Подобное явление согласуется с общими тенденциями в сфере рекламных номинаций [Chang 2004:71] и охватывает 2% НМГ (5ive, Menswer и др.).

Дюжева Мария Борисовна
«Лингвокультурологические аспекты англоязычных названий музыкальных групп»
10.02.04
Филологические науки
К 212.056.01
Дальневосточный государственный университет
690950, Владивосток, ДВГУ, ул. Алеутская, 56, ауд. 507
Тел. (4232) 45-93-92
Email: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]

Предполагаемая дата защиты диссертации – 29 октября 2007 года































На правах рукописи








Дюжева Мария Борисовна


ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ
АНГЛОЯЗЫЧНЫХ НАЗВАНИЙ МУЗЫКАЛЬНЫХ ГРУПП


Специальность 10.02.04 – германские языки



АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук






Владивосток – 2007
Работа выполнена на кафедре истории английского языка Дальневосточного государственного университета.

Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент
Рассоха Марина Николаевна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, доцент
Пак Светлана Михайловна

кандидат филологических наук
Бадеева Елена Яковлевна

Ведущая организация: Московский государственный университет
им. Ломоносова



Защита состоится «29» октября 2007 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета К 212.056.01 при Дальневосточном государственном университете по адресу: 690950 г. Владивосток, ул. Алеутская, 56, ауд. 320.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Дальневосточного государственного университета.

Автореферат разослан « 21 » сентября 2007 г.


Ученый секретарь
диссертационного совета Кравченко Е.В.
Реферируемая диссертационная работа посвящена исследованию англоязычных названий музыкальных групп Великобритании и США, образованных в период со второй половины ХХ по начало XXI века.
Актуальность настоящего исследования определяется современными общетеоретическими задачами лингвистики, широким интересом к проблемам взаимодействия языка и культуры, и, в частности, к тому, как в языке находят отражение культурные ценности говорящего на нем коллектива. Актуальность также обусловлена объектом исследования: названия музыкальных групп отражают явления молодежной и, шире, мировой массовой музыкальной культуры, т.е. той области культуры, вербализация которой в языке до сих пор практически не являлась предметом изучения лингвистов.
В ходе исследования применяется лингвокультурологический подход, приемы и методы которого находятся, как отмечают исследователи, в стадии формирования и уточнения. Тем актуальнее видится разработка и изучение проблемы взаимодействия языка и культуры в рамках лингвокультурологии. Использование этого современного подхода позволяет получить новые языковые и культурологические интерпретации, что выводит исследование на междисциплинарный уровень.
Таким образом, актуальными представляются как лингвокультурологические аспекты данного исследования, так и сам практический материал.
Цель данной работы заключается в выявлении, описании и интерпретации лингвистической и культурной специфики англоязычных названий музыкальных групп Великобритании и США.
В соответствии с поставленной целью выдвигаются следующие задачи исследования:
описать семантику и функции имен собственных, определить существующие источники, мотивацию и классификации имен собственных;
изучить методологическую базу и понятийный аппарат лингвокультурологии; рассмотреть имена собственные в качестве единиц лингвокультурологии и их прецедентность;
описать структурно-семантические особенности англоязычных названий музыкальных групп и их источники;
выявить функциональную специфику названий музыкальных групп в английском языке;
определить место англоязычных названий музыкальных групп в ономастическом пространстве английского языка, в частности, в рамках существующей классификации имен собственных;
исследовать англоязычные названия музыкальных групп в качестве языковой репрезентации молодежной картины мира с помощью метода лингвокультурологического поля, выделить в его структуре доминанту, центральные и периферийные области.
Названия музыкальных групп в качестве объекта исследования обеспечивают доступ к молодежной музыкальной культуре и способны достаточно полно отразить ценности молодежи благодаря содержащимся в них культурным и социальным коннотациям [Пак 2003; Телия 1996 и др.]. Подобные свойства названий музыкальных групп обусловлены как их принадлежностью к ономастикону английского языка [Отин 2003; Пак 2003; Суперанская 1973 и др.] и наличием функционально-семантических особенностей, свойственных именам собственным, так и непосредственным отношением к сфере музыки. В итоге, названия музыкальных групп выступают как своеобразные элементы рекламы молодежной культуры, как ее идентификаторы [Тхорик, Фанян 2005; Yule 1998], как квинтэссенция ее ценностей.
Предметом исследования являются лингвокультурологические особенности англоязычных названий музыкальных групп.
Методологической базой исследования являются классические и новейшие труды лингвистов различных направлений (Арутюнова 1999; Вербицкая 2000; Воркачев 2004; Воробьев 1994, 1997; Ермолович 2001; Карасик 2004; Красных 2002; Лебедько 2002; Леонович 2002; Николаева 2007; Опарина 1999; Ощепкова 2004; Пак 2003, 2004; Подольская 1988; Суперанская 1969, 1973; Телия 1996; Тер-Минасова 2000; Хроленко 2004; Чернобров 1999, 2002; Швейцер 1983; Cook 2003; Hudson 2005; Kramsch 2003; Spolsky 2000), философов (Каган 1997; Лосев 1982, 1990; Medina 2005; Russell 1956), культурологов (Богуславский 1994; Гуревич 2003; Запесоцкий 1988; Кармин 1997; Клакхон 1998; Куликов 2004; Лотман 2000; Ойвин 2003; Оллпорт 1998), социологов (Кейес 2006; Корзун 1989; Шмелев 1998; Meyer 2006; Jordan 1992), рекламистов (Делл 1996; Джугенхаймер 1996; Музыкант 1996, 1998; Песоцкий 2001; Bovee, Arens 1992) и других.
В соответствии с поставленными задачами в работе использован комплекс дополняющих друг друга методов исследования:
метод лингвокультурологического поля;
метод культурологической интерпретации;
описательный метод;
метод классификации;
дедуктивный метод;
сравнительно-сопоставительный метод;
структурно-формальный метод;
дефиниционный анализ
элементы метода количественного анализа.
В качестве уточняющего и дополнительного использовался метод эксперимента, а именно - опрос англоязычных информантов для выявления лингвокультурных ассоциаций, имеющихся у названий музыкальных групп, их частеречной принадлежности и т.д. Эксперимент в форме анкетирования проводился в течение 2006-2007 гг. и охватил 40 информантов (студентов из США и Великобритании).
Источниками материала исследования являются музыкальные энциклопедии зарубежных [Hardy, Laing 1988; The Rolling Stone Encyclopedia of Rock and Roll 1983] и отечественных авторов [Кастальский 1997, 2003; Рок-энциклопедия 2005], подборка статей из журналов «Ровесник» за 2000-2006 гг. и «Rolling Stone» за 2004-2007 гг., а также материалы сети Интернет. Всего методом сплошной выборки из названных источников было отобрано 717 однословных цельнооформленных единиц исследования, удовлетворяющих следующим критериям:
группы, в состав которых входит два и более музыкантов (не сольные проекты);
группы, образованные в Великобритании и США в период со второй половины XX в. по начало ХХI в.
Научная новизна работы заключается, прежде всего, в объекте исследования: впервые в отечественной и зарубежной лингвистике комплексно изучены и описаны англоязычные названия музыкальных групп как особый разряд ономастической лексики, а именно:
предпринята попытка установить место названий музыкальных групп в ономастиконе английского языка;
выявлены источники и номинационные модели названий музыкальных групп;
определены функциональные особенности названий музыкальных групп;
на материале названий музыкальных групп структурировано лингвокультурологическое поле, отражающее основные ценности молодежной культуры.
Теоретическая значимость диссертационного исследования обусловлена дальнейшим развитием ономастической теории, детализацией классификации имен собственных, особенно класса эргонимов, которые играют существенную роль в современном обществе. С помощью лингвокультурологического анализа выявляется непосредственная связь названий музыкальных групп с молодежной культурой и ее ценностями, а также свойство онимов данного разряда отражать наиболее общие представления молодежи о мире. Междисциплинарный подход - исследование лингвистических проблем в соотношении с философскими, культурными и социокультурными теориями - позволяет использовать результаты работы для дальнейшей разработки проблемы взаимодействия языка и культуры. Помимо этого, теоретическую значимость данного исследования можно усмотреть в расширении теории номинации в свете лингвокультурологических исследований.
Практическая значимость работы состоит в возможности использования результатов исследования в практике преподавания английского языка, составлении словарно-справочных материалов, при разработке лекционных курсов и составлении учебных пособий по лексикологии, ономастике, страноведению, лингвокультурологии, культурологии, а также в процессе руководства научно-исследовательской работой студентов.
На защиту выносятся следующие основные положения:
Ономастическое пространство английского языка – сложная, изменяющаяся, открытая система, расширяющаяся за счет номинации новых социальных явлений, появления новых общественных практик. Англоязычные названия музыкальных групп входят в состав ономастического пространства английского языка;
Англоязычные названия музыкальных групп демонстрируют общеономастические характеристики, заключающиеся как в особенностях номинации (использование типичных ономастических словообразовательных моделей, заимствований), так и в реализации функций номинации, идентификации и дифференциации;
Помимо общеономастических функций англоязычные названия музыкальных групп обладают характеристиками рекламы, осуществляя функции привлечения внимания, создания имиджа и сообщения информации о музыкальном продукте;
На основании объекта номинации – ограниченный коллектив людей – англоязычные названия музыкальных групп могут быть отнесены к коллективным антропонимам. С другой стороны, ряд признаков приближает их к классу эргонимов: словообразование с помощью сокращений и «коммерческих» аффиксов, тенденция к изменению орфографии и графической формы, принадлежность к сфере рекламных коммуникаций, оригинальность, а также эргонимические функции;
Англоязычные названия музыкальных групп обладают уникальными специфическими характеристиками, позволяющими выделить их в особый подкласс эргонимов. К особым свойствам этого подкласса относятся: стихийно-объективная номинация, использование прецедентных источников различной природы, многозначность и конкретность семантики мотивирующих основ, и др.;
Англоязычные названия музыкальных групп могут быть организованы в виде лингвокультурологического поля с доминантой «Протест». Данное поле отражает основные сферы культуры: в центральной области находятся природная среда и социальные институты; в периферийной области - знания, быт, абсолютные ценности, религия и искусство;
Возникновение молодежной музыкальной культуры вызвало потребность в новых номинациях – онимах иного типа. Названия музыкальных групп служат для идентификации молодежной культуры и обеспечивают доступ к молодежной аксиосфере, отражая ее онтологические ценности. Музыка – особая социальная практика в молодежной субкультуре, порождающая собственный ономастический код.
Достоверность результатов исследования обеспечивается объемом анализируемого материала, методологией и общетеоретической базой исследования, привлечением трудов авторитетных зарубежных и отечественных специалистов из различных областей лингвистики, философии, психологии, культурологии, социологии, рекламы, а также подтверждается данными количественного анализа.
Апробация работы осуществлялась на заседаниях кафедры истории английского языка ДВГУ и кафедры английского языка российско-американского факультета ДВГУ (2005-2007), на научных конференциях студентов и аспирантов Дальневосточного государственного университета (2001, 2002), а также на четырех международных конференциях: «Общие проблемы, общие решения: преподавание английского языка в разных культурных контекстах» (“Sharing Challenges, Sharing Solutions: Teaching Languages in Diverse Contexts; The 5th Pan-Asian Conference on Language Teaching at FEELTA 2004”, Vladivostok, June 24-27, 2004); «Лучшее в преподавании английского языка» («“Best Practice in ELT”, 6th International FEELTA conference on Language Teaching», Birobidjan, June, 22-24, 2006); 3-я международная конференция «Россия – Восток – Запад: Проблемы межкультурной коммуникации», Владивосток, 5-7 апреля, 2007; «Гармония, разнообразие и межкультурная коммуникация» (CAFIC & IAICS International Conference “Harmony, Diversity and Intercultural Communication”, Harbin, June 22-24, 2007). Основные результаты исследования отражены в девяти публикациях, из которых одна вышла в реферируемом издании.
Структура и объем работы определяется ее целью и поставленными задачами. Диссертация состоит из Введения, двух глав, Заключения, Списка литературы и двух Приложений. Библиография насчитывает 346 работ. Общий объем диссертации составляет 205 страниц печатного текста.
Во введении очерчивается проблематика, которая поднимается в работе, обосновывается подход к ее исследованию и выбор практического материала. Обосновывается актуальность темы, научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность работы; определяются цели и задачи исследования; представляются методы исследования; формулируются основные положения, выносимые на защиту.
В главе 1 «Имя собственное в контексте языка и культуры» рассматриваются основные подходы к изучению имени собственного как особой языковой единицы: в частности, в рамках классической лингвистики и ее направления – ономастики - и в рамках современной лингвокультурологической парадигмы. Данная глава содержит аналитический обзор работ отечественных и зарубежных лингвистов, посвященных исследованию имен собственных, их семантики, функций и культурной специфики.
Имена собственные составляют значительную часть словаря любого языка, так как служат для выделения именуемого объекта из ряда подобных, его индивидуализации и идентификации [Непряхина, Рут 1991; Подольская 1998б, Суперанская 1969, 1973, 1990].
Все имена собственные данного языка, называющие любые реальные и гипотетические объекты образуют ономастическое пространство языка данного народа. Согласно обозначаемым объектам номинации в сложной структуре ономастического пространства выделяются области, а внутри них - ономастические поля [Суперанская 1986д; Кравченко 2004б].
В языке имена собственные также образуют систему, подразделяясь на отдельные группы: антропонимы, топонимы и т. д. [Подольская, Суперанская 1969; Сталтмане 1989; Подольская 1998б; Романова 1991; Введенская, Колесников 1995; Крыкова 2004а; 2004б]. Несмотря на разнообразие предложенных классов, многие группы имен собственных по-прежнему остаются недостаточно изученными.
Имена собственные противостоят нарицательной лексике (апеллятивам) [Кторова 2002; Подольская 1988 и др.], хотя это разделение носит грамматически условный характер. Неопределенность вносят факты взаимодействия и взаимопереходов имен собственных в нарицательные и наоборот, а также наличие «апеллятивного значения» у некоторых онимов [Кравченко 2004а; 2004б; Топорова 1996, 2007; Цепкова 2004]. Несмотря на условность дихотомии имя нарицательное – имя собственное, мы принимаем ее для удобства нашего исследования.
Современные ученые до сих пор не пришли к однозначному выводу о значении имени собственного [Арнольд 1966; Крыкова 2004а, 2004б]. Хотя некоторые исследователи отказывают онимам в значении как таковом [Топорова 1996 и др.], такая точка зрения представляется излишне радикальной. Вслед за А.В. Суперанской, С.М. Пак, А.А. Чернобровом, Е.С. Отиным и многими другими мы считаем, что имена собственные обладают большим значением, нежели имена нарицательные, и включают в свою семантическую структуру ассоциативные, фоносемантические, экстралингвистические, психологические компоненты [Арнольд 1966; Отин 2003; Пак 2003; Суперанская 1973; Черкасов; Бродович 2001; Чернобров 2002; Цепкова 2004].
Из сложной семантики имени собственного следует разнообразие его функций, среди которых номинативная функция характерна для всех имен [Суперанская 1973], а индивидуализирующая, идентифицирующая и ряд других типичны лишь для этой категории слов [Пантелеева 2004].
Одна из ключевых проблем ономастики – происхождение и источники имен собственных. В качестве имен собственных могут выступать различные языковые единицы, неизменно подвергающиеся субстантивации. Мы придерживаемся классической точки зрения, согласно которой среди онимов следует разграничить первичную (непроизводную) и вторичную номинацию [Names 1994:734]. Имена собственные, образованные в результате первичной номинации составляют незначительную часть ономастикона английского языка, а основной способ пополнения ономастического инвентаря английского языка – вторичная номинация [Крыкова 2004а, 2004б; Лосев 1990; Подольская, Суперанская 1969; Суперанская 1973, 1986д;; Телия 1998; Names 1994]. При этом возможен переход из класса имен нарицательных, из другой группы имен собственных, а также заимствование имен из иностранных языков. Особенно легко именами собственными становятся оригинальные, иностранные языковые единицы.
Мотивация имен собственных носит психолингвистический характер и может быть экстралингвистической, этимологической, метафорической или метонимической, причем экстралингвистическая мотивация является ведущей [Чернобров 1999, 2002], так как имена собственные – это своеобразные маркеры культурного пространства, обладающие широким спектром культурных ассоциаций. Особую роль при создании онимов играет фонетическая мотивация [Суперанская 1990; Успенский 1995; Хроленко 2004; Отин 2003; Черкасов, Бродович 2001]. Теория звукосимволизма позволяет рассмотреть семантику имен собственных, мотивированных фонетически [Гачев 1988, 1991; Левицкий 1994; Менделев 1995; Katchen 2005; Perrine, Arp 1992].
Исследование имен собственных целесообразно проводить в рамках лингвокультурологии [Воробьев 1994, 1999; Красных 2002; Ольшанский 1999; Опарина 1999б и др.], которая является перспективным направлением современной лингвистики и позволяет по-новому рассмотреть ономастический материал [Клоков 2005; Пак 2003; Цепкова 2004; Чернобров 1999, 2002 и др.]. В частности, особый акцент делается на культурном компоненте значения имени, его культурных коннотациях, ассоциациях, культурном фоне имени. В рамках лингвокультурологических исследований онимы изучаются как лингвокультуронимы, то есть языковые единицы, способные либо непосредственно, либо в символической форме, ярко, полно и адекватно отразить особенности национальной культуры [Гудков 2003; Запольская 2007; Отин 1994; Пак 2003; Суперанская 1973; Чернобров 1999]. Решающую роль имена собственные играют в процессе идентификации [Chandler 2007; Omoniyi 2006; Yule 1998]. Ономастикон, являющийся частью языковой системы человеческого общества, обладает способностью определять и формировать его, выступая средством отграничения одной культуры от другой.
Среди всего множества имен собственных лингвокультурологи выделяют ряд имен, относящихся к ядру языковых средств хранения культурной информации и определяющих шкалу ценностей данной лингвокультуры. К подобным онимам относятся прецедентные имена, то есть имена, известные большинству представителей культурного сообщества, обладающие эмоциональной и познавательной ценностью и обращение к которым постоянно возобновляется [Караулов 1987]. Особенности функционирования прецедентного имени тесно связаны с его структурой, в составе которой особое место занимают коннотации и ассоциации, имеющие тенденцию накапливаться и вытеснять основное значение имени [Гудков 2003; Красных 2002, 2003]. Прецедентные имена формируют полевые структуры в рамках лингвокультуры [Красных 2003].
Таким образом, мы приходим к выводу о том, что лингвокультурология и ее инструментарий позволяют поставить и решить принципиально новые задачи исследования имен собственных. В частности, рассмотреть то, каким именно образом ономастический материал отражает ценности той или иной лингвокультуры, каким образом используется для идентификации языкового сообщества.
В главе 2 «Лингвистические и культурологические особенности названий музыкальных групп» выявляются характерные для англоязычных названий музыкальных групп (далее – НМГ) лингвистические черты, такие как частеречная принадлежность мотивирующих основ, особенности первичной и вторичной номинации НМГ, источники НМГ, орфографические и графические изменения, этимологические и словообразовательные особенности номинации, характерные функции НМГ. Также предпринимается попытка структурировать и описать молодежную картину мира с помощью лингвокультурологического поля «Названия музыкальных групп».
Структурно-формальный метод позволил выявить, что 92% НМГ образованы от имен существительных, в то время как количество глаголов, прилагательных, местоимений, наречий, междометий, союзов и числительных не превышает порога в несколько процентов. Необходимо отметить, что вышеперечисленные случаи являются, скорее, исключением из правила, нежели тенденцией и отчасти оправдываются оригинальностью: имея название-числительное (Ten, Eleven), название-предложение (Therapy?), название-местоимение (Them, The Others) и т.д. группа сразу выделяется на фоне остальных. С другой стороны, названия, созданные на основе существительных, способны более ярко отразить важные для музыкантов ценности, так как именно эта часть речи составляет ядро лексикона английских слов (более 50%) [Залевская 1990:149] и, следовательно, выражает наиболее релевантные для носителей языка понятия.
Проведенный словообразовательный анализ доказал, что 2% НМГ являются результатом первичной номинации (Zao, Xentrix, Shirelles, Showadywaddy, Fruupp и др.). Применение теории звукосимволизма для анализа фонетического состава непроизводных НМГ позволило говорить о том, что названия, не мотивированные лексически, несут определенный смысл, хотя и крайне общий, символический.
Кроме того, словообразовательный анализ НМГ обнаружил, что 19% исследуемых единиц образованы с помощью различных деривационных процессов. Из них 10% НМГ созданы в результате словосложения (Boyzone, Strangeways, Downset, Wovenhand и др.), 4% НМГ – в результате сокращений (The Troggs, Strawbs, 'N SYNC, S.O.D. и т.д.), 4% - в результате процессов аффиксации (Chordettes, Aerosmith, Audioslave, Pro-Pain). Следует отметить, что все три способа являются традиционными моделями словообразования для имен собственных [Подольская 1990:46]. С другой стороны, в рамках каждого способа деривации НМГ отмечены лингвистической оригинальностью, что достигается с помощью использования заимствованных, специализированных, низкочастотных формантов (Chordettes, Ultraspank, Bananarama и др.).
В ходе исследования было выявлено 8% НМГ с намеренным изменением орфографической формы. Как правило, это изменение одной буквы (i>y Stryper, The Byrds; y>ie Smokie; ie>y Babys; cs>x Kix), вставка дополнительной графемы (Alcatrazz, Ratt, Wizzard, Hexx), синкопа (Helstar, Megadeth, Staind) и т.д., что дает графически (реже фонетически) новое слово. Происходит наложение НМГ и его значения на значение мотивирующей основы, графический облик которой подвергся изменениям. Подобные отклонения делают слова более оригинальными и привлекают внимание [Chang 2004:70].
Обращает на себя внимание использование графических небуквенных символов в НМГ. Подобное явление согласуется с общими тенденциями в сфере рекламных номинаций [Chang 2004:71] и охватывает 2% НМГ (5ive, [email protected] и др.). По сути это явление близко к изменению орфографии, поскольку в результате использования графических символов уже известное слово получает новую оболочку, становясь оригинальным, узнаваемым, отличающимся от других НМГ.
В целом, очевидно, что процесс образования НМГ идет в русле традиционного словотворчества. Однако, отчетливо выделяются свои типы и модели словообразования и особые тенденции в рамках каждого типа.
В результате этимологического анализа НМГ стало известно, что, хотя большинство НМГ относятся к словам, прочно вошедшим в состав английского языка (70%), среди них встречаются заимствования - 9%: Primus, Magnum, The Autuers, Ewigkeit, Desperado, Petra, Osibisa, Pogues, Moloko, Shakti, Dйtente и др. Источниками подобного рода названий служат языки коренных индейцев, испанский, французский, вьетнамский, русский, арабский, санскрит и другие языки. Существование названий, смысл которых не понятен большинству носителей английского языка, объясняется тем, что часто музыканты, живущие в США или Великобритании, являются выходцами из других стран и используют родной язык в названии, чтобы подчеркнуть свою идентичность. Тенденция к использованию иностранной лексики в НМГ согласуется с общеономастическими традициями заимствований имен из других языков [Суперанская 1973].
Среди вторичной номинации отдельно следует рассмотреть случаи образования НМГ от прецедентных имен. Источников подобной номинации может быть несколько: 1) реальные антропонимы (The Osmonds, Santana, Argent, Winger, Impelliteri и т.д.); 2) реальные топонимы (Chicago, UK, Alabama, Japan и т.д.); 3) литературные источники (Andromeda, Hades, Arcadia, Coldplay, Aerosmith, The Fall, Melvins, Shangri-la и т.д.); 4) музыкальные тексты (Queensryche, Madness, McCoys, Motorhead и т.д.); 5) кинематографические источники (Travis, Texas, Nosferatu и т.д.); 6) тексты СМИ (The Cult, Clash, Buzzcocks и т.д.); 7) другие тексты (Oasis, Lemonheads, The Martinis и т.д.). Прецедентные НМГ образуют полевую структуру, в ядро которой, согласно уровням прецедентности [Гудков 2003], входят реальные топонимы и названия, возникшие на основе литературных источников, в то время как периферийное положение занимают реальные антропонимы, а также музыкальные, кинематографические тексты, тексты СМИ и другие прецедентные источники.
Использование прецедентных имен при создании имен собственных находится в соответствии с общеязыковыми традициями, однако, именно в НМГ эта тенденция достигает существенного количественного показателя – 27.5%. Кроме того, если использование прецедентных антропонимов и топонимов согласуется с принципами эргонимической номинации, то обращение к музыкальным, кинематографическим, литературным текстам, а также текстам СМИ является чертой, характерной для НМГ.
Говоря о функциональной специфике НМГ, нужно отметить, что этой категории онимов также свойственны как общеономастические, так и особые функции. В частности, всем именам собственным свойственна функция номинации, идентификации и дифференциации [Языкознание 1998]. Эти функции исполняются НМГ с помощью отбора мотивирующих основ с максимально конкретным значением (93%), так как абстрактные понятия размыты и снижают эффект внушения [Мокшанцев 2001:123; Bovee, Thrill 1992:114].
Одна из специфических функций НМГ, объединяющая их с эргонимами [Ермолович 2001], - привлечение внимания потребителей. Реализация этой функции достигается посредством использования многозначных слов в качестве мотивирующей основы (Cream, Anthrax, Hole и др.), а возможность названия играть множественными гранями значений, создавать аллюзии за счет коннотаций и определенных ассоциаций зачастую является основанием для выбора имени [Леонович 2002:102]. Например, Queen может обозначать члена королевской семьи, супругу короля, и в то же время это – «гомосексуалист» [Longman 1987].
Кроме того, привлечение внимания потребителей производится на подсознательном уровне за счет целенаправленного использования в оболочке НМГ особых звуков. Согласно зарубежным и отечественным исследованиям [Гачев 1988; Журавлев1974; Crystal 1999 и др.], определенные звуки и их сочетания сообщают информацию, чаще эмоционального плана, на подсознательном уровне. Применение теории звукового символизма[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] показало, что в качестве начального звука НМГ могут употребляться любые из существующих звуков английского языка, однако, большинство имен начинаются с согласных (84%). 11% НМГ (Kiss, Kinks, Kyuss и др.) начинаются со звука [k], который идет первым в списке самых частотных начальных фонем нецензурной брани [Crystal 1999:251] и обладает наибольшей экспрессией. 11% НМГ начинаются со звука [s] (Sleeper, Stained, Strokes и др.), 8% - [m] (Monade, Medicine, The Marvelettes и др.) и т.д. Исследование конкретных звуков и их фоносемантики показало, что музыканты стремятся к языковой экспрессии, в том числе и с помощью звучания слов. Уместность привлечения теории звукосимволизма объясняется особой важностью звучности для НМГ, так как для музыкантов, их создающих, свойственно особое ощущение фонетической оболочки слова, которое воспринимается ими прежде всего как звукоряд.
Функция сообщения информации о товаре в случае НМГ реализуется как отражение музыкального стиля, в котором играет группа. Кроме того, НМГ может указывать на возможную философию и ценности музыкантов, на основную идею их творчества. Рассмотрев основные течения в рамках рок-музыки, мы пришли к выводу, что лексикализация особых областей семантики в НМГ находится в прямой зависимости от того, в каком стиле играет та или иная группа. Например, названия кантри-групп отражают картину провинциальной жизни с ее ценностями и интересами: природа (The Byrds, Turtles, Eagles), патриотизм (Oregon, Alabama, America), религия (Wovenhand, Pentangle) и т.д., в то время как названия коллективов, исполняющих хэви-металл, актуализируют следующие семантические области: смерть (Killers, Mortician, Death, Slaughter и т.д.), война (Warrior, Onslaught и т.д.), страдания (Suffocation, Impaler и т.д.), оккультизм (Omen, Phantasm, Pentagram и т.д.), аморальное поведение (Orgy, S.O.D. (sod = sodomite), Dope и т.д.) и др. Можно констатировать тот факт, что НМГ, подчиняясь основным законам функционирования рекламы и имея множество характеристик, присущих этой сфере, сами являются своеобразной рекламой творчества и образа жизни музыкантов.
Проведенное исследование позволяет сделать следующий вывод: НМГ являют собой уникальный языковой материал, сочетающий в себе характеристики классического имени собственного, эргонима и специфические, свойственные лишь НМГ, черты, что дает основание поместить НМГ в отдельный подкласс эргонимов в рамках существующей классификации имен собственных.
Лингвокультурологическое поле «Названия музыкальных групп» дает представление об определенном ономастическом коде молодежной культуры. Структурированное поле двуслойно по своей природе: ему свойственны вербальная и культурная репрезентации. Данное исследование отталкивается от вербального слоя, используя для описания поля его лингвистическую составляющую. Очевидно, что ономастическое пространство организовано особым образом, и совокупности НМГ образуют семантические области, которые актуализируют в общественном сознании определенные идеи и представления, в конечном итоге вербально закрепляя ценностные представления и ценности.
Исследование названий музыкальных групп показало, что базовой и формирующей категорией молодежной субкультуры является протест. Значительный количественный показатель НМГ (40%), содержащих интегральную сему протеста, позволяет рассматривать его в качестве доминанты лингвокультурологического поля «Названия музыкальных групп». При этом доминанта не локализуется лишь в одной области поля, не ограничивается лишь его ядром, а пронизывает всю его структуру, проникает во все семантические области, являясь своеобразным каркасом данного поля. Как правило, протест реализуется через содержание языковых единиц, а структурные отклонения от норм языка, проявленные в форме НМГ, служат для усиления и выделения значения протеста.
НМГ высвечивают две наиболее значимые для молодежной культуры области: протест против общественных норм и средства протеста. Молодежь протестует против устоев современного общества: социально-политических норм (20%): Pauper, Exploited, Stranglers, Outsiders, Pariah и т.д.; норм нравственности (13%): Orgy, Temptations, The Fugs, Streetwalkers и др.; религиозных норм (6%): Helstar, The Damned, Ludichrist и другие. Согласно полученным данным протест против общественных норм отражен в 38.7% НМГ.
Что касается способов молодежного протеста, то их два: попытки изменить этот мир либо уйти из него в другую реальность. Самый распространенный и доступный способ протеста характеризуется как активная деятельность, направленная на нарушение закона (морального, уголовного), военные действия, агрессивное действие-протест, граничащее с преступлением: Vandals, Riot, Outlaws, The Rascals, Charlatans, Tank, Gun и др. Другой способ выражения протеста – пассивный, протест-бездействие. В том случае, если изменение существующего мира как способ протеста не подходит, молодые люди уходят от реальности, которая их не устраивает. С одной стороны, это могут быть выдуманные фантастические миры: Underworld, Hades, Drexiya, Angelwitch, Shapeshifters, Pixies и т. д.. С другой стороны, с самого начала представители молодежной культуры активно пользовались всевозможными стимуляторами и медикаментозными средствами, позволяющими мгновенно переноситься в свой собственный мир: Morphine, Dope, XTC (Ecstasy), Whiskeytown и т.д.. Иногда уход от существующей реальности происходит за счет определенных психических расстройств: Obsession, Neurosis, Madness, Disturbed, Possessed и другие. Самый кардинальный способ молодежного протеста – смерть: Death, Suicide, Suffocation, Autopsy, Obituary, Poison, Mortician и т. д. В целом, способы протеста молодежи отражены в 66.9% НМГ и количественно распределяются следующим образом: попытки изменить этот мир – 27.9% НМГ, попытки уйти из него в другую реальность - 39% НМГ. Полученные данные можно трактовать как предпочтение молодежью пассивного протеста протесту-действию.
Названия музыкальных групп лексикализуют те или иные ценности или элементы англоязычной культуры, причем некоторые НМГ могут быть отнесены к нескольким культурным областям благодаря многозначности мотивирующих основ. В след за многочисленными отечественными и зарубежными авторами мы считаем, что культура может проявляться на различных уровнях и имеет полевую структуру, в составе которой выделяются различные области [Лебедько 1999; Корнилов 1999; Крыкова 2004а; 2004б; Кулинич 2004; Цивьян 2006; Чернобров 1999; Chang 2004; Dou 2007; Jia Y., Jia X. 2007; Spencer-Oatey 2007].
Наличие значительного количества НМГ, вербализующих каждую конкретную ценность, говорит об особом значении, придаваемом ей в данной культуре. Так, в ядро лингвокультурологического поля «Названия музыкальных групп» вошли следующие области: социальные институты – 27.2% всех названий (The Police, Interpol, Family, Professionals, Queen, Association) и природная среда - 18.6% (The Raspberries, Olive, Seeds, Clover, Tsunami, Hurricane, Pantera, The Jaguars, Rhinoceros). Следует отметить, что если природная среда традиционно входит в состав культурного ядра [Корнилов 1999; Лебедько 1999; Chang 2004; Dou 2007], то социальные институты некоторые исследователи из ядра исключают [Dou 2007; Jia Y., Jia X. 2007; Spencer-Oatey 2007].
На периферии оказываются такие семантические области как знания – 14.8% (Catatonia, Chrome, Gene, Stylistics, Magellan, Ectomorph, Dopplereffect), быт – 13.2% (Lambchop, Cream, Television, Traffic, The Motels, Prong, Crowbar), абсолютные ценности – 12.4% (Free, Liars, Avail, The Rationals, Trouble, The Emotions), религия – 10.9% (Testament, Godflesh, Nazareth, Believer, Wizzard, Nirvana, Satan, Demon) и искусство – 7.7% (The Harptones, The Pastels, Renaissance, Cacophony, Cameo). Среди этих областей лишь искусство и быт традиционно занимает место на периферии культурного пространства [Каган 1997; Чернобров 1999:29; Chang 2004:7; Dou 2007:42; Spencer-Oatey 2007:5], в то время как религия и абсолютные ценности обычно относятся к ядру культуры [Корнилов 1999; Лебедько 1999; Dou 2007; Spencer-Oatey 2007:4-5].
Структурирование молодежной картины мира на материале названий музыкальных групп с помощью метода лингвокультурологического поля и метода количественного подсчета дали более точные знания о характере молодежного мировосприятия: в структуре поля отчетливо выделились области, являющиеся наиболее значимыми в молодежной культуре, определяющие сущность молодежной картины мира.
В заключении формулируются основные теоретические выводы и излагаются практические результаты исследования, а также намечаются перспективы дальнейшего изучения исследуемой темы.
Проведенное исследование доказало, что названия музыкальных групп входят в ономастическое пространство английского языка в виде области, репрезентирующей молодежную культуру и ее ценности. Наличие эргонимических и специфических характеристик позволяет выделить НМГ в отдельный подкласс эргонимов в существующей ономастической классификации.
В приложении 1 даны таблицы, отражающие результаты проведенного количественного анализа. В приложении 2 приводится образец анкеты, предложенной англоязычным информантам в ходе эксперимента.
Основные положения диссертации отражены в девяти публикациях автора.
I. Статья, опубликованная в ведущем рецензируемом журнале:
Дюжева М.Б. Отражение молодежного протеста в англоязычных названиях музыкальных групп // Вестник Чувашского университета, серия «Гуманитарные науки», 2007. - №1. - с. 178-186. (0,68 п. л.).
II. Статьи и тезисы:
Чурусова М.Б. Словообразовательные аспекты названий музыкальных групп (на материале английского языка) // Культурно-языковые контакты, выпуск 5. - Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2003. – с.192-199. – (в соавторстве с М.Н. Рассоха). (0,5 п. л.).
Churusova M.B. The names of music bands in the context of culture // The 5th Pan-Asian Conference on Language Teaching at FEELTA. Conference Handbook. - Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2004. – c. 85. (0,05 п. л.).
Churusova M.B. The reflection of culture in the names of music bands. - The 5th Pan-Asian Conference on Language Teaching at FEELTA, Conference proceedings. - Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2005. – c. 123–126. (0,23 п. л.).
Чурусова М.Б. Молодежная музыкальная культура в классе? // Культурно-языковые контакты, выпуск 8. - Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2005. – с.292-302. (0,5 п. л.).
Churusova M.B. Bands’ Names as Advertisement of Music Culture // 6th International FEELTA Conference “Best Practice in ELT”. Conference Handbook. – Birobidjan: Far Eastern State Socio-Humanitarian Academy, 2006. – p.23. (0,05 п. л.).
Чурусова М.Б. Лингвокультурный концепт // Дальний Восток: проблемы межкультурной коммуникации. Материалы научно-практической конференции. – Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2006. – с.192-195. (0,36 п. л.).
Дюжева М.Б. Звукосимволизм как средство рекламы (на материале названий музыкальных групп) // Россия – Восток – Запад: Проблемы межкультурной коммуникации: Программа и тезисы 3-й международной научной конференции. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2007. – с.42. (0,05 п. л.).
Дюжева М.Б. Фонетическая мотивировка названий: миф или реальность? // Деловой иностранный язык: сборник научных трудов. – СПб.: Филолог. фак-т СПбГУ, 2007. – с. 11-17. (0,5 п. л.).


Приложенные файлы

  • doc 6989906
    Размер файла: 131 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий