя, поняв, скрывает за памятником.
11.
ЖЕНЯ: Знаете как это бывает? Пустынный двор. Где-то крики и суета. Три силуэта. Стремительно подбегают. Что - то не так. Ты уже понял, что за тобой. Поздно. В следующую секунду ты лежишь. Лицом в асфальт. Три пары ботинок бьют тебя в живот. Серега объяснял. “Один хороший сильный удар ногой в живот может убить человека. Сильный удар в печень может убить человека”. Печень разрывается. Внутреннее кровоизлияние. Если выживешь, ты - инвалид. Три пары ботинок бьют по ребрам. Сильный удар в челюсть вырубит тебя. Серега говорил. “Удар по челюсти вызывает сильное сотрясение мозжечка, отвечающего за поддержание тела в пространстве. Сильный удар открытой ладони в нос, снизу вверх, может убить тебя. Нос ломается у основания, так что врезается в лобовую часть мозга”. Смерть. Три пары ботинок бьют тебя по голове. Прямой удар костяшками пальцев в горло может убить тебя. Трахея перебивается. Ты задохнешься. Смерть. Три пары ботинок бьют тебя по почкам. Серега говорил. “Хороший удар по почкам может отбить их. Оставшуюся жизнь ты будешь ссать собственной кровью”. Три пары ботинок прыгают на тебе. Прыгают на лице, вернее на том, что от него осталось. Треск челюсти. Во рту месиво из крови и собственных зубов. Ублюдкам надоедает. Кто - то берет камень. Удар по голове. Глухой стук. Череп проломлен. Лужа крови. Конец.
12.
Отделение милиции. В камере сидит несколько человек.
ГОЛОС ИЗ ЗАЛА: За что нас взяли?
МЕНТ: За нарушение правопорядка.
ГОЛОС ИЗ ЗАЛА: И как мы его нарушили?
МЕНТ: Ругались матом.
ГОЛОС ИЗ ЗАЛА: Да я вообще мимо проходил!
МЕНТ: Я тоже. Ну че орешь? Ща бумажки напишем, пойдешь домой. Эй, ты, Камалова, на выход.
ЛИЯ: Телефон вернете?
МЕНТ: Быстрая какая. Пошли!
Лию проводят к кабинету, где уже сидят сотрудник правоохранительных органов, социальный работник, отец Лии. Первый жестом указывает Лие на стул.
МЕНТ: Садись.
Лия садится.
МЕНТ: Ну рассказывай, к каким субкультурам относишься?
ЛИЯ: Ни к каким.
МЕНТ: На митинге что делала?
ЛИЯ: Мимо проходила.
МЕНТ: Да ну! А лозунги зачем кричала?
ЛИЯ: Какие лозунги?
МЕНТ: Да вон, у нас на записи.
ЛИЯ: Не может такого быть.
МЕНТ: Ладно,.. первый привод. Оформили мелкое хулиганство. Вы тут пока поговорите, только быстро. У меня там целый вагон таких, кабинетов на всех не напасешься.
Мент протягивает документ отцу Лии, тот читает и расписывается. Мент выходит.
СОЦИАЛЬНЫЙ РАБОТНИК: Итак, продолжим. К сожалению, положение не из легких. Сами понимаете, несовершеннолетняя, хулиганство.
ОТЕЦ:И что вы хотите? Родительских прав лишить?
СОЦИАЛЬНЫЙ РАБОТНИК: Ну зачем же так кардинально? Поставим на учет. Будет к нам периодически приходить. Если новых хулиганств не возникнет, то с учета снимем. К тому же Лие немного осталось до выпуска из школы, зачем вам лишние проблемы. Но есть некоторые вопросы.
ОТЕЦ: Какие?
СОЦИАЛЬНЫЙ РАБОТНИК: Насколько нам стало известно, ребенок проживает в неподходящих условиях, с пожилым человеком, который сам нуждается в уходе. Естественно, гражданка Камалова с воспитанием не справилась.
Лия складывает руки на груди, откидывается на спинку стула.
ОТЕЦ: Это мать моя вообще-то.
СОЦИАЛЬНЫЙ РАБОТНИК: Еще и школа сомнительная. К тому же учится там ваша дочь не совсем легально. А это облагается штрафом.
ОТЕЦ: (оборачиваясь к дочери) Ну и чего тебе не хватало? Ведь полная свобода, живи да радуйся! Нет, вляпалась в какое-то дерьмо.
ЛИЯ: Да какая тебе вообще разница? Кипятишься, потому что в ментовку вытащили. Тебе на меня давно посрать! Терки у вас какие-то, а я одна.
СОЦИАЛЬНЫЙ РАБОТНИК: (перебивая) У нас не стоит цели делать из Лии малолетнюю преступницу. В ваших же интересах согласиться.
ОТЕЦ: (раздраженно) Да понял я.
СОЦИАЛЬНЫЙ РАБОТНИК: И да, помимо вашей матери, за ребенком должен кто-то ЕЩЕ присматривать.
ОТЕЦ: Разберемся.
СОЦИАЛЬНЫЙ РАБОТНИК: Ну вот и хорошо. Сейчас оформим бумаги, и можете забирать дочь.
0.
На улице жара. Ни ветерка, солнце давит по голове. Лия и Артур стараются идти от тени к тени.
АРТУР: Мы не закончили.ЛИЯ: Где продолжить? АРТУР: (едва размыкая губы) Серега.ЛИЯ: Он говорил, что они санитары города. Рассказывал, что сначала хотели вернуть себе свою субкультуру, цель была самообороняться, каша с насилием началась позже.Артур поворачивает голову, смотрит на Лию в упор.ЛИЯ: Я, в сущности, плохо знала Серегу. Теперь я понимаю, что это был способ привлечения новых людей. Ведь чем их больше, тем страшнее ты для противника, тем проще просочиться во все углы. Возможно кем-то из них двигали благие намерения. Но видимо, Серега ловил кайф от жестокости. Ему нравилось завалиться толпой на концерт и побить нациков. На самом деле, среди правых, фанатеющих от этих идей, были единицы. Не думаю, что все поголовно читали Майнкамф или говорили «Я – ариец!». Это все юношество, желание выплеснуть энергию, перебеситься. Лия дергает плечом.
АРТУР: А зачем ты пошла за ними?
ЛИЯ: А за кем мне было идти? (пауза) Можешь считать, что это был мой бунт. Внутренний и внешний.
АРТУР: Глупая.
Лия молчит. Ребята подходят к остановке. Пусто.
ЛИЯ: Зачем ты пришел?
АРТУР: Женя попросила.
ЛИЯ: Как она?
АРТУР: (улыбаясь) Хорошо. Уже ходит. Верит, что однажды побежит как раньше.
ЛИЯ: (тихо) Она злится на меня?
АРТУР: Скорее на себя. Женя сказала, что это она тебя кинула. Почему ты не приходила?
ЛИЯ: Стыдно.
Артур хмыкает.
ЛИЯ: Когда я узнала, что произошло, будто обухом по голове получила. Не знаю. Мне всегда казалось, что это круто, что мы сильные. Я не хотела, чтобы из-за меня кто-то страдал, умирал. (Пауза) Не знаю.
Молчание. Городской автобус минует поворот и едет к ним. Артур берет Лию за руку и тянет в сторону автобуса.
АРТУР: Женя тебя ждет.
ЛИЯ: Что я ей скажу?
АРТУР: То же, что и мне.
Лия задумывается, но руки Артура не отпускает. Через секунду ее фигура выпрямляется. Автобус отъезжает, оставляя пустую остановку.
Конец.

Приложенные файлы

  • docx 7003784
    Размер файла: 49 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий