рева [4: с. 35], Е.А. Лукашева [9: с. 217–245]). В этом смысле категория «права человека» призвана решать чрезвычай-. но сложную задачу — «быть всеохватной, отражать особенности всех видов прав, входящих в единую систему


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
серия «Юридические науки»
№ 2 (8), 2011
доктор юридических наук, профессор
Пи № 77-5797 от 20 ноября 2000 г.
Главный редактор выпуска:
кандидат исторических наук, старший научный сотрудник
т.П. веденеева
техническое редактирование
и компьютерная верстка:
адрес
аучно-информационного
издательского
центра
мГПу:
129226, москва, 2-й сельскохозяйственный проезд, д. 4.
телефон: 8-499-181-50-36. e-mail: [email protected]
Подписано в печать: 06.10.2011 г. формат 70 × 108 1 / 16.
объем: 9 усл. печ. л. тираж 1 000 экз.
в случае несоблюдения какого-либо из перечисленных пунктов автор
по требованию главного или выпускающего редактора обязан внести необ
ходимые изменения в рукопись в пределах срока, установленного для ее
доработки.
более подробно о требованиях к оформлению рукописи можно
смотреть на сайте
www.mgpu.ru
в разделе «документы» издательского
отдела Научно-информационного издательского центра.
По вопросам публикации статей в журнале обращаться к главному редактору
Пашенцеву дмитрию алексеевичу (москва, ул. Новокузнецкая, д. 16, кафедра
теории и истории государства и права московского городского педагогического
университета).
телефон редакции: (499) 959-55-51.
e-mail: [email protected]
аук
ва
Ю стат
редакция просит вас при подготовке материалов, предназначенных
публикации в «вестнике мГПу», руководствоваться требованиями к
оформлению научной литературы, рекомендованными редакционно-изда
тельским советом университета.
Шрифт — times new roman, 14 кегль, межстрочный интервал —
1,5 поля: верхнее, нижнее и левое — по 20 мм, правое — 10 мм. объем
статьи, включая список литературы, постраничные сноски и иллюстрации,
должен превышать 40
печатных знаков (1,0 а.л.). При использо
вании латинского или греческого алфавита обозначения набираются: ла
тинскими буквами — в светлом курсивном начертании; греческими бук
вами
— в светлом прямом.
исунки
должны выполняться в графических
редакторах.
Графики,
схемы,
таблицы
нельзя сканировать.
инициалы и фамилия автора набираются полужирным шрифтом
начале статьи слева; заголовок — посредине полужирным шрифтом.
в начале статьи после названия помещаются аннотация на русском
языке (не
более 500 печатных знаков) и ключевые слова (не более 5). клю
чевые слова и словосочетания разделяются точкой с запятой.
статья снабжается пристатейным списком литературы, оформлен
ным в соответствии с требованиями Гост 7.1.-2003 «библиографическая
запись» на русском и английском языках.
ссылки на издания из пристатейного списка даются в тексте в квад
ратных скобках, например: [3: с. 57] или [6: т. 1, кн. 2, с. 89].
ссылки на интернет-ресурсы и архивные документы помещаются
тексте в
круглых скобках или внизу страницы по образцам, приведенным
в Гост р 7.0.5-2008 «библиографическая ссылка».
в конце статьи (после списка литературы) указывается автор, на
звание статьи, аннотация и ключевые слова на английском языке.
рукопись подается в редакцию журнала в установленные сроки
на электронном и бумажном носителях.
к рукописи прилагаются сведения об авторе (фио, ученая сте
пень, звание должность, место работы, электронный адрес для контактов)
русском и английском языках.
Плата с аспирантов за публикацию рукописей не взимается.
вторы
«
ест
ика
ГП
aleksandrovich
PhD in law, Professor, Head
theory and History of State and law Department, MgPu (
e-mail:
Sidorenkova
Yuliya
post-graduate
of constitutional law
Sidorenkova
— senior lecturer of Public law
Disciplines Department, Saint-Petersburg iVeSeP (
lyvovich
— Doctor of law, full Professor of Public law Disciplines
Department, Saint-Petersburg (branch of the law institute) of academy of Prosecutor
o
, Moscow State
assistant proffesor of criminal law Disciplines
[email protected])
аук
Vestnik,
andreyanova
— post-graduate student of State and
Valeriya
Viktorovna
PhD in law, associate professor, State
and law Disciplines Department of the Branch ugresha of international university
PhD in law, Senior lecturer of
constitutional law and legal Disciplines Department, MgPu
Bondarev
Vladimirovich
— post-graduate
of civil law
Yulia
Vyacheslavovna
— PhD in law,
associate Professor
constitutional law and legal Branch Disciplines Department, MgPu (
Viktorovich
— PhD in law, associate Professor of civil
e
student, Moscow State
e
— PhD in law, associate Professor of State
andreevna
— Doctor of law, Head of international
law Department, Herzen State Pedagogical university of russia (
Marchenko
— Doctor of law, full professor of State
and law and Political Science Department, lomonosov Moscow State university
Viktorovna
Doctor of law
, full Professor, Head of theory
and History of State and law Department, ruDn
andrej
— PhD in law, associate Professor of constitutio
nal and administrative law Department, law and Juvenile Justice faculty of russian
e
— PhD in law, assistant Professor of international

Doctor of law
, full Professor of theory
вторы
«
ест
ика
ГП
иколаев
михайлович
— кандидат юридических наук, доцент
кафедры конституционного и административного права факультета юриспру
денции и ювенальной юстиции российского государственного социального
университета (e-mail:
Павленко
е
вгения
михайловна
— кандидат юридических наук, доцент
кафедры международного права и прав человека мГПу (e-mail: [email protected]
д
митрий
алексеевич
— доктор юридических наук, профессор
кафедры теории и истории государства и права мГПу (e-mail:
северухин
александрович
— кандидат юридических наук,
зав.кафедрой теории и истории государства и права, профессор (e-mail:
сидоренкова
Юлия
борисовна
— аспирантка кафедры конститу
ционного права и отраслевых юридических дисциплин мГПу (e-mail:
сидоренкова
константиновна
— старший преподаватель кафедры
государственно-правовых дисциплин с-Пб ивЭсЭП (e-mail: [email protected])
честнов
и
львович
— доктор юридических наук, профессор кафедры
государственно-правовых дисциплин с-Пб (юридического института (филиал)
академии Генеральной прокуратуры рф (e-mail: [email protected]).
фатхуллин
р
услан
о
легович
— аспирант московского государственно
го университета путей сообщения (e-mail:
сергей
и
ванович
— старший преподаватель кафедры уголов
но-правовых дисциплин мГПу (e-mail: [email protected]).
андреянова
Н
Н
иколаевна
— аспирантка кафедры теории и
истории государства и права мГПу (e-mail:
андрианова
валерия
викторовна
— кандидат юридических наук, до
цент кафедры государственно-правовых дисциплин филиала «угреша» меж
дународного университета природы, общества и человека «дубна» (e-mail:
афанасьева
светлана
анатольевна
— кандидат юридических наук,
старший преподаватель кафедры конституционного права и отраслевых юри
дических дисциплин мГПу(e-mail:
д
владимирович
— аспирант кафедры гражданско-пра
вовых дисциплин мГПу(e-mail:
Гаврилова
Юлия
вячеславовна
— кандидат юридических наук, доцент
кафедры конституционного права и отраслевых юридических дисциплин
Глухов
александр
викторович
— кандидат юридических наук, доцент
кафедры гражданско-правовых дисциплин мГПу (e-mail:
Гулящих
Н
иколай
е
вгеньевич
— соискатель московского городского
университета управления Правительства москвы (e-mail: [email protected]).
е
михайловна
— доцент кафедры государственных дис
циплин московского государственного открытого университета (мГоу), кан
дидат юридических наук (e-mail:
орская
александра
— доктор юридических наук, зав. кафе
дрой международного права санкт-Петербургского государственного педагоги
ческого университета им. а.и. Герцена (e-mail: [email protected])
марченко
михаил
Н
иколаевич
— доктор юридических наук, профес
сор кафедры теории государства и права и политологии мГу им. ломоносова
викторовна
— доктор юридических наук, профес
сор, зав.кафедрой теории и истории государства и права российского универ
ситета дружбы народов (e-mail:
вторы
ауки
2011, № 2 (8)
ритика
.
еце
зии
.
иблио
рафия
спецкурсов и отраслевых юридических дисциплин, в процессе подготовки и
переподготовки педагогов и государственных служащих, в подготовке учеб
ной и учебно-методической литературы.
S.a. afanasieva
Buryanov’s
freedom
theoretical
research
S.a. Buryanov’s monograph is based on analyzing the current theoretical and prac
tical issues of realization of freedom of conscience and confession in the rf. the main
theoretical and judicial issues of freedom of conscience and the secularism of the state
are considered in the article from a position of a new paradigm. the in�uence of the state
policy and institutes of civil society on the realization of freedom of conscience are studied.
conceptual approaches and law making process in the sphere of freedom of conscience
and confession in 2009 – the beginning of 2010 are analyzed in detail. the issues of kee
Key-words:
freedom of conscience; secularism of the state; religious associations; in
аук
принципов светскости государства, равенства религиозных объ
единений, идеоло
гического многообразия. 3. совершенствование института
конституционной от
ветственности в области свободы совести и свободы вероисповедания. 4. разра
ботка и реализация антикоррупционной стратегии в отношениях государства с ре
лигиозными объединениями. 5. Прозрачность, публичность, информированность
общественности относительно области отношений государства с рели
гиозными
объединениями. 6. устранение тематического пробела в области защиты свободы
совести и свободы вероисповедания правозащитными НПо. 7.
системная про
светительская работа по вопросам свободы совести и свободы вероисповедания
в обществе» (с. 126–127).
в завершение с. бурьянов констатирует, что «возврат к средневековым
практикам в области государственно-конфессиональных отношений, сопрово
ждаемый массовыми нарушениями прав человека, идет в диаметрально про
тивоположном направлении с заявленным курсом на модернизацию россии».
«кризис реализации свободы совести и светскости государства неизбежно пре
допределяет окончательное разложение демократических принципов и инсти
тутов, окончательное крушение идеалов гражданского общества, уничтожение
остатков гражданского мира в россии», — резюмирует эксперт (с. 128).
Приложение содержит документы государственных и общественных ин
ститутов по вопросам свободы совести и светскости государства.
На наш взгляд, автору удалось определить подходы к постижению феноме
нов свободы совести и светскости государства, систематизировать, обобщить
основе собранного материала накопленные знания и практический опыт.
однако, несмотря на положительную общую оценку исследования с.а. бу
рьянова, работа не лишена некоторых недостатков. так, по некоторым вопросам
автору следовало бы усилить аргументацию, в дополнительном обосновании
нуждается мнение автора о неправовом характере понятий «религиозный экстре
мизм», «духовная безопасность» (с. 13).
работа с.а. бурьянова является теоретико-прикладным исследованием,
т.е. имеет не только научное, но прикладное значение. теоретическая значи
мость исследования заключается в предложении инновационных подходов
решению проблемы реализации свободы совести и свободы вероисповеда
ния. содержащиеся в работе выводы и предложения могут быть использова
ны в теории государства и права, истории государства и права, конституцион
ном праве и иных отраслевых науках.
Практическая значимость исследования заключается в том, что научные
результаты работы могут быть использованы в правотворческой деятельности
по совершенствованию законодательства в области свободы совести и сво
боды вероисповедания. отдельные предложения и рекомендации могут быть
востребованы в практической деятельности правозащитных организаций, ор
ганов государственной власти.
кроме того, материалы исследования можно использовать в научно-ис
следовательской работе научных центров и учреждений, в преподавании
ритика
.
еце
зии
.
иблио
рафия
бурьянов считает работу упомянутых институтов недостаточной и не
адекватной. более того, отмечается, что «имеющее место в экспертно
й и право
щитной среде использование неправовых терминов «секта», «тоталитарная
секта», «экстремизм», «религиозный экстремизм», «исламский терроризм» и т.п.
только не способствует достижению толерантности, но напротив, разжи
гает ре
лигиозную рознь и нетерпимость. вышеупомянутые организации, наряду с
вла
стью несут ответственность за системный кризис реализации свободы совести и
массовые нарушения законных прав верующих, рост ксенофобии, нетерпимости
и дискриминации по мотивам религии или убеждений» (с. 65).
и наконец, последняя, четвертая глава посвящена анализу соблюдения за
конных прав религиозных объединений. в частности автором отмечены: труд
ности религиозных объединений в регистрации (перерегистрации); ограниче
ния в распространении религиозных текстов и печатных изданий; проблемы
приобретения помещений и земли под строительство культовых сооружений;
проблема передачи и возвращения собственности религиозных объединений;
неправомерные ограничения деятельности религиозных организаций, лидеры
и члены которых являются гражданами иностранных государств; проблемы
религиозных объединений в проведении публичных мероприятий; ксенофо
бия и неправомерное насилие со стороны «силовых» структур государства
отношению к членам религиозных объединений (с. 67–104).
выводы содержат критическую оценку ситуации в сфере свободы сове
сти, а рекомендации касаются поиска направлений для изменения ситуации
к лучшему. в частности говорится, что системный характер проблемы реали
зации свободы совести подразумевает необходимость системных мер для их
решения. На основе анализа выявленных современных тенденций трансфор
мации законодательства и правоприменительной практики автором разрабо
таны предложения по его совершенствованию.
в качестве приоритетного уровня автор определяет научно-теоретический
уровень и говорит о необходимости создания «инновационной правовой кон
цепции реализации свободы совести на основе перехода к новой парадигме
свободы совести, и только затем о реформировании правового института сво
боды совести и совершенствовании системы гарантий реализации свободы
совести на основе принципа мировоззренческого нейтралитета государства.
Представляются научно обоснованными предложения с.а. бурьянова о необ
ходимости создания инновационной правовой концепции реализации свободы
совести на основе перехода к новой парадигме, состоящей из трех основных эта
пов: «1. разработка современной теоретико-правовой модели свободы совести как
свободы мировоззренческого выбора. 2. реформирование правового института
свободы совести на основе упомянутой теоретико-правовой модели. 3. совершен
ствование системы гарантий реализации свободы совести на основе принципа ми
ровоззренческого нейтралитета государства» (с. 126).
кроме того, по мнению с.а. бурьянова необходимо: «1. совершенствование
правоприменительной практики. 2. создание системы контроля за соблюдением
аук
отказ от специальных привилегий, отделение и равноудаленность от мировоз
зренческих организаций» (c. 12).
заслуживает одобрения мнение эксперта о том, что «принцип светско
сти (мировоззренческого нейтралитета) государства как гарантия реализа
ции свободы совести не совместим с выстраиванием иерархии религиозных
объединений на основе дискуссионных в религиоведческих науках и заве
домо неправовых понятий: «традиционные религии (религиозные органи
— «нетрадиционные религии (религиозные организации)» — «сек
ты», а применительно к исламу: «традиционный ислам»-«нетрадиционный
ислам»-«ваххабизм». «Принцип светскости (мировоззренческого нейтралите
та) государства не совместим с борьбой государства за «духовную безопас
ность», с «социально опасными религиями» (с. 13).
Подразумевается, что пресечение противоправных деяний должно осущест
вляться средствами уголовной юстиции, вне зависимости от того, какой ширмой
упомянутые деяния прикрываются. Принцип светскости (мировоззренческого
нейтралитета) государства не совместим со специальным правовым регулирова
нием «религиозной», в том числе «миссионерской» деятельности. деятельность
соответствующих объединений должна регламентироваться на общих с обще
ственными некоммерческими объединениями правовых основаниях» (с. 13).
во второй главе автор анализирует государственную политику в различных
областях (образование, сми, вооруженные силы, места заключения под стражу
и лишения свободы) в контексте проблемы реализации свободы совести.
в частности, с.а. бурьянов отмечает, что «на практике, российское го
сударство вопреки принципу светскости государства проводит религиозную
политику, и, как следствие, нарушает основополагающие конституционные
принципы в сфере свободы совести. в конечном итоге это ведет к нарушению
принципа отделения религиозных объединений от государства и фактическо
му установлению государственной религии. в этих условиях о равенстве ре
лигиозных объединений говорить вообще не приходится» (с. 33).
затрагивая проблему образования, ученый полагает, что «с точки зрения кон
ституционного принципа светскости государства (в т.ч. государственной системы
образования) модули «основы православной культуры», «основы исламской куль
туры», «основы буддийской культуры», «основы иудейской культуры» должны
быть не только альтернативными и добровольными, но
финансироваться за
счет
верующих и соответствующих религиозных объединений» (с. 43).
рассматривая проблемы государственной информационной политики,
бурьянов отмечает, что «самодовлеющие над правами человека религиозная
политика и государственно-конфессиональные отношения поддерживаются в го
сударственных и подконтрольных власти сми, которые являются одним из
глав
ных источников распространения нетолерантных взглядов» (с. 46).
в третьей главе рассмотрено влияние религиозных объединений, полити
ческих партий, общественных движений, научных и правозащитных органи
заций (и их деятелей) на состояние реализации свободы совести.
ритика
.
еце
зии
.
иблио
рафия
избранная с.а. бурьяновым тема исследования представляет несомненную
актуальность, обусловленную недостаточной научной разработанностью осно
вополагающих принципов и понятийного аппарата в области свободы совести,
светскости государства и государственно-конфессиональных отношений.
конституционные положения о праве каждого на свободу совести и сво
боду вероисповедания (ст. 28), светскости государства и равенства религиоз
ных объединений перед законом (ст. 14), равенства прав и свобод граждани
на независимо от отношения к религии, убеждений (ст. 19), идеологического
многообразия (ст. 13) реализуются не в полной мере.
Это способствует росту этноконфессиональной напряженности и углу
блению расслоения людей по отношению к мировоззренческим ценностям,
отходу от демократических конституционных принципов, нарушениям прав
человека, усилению ксенофобии, нетерпимости и дискриминации по мотивам
религии или убеждений.
в этой связи, стремление автора восполнить пробелы в данной теме, рас
крыть юридическое содержание и механизм реализации конституционного
права на свободу совести и свободу вероисповедания придают работе допол
нительную значимость.
в книге с позиций новой парадигмы рассмотрены основные теоретико-
правовые вопросы свободы совести и светскости государства, исследовано
влияние государственной политики и институтов гражданского общества
реализацию свободы совести. детальному анализу подвергнуты вопросы
соблюдения законных прав религиозных объединений.
Первая глава посвящена теоретико-правовым вопросам свободы совести и
светскости государства, а также правовому регулированию (в том числе новей
шим тенденциям трансформации законодательства в сфере свободы совести).
По мнению автора, «свобода совести — системообразующее право в системе
прав человека, основополагающее неотъемлемое право каждого на удовлетворе
ние мировоззренческой потребности, придающей смысл существованию на осно
ве свободного мировоззренческого выбора. осознание многообразия отношений
и уважение к соотношению знания и веры у разных людей в обществе является
главным аспектом свободы совести в реалиях современности. свобода совести
является стержнем идентичности человека — можно сказать, что это право быть
человеком. свободный мировоззренческий выбор является основой свободного
политического выбора, правовой демократии и социального государства».
Под светским государством эксперт понимает «мировоззренчески ней
тральное государство, принципиально не приемлющее никакое мировоз
зрение в качестве официальной идеологии, обеспечивающее каждому воз
можность свободного мировоззренческого выбора. светскость государства
подразумевает его индифферентность в мировоззренческой сфере, т.е. отказ
от
специального контроля (невмешательство при условии соблюдения зако
на), неидентификацию (в силу невозможности создания научных критериев),
афанасьева
монографию:
бурьянов
свобода
совести
светкость
государства
ской
федерации.
теоретико-приклад
исследование
начало
гг.
тф
монография с.а. бурьянова посвящена исследованию актуальных теорети
ческих и практических вопросов реализации свободы совести и свободы вероис
поведания в
рф. в
книге с позиций новой парадигмы рассмотрены основные тео
ретико-правовые вопросы свободы совести и светскости государства, исследовано
влияние государственной политики и институтов гражданского общества на реа
лизацию свободы совести. детальному анализу подвергнуты концептуальные под
ходы и законодательный процесс в
сфере свободы совести и свободы вероиспове
дания в 2009 – начале 2010 гг. исследованы вопросы соблюдения законных прав
религиозных объединений.
ключевые слова:
свобода совести; светскость государства; право человека; ре
лигиозные объединения; нетерпимость и дискриминации по мотивам религии или
убеждений.
еоретико-прикладное исследование сергея анатольевича бурьянова
«свобода совести и светскость государства в российской федерации»
посвящено изучению свободы совести и светскости государства в рос
сийской федерации в 2009 – начале 2010 гг.
Научное издание посвящается светлой памяти научного руководителя
института свободы совести профессора феликса михайловича рудинского,
скончавшегося 5 января 2009 года.
основу работы составили: фундаментальные теоретические разработки
института свободы совести; мониторинг, проведенный совместно с активи
стами московской хельсинкской группы и региональными исследованиями;
материалы религиозных организаций; средств массовой информации и дру
гие открытые источники.
иблио
рафия
ауч
ая
жиз
соловьев, старший преподаватель кафедры гражданско-правовых
дисциплин, в докладе «семья как субъект частного права» на основании со
ответствующих норм семейного, гражданского права определил возможность
существования такого специфического субъекта права, как семья, выявив об
щие признаки этого субъекта по аналогии с юридическим лицом.
На заседании секции
«реализация уголовной политики российской феде
рации и защита прав и свобод граждан», проводимом под руководством к.ю.н.,
доцента а.в.
ростокинского, выступили аспиранты кафедры уголовно-право
вых дисциплин и преподаватели юридического факультета Гоу вПо мГПу.
в докладе «реализация осужденными свободы совести и вероисповедания»
старшего преподавателя кафедры международного права и прав человека
Шутиковой было уделено внимание проблеме соотношения свободы со
вести и свободы вероисповедания в контексте реализации осужденными прав,
свобод и законных интересов. докладчиком отмечены особенности реализа
ции указанных свобод при отбытии наказаний, связанных с изоляцией от
щества; проанализированы взаимосвязи между исправлением осужденных и
осуществлением ими свободы вероисповедания.
старший преподаватель с.и.
фёклин выступил с докладом «уголовная
политика в сфере легального оборота наркотиков» и
предложил комплекс за
конодательных, правоприменительных и организационных мер по устране
нию существующих проблем противодействия преступлениям в сфере ле
гального оборота наркотических средств и психотропных веществ.
в докладах аспирантов: а.с. абрамяна «роль и значение Постановлений
Пленума верховного суда рф в сфере противодействия налоговым преступле
дадамяна «социальная обусловленность установления уголовно-
правового запрета манипулирования рынком»,
а.м. Гудкова «криминальная
субкультура современности», д.с.
цуприка «
борьба с незаконным оборотом
природных драгоценных металлов», а также
р.в.
волкова и др. — содержа
лись не только теоретические изыскания, но и практические предложения
решения частных вопросов.
Yu.V. gavrilova
conference
freedoms
theoretical
in the article the review of the materials of interuniversity theoretical and practical
conference “the rights and freedoms of a Person and a citizen, theoretical aspects and
law Practice” are given. the conference took place on the 21st of april 2011 at law faculty
and was devoted to memory of famous scientist Professor, Doctor of law f.M. rudinsky.
Key-words:
theoretical and practical conference; human rights; children’s rights; inter
аук
Предоставленная президентом международной правозащитной ассамблеи
м.Г. арутюновым для библиотеки Гоу вПо мГПу книга
«Национальная по
литика в российской федерации. реалии. Проблемы. Прогноз
national policy
in russian federation. realities. Problems.
forecasts: сб. материалов Первой (мо
сковской) и второй (всероссийской) конференций. докл. дискус. Предложения /
междунар. правозащит. ассамблея; отв. ред.: м.Г. арутюнов» (м.: Гуманитарий,
2010. – 710 с.) содержит
материалы конференций, состоявшихся соответственно
в 2006 г. в москве и в 2007 г. в домбае на северном кавказе. в докладах участ
ников конференций и в состоявшихся весьма острых дискуссиях рассмотрены
проблемы федеративного устройства российской федерации, а также связанные
ними вопросы межнациональных отношений, свободы совести и миграцион
ной политики в российской федерации.
в ходе мероприятия состоялась презентация теоретико-прикладного ис
следования с.а.
бурьянова «свобода совести и светскость государства в рос
сийской федерации. теоретико-прикладное исследование за 2009 – начало
2010 гг.» (м.: тф мир, 2010. – 173 с.), которое посвящается памяти научного
руководителя института свободы совести профессора феликса михайловича
рудинского, скончавшегося 5 января 2009 года.
Научные результаты заседания секции «свобода совести» могут быть
использованы в научно-исследовательской, учебно-методической, а также
правотворческой деятельности по совершенствованию законодательства в об
ласти свободы совести и свободы вероисповедания. отдельные предложения
и рекомендации могут быть востребованы в практической деятельности пра
возащитных организаций, органов государственной власти. По результатам
заседания намечено дальнейшее сотрудничество с целью укрепления и рас
ширения научного сообщества по указанной проблематике.
в секции
«реализация трудовых и иных социально-экономических прав
российской федерации» под руководством д.ю.н., профессора е.а. ершовой
были выслушаны интересные, актуальные по проблематике поднятых вопросов
доклады. к.ю.н., доцент и.ф.
зайцев в ходе выступления по теме
субъектив
ные гражданские права и права человека» соотнес права человека, в частности,
определенные в конституции рф, и субъективные гражданские права, показал
различие в природе данных прав и, следовательно, в возможностях их реализа
ции и защиты. «актуальные проблемы арбитражного процесса», имеющие как
научное, так и практическое значение, были предметом рассмотрения к.ю.н., до
центом Н.Г.
мажинской. дискуссионными остаются вопросы об использовании
процессе записывающих механических устройств и рассмотрения их как пол
ноценной замены протоколу судебного заседания, о необходимости корректиров
ки норм аПк рф о надлежащем уведомлении участников процесса и др.
к.ю.н., доцент и.в.
Панкратова в докладе
разумные сроки судебного раз
бирательства — важнейший показатель эффективности судебной защиты прав
подняла вопрос о возможности исчисления разумного срока в
ском процессе, в том числе по отношению к действиям самого судьи.
ауч
ая
жиз
речие между конституционными принципами федерализма и принципами
международного права и указал на сохраняющуюся проблему осуществления
суверенитета республиками (государствами), входящими в состав россии.
в докладе «административная реформа: достигнуты ли ожидаемые резуль
таты?» к.ю.н., доцента м.к.
топорковой на основе статистических данных, со
держащихся в докладе министерства экономического развития рф «о
ходе вы
полнения Плана мероприятий по совершенствованию государственного управле
ния в 2009–2010 гг.», представленном Правительству рф 24 марта 2011 г., было
проанализировано выполнение основных мероприятий реформы, предусмотрен
ных концепцией административной реформы в россии.
выступление аспирантки кафедры конституционного права и отраслевых
юридических дисциплин Ю.б. сидоренковой было посвящено анализу про
блем разработки и реализации целевых программ в россии. целевые програм
мы позволяют аккумулировать усилия для системного решения среднесроч
ных и долгосрочных социально-экономических проблем, структурировать ос
новную цель путем выделения подцелей, четко описать все уровни решения
проблемы и необходимые для этого ресурсы. они направлены на повышение
эффективности использования бюджетных средств, выделяемых на решение
социально-экономических проблем. были предложены основные направле
ния совершенствования методологии применения программно-целевого ме
тода в государственном регулировании экономики.
в заседании секции «свобода совести», руководителями которой являлись
к.ю.н. с.а.
бурьянов и к.и.н. с.а. мозговой, приняли участие ведущие уче
ные и известные правозащитники, а также молодые исследователи — студен
ты и аспиранты юридического факультета Гоу вПо мГПу. были заслушаны
7 докладов в очном режиме, 3 доклада и презентация книги
«Национальная
политика в российской федерации»
были представлены заочно с.а.
бурьяно
вым на основании авторских материалов.
На заседании секции анализировались современные подходы к понятию,
сущностному содержанию, гарантиям свободы совести и свободы вероисповеда
исследованы основополагающие принципы и понятийный аппарат, исполь
зуемые в процессе правового регулирования свободы совести и свободы верои
споведания (с.а. бурьянов, с.с. савва, и.в. яровой); рассмотрены теоретиче
ские и практические проблемы светскости государства в российской федерации
(с.в. иванеев, с.с. савва), зарубежный опыт конституционно-правового регули
рования и некоторые практические вопросы в сфере свободы совести (Ю.в.
Гав
рилова, м.м.
Газарян, м.д.
каненгисер), актуальные проблемы современных
военно-религиозных отношений (с.а.
мозговой); обсуждена проблема ксено
фобии, нетерпимости и дискриминации по
мотивам религии или убеждений и
определены подходы к преодолению угроз безопасности личности, общества,
государства в связи с влиянием этноконфессионального фактора в российской
федерации (е.з.
рябинина); рассмотрен опыт защиты свободы совести и свободы
вероисповедания европейским cудом по
правам человека (с.а. афанасьева).
аук
ний данных органов и проблем их исполнения в нашей стране имеет важнейшее
теоретико-методологическое и практическое значение.
Павленко отметила, что деятельность системы механизмов ооН по
защите прав человека постоянно подвергается объективной критике. многие
претензии были учтены при создании совета ооН по правам человека, дей
ствующего с 2006 года. большинство проблем эффективности деятельности
обсуждается в связи с практикой работы договорных органов или комитетов,
среди которых самой важной остается исполнение заключительных замеча
ний общего характера, принимаемых комитетами по докладам государств-
участников, и решений по индивидуальным сообщениям против государства,
что напрямую связано с принципом добросовестности выполнения взятых
себя обязательств государствами-участниками.
а.а. крикунова, старший преподаватель кафедры международного права и
прав человека,
выступила с докладом на тему: «Гарантии социальных прав чело
века». докладчик уделила особое внимание сравнительному анализу междуна
родно-правовых и конституционно-правовых гарантий социальных прав. были
рассмотрены гарантии эффективного и беспрепятственного осуществления со
циальных прав, предусмотренных нормами европейской социальной хартии
года (в редакции 1996 года). в докладе подчеркивается, что гарантии соци
альных прав (право на жилище, право на социальное обеспечение, право на
ту семьи, материнства и детства) претерпели серьезные негативные изменения,
связанные со снижением уровня экономических гарантий. По словам доклад
чика, такие недостатки в конституционно-правовом регулировании социальных
прав создают препятствия для реализации свободы личности.
в докладе д.ю.н., профессора т.м.
Пряхиной «конституционное прогнозиро
вание и публичная власть», сделанном на заседании секции «Проблемы публич
ной власти», работой которой руководил к.ю.н. а.Ю.
царёв, содержались выводы
о том, что конституционное развитие россии нуждается не только в планирова
нии, но и в прогнозировании. была обоснована невозможность признания, что
планирование — это и есть прогнозирование. именно из-за отсутствия прогнози
рования конституционного развития страны мы порой сталкиваемся с неожидан
ными результатами его неудачного планирования.
в выступлении на тему «современное состояние демократизма российской
государственности» д.ю.н., профессор в.в.
комарова рассказала о том, что коли
чество форм участия населения в управлении общественными делами постоян
но растет, однако реальное участие граждан в осуществлении публичной власти
постепенно сужается. с введением пропорциональной избирательной системы
сначала на федеральном, а потом на региональном и муниципальном уровнях
фактически партии определяют состав представительных органов власти.
аспирант кафедры конституционного права и отраслевых юридических
дисциплин с.р.
исхаков («Проблемы осуществления государственного суве
ренитета на территории российской федерации») проанализировал противо
ауч
ая
жиз
осмысление вопросов, связанных с конкуренцией норм права,
происхо
дило в юридической литературе преимущественно в сфере публичного права.
отсутствие системных исследований и единого понятия конкуренции право
вых норм в теории права предполагает необходимость изучения правовой
природы и особенностей проявления указанного явления.
в работе секции приняла участие е.а.
цветкова, аспирант кафедры теории
и истории государства и права, с презентацией научного сообщения «
влияние
протестантской идеологии
на формирование государственной традиции сШа
На заседании секции
«Перспективы развития и взаимодействия междуна
родного и национального права по вопросам прав человека» под руководством
д.и.н., профессора а.и. кривенького выступали как видные ученые (т.м. Пряхи
на, а.Ю. ястребова и др.), так и студенты юридического факультета. были заслу
шаны и обсуждены доклады, касающиеся миграции населения, международного
конституционного права и др. студентки 2 курса о.и.
безносикова и Н.Н.
семен
цова подготовили презентацию видеоматериалов по делу «константин маркин
против россии». Противоположную точку зрения по данному делу в своем до
кладе «Правовое значение определения конституционного суда рф от 15 января
2009 г. № 187-о-о» представила магистрант кафедры конституционного права и
отраслевых юридических дисциплин т.а. старкова, согласившаяся с правовой
позицией судебного органа конституционного контроля.
Профессор а.и. кривенький в докладе «защита
коммерческих интересов
иностранцев в российской федерации» обратил внимание на содержание ч. 3
ст.
62 конституции рф, а также на то, что в международном частном праве су
ществует совокупность норм, регулирующих обязательственные отношения,
связанные с договорами купли-продажи, поставки, строительного подряда и др.,
которая способна наиболее полным и справедливым образом защитить интересы
только граждан российской федерации, но и граждан иностранного государ
ства. Предназначение международного частного права как отрасли права и за
ключается в том, что оно признано защищать коммерческие интересы иностран
ных граждан в россии, а граждан российской федерации — за рубежом.
кандидат юридических наук, доцент кафедры международного права и прав
человека е.м.
Павленко выступила с докладом «универсальные механизмы за
щиты прав человека: проблемы реформирования и эффективности деятельно
сти», в котором отметила возрастающую роль сотрудничества государств по за
щите прав человека, проявляющуюся в детализированной разработке и конкре
тизации международных принципов и норм, регулирующих основные права и
свободы, а также в создании системы международного контроля за выполнением
государствами взятых на себя обязательств. в настоящее время в рамках ооН
осуществляется поэтапная реформа, направленная на повышение эффективности
существующего правозащитного механизма, что определяет актуальность дан
ной проблематики. детальный анализ и обобщение практики договорных орга
нов ооН и других структур по делам против рф, выявление особенностей реше
аук
димое для успешной модернизации, должно осуществляться на основе правовых
механизмов, связанных с такими понятиями, как демократия и народовластие.
Ю.в. куракина, старший преподаватель кафедры международного права
и прав человека, в докладе
«Права человека и права гражданина:
о многооб
разии подходов к определению понятий
» обратила внимание на множество
определений, характеризующих права человека, каждое из которых зависит
от подхода к сути прав человека вообще и прав гражданина в частности. Пра
ва гражданина, как правило, отождествляются авторами с правами человека,
поэтому не всегда можно найти определение именно прав гражданина. Прав
да, ученые, затрагивающие тему разнообразия прав личности, отмечают, что,
помимо прав человека, существует еще и категория «права гражданина».
разнообразные трактовки прав личности можно систематизировать, исхо
дя из значения синонимов, которые подбирают ученые, уточняя смысл явле
ний. Например, возможность свободно избирать вариант поведения, его вид
и меру — главная составляющая всякого права. Это свойство возможности и
есть главный системообразующий элемент, позволяющий грамотно опреде
лять права человека и права гражданина.
многообразие подходов к определению прав человека свидетельствует
о многогранном характере исследуемого явления, а также о неоднозначной
оценке прав человека и прав гражданина с позиций всего комплекса гумани
тарных наук. множественность характеристик также указывает и на аспекты
взаимодействия прав человека и прав гражданина.
волкова, соискатель
кафедры теории и истории государства и права, выступила с научным сообще
нием на тему: «о воздействии правосознания на конституционно-правовую
модель». По мнению докладчика, сущностное воздействие на конституцион
но-правовую модель оказывает правосознание, которое в российском общест
ве носит искаженный характер.
волкова отметила, что российская конституционно-правовая модель
не идеальна, но в основном она отвечает демократическим стандартам со
временной государственности. в настоящие время сложилась ситуация, когда
определенные недостатки конституционно-правовой модели могут приводить
к правонарушениям, и в обществе формируется искаженное негативное пред
ставление о ней. в первую очередь, необходимо изменять характер человече
ских взаимоотношений, развивать духовность.
и.П. Новикова, аспирант кафедры теории и истории государства и права
Проявление конкуренции правовых норм в сферах публичного и частного пра
отметила, что при изучении различных правовых явлений следует обращать
внимание на их природу и специфику проявления, поскольку современное пра
воприменение осложняется юридическими конфликтами, коллизиями в праве,
конкуренцией правовых норм. автор исходит из того, что
конкуренция правовых
норм в сферах публичного и частного права отличается своеобразием, обуслов
ленным особенностями правоотношений и методами их регулирования.
ауч
ая
жиз
моченного при Президенте российской федерации по правам ребенка фГбу
«аппарат общественной палаты российской федерации». Проанализировав
материалы доклада об итогах работы уполномоченного по правам ребенка
за прошедший год, она охарактеризовала наиболее распространенные нару
шения прав детей, а также трудности, связанные с реализацией и защитой их
прав. о.в. Пристанская отметила важное значение института уполномоченно
го по правам ребенка в системе государственной защиты прав детей в
россии.
Этот институт призван сыграть координирующую роль для многочисленных
структур, деятельность которых связана с обеспечением прав несовершенно
летних. о.в. Пристанская обратила внимание участников конференции на
определенность статуса уполномоченного при Президенте российской феде
рации по правам ребенка и на необходимость его регламентации на
уровне фе
дерального законодательства, а также на недостаточное число спе
циалистов
в сфере образовательного права и в других сферах деятельности, связанных
с правами детей. данное обстоятельство наряду с опытом работы на
ческом факультете Гоу вПо мГПу позволило докладчику выразить надеж
ду на сотрудничество с юридическим факультетом как в форме привлечения
профессорско-преподавательского состава для осуществления научно-анали
тических работ, так и в форме организации практики студентов в аппарате
уполномоченного.
в рамках конференции состоялись заседания 6 научных секций, краткий
обзор выступлений на которых публикуется ниже.
секцию
«Права человека и интересы общества: исторические и теорети
ческие аспекты проблемы» возглавлял заслуженный юрист рсфр, профессор
северухин, выступивший с научным докладом «к
пониманию правопо
рядка в российской федерации», в котором были раскрыты «узкий» и «ши
рокий» подходы к пониманию правопорядка. докладчик обратил внимание
то, что реальный правопорядок в россии далек от конституционного право
порядка. Прийти к пониманию причин несоответствия и определить возмож
ные пути их устранения позволяет построение моделей конституционного,
конституционно-правового и реального правопорядка.
Профессор д.а. Пашенцев в своем выступлении, посвященном правовым
проблемам модернизации, подчеркнул, что взаимосвязь модернизации и пра
ва представляется естественной и необходимой. более того, успешная право
вая модернизация является составной частью и даже непременным условием
модернизации вообще.
для модернизации нужна политическая элита, по своим качествам способная
активно содействовать модернизационным переменам. успех модернизации опре
деляется тем, смогут ли ее инициаторы сформировать новую элиту и победить
неизбежное сопротивление бюрократической прослойки. именно этим факто
ром объясняются сопровождавшие любые модернизацион
ные процессы в россии
бежные репрессии против бюрократической верхушки, что представляется
неприемлемым в современном обществе. обновление правящего класса, необхо
Гаврилова
бзор
материалов
межвузовской
конференции
свободы
человека
теоретические
юридическая
практика»
в статье представлен краткий обзор материалов межвузовской научно-практиче
ской конференции «Права и свободы человека и гражданина: теоретические аспекты
и юридическая практика», которая состоялась на юридическом факультете 21 апреля
2011 года и была посвящена памяти известного ученого, профессора, доктора юри
дических наук ф.м. рудинского.
ключевые слова:
научно-практическая конференция; права человека; права де
тей; международное право; свобода совести.
апреля 2011 г. на юридическом факультете Гоу вПо мГПу со
стоялась
межвузовская конференция «Права и свободы человека
и гражданина: теоретические аспекты и юридическая практика».
По традиции она посвящена памяти заслуженного юриста рсфср, профессора,
доктора юридических наук, выдающегося ученого и педагога ф.м.
рудинского,
который основал на факультете научную школу прав человека.
Проблемы, поставленные участниками конференции в научных докладах,
в очередной раз подтвердили актуальность и значимость исследований в об
ласти прав человека, а также необходимость рассматривать их во взаимосвязи
с другими важными темами
(перспективы развития и взаимодействия между
народного и национального права,
проблемы публичной власти, реализация
уголовной политики и т.д.).
одной из проблем, которые затрагивают различные сферы общественной
жизни, является соблюдение прав и законных интересов детей. Потенциально
особо уязвимое положение детей требует создания эффективного механизма
реализации и защиты их прав. На пленарном заседании с докладом на тему:
«институт уполномоченного по правам ребенка в системе государствен
ной защиты прав детей в российской федерации» выступила к.ю.н., доцент
Пристанская, начальник отдела по обеспечению деятельности уполно
ауч
рибу
молодых
уче
ых
Положение об учреждениях мелкого кредита // Псз. собр. 3. т. 24, отд. 1. –
устав кредитный // свод законов российской империи. – т. 11, ч. 2. – сПб.:
сенатская тип., 1857. – с. 3–162.
credit
mpire
the normative basis for forming the system of credit institutions in the russian empire
is analyzed in the article. the origin and development of various kinds of credit institutions
Key-words:
credit institutions; banks; pawnshops; a loan coffers.
Bazarnova a.a.
lombardy’ v rossii. Pravovoe regulirovanie deyatel’nosti /
Bazarnova // Zakon i pravo. – 2008. – № 7. – S. 119–120.
Belyavskij n.n
. Sberegatel’ny’e kassy’/ n.n. Belyavskij. – SPb.: тip. мVD,
ivonina e.V.
Kreditnaya sistema v e’poxu Velikix reform (1859 g. – nachalo 1914
g.)
/
e.V. ivonina // Predprinimatel’skoe pravo. – 2010. – № 2. – S. 41–46.
коmarov Н.i.
ocherki istorii prava rossijskoj imperii (vtoraya polovina хiх –
nachalo хх veka) / n.i. Komarov, D.a. Pashencev, S.V. Pashenceva. – м.: Statut, 2006.
Pashencev D.a.
оsobennosti sistemy’ istochnikov prava rossijskoj imperii / D.a.
Polozhenie ob uchrezhdeniyax melkogo kredita // PSZ. Sobr. 3. т. 24, otd. 1. –
ustav kreditny’j // Svod zakonov rossijskoj imperii. – t. 11, ch. 2. – SPb.: Senat
аук
г.
— санкт-Петербургский и одесский частные ломбарды. их дея
тельность основывалась на типовых уставах, разрабатываемых специальны
ми комиссиями и утверждаемых министром финансов. Первые официальные
частные ломбардные учреждения организовывались в крупных городах, где
скапливались капиталы. в 1879
г. были изданы правила о порядке открытия
и содержания ссудных касс и возврата содержателями ссудных касс залогов,
в которых устанавливался порядок работы и механизм ликвидации частных
ломбардов [1: с. 120].
в конце хiх в. в земствах возник еще один вид ломбардных учреждений —
сельские ломбарды. самым распространенным видом сельских ломбардов были
так называемые «хлебные» ломбарды, которые выдавали ссуды под заклад зерна
и других сельскохозяйственных продуктов.
состав складывающейся в российской империи кредитной системы был
закреплен в уставе как основополагающий законодательный акт.
устав кредитный 1857 г. делил все кредитные учреждения на две большие
группы: 1) государственные общие и местные, и 2) частные, учрежденные
сословиями, обществами или частными лицами, но утвержденные правитель
ством и действующие по правилам, от него данным [7: с. 3].
таким образом, во второй половине хiх века в российской империи
сложилась система кредитных учреждений, для которой были характерны
следую
щие особенности:
– система кредитных учреждений формировалась постепенно на основе
различных видов нормативных актов;
– данная система была образована государственными, общественными и
частными кредитными учреждениями;
– разные виды кредитных учреждений имели различный список разре
– разные виды кредитных учреждений подвергались государственному
контролю разной степени жесткости.
литература
базарнова а.а.
ломбарды в россии. Правовое регулирование деятельности /
а.а. базарнова // закон и право. – 2008. – № 7. – с. 119–120.
белявский Н.Н.
сберегательные кассы / Н.Н. белявский. – сПб.: тип. мвд,
ивонина е.в.
кредитная система в эпоху великих реформ (1859 г. – начало
1914 г.) / е.в. ивонина // Предпринимательское право. – 2010. – № 2. – с. 41–46.
комаров Н.и.
очерки истории права российской империи (вторая половина
хiх – начало хх века) / Н.и. комаров, д.а. Пашенцев, с.в. Пашенцева. – м.: статут,
Пашенцев д.а.
особенности системы источников права российской империи /
д.а. Пашенцев // история государства и права. – 2009. – № 19. – с. 25–28.
рибу
молодых
уче
ых
ставлять населению, в том числе различным союзам, артелям и т.д., ссуды
удовлетворения хозяйственных потребностей и «помещать сбережения
для приращения из процентов» [6: с. 682].
7 июня 1904 г. было утверждено новое Положение об учреждениях мелко
го кредита. цель учреждений мелкого кредита Положение определяло следую
щим образом: облегчать сельским хозяевам, земледельцам, ремесленникам и
промышленникам, образованным ими артелям, а также волостным, сельским
и станичным обществам и крестьянским товариществам производство хозяй
ственных оборотов и приобретение инвентаря «снабжением их необходимы
ми для того денежными средствами, на банковых основаниях, и принятием
себя посредничества в их оборотах» [6: с. 691]. статья 2 устанавливала, что
на основании данного Положения образуются: 1) кредитные товарищества,
2) ссудо-сберегательные товарищества, 3) сельские, волостные и станичные
общественные ссудо-сберегательные кассы, 4) земские кассы.
еще одним структурным элементом кредитной системы российской импе
рии стали ломбарды. Первые ломбарды — ссудные казны в москве и санкт-
Петербурге — были организованы при опекунских советах императорских вос
питательных домов. Помимо ссудных казен, в 1772 г. в ведомстве опекунских
советов были также открыты сохранные и вдовьи казны. сохранные казны вы
давали ссуды под залог недвижимых имений на срок от 1 года до 5 лет. во вдовьи
казны вносились денежные средства, которыми обеспечивались семьи в случае
смерти кормильца [1: с. 119].
ссудные казны в санкт-Петербурге и москве выдавали денежные ссуды
сроком от 3 до 12 месяцев по 6% годовых. со дня образования ссудных казен,
население страны получило возможность получить деньги за четко опреде
ленный процент и практически в любое удобное время. в связи с тем, что пер
вые ломбардные учреждения были открыты в санкт-Петербурге и москве,
возможность получить доступный кредит имели только жители этих городов.
в 1838 г. был утвержден устав первого частного коммерческого ломбарда —
«санкт-Петербургской компании для хранения и залога движимостей и това
ров». в этом же году был утвержден устав аналогичной компании в москве.
Поводом к открытию ломбардных компаний послужила отмена приема пла
тяных закладов в ссудных казнах и выдачи под них ссуд. к тому же ссудные
казны не справлялись в связи с большим объемом операцией и недостаточно
стью кладовых для хранения закладов. тем самым закрывался доступ в лом
барды беднейшей части населения [1: с. 120].
в процессе буржуазных реформ середины девятнадцатого столетия пра
вительство предоставило простор частной инициативе в организации лом
бардного кредита. с этого времени начали организовываться и функцио
нировать новые формы ломбардных учреждений — товарищества, общест
ва для заклада движимых имуществ и частные ломбарды. в 1869 г. было
открыто московское товарищество для ссуды под заклад движимых иму
ществ и общество для заклада
движимых имуществ в санкт-Петербурге,
аук
с принятием устава 1895 г. сберегательные кассы стали называться государ
ственными, при этом правительство приняло на себя обязательство по
гарантии
Помимо государственных, в состав кредитной системы российской импе
рии входили общественные банки — городские и сельские.
Городские общественные банки — это кредитные учреждения, основан
ные на средства, предоставленные городами или частными лицами и созда
вавшиеся, главным образом, для обслуживания мелких торговцев и малодо
статочного городского населения. Первый такой банк в российской империи
был создан в 1788 г. в вологде. Первоначально городские общественные бан
ки действовали на основании своих уставов, утверждавшихся императором,
рост их числа и расширение функций вызвали необходимость издания спе
циальных законодательных актов. такими актами стали Положения о город
ских общественных банках 1857, 1862, 1912 гг. [4: с. 149].
еще одной организационно-правовой формой кредитных учреждений рос
сийской империи, возникшей в период буржуазных реформ середины хiх века,
стали акционерные коммерческие банки. Первый такой банк — Петербургский
частный — был учрежден в российской империи в 1864 г. за период с 1869
1874 годы было создано 33 коммерческих банка. к началу первой мировой
войны число их в стране увеличилось незначительно — до 50. Это было во
много раз меньше, чем, например, количество городских общественных бан
ков. Но
роль акционерных банков в экономике страны была огромной. они
контролировали стекольную и цементную промышленность, металлургиче
ские, текстильные, сахарные и угледобывающие предприятия, владели паро
ходными и железнодорожными компаниями.
учреждения мелкого кредита, также входившие в состав кредитной систе
мы российской империи, делились на три вида. к первому относились сельские
и волостные банки, создававшиеся в соответствии с законом 25 января 1883 г.
и уставом 1885 г., а также существовавшие еще до этого сельские банки удель
ных крестьян, вспомогательные сельские сберегательные кассы бывших государ
ственных крестьян, гминные ссудо-сберегательные кассы. все эти учреждения
состояли под надзором министерства внутренних дел. ко второму виду относи
лись существовавшие с конца 60-х годов хiх века ссудо-сберегательные товари
щества, основанные на принципах кооперации, и состоявшие под властью ми
нистерства финансов. к третьему виду можно отнести кредитные товарищества,
которые могли создаваться в соответствии с положением 1895 г. и состояли под
надзором Государственного банка [6: с. 675].
Положение об учреждениях мелкого кредита было принято 1 июня 1895
г.
действие его распространялось не на все учреждения мелкого кредита, а толь
ко на кредитные товарищества, ссудо-сберегательные товарищества и кассы,
а также сельские, волостные и станичные банки и кассы (ст. 1). Главная цель
учреждений мелкого кредита, по положению, состояла в том, чтобы предо
рибу
молодых
уче
ых
в хViii и первой половине хiх века в россии существовали только государ
ственные кредитные учреждения. Первое из них — Государственный заемный
банк — возникло еще в 1786 г. для приема вкладов и производства ссуд. вклады
принимались на срок, определяемый самими вкладчиками, по ним выплачива
лось 4% годовых, а с июля 1857 г. — 3% годовых. ссуды выдавались, главным
образом, под залог недвижимости на срок 15 лет, 28 лет и 33 года. минимальная
ссуда составляла 1 500 рублей серебром. в соответствии с уставом банка в
ка
чест
ве залога принимались помещичьи, фабричные, горнозаводские имения,
имения, населенные обязанными крестьянами, дома и фабричные строения
санкт-Петербурге [7: c. 49–52].
еще одним учреждением данного периода являлся Государственный
коммерческий банк, созданный в 1817 г. список операций, разрешенных за
коном данному банку, был несколько шире: кроме приема вкладов и выдачи
ссуд, банк приобретал бессрочные билеты Государственной комиссии по
гашения долгов и покупал облигации польских займов. вклады принима
лись не только для обращения из процентов, как в заемном банке, но также
трансферта (перевода) и для хранения (золото и серебро). ссуды выда
вались уже не под недвижимость, а под товары российского производства,
векселя, государственные процентные бумаги и билеты. соответственно,
ссуды были, в отличие от заемного банка, краткосрочные — от 3 до 9 меся
в 1860 г. в процессе финансовой реформы заемный и коммерческий бан
ки были ликвидированы, и вместо них создан единый Государственный банк.
с этого момента именно Государственный банк, являясь главным банковским
учреждением страны, играл важную роль в обеспечении устойчивости бан
ковской системы и национальной валюты — основных составляющих эконо
мической безопасности государства [4: с. 147].
еще один вид учреждений, входивших в состав кредитной системы,

это сберегательные кассы. Первым правовым документом, регламентиро
вавшим деятельность данных учреждений, стало Положение о крестьян
ских сберегательных кассах от 10 июня 1839 г. в соответствии с данным
Положением, сберегательные кассы открывались для государственных кре
стьян в сельской местности при волостных правлениях и принимали вклады
срочные и бессрочные не менее 1 рубля серебром с выплатой 4% годовых
когда в начале 60-х годов хiх века правительство приступило к реформи
рованию кредитно-банковской системы, был издан устав о городских сберега
тельных кассах от 16 октября 1862 г., который предписывал приступить к
реждению таких касс в губернских городах, посадах и местечках, достаточно
подробно определял порядок их деятельности.
в 1889 г. открываются фабрично-заводские кассы, а в 1891 г. — почтово-
телеграфные. целью их создания стала попытка увеличения числа вкладчи
ков за счет рабочего и сельского населения россии.
аук
Гулящих
формирование
кредитных
оссийской
в статье проанализированы нормативные основы формирования системы кре
дитных учреждений в российской империи, показано возникновение и развитие раз
ключевые слова:
кредитные учреждения; банк; ломбард; ссудная казна.
современных условиях функционирование кредитных учреждений
невозможно вне системы, структурные элементы которой объеди
нены тесными связями и общностью правового регулирования.
рассматриваемый период формирование системы кредитных учреждений
российской империи связано с появлением новых видов кредитных учрежде
ний. ключевую роль в данном процессе играли органы государства, направ
лявшие его посредством принятия соответствующих правовых норм.
в россии система кредитных учреждений появилась на волне капита
листической модернизации и развития элементов рыночной экономики. По
требности экономического развития привели к принятию законодательства,
достаточно подробно регулировавшего создание и деятельность кредитных
учреждений. особенно ярко это обозначилось во второй половине хiх сто
летия, когда бурный подъем торгово-промышленного предпринимательства,
акционерного учредительства и железнодорожного строительства «вызвали
невиданный спрос на капитал» [3: с. 41]. Не случайно подавляющее боль
шинство нормативных актов, регламентировавших создание и деятельность
кредитных учреждений в россии, было принято именно в это время.
развитие законодательства, на основе которого формировалась система кре
дитных учреждений, осуществлялось в тех формах, которые были характерны
для законодательства рассматриваемого периода, в целом. как справедливо
отмечает д.а. Пашенцев, для законодательства российской империи была ха
рактерна множественность форм: «законы могли издаваться в
виде уложений,
уставов, учреждений, грамот, положений, наказов (инструкций), манифестов,
указов, мнений Государственного совета и докладов, удостоенных высочайше
го утверждения» [5: с. 26]. имели силу закона и указы сената, при этом четкой
иерархии перечисленных выше форм права не существовало.
любая система представляет собой совокупность образующих ее эле
ментов. Поскольку речь идет о кредитной системе, ее основным элементом
является кредитная организация, или, в терминологии изучаемого периода,
кредитное учреждение.
рибу
молодых
уче
ых
Postanovlenie Pravitel’stva rf ot 02 avgusta 2010 g. № 588 «ob utverzhdenii
Poryadka razrabotki, realizacii i ocenki e’ffektivnosti gosudarstvenny’x program v rf» //
SZ rf. – 2010. – № 32. – St. 4329.
Postanovlenie Pravitel’stva rf ot 10 iyulya 1995 g. № 594 «ob utverzhdenii
Poryadka razrabotki i realizacii federal’ny’x celevy’x program i mezhgosudarstvenny’x
celevy’x programm, v osushhestvlenii kotory’x uchastvuet rossyjskaya federaciya» //
rf. – 1995. – № 28. – St. 2669.
Kolomijcev V.f.
Podgotovka gosudarstvenny’x sluzhashhix / V.f. Kolomijcev //
Sovetskoe gosudarstvo i pravo. – 1993. – № 11. – S. 95–100.
Postanovlenie Pravitel’stva rf ot
26 maya 2008 g. № 392 « о formirovanii, predostav
lenii i raspredelenii subsidij iz federal’nogo byudzheta byudzhetam sub”ektov rf» // SZ rf

nary’shkin S.e.
administrativnaya reforma v rossii, nauchno-prakticheskoe poso
bie / S.e. nary’shkin, t.Ya. Xabrieva. – м.: infra-M, 2006. – 350 s.
аук
тода в государственном управлении рф, напротив, явно не хватает. Поэтому
необходимо стимулировать процесс выдвижения предложений по разработке
основных направлений совершенствования системы подготовки и реализации
целевых программ в россии.
литература
мильнер б.з.
организация программно-целевого управления / б.з. миль
– м.: Наука, 1980. – 211 с.
Послание Президента рф федеральному собранию рф // российская газе
та.
– 2009. – 13 ноября.
Постановление Правительства рф от 02 августа 2010 г. № 588 «об утверж
дении Порядка разработки, реализации и оценки эффективности государственных
программ в рф» // сз рф. – 2010. – № 32. – ст. 4329.
Постановление Правительства рф от 10 июня 1995 г. № 594 «об утверж
дении Порядка разработки и реализации федеральных целевых программ и межго
сударственных целевых программ, в осуществлении которых участвует российская
федерация» // сз рф. – 1995. – № 28. – ст. 2669.
коломийцев в.ф.
Подготовка государственных служащих / в.ф. коломий
// советское государство и право. – 1993. – № 11. – с. 95–100.
Постановление Правительства рф от 26 мая 2008 г. № 392 « о формирова
нии, предоставлении и распределении субсидий из федерального бюджета бюджетам
субъектов рф» //
сз рф. – 2008. – № 22. – ст. 2573.
Нарышкин с.е.
административная реформа в россии, научно-практическое
пособие / с.е. Нарышкин, т.я. хабриева. – м.: иНфра-м, 2006. – 350 с.
Yu.B. Sidorenko
Problems
target
Programs
the article is devoted to analysis of problems of development and realization target
programs in russia. target programs allow to concentrate efforts for the complex and
system solution of intermediate and long-term social and economic problems. the author
offers the basic directions of perfection of methodology of application a program-target
Key-words
: system of state regulation; target programs; development and realization of tar
Mil’ner B.Z.
organizaciya programmno-celevogo upravleniya / B.Z. Mil’ner. –
M.: nauka, 1980. – 211 s.
Poslanie Prezidenta rf federal’nomu Sobraniyu rf // rossijskaya gazeta. – 2009.

рибу
молодых
уче
ых
119
ке. мониторинг и периодическая оценка ключевых показателей деятельно
сти органов власти давно считаются главным «орудием» в арсенале методов
государственного управления [7: с. 271]. На основе международного опыта
мониторинг целевых программ целесообразно разбить на: мониторинг ре
зультативности программы (оценка степени достижения цели или целей) и
мониторинг эффективности программы (оценка затрат на ее реализацию).
федеральные целевые программы являются одним из важнейших инстру
ментов реализации социально-экономических приоритетов федерального пра
вительства. Принятие и реализация фцП носят выраженный политический
характер, что, как представляется, должно найти свое отражение в процеду
рах их официального рассмотрения и принятия. в соответствии с Порядком
инициативное предложение о разработке целевой программы, сформулиро
ванное любыми физическими и юридическими лицами, направляется заинте
ресованному федеральному органу исполнительной власти, который в случае
целесообразности разрабатывает проект концепции будущей федеральной
целевой программы и направляет его с необходимыми обоснованиями в ми
нэкономразвития россии для оценки. думается, целесообразно на
этом этапе
образовывать межведомственную комиссию, формируемую из представи
телей минэкономразвития рф, минфина рф, минобрнауки рф, минздрав
соцразвития рф и других заинтересованных органов государственной власти.
Причем возглавлять комиссию должно лицо, не связанное в своей деятельно
сти с отраслевыми приоритетами, во избежание возможного конфликта инте
ресов. Необходимо наделить комиссию правом принять одно из
следующих
решений: признать целесообразным разработку целевой программы, направ
лять концепцию на доработку заинтересованному федеральному органу ис
полнительной власти с указанием направлений такой доработки или признать
разработку программы нецелесообразной.
в случае принятия первого решения, оно подлежит утверждению Правитель
ством рф. таким образом, уже на этапе разработки концепции можно отсеять
программы, не нацеленные на реализацию крупномасштабных, наиболее важ
ных для государства инвестиционных и научно-технических проектов, а также
не направленные на решение системных проблем, входящих в сферу компетен
ции федеральных органов исполнительной власти. Это важно, так как целевые
программы являются одним из важнейших средств реализации структурной
политики государства, активного воздействия на его социально-экономическое
развитие, а не возможностью любого субъекта права попробовать поучаствовать
государственном управлении посредством реализации своего права на иниции
рование разработки целевой программы. соответствующие изменения необходи
мо внести в Порядок.
таким образом, правовых проблем при разработке и реализации целевых
программ более чем достаточно, а конкретных предложений по возможным
направлениям совершенствования использования программно-целевого ме
118
аук
мы (фаиП), что фактически означает переход к составлению и законодательно
му утверждению в составе бюджета среднесрочной программы инвестиционных
расходов.
к тому же целесообразно разделить целевые программы на две группы
принципу отнесения их к предметам ведения федерации и совместного ве
дения рф и субъектов в целях приведения их в соответствие с функциями и за
дачами федеральных органов власти. разная роль программ обусловливает и
несколько отличные механизмы их применения. По программам, осуществляе
мым в рамках исключительного ведения федерации, программные мероприятия
должны быть тесно увязаны с полномочиями федеральных органов власти. реа
лизация таких программ должна осуществляться за счет средств федерального
бюджета, а привлечение средств субъектов рф возможно только на основе до
бровольной заинтересованности в решении региональных аспектов федеральных
задач на основе заключения соглашения о совместном финансировании целевой
программы, в
котором будет прописана ответственность сторон за неисполнение
обязательств. такими программами могут быть, например, «мировой океан»,
«Государственная граница рф» и др. во
франции соглашения о совместном фи
нансировании программ заключаются с местными властями, предпринимателя
ми и общественными организациями [5: с. 99]. Программ, реализуемых по пред
метам совместного ведения, будет большинство, это, прежде всего, социальные
и экологические программы. они должны содержать мероприятия, относящиеся
полномочиям федеральных органов власти, но эти полномочия определяются
на основе разграничения полномочий по предметам совместного ведения рф и
субъектов рф. компоненты программ, соответствующие полномочиям регио
нальных и местных властей, должны быть по возможности выведены из соста
ва фцП и образовывать аналогичные региональные программы. Первые шаги
к реализации этого предложения отражены в Постановлении Правительства рф
от
мая 2008 г. №392 «о формировании, предоставлении и распределении суб
сидий из федерального бюджета бюджетам субъектов рф»
[6], а также в Поряд
ке разработки, реализации и оценке эффективности государственных программ
рф [3].
также в законодательстве отсутствует санкция за недостоверность собран
ных государственными заказчиками данных о финансировании федеральных
целевых программ из бюджета субъектов рф и внебюджетных источников.
такая ответственность предусмотрена только за неэффективное расходование
средств федерального бюджета, что, безусловно, является пробелом в россий
ском законодательстве.
Не всегда на должном уровне проводится мониторинг и оценка эффек
тивности целевых программ государственными заказчиками. как известно,
мониторинг является неотъемлемой частью цикла реализации целевой про
граммы, в рамках которого обеспечивается сравнение фактической реализа
ции программы с плановой, после чего принимаются меры по ее корректиров
рибу
молодых
уче
ых
117
одной программы несколько заказчиков, к примеру, у программы «мировой
океан» 9 заказчиков, у программы «Электронная россия» — 7, у программы «жи
лище» — 5, а у Программы «социально-экономическое развитие чеченской рес
публики на 2008–2011 гг. — 28
заказчиков и др.
для решения этих проблем необ
ходимо закрепить в Порядке функцию разработки проекта целевой программы
уполномоченной на это организацией, отбираемой по конкурсу, или дирекцией
программы − на договорной основе. Это позволит отделить функции разработки
целевой программы и контроля государственного заказчика за процессом, что по
высит ответственность и вероятность достижения заданных целей программы.
затраты разработчика программы должны финансироваться минэкономразвития
россии, что позволит обеспечить получение программ сопоставимого качества и
в установленные для разработки сроки. также представляется целесообразным
после принятия решения Правительства рф о начале реализации программы и
утверждения государственного заказчика организовывать координационный
совет программы в любом случае (в соответствии с Порядком его организация
не обязательна). Этот совет сконцентрировал бы в себе функции по контролю
за реализацией программы и отдельных ее мероприятий, по управлению фи
нансовыми ресурсами, привлечению внебюджетных источников финансирова
ния, формированию сводной отчетности о ходе реализации целевой программы.
так как для
функционирования координационного совета должны быть выде
лены финансовые средства и материальные ресурсы, предусмотренные статьей
федерального бюджета «расходы на управление программой», закрепленные за
ним функции будут выполняться эффективнее. При наличии координационного
совета государственный заказчик будет осуществлять анализ хода выполнения
программы, соответствия полученных результатов поставленным целям, давать
указания об устранении выявленных отклонений, что обеспечит более строгий
контроль за ходом реализации программы.
как было выше замечено, прослеживается тенденция к увеличению количест
ва федеральных целевых программ (47 в 2008 году, 52 программы в
году,
— в 2010 году, и 57 — в 2011), причем многие принимаются для решения
незначительных проблем, которые должны решаться на региональном, местном,
отраслевом уровнях (например, подпрограмма «развитие футбола в рф на
2015 годы»). в итоге перегруженный федеральный бюджет оказывается не спосо
бен в полном объеме обеспечить все программы даже с учетом дополнительного
финансирования из внебюджетных источников и финансирование сокращается,
что не позволяет достигнуть запланированных результатов. Неоправданное рас
ширение перечня целевых программ путем лоббирования конкретных программ
возможно предотвратить введением «потолка» финансирования конкретной от
расли, когда разработка программы не сможет повлечь за собой необходимость
финансирования того или иного направления сверх установленных на средне
срочный период пределов. соответственно переход к среднесрочному планиро
ванию расходов на федеральные целевые программы должен расширить горизонт
планирования при составлении федеральной адресной инвестиционной програм
116
аук
годах», утвержденную Постановлением Правительства рф от 20 февраля
2006 г. №
100. ее цель
— «сокращение количества лиц, погибших в результате
дорожно-транспортных происшествий; сокращение количества дорожно-транс
портных происшествий с пострадавшими». Напротив, в федеральной программе
«дети россии», утвержденной Постановлением Правительства рф от 21 марта
2007 г. №
172, «государственная поддержка детей-сирот и детей, оставшихся
без попечения родителей, а также детей инвалидов» цель не конкретизирована,
конечный результат не обозначен, а внимание сконцентрировано на способе до
стижения результата. очевидно, что в таком случае размывается ответственность
государственных чиновников за достижение поставленной в программе цели и
не устраняется та или иная острая социальная проблема, необходимость решения
которой осознано органами государственной власти. в этой связи при разработ
ке проекта программ было бы целесообразно образовывать межведомственную
комиссию, формируе
мую из представителей минэкономразвития рф, минфи
рф, минобрнауки рф, минздравсоцразвития рф и других заинтересованных
государственных органов, для более тщательной проработки программ до их
принятия и оформления, о чем подробнее будет сказано ниже.
отбор проблем в Порядке определяется несколькими факторами, сре
ди которых — значимость проблемы, невозможность комплексно решить ее
приемлемые сроки за счет использования действующего рыночного меха
низма, необходимость координации связей между технологически сопряжен
ными отраслями и производствами для решения проблемы, принципиальная
новизна и высокая эффективность мероприятий, необходимых для широко
масштабного распространения прогрессивных научно-технических дости
ний. При этом должны учитываться общегосударственные приоритеты и
цели, внешнеполитические и внешнеэкономические условия, а также между
народные договоренности. министерство экономического развития рф меж
ду тем разработало по поручению Правительства рф более конкретные крите
рии отбора проблем для их решения программными методами,
которые позво
ляют увязать целевые программы с долгосрочной стратегией федерального
правительства, а финансирование — с результатом реализации программы и
с возможностями федерального бюджета. думается, с учетом этих критериев
необходимо скорректировать соответствующие положения Порядка.
Нельзя не отметить также, что наблюдается рассеивание ответственности
разработке и управлению программой между ее многочисленными заказчика
ми и исполнителями, и в целом ответственность
за достижение целей, на которые
направлена программа, никто не несет, так как каждый государственный заказчик
отвечает перед Правительством рф только за выполнение закрепленных за ним
мероприятий. соответственно ни одно ведомство не
обладает возможностями
эффективного мониторинга ее реализации в целом, и
не может оперативно реа
гировать на изменения ситуации, препятствующей достижению поставленных
программе целей. также в такой ситуации смешиваются функции заказчика и
исполнителя программы. Но для российских фцП это обычная практика, когда
рибу
молодых
уче
ых
115
связать цели и инструменты, поэтому за основу предложено взять долгосроч
ные целевые программы, в рамках которых должна осуществляться ясная по
становка целей. долгосрочные целевые программы должны формироваться
практически для всех расходов федерального бюджета, за исключением та
ких, как обслуживание государственного долга, содержание законодательной
и судебной власти»
. Правительство рф утвердило подготовленный минэко
номразвития россии и согласованный с минфином россии порядок разработ
ки, реализации и оценки эффективности государственных программ в рф [3].
отличие от фцП госпрограммы будут иметь более комплексный вид: в них
найдут отражение не только прямые расходы казны, но и институциональные
изменения, законодательное регулирование, в том числе налоговое, как пояс
нила глава минэкономразвития россии Э.с. Набиуллина. По ее словам, про
граммы рассчитаны на долгий срок, они имеют межведомственный характер,
и в них пересекаются интересы сразу нескольких ведомств
Несмотря на то, что целевые программы являются действенным механизмом
решения стратегических, приоритетных задач, они выполняются с низкой резуль
тативностью и нуждаются в совершенствовании. Проблемы есть как при разра
ботке проекта и утверждении целевых программ, так и при их реализации.
в россии основным документом, регулирующим процедуру разработки
фцП, является порядок, утвержденный Постановлением Правительства рф
от 26 июня 1995 г. № 594 (далее — Порядок) [4]. в субъектах и на местном
уровне принимаются соответствующие Порядки на основании утвержденно
го Правительством рф.
в целом действующий Порядок позволяет разрабаты
вать адекватные целевые программы в установленные сроки. тем не менее,
многочисленные изменения, внесенные в Порядок, не учли в полном объёме
существующие недостатки. анализ действующих в рф целевых программ по
зволяет выделить ряд недостатков действующего Порядка разработки и ут
верждения фцП. рассмотрим некоторые из них.
формулировки целей отбора фцП не всегда конкретны и ясны для опреде
ления тех целей, ради достижения которых программа подготовлена, пропорций
распределения общего объема выделенных средств. к примеру, в программе «ре
формирование системы военного образования в рф на период до 2010 года», ут
вержденной Постановлением Правительства рф от 27 мая 2002 г. № 352, цель
сформулирована не достаточно понятно, а именно «приведение количественных
и качественных параметров системы военного образования в российской феде
рации в соответствие со структурой, численностью и задачами вооруженных
сил российской федерации, других войск, воинских формирований и органов».
в качестве примера программы, цель которой сформулирована понятно, можно
привести програм
му «Повышение безопасности дорожного движения в 2006–
аЭи «Прайм-тасс». 2010. 22 апреля:
View
(дата обращения: 26.04.2010 г.).
российская газета. – 2010. – 02 июля. –
View
(дата обращения: 04.07.2010 г.)
114
аук
значительна. Например, в 2010 году речь шла о 740 млрд. рублей, которые
направлялись на развитие высоких технологий, социальной и транспортной
инфраструктуры, решение жилищных проблем, укрепление безопасности.
при составлении перечня федеральных целевых программ на 2011 год Пра
вительство, по словам Премьера, будет исходить из этих очевидных приори
тетов.
При этом новые программы, предлагаемые к финансированию, будут
проходить жесткий отсев по критериям соответствия приоритетам государ
ства, обоснованности, эффективности и своевременности
для достижения поставленных в Послании задач глава государства пред
ложил федеральному собранию рф несколько необходимых системных шагов,
числе которых оптимизация бюджетных расходов, разработка и реализация ком
плекса мер по созданию долгосрочных стимулов к повышению качества оказы
ваемых государственных услуг, по обеспечению ответственности за результаты
использования бюджетных средств и своей деятельности в целом. следует выйти
на такие изменения в законодательстве и в государственном управлении, которые
помогут переходу всей нашей экономики на
инновационный характер развития
Поэтому необходимо совершенствовать методологию применения программ
но-целевого метода в государственном управлении, более детально изучить его
достоинства и недостатки для достижения целей, поставленных политическим
руководством страны для развития экономики и повышения благосостояния на
рода. действительно, от реализации целевых программ во многом зависит осу
ществление таких важнейших государственных задач, как вопросы безопасно
сти, вопросы модернизации экономики, поддержки социальной сферы и другие.
во исполнение задач, поставленных Президентом, в рамках работы по
подготовке комплекса взаимосвязанных мер по повышению эффективности
всей системы государственного управления Правительство российской феде
рации совместно с минфином рф подготовило Программу повышения эффек
тивности бюджетных расходов на период до 2012 года, в основу которой поло
жены программно-целевые принципы деятельности органов исполнительной
власти всех уровней, включая расширение их самостоятельности и усиление
ответственности за принятые решения. Программа предусматривает переход
на новую структуру бюджета, которая в перспективе должна носить целевой
характер, т.е. большая часть средств будет распределяться по целевым про
граммам, и для каждой из таких программ будут определены индикаторы
результативности, а также установлена четкая ответственность профильного
ведомства за результаты работы. уже с 2012 года значительная часть феде
рального бюджета должна быть представлена в виде комплекса долгосрочных
государственных программ. минфин россии поддержал Программу и заявил
устами своего главы, что «для того, чтобы бюджет был эффективным, нужно
официальный сайт департамента государственных целевых программ и капитальных
вложений минэкономразвития рф. – url:
View
/ 2010/
2232 (дата обращения: 10.03.2010 г.).
официальный сайт Президента рф. – url:
(дата обращения:
09.12.2010 г.)
рибу
молодых
уче
ых
113
сидоренкова
Проблемы
разработки
реализации
(административно-правовые
статья посвящена анализу проблем разработки и реализации целевых программ
в рф, позволяющих концентрировать усилия для комплексного и системного реше
ния среднесрочных и долгосрочных социально-экономических проблем. автором
предложены основные направления совершенствования методологии применения
программно-целевого метода в государственном регулировании.
ключевые слова:
система государственного регулирования; целевые программы;
подготовка и реализация целевой программы; приоритетные направления социаль
но-экономического развития; метод программирования.
елевые программы представляют собой форму решения важных
проблем социально-экономического развития россии. они вклю
чают комплекс мероприятий, имеющий четко определенные по со
держанию и времени конечные результаты. такие программы намечают кон
кретный комплекс мероприятий, необходимый для достижения установлен
ных целей [1: с. 112]. как показывает отечественный и мировой опыт, целевые
программы могут служить эффективным инструментом реализации государ
ственной экономической и социальной политики. именно программно-целе
вой метод применяется в странах европейского союза, сШа и японии для
решения стратегических задач развития, когда необходимо сконцентрировать
ресурсы для достижения конкретных целей. Направленность государствен
ной политики на достижение конкретных целей и результатов обусловливает
повышение роли программно-целевых методов и в россии.
в Послании Президента рф федеральному собранию рф [2] отмечается,
что доля государства в экономике в период кризиса возросла (хотя и в до
кризисный период она не опускалась ниже 40%), что не эффективно с точки
зрения долгосрочных перспектив развития страны. На заседании Правитель
ства
рф 09 марта 2010 года, посвященном финансированию федеральных це
левых программ в 2011 и последующие годы, председатель Правительства рф
также заметил, что следует вернуться к традиционным процедурам финан
сового планирования, от которых мы временно отступили в прошлом году,
чтобы принять экстраординарные меры, связанные с международным финан
совым и экономическим кризисом, для реализации антикризисных программ
Правительства. Глава российского Правительства подчеркнул, что доля феде
ральных целевых программ (далее — фцП) в федеральном бюджете весьма
112
аук
Belyaeva n.g.
Pravovaya priroda transnacional’ny’x korporacij / n.g. Belyaeva,
Boguslavskij м.м.
меzhdunarodnoe chastnoe pravo: uchebnik / м.м. Bo
guslavskij. – 5-е izd., pererab. i dop. – м.: Yurist’’, 2005. – 606 s.
Bortova M.P.
Sovremenny’e problemy’ transnacionalizacii proizvodstva i kapi
/ M.P. Bortova // меnedzhment v rossii i za rubezhom. – 2000. – № 3. – S. 19–26.
gordeeva о.V.
instrumenty’ nalogovogo regulirovaniya innovacionnoj deyatel’nosti /
о.V. gordeeva // nalogi. – 2009. – № 48. – S. 7–14.
маnukyan м.а.
Vozrastayushhaya rol’ tnK v global’noj e’konomike / м.а.
kyan // аktual’ny’e problemy’ prava v sovremennoj rossii: sb. nauch. st. – Vy’p. 5. – м.: go
маnukyan м.а.
Zakat teorii «real’nogo mestopreby’vaniya» v mezhdunarodnom
chastnom prave // novoe v rossijskom i Mezhdunarodnom Prave. – Vy’p. iX. – M.: nic
маrchenko м.n.
Problema sootnosheniya e’konomicheskoj vlasti biznesa s politiche
skoj vlast’yu gosudarstva v e’poxu globalizacii / м.n. маrchenko // Zhurnal rossijskogo pra
Pashencev D.a
. моdernizaciya i pravo v sovremennoj rossii / D.a. Pashencev //
еvrazijskij yuridicheskij zhurnal. – 2010. – № 11. – S. 57–64.
Shheglov S.S.
opredelenie ponyatiya transnacional’noj korporacii i predposy’lki
vozniknoveniya tnK / S.S. Shheglov // Yurist. – 2008. – № 3. – S. 41–44.
рибу
молодых
уче
ых
таким образом, транснациональные корпорации не являются самостоя
тельными субъектами международного частного права в силу вхождения в
как юридических, так и неюридических лиц, а также отсутствия у
них органи
зационного единства, их правосубъектность сводится лишь к
правосубъект
ности составляющих ее юридических лиц. Но, несмотря на
это, на
практике
возможно установление гражданско-правовой ответственности транснацио
нальной корпорации как единого корпоративного образования.
в условиях, когда россия намеревается вступить во всемирную торговую
организацию, проблемы определения правосубъектности транснациональ
ных корпораций и их ответственности приобретают большое практическое
значение, и потому нуждаются в дальнейшем научном исследовании.
литература
беляева Н.Г.
Правовая природа транснациональных корпораций / Н.Г беляе
ва, Н.а. бондарчук // евразийский юридический журнал. – 2009 . – № 7. – с. 104–112.
богуславский м.м.
международное частное право: учебник / м.м. богуслав
ский. – 5-е изд., перераб. и доп. – м.: Юристъ, 2005. – 606 с.
бортова м.П.
современные проблемы транснационализации производства и ка
питала / м.П. бортова // менеджмент в россии и за рубежом. – 2000. – № 3. – с. 19–26.
Гордеева о.в.
инструменты налогового регулирования инновационной дея
тельности / о.в. Гордеева // Налоги. – 2009. – № 48. – с. 7–14.
манукян м.а.
возрастающая роль тНк в глобальной экономике / м.а. ману
кян // актуальные проблемы права в современной россии: сб. науч. ст. – вып. 5. – м.:
Готика, 2007. – с. 89–101.
манукян м.а.
закат теории «реального местопребывания» в международном
частном праве // Новое в российском и международном Праве. – вып. iX. – м.: Ниц
«инженер», 2009. – с. 129–143.
марченко м.Н.
Проблема соотношения экономической власти бизнеса с по
литической властью государства в эпоху глобализации / м.Н. марченко // журнал
российского права. – 2008. – № 1. – с. 61–66.
Пашенцев д.а.
модернизация и право в современной россии / д.а. Пашен
цев // евразийский юридический журнал. – 2010. – № 11. – с. 57–64.
Щеглов с.с.
определение понятия транснациональной корпорации и пред
посылки возникновения тНк / с.с. Щеглов // Юрист. – 2008. – № 3. – с. 41–44.
transnational
the article examines different approaches to the de�nition of notion of transnational
corporation, and to the classi�cation of transnational corporations. the problem of deter
Key-words:
transnational corporations; a legal person; the personal law.
110
аук
ных монополий м.м. богуславский относит картели и синдикаты, объеди
нения производственного и научно-технического характера, юридическими
лицами не являющиеся [2: с. 282].
с нашей точки зрения, данная классификация представляется достаточно
противоречивой, если принять высказанную ранее точку зрения о том, что
транснациональная корпорация не является юридическим лицом. кроме того,
при выделении первых двух групп м.м. богуславский в качестве критерия
использует принадлежность капитала — национальную или международную
(транснациональную),
в основе третьей группы выделяет иной признак — от
сутствие статуса юридического лица
По мнению Н.Г. беляевой и Н.а. бондарчук, наиболее целесообразным
будет разделение транснациональных корпораций на интернациональные,
многонациональные (мультинациональные) и глобальные. При этом под ин
тернациональными корпорациями понимаются национальные монополии
зарубежными активами, деятельность которых выходит за пределы одно
го государства. многонациональными данные авторы предлагают считать те
корпорации, которые объединяют национальные компании ряда государств
производственной и научно-технической основе.
Глобальные
корпора
интегрируют
воедино
хозяйственную
осуществляе
странах
представляют
собой
наиболее
какую бы классификацию мы ни приняли за основу, это не изменит ос
новной проблемы международного частного права применительно к транс
национальным корпорациям: проблемы привлечения их к ответственности
неправомерные действия.
транснациональные корпорации могут использовать свои структурные
подразделения для совершения неправомерных деяний. При этом возможно
привлечение головных компаний транснациональных корпораций к граждан
ско-правовой ответственности по обязательствам дочерних компаний, а также
определение применимого права и юрисдикции судов.
так как транснациональные корпорации действуют сразу на территории
нескольких государств, то и решать вопросы привлечения их к ответственно
сти логичнее всего в рамках международного частного права.
в международном частном праве в отношении юридических лиц приме
няется понятие личного закона, или личного статута юридического лица (lex
societatis). На основе личного закона можно решить ключевые вопросы: является
ли то или иное образование юридическим лицом, какова его правоспособность и
каким образом определяется ответственность по обязательствам этого юридиче
ского лица.
в свою очередь, личный закон тесно связан с понятием «национальность
юридического лица», означающее принадлежность юридического лица опре
деленному государству.
рибу
молодых
уче
ых
в разных государствах юридическими и неюридическими лицами. Наряду
головной корпорацией, в состав транснациональной корпорации входят до
черние компании как юридические лица. Но принимает решения, определяет
корпорационную политику головная компания.
как справедливо отмечает м.м. богуславский, наиболее характерной
особенностью тНк является несоответствие между экономическим содер
жанием, экономической сущностью и юридической формой; экономическое
единство оформляется юридической множественностью (юридические лица
местного права, филиалы, представительства и т.д.). и все это служит инте
ресам собственников тНк [2: с. 281]. и если раньше понятия «корпорация»
и «юридическое лицо» рассматривались как синонимы и субъекты междуна
родного частного права, то применительно к транснациональной корпорации
такой подход абсолютно неприменим [6].
соглашаясь с тем, что транснациональная корпорация в целом не может
рассматриваться в качестве юридического лица, а стало быть, и субъектом
мчП, отметим, что важность нового определения понятия тНк обусловлена
тем, что позволяет вывести критерии отнесения компании к числу трансна
циональных. Н.Г. беляева и Н.а. бондарчук полагают, что в качестве таких
критериев можно использовать следующие:
– количество стран, в которых действует компания;
– минимальное число стран, в которых размещены производственные
мощности компании;
– определенный размер, которого достигла компания;
– минимум доли иностранных операций в доходах компании;
– многонациональный состав персонала компании и ее высшего руковод
ства [1: с. 111].
если принять данные признаки в качестве основного критерия, можно
определенным образом классифицировать транснациональные корпорации.
в доктрине международного частного права встречаются различные
классификации тНк. м.м. богуславский в своем учебнике, который выдер
жал уже пять изданий, называет транснациональные корпорации междуна
родными монопо
лиями, рассматривая эти понятия как синонимы, и в этом
качестве выделяет три группы тНк. к первой группе он относит националь
ные общест
ва, тресты, компании, имеющие за рубежом многочисленные фи
лиалы, а также дочерние общест
ва. таким образом, речь идет о монополиях,
национальных по своему капиталу, но международных по сфере деятель
ности. ко второй группе относятся тресты и концерны, которые являются
международными не только по сфере дея
тельности, но и по капиталу. в от
личие от монополий первой группы они объеди
няют капитал нескольких
государств. общим для этих двух групп, указывает автор, является то, что и
те и другие монополии созданы как юридические лица одного государства.
других странах и те и другие монополии имеют многочисленные филиа
лы, отделения, а также дочерние общества. к третьей группе международ
аук
«сименс» — 4,47 млн, ибм — 4,3 млн, «хитачи» — 3,65 млн, а в расчете
одного занятого — «майкрософт» — 87 тыс., «интел» — более 35 тыс.»
[4: с. 7]. По нашему мнению, в условиях продолжающейся глобализации роль
тНк в инновационных проектах будет неуклонно возрастать, а, следователь
но, и в развитии мировой экономики в целом.
существование транснациональных корпораций в современных условиях по
рождает целый ряд проблем, в том числе, связанных с правовым регулирова
нием.
деятельность тНк успешно преодолевает национальные границы, втор
гается
в развитие экономики суверенных государств, подчиняя их своему влиянию.
«тНк, размещенные в развивающихся государствах, но
управляемые под
кон
тролем развитых государств, становятся основой для
подчинения развития эко
номик первых с целью извлечения выгод для своих государств» [5: с. 94]. в связи
с этим, по предложению отдельных стран, международное сообщество ставит
вопрос об
осуществлении контроля над экономической деятельностью трансна
циональных корпораций. однако эффективность такого контроля зависит от того,
насколько успешно в доктрине и юридической практике будет решена проблема
определения правового статуса тНк. ее важность связана с определением право
вой природы транснациональных корпораций и состоит в том, что в современном
законодательстве и доктрине отсутствуют единые подходы к определению содер
жания понятий «транснациональная корпорация», «международная компания»,
«дочерняя компания» и других.
так, м.П. бортова пишет, что «тНк — особая форма организации хозяй
ственной деятельности фирмы, основанной на кооперации труда работников
предприятий, расположенных в разных странах мира и объединенных единым
титулом собственности на средства производства. Причем такая деятельность на
правлена на подавление конкуренции и усиление господства на мировых товар
ных рынках, что является сутью экономической политики тНк. отличительны
ми чертами тНк являются: огромные масштабы собственности и хозяйственной
деятельности; высокая степень транснационализации производства и капитала
результате роста зарубежной производственной деятельности; особый характер
социально-экономических отношений внутри тНк; превращение подавляющего
большинства тНк в многоотраслевые концерны» [3: с. 21].
По мнению с.с. Щеглова, транснациональная корпорация — это группа
взаимосвязанных юридических лиц, их представительств и дочерних компа
ний (филиалов), созданных и действующих в соответствии с законодатель
ством нескольких (двух и более) государств, характеризующаяся наличием
центральной структуры, которая осуществляет единое управление всеми
членами группы путем участия в имущественных отношениях через преобла
дающее участие в уставном капитале (отношения основной и дочерних ком
паний), договор об объединении активов с целью создания группы лиц или
осуществление функций инвестиционного фонда компании [9: с. 42].
какое бы определение мы ни приняли за истинное, очевидно, что в соста
ве любой транснациональной корпорации присутствует головная компания —
юридическое лицо, контролирующее или управляющее функционирующими
рибу
молодых
уче
ых
фатхуллин
транснациональной
корпорации
его
значение
международном
частном
в статье рассматриваются различные подходы к определению понятия трансна
циональной корпорации, а также к классификации транснациональных корпораций.
Поднимается проблема определения личного закона транснациональной корпорации.
ключевые слова:
транснациональная корпорация; юридическое лицо; личный
закон.
условиях глобализации мировой экономики особое значение при
обретает исследование правовых аспектов деятельности транс
национальных корпораций. актуальность данной проблематики
усиливается в связи с финансовым кризисом, который в мировом сообществе
пока не преодолен.
транснациональные корпорации играют определяющую роль в экономи
ческом развитии многих сфер и регионов земного шара. 500 ведущих тНк
охватывают ныне свыше 1/3 экспорта обрабатывающей промышленности,
мировой торговли сырьевыми товарами, 4/5 торговли новыми техноло
гиями. общий капитал действующих транснациональных корпораций состав
ляет свыше 2,6 триллиона долларов сШа. анализируя эти цифры, профессор
м.Н. марченко пишет, что по своему экономическому обороту многие тНк
значительно превосходят крупные страны и используют при этом свои эко
номические рычаги для давления на национальные государства, на процесс
создания и применения международного права, а также на работу различных
международных и наднациональных институтов [7: с. 62].
По инициативе Президента россии страна взяла курс на модернизацию.
модернизация, как отмечает д.а. Пашенцев, представляет собой комплекс
ный процесс, который имеет три основных составляющих: 1) модернизация
экономики; 2) модернизация системы управления; 3) модернизация правовой
системы. Президент поставил вопрос, прежде всего, об экономической модер
низации, связанной с разработкой и внедрением новых технологий [8:
из этого следует, что важной составной частью модернизации является ин
новационная деятельность. Но в западных странах источником инноваций,
как правило, являются именно транснациональные корпорации. По данным
о.в. Гордеевой, «совокупная величина научных расходов тНк — мировых
лидеров составляет: «дженерал моторс» — uSD 8,2 млн, «форд» — 6,3 млн,
аук
n.n. andreyanova
mpire
the methods of organization of administration of the Kalmyks, who lived in
russian
empire on the basis of the statements of the major legislative acts relating to the �rst part
Key-words
: non-russians; the Kalmyks; organization of administration
abeeva o.n.
Politika rossijskogo Pravitel’stva po upravleniyu Kalmy’kiej v konce
XViii – pervoj polovine XiX vv.: dis. … kand. ist. nauk / o.n. abeeva. – elista, 2006. – 205 s.
abramyan l.P.
gosudarstvennoe upravlenie vnutrennimi inorodczami Stepnogo
Predkavkaz’ya vo vtoroj polovine XViii – pervoj polovine XiX veka (politiko-pravovy’e
i sociokul’turny’e aspekty’): dis. … kand. ist. nauk. – Pyatigorsk, 2009. – 201 s.
Deev S.Yu.
organizaciya upravleniya kalmy’czkim narodom posle uprazdneniya
Kalmy’czkogo xanstva (1771–1825 gg.) / S.Yu. Deev // Vestnik Kalmy’czkogo instituta
gumanitarny’x issledovanij ran. – Vy’p. 1. – elista, 2002. – S. 99–106 .
Maksimov K.n.
Kalmy’kiya — sub’’ekt rossijskoj federacii /
K.n. Maksimov.

ochir-garyaeva i.K.
Vvedenie Kalmy’kii v sistemu gosudarstvennogo upravle
niya rossii: istoriko-pravovy’e aspekty (70-e XViii v. – pervaya polovina XiX v.): dis. …
kand. yurid. nauk / i.K. ochir-garyaeva. – M., 2006. – 266 s.
Polozhenie ob upravlenii kalmy’czkim narodom. 24 noyabrya 1834 g. (№ 7560a)
Polnoe sobranie zakonov rossijskoj imperii. Sobranie ii. – t. iX. ch. 1. – SPb.: tipogra
Pravila dlya upravleniya kalmy’czkogo naroda. 10 marta 1825 g. (№ 30290) // Polnoe
sobranie zakonov rossijskoj imperii s 1649 g. Sobranie i. – t. XXXX. – SPb.: tipogra�ya
ukaz o podchinenii glavnogo pri kalmy’kax pristava astraxanskomu grazhdan
skomu gubernatoru. 14 marta 1816 g. (№ 26196) // Polnoe sobranie zakonov rossijskoj
imperii s 1649 g. Sobranie i. – t. XXXiii. – SPb.: tipogra�ya ii otdeleniya Sobstvennoj
ego imperatorskogo velichestva kancelyarii, 1830. – 1174 s.
рибу
молодых
уче
ых
ществовавшего института приставства был введен институт попечительства;
что за счет подчинения, с одной стороны, министерству государственных
имуществ, а с другой — астраханскому военному и гражданскому губерна
торам, российское правительство существенно ограничивало права калмыков
управлению принадлежавшими им территориями [2: с. 106–107].
анализ Положения об управлении калмыцкого народа 1834 года позво
ляется нам сделать вывод о том, что организация управления исходила из об
щих и местных интересов, система областного и местного управления скла
дывалась и формировалась как часть единого государственного механизма,
учетом национальных особенностей, однако не была лишена недостатков.
ним относились сложность управления от множества присутственных мест
и должностных лиц, неопределенность прав и обязанностей калмыков, отно
шений властей и порядка выборов [5: с. 135].
литература
абеева о.Н.
Политика российского Правительства по управлению калмы
кией в конце XViii – первой половине XiX вв: дис. … канд. ист. наук / о.Н. абеева.
Элиста, 2006. – 205 с.
абрамян л.П.
Государственное управление внутренними инородцами степ
ного Предкавказья во второй половине XViii – первой половине XiX века (политико-
правовые и социокультурные аспекты): дис. … канд. ист. наук / л.П. абрамян.
– Пя
тигорск, 2009. – 201 с.
деев с.Ю.
организация управления калмыцким народом после упразднения
калмыцкого ханства (1771–1825 гг.) / с.Ю. деев // вестник калмыцкого института
гуманитарных исследований раН. – вып. 1. – Элиста, 2002. – с. 99–106.
максимов к.Н.
калмыкия — субъект российской федерации / к.Н. макси
мов. – м.: республика, 1995. – 320 с.
очир-Гаряева и.к.
введение калмыкии в систему государственного управ
ления россии: историко-правовые аспекты (70-е XViii в. – первая половина XiX в.):
дис. … канд. юрид. наук / и.к. очир-Гаряева. – м., 2006. – 266 с.
Положение об управлении калмыцким народом. 24 ноября 1834 г. (№ 7560а)
Полное собрание законов российской империи. собрание ii. – т. iX. ч. 1. – сПб.:
типография ii отделения собственной его императорского величества канцелярии,
Правила для управления калмыцкого народа. 10 марта 1825 г. (№ 30290) //
Полное собрание законов российской империи с 1649 г. собрание i. – т. XXXX. –
сПб.: типография ii отделения собственной его императорского величества канце
указ о подчинении главного при калмыках пристава астраханскому граж
данскому губернатору. 14 марта 1816 г. (№ 26196) // Полное собрание законов рос
сийской империи с 1649 г. собрание i. – т. XXXiii. – сПб.: типография ii отделения
собственной его императорского величества канцелярии, 1830. – 1174 с.
аук
чиновники особых поручений при калмыцком управлении определялись мини
стерством внутренних дел по представлению астраханского военного губерна
тора. улусные попечители и их помощники, а также смотрители калмыцкого ба
зара и мочагов определялись министерством внутренних дел по представлению
астраханского военного губернатора. секретари совета, суда зарго и ламайского
духовного правления, казначей совета назначались астраханским военным губер
натором по представлению совета. Письмоводители улусных судов, переводчики,
толмачи и канцелярские служители назначались советом управления [6: с. 18–19].
астраханский военный губернатор наблюдал за соблюдением обязанностей
должностными лицами высшего местного и улусного калмыцкого управления,
сохранением благосостояния калмыков, разрешал возникавшие споры и не
доразумения, предупреждал и пресекал разного рода беспорядки и злоупотре
бления. На него также возлагались обязанности по надзору за ведением дело
производства калмыцкого управления. астраханский военный губернатор наде
лялся также судебными функциями и мог рассматривать и принимать решения
по уголовным делам, передававшимся ему из суда зарго. военный губернатор
также предоставлял отчетность относительно сумм, перечислявшихся калмыцко
му управлению, и по окончании каждого месяца направлял полную информацию
расходах в министерство внутренних дел [6: с. 21–22].
Главный попечитель осуществлял надзор за благосостоянием и порядком
в калмыцких улусах, за сбором налогов и повинностей, а также наблюдал
благоустройством и управлением улусов, находившихся в ведении правите
лей, исполнением обязанностей должностных лиц. На него возлагались обя
занности по обозрению улусов и ревизии их судов [6: с. 23–24].
На совет калмыцкого народа возлагались обязанности по надзору за ведени
ем дел в улусных судах, за порядком управления нойонов-владельцев и правите
лей улусов, за сборами, осуществлявшимися нойонами и зайсангами с подвласт
ных им калмыков, за ведением торговли и промышленности. советом рассматри
вались все дела, касавшиеся управления и полиции в калмыцких улусах [6: с. 24].
ламайское духовное правление рассматривало дела о несогласии супру
гов, недостойных поступках духовных лиц и неправильном присвоении ду
ховного звания. Правление наблюдало за возведением в духовное звание толь
ко по письменному постановлению и на основании правил ламайского закона.
Нойоны-владельцы, правители улусов, аймачные зайсанги и хотонные
старшины наблюдали за использованием калмыками под кочевья только тер
риторий, выделенных им, и за их передвижениями. На нойонов-владельцев
возлагались обязанности по разбору тяжб и жалоб, по незначительным кра
жам, мошенничествам и дракам. На правителей государственных улусов воз
лагались обязанности по поддержанию порядка на подведомственных терри
ториях, рассмотрению жалоб, приносимых на калмыков.
таким образом, ликвидировав должности главного и улусного приста
вов и учредив должности главного и улусных попечителей, вместо ранее су
рибу
молодых
уче
ых
народ подразделялся на семь улусов (багацохуровский, Эркетеневский, хошоу
товский, малодербетевский, большедербетевский, яндыкоский, хорахусовский),
состоявших из нойонов — владельцев родовых зайсангов (владевших или не вла
девших аймаками) и простых калмыков. Главное управление калмыками принад
лежало министерству внутренних дел, а с 1838 года — министерству государ
ственных имуществ. Перед министерством государственных имуществ стояла
задача «сделать управление калмыцким народом проще и, по
возможности, сбли
зить его с
управлением государственными крестьянами, чтобы, водворяя таким
образом между калмыками русския начала, постепенно приготовить их к слиянию
с коренным населением империи» (рГиа. ф. 1291. оп. 85. д. 22. л. 285). высшее
местное управление осуществляли астраханский военный губернатор, главный
попечитель калмыцкого народа, совет управления калмыцким народом, под пред
седательством главного попечителя, суд зарго и ламайское духовное правление.
улусное правление составляли нойоны-владельцы в пяти улусах (хошоутовский,
малодербетевский, большедербетевский, яндыковский, хорахусовский), прави
тели, определявшиеся начальством, в двух улусах (багацохуровский, Эркетенев
ский) и улусные попечители с помощниками. улусы делились на аймаки. ими
управляли зайсанги. аймаки в свою очередь делились на хотоны. Надзор за ними
принадлежал старшинам. Помимо них, при
калмыцком базаре и мочагах назнача
лись особые смотрители (рГиа. ф. 1291. оп. 85. д. 22. л. 286) [6: с. 18–19].
астраханский военный губернатор являлся начальником при осуществлении
высшего и улусного управления калмыками. Главный попечитель осуществлял
надзор за благоустройством и ходатайствовал обо всех делах и нуждах калмыков.
совет калмыцкого народа являлся распорядительным органом, осуществлявшим
ведение всех дел калмыков. Председателем совета являлся главный попечитель.
также в состав совета входили два его товарища, асессор из числа нойонов-вла
дельцев и два заседателя из сословия зайсангов. суд зарго являлся судебным ор
ганом второй инстанции. им рассматривались гражданские и уголовные дела. суд
зарго формировался из председателя, двух советников, назначаемых правитель
ством, и двух асессоров из нойонов. ламайское духовное правление — главный
судебный и правительственный орган, осуществлявший духовные дела калмыков.
в состав правления входили лама, являвшийся председателем, и четыре предста
вителя калмыцкого духовенства. улусные суды являлись судебными органами
первой инстанции, формировавшимися в каждом улусе. они состояли из
пред
седателя нойона-владельца или правителя улуса, которому присваивалось звание
улусного судьи, улусного попечителя, его помощника и двух заседателей зайсан
гов. Главный попечитель калмыцкого народа, председатель суда зарго (из
числа
российских чиновников) и лама (из калмыцкого духовенства), определялись ука
зами по представлению министра внутренних дел или министра юстиции (пред
седатель суда зарго). товарищи главного попечителя определялись министер
ством внутренних дел, советники суда зарго — министерством юстиции из
числа
российских чиновников по представлению астраханского военного губернатора.
аук
стей и сборов для предоставления в комиссию по калмыцким делам. он наблюдал
за осуществлением полицейских функций, а также сам их выполнял. При
ном приставе имелся один толмач калмыцкого языка, а для посылок — казаки.
внутреннее управление калмыками в улусах осуществлялось владельцами, а где
таковых не было — правителями. они наблюдали за порядком во
вверенном им
ведомстве, разрешали споры между подвластными и подчиненными, между про
столюдинами и зайсангами. таким образом, можно согласиться с точкой зрения
л.с. бурчиновой о том, что Правила для управления калмыцким народом оконча
тельно оформили институт приставства в калмыкии, который представлял собой
феодально-бюрократическую систему государственного управления края. Поря
док управления калмыками подвергся переустройству в
соответствии с измене
ниями управления инородцами, внесенными в 1822 году. в результате чего был
сделан значительный шаг в реализацию поставленной правилами цели — введе
ния калмыков постепенным образом в состав гражданского управления страны.
однако с.Ю. деев отметил ряд существенных недостатков Правил
управления калмыков. он считал, что по-прежнему не было определе
но юридическое положение сословий относительно общих государственных
сословий, без всяких определенных отношений к податному населению.
Неудач
ной оказалась и редакция статей. введение понятия «владельцы» и
«собственные люди» — простолюдины как бы признавало законными кре
постные отношения (или делали их таковыми); не были оговорены права и
обязанности депутатов от калмыков в комиссии калмыцких дел; суд зарго
был исключен из процесса подготовки решений, поэтому вопросы рассма
тривались без учета местных сведений и обычаев, а подчиненность главного
пристава астраханскому губернатору лишало его возможности независимо и
более объективно отстаивать их при рассмотрении [3: c. 100].
Порядок управления калмыками, обитавшими в астраханской губернии и
кавказской области, установленный Правилами для управления калмыцким на
родом в 1825 году не оправдали ожидания правительства. сенатор ф.и.
Энгель,
командированный в астраханскую губернию для выполнения поручения «по
тельнейшему соображению нужд сего народа самих жилищах его, открытию ис
тинных причины упадка его и изысканию надежнейших мер к водворению в нем
незыблемой тишины, правосудия и устроенного хозяйства» [1:
130–131], пришел
к выводу о том, что «образ управления Положением 1825
года введенный, начала
которого, ниспровергая во многом вековые обычаи и порядок, не
соот
ветствовали
ни положению народа, ни привычкам, временем укоренившимся: младенствую
щие понятия народа, не знающие ни русских судов, ни форм, ни правил, а поэтому
недоверчивость и отвращение к ним» (рГиа. ф. 1291. оп. 85. д.
22. л. 285). в свя
зи с чем, российские власти пришли к выводу о необходимости введения нового
порядка управления. он был закреплен в Положении об управлении калмыцким
народом, утвержденном 24 ноября 1834 г. теперь управление калмыками состав
ляло самостоятельную систему, не входившую в губернскую. весь калмыцкий
рибу
молодых
уче
ых
местное управление формировалось из областного, окружного и улусно
го управления. областное управление осуществляла комиссия по калмыцким
делам, учрежденная в астрахани [1: с. 118]. основной целью создания этой
комиссии было введение калмыков постепенным образованием в состав об
щего гражданского управления [1: с. 156]. в нее входили гражданский губер
натор, вице-губернатор, главный пристав при калмыках, губернский прокурор
и два представителя от калмыков, в качестве депутатов (один из владельцев и
один из духовенства ламы). для производства дел в комиссии использовались
из штата главного пристава секретарь и чиновники, а также переводчик, со
стоявший при губернаторе. комиссия собиралась один раз в неделю. она осу
ществляла надзор за правильным и успешным производством дел калмыцким
судом зарго и улусным ведомством, наблюдала за управлением улусами их
владельцами, за поборами и податями, собиравшимися в их пользу и в
пользу
зайсангов, за сборами вообще с народа на разные повинности (наряд на
кор
донную службу, на расходы по производству межевания земель). По
характеру
компетенции и полномочий комиссия относилась к исполнительно-распоря
дительному органу, имевшему функции суда высшей инстанции по граждан
ским делам на территории области [4: с. 43]. Главный пристав по рассматри
ваемым комиссией делам, в том числе касавшихся его обязанностей, вносил
записку, содержавшую его мнение. в ведение комиссии входило обозрение
калмыцких кочевий [7: с. 157–158]. таким образом, Правила для управления
калмыцкого народа ограничивали самостоятельность калмыцкой аристокра
тии и подчинили ее надзору царских чиновников [2: с. 104].
окружное управление осуществлял суд зарго. в состав суда входили два
представителя от духовенства из числа почетных гелюнов и шесть представи
телей от калмыцкого народа из владельцев улусов или зайсангов. от каждого
улуса выдвигалось по одному представителю от народа. в законодательстве
содержался перечень улусов, от которых выдвигались представители в состав
суда зарго. к ним относились следующие улусы: большой дербетев, малый
дербетев, торгоутовский, хошоутовский, багацохуровский и еркетеневский
[1: с. 121]. Представители от духовенства и представители от калмыцкого на
рода избирались от улусов и утверждались в должности комиссией. срок их
полномочий составлял менее трех лет.
улусное управление создавалось в каждом улусе или роде (рГиа. ф. 1291.
оп. 85. д. 22. л. 284). целью создания управления было уменьшение количества
дел, подведомственных суду зарго, а также рассмотрение и вынесение решений
маловажным делам. улусное управление осуществлялось частным или улус
ным приставом и «особенным приставом при калмыцком базаре в астрахани».
частный пристав имел сведениями о владельцах, зайсангах, духовенстве улу
са, о
численности кибиток или семейств калмыков и о местах их кочевания. он
вмешивался в частное управление калмыками и в исполнение повинностей и
сборов калмыками в пользу владельцев и зайсангов или на общественные потреб
ности, но обязан был располагать всеми сведениями по исполнению ими повинно
аук
андреянова
собенности
порядка
управления
калмыками
составе
оссийской
гг.)
в статье рассматривается порядок управления калмыками, проживавшими в рос
сийской империи на основе положений основных законодательных актов первой поло
вины XiX века.
ключевые слова:
инородцы; калмыки; порядок управления калмыками.
равительство российской империи в первой половине XiX века
стремилось унифицировать порядок управления коренными наро
дами, проживавшими на ее территории. Этот процесс заключался
во включении управления инородцами в общероссийскую систему управле
ния. Порядок управления калмыками был закреплен в Правилах для управле
ния калмыцкого народа, изданных в 1825 году. в соответствии с Правилами
территория проживания калмыков становилась субъектом российской империи
и была приравнена к области — административно-территориальной единицы,
введенной в российской империи в 1822 году и равнозначной по правовому
положению внутренней области в составе астраханской губернии [1: с. 117].
Главное управление калмыками принадлежало министру внутренних дел. Пе
ред министром стояли задачи по надзору за благосостоянием калмыков, охране
их прав и выгод, по надзору за деятельностью комиссии по управлению дела
ми народа. министерство контролировало процесс изменения и установления
нового управления и порядка у калмыков до раздела улусов между владельца
ми или до назначения нового управления, а также рассматривало споры, воз
никавшие между владельцами, калмыками или калмыками и представителями
других ведомств. министр внутренних дел назначал суммы на содержание
управления калмыками. кроме того, вопросами управления калмыков занимал
ся главный пристав. он находился в подчинении министра внутренних дел и
Главноуправляющего в астраханской губернии, а также выполнял предписания
гражданского губернатора [8: с. 555–556]. в связи с многочисленностью кал
мыков (25
000 кибиток) и размещением их на территории степей, при главном
приставе назначались два помощника.
Главноуправляющий в астраханской губернии наблюдал за управлением
делами калмыков и их благосостоянием, разрешал возникавшие споры и не
доразумения, по делам, не терпящим отлагательства, пресекал разного рода
беспорядки и злоупотребления [7: с. 155–156].
рибу
молодых
уче
ых
асмус в.ф.
логика / в.ф. асмус. – м.: Госполитиздат, 1947. – 147 с.
Положение о порядке оказания услуг, способствующих заключению срочных до
говоров (контрактов), а также особенностях осуществления клиринга срочных догово
ров (контрактов): приказ: [принят фсфр россии 24 августа 2006 г. № 06-95/пз-н].
о внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса россий
ской федерации и отдельные законодательные акты российской федерации: федер.
закон: [принят Гд фс рф 13.11.2009 г.] // российская газета. – 2009. – 30 ноября.
об утверждении Положения о видах производных финансовых инструмен
тов: приказ: [принят фсфр россии 4 марта 2010 г. № 10-13/пз-н].
о товарных биржах и биржевой торговле, в ред. от 25.11.2009 г.: закон : [при
верховным советом рф от 20.02.1992 г. № 2384-1].
Положение о порядке и условиях проведения торгов иностранной валютой
российские рубли на единой торговой сессии межбанковских валютных бирж,
ред. от 30.03.2004 г. [утв. цб рф 16.06.1999 г. № 77-П] // вестник банка россии. –
D.V. Bondarev
futures
the article is devoted to the analysis of the normative determination and peculiarities
of delivery and settlement futures contracts. the importance of using the given classi�ca
tion to protect the contract parties’ rights is substantiated not only from theoretical but also
from practical point of view.
Key-words
: time deal; classi�cation of contracts; futures contract; clearing; production
�nancial tool; variable margin; basic asset.
Braginskij M.i.
Dogovornoe pravo: obshhie polozheniya / M.i. Braginskij, V.V.
Vit
asmus V.f.
logika / V.f
asmus. – M.: gospolitizdat, 1947. – 147 s.
Polozhenie o poryadke okazaniya uslug, sposobstvuyushhix zaklyucheniyu srochny’x
dogovorov (kontraktov), a takzhe osobennostyax osushhestvlenia kliringa srochny’x dogovo
o vnesenii izmenenij v chasti pervuyu i vtoruyu nalogovogo kodeksa rossijskoj
federacii i otdel’ny’e zakonodatel’ny’e akty’ rossijskoj federacii: feder. zakon: [prinyat
gD fS rf 13.11.2009 g.] // rossijskaya gazeta. – 2009. – 30 noyabrya.
ob utverzhdenii Polozheniya o vidax proizvodny’x �nansovy’x instrumentov: pri
o tovarny’x birzhax i birzhevoj torgovle, v red. ot 25.11.2009 g.: zakon: [prinyat
Verxovny’m Sovetom rf ot 20.02.1992 g. № 2384-1].
Polozhenie o poryadke i usloviyax provedeniya torgov inostrannoj valyutoj za rossi
jskie rubli na edinoj torgovoj sessii mezhbankovskix valyutny’x birzh, v red. ot 30.03.2004 g.
[utv. cB rf 16.06.1999 g. № 77-P] // Vestnik Banka rossii. – 1999. – № 37. – S. 24–32.
аук
говора, не содержат в себе предмета к передаче. целью данного обязательства
является установление договоренности о заключении договора в будущем.
односторонние и двусторонние договоры
критерием деления является
наличие взаимных прав и обязанностей у каждой стороны по договору. одно
сторонние договоры характеризуются наличием у одной стороны только прав,
у другой только обязанностей.
оба вида (поставочный и расчетный) фьючерсных договоров будут отно
ситься к двусторонним договорам по следующим причинам. Предваритель
ный договор по смыслу ст. 429 Гк рф [5] обязывает обе стороны заключить
будущем основной договор, а не одну из них. каждая сторона вправе в соот
ветствии со ст. 445 Гк рф [5] в случае неисполнения такой обязанности по
требовать принудительного заключения основного договора в судебном по
рядке. таким образом, у каждой стороны есть право требования заключить
договор, и обязанность это требование исполнить.
обязательства по выплате вариационной маржи на первый взгляд стоит от
нести к односторонним, т.к. одна сторона обязуется уплачивать денежную сумму,
вторая ничего не требует взамен. однако данное предположение не верно. ранее
сделанный вывод о том, что все фьючерсные договоры являются консенсуальны
ми, только подтверждает это. стороны, заключая фьючерсный договор, услови
лись, что выплата вариационной маржи будет происходить, к примеру, в зависи
мости от изменения цены на бумагу, составляющую базовый актив. Поскольку
момент заключения договора — достижение согласия сторон, то обязанность
уплате вариационной маржи возлагается на обе стороны именно с момента
заключения договора. именно с этого момента у сторон возникает реальное обя
зательство по несению потенциальных убытков. данной обязанности корреспон
дирует и право требования уплаты вариационной маржи при положительном сте
чении обстоятельств для соответствующей стороны.
таким образом, были рассмотрены наиболее значимые основания клас
сификации фьючерсных договоров. Проведенная классификация при необхо
димости допускает осуществление более детальной классификации по иным
основаниям. она также позволяет выявить необходимость использования тех
или иных способов защиты своих прав в зависимости от вида обязательства,
содержащихся во фьючерсном договоре, в частности сторона, имеющая право
требования по передаче базового актива, не вправе его требовать, а может
лишь требовать заключения договора купли-продажи этого базового актива.
следовательно, правовые нормы, относящиеся к категориям договоров,
на основе рассмотренной классификации позволят более четко применять их
к фьючерсным договорам.
литература
брагинский м.и.
договорное право: общие положения / м.и. брагинский,
в.в. витрянский. – м.: статут, 1998. – 682 с.
рибу
молодых
уче
ых
одна сторона, уплачивая денежную сумму (вариационную маржу), не полу
чает никакого встречного предоставления от контрагента. обязанность вы
платить вариационную маржу зависит от колебаний цен на рынке и не зави
сит от действий сторон. При наличии обязательства передать базовый актив
(заключить предварительный договор купли-продажи базового актива) или
заключить договор, являющийся производным финансовым инструментом и
составляющий базовый актив, данный договор переходит в категорию воз
мездных. данный вывод основан на следующих фактах. сущность предвари
тельного договора состоит в том, что при наступлении определенного срока
стороны исполняют свои корреспондирующие друг другу обязанности заклю
чить основной договор. то есть, каждая сторона должна предоставить друг
другу необходимые условия для исполнения обязательства по предваритель
ному договору. Пункт 4 ст. 445 Гк рф [6] подчеркивает эту возмездность,
указывая на то, что в случае уклонения от заключения основного договора,
противная сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении за
ключить договор, а также потребовать возмещения убытков.
расчетный фьючерсный договор является безвозмездным, так как по умолча
нию содержит только обязательство по уплате вариационной маржи. Но в случае,
когда в нем содержится обязательство заключить договор, являющийся произво
дным финансовым инструментом, он становится возмездным в соответствующей
реальные и консенсуальные договоры
в основе деления на данные две
группы лежит момент возникновения договора [1: с. 302]. консенсуальными
считают договоры, вступающие в силу с момента достижения сторонами согла
сия, а реальными — договоры, которые признаются заключенными с момента,
когда на основе соглашения осуществлена передача стороной контрагенту опре
деленного имущества [1: с. 302].
и поставочный, и расчетный фьючерсные договоры будут являться кон
сенсуальными вне зависимости от наличия в них дополнительных обяза
тельств, установленных Положением о видах производных финансовых ин
струментов. данный вывод сделан на основе следующих фактов:
исполнение фьючерсного договора осуществляется путем периодиче
ской выплаты вариационной маржи, о порядке выплаты которой они догова
риваются заранее. стороны, заключая фьючерсный договор, вообще не
знают,
наступят ли условия, при которых произойдет такая выплата или нет. следо
вательно, исполнение договора вообще может не наступить, в отличие от
мента заключения;
обязательства по передаче базового актива не исполняются заключе
нием фьючерсного договора, они лишь обязывают стороны заключить в буду
щем такой договор;
обязательства по заключению договора, являющегося производным
финансовым инструментом и составляющий базовый актив фьючерсного до
аук
дарения не может являться следствием осуществления предпринимательской дея
тельности, так как их исполнение не направлено на извлечение прибыли.
таким образом, передача базового актива первыми двумя способами не ис
полнима, ибо противоречит законодательству, что ведет к признанию фьючер
сного договора в части обязательства по передаче вещи ничтожным в силу ст. 168
Гк рф [6].
третий способ, позволяющий передать вещь (базовый актив) от одной сто
роны другой, предусматривает заключение договора купли-продажи между
ними. в связи с тем, что фьючерсный договор является биржевым договором,
то его исполнение происходит на бирже и по правилам биржи. биржа призва
на организовывать торги, на которых определяются производные финансовые
инструменты, в том числе фьючерсные договоры, а также определять условия
заключения фьючерсных договоров в своих спецификациях (правилах) [3, 7].
стороны, заключая фьючерсные договоры, знают заранее, на каких усло
будут исполняться обязательства. биржа, призванная определять условия за
ключения фьючерсных договоров, закрепляет существенные условия дого
вора в своих спецификациях. стороны определяют лишь предмет договора
(базовый актив, предназначаемый к передаче). таким образом, стороны за
ключают фьючерсный договор, в котором обязуются заключить в
срок опре
деленный спецификацией договор купли-продажи вещи (базового актива)
условиях, установленных правилами биржи и спецификаций.
следовательно, поставочный фьючерсный договор в части обязательства
по передаче базового актива является предварительным договором. данный
вывод применим и к обязательству по заключению договора, являющегося
производным финансовым инструментом и составляющего базовый актив
фьючерсного договора, который предусматривает обязанности передать, ку
пить (продать) или поставить вещь (базовый актив).
расчетный фьючерсный договор не содержит в себе обязательства по переда
че вещи, однако может содержать обязательство заключить договор, являющийся
производным финансовым инструментом и составляющий базовый актив, кото
рый не предусматривает обязанности передать, купить (продать) или поставить
вещь (базовый актив). основываясь на вышеперечисленном, можно сделать ана
логичный вывод, что расчетный фьючерсный договор является основным, за ис
ключением случая, когда в нем содержится обязательство заключить договор,
являющийся производным финансовым инструментом. При наличии такого обя
зательства он становится предварительным в соответствующей части.
основанием для деления договоров на возмездные и безвозмездные яв
ляется наличие встречного предоставления. четкое отличие одного вида
от
другого определено в ст. 423 Гк рф [6].
Поставочный фьючерсный договор как и при первом делении стоит клас
сифицировать в зависимости от обязательств, закрепленных в нем. обязатель
ство по уплате вариационной маржи относит этот договор к безвозмездным,
рибу
молодых
уче
ых
используя дихотомическое деление, можно выделить следующие виды до
говоров: основные и предварительные. основанием деления является наличие
обязанности заключить договор в будущем на заранее определенных условиях.
Поставочный фьючерсный договор содержит в себе два обязательства:
периодически
уплачивать
денежные суммы в зависимости от наступления
соответствующих обстоятельств и
передавать
в собственность базовый ак
тив (ценные бумаги, товар или валюту) или заключать договор, являющийся
производным финансовым инструментом и составляющий базовый актив.
обязательство по уплате денежных сумм в зависимости от наступления
соответствующих обстоятельств относит поставочный фьючерсный договор
к основным, поскольку права и обязанности сторон приобретаются ими уже
в момент заключения договора, и для уплаты так называемой вариационной
маржи не требуется заключения иной сделки.
более трудным представляется вопрос о классификации поставочного
фьючерсного договора, который содержит обязательство по передаче в соб
ственность соответствующего базового актива. исходя из буквального тол
кования содержания фьючерсного договора, такое обязательство может быть
исполнено 3 разными способами:
путем передачи вещи (базового актива);
путем заключения продавцом вещи (базового актива) договора купли
продажи с третьим лицом и последующей передачи вещи (базового актива)
собственность второй стороне фьючерсного договора;
путем заключения договора купли-продажи непосредственно между
сторонами фьючерсного договора.
фьючерсный договор предусматривает лишь обязанность одной стороны
передать вещь (базовый актив) без какого-либо встречного исполнения. в таком
случае усматривается предмет договора дарения. Но фьючерсный договор не мо
жет являться договором дарения ни при каких обстоятельствах, так как это всег
да заключаемый договор на бирже, где участниками договоров всегда являются
юридические лица, профессиональные участники рынка ценных бумаг, имеющие
лицензию на осуществление брокерской и/или дилерской деятельности, а также
биржевые посредники, имеющие лицензию на заключение в биржевой торговле
договоров, являющихся производными финансовыми инструментами, базисным
активом которых является биржевой товар. таким образом, фьючерсный договор
всегда заключается между юридическими лицами, между которыми договор да
рения запрещен, за исключением случая, когда дар является обычным подарком,
стоимость которого не превышает три тысячи рублей. вещь, передаваемая в ре
зультате исполнения фьючерсного договора трудно признать обычным подарком,
так
как заключая фьючерсный договор, стороны имеют заранее определенный хо
зяйственный интерес к предмету сделки. для участников торгов фьючерсные до
говоры являются договорами, которые они заключают в процессе осуществления
ими предпринимательской деятельности. чаще всего участники торгов заключают
сделки в интересах своих клиентов по их поручениям. заключение договоров
аук
тривающим обязанности передать, купить (продать) или поставить ценные
бумаги, валюту или товар.
расчетными являются фьючерсные договоры, предусматривающие обя
занность заключить договор, являющийся производным финансовым инстру
ментом, который не предусматривает обязанности передать, купить (продать)
или поставить ценные бумаги, валюту или товар.
законодатель, принимая через три с лишним года новый нормативный акт,
также исходил из того, что фьючерсных договоров всего два. таким образом,
перечень их закрыт, что позволяет более эффективно осуществить классифи
кацию фьючерсных договоров.
сравнивая Положение о порядке оказания услуг, способствующих заклю
чению срочных договоров (контрактов), а также особенностях осуществления
клиринга срочных договоров (контрактов) и Положение о видах производных
финансовых инструментов, можно сделать вывод о том, что, несмотря на ис
пользование одного и того же термина «фьючерсный договор», в Положении
о видах производных финансовых инструментов объект фьючерсного дого
вора расширен. в отличие от Положения о срочных сделках, где базисным
активом может быть только ценная бумага или фондовый индекс, Положение
о видах производных финансовых инструментов содержит также и иные ба
зисные активы. базисным активом фьючерсного договора, среди прочего, мо
жет быть товар, валюта, процентные ставки, уровень инфляции, официальная
статистическая информация, физические, биологические и/или химические
показатели состояния окружающей среды.
учитывая, что в Положении о видах производных финансовых инстру
ментов фьючерсному договору дается более широкое толкование, чем то, ко
торое указано в Положении «о срочных сделках», оно и будет взято за основу
в целях классификации фьючерсных договоров.
классификация любого понятия предполагает его разделение [2: с. 65].
как отмечает м.и. брагинский, «такое разделение может быть произведено
двумя способами. Первый составляет дихотомию или, иначе — «деление над
вое». с ее помощью, используя последовательно определенное основание
(критерий), делят понятие на две группы, из которых одну характеризует на
личие этого основания, а другую — его отсутствие. Подобное деление может
быть применительно к одному и тому же понятию, проведено многократно
при условии, что каждый раз используется другое основание.
При втором способе с помощью определенных оснований создается в прин
ципе неограниченное число групп. в каждой из них указанные основания соот
ветствующим образом индивидуализируются. дихотомическое деление приме
нительно к каждому из оснований предопределяет различные особенности пра
вового режима договоров, отнесенных к той или иной группе» [1: с. 301].
классификация не является самоцелью. Посредством классификации
можно определить, какие правовые нормы подлежат применению к тому или
иному договору.
рибу
молодых
уче
ых
схематично это выглядит следующим образом:
срочная сделка
фьючерсный договор
Поставочный фьючерсный договор
расчетный фьючерсный договор
Причем как такого понятия фьючерсного договора анализируемое Поло
жение не содержит. даны определения только его видам. таким образом, мож
но сделать вывод о том, что других фьючерсных договоров не бывает.
другим нормативным актом является федеральный закон рф «о рынке
ценных бумаг», в котором с 01 января 2010 года [4] был закреплен термин
производный финансовый инструмент [3], под ним понимается, в том числе
поставочный и расчетный фьючерсный договор, как это определено в Поло
жении «о порядке оказания услуг, способствующих заключению срочных до
говоров (контрактов), а также особенностях осуществления клиринга срочных
договоров (контрактов)». основываясь на данном федеральном законе
рф,
фсфр россии определила виды производных финансовых инструментов, ко
торые нашли свое отражение в Положении о видах производных финансовых
инструментов. в данном Положении и система определения фьючерсного до
говора была построена по-другому.
фсфр россии уже изначально определила единое понятие фьючерсно
го договора — это договор, заключаемый на биржевых торгах, предусматри
вающий обязанность каждой из сторон договора периодически уплачивать
денежные суммы в зависимости от изменения цены (цен) и (или) значения
(значений) базисного (базового) актива и (или) наступления обстоятельства,
являющегося базисным (базовым) активом. фьючерсные договоры делятся
поставочные и расчетные.
Поставочным является такой фьючерсный договор, который содержит
обязанность одной стороны передать другой стороне ценные бумаги, валюту
или товар, являющийся базисным (базовым) активом, в том числе путем за
ключения стороной (сторонами) фьючерсного договора, и (или) лицом (лица
ми), в интересах которых был заключен фьючерсный договор (контракт), до
говора купли-продажи ценных бумаг, договора купли-продажи иностранной
валюты или договора поставки товара; или обязанность сторон заключить
договор, являющийся производным финансовым инструментом, предусма
Правовые
основы
классификация
фьючерсных
договоров
статья посвящена анализу нормативного определения и особенностей поставоч
ных и расчетных фьючерсных договоров. обосновывается значимость использова
ния указанной классификации не только с теоретической, но и с практической точки
зрения для защиты прав сторон обязательства.
ключевые слова:
срочная сделка; классификация договоров; фьючерсный договор;
клиринг; производный финансовый инструмент; вариационная маржа; базовый актив.
пределение фьючерсного договора содержится в двух норматив
ных актах российской федерации.
Первым нормативным актом, который дал нормативное
определение фьючерсного договора, стало положение «о порядке оказания
услуг, способствующих заключению срочных договоров (контрактов), а
так
же особенностях осуществления клиринга срочных договоров (контрак
тов)», введенное приказом фсфр россии, в котором фьючерсный договор
определяется как разновидность срочной сделки [3]. срочной сделкой при
знается сделка, исполнение обязательств по которой зависит от изменения
цен на
ценные бумаги, от изменения значений индексов, рассчитываемых
на основании совокупности цен на ценные бумаги (фондовых индексов),
том числе сделка, предусматривающая исключительно обязанность сторон
уплачивать (уплатить) денежные суммы в зависимости от изменения цен
ценные бумаги или от изменения значений фондовых индексов. фью
черсный договор имеет два вида: поставочный фьючерсный договор и рас
четный фьючерсный договор. Поставочным фьючерсным договором при
знается срочный договор, предусматривающий обязанность сторон уплачи
вать вариационную маржу и осуществлять оплату/поставку базового актива,
установленного спецификацией срочного договора, в определенную дату
будущем. срочный договор, предусматривающий исключительно обязан
ность обеих сторон уплачивать вариационную маржу, именуется расчетным
фьючерсным договором.
рибу
молодых
аст
ое
раво
тельной характеристикой. очевидно, этот неутешительный вывод может
иметь отношение и к иным областям социальных знаний (истории, полито
логии, социологии и пр.), где также остро стоит проблема методологической
неопределенности. Но представляется, что юридическая наука и юридическое
образование отличаются большим консерватизмом и оказываются менее вос
приимчивыми к новому, нежели пограничные с ними области знаний.
литература
русинов
р.к
. цели и методы преподавания сравнительного правоведения /
р.к. русинов // российское юридическое образование в условиях интеграции в евро
пейское и мировое образовательное пространство: мат. всерос. учебно-метод. конф.
(г.
екатеринбург, 18–19 декабря 2003
г.). – екатеринбург, 2004. – с. 268–301
M.V. nemytina
Professional
the article deals with problems of the development of modern legal education in
sia. the author relates legal education to the methodological attitudes in the �eld of
Key-words:
rusinov r.K.
celi i metody’ prepodavaniya sravnitel’nogo pravovedeniya / r.K.
// rossijskoe yuridicheskoe obrazovanie v usloviyax integracii v evropejskoe i mirovoe
obrazovatel’noe prostranstvo: mat. vseros. uchebno-metod. konf. (g.
ekaterinburg, 18–19
kabrya 2003 g.). – ekaterinburg, 2004. – S. 268–301.
аук
то же можно отнести к другим отраслям права, учебным дисциплинам и
привести множество примеров, когда новое в российском праве объективно
требует от преподавателя иной подачи материала, адекватной его содержа
нию, потребностям общества и восприятию студентов.
можно отметить, что в последнее время российская юридическая наука
достаточно серьезно продвинулась в плане осмысления ею принципов права.
Это обусловлено потребностями развития общества. в ряду правовых прин
ципов, действующих сегодня в российской федерации, на первом месте стоит
конституционный принцип приоритета прав и свобод человека и гражданина.
современный юрист должен воспитываться на принципах права (общих,
отраслевых, межотраслевых), которые должны быть им хорошо осознаны и
прочувствованы, должны служить руководством в условиях неопределенно
сти правового регулирования, помогать справляться с коллизиями и пробела
ми в законодательстве. если же мы обратимся к учебному процессу, то темы,
посвященные принципам права, и в курсе теории, и в курсах отраслевых дис
циплин, кажутся студентам крайне скучными. они не пользуются популярно
стью и у самих преподавателей. очевидно, что нужны адекватные формы и
методы подачи данного учебного материала, которые бы делали такого рода
проблематику популярной среди студентов.
Нужно отходить от сугубо теоретичного изложения на уровне абстракт
ных рассуждений тем, посвященных принципам права, находить интересные
для студентов примеры из практики, где принципы права действительно слу
жат для юриста руководством к действию, помогают ему улавливать общие
тенденции правового регулирования, восполнять пробелы и разрешать колли
зии в законодательстве, проверять жизнеспособность законодательных норм
в русле их соответствия общим тенденциям развития общества и государства.
все ли описания в учебниках принципов права адекватны реалиям сегодняш
него дня? в то время как право давно перестали отождествлять с законом, прин
цип законности по сей день остается основополагающим в учебниках по теории
права и государства, по отраслям права. Пожалуй, было бы более правильным ве
сти речь о принципе верховенства права. можно предположить, что принцип за
конности будет поглощен принципом верховенства права. если все-таки призна
вать, что принцип законности имеет право на самостоятельное существование,
то
он должен быть вторичным по отношению к принципу верховенства права.
впрочем, все это упирается в основополагающую для современной рос
сийской юриспруденции проблему правопонимания. к принципам «верховен
ства права» и «верховенства закона» можно подойти с позиций существующих
сегодняшний день типов либертарного и позитивистского правопонимания.
таком подходе можно выстроить различные юридические конструкции.
таким образом, напрашивается вывод о том, что в силу целого ряда при
чин российское юридическое образование в нынешнем его состоянии не
ляется фундаментальным. данный критерий не может служить его отличи
аст
ое
раво
могу предположить, что юридическая наука развивается намного быстрее,
нежели образование. в юридической науке за последние полтора десятка лет
произошли радикальные изменения. многое переосмыслено, воспринято
зарубежного опыта, выстроено заново с учетом российских реалий. одна
ко лишь малая часть из того, что накоплено в науке, перешла в образование.
здесь вовсе не имеется в виду озвучивание профессорами и преподавателя
ми в лекционных залах собственных и чужих научных разработок. то, что про
говаривается в аудитории, остается на уровне информации, которая очень скоро
забывается, не будучи всерьез осмысленной, тем более прочувствованной студен
тами. речь идет о трансформации достижений науки методическими средствами
в знания обучающихся. достижения юридической науки не
могут стать достоя
нием правоприменительной практики без посредства образования. именно об
разование служит трансляционным механизмом, с помощью которого научные
знания, регламентированные в законодательстве принципы, институты и нормы
претворяются в жизнь, становясь реальностью.
тезис об отставании образовательного процесса в вузах от уровня разви
тия правовой науки попробую пояснить на примерах.
так, разработанные уголовно-процессуальной наукой и заложенные в
ствующем уголовно-процессуальном кодексе россии юридические конструк
ции: равные возможности защиты прав потерпевшего и обвиняемого, состя
зательность процесса, акцент на работу юриста в судебном заседании, суд
присяжных и пр. — требуют принципиально иной подачи материала в
рамках
учебного процесса. все это нельзя передать посредством устного изложения в
лекциях или письменного — в учебниках. даже обсуждение этого материала
на семинарах в дискуссионном формате ненамного улучшит связанную с его
восприятием ситуацию. студента нужно тренировать работать в условиях со
стязательного судебного разбирательства, в процедуре с участием присяжных
заседателей, оттачивая конкретные навыки.
за каких-то пятнадцать лет отраслью гражданского права, которая вклю
чает и науку цивилистику, и гражданское законодательство, пройден огром
ный, просто фантастический путь. адекватны ли здесь средства и способы
трансляции научных достижений и тенденций законодательства в учебный
процесс? можно ли при помощи их воспитать современного специалиста,
способного обеспечить в правовом отношении развитие бизнеса на предпри
ятии или защитить права граждан своей страны от многочисленных наруше
ний? Представляется, что в условиях сегодняшнего дня явно недостаточно
простого изложения со стороны преподавателя и заучивания со стороны сту
дента многочисленных норм Гражданского кодекса рф и иных нормативных
актов. лучше было бы вооружить студента пониманием глубинного смысла
современных принципов и подходов в цивилистике, пониманием теории до
говора, а также сформировать у него навыки работы на практике по отдель
ным категориям гражданских дел.
аук
стает: из нравственных начал, из прав человека, из исторических оснований
общест
ва и государства, из установленных властью норм. Нелишне задаться во
просом о том, какова природа власти, занимающейся законотворчеством, насколь
ко она отражает интересы общества. решая эти вопросы для себя, преподаватель
передает соответствующее видение студентам, формирует их мировоззрение.
При решении казуса в рамках учебной дисциплины можно ограничиться тем,
чтобы подобрать соответствующую норму закона и «наложить» ее на предложен
ную ситуацию. а можно — пойти дальше и заставить студента задуматься, как
при решении конкретной проблемы обеспечиваются права человека, как соот
носятся частные и публичные интересы. можно на конкретном примере выявить
тенденции правового регулирования, оценить, насколько избранный вариант ре
шения проблемы, пусть даже полностью соответствующий букве закона, отве
чает существующим у населения представлениям о праве и т.д.
таким образом, сложившаяся в российской юридической науке методоло
гическая неопределенность, порой переходящая в методологический хаос, сама
себе «закрывает» тему фундаментальности юридического образования.
фундаментальность высшего юридического образования россии —
просто стереотип, это миф, оставшийся в сознании людей. сформировался
он в период нашей изоляции от всего мира, когда мы искренне верили, что все
отечественное — самое лучшее, и,
возможности
(не
ничего другого), были счастливы. во многих областях жизни общества мы
давно осознали свое отставание и преодолели это заблуждение, стараемся
идти вперед, интегрируясь в общее русло мировой цивилизации, а в оценках
высшей школы, как это ни парадоксально звучит, миф сохранился.
можно сделать вывод о том, что понятие «фундаментальность образования»
отнюдь не тождественно категории «совокупность теоретических знаний». фун
даментальность современного юридического образования предполагает и мето
дологический контекст, связанный с пониманием того, откуда происходит право,
и органичную связь с правовой системой (системами), на которые это образова
ние ориентировано, и представления о современных приемах профессиональной
деятельности юриста, и формы и методы подачи информации, позволяющие эту
информацию трансформировать в знания студентов.
фундаментальность образования в современных условиях нужно рассма
тривать как полученную студентом адекватную потребностям не только дня
сегодняшнего, но и завтрашнего, основу для накопления последующих зна
ний и профессиональных навыков. фундаментальное образование призвано
«способствовать пониманию всеобъемлющей ценности права и универсаль
ности юридической науки» [1: с. 159].
в этой связи возникает проблема соотношения уровня развития юридиче
ской науки и образования. замечу, что объективных критериев для оценки уровня
развития того и другого нет — их никто не выработал. Приходится руководство
ваться собственными наблюдениями и впечатлениями от многочисленных кон
ференций и семинаров, прочитанной литературы, накопленным опытом.
аст
ое
раво
типы правопонимания. субъективное восприятие права профессорами и препо
давателями проходит через многочисленные учебники, пособия, пронизывает
содержание лекционных курсов и семинарских занятий. Преподаватели россий
ских юридических вузов, большинство из которых в силу каких-то непонятных
обстоятельств никто не учит ни методике преподавания, ни тем более его методо
логии, часто даже не отдают себе отчета в том, каким типом правопонимания они
руководствуются в процессе преподавания.
Никоим образом не хотелось бы ничего противопоставлять, тем более что
в настоящее время в юридической науке, наконец, возобладали интеграцион
ные подходы, связанные с взаимопроникновением различных типов правопо
нимания. существует множество методологических контекстов преподавания
юридических дисциплин в современных условиях: приоритет прав и свобод
человека, соотношение частных и публичных интересов, социокультурный
контекст, философские основания права, сравнительное правоведение, социо
логия и антропология права и т.п. однако вызывает серьезную обеспокоен
ность отсутствие у преподавателей рефлексивного анализа по этому поводу.
методы научных исследований и методы обучения объективно взаимос
вязаны, поскольку в обоих случаях речь идет о процессе познания. Наука и
образование в одной области — это процесс познания одной и той же ма
терии. различаются лишь уровень и глубина познания. Поэтому применяе
мые в
учебном процессе методы и подходы идентичны тем, что существуют
в науч
ном познании права. Не случайно отечественная высшая школа всегда
делала акцент на научную квалификацию вузовского преподавателя.
однако из-за существующей на сегодняшний день в правовой науке ме
тодологической неопределенности в учебном процессе российских юридиче
ских вузов отсутствует целеполагание. какой смысл в анализе статей кодексов
и иных нормативных актов, правоприменительной практики, когда не понят
но, откуда берет начало право? что происходит с сознанием студента, ког
да пограничные, связанные друг с другом дисциплины ему преподают люди,
руководствующиеся различными типами правопонимания? когда преподава
тель при изложении различных тем или даже различных фрагментов одной и
той же темы «перескакивает» с одного типа правопонимания на другой?
любой теоретически подготовленный и методически грамотный преподава
тель юридического вуза, прежде всего, должен определиться, в русле каких мето
дологических установок он транслирует знания студенческой аудитории, будит ее
творческий потенциал. в противном случае, ни теоретическая подготовка препо
давателя по своему предмету, ни знание законодательства и правоприменительной
практики, ни применение самых современных методик не будет иметь смысла.
сказанное выше не должно быть понято, как попытка ограничить свободу
творчества и право на научный поиск, что является прерогативой каждого чело
века, особенно того, кто имеет отношение к науке и преподаванию. речь о
другом.
Преподавая право, всегда нужно задаваться мыслью о том, откуда оно произра
аук
фундаментальном
юридическом
образовании
статья посвящена проблемам развития современного юридического образова
ния в россии. автор связывает юридическое образование с теми методологическими
позициями в сфере теории права, на которых стоит тот или иной преподаватель.
ключевые слова:
образование; юридическая наука; методология, правопонимание.
русле последних веяний, связанных с модернизацией высшего
образования россии, достаточно часто приходится слышать вы
сказывания о том, что «наше высшее образование самое лучшее»,
«нам необходимо сохранить отечественную модель высшего образования» и
т.п. однако утверждения, как о хорошем, так и о плохом состоянии высшей
школы россии носят абстрактный характер, они не основаны на анализе тен
денций и перспектив ее развития.
традиционно основным преимуществом отечественного высшего образо
вания считалась его фундаментальность. так ли это?
Позволю себе поделиться мыслями о том, что в нашей стране вряд ли мож
но вести речь о преподавании в социальных областях знания в контексте фун
даментальности. так, наличие в науке и образовании на протяжении семидеся
ти с
лишним лет господствующей методологии позволяет говорить о догматиз
ме, но
фундаментальности в отечественной юриспруденции. Пришедший
смену идеологический и методологический плюрализм, пожалуй, дает еще
меньше оснований говорить о фундаментальном преподавании права.
Юридическая конкретика, связанная с содержанием закона, правового ин
ститута или нормы, требует соотнесения с типами правопонимания. в рамках
либертарного правопонимания существует полагание, что право произраста
ет из прав человека. в русле позитивистского — презюмируется отношение
праву как к воле государства, облеченной во множество имеющих различ
ную юридическую силу нормативных актов. возводится в абсолют роль за
конодателя — некоей абстрактной субстанции, а также законодательной дея
тельности, имеющей почти абсолютный смысл. вне этого методологического
контекста рассмотрение теоретических конструкций, форм нормативного вы
ражения и правоприменительной практики становится невозможным.
оценивая подходы к преподаванию права, сложившиеся на протяжении
послед
них пятнадцати лет, нельзя не учитывать параллельно существующие,
даже подчас противостоящие друг другу в отечественной юридической науке
аст
ое
раво
niya. K 15-letnemu yubileyu” (Moskva, rossijskaya akademiya pravosudiya, 1
2009 г.) //
тrudovoj kodeks rossijskoj federacii ot 30 dekabrya 2001 g. № 197-fZ // Sobra
nie zakonodatel’stva rossijskoj federacii. – 2002. – № 1. – St. 3.
11.
federal’ny’j konstitucionny’j zakon ot 21 iyulya 1994 g. № 1-fKZ «о Konstitu
cionnom Sude rossijskoj federacii» // Sobranie zakonodatel’stva rossijskoj federacii. –
federal’ny’j konstitucionny’j zakon ot 31 dekabrya 1996 g. № 1-fKZ (red.
05.04.2005 g.) «о sudebnoj sisteme rossijskoj federacii» // Sobranie zakonodatel’stva ros
аук
the approach of the constitutional court to the interpretation of labour law norms ren
dered in its de�nition seems to be argumentative. the author estimates the constitutional
court practice in the sphere of labour relations critically, which falls outside the limits
Key-words
labour legal relations; the labour code of the rf; the constitutional court
grazhdanskij processual’ny’j
kodeks rossijskoj federacii ot
14 noyabrya 2002 g.
Sobranie zakonodatel’stva rossijskoj federacii
коrоtееv к.n.
opredeleniye
Konstituzionnogo Suda rf
ot 11 noyabrya 2008 goda
556-о-r. neodnoznachnoe raz’’yasneniye yuridicheskoj sily’ postanovlenij
nogo Suda rf
/ к.n. коrоtееv // Sravnitel’noe
оbоzrеnie. – 2009. – № 3. –
Konstituciya rossijskoj federacii (prinyata na vsenarodnom golosovanii 12 dekab
rya
Konstitucionnogo Suda rossijskoj federacii
ot 15 yanvarya 2008 g.
201-о-P «Po zhalobe otkry’togo akcionernogo obshhestva «centr vosstanovitel’noj medici
ny’ i reabilitacii «Sibir’» na narushenie
prav i svobod polozheniem chasti
pervoj stat’i 82
тrudovogo kodeksa rossijskoj federacii
» // Vestnik
Konstitucionnogo Suda
Konstitucionnogo Suda rf
ot 11 noyabrya 2008 goda №
556-о-r
raz’’yasnenii Postanovleniya
Konstitucionnogo Suda rossijskoj federacii
ot
fevralya 2007
goda № 2-P pо delu o proverke
polozhenij statej 16, 20, 112, 336, 376, 377,
380, 381, 382, 383, 387, 388 i 389 grazhdanskogo processual’nogo
kodeksa rossijskoj federa
Sobranie zakonodatel’stva rossijskoj federacii.
Postanovlenie
Konstitucionnogo Suda rf
ot 4 fevralya 1992 g. № 2-P «Pо delu
konstitucionnosti pravoprimenitel’noj
praktiki rastorzheniya
trudovogo
dogo
vora po osnovaniyu, predusmotrennomu punktom 1.1 stat’i 33 кZoт rSfSr» // Vedo
mosti SnD rSfSr и VS rSfSr. – 1992. – № 13. – St. 669.
Konstitucionnogo Suda rf
ot 23 iyunya 1992 g. № 8-P «о proverke
konstitucionnosti pravoprimenitel’noj
praktiki pо delam о vosstanovlenii na rabote, slozhiv
shejsya na osnovanii chasti chetvertoj stat’i 90 оsnov
zakonodatel’stva
Soyuza SSr i soyuzny’x
respublik о trude, chasti pyatoj stat’i 211 кZoт
rossijskoj federacii
i punkta 27’ postanov
leniya Plenuma Verxovnogo
Suda
SSSr ot 26 aprelya 1984 goda № 3 «о primenenii
sudami
zakonodatel’stva
, reguliruyushhego zaklyuchenie, izmenenie i prekrashhenie
trudovogo dogo
» // Vedomosti SnD rf i VS rf. – 1992. – № 30. – St. 1809.
Postanovlenie
Konstitucionnogo Suda rf
ot 27 yanvarya 1993 g. № 1-P «Pо
o proverke
konstitucionnosti pravoprimenitel’noj
praktiki ogranicheniya vremeni oplaty’
vy’nuzhdennogo progula pri nezakonnom uvol’nenii, slozhivshejsya na osnove primene
zakonodatel’stva
о trude i postanovlenij Plenumov Verxovnogo Suda SSSr, Verxovno
go Suda
rossijskoj federacii
, reguliruyushhix danny’e voprosy’» // Vedomosti SnD rf i
VS rf. – 1993. – № 14. – St. 508.
Stenogramma kruglogo stola «federal’ny’j
konstitucionny’j zakon
“о
cionnom Sude rossijskoj federacii
”»: opy’t primeneniya i perspektivy’ sovershenstvova
аст
ое
раво
медицины и реабилитации «сибирь» на нарушение конституционных прав и свобод по
ложением части первой статьи 82 трудового кодекса российской федерации» // вестник
конституционного суда российской федерации. – 2008. – № 4. – с. 23.
определение конституционного суда рф от 11 ноября 2008 года № 556-о-р
разъяснении Постановления конституционного суда российской федерации от
раля 2007 года № 2-П по делу о проверке конституционности положений статей 16, 20,
112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодек
са российской федерации» // собрание законодательства росийской федерации. – 2008.

№ 48. – ст. 5722.
Постановление конституционного суда рф от 4 февраля 1992 г. № 2-П
делу о проверке конституционности правоприменительной практики растор
жения трудового договора по основанию, предусмотренному пунктом 1.1 статьи 33
кзот рсфср» // ведомости сНд рсфср и вс рсфср. – 1992. – № 13. – ст. 669.
Постановление конституционного суда рф от 23 июня 1992 г. № 8-П «о про
верке конституционности правоприменительной практики по делам о восстановле
нии на работе, сложившейся на основании части четвертой статьи 90 основ законо
дательства союза сср и союзных республик о труде, части пятой статьи 211 кзот
российской федерации и пункта 27’ постановления Пленума верховного суда ссср
от 26 апреля 1984 г. № 3 «о применении судами законодательства, регулирующего
заключение, изменение и прекращение трудового договора» // ведомости сНд рф и
вс рф. – 1992. – № 30. – ст. 1809.
Постановление конституционного суда рф от 27 января 1993 г. № 1-П
делу о проверке конституционности правоприменительной практики ограниче
ния времени оплаты вынужденного прогула при незаконном увольнении, сложив
шейся на основе применения законодательства о труде и постановлений Пленумов
верховного суда ссср, верховного суда российской федерации, регулирующих
данные вопросы» // ведомости сНд рф и вс рф. – 1993. – № 14. – ст. 508.
стенограмма круглого стола «федеральный конституционный закон “о кон
ституционном суде российской федерации”: опыт применения и перспективы со
вершенствования. к 15-летнему юбилею» (москва, российская академия правосу
дия, 1 декабря 2009 г.) // конституционное правосудие. – 2010. – № 1. – с. 1–15.
трудовой кодекс российской федерации от 30 декабря 2001 г. № 197-фз //
собрание законодательства российской федерации. – 2002. – № 1. – ст. 3.
11.
федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. № 1-фкз «о кон
ституционном суде российской федерации» // собрание законодательства росий
ской федерации. – 1994. – № 13. – ст. 1447.
федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-фкз (ред.
от
05.04.2005 г.) «о судебной системе российской федерации» // собрание законода
тельства российской федерации. – 1997.
№ 1. – ст. 1.
a.V. glukhov
interpretation
the decision of the constitutional court of the russian federation on January 15,
2008 № 201-o-P where interpretation of part 1 article 82 of the labour code of the rf ac
аук
для пересмотра судебного решения по вновь открывшимся обстоятельствам яв
ляется «признание
конституционным cудом рф не соответствующим конститу
ции рф закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения,
по которому заявитель обращался в конституционный суд рф
», признание не
конституционным именно закона, а не его толкования правоприменителем.
конституционный cуд рф фактически сам наделил себя полномочием
определять правильное толкование закона, что может делать только законо
дательный орган. в
определении
от 15 января 2008 г. № 201-о-П [4] консти
туционный cуд установил, что часть 1 ст. 82 была применена судом в деле
заявителя в неправильном, «неконституционном» толковании и указал, что
дело подлежит пересмотру в суде общей юрисдикции.
По сути, из сказанного можно сделать вывод, что конституционный cуд
рф
становится как бы вышестоящей инстанцией по отношению к судам общей
юрисдикции, что не предусмотрено ни конституцией рф [3], ни федеральным
конституционным законом «о судебной системе рф» [11], ни
федеральным кон
ституционным законом «о конституционном суде
По смыслу ст.
125 конституции рф, а также ст.
3, части 2 ст.
36, части 3 ст.
74,
статей 86 и 100 федерального конституционного закона «о конституционном
суде рф» законодатель не наделяет конституционный cуд рф полномочием
давать в постановлениях, а тем более в определениях, обязательное толкование
норм отраслевого права. Напротив, из указанных положений конституции рф и
федерального конституционного закона можно сделать вывод, что постановления
конституционного cуда рф выступают как акты обязательного толкования кон
ституции
, интерпретационные акты, в которых одновременно с обязательным
толкованием норм конституции
может производиться и необязательное тол
кование норм отраслевого права. изменять конституцию рф, развивать ее, «на
полнять новым содержанием, расширять, дополнять», а также конкретизировать
иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, могут
только соответствующие субъекты правотворчества.
литература
Гражданский процессуальный кодекс российской федерации от 14 ноября 2002
г.
№ 138 – фз // собрание законодательства российской федерации. – 2002. – № 46. –
ст.
коротеев к.Н.
определение конституционного суда рф от 11 ноября 2008
г.
№ 556-о-р. Неоднозначное разъяснение юридической силы постановлений консти
туционного суда рф / к.Н. коротеев // сравнительное конституционное обозрение.
конституция российской федерации (принята на всенародном голосовании
12 декабря 1993 г.) // российская газета. – 1993. – 25 декабря.
определение конституционного суда российской федерации от 15 января 2008
г.
№ 201-о-П «По жалобе открытого акционерного общества «центр восстановительной
аст
ое
раво
и стало поводом для обращения заявителей в конституционный cуд
рф. однако
конституционный cуд не признал часть 1 ст. 82
трудового кодекса
рф неконсти
туционной, а фактически изменил ее, чего в силу своей правовой природы де
лать не вправе. в связи с этим трудно согласиться с мнением т.Г. морщаковой:
«…конституционная компетенция суда по выявлению в простых законах консти
туционного смысла существенно оптимизирует всю настройку нашей правовой
системы, не создавая излишних трудностей в этом процессе. …Потому что, если
можно сохранить акт, а не лишать его юридической силы, если можно сказать,
каком смысле акт будет соответствовать представлениям конституции о долж
ном, значит, это наиболее эффективный, наиболее экономный, наименее дезорга
низующий правовую работу способ» [9: с. 13].
конституционный cуд рф указывает на то, что его постановления и опреде
ления, содержащие конституционное толкование отраслевого законодательства,
равнозначны по своим правовым последствиям тем, в которых правовые нормы
признаны несоответствующими конституции рф. следовательно, норма ст. 82
трудового кодекса
рф признана судом конституционной и продолжает действо
вать, однако, только в толковании, данном конституционным судом (
работода
тель при принятии решения о сокращении численности или штата работников
организации и возможном расторжении трудовых договоров с работниками в со
ответствии с пунктом 2 части 1 ст. 81 кодекса обязан в письменной форме сооб
щить об
этом выборному органу первичной профсоюзной организации не позд
нее, чем за два месяца до начала расторжения с работниками трудовых догово
. в
то
же время норма ст. 82 является неконституционной в ином толковании.
однако в резолютивной части определения № 201-о-П не указано, что
оспариваемое заявителем нормативное положение признано несоответствую
щим конституции рф. одновременно оно содержит указание, что «д
ело оао
«центр восстановительной медицины и реабилитации «сибирь» подлежит
пересмотру в установленном порядке с учетом настоящего определения»,
то
есть должны наступить последствия
предусмотренные ст. 100
федераль
ного конституционного закона «о конституционном суде рф».
данный подход конституционного суда, с нашей точки зрения, совершенно
обоснованно критикует к.Н. коротеев. часть 2 ст. 100 федерального конститу
ционного закона предусматривает возможность пересмотра дела заявителя в слу
чае, если конституционный cуд рф признал закон, примененный в конкретном
деле, не соответствующим конституции. «конституционный суд утверждает, что
признание оспоренного закона конституционным в толковании, данном в поста
новлении конституционного суда, означает признание его не соответствующим
конституции в любом ином толковании… в свою очередь, часть 2 ст. 100 закона
конституционном cуде говорит не о толковании, а о соответствии или несоответ
ствии конституции закона. следовательно, это положение применимо тогда, когда
резолютивная часть постановления конституционного cуда сформулирована как
признание закона неконституционным, чего и требуют… заявители» [2: с. 176].
такой же вывод следует и из анализа пункта 5 части 2 ст. 392
Гражданско
го процессуального кодекса
рф [1]
, нормативно закрепляющего, что основанием
аук
нормы трудового права, довольно сомнительно именно с позиции конститу
ции рф. спорным представляется также выбор оснований для принятия ре
шения о неконституционности правовой нормы и ее толковании в соответ
ствии с конституцией рф.
При оценке конституционности нормативного правового акта, содержащего
нормы трудового права, конституционный cуд рф, как правило, осуществляет
толкование как конституции рф, так и самого оспариваемого акта. Но конститу
ционный cуд не вправе выходить за рамки своих полномочий. часть 3 ст. 74 феде
рального конституционного закона «о конституционном суде рф» прямо пред
усматривает, что суд принимает постановления только по предмету, указанному
в обращении, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой
обращении подвергается сомнению. если конституционный cуд устанавливает,
что смысл оспариваемого закона, придаваемый ему толкованием в сложившейся
правоприменительной практике, противоречит конституции рф, единственная
возможность, которой он располагает на основании части 3 статьи 74 закона,

признать оспариваемый закон неконституционным. в том случае, когда кон
ституционный cуд, установив неконституционность
нормативного положения
в оспоренном заявителем толковании, дает иное толкование, соответствующее
конституции рф, и признает
нормативное положение
конституционным, он вы
ходит за пределы предоставленных ему полномочий (предоставленных законо
дателем, а не «
выявленных конституционным cудом
на основе правовых по
зиций, изложенных им в сохраняющих свою силу решениях»).
как справедливо подчеркивает к.Н. коротеев, один лишь факт, что норма за
кона позволяет различные толкования, при том, что одно или несколько из них
противоречат конституции, сам по себе является основанием для признания оспо
ренной нормы, не соответствующей конституции, закрепленному в ней принци
пу равенства перед законом и судом (ч. 1 ст. 19) и сформулированному конститу
ционным cудом на его основании принципу правовой определенности [2: с. 175].
вместо вынесения постановления о соответствии или несоответствии
конституции рф оспариваемого положения части 1 ст. 82
трудового кодек
са
о сокращении штата работников только после информирования проф
союзного органа за два месяца до начала соответствующих мероприятий,
определении от 15 января 2008г. № 201-о-П [4] конституционный cуд дает
соответствующее конституции рф толкование федерального закона. факти
чески такой подход конституционного cуда устраняет различия между ветвя
ми власти. конституционный cуд рф в данном случае не решает дело в
соот
ветствии с его подведомственностью и подсудностью, применяя нормы кон
ституции рф, а действует как орган законодательный власти.
По смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, часть 1 ст. 82
трудового кодекса
признает право работодателя изменять штатное расписа
ние и начинать процедуру сокращения штата в порядке, предусмотренном ча
стью 2 ст. 180 трудового кодекса
рф,
т.е. только по истечении двухмесячного
срока с даты информирования профсоюзного органа о принятии решения о со
кращении штата работников.
именно это понимание ст. 82 в судебной практике
аст
ое
раво
конституционный cуд, являясь правоприменительным органом, реализует
полномочия по толкованию конституции
. часть 1 ст. 3 федерального кон
ституционного закона «о конституционном суде российской федерации»
[12]
определяет, что конституционный cуд осуществляет свои полномочия в целях
обеспечения верховенства и прямого действия конституции
. Это, по нашему
мнению, означает, что конституционный cуд вправе лишь буквально толковать
конституцию
и не допускать как конкретизацию конституции
, так и рас
ширительное либо ограничительное ее толкование. Необходимо разграничивать
понятия «конкретизация» — уточнение, детализация права, производимая право
творческими органами, и «толкование» — уяснение и разъяснение права, свой
ственное прежде всего правоприменительным органам.
в этой связи весьма спорной представляется позиция конституционного cуда
по вопросу толкования норм трудового законодательства, изложенная им в
от 15 января 2008 г. № 201-о-П «По жалобе открытого акционерного
общества «центр восстановительной медицины и реабилитации «сибирь» на
рушение конституционных прав и свобод положением части первой статьи 82
трудового кодекса российской федерации» [4]. суд отнес исключительно к своей
компетенции конституционное толкование нормативного акта или отдельного его
положения, сделав, с нашей точки зрения, без достаточных правовых аргументов
вывод о том, что данное судом конституционное толкование оспариваемого акта
по содержанию норм является общеобязательным, в том числе для судов, а
дело
оао «центр восстановительной медицины и реабилитации «сибирь» подлежит
пересмотру в установленном порядке с учетом определения конституционного
суда.
конституционный cуд рф затронул в определении два основных вопро
са: природу толкования законов в соответствии с конституцией рф и обяза
тельную силу решений конституционного cуда рф в отношении заявителей,
чьим жалобам были вынесены постановления или определения с консти
туционным толкованием законов.
конституционный cуд рф, ссылаясь на верховенство и прямое действие
конституции рф, счел обязательным для себя и всех других судов толковать
законы в соответствии с конституцией рф. одновременно конституционный
cуд рф самостоятельно признал за собой право в случае, если норме при
дается неконституционный смысл в результате ее истолкования правоприме
нителем, признать оспариваемую норму не противоречащей конституции в ее
конституционном толковании [5].
такую конституционно-правовую интерпретацию и фактически отказ
признавать саму норму трудового кодекса рф [10] неконституционной кон
ституционный суд рф объяснил тем, что признание оспариваемой нормы не
конституционной может существенно повлиять на функционирование право
вой системы в целом, создать трудности в правоприменении, в частности,
создать пробелы в правовом регулировании.
однако полномочие конституционного cуда давать обязательное консти
туционное толкование трудового кодекса рф и иных законов, содержащих
Глухов
вопросу
толковании
норм
трудового
конституционным
судом
оссийской
федерации
в статье анализируется определение конституционного суда рф от 15 января
2008 г. № 201-о-П, в котором дается толковании части 1 ст. 82 трудового кодекса рф
в соответствии с конституцией рф.
ключевые слова:
трудовые правоотношения; трудовой кодекс рф; конститу
ционный cуд рф; конституционное толкование.
опросы соответствия конституции рф [3] законов, регулирующих
трудовые и иные, непосредственно связанные с трудовыми, отноше
ния являлись предметом рассмотрения конституционного суда рф
фактически с момента его создания. за 1992–1993 годы конституционный суд
признал не соответствующими конституции рф: увольнение работников в связи
с достижением ими пенсионного возраста, квалифицировав их как дискримина
цию [6]; установление ограничений по срокам обжалования незаконных уволь
нений [7]; ограничение возмещения причиненного ущерба определенным сроком
выплаты при восстановлении на работе незаконно уволенного работника [8].
среди 50
718 вопросов защиты конституционных прав и свобод граждан, на
правленных гражданами, их объединениями и государственными органами в
кон
ституционный cуд рф с 1 января 1995 года по 31 декабря 2009 года, вопросы за
щиты трудовых прав составили 4
809 (почти 10%). только в первом полугодии
года количество обращений в конституционный cуд
, связанных с защи
той трудовых прав возросло до 195, что составило 20% от всех аналогичных об
ращений за предшествующие три года. таким образом, трудовые вопросы не утра
тили своей актуальности, несмотря на обновление трудового законодательства.
вопросы трудовых и иных, непосредственно связанных с трудовыми пра
воотношениями, являются предметом рассмотрения конституционного cуда,
как правило, в связи с подачей жалобы, а также запроса по поводу применен
ного или подлежащего применению закона в гражданском деле.
аст
раво
ублич
ое
раво
Постановление Пленума верховного суда рф от 27 мая 2008 года № 6 «о
судеб
ной практике по делам о контрабанде» // бюллетень верховного суда рф. – 2008.
Постановления Пленума верховного суда рф от 18 ноября 2004 г. № 23
судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации
(отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным
путем» // бюллетень верховного суда рф. – 2005. – № 1.
Sphere
turnover
Psychotropic
Precursors,
tools
the object of the research is the sphere of legal turnover of the subjects prohibited
free turnover. the purpose of the research is the interpretation of criminal law rules
regarding the quali�cation
of article 228(2) of criminal code of rf. the method of
search is comparative legal analysis. the research can be used in educational process
Key-words:
Postanovlenie Pravitel’stva rf ot 31 iyulya 1998 g. № 864 «ob ustanovlenii
gosudarstvenny’x kvot, v predelax kotory’x osushhestvlyaetsya proizvodstvo, xrane
nie i vvoz (vy’voz) narkoticheskix sredstv ili psixotropny’x veshhestv» // Sobranie
zakonodatel’stva rf. – 1998. – № 32. – ст. 3909.
Postanovlenie Plenuma Verxovnogo Suda rf ot 27 maya 2008 g. № 6 «o sudebnoj
praktike po delam o kontrabande» // Byulleten’ Verxovnogo Suda rf. – 2008. – № 8.
Postanovlenie Plenuma Verxovnogo Suda rf ot 18 noyabrya 2004 g. № 23 «o
noj praktike po delam o nezakonnom predprinimatel’stve i legalizacii (otmy’vanii) denezhny’x
sredstv ili inogo imushhestva, priobretenny’x prestupny’m putem» // Byulleten’ Verxovnogo
Suda rf. – 2005. – № 1.
аук
правил оборота инструментов или оборудования, используемых для изготовления
наркотических средств или психотропных веществ» и 6.16 «Нарушение правил
оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров».
для привлечения к административной ответственности организации наступ
ление каких-либо последствий не требуется. так, верховный суд чувашской рес
публики указал в одном из своих решений, что предусмотренное ст.
6.15 коаП
рф административное правонарушение является оконченным с момента невы
полнения соответствующих правил ведения и хранения специальных журналов
регистрации операций, связанных с оборотом прекурсоров, и не требуется дока
зывать наступление общественно опасных последствий, возникновение таковых
презюмируется самим фактом совершения действий или бездействий
дисциплинарный проступок работника — это неисполнение или ненад
лежащее исполнение возложенных на него трудовых обязанностей. работода
тель в порядке ст. 192 трудового кодекса рф вправе применить дисциплинар
ные взыскания в виде замечания, выговора или увольнения по соответствую
щим основаниям. Например, дисциплинарными проступками признаются
разгрузка подконтрольных предметов в не предусмотренных для этой цели
местах; нарушение нормативов освещения помещения, в котором хранятся
наркотики; неправильные или несвоевременные записи в журнале регистра
ции; невыдача или отказ в выдаче документов. При разграничении преступле
ния и дисциплинарного проступка следует устанавливать:
– является ли противоправное деяние нарушением правил внутреннего
трудового распорядка или нет;
– противоречит ли грубо должностным, служебным обязанностям или нет
нарушение правил оборота наркотиков;
– относится ли лицо к специальному субъекту преступления или нет;
– наступили ли преступные последствия или нет.
На основании анализа судебной, следственной, административной и ве
домственной практики можно сделать вывод о том, что по субъективным и
объективным признакам состав изучаемого преступления отличается от
ных преступлений, административных правонарушений и дисциплинарных
проступков. в качестве разграничительных критериев можно указать предмет
преступного посягательства, момент окончания преступления, направлен
ность умысла, мотив и цель.
литература
Постановление Правительства рф от 31 июля 1998 г. № 864 «об установле
нии государственных квот, в пределах которых осуществляется производство, хране
ние и ввоз (вывоз) наркотических средств или психотропных веществ» // собрание
законодательства рф. – 1998. – № 32. – ст. 3909.
см.: www.hand-help.ru (дата обращения: 23.03.2010 г.).
ублич
ое
раво
статья
статья
состав преступления
материальный или формальный
материальный
(деяние причиняет
или сопряжено
с извлечением дохода)
субъект преступления
специальный (лицо, обязанное
соблюдать легальные правила
ввоза и вывоза подконтрольных
предметов)
статус индивидуально
го предпринимателя;
– лицо, осуществляю
щее предприниматель
скую деятельность
без государственной
регистрации в качестве
индивидуального
предпринимателя;
– лицо, на которое
в силу его служебного
положения постоянно,
циальному полномо
чию непосредственно
возложены обязанности
по руководству органи
– лицо, фактически вы
полняющее обязанно
сти или функции руко
водителя организации
субъективная сторона
преступления
умысел или неосторожность
умысел
цель и мотив
различные, но не направленные
непосредственно на изъятие подкон
трольных предметов в корыстных
целях лично для себя или третьих
цель — корыстная,
то есть извлечение
дохода
момент окончания
преступления
фактическая утрата наркосодержа
щих растений в результате наруше
ния легальных правил оборота
либо нарушение правил оборота
подконтрольных предметов
осуществление
незаконного предпри
нимательства, влекущее
извлечение дохода
самостоятельная квалификационная проблема связана с разграничением уго
ловно и административно наказуемого нарушения специальных правил оборота
изучаемой группы предметов. федеральными законами от 9 мая 2005 г. № 45-фз и
от 28 июня 2009 г. № 122-фз коаП рф был дополнен статьями 6.15 «Нарушение
аук
субъектом преступления, предусмотренного ст. 171 ук рф, может быть:
лицо, имеющее статус индивидуального предпринимателя; лицо, осуществляю
щее предпринимательскую деятельность без государственной регистрации в ка
честве индивидуального предпринимателя; лицо, на которое в силу его служебно
го положения постоянно, временно или по специальному полномочию возложе
ны обязанности по руководству организацией; лицо, фактически выполняющее
обязанности или функции руководителя организации.
если лицо находится в трудовых отношениях с организацией или индиви
дуальным предпринимателем, которые осуществляют незаконное предпринима
тельство, то выполнение этим лицом обязанностей, вытекающих из трудового
договора, не содержит состава преступления, предусмотренного ст. 171 ук рф.
в таком случае работник организации, который обязан в силу трудового догово
ра, должностной инструкции или приказа соблюдать правила легального оборота
подконтрольных предметов, может нести уголовную ответственность по ст. 228²
ук рф при наличии всех признаков данного состава преступления.
таблица
составов
преступлений,
предусмотренных
ст.
ст.
статья
статья
Предмет преступного
посягательства
1) Наркотическое средство;
2) психотропное вещество;
3) прекурсоры;
4) инструменты, используемые
для производства и изготовления
наркотических средств или психо
тропных веществ;
5) оборудование, используемое
для производства и изготовления
наркотических средств или психо
тропных веществ;
6) растения, содержащие наркоти
ческие средства или психотропные
вещества либо их прекурсоры
Не предусмотрен
объективная сторона
преступления
Нарушение правил легального
оборота подконтрольных предметов
(в том числе оборот наркотиков
без лицензии, с нарушением лицен
зионных правил, без регистрации)
осуществление пред
принимательской дея
тельности:
1) без лицензии или с
нарушением лицензи
2) без регистрации или
с нарушением правил
регистрации;
3) с представлением
заведомо ложных
сведений в регистра
ублич
ое
раво
статья
статьи
и в разных формах
предметов скрытно от
та
моженных органов с
пользованием способов,
указанных в ук рф
состав преступления
материальный
или формальный
формальный
субъект преступле
специальный (лицо,
обязанное соблюдать
легальные правила ввоза и
вывоза подконтрольных пред
метов)
любое физическое лицо
субъективная сторо
на преступления
умысел или неосто
рожность
умысел
момент окончания
преступления
Нарушение правил
оборота, культивирования,
либо фактическая утрата под
контрольных предметов в ре
зультате нарушения легальных
правил ввоза (вывоза)
фактическое перемещение
подконтрольных предметов
через таможенную
границу рф
в тех случаях, когда лицо наряду с перемещением через таможенную гра
ницу товаров и иных предметов, перечисленных в ч. 2 ст. 188 ук рф, совершает
преступления, связанные с нарушением правил оборота подконтрольных пред
метов, действия виновного при наличии к тому оснований следует квалифициро
вать по
совокупности преступлений — по ч. 2 ст. 188 и ст. 228² ук рф [2].
в качестве предмета преступлений по ч. 2 ст. 188 ук рф ни прекурсоры,
препараты не указаны. Это упущение в уголовном законе может привести
неверной квалификации контрабанды. Предлагается включить в диспозицию
ч. 2 ст. 188 ук рф в качестве предмета преступного посягательства прекурсоры
и препараты, содержащие наркотические средства, психотропные вещества и их
прекурсоры. Это позволит на законодательном уровне восполнить пробел дей
ствующего ук рф, привести уголовный закон в соответствии с нормами законо
дательства в сфере легального оборота подконтрольных предметов.
Незаконное предпринимательство, направленное на систематическое
получение прибыли с нарушением требований законодательства, подпадает
под
действие статьи 171 ук рф [3].
объективная сторона ст. 171 ук рф характеризуется отсутствием ли
цензии или государственной регистрации, нарушением лицензионных или
рационных правил, представление в регистрационный орган докумен
тов с
заведомо ложной информацией.
в отличие от ст. 171 ук рф нарушение правил легального оборота нар
котиков во всех случаях должно быть сопряжено с утратой подконтрольных
предметов специальным субъектом.
аук
рф). состав ст. 228² ук рф является общим, а состав ч. 2 ст. 188 ук
рф
специальным. ввоз в рф и вывоз из рф подконтрольных предметов во всех
случаях осуществляется через таможенную границу россии в пределах уста
новленных квот [1]. транзит наркотиков через таможенную границу рф раз
решен физическим лицам в медицинских целях для личного потребления
наличии документа, выданного аптечной организацией и подтверждаю
щего законность получения указанных средств.
Нарушение правил законного ввоза (вывоза) подконтрольных предметов
происходит открыто. состав ст. 228² ук рф является материальным и фор
мальным. контрабанда относится к формальным составам преступлений.
в отличие от ст. 228² ук рф контрабанда предполагает совершение пре
ступления указанными в уголовном законе способами. рассматриваемые пре
ступления различны также по субъектному составу. По ст. 228² ук рф пре
ступником признается специальный субъект.
таблица
составов
преступлений,
предусмотренных
ст.
ст.
статья
статьи
объект преступления
1) здоровье населения,
2) общественная нравст
венность,
3) порядок легального оборота
подконтрольных предметов
1) сфера экономической
деятельности,
2) безопасность рф
Предмет преступного
посягательства
1) Наркотическое средство,
2) психотропное вещество,
3) прекурсоры,
4) инструменты, используемые
для производства и изготовле
ния наркотических средств
или психотропных веществ;
5) оборудование, используемое
для производства и изготовле
ния наркотических средств
или психотропных веществ;
6) растения, содержащие
наркотические средства,
или психотропные вещест
ва,
либо их прекурсоры
1) Наркотическое средство,
2) психотропное вещество,
3) аналоги наркотических
средств и психотропных
веществ;
4) инструменты, исполь
зуемые для производства
и изготовления наркоти
ческих средств или психо
тропных веществ;
5) оборудование, исполь
зуемое для производства
и изготовления наркоти
ческих средств или психо
тропных веществ;
6) растения, содержащие
наркотические средства или
психотропные вещест
ва
либо их прекурсоры
объективная сторона
преступления
открытое нарушение правил
ввоза (вывоза) подконтрольных
предметов любыми способами
фактическое перемещение
через таможенную грани
рф подконтрольных
квалификация
преступлений
сфере
легального
оборота
наркотических
средств,
психотропных
веществ,
прекурсоров,
инструментов
оборудования
объектом исследования является сфера легального оборота запрещенных в сво
бодной продаже предметов; целью — разъяснение норм уголовного законодатель
ства
по вопросам
квалификации ст. 228² ук рф,
метод исследования — сравнитель
но-правовой анализ с целью использования в учебном процессе по правовым дис
циплинам и в правоприменительной практике.
ключевые слова:
наркотическое средство; психотропное средство; прекурсоры;
инструменты и оборудование.
ногообразие способов и форм совершения преступлений в сфе
ре легального оборота наркотических средств, психотропных
веществ, их прекурсоров, инструментов и оборудования (под
контрольные предметы), альтернативность объективной стороны состава изу
чаемого преступления не способствуют единообразному пониманию и при
менению уголовного закона. в судебно-следственной практике довольно ча
сто допускаются ошибки при квалификации.
затруднительно бывает провести разграничение между уголовно наказуемым
деянием, административным и дисциплинарным проступком работника (служа
щего), ответственного за соблюдение правил оборота наркотиков в организации.
как показало проведенное исследование, самой серьезной проблемой
квалификации преступлений, предусмотренных ст. 228² ук рф, является
разграничение изучаемого состава и смежных преступлений. среди смежных
по отношению к ст. 228² ук рф норм уголовного, административного и трудо
вого законов мы выделяем ст. 171 и ч. 2 ст. 188 ук рф; ст. 6.15, 6.16 коаП
рф;
ст. 192 трудового кодекса рф.
уголовный кодекс рф устанавливает ответственность за ввоз (вывоз) под
контрольных предметов (ст. 228² ук рф) и за их контрабанду (ч. 2 ст. 188
ублич
раво
аук
nersesyancz V.S.
obshhaya teoriya prava i gosudarstva / V.S. nersesyancz. – м.:
11.
Pigolkin a.S.
teoriya gosudarstva i prava / a.S.
Pigolkin. – м.: Yurajt, 2005. – 613 s.
Polyakov a.V.
obshhaya teoriya prava. fenomenologo-kommunikativny’j podxod
/
a.V. Polyakov. – SPb.: Yuridicheskij centr Press, 2003. – 845 s.
Principy’ rossijskogo prava: obshheteoreticheskie i otraslevy’e aspekty’
/ Pod red.
n.i. Matuzova, a.V. Mal’ko. – Saratov: Sarat. gos. akad. prava, 2010. – 701 s.
Sal’via M. de.
Precedenty’ evropeiskogo suda po pravam cheloveka. rukovodya
shhie principy’ sudebnoj praktiki, otnosyashhiesya k evropejskoj konvencii o zashhite
prav cheloveka i osnovny’x svobod. Sudebnaya praktika s 1960 po 2002 gg.: per. s fr. /
M. de Sal’via. – SPb.: Yuridicheskij centr Press, 2004. – 1072 s.
Severuxin V.a.
Problemy’ ocenki pravovy’x yavlenij / V.a. Severuxin
// globa
lizaciya, prava cheloveka i pravo: sb. mat. mezhd. nauch.-prakt. konf. – м.: мgPu,
Skurko e.V.
Principy’ prava / е.V.
Stenogra�cheskij otchet o zasedanii gosudarstvennogo soveta po voprosam raz
vitiya politicheskoj sistemy’ v rossii // Prezident rossii. – url: http://special.kremlin.ru/
transcripts/6693 (data obrashheniya: 28.02.2011 g.)
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
сальвиа м. де.
Прецеденты европейского суда по правам человека. руководя
щие принципы судебной практики, относящиеся к европейской конвенции о защите
прав человека и основных свобод. судебная практика с 1960 по 2002 гг.: пер. с фр. /
м. де сальвиа
– сПб.: Юридический центр Пресс, 2004. – 1072 с.
северухин
Проблемы оценки правовых явлений / в.а.
северухин // Гло
бализация, права человека и право: сб.
мат. межд. науч.-практ. конф. – м.: мГПу,
скурко е.в.
Принципы права / е.в.
скурко. – м.: ось–89, 2008. – 192 с.
стенографический отчет о заседании Государственного совета по вопросам
развития политической системы в россии // Президент россии. – url: http://special.
kremlin.ru/transcripts/6693 (дата обращения: 28.02.2011 г.).
V.a. Severukhin
uropean
law and order in russia doesn’t comply with principles of the european council to
full
extend. the author suggests using the simulation method to understand the reasons for the dis
crepancy between constitutional and real law and order. Such approach helps to understand
Key-words
: human rights; supremacy of law; pluralistic democracy; law and order;
avak’yan S.a.
tochka otsсheta — narod / S.a. avak’yan // rossijskaya gazeta. –
Berzhel’ Zh.-l.
obshhaya teoriya prava / Zh.-l. Berzhel’: per. s fr. – м.: nota
Bernxardt r.
Doklad o sootvetstvii pravovogo poryadka v rossijskoj federacii nor
mam Soveta evropy’ ot 7 oktyabrya 1994 g. / r. Bernxardt, Sh. treksel’, a. Vejtcel’ i dr.
//
Prava cheloveka v rossii: mezhdunarodnoe izmerenie: sb. dok. oon, oBSe, Soveta evro
py’, Pravitel’stva rf, administracii Prezidenta rf, gosudarstvennogo departamenta SSHa. –
Vy’p.
Bodrijyar Zh.
V teni molchalivogo bol’shinstva, ili Konecz social’nogo / Zh. Bodrijyar;
per. s fr. n.V. Suslova. – ekaterinburg: ural’skij un-t, 2000. – 100 s.
ershov V.V.
osnovopolagayushhie obshheteoreticheskie i grazhdansko-pravovy’e
principy’ prava / V.V. ershov. – м.: raP, 2010. – 223 s.
Kuzneczova о.а.
normy’-principy’ rossijskogo grazhdanskogo prava / o.a.
lazarev V.V.
obshhaya teoriya prava i gosudarstva / V.V. lazarev, S.V. lipen’. –
teoriya prava: uchebnik / r.Z. livshicz. – м.: BeK, 1994. – 224 s.
Marchenko M.n.
Metodologicheskie aspekty’ poznaniya rossijskix konstitucij
1978 i 1993 gg.: sravnitel’ny’j analiz / M.n. Marchenko // gosudarstvo i pravo. – 2008. –
аук
что касается разработки показателей моделей государства. Представ
ляется, что это должна быть комплексная разработка политологов, социо
логов, юристов и программистов. Применительно к экономической и фи
нансовой сферам государства такие разработки уже имеются. думается, что
создание аналогичных программ в сфере государственности в целом, право
порядка и
др. — дело ближайшего будущего. основная цель таких разрабо
ток
— не
только фиксация благополучия или неблагополучия в государствен
но-правовой сфере. основное: своевременное выявление уровней и звеньев,
где происходят отклонения, понимание причин этих отклонений и того необ
ходимого, что нужно сделать для устранения недостатков. Это должен быть
своеобразный барометр государственно-правовой жизни. его показатели
должны носить пуб
личный характер.
литература
авакьян с.а.
точка отсчета — народ / с.а. авакьян // российская газета. –
октября.
бержель
общая теория права / ж.-л. бержель: пер. с фр. – м.: nota
бернхардт р.
доклад о соответствии правового порядка в российской федера
ции нормам совета европы от 7 октября 1994 г. / р. бернхардт, Ш. трексель, а.
вейтцель
и др. // Права человека в россии: международное измерение: сб. док. ооН, обсе, совета
европы, Правительства рф, администрации Президента рф, Государственного департа
мента сШа. – вып. 1. – м.: Права человека, 1995. – с. 94–141.
бодрийяр
в тени молчаливого большинства, или конец социального /
бодрийяр; пер. с фр. Н.в.
суслова. – екатеринбург: уральский ун-т, 2000. – 100 с.
основополагающие общетеоретические и гражданско-правовые
принципы права / в.в. ершов. – м.: раП, 2010. – 223 с.
кузнецова
Нормы-принципы российского гражданского права / о.а.
куз
нецова. – м.: статут, 2006. – 269 с.
общая теория права и государства / в.в.
лазарев, с.в.
лившиц р.з.
теория права: учебник / р.з.
лившиц. – м.: бек, 1994. – 224 с.
марченко м.Н.
методологические аспекты познания российских конститу
ций 1978 и 1993 гг.: сравнительный анализ / м.Н. марченко // Государство и право.
Нерсесянц в.с.
общая теория права и государства / в.с. Нерсесянц. – м.: Нор
ма
– иНфра-м, 1999. – 552 с.
11.
Пиголкин
теория государства и права / а.с.
Пиголкин. – м.: Юрайт,
Поляков
общая теория права. феноменолого-коммуникативный подход
Поляков. – сПб.: Юридический центр Пресс, 2003. – 845 с.
Принципы российского права: общетеоретические и отраслевые аспекты
/ Под
ред. Н.и.
матузова, а.в.
малько. – саратов: сарат. гос. акад. права, 2010. – 701 с.
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
а теперь вернемся к возможности исследования законности и правопорядка
путем создания моделей. цель: попытаться понять, на каком уровне, в силу каких
причин происходят отклонения от конституционного правопорядка.
Нулевая модель
, как отмечалось выше, — это набор идей и принципов за
падного конституционализма и либерализма, который был положен в основу
конституции российской федерации 1993 года.
Первая модель
— это конституционная, т.е.
в ней закреплены принципы и
нормы. она предполагает правопорядок, который фактически основан на
шеназванных принципах совета европы. Нами отмечалось, что в целом дей
ствующая российская конституция соответствует этим требованиям. Некото
рую настороженность вызывают нормы, закрепляющие огромные полномочия
Президента, непроясненность распределения полномочий между субъек
тами
и федерацией, отсутствие четких критериев формирования высших органов
государственной власти. для реализации предусмотренных конституцией
прав и свобод граждан в политической и других сферах предполагалось при
нятие федеральных законов, создающих юридические механизмы.
вторая модель
— конституционно-правовая модель. Это, как нами отмеча
лось, оценка правопорядка с позиции норм действующей конституции и сово
купности законов и иных нормативно-правовых актов. анализ показателей этой
модели уже свидетельствует о сущностных отклонениях от норм, принципов
действующей конституции. как это происходит? с одной стороны, нормы кон
ституции предусматривают права федерального собрания и Президента по
уста
новлению юридических механизмов. Но в тоже время эти права не отменяют
основополагающих конституционных принципов, которым должны были бы
соот
ветствовать федеральные законы, указы Президента российской федерации,
законы субъектов федерации. речь идет о законодательстве: о выборах в предста
вительные органы государственной власти, о политических партиях, о реализа
ции прав граждан (статьи 19, 21, 22, 23, 24, 28, 29, 30, 31 и др.). Порядок формиро
вания совета федерации, порядок назначения глав субъектов федерации, высших
должностных лиц государства, в том числе членов конституционного суда, ру
ководителей силовых министерств свидетельствует о желании исполнительной
власти закрепить свое доминирование.
третья модель
— социально-правовая, реальный правопорядок. факти
чески это правоприменение и его результаты, как в административной, так
и в
судебной сферах. Население страны оценивает государственную власть
именно с позиций реального правопорядка. с этих же позиций правопоря
док в российской федерации оценивается советом европы, международным
ществом. Неблагополучие в этой сфере в настоящее время стало настоль
ко явным, что понимание необходимости реформы политической системы
стало очевидной как для руководителей государства, политических партий,
так и для граждан.
аук
Плюралистическая демократия в россии пока также не состоялась. для ее
становления и развития необходимо формирование гражданского общества, а это
наталкивается на целый ряд неразрешенных проблем в политической системе.
Нельзя не согласиться с позицией с.с. митрохина — председателя российской
объединенной демократической партии «яблоко», изложенной на заседании Го
сударственного совета по вопросам политического развития в
россии. основной
проблемой нашей политической системы является монополия в органах власти
и в парламентах всех уровней одной политической партии, представляющей
в основном интересы чиновников и связанного с
ними крупного бизнеса [17].
сложившаяся ситуация является результатом нарушения конституционного
принципа разделения властей. как отме
чают ученые-юристы, политологи, ис
полнительная власть доминирует над
судебной и законодательной ветвями. кро
ме того, это обусловлено диктатом чиновников, а их уже начали рассматривать
как общественный класс [17]. действую
щая политическая система, по мнению
митрохина, в общих чертах воспроизводит советскую систему, главным не
достатком которой был как раз монополизм одной политической партии со всеми
вытекающими из
этого последствиями.
Нельзя не отметить, что при сравнительном анализе последней конститу
ции рсфср и ныне действующей конституции рф наблюдается преемствен
ность и наличие общих черт. Эта позиция подчеркивалась в статье м.Н.
ченко «методологические аспекты познания российских конституций 1978
и 1993 гг.: сравнительный анализ», где автор отмечает, что «многочисленные
права и свободы, а
вместе с ними и гарантии, в гораздо большей степени де
кларируются, провозглашаются, чем реализуются» [9]. декларативный харак
тер носит и конститу
ционная норма ч.
1 ст.
3, закрепляющая, что «носителем
суверенитета и единственным источником власти в российской федерации
является ее многонациональный народ». Профессор с.а.
авакьян подчер
кивал: «Неужели не очевидно, что как раз-то народ пока отчужден, реально
отодвинут от власти в нашей стране? хорошо хоть есть суверенитет государ
ства…» [1]. в политологической и юридической литературе достаточно кри
тических материалов по поводу демократичности нашего государства (ст.
его правового характера, федеральной природы, светскости (ст.
14), призна
ния идеологического многообразия (ст.
требование необходимости модернизации нашей страны, выдвинутое Пре
зидентом россии, поддерживается различными слоями общества. однако отме
чается, что нынешняя политическая система несовместима с модернизацией [17].
явное несоответствие государственно-правовой действительности нор
мам и принципам конституции свидетельствует о том, что реальный право
порядок весьма далек от конституционного правопорядка. Нарушаются ос
новные принципы совета европы: права человека, верховенство права, плю
ралистическая демократия.
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
сударственность в исследуемый период времени, автор этой статьи уже обо
значил свои позиции [15]. речь идет о периодах времени, охватывающих не
столетия или эпохи, а относительно короткие промежутки времени в 2–10 лет.
выше обозначены три уровня создания моделей. однако следует отметить,
что, кроме приведенных 3-х уровней, есть еще один уровень, который фактиче
ски им предшествует. условно его можно обозначить как нулевой. Необходимо
пояснить, что, как правило, сама конституционная модель любого государства яв
ляется проекцией определенного типа государства. Эта модель в меньшей степе
ни зависит от формы правления, формы национально-государственного устрой
ства, а в большей мере определяется государственно-правовым режимом. так,
основу конституции российской федерации заложен набор идей, ценностей и
принципов, присущих демократическому государству, а точнее, либерально-де
мократической государственности. таким образом, к нулевому уровню, следуя
логике наших рассуждений, следует отнести параметры либерально-демократи
ческой государственности. Этот вид государственности соответствует основным
принципам совета европы и предоставляет возможности обеспечивать демокра
тию, а также осуществление гарантий в области прав человека на уровне законо
дательной, исполнительной и судебной власти.
конституция российской федерации 1993 года закрепляет классические пра
ва человека и отражает положения, содержащиеся в международных документах,
связанных с правами человека. конституция также закрепляет в п.
4 ст.
15, что
правила и принципы международного права (включая международные договоры)
являются частью российского правового порядка. Поэтому права человека, кото
рые гарантированы конституцией и международными конвенциями, имеющими
для россии обязывающий характер, должны были стать прочной основой для за
щиты прав человека в россии. однако российская конституция оказалась не
стоянии обеспечивать права человека в повседневной государственной практике.
Это подтверждается и ежегодными докладами уполномоченного по правам че
ловека в российской федерации, лидерством нашей страны по количеству заяв
лений в европейский суд по правам человека, а также по количеству решений,
удовлетворенных судом в пользу заявителей. Практически по всему спектру прав
человека имеются нарушения, которые носят системный характер.
верховенства принципа права в российской федерации, к сожалению, до
биться не
удалось. Причины такого явления неоднократно отмечались в
ступлениях высших руководителей нашего государства, в исследованиях по
литико-правового характера, а также в оценках, которые нам даются различ
ными международными организациями.
отмечается, что закон применяется избирательно, в отдельных случаях он
бездействует. Юридические механизмы, устанавливаемые действующим законо
дательством, порой сводят на нет нормы конституции российской федерации,
отсутствует независимое правосудие, коррупция носит системный характер.
аук
правоприменения и правопорядка. о возможности и целесообразности исполь
зования юристами цифровых показателей и индикаторов, которыми оперируют
социологи, политологи, экономисты для оценки различных явлений, уже отме
чалось в юридической литературе [15]. речь идет о данных различных агентств
и организаций, как международных, так и государственных, в том числе и не
правительственных, по анализу социальных, экономических, финансовых про
цессов, происходящих в отдельных государствах. Например, всемирно известное
агентство блумберг. его оценки учитываются правительствами и международ
ным сообществом в целом. специализированные агентства ооН также публику
ют свои оценки экономических и социальных процессов по отдельным государ
ствам. Нельзя не отметить, что результаты оценок этих организаций, как правило,
оспариваются, а принимаются к сведению теми, кого они касаются, и миро
вым сообществом в целом.
результаты конкретных социологических исследований о важнейших
сторонах юридической практики также являются необходимыми для оценки
правопорядка. использование статистического метода позволяет исследовать
количественные показатели государственно-правовых явлений. Необходимо
отметить, что процесс универсализации коснулся и этой сферы.
для изучения правопорядка перспективным является кибернетический
метод. способ оперирования количественными характеристиками — один
из формализованных приемов изучения государственно-правовых явлений.
что касается кибернетического метода, то его сущность не только в техниче
ских возможностях кибернетики. здесь важно использование возможностей
прямой и обратной связи, оптимальности, определение сбоев в отдельных
звеньях системы и
др. кибернетика разрабатывает алгоритмы и методы, по
зволяющие управлять системой, подсистемами, чтобы они функционировали
рамках определенных параметров заранее заданным образом. использова
ние всех этих методов вкупе даст возможность соотнести задуманные пара
метры, т.е.
конституционную модель правопорядка, с результатами реального
правопорядка и уяснить вектор, уровни отклонений и их причины, а также
определить, в каких подсистемах и что необходимо изменить для приближе
ния к заданным параметрам. думается, что такие явления как правопорядок
и законность могут быть исследованы путем создания следующих моделей:
– конституционная — как идеальная, должная, предполагаемая;
– конституционно-правовая — как оценка правопорядка с позиции норм
действующей конституции и совокупности законов и иных нормативно-пра
вовых актов;
– социально-правовая — реальный правопорядок, это сфера правоприме
нения, его результаты.
о методе моделирования как возможности более глубокого понимания
сущности государственно-правовых явлений, например, таких, как сама го
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
то это даст весьма четкую и объемную картину происходящего в государстве.
суть этого метода применительно к социально-правовым явлениям: «мгновенно
осуществляю
щиеся преображения реального в модель» [4]. Этот метод в един
стве с методом моделирования и другими методами изучения государственно-
правовых явлений позволяет понять не только отличие моделей и их отдельных
составляющих, но
определить вектор, объяснить сущность и причины, тенден
ции и возможные результаты реального правопорядка.
автор статьи придерживается позиции, что конституционные модели госу
дарственности, правопорядка и иных институтов не могут быть идентичными
их реальным воплощением. следовательно, речь можно вести лишь о том, на
сколько велик и допустим диапазон этих отличий и, что самое важное, попытать
ся определить тенденции, т.
увеличение или уменьшение диапазона между кон
ституционной моделью и реальной. задача непростая, так как в этом случае необ
ходимо определить параметры, обосновать составляющие этих явлений и про
вести их сравнительный анализ. с этой целью можно создать условную модель,
которая будет играть роль эталона (идеальную, конституционную), и модель до
пустимую, т.е.
имеющую некоторые отклонения, но не меняющую сущностных
аспектов. чтобы данные рассуждения не остались абстракцией, а приобрели кон
кретные объективные параметры, можно создать математические модели данных
явлений. для этого необходимо будет оцифровать параметры (составляющие),
показатели конституционной модели (как эталона, как идеальной модели). что
это за показатели? к их числу можно отнести такие социально-правовые явления:
– права и свободы человека;
– соответствие федерального законодательства и законодательства субъек
тов
рф действующей конституции;
– демократия;
– избирательная система;
– народовластие;
– реальность разделения властей;
– надлежащая организация правосудия;
– свобода средств массовой информации;
– уровень правонарушений и преступлений.
Перечень обозначенных показателей не является исчерпывающим и мо
жет быть дополнен, но он позволяет понять сущностную характеристику соот
ветствия государственно-правовой реальности конституционным требованиям.
Некоторые из этих показателей уже оцифрованы и используются в правовой сфе
ре, например, уровень преступности. другие показатели активно используются
в исследованиях юристов, но в основном на уровне характеристики отдельных
явлений. думается, что для оценки соответствия показателей реальности кон
ституционным показателям целесообразно активнее привлекать результаты со
циологических исследований, которые отражают реальное состояние дел в сфере
аук
следует обратить внимание и на подход а.в.
Полякова: «законность, по
нимаемая эйдетически (феноменолого-коммуникативно), неизбежно полу
чает формальный характер в том смысле, что она представляет собой требо
вание соблюдения всех законов, не нарушающих положений других законов
(прежде всего конституции) [12: с. 831]. По мнению автора, правопорядок
носит всегда фактический характер, т.
правопорядок — это не замысел за
конодателя, а реально существующее в обществе воспроизводство правовых
коммуникаций. Поэтому правопорядок как социальная реальность может
существенно отличаться от «абстрактного правопорядка» (законодательные
идеи правопорядка) заложенного в текстах законодательства. а.в.
Поляков
приходит к выводу, что в определенных аспектах правовой действительности
между государственным и социальным правопорядком возможны конфликты
в пользу того или иного правопорядка [12: с. 831].
таким образом, в юридической литературе сформировалась тенденция
оценивать сложившиеся правоотношения как реальный правопорядок. Эта
позиция дает возможность понимания, что же реально происходит в обще
стве, насколько существующий правопорядок соответствует требованиям
конституционного правопорядка. однако совет европы оценивает правопо
рядок с позиции его основных принципов, которые обозначены выше, и эта
оценка дается именно реально существующему правопорядку и охватывает
все сферы государственно-правовой жизни.
Нормы конституции российской федерации 1993 года в целом соответству
ют принципам совета европы. реальный правопорядок весьма далек от
ла законодателя. Наша задача — попытаться проанализировать причины тако
го положения и наметить пути его преодоления в российском общест
ве. данная
проблема не только и, может быть, не столько юридическая. ее целесообразно
осмысливать вкупе с политологией, социологией, экономикой и другими общест
венными науками. интегрированная позиция по этому вопросу даст представле
ния о том, что и где у нас не так, и это может побудить тех, кто реально принимает
политические решения, к соответствующим изменениям.
Необходимо понять уровни и степень отклонений в реальном правопо
рядке от принципов и норм действующей конституции рф, проанализировать
причины сущностных отклонений в реальной государственно-правовой сфе
ре от конституционного правопорядка. в этой связи целесообразно использо
вать все многообразие методов познания государственно-правовых явлений.
метод моделирования. его использование позволяет определить конститу
ционную (т.е.
должную или идеальную) модель правопорядка со всеми ее со
ставляющими, а также модель реального правопорядка. сравнительный анализ
обеих моделей дает возможность определить отличие в их сущностных харак
теристиках и также тенденции, имеющиеся в сфере правопорядка. а
если по
пытаться при моделировании использовать такой метод, как гиперреализация,
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
субъектов федерации, а также норм отраслевого законодательства, которые
проводит конституционный суд рф. Положительным явлением следует счи
тать также предоставление судам права нормоконтроля. однако проблема
парламентского контроля за деятельностью исполнительных органов госу
дарственной власти фактически не решена. законопроект о парламентском
контроле не первый год остается без движения.
о теоретическом аспекте правопорядка. в юридической литературе правопо
рядок, как правило, рассматривается во взаимосвязи с законностью. Эти явления
в теоретическом аспекте
разработаны и исследованы, на первый взгляд, в
доста
точной мере. «Правопорядок, — как отмечает профессор а.ф.
Пиголкин, — это
состояние регулируемых правом общественных отношений, возникшее в резуль
тате последовательного осуществления законности и характеризующиеся реаль
ным обеспечением, реализацией и охраной прав и свобод личности» [11: с. 522].
Профессор в.в.
лазарев обозначает правовой порядок как часть и одновременно
правовую форму образа жизни. он подчеркивает, что это явление рассматривает
ся как результат действия (реализации права и законности) [7: с. 430].
Нерсесянц при определении законности правопорядка подчеркивает
необходимость понимания этого явления с точки зрения либертарно-юриди
ческой теории. Позиция автора — не отождествлять любой закон с правовым
законом. Этот подход он распространяет и на понимание правопорядка. Пра
вопорядок не следует отождествлять с «законопорядком» он подчеркивает,
что «исходной основой для правовой законности и правового порядка могут
быть не всякие, а лишь правовые законы» [10: с.
531]. Правовой порядок мо
жет быть результатом лишь правовой законности.
термин «правовой порядок» применяется для характеристики состояния
организованности, упорядоченности правовых отношений, которая возникает
в результате их регламентации правовыми нормами и реализациями данных
норм [10: с. 531].
большинство ученых юристов рассматривают правопорядок как реализован
ную законность, как итог правового регулирования. Но у в.с.
Нерсесянца, в от
личие от ряда авторов, есть весьма важная дифференциация правового порядка:
как абстрактно-должного порядка, который устанавливается при пра
вовом регулировании общественных отношений.
реального правопорядка — как результата действительного соблюде
ния в жизни требований должного правопорядка. таким образом, под реаль
ным правопорядком в.с.
Нерсесянц обозначает фактически соблюдаемый и
реально функционирующий абстрактно-должный правопорядок, т.е.
жащее практическое действие (реализация норм объективного права).
аналогичная позиция по поводу различения «реально существующего
правопорядка» и «идеала правопорядка» высказана и профессором а.с.
голкиным [11: с. 522].
аук
Принципы совета европы фактически охватывают все сферы право
вой жизни государства. в то же время следует отметить, что они взаимокор
респондируют, и каждый из них предполагает наличие другого. так, обеспече
ние прав человека немыслимо без верховенства права, без плюралистической
демократии. верховенство права реально может существовать при наличии
обществе плюралистической демократии и прав человека.
данные принципы с точки зрения общетеоретических и отраслевых под
ходов можно рассматривать как укрупненные, консолидированные. каждый
из этих принципов применительно к конкретному правовому явлению вклю
чает определенный набор требований, которые в юридической литературе
классифицируются как самостоятельные принципы. так, например, принци
пы верховенства права или плюралистической демократии включают в себя
целый ряд характеризующих их признаков. Эти признаки обозначаются как
принципы этих явлений [2, 5, 6, 8, 13, 14, 16].
европейская конвенция — один из важнейших международных догово
ров, назначение которого состоит в том, чтобы гарантировать соблюдение
прав человека и иных основных принципов совета европы.
Применительно к конкретному государству вопрос о соответствии право
вого порядка основным принципам совета европы просматривается путем
оценки существующего там правопорядка. однако сфера оценки состояния
правопорядка в европейской юриспруденции охватывает все области государ
ственно-правовой жизни, т.
е. она значительно шире, чем в российской. в
ном случае можно вести речь о более «узком» подходе в советской, а
стоящее время и в российской практике использования этого понятия. Право
порядок традиционно фактически сводится к оценке деятельности правоох
ранительных органов, как правило, за определенный период времени. так,
наиболее типична формулировка «о состоянии законности и правопорядка
на территории… (административная единица, период времени)». Эта фор
мулировка используется при анализе деятельности и прокуратуры, и мвд,
и других правоохранительных органов. Необходимо отметить, что подобная
формулировка вопроса включает традиционно криминологический аспект,
т.е. количество зарегистрированных преступлений, правонарушений, а также
сравнительный анализ этих явлений за предшествующие периоды времени.
что касается органов законодательной власти, государственных органов
исполнительной власти, судебных органов, то там используются несколько
иные подходы. Например: «о выполнении требований закона…». Нельзя ска
зать, что такой подход неверен. однако ни в совете федерации, ни в думе
рассматриваются такие вопросы, как вопрос о соответствии правовых ак
тов органов исполнительной власти принципам и нормам действующей кон
ституции рф даже в определенной социальной сфере. в то же время нельзя
не отметить важную работу по приведению в соответствие законодательств
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
северухин
соответствие
правового
порядка
оссийской
федерации
основным
совета
Правопорядок в россии не в полной мере соответствует принципам совета европы.
автор предлагает использовать метод моделирования для понимания причин различия
конституционного и реального правопорядка. такой подход позволяет понять, на каком
уровне происходят сущностные отклонения от норм и принципов конституции рф.
ключевые слова:
права человека; верховенство права; плюралистическая демо
кратия; правопорядок; моделирование.
оссийская федерация вступила в совет европы 28 февраля 1996
года,
а 30 марта 1998
года ею была ратифицирована европейская конвен
ция о защите прав человека и основных свобод. тем самым россия
подтвердила свою приверженность идеалам и принципам гуманизма и демо
кратии, а также готовность скорректировать целый ряд своих законодательных
актов, противоречащих конвенции. россия заверила, что она готова привести
свое законодательство и политическую систему в соответствие с европейскими
нормами.
основные принципы совета европы: права человека, верховенство права,
плюралистическая демократия [2].
цель европейской конвенции в том, чтобы внедрить общеевропейские
стандарты в правовую ткань государств, подписавших эту конвенцию.
Необходимо отметить, что приведенные принципы совета европы в пол
ной мере сформулированы и отражены в европейской конвенции о правах че
ловека 1950 г., а также в европейской социальной хартии, принятой в 1961
г.,
которую российская федерация ратифицировала. европейская социальная
хартия защищает социальные и экономические права граждан и устанавли
вает контрольный механизм, призванный гарантировать их соблюдение го
сударствами-участниками. Этот документ, наряду с европейской конвенцией
о защите прав человека и основных свобод, ратифицированной рф 30 мар
та 1998 года, составляет единый механизм защиты прав человека и является
одним из наиболее важных документов совета европы в сфере обеспечения
прав человека. ратифицировав хартию, россия выполнила одно из своих обя
зательств, взятых при вступлении в совет европы в феврале 1996 года, и под
твердила приверженность принципам и нормам европейского правового по
рядка в социальной сфере.
аук
кurdyuk g.P.
otrasl’ prava: e’volyucionirovanie i perspektivy’ / g.P. кurdyuk,
l.V. But’ko. – кrasnodar: кrasnodarskaya akademiya MVD rossii, 2004. – 276 s.
маrchenko м.n.
Problemy’ teorii gosudarstva i prava: uchebnik / м.n. маrchen
Pashencev D.a.
Vliyaniye recepcii na genezis pravovoj sistemy’ rossii / D.а. Pa
Polnoye sobraniye zakonov rossijskoj imperii. Sobraniye Pervoe: v 45 tt. –
т.
1786. – SPb.: tipogra�ya ii otdeleniya Sobstvennoj ego imperatorskogo velichestva
kancelyarii, 1830. – [6303]. – с. 11–29.
rossijskoe zakonodatel’stvo: problemy’ i perspektivy’. – м.: Bек, 1995. – 478 s.
11.
Sapel’nikov а.B.
teoriya gosudarstva i prava / а.B. Sapel’nikov, i.l. chestnov. –
SPb.: SPbiVe’Se’P, ob-vo «Znaniye» SPb i lo, 2006. – 278 s.
Spiridonov l.i.
teoriya gosudarstva i prava: uchebnik / l.i. Spiridonov. – м.: PBoYul
м.а. Zaxarov, 2001. – 304 s.
ukazatel’ k Svodu dejstvuyushhix zakonov rossijskoj imperii / Sost. е.V. аntonov.

SPb.: tipogra�ya ii otdeleniya Sobstvennoj ego imperatorskogo velichestva kancelyarii,
Shershenevich g.f.
obshhaya teoriya prava / g.f Shershenevich. – Vy’p. i. т. i.
м.: Br. Bashmakovy’, 1911. – 512 s.
Shershenevich g.f.
obshhaya teoriya prava / g.f. Shershenevich. – Vy’p. iii.
т.
– м.: Br. Bashmakovy’, 1912. – 292 s.
Shershenevich g.f.
uchebnik russkogo grazhdanskogo prava / g.f. Shershene
vich. – Vy’p. Viii. – SPb.: Br. Bashmakovy’, 1907. – 815 s.
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
Пашенцев д.а.
влияние рецепции на генезис правовой системы россии / д.а.
шенцев // история государства и права. – 2009. – № 7. – с. 42–45.
Полное собрание законов российской империи. собрание Первое: в 45 тт.
т.
iX. 1786. – сПб.: типография ii отделения собственной его императорского вели
чества канцелярии,1830. – [6303]. – с. 11–29.
российское законодательство: проблемы и перспективы. – м.: бек, 1995. –
11.
сапельников а.б.
теория государства и права / а.б. сапельников, и.л. чест
нов. – сПб.: сПбивЭсЭП, об-во «знание» сПб и ло, 2006. – 278 с.
спиридонов л.и.
теория государства и права: учебник / л.и. спиридонов. –
м.: ПбоЮл м.а. захаров, 2001. – 304 с.
указатель к своду действующих законов российской империи / сост. е.в.
тонов. – сПб.: типография ii отделения собственной его императорского величества
канцелярии, 1888. – с. 5–7.
Шершеневич Г.ф.
общая теория права / Г.ф. Шершеневич. – вып. i. т. i. – м.:
бр. башмаковы, 1911. – 512 с.
Шершеневич Г.ф.
общая теория права / Г.ф. Шершеневич. – вып. iii. т. i. –
м.: бр. башмаковы, 1912. – 292 с.
Шершеневич Г.ф.
учебник русского гражданского права / Г.ф. Шершене
– вып. Viii. – сПб.: бр. башмаковы, 1907. – 815 с.
Problem
this article is devoted to the periodization of development of the legal system in rus
sia. the criterion of periodization is the evolution of the forms and features of the legal
rules, which were active during different historical epochs in russia.
Key-words:
legal system; laws; common law; ecclesiastical canons; international
law.
Var’yas M.Yu.
cerkovnoe pravo v romano-germanskoj pravovoj sisteme: avtoref.
dis. … kand. yurid. nauk / M.Yu. Var’yas. – м.,1997. – 25 s.
Dorskaya a.a.
cerkovnoe pravo rossijskoj imperii XiX – nachala XX vv. kak
otrasl’ prava / а.а. Dorskaya // istoriya gosudarstva i prava. – 2009. – № 9. – S. 34–37.
Zaozerskij n.a.
Duxovnoe liczo v zvanii tretejskogo sud’i / n.а. Zaozerskij. –
Svyato-troiczkaya Sergieva lavra, 1899. – 59 s.
Kirillin а.V.
Problemy’ regulirovaniya oby’chnogo prava v praktike Pravitel’st
shhego Senata / а.V. Kirillin // Struktura prava: voprosy’ teorii, istorii i metodologii: mаt. mezh
Kоstyukov а.n.
Sistema rossijskogo prava i municipal’noe pravo / а.n. Kоstyukov //
Sistema prava i ego otdel’ny’x otraslej: gosudarstvenno-pravovoj aspekt: sb. nauch. tr. – омsk:
аук
ве общностей права снова выделяются публичное и частное право [11: с.
225,
229–231]. с принятием части первой Гражданского кодекса в 1994 г. в российскую
юриспруденцию как источник права вернулся обычай. Например, статья 5 вве
ла понятие «обычай делового оборота». также о национальных обычаях упоми
нается в
статье 19 Гражданского кодекса. вернулось и понятие «церковное право».
1994 г. в свет вышел труд в.а. цыпина «церковное право». современные ис
следователи считают, что «церковное право является корпоративной правовой си
стемой» [1: с. 18–24, 4: с. 9–10]. Процесс развития системы права продолжается.
таким образом, попытка создания периодизации развития системы права
россии, в основу которой была положена эволюция видов и особенностей пра
вовых норм, вызванных специфичными в ту или иную эпоху общественными
отношениями, позволяет сделать следующие выводы. Правовые нормы россии
дореволюционного периода можно разделить на четыре вида: нормы обычного
права, государственные постановления, нормы церковного (канонического) пра
ва, а
середины XVii века — еще и международно-правовые нормы. в исто
рии российского права наблюдается процесс вытеснения законами и другими
нормативно-правовыми актами государства остальных видов правовых норм.
веке в
связи с развитием буржуазных отношений появилось деление на
нормы публичного и частного права, хотя на практике возникало множество кол
лизий. активно стало формироваться отраслевое деление, которое стало господ
ствующим в советский период. система советского права базировалась на нор
мативно-правовых актах, инициированных государственными или партийными
органами. однако в последние двадцать лет особенности правовых норм дорево
люционного периода были восстановлены и продолжают развиваться.
литература
варьяс м.Ю.
церковное право в романо-германской правовой системе: авто
реф. дис. … канд. юрид. наук / м.Ю. варьяс. – м., 1997. – 25 с.
дорская а.а.
церковное право российской империи XiX – начала XX вв. как от
расль права / а.а. дорская // история государства и права. – 2009. – № 9. – с. 34–37.
заозерский Н.а.
духовное лицо в звании третейского судьи / Н.а. заозер
ский. – свято-троицкая сергиева лавра, 1899. – 59 с.
кириллин а.в.
Проблемы регулирования обычного права в практике Правитель
ствующего сената / а.в. кириллин // структура права: вопросы теории, истории и мето
дологии: мат. межвуз. науч. конф. (7 апреля 2004 г.). – м.: рудН, 2005. – с. 167–176.
костюков а.Н.
система российского права и муниципальное право / а.Н. ко
стюков // система права и его отдельных отраслей: государственно-правовой аспект:
сб. науч. тр. – омск: омский государственный университет, 2002. – с. 205–261.
курдюк Г.П.
отрасль права: эволюционирование и перспективы / Г.П. кур
дюк, л.в. бутько. – краснодар: краснодарская академия мвд россии, 2004. – 276 с.
марченко м.Н.
Проблемы теории государства и права: учебник / м.Н. мар
ченко. – м.: Проспект, 2009. – 768 с.
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
и частного права в социалистическом обществе отрицалось, ибо, как утвержда
лось, социализм не знает противоречий между личностью и обществом, между
частным и публичным» [12: с. 173–174].
в результате дискуссий о системе права критериями отраслевого деления
были признаны предмет и метод правового регулирования [10: с. 55]. Элементами
системы права были признаны нормы права, институты права и отрасли права.
в советский период наравне с законами, инициированными и принятыми го
сударством, важнейшими источниками права стали партийные постановления.
Эта ситуация сложилась в 30-е гг. хх века и продлилась до 1989 г. хотя консти
туция ссср от 5 декабря 1936 г. не признавала сращивание государственного и
партийного аппарата, этот процесс постепенно нарастал и завершился принятием
конституции ссср 1977 г., статья 6 которой закрепила за кПсс роль ядра по
литической системы, руководящей и направляющей силы советского общества.
как отмечает м.Н. марченко, «…сами по себе решения (акты) общественных
организаций, так же как и решения любых партийных органов и организаций,
содержат правовых норм, т.е. не имеют юридической силы. таковую они могут
получить лишь в двух случаях. во-первых, при издании совместного с государ
ственными органами решения по одному и тому же вопросу. Например, в ссср
имела место практика принятия такого рода совместных актов по наиболее важ
ным вопросам государственной и общественной жизни. Эти акты с момента их
издания приобретали не только общественно-политический, но и юридический
характер. и, во-вторых, в случае предварительной или последующей санкции
(разрешения) государства» [7: с. 571].
обычное право было вытеснено государственными постановлениями.
однако, особенно в первые советские годы, власть пыталась учитывать пра
вовые обычаи отдельных регионов. так, например, в декрете «о гражданском
браке, о детях и ведении книг актов состояния» от 18 декабря 1917 г. брачный
возраст для мужчин составлял 18 лет, а для женщин — 16 лет, однако для «ту
земных жителей» закавказья он был определен соответственно в 16 и 13 лет.
церковное право утратило свое значение как отрасли права. в лучшем
случае церковное право в советский период можно назвать правом одной кор
в советском союзе господствовала дуалистическая теория соотноше
ния международного и внутригосударственного права, т.е. признавалось, по
образному выражению х. трипеля, что это два круга, которые не более чем
соприкасаются между собой, но никогда не пересекаются. отличием между
народного права от внутригосударственного права являлось то, что обычай
внутри страны признавался источником права.
Последний, седьмой этап в развитии системы права россии, начался после
распада советского союза в декабре 1991 г. Партийные постановления переста
ли иметь характер правовых норм. Произошло восстановление многих элементов
системы права, которые существовали в дореволюционный период. так, в качест
аук
тизации источников права; наличие национальной специфики в развитии пра
ва; создание системы национального юридического образования; достижение
определенного уровня развития правосознания [8: с. 42–43].
Пятый этап был очень непродолжительным — с начала хх века до 1917 г.
Это был активный период формирования отраслей российского права. с при
нятием основных законов российской империи от 23 апреля 1906 г. можно
говорить о становлении конституционного права россии, тогда как до этого
было только государственное право. уголовное уложение 1903 г. представля
ло собой уголовный кодекс, соответствующий лучшим европейским образ
цам. был разработан проект Гражданского уложения. однако он так и не был
претворен в жизнь из-за нерешенности земельного вопроса. семейное право
после издания указа от 17 апреля 1905 г. «об укреплении начал веротерпимо
сти», фактически разрешившего браки христиан и нехристиан, уже не могло
являться частью церковного права. однако данный процесс был прерван сна
чала Первой мировой войной, а затем революционными событиями 1917 г.
обычное право сохранило свои позиции. в 1907 г. Г.ф. Шершеневич пи
сал: «общее гражданское законодательство, благодаря своему историческому
сложению, имеет в виду только высший класс общества, оставляя без вни
мания всю крестьянскую массу населения. составленное во время преобла
дания поземельных отношений, оно не удовлетворяет требованиям торгово
го оборота» [16:
с.
42–43]. часть ученых-юристов стала отстаивать концепцию
«крестьянского права». Например, в 1902 г. в свет вышла книга к.Г. абрамовича
«крестьянское право», в
1914 г. — труд а.а. леонтьева «крестьянское право.
систематическое изложение особенностей законодательства о крестьянах».
активно развивалось в данный период и международное право. россия
стала инициатором проведения второй Гаагской конференции мира в 1907 г.,
на которой были кодифицированы законы и обычаи войны, что имело огром
ное значение в условиях приближения Первой мировой войны.
Шестой этап — 1917 г. – начало 90-х гг. — характеризовался созданием
системы советского права. в данный период утвердилось мнение, что система
права — это обусловленная экономическим и социальным строем внутренняя
структура права, выражающая внутреннюю согласованность и единство юри
дических норм и одновременно их дифференциацию на отдельные отрасли и
институты [5: с. 208].
как отмечал л.и. спиридонов, «…советский этап характеризовался, в част
ности, безусловным преувеличением роли планового начала в общественном раз
витии и стремлением сознательно сконструировать такую систему права, которая
в наибольшей степени отвечала бы конкретным нуждам социалистического стро
ительства… На практике дело сводилось к аксиоматическому постулированию
наличия десяти отраслей права… в число десяти отраслей входили государствен
ное, трудовое, земельное, колхозное, административное, бюджетно-финансовое,
семейное, гражданское, уголовное, судебное право. существование публичного
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
схода о местном обычае, так и всякого другого документа, представленного сто
ронами в подтверждение или опровержение существования у крестьян того или
другого местного обычая, как равно и показаний свидетелей» [4: с. 171]. обычаи
существовали, в основном, в вопросах наследования, опеки и поземельных отно
шениях. так, решением № 174 за 1880 г. сенат признал, что по наследственным
делам и опеке крестьянский правовой обычай может быть применим даже в слу
чае противоречия закону.
церковное право на данном этапе превратилось в отрасль российского пра
ва, представляющую собой совокупность правовых норм, определяющих статус
церквей, а также права и обязанности духовного сословия, подданных (граждан)
в зависимости от отношения к ним [2: с. 34–37]. во второй четверти XiX в. на
чался расцвет церковного права.
, в царствование Николая i в рамках
работы по систематизации российского законодательства началось приведение
систему, в том числе, и норм церковного права: в 1834 г. вышло новое издание
кормчей книги, в 1839 г. — на греческом и русском языках была издана книга
правил святых апостолов, вселенских и поместных соборов и святых отцов,
в 1841 г. был издан устав духовных консисторий, содержащий 368 узаконений.
, с 1835 г. преподавание церковного права было введено в российских
университетах.
в-третьих
, к 1844 г. относится первая попытка определения цер
ковного права в системе российского права: в свет вышел труд архимандрита Гав
риила (василия Николаевича воскресенского) “Понятие о церковном праве и его
история”. однако то, что в российской империи прямо использовались канони
ческие нормы, доказывают многочисленные факты. в частности, в высочайшей
резолюции на доклад сената «о бытии Псковским церковным вотчинам в ведом
стве архиерейском и о выборе в церковные старосты из прихожан» святейший
синод прямо сослался на церковные правила и устав греческого царя мануила:
«…тем, которые что в церковь дадут, своим почитать уже не должно, но церков
ное есть, и то бесспорно, что единой церкви надлежит, а не до собственной кому
духовному или светскому или их подчиненным, которые бы в свою пользу такие
церковные доходы употребляли…» [9: с. 11]. Эти нормы четко повторяют прави
ла вселенских соборов.
международное право по-прежнему рассматривалось как особая правовая
система. россия являлась творцом многих международных норм и инициатором
заключения международных договоров, активным участником международных
конгрессов XiX – начала XX вв. (Парижского 1856 г., берлинского 1878 г., Гааг
ской конференции мира 1899 г.). российские юристы-международники, такие как
ф.ф. мартенс, л.а. камаровский получили всемирную известность.
развитие системы права россии имело важное значение. как отмечает
д.а. Пашенцев, именно со второй половины XiX века можно говорить уже
о правовой системе российской империи, признаками которой являются си
стема права — наличие основных отраслей, четкие различия между ними;
структурированность источников права; появление различных видов система
аук
в своде законов трудно найти разграничительную линию между публич
ным и частным правом, а также отраслями права.
в первом издании свода законов российской империи 1832 г. деление
публичное и частное право не было четко выдержано. После норм публич
ного права (основные законы и учреждения государственные, учреждения
губернские, уставы о службе гражданской, свод уставов казенного управле
ния, свод законов о состоянии людей) в томе х содержались нормы частного
(гражданского) права, а затем свод уставов благочиния и свод законов уголов
ных вновь содержали публично-правовые нормы.
в последующих изданиях
строгого
на публичное и частное право
также не было. зато более
четко
стали подразделяться
права на отрасли. оформ
лялось государственное, административное, гражданское, уголовное, финансо
вое, уголовно-процессуальное и гражданско-процессуальное право [13: с. 5–7].
определение системы российского права вызывало большие затруднения,
так как при составлении свода законов м.м. сперанскому изначально не дали
сделать задуманное: вместо кодификации была проведена лишь систематизация
огромного законодательного материала. как отмечал Г.ф. Шершеневич, «после
дующая история нашего законодательства обнаружила, какие крупные затрудне
ния создал свод, затруднения, которые тогда не осознавали, а если и осознавали,
то закрывали глаза, оставляя будущему распутываться» [14: с. 426].
кроме того, что уже при создании свода законов система права не была
четкой, дальнейшие издания свода еще больше ее запутали. изначально пред
полагалось, что полное издание свода законов будет проводиться каждые де
сять лет. и действительно, второе издание вышло в 1842 г. Но третье издание
было опубликовано уже в 1857 г., т.е. через пятнадцать лет, после чего обнов
ление свода стало проводиться только по частям и в разное время. Появи
Продолжения к своду законов, которые были двух видов: очередные, указы
вавшие на изменения, которые произошли со времени предшествую
щего Про
должения, и сводные, содержащие изменения в законодательстве со
последнего издания свода.
таким образом, российские законодатели XiX – начала XX вв. считали
принципом систематизации деление права на публичное и частное.
обычное право сохранило свои позиции. На это явление указывал Н.а.
ский: «… в нашем отечестве наблюдается достопримечательный факт, что наши
так называемые гражданские законы, т.е. х том свода законов, имеют силу толь
ко для меньшинства подданных: большинство же их — крестьянское сосло
— управляется обычным правом, во многих отношениях резко отступающим
от
законодательства х тома» [3: с. 1]. данное утверждение доказывает и факт уч
реждения в 1861 г. волостных судов. даже судебная реформа 1864 г. не изменила
их статуса: волостные суды рассматривали дела крестьян и действовали на
ос
новании обычного права. решениями 1891 и 1896 гг. Правительствующий сенат
предоставил волостным судам право «оценки по существу как удостоверения
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
орская
проблема
периодизации
(продолжение)
статья посвящена периодизации развития системы права россии. критерием пе
риодизации является эволюция видов и особенностей правовых норм, действовав
ших в россии в различные сроки.
ключевые слова:
система права; обычное право; церковные каноны; междуна
родное право.
етвертый этап развития системы права россии можно определить
30-х гг. XiX века и вплоть до начала хх века.
Главным законодательным источником этого времени был
свод законов российской империи, различные редакции которого показывали
изменения, происходившие в системе права россии.
система, по которой был изложен материал в своде законов российской им
перии, была основана на следующем принципе: «два союза, два порядка отно
шений необходимы в государстве: союз государственный и союз гражданский.
союз государственный есть внутренний и внешний. союз гражданский есть или
семейственный или союз по имуществам. из союзов возникают права и обязан
ности. те и другие определяются и охраняются законами. отсюда два порядка за
конов: законы государственные и законы гражданские» [14: с. 432]. Господствую
щим стало деление права на публичное и частное. такое деление, известное еще
в древнем мире, возродилось в европе только в XViii в. все буржуазные револю
ции проходили под лозунгом противопоставления прав частного лица правам го
сударства. таким образом, можно сделать вывод о том, что в XiX в., прежде всего
в своде законов, в россии стали утверждаться принципы буржуазного права.
внимание дореволюционных юристов было обращено на разграничение пу
бличного и частного права. характеристика различных взглядов по данному во
просу дана в монографии Г.П.
курдюк и л.в.
бутько. они выделили такие крите
рии деления публичного и частного права: 1) различие интересов, юридической
формы отношений, различия в порядке приобретения частных и публичных прав,
в способах их потери, в содержании самих прав и в соотношении права и обязан
ности (Н.м. коркунов); 2) по различию свойств объективной юридической нор
мы и по различию свойств элементов юридического отношения (ф.в. таранов
ский); 3) деление права на «социально-служебное и свободное» (л.и. Петражиц
кий) [6: с. 17–18]. Г.ф. Шершеневич основой деления считал различие бытовых
отношений, нормируемых объективным правом [15: с. 536].
аук
coke e.
the Second Part of the institutes of the laws of england / e. coke. – lon
Hale M.
the History of the Pleas of the crown / M. Hale. – Vol. ii. – Philadelphia,
Prestwich M.
Plantagenet england, 1225–1360 / M. Prestwich. – oxford: oxford
univ. Press, 2005. – 638 р.
11.
Sayles g.o.
the functions of the Medieval Parliament of england / g.o. Sayles.
Petrushevskij D.M.
ocherki iz istorii anglijskogo gosudarstva i obshhestva v Sred
lyon B.
a constitutional and legal History of Medieval england / B. lyon. – new
York: Harper & row Publishers, 1960. – 671 р.
chel’czov-Bebutov M.a.
Kurs ugolovno-processual’nogo prava / M.a. chel’czov-
Bebutov. – SPb.: al’fa – ravena, 1995. – 846 s.
Select Pleas of the crown, 1200–1225 / ed. f.W. Maitland. london, 1888. – 195 р.
Witte J.
christianity and law: an introduction / J. Witte, f.S. alexander. – new
York: cambridge univ. Press, 2008. – 343 р.
Peine forte et Dure // tait’s edinburgh Magazine / ed. by W. tait, ch. Johnstone.
Vol. 18. W. tait, 1851. – р. 218 – 219.
farrington K.
History of Punishment and torture / K. farrington. – london: Boun
Bellamy J.
crime and Public order in england in the Middle ages / J. Bellamy. –
Year Books of the reign of King edward the first / ed. and trans. by a.J. Hor
Monk of Malmesbury. the life of edward the Second / ed. and trans. by n. Den
holm – Young. london: t. nelson, 1957. – 328 р.
the eyre of northamptonshire 3–4 edward iii / ed. by D.W. Sutherland. – Vol.
Mckenzie a.
«this Death Some Strong and Stout Hearted Man Doth choose»: the
tice of
Peine forte et Dure
in Seventeenth- and eighteenth-century england // law and History
review. – Vol. 23. – 2005. – № 2. – url: http://
www.historycooperative.org/journals/lhr/23.2/
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
Peine forte et Dure // tait’s edinburgh Magazine / ed. by W. tait, ch. Johnstone.
Vol. 18. W. tait, 1851. – р. 218 – 219.
farrington K.
History of Punishment and torture / K. farrington. – london: Boun
Bellamy J.
crime and Public order in england in the Middle ages / J. Bellamy. –
Year Books of the reign of King edward the first / ed. and trans. by a.J. Hor
Monk of Malmesbury. the life of edward the Second / ed. and trans. by n. Den
holm – Young. london: t. nelson, 1957. – 328 р.
the eyre of northamptonshire 3–4 edward iii / ed. by D.W. Sutherland. – Vol.
Mckenzie a.
«this Death Some Strong and Stout Hearted Man Doth choose»: the
tice of
Peine forte et Dure
in Seventeenth- and eighteenth-century england // law and History
review. – Vol. 23. – 2005. – № 2. – url: http://
www.historycooperative.org/journals/lhr/23.2/
i.l. chestnov,
Source
the article sets out the postclassical approach to the analysis of a source of law.
source of law is treated as the mechanism of law formation. Heuristic value of such
approach is shown by giving an example of the formation of peine forte et dure instituition
Key-words
peine forte et dure.
english Historical Documents / ed. by H. rothwell. Vol. iii (1189–1327). – london:
fleta // traites sur les coutumes anglo-normandes. – t. 3. – Paris, 1776. –
3.
Britton: the french text carefully revised with an english translation, introduction
and notes by francis Morgan nichols M.a. – Vol. i. – oxford: clarendon Press, 1865. – 447 р.
Pollock f.
the History of english law before the time of edward i / f. Pollock,
f.W. Maitland. – Vol. 2. – cambridge: cambridge univ. Press, 1952. – 691 р.
Blackstone W.
commentaries on the laws of england / W. Blackstone. – Book
chitty J.
a Practical treatise on the criminal law / J. chitty, r. Peters. – Vol. i. –
Hawkins W.
a treatise of the Pleas of the crown, or a System of the Principal
Matters relating to that Subject, Digested under Proper Heads / W. Hawkins. – Book ii.
Vol. iV. – london, 1795. – 621 р.
аук
сены в 1464 г., 1474 г. и 1505 г. [23]. в дальнейшем процедура исполнения
peine
forte et dure
уже не менялась. таким образом, «первичный произвол» проявился
в установлении института
peine forte et dure
в 1275 г. в правовой системе средне
вековой англии в законодательном порядке, в отличие от большинства других
институтов и норм, которые, осуществляясь на
практике, лишь закреплялись
законодателем в различных сборниках установлений. «амнезия» института
как процесс «коллективного забывания» истоков и происхождения
peine forte
et dure
, а также восприятия данного института как естественного хода развития
английского права привели к наличию ряда дискуссионных вопросов и проблем
как теоретического, так и практического плана, наиболее важные из которых
были исследованы в настоящей работе.
литература
english Historical Documents / ed. by H. rothwell. Vol. iii (1189–1327). – london:
fleta // traites sur les coutumes anglo-normandes. – t. 3. – Paris, 1776. – 772 р.
3.
Britton: the french text carefully revised with an english translation, introduction
and notes by francis Morgan nichols M.a. – Vol. i. – oxford: clarendon Press, 1865. – 447 р.
Pollock f.
the History of english law before the time of edward i / f. Pollock,
f.W. Maitland. – Vol. 2. – cambridge: cambridge univ. Press, 1952. – 691 р.
Blackstone W.
commentaries on the laws of england / W. Blackstone. – Book
chitty J.
a Practical treatise on the criminal law / J. chitty, r. Peters. – Vol. i. –
Hawkins W.
a treatise of the Pleas of the crown, or a System of the Principal
Matters relating to that Subject, Digested under Proper Heads / W. Hawkins. – Book ii.
Vol. iV. – london, 1795. – 621 р.
coke e.
the Second Part of the institutes of the laws of england / e. coke. – lon
Hale M.
the History of the Pleas of the crown / M. Hale. – Vol. ii. – Philadelphia,
Prestwich M.
Plantagenet england, 1225–1360 / M. Prestwich. – oxford: oxford
univ. Press, 2005. – 638 р.
11.
Sayles g.o.
the functions of the Medieval Parliament of england / g.o. Sayles.
Петрушевский д.м.
очерки из истории английского государства и общества
в средние века / д.м. Петрушевский. – м.: урсс, 2003. – 232 с.
lyon B.
a constitutional and legal History of Medieval england / B. lyon. – new
York: Harper & row Publishers, 1960. – 671 р.
чельцов-бебутов м.а.
курс уголовно-процессуального права / м.а. чельцов-
бебутов. – сПб.: альфа – равена, 1995. – 846 с.
Select Pleas of the crown, 1200–1225 / ed. f.W. Maitland. london, 1888. – 195 р.
Witte J.
christianity and law: an introduction / J. Witte, f.S. alexander. – new
York: cambridge univ. Press, 2008. – 343 р.
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
которыми обычно снабжали страдальцев), Эдуард iii даровал ей прощение,
подчеркнув, что произошедшее является скорее чудом и находится в противо
речии с человеческой природой [18: p. 37]. в феврале 1384 г. некий джон
бишопстоуна также был помилован после претерпевания
peine forte et dure
в течение столь длительного времени, что казалось удивительным, что он все
еще жив [19: p. 142]. тем не менее, сохранившаяся судебная практика свиде
тельствует о том, что обременение грузом появилось значительно раньше. из
вестно, что до 1295 г. обременения грузом не предусматривалось: в трактате
«бриттон», который написан примерно в указанное время, процедура
forte et dure
исполняется без какого-либо груза [3: p. 26–27]. однако довольно
скоро — уже в Годичных книгах времени правления Эдуарда i за 1302 г. — мы
находим запись о применении груза в процессе исполнения
peine forte et dure
так, джон де дорли, обвиненный в различных тяжких преступлениях, стоял
суде молча, не говоря ни слова. судья расследовал, являлся ли подозревае
мый немым или мог говорить, если бы захотел. следствие показало, что он
мог говорить, если хотел. и поскольку он отказался положиться на суд страны
или отвечать, он был осужден на наказание, которое состояло в том, что он
должен быть помещен на землю в тюрьме в одной сорочке, нагруженный та
ким весом железа, какой он только может вынести, и он не должен пить воду
в тот день, когда он что-то ест, и что он должен пить воду, взятую ни из питье
вого источника, ни из реки. к такому же наказанию был приговорен ральф
блойо, поскольку он отказался положиться на суд страны [20: p. 510–511].
встречается обременение грузом и в период правления Эдуарда ii. в частно
сти, в знаменитой хронике монаха из малмсбери (примерно 1322 г.) указано,
что
peine forte et dure
, применяемое повсюду в королевстве, состоит в том, что
заключенный, находящийся на холодном голом полу, должен быть придавлен
таким весом железа, какой он только может вынести [21: p. 128]. также про
токолы 3-го и 4-го годов (1329–1330) правления Эдуарда iii содержат ука
зание на применение груза [22: p. 179]. можно предположить, что практика
обременения подозреваемого грузом была введена примерно в период с 1295
1296 по 1302 годы. таким образом, в начале XiV в. она уже существовала. тем
менее, сегодня невозможно установить, была ли эта практика в указанный
период в полной мере устоявшейся или применялась фрагментарно, по дис
креционному полномочию судей. Например, достаточно трудно вообразить
наличие груза, если подозреваемый, претерпевая
peine forte et dure
, прожил
таком состоянии около полугода [1: p. 566]. только относительно даты само
го последнего изменения — увеличение веса налагаемого на подозреваемого
железа, внесенного в процедуру исполнения
peine forte et dure
, мнения исследо
вателей совпадают — это 1406 г., когда лорд главный судья Гаскойн приговорил
двух подсудимых грабителей, отказывавшихся от дачи показаний, чтобы отсро
чить свой смертный час, к наложению на них такого веса железа, который они
только могут вынести
и более
[19: p. 141]. аналогичные приговоры были выне
аук
ществовала в
общем праве до
i вестминстерского статута —
и.ч., м.с.
) без ка
кого-либо специального закона, ее санкционировавшего» [6: p. 348]. следует от
метить, что институт, известный нам как
peine forte et dure
, вероятно, не
имел
смысла до 1219
г. (когда регентский совет при Генрихе iii запретил практику
применения ордалий в английских судах под воздействием требований Правила
Постановления iV
латеранского собора 1215 г.), поскольку в предшествую
щий пе
риод розыск через местных людей существовал наряду с ордалиями. Этот
момент является важным, так как он демонстрирует разницу в восприятии орда
лий как способов доказывания для образованной (церковь, законодатели, судьи)
и необ
разованной (простой народ) части населения: «пока христиане принима
ли ордалии как совместимые с учением церкви о чудесах, теологи… критико
вали эту практику как прямой вызов могуществу бога» [16: p. 156]. Настоящая
мысль может быть подтверждена тем, что отказ подозреваемого от расследо
вания его дела судом страны начинает встречаться в протоколах именно после
отмены ордалий, т.е. после 1219
г.: соответствующие случаи (по
крайней мере,
те, что имеют
ся в
нашем распоряжении) датируются в протоколах 1220–1221 гг.
99–101, 129, 134] и позже. таким образом, временные рамки, указанные
нами в вопросе первого пункта, можно сузить до 56 лет (с 1219 г. по 1275 г.). тем
не менее, и
указанный период судебная практика пошла по иному пути: лица,
обвиняемые в фелонии и отказывающиеся давать показания, были осуждаемы
определенным методом, а именно — с помощью двух, следовавших одно за дру
гим, составов присяжных, на что обратил внимание у. блэкстон [5: p. 327]. в про
токолах также имеются подобные случаи [15: p. 99–101]. учитывая то, что уже
было нами сказано о «первичном произволе», нам представляется, что институт
peine forte et dure
, вероятнее всего, был учрежден ст. 12 i вестминстерского ста
тута в 1275 г.
в-третьих
, дискуссионным является вопрос о времени внесения в спо
соб исполнения
peine forte et dure
первых изменений, а именно — наложение
груза на обвиняемого с целью скорейшего получения результатов. рассматри
вая этот вопрос, у. блэкстон отмечает, что практика обременения подозревае
мого грузом, или как ее обычно называли, — практика смертельного давления,
была постепенно введена в период между 31-м годом правления Эдуарда iii
и 8-м годом правления Генриха iV, т.е. в период с 1358 г. по 1407 г. введение
практики смертельного давления указанный юрист связывает с появле
правила о срочности строгого и сурового тюремного заключения, которое бе
рет свое начало в протоколах 31-го года правления Эдуарда iii, ограничивая
исполнение
peine forte et dure
периодом в сорок дней [5: p. 328]. аналогич
ная точка зрения приводится авторами других изданий [17: p. 219]. источни
ком вышеназванных заключений относительно правила срочности, вероятно,
является дело сесилии риджвэй, подозревавшейся в убийстве собственного
супруга. После того как она в течение сорока дней подвергалась
peine forte
dure
в тюрьме Ноттингема (при этом ее лишили не только хлеба, но и воды,
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
следующим причинам: с одной стороны, языковая аналогия, кажется, свиде
тельствует именно о том, что институт расследования через жюри и связанный
ним институт принуждения подозреваемого к даче согласия на такое рассле
дование попали в англию через Нормандию — приведенный у м.а. чельцова-
бебутова термин onquête имеет сходство с современным французским термином
, обозначающим «расследование», который, как можно предположить,
получился вследствие исторической эволюции аффиксов: on → en. кроме того,
наличие надстрочного знака (ê) делает возможной дальнейшее развитие термина,
а именно:
te →
te →
nquest(e) → inquest
. При этом 3-я конфигура
ция показывает возможный исторически первый вид этого термина уже в англии
перед тем, как он приобрел ту форму, с помощью которой именовали расследова
ние дел посредством рекогниторов (4-я конфигурация). с другой стороны, в
риод, предшествующий появлению i вестминстерского статута, в случае мол
чания подозреваемого или его отказа от суда страны институт
peine forte et dure
не применялся, о
чем свидетельствуют судебные протоколы [15: p. 99–101, 134].
Показательно и то, что метод расследования через местных людей (
), за
везенный нормандскими завоевателями, стал применяться на английской почве
достаточно быстро, а связанный с ним институт принуждения подозреваемого
даче согласия на такое расследование — почти на двести лет позже. таким об
разом, нерешенным остается вопрос о том, почему до 1275 г. институт
peine forte
et dure
не
применялся в судебной практике и не был закреплен законодательно,
если он был известен еще с 1066 г.
во-вторых
, имеется неясность в вопросе о времени возникновения инсти
тута
peine forte et dure
, представленная двумя точками зрения: согласно первой
peine forte et dure
существовало в общем праве еще до i-го вестминстер
ского статута, который лишь законодательно закрепил этот институт. согласно
второй точке зрения,
peine forte et dure
было впервые введено указанным стату
том, и его применение является результатом именно этого законодательного акта.
Первое мнение представлено именами английских юристов Э.
кока и м.
Гэйла,
доводы которых сводятся к следующему: 1) ст.
12 i
вестминстерского статута
только поименовала указанный институт, не
предоставив никаких дополнитель
ных сведений о процедуре исполнения, из чего следует, что 2) на основании един
ственно ст. 12 суд не смог бы сформулировать в решении столько разнообразных
подробностей процедуры исполнения. таким образом, 3) институт
peine forte
et dure
должен был существовать в
общем праве в
риод, предшествующий при
нятию указанного статута [8:
p. 179; 9:
321]. Противоположное мнение высказал
уильям блэкстон, согласно которому
peine forte et dure
не может быть институтом
общего права, поскольку ни
Глэнвилла, ни у брактона, ни у другого средневе
кового автора нет упоминания о
нем. Не фигурирует он и в судебных протоколах
периода, предшествовавшего правлению Эдуарда i [5: p. 327]. исследователи,
поддерживающие данную точку зрения, также обращают внимание на то, что
«кажется сомнительным, чтобы такая жестокость могла бы быть введена (т.е.
су
аук
свитков и огромного количества дел
Quo warranto
. Это расследование имело
большое значение не только с точки зрения подтверждения земельных прав ко
роны, но
точки зрения реформирования системы управления государством.
в литературе подчеркивается, что расследование носило
всесторонний
харак
тер. специальные уполномоченные короля расследовали как злоупотребления
земельными правами со стороны феодалов, так и злоупотребления правом суда,
также случаи произвола со стороны чиновников. в результате выявилась острая
необходимость в новом законодательном регулировании общественных отноше
ний во многих областях [10: p. 123]. так была подготовлена почва для статутно
го регулирования, в рамках которого
возникли новые институты
, постепенно
вводившиеся в практику такими важнейшими законодательными актами, как три
вестминстерских статута, статут «о мертвой руке», Глостерский статут. очень
показательно также и то, что сам Эдуард i в проекте послания к Папе римско
му Григорию X от 19.06.1275 г., рассуждая о взаимоотношениях церкви и го
сударства, говорит, что им «
много институтов, которые послужат
улучшению состояния английской церкви, реформе государства и увеличению
всеобщего благосостояния народа» [11: c. 141–142]. Недаром за Эдуардом i закре
пилась репутация английского Юстиниана, а его законотворческая деятельность
по своим масштабам и значению сравнивается с реформами его великого предка
Генриха ii [12: c. 192; 13: p. 345]. таким образом, именно в установлении данного
института законодателем (в отличие от большинства «прецедентных» институтов
и норм) нам видится «первичный произвол», несомненно, обусловленный исто
рическими и культурными реалиями того времени.
«амнезия происхождения», или хабитуализация и седиментация, в социоло
го-феноменологической терминологии, проявляется в закреплении соответствую
щего института в законодательстве, судебных прецедентах, систематическом
воспроизведении в правоприменительной практике, а также в доктрине, которая
англии играет роль одного из источников права. тем самым «первичный произ
вол» забывается, а сконструированность института начинает выдаваться за «есте
ственный ход вещей». результатом или проявлением «амнезии происхождения»
института, на наш взгляд, является ряд спорных моментов, связанных с возник
новением и развитием
peine forte et dure
, породивших в литературе острую по
лемику.
, дискуссионным является вопрос о том, был ли этот институт
национальным изобретением или же заимствованным. Проблему заимствования
института
peine forte et dure
затрагивает в своей работе м.а. чельцов-бебутов,
утверждая, что в данном случае имеет место полная аналогия с обычаем, при
менявшимся в герцогстве Нормандском для вынуждения у обвиняемого согласия
расследование его дела «местными людьми» [14: c. 345]. он обращает вни
мание на то, что в Нормандии существовал розыск посредством специального
жюри и особая процедура расследования с помощью этого жюри, —

случае отказа от которой подозреваемого немедленно заключали в тюрьму
p. 204]. однозначного ответа на вопрос о возможности заимствования нет
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
ном помещении, лежа обнаженным на голой земле без какой-либо подстилки, без
одежды и какого-либо покрывала, за исключением интимных частей тела, и что он
должен лежать на спине, с непокрытой головой и ногами, и на его тело должен быть
положен груз железа и камней, какой он только может вынести и более, и
один
день ему должны быть даны три кусочка плохого хлеба без воды, а
следующий
день он должен трижды выпить воды, взятой вблизи здания тюрьмы (за
чением проточной воды), без хлеба, и таким должен быть его рацион, пока он
умрет [5: p. 327; 6: p. 347; 7: p. 234–235]. При этом английские юристы Эдуард
кок и мэттью Гэйл добавляют, что одна рука подозреваемого должна быть вы
тянута к
одной стороне помещения с помощью веревки, а другая рука
— к
другой
стороне, и то же самое должно быть сделано с его ногами [8: p. 178; 9:
разница в описаниях является, несомненно, результатом исторических насло
ений в процессе эволюции данного института, поэтому представляется важным
проследить этапы его становления. При этом «первичный произвол» видится
нам в способе формирования и введения в законодательство и судебную практи
ку указанного института, а «амнезия» — в наличии ряда дискус
сионных вопро
сов, относящихся к
peine forte et dure
, которые так или иначе пыталось разрешить
одно поколение исследователей и юристов. рассмотрим вышеназванный меха
низм образования
peine forte et dure
подробнее.
момент возникновения и связанный с этим моментом способ внедрения
института
peine forte et dure
в английское законодательство важен не только сам
себе, но и в контексте более широкой проблематики, а именно — пути фор
мирования национальной правовой системы. сегодня уже очевидно, что англий
ское право развивалось как право прецедентное, на чем, собственно, и основана
позиция Э.
кока и м. Гэйла, утверждающих, что институт строгого и сурово
го тюремного заключения должен был существовать в общем праве в период,
предшествующий принятию i-го вестминстерского статута [8: p. 179; 9:
p. 321].
Эта позиция, конечно же, небезосновательна, учитывая, что в то время законода
тель, по существу, лишь закреплял в издаваемых актах нормы обычного права,
которые сложились и действовали на определенной территории: такой характер,
в частности, имеют варварские правды, различные кутюмы и т.п. Но посколь
ку до
i-го
вестминстерского статута практики применения института
peine forte
et dure
обнаружить не удалось, то необходимо задаться вопросом о том, могла
ли английская правовая система в определенный момент своего развития «от
ступить» от основного способа формирования норм (обычаи и судебная практи
ка
норма закона), и каковы причины этого явления. Представляется, что ответ
нужно искать в исторических реалиях эпохи поздних Плантагенетов, а
— в рамках периода правления Эдуарда i, когда и появился вышеозначенный
статут. известно, что после своего возвращения в англию и коронации в
г.
Эдуард i, обеспокоенный потерей короной прав и привилегий в
период граж
данской войны, предпринял широкомасштабное расследование относительно
прав на землю феодалов, результатом которого явилось появление сотенных
аук
честнов,
сидоренкова
сточник
как
механизм
правообразования
института
средневековой
англии)
(продолжение)
в статье излагается постклассический подход к анализу источника права. источ
ник права трактуется как механизм правообразования. демонстрируется эвристиче
ская ценность такого подхода на примере формирования института
peine forte et dure
в средневековой англии.
ключевые слова:
источник права; механизм правообразования;
peine forte et dure.
зложенный в первой части статьи в общетеоретической форме ме
ханизм правообразования в виде «первичного произвола» и после
дующей социальной «амнезии происхождения» может быть подроб
нее продемонстрирован на примере формирования института
peine forte et dure
средневековой англии. согласно ст. 12 i-го вестминстерского статута 1275 г., за
ведомо тяжкие преступники, явно имеющие дурную славу, не желающие подвер
гаться расследованию относительно тяжких уголовных преступлений, в которых
люди могут их обвинять перед судьями и королевским следствием, должны быть
подвергнуты
peine forte et dure
, как отказывающиеся отвечать по общему праву
страны [1: p. 400]. само понятие
peine forte et dure
в статуте не раскры
вается,
трактатах конца Xiii в. «флета» [2: p. 111–112] и «бриттон» [3: p. 26–27] мож
но найти его подробное описание: подозреваемого босого, с непокрытой головой
и не подпоясанного, в одной рубахе, помещали на полу, закованного в
кандалы,
в самом плохом месте тюрьмы, где он находился неопределенное время, упот
ребляя в пищу только хлеб и воду (в тот день, когда ему полагался хлеб, ему не
вали воды, и наоборот). в таком положении правонарушитель должен был нахо
диться до того момента, пока он не ответит на предъявленное обвинение. через
несколько лет ко всему этому добавился еще и груз, налагаемый на обвиняемого
[4: p. 652]. до вынесения решения обвиняемый не только получал третье пред
упреждение (
trina admonitio
), но также и отсрочку в несколько часов, чтобы он
мог в полной мере осознать опасность своего положения.
Позднейшие источники дают несколько иное описание, а именно: подозревае
мый должен быть возвращен под стражу и находиться в некотором низком и тем
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
Bogdandy a.
constitutionalism in international law: comment one Propo
from germany
/ a. Bogdandy // Harvard international law Journal. Vol. 47. – № 1. – P. 224–233.
crawford J.
the creation of States in international law / J. crawford. – oxford,
2006. – P.
fasbender B.
the Better peoples of the union national? europe’s practice and
united nations / B. fasbender // european Journal of international law. – 2004. –
15. – P. 857–884.
11.
Kapteyn P.
the introduction to the law of european communities. from Maas
tricht to amsterdam / P. Kapteyn, P. themmat. – Boston, 1998. – 1264 p.
Kronberger V.
(ed.). the european union and the international legal order: Dis
cord or Harmony? / V. Kronberger (ed.). – a t.M.c. asser Press
neuwahl n.
legal Personality of the european union — international and institutional
aspects / n. neuwahl // Kronenberger V. (ed.). the european union and the international legal
order: Discord or Harmony? – a t.M.c. asser Press
roduct, 2001. – P. 3–22.
ott a.
and
inglis к.
(eds.). Handbook on european enlargement. a commentary
on the enlargement Process / a. ott and к. inglis (eds.). – the Haque, tMc asser Press,
2002. – 1150 p.
rasch м.
the european union and the united nations. the functioning and co
herence of eu external representation in a State-centric environment / M. rasch. – Bos
ton: Martinus nijhoff Publishers / Brill academic, 2008. – 362 p.
Sari a.
the conclusion of international agreements by european union in the con
text of the eSDP / a. Sari // international and comparative law Quaterly. – 2008. – Vol. 57.

– P. 53–86.
Sato J.
legitimacy of international organizations and the Decisions — challenges
that international organizations face in the 21
century / J. Sato // Hitonsubashi Journal
law and Politics. – 2009. – № 37. – P. 11–30.
Shaw M.
international law / M. Shaw. – cambridge: cambridge university Press,
Woters J.
(eds.). the united nations and the european union: an ever Stronger
Partnership / J. Woters, fr. Hof�neister, t. ruys (eds.). – the Hague: t.M.c. asser Press,
аук
rasch м.
the european union and the united nations. the functioning and co
herence of eu external representation in a State-centric environment / M. rasch. – Bos
ton: Martinus nijhoff Publishers / Brill academic, 2008. – 362 p.
Sari a.
the conclusion of international agreements by european union in the con
text of the eSDP / a. Sari // international and comparative law Quaterly. – 2008. – Vol. 57.

– P. 53–86.
Sato J.
legitimacy of international organizations and the Decisions — challenges
that international organizations face in the 21
century / J. Sato // Hitonsubashi Journal
law and Politics. – 2009. – № 37. – P. 11–30.
Shaw M.
international law / M. Shaw. – cambridge: cambridge university Press,
Woters J.
(eds.). the united nations and the european union: an ever Stronger
Partnership / J. Woters, fr. Hof�neister, t. ruys (eds.). – the Hague: t.M.c. asser Press,
uropean
the author considers two different approaches in the polemic issue about international
legal standing of the european union in law literature, draws a conclusion about its implicit
recognition which is theoretical rather than practical. the authors’ position is as follows:
the reality of the existence and functioning of international legal personality of the euro
Key-words
: subject of law; subject of international law; the european union;
Dogovor o evropejskom soyuze. St. 24, p. 5 // evropeiskij soyuz. osnovopolagayu
shhie akty’ v redakcii lissabonskogo dogovora s kommentariyami / otv. red. S.Y. Kashkin. –
Dogovor o funkcionirovanii evropeiskogo soyuza. St. 220, 221 // evropeiskij
soyuz. osnovopolagayushhie akty’ v redakcii lissabonskogo dogovora s kommentariya
/ otv. red. S.Y. Kashkin. – м.: infra-M, 2008. – 704 s.
evropeiskij soyuz. osnovopolagayushhie akty’ v redakcii lissabonskogo dogovo
ra s kommentariyami / otv. red. S.Y. Kashkin. – м.: infra-M, 2008. – 704 s.
topornin B.n.
evropeiskoe pravo / B.n. topornin. – м.: Yurist’’, 1998. – 456 s.
Shelenkova n. B.
evropeiskaya integraciya: politika i pravo / n.B. Shelenkova. –
м.: niMP, 2003. – 340 s.
amendments to the treaty of european union and to the treaty establishing
european community. article 7a // of�cial Journal of the european union. – 2007. –
Vol. 50. – P. 10–147.
Batora J.
Does the european union transform the institution of Diplomacy? /
Batora // Journal of european Public Policy. – 2005. – № 1. – P. 58–63.
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
ной для демонстрации их суверенитета и престижа, а также для представления
во
всем мире своего подлинно национального профиля» [15: с. 302].
общеевропейские интересы и ценности, по вполне понятным и объяснимым
причинам, положительно воспринимаются государствами-членами преимущест
венно во всех тех случаях, если они являются продолжением или, по крайней
мере, не противоречат их национальным интересам и ценностям. в противном
случае в процессе практического решения любых, тем более — жизненно важ
ных общеевропейских проблем, вопреки официальным оптимистичным декла
рациям, неизбежно будут возникать значительные трудности.
литература
договор о европейском союзе. ст. 24, п. 5 // европейский союз. основопо
лагающие акты в редакции лиссабонского договора с комментариями / отв. ред.
кашкин. – м.: инфра-м, 2008. – 704 с.
договор о функционировании европейского союза. ст. 220, 221 // европей
ский союз. основополагающие акты в редакции лиссабонского договора с коммен
тариями / отв. ред. с.Ю. кашкин. – м.: инфра-м, 2008. – 704 с.
европейский союз. основополагающие акты в редакции лиссабонского до
говора с комментариями / отв. ред. с.Ю. кашкин. – м.: инфра-м, 2008. – 704 с.
топорнин б.Н.
европейское право / б.Н. топорнин. – м.: Юристъ, 1998. – 456 с.
Шеленкова
европейская интеграция: политика и право / Н.б. Шеленко
ва. – м.: НимП, 2003. – 340 с.
amendments to the treaty of european union and to the treaty establishing
european community. article 7a // of�cial Journal of the european union. – 2007. –
Vol. 50. – P. 10–147.
Batora J.
Does the european union transform the institution of Diplomacy? /
Batora // Journal of european Public Policy. – 2005. – № 1. – P. 58–63.
Bogdandy a.
constitutionalism in international law: comment one Proposal from
/ a. Bogdandy // Harvard international law Journal. Vol. 47. – № 1. – P. 224–233.
crawford J.
the creation of States in international law / J. crawford. – oxford,
2006. – P.
fasbender B.
the Better peoples of the union national? europe’s practice and
united nations / B. fasbender // european Journal of international law. – 2004. –
15. – P. 857–884.
11.
Kapteyn P.
the introduction to the law of european communities. from Maas
tricht to amsterdam / P. Kapteyn, P. themmat. – Boston, 1998. – 1264 p.
Kronberger V.
(ed.). the european union and the international legal order: Dis
cord or Harmony? / V. Kronberger (ed.). – a t.M.c. asser Press
neuwahl n.
legal Personality of the european union — international and institu
tional aspects / n. neuwahl // Kronenberger V. (ed.). the european union and the interna
tional legal order: Discord or Harmony? – a t.M.c. asser Press
roduct, 2001. – P. 3–22.
ott a.
and
inglis к.
(eds.). Handbook on european enlargement. a commentary
on the enlargement Process / a. ott and к. inglis (eds.). – the Haque, tMc asser Press,
2002. – 1150 p.
аук
тнеров» [20: с. 3], породивших, по свидетельству «обозревателей», у значитель
ной части европейских граждан иллюзорную уверенность в том, что именно они
являются «наиболее стойкими и последовательными людьми объединенных на
в виде аргументов сторонниками признания международной правосубъект
ности европейского союза используются, кроме отмеченных, факты и обстоя
тельства, касающиеся, в частности, применения им при разрешении междуна
родно-правовых споров не
судебных, а «дипломатических средств»
предположение о том, что
лиссабонским договором
, закрепившим положе
ние, согласно которому «союз замещает собой и наследует европейское
сообщество» [19], которое обладает международной правосубъектностью,
может быть
официально и окончательно
решен вопрос о международной
правосубъектности союза
[18: с. 242]; и, наконец — утверждение о
том,
что за последние годы
«скептицизм по отношению к международному ста
тусу евросоюза
вероятнее всего все в большей степени
становится не
мод
[16: с. 85]
и что государства-члены «все более склоняются» к при
знанию за
союзом «компетенции на самостоятельные внешнеполитические
солидаризируясь со многими из приведенных аргументов в пользу при
дания европейскому союзу статуса субъекта международного права и при
нимая во внимание весьма важный характер положений лиссабонского до
говора, предоставляющего союзу право устанавливать» любое полезное со
трудничество» с органами ооН и ее специализированными учреждениями,
также с советом европы и другими международными организациями, равно
как и право иметь свои представительства («делегации») в третьих странах
и при
международных организациях» [2: с. 329], тем не менее, следует за
метить, что с точки зрения жизненных фактов все приводимые аргументы и
«договорные» положения
это скорее своего рода теория, нежели практика
реальность же международной правосубъектности европейского сою
за, равно как и решения других жизненно важных для его нормального
сущест
вования и функционирования вопросов,
в определяющей степени за
от
убедительности тех или иных формально-логических аргумен
тов или юридически безукоризненно сформулированных положений, и даже
от
воли самого союза и его институтов, а
от национальных интересов вхо
дящих в него государств
даже спустя 15 лет после вступления в силу договора об образовании ев
ропейского союза, констатируют исследователи, не общеевропейские, а «нацио
нальные интересы остаются основной движущей силой» внутренней и внешней
политики государств-членов, проводимой ими во всех сферах жизни общества
и на всех уровнях, включая их деятельность в рамках ооН, где они ведут себя,
разуясь, прежде всего, со своими интересами, «весьма различно, в зависи
мости от разных обстоятельств» [15: с. 301]. для большинства государств-членов
европейского союза, заключают авторы, «ооН является ни чем иным, как аре
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
ципиально важных вопросов, как вопрос о международной правосубъектности
европейского союза.
определяя в общетеоретическом плане субъект международного права
виде «самостоятельного образования (entity), обладающего способностью
независимого действия на международной арене» [13: с. 4], исследователи
без оснований считают, что вопрос о международной правосубъектно
сти того или иного объединения должен решаться «не вообще», а конкретно,
каждом отдельном случае.
Независимо от того, справедливо полагают авторы, идет ли речь о признании
международной правосубъектности евросоюза, не имеющего «институционали
зированных властных полномочий, касающихся заключения договорных актов»
(institutionalized treaty-making Powers), но принимающего активное участие «в за
ключении международных соглашений через совет и отстаивающего свои по
зиции на международной арене», — или идет речь о любом ином объединении,
претендующем на обладание международной правосубъектностью, в каждом
конкретном случае вопрос требует своего специального рассмотрения и решения
с учетом всего комплекса фактов, касающихся искомого субъекта [18: с. 242].
среди аргументов, приводимых сторонниками признания международ
ной правосубъектности европейского союза, кроме отмеченных, указывается
также на такие факты и факторы, как, например,
им в настоя
щее время сферы
международно-правовой деятельности и повышение роли
на международной арене
. свидетельством такого рода активности евросо
юза является, в частности, то, что к концу XX в. европейское сообщество
имело постоянные связи со 123 государствами и 5
международными органи
зациями. Причем если раньше, как отмечают аналитики, эти связи касались
мущественно торговли или оказания помощи развивающимся странам,
то
последующие годы они распространились на политическую и иные сфе
ры жизнедеятельности государств и обществ [7].
к настоящему времени в мире, констатируется по этому поводу в запад
ной литературе, фактически сложилось два институциональных «архетипа
глобального и регионального управления: ооН и европейский союз». один
из них — ооН, являясь «центром разнообразных систем глобального управ
ления», объединяющим 192 суверенных государства, служит «квази-универ
сальным форумом», на котором обсуждаются и решаются глобальные про
блемы. а второй — евросоюз, пройдя «в основном стадии внутренней эко
номической и политической интеграции», выступает в качестве своеобразной
модели так называемого нового регионализма и служит в методологическом и
практическом смысле «основой (базой) регионального управления» [15: с. 1].
в качестве аргументов в пользу признания международной правосубъектно
сти европейского союза, в дополнение к названным, приводятся также такие его
действия, а точнее — результаты его действий, которые связаны
с расширением
и углублением разносторонних связей евросоюза с ооН
как «естественных пар
аук
Помимо сказанного в пользу признания международной правосубъектно
сти европейского союза, в научной литературе приводятся и другие аргумен
ты, заслуживающие, как представляется, особого внимания.
один из них, в частности, выстраивается на основе
«представительского»
характера
отношений европейского совета как одного из структурных под
разделений евросоюза, «объединяющего глав государств или правительств
государств-членов, а также Представителя комиссии» (ст.
4) [1], с европей
ским союзом в целом.
дело в том, что, обладая, согласно договору о европейском союзе, весьма
широкими прерогативами не только «давать союзу необходимые для его раз
вития побудительные импульсы и определять для него общие политические
ориентиры», но и заключать «по рекомендации Председательствующего» раз
личные соглашения «с одним или несколькими государствами либо междуна
родными организациями» (ст.
24) [1], европейский совет при этом действует,
по мнению авторов — сторонников придания международной правосубъект
ности союзу,
не сам по себе
как самодостаточный в юридическом смысле ин
ститут,
а от имени евросоюза
как наднационального объединения,
обладаю
щего международной правосубъектностью
те авторы, констатируют аналитики, которые исследовали внешнедого
ворную деятельность европейского союза с 2001 года, считают, что она осу
ществлялась от имени союза, а не от имени совета, и что уже в силу этого она
подтверждает наличие у европейского союза международной правосубъект
ности [16: с. 69].
Это же мнение, по утверждению аналитиков, разделяется «все в большей
степени, чем это было раньше», и в академических кругах, хотя при этом и
остаются некоторые сомнения
основные причины последних усматриваются,
во-первых
, в том, что, наде
ляя европейский совет прерогативами на «заключение соглашений с одним или
несколькими государствами либо международными организациями», договор
(ст.
24) «избегает каких бы то ни было указаний на то, что, заключая международ
ные соглашения, совет действует от имени союза» [14: с.
, что до
говор не только умалчивает об обязательности заключаемых советом междуна
родных соглашений для союза в целом и для государств-членов, как это должно
быть при обладании союзом, от имени которого выступает совет, международ
ной правосубъектностью, а наоборот, устанавливает, что никакое международ
ное соглашение «не связывает государство-член», если его представитель заявит
рамках совета», что представляемое государство будет «придерживаться своих
собственных конституционных правил» [1]. и,
в-третьих
, что, несмотря на ак
тивную международно-правовую деятельность европейского совета и союза
целом, в отношении «внутреннего» правового статуса последнего (федерация,
конфедерация, международная организация или нечто иное) сохраняется неопре
деленность [17: с. 17–18], которая отнюдь не способствует решению таких прин
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
в отличие от данной точки зрения и подхода к решению вопроса о между
народной правосубъектности евросоюза, ряд авторов придерживается несколько
иного взгляда на данную проблему. а именно — не отрицая того факта, что, хотя
с формально-юридической точки зрения евросоюз не является субъектом между
народного права, фактически он, по мнению исследователей, является таковым.
в качестве аргументов при этом приводится ссылка на то, что евросоюз
участвует в создании и работе ряда международных организаций, выступает
в качестве наблюдателя при ооН, является фактическим участником других
международно-правовых отношений [11: с.
1264]. а если это так, если союз
заключает международные соглашения и договоры, которые признаются дру
гими участниками этих соглашений и договоров, то, делают вывод авторы,
«это должно служить конкретным доказательством того, что
евросоюз фак
тически выступает как субъект международного права
» [12: с. 11].
следует заметить, что такого рода суждения, имеющие под собой определен
ную почву, находят официальную поддержку со стороны правящих кругов евро
союза и в той или иной мере отражаются в некоторых документах. Подтверждение
этому можно найти, например, в несостоявшейся конституции евросоюза, а
так
же в лиссабонском договоре, где говорится, в частности, о том, что «союз должен
развивать особые отношения с соседними странами» и что для достижения этих
целей он может заключать с ними «особые (speci�c) соглашения», в которых могут
«содержаться взаимные права и обязанности сторон», а также может быть пред
усмотрена «возможность проведения совместных действий» [6].
данные, а вместе с тем и иные им подобные положения следует рассма
тривать, как представляется, косвенным признанием международной право
субъектности европейского союза. ибо «развивать особые отношения» с тре
тьими странами и заключать с ними «особые соглашения», содержащие в себе
только права, но и обязанности, могут лишь те надгосударственные институты
и объеди
нения государств, которые обладают международной правоспособно
стью и дееспо
собностью и которые в силу этого наделяются статусом субъекта
международного права [8].
При этом сущность и содержание правосубъектности европейского сою
за в свете лиссабонского договора выражается, как не без оснований заме
чают исследователи, в таких его прерогативах, как: а) наличие у союза мак
симально широкой правоспособности юридического лица на территории всех
его государств-членов, включая возможность быть собственником движимого
и недвижимого имущества; б) право евросоюза заключать международные
соглашения с третьими государствами и международными организациями;
признание деликтоспособности евросоюза, означающей его способность
нести ответственность в соответствии с заключенными им договорами за при
чинение вреда другим юридическим и физическим лицам и по другим обяза
тельствам; г) возможность создания дипломатических миссий («делегаций»)
европейского союза в государствах, не являющихся его членами, и при меж
дународных организациях и др. [3: с. 66–67].
аук
марченко,
международной
правосубъектности
вропейского
авторы, рассматривая два различных подхода в спорном вопросе о между
народной правосубъектности европейского союза, делают вывод о ее косвенном
признании скорее теоретическом, чем практическом. реальность сущест
вования
и функционирования международной правосубъектности европейского союза
зависит от национальных интересов входящих в него государств.
ключевые слова:
субъект права; субъект международного права; европей
ский союз; европейский совет.
любой правовой системе вопрос о субъектах права, наряду с некото
рыми другими вопросами, имеет принципиальное значение и играет
ключевую роль, особенно в процессе правотворчества и правоприме
нения. Проблема «юридической правосубъектности» (legal personality), замечают
в связи с этим исследователи, — это «основная юридическая проблема», без ре
шения которой «ни один институт и ни одна социальная группа не сможет воз
буждать в случае необходимости соответствующие иски и принудительно осу
ществлять свое право в судебном порядке» [18: с. 195].
традиционно спорный вопрос о международной правосубъектности ев
ропейского союза, возникший со времени образования данного надгосудар
ственного образования в 1992 году, в этом плане не является исключением.
При его рассмотрении обычно доминирует два различных подхода и суж
дения. Первый из них сводится к тому, что в соответствии с маастрихтским
договором, положившим начало существованию и функционированию евро
пейского союза, последний не является ни формально, ни фактически субъек
том международного права.
согласно маастрихтскому договору, замечает по этому поводу б.Н.
то
порнин, только европейские сообщества были и остаются субъектами между
народного права. «в отличие от них европейский союз не обладает между
народной правоспособностью». определяя его задачи, продолжает автор, го
сударства-члены отметили в договоре лишь необходимость «способствовать
утверждению его индивидуальности на международной арене», не более того.
а это есть не что иное, как только «декларация о намерениях, постановка
общеполитической задачи на будущее» [4: с. 300], но не признание междуна
родной правосубъектности союза.
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
Komarov n.i.
оcherki istorii prava rossijskoj imperii (vtoraya polovina хiх –
nachalo хх veka) / n.i. Komarov, D.a. Pashencev, S.V. Pashenceva. – м.: Statut, 2006.
оzerov i.H.
оsnovy’ �nansovoj nauki: kurs lekcij / i.H. оzerov. – м.: Yurinfor-
Speranskij M.M.
Plan �nansov / м.м. Speranskij // u istokov �nansovogo pra
turgenev n.i.
оpy’t teorii nalogov / n.i. turgenev // u istokov �nansovogo pra
Yanzhul i.i.
оsnovny’e nachala �nansovoj nauki: uchenie o gosudarstvenny’x
doxodax / i.i. Yanzhul. – м .: Statut, 2002. – 555 s.
аук
смена министра финансов повлекла за собой смену приоритетов в налогообло
жении — акцент на прямые налоги поменялся на косвенные. в
целом, налоговый
пресс усилился, особенно в отношении крестьянства.
Преемник вышнеградского на посту министра финансов с.Ю. витте (1892–
1903) считал прямые налоги более стеснительными для населения, чем косвен
ные. При нем налогообложение еще усилилось, но при этом прямых налогов
было введено только два: не игравший большой роли квартирный налог и про
грессивный налог на прибыли предприятий, обязанных предоставлять публич
ную отчетность [1: с. 97].
таким образом, концепция очередного министра финансов по вопросам
налогообложения оказывала определяющее воздействие на налоговую поли
тику и развитие налогового законодательства россии. среди них преобладали
сторонники косвенного обложения. в результате в конце хiх века в россий
ской империи поступления в бюджет от прямых налогов были почти в пять
раз меньше, чем от косвенных [1: с. 98]. Преобладание косвенных налогов
над прямыми было характерно в то время почти для всех развитых стран,
россии оно являлось наибольшим. По мнению автора, это свидетельство
вало о стремлении правящих кругов переложить основную часть налогового
бремени на плечи трудящихся слоев населения. решение о введении подоход
ного налога было принято только в
г., в разгар Первой мировой войны,
но так и не вступило в силу.
литература
комаров Н.и.
очерки истории права российской империи (вторая половина
хiх – начало хх века) / Н.и. комаров, д.а. Пашенцев, с.в. Пашенцева. – м .: ста
тут, 2006. – 384 с.
озеров и.х.
основы финансовой науки: курс лекций / и.х. озеров. – м.:
Юринфор-Пресс, 2008. – 624 с.
сперанский м.м.
План финансов / м.м. сперанский // у истоков финансово
го права. – м.: статут, 1998. – с. 321–365.
тургенев Н.и.
опыт теории налогов / Н.и. тургенев // у истоков финансового
права. – м.: статут, 1998. – с. 282–314.
янжул и.и.
основные начала финансовой науки: учение о государственных
доходах / и.и. янжул. – м.: статут, 2002. – 555 с.
taxation
mpire
the article is devoted to basic concepts of taxation and tax law developed by the scien
tists and the �nance ministers of the russian empire. the question of a rational correlation
Key-words:
осударство
раво
:
теоретические
исторические
ас
екты
вания, поскольку налогоплательщик вовсе не обязательно получает от госу
дарства какой-либо эквивалент. во-вторых, установление и взимание налогов
производится законодательным путем, а не путем произвола исполнительной
власти. способ взимания налогов должен быть определен законом. кроме
того, целью налогов непременно должно быть удовлетворение общественных
потребностей. Проанализировав данные признаки, и.и. янжул сформулиро
вал более сокращенное определение налогов: «…Налог есть та доля, опреде
ленная законом, которую государство требует из имущества подданных для
достижения высших целей своего существования» [5: с. 240].
одной из проблем, дискутируемых теоретиками финансового права россий
ской империи, являлась проблема соотношения прямого и косвенного налогоо
бложения. в частности, в известном учебнике и.х. озерова «основы финансовой
науки» автор попытался аргументировать главные преимущества прямого нало
гообложения перед косвенным. он писал: «Прямые налоги, являясь оценочными,
дают доход, по общему правилу, более верный и определенный, чем косвенные,..
Поэтому в силу того, что правительство может более рассчитывать на получе
ние от прямых налогов, чем от косвенных, смелее может основывать на них свой
бюджет, первые заслуживают значительного предпочтения перед косвенными.
Прямые налоги не требуют таких расходов на взимание, как косвенные»
Первостепенное значение для развития налогового законодательства рос
сийской империи имели не концепции, разрабатывавшиеся учеными, а те взгля
ды на налогообложение, которых придерживались действующие министры фи
нансов. изучение динамики развития налогового законодательства подтверж
дает это весьма отчетливо. так, например, Н.х. бунге, министр финансов с 1882
по 1887 год, являлся сторонником подоходного налога, который считал наибо
лее справедливым. действительно, в условиях, когда основную массу налого
вых платежей несло на
своих плечах трудящееся население, подоходный налог
мог бы стать более справедливым с социальной точки зрения. Но исторический
опыт развития российской налоговой системы и интересы правящих классов
не позволяли сразу ввести подоходный налог, и потому бунге избрал тактику
постепенного перехода к подоходному налогообложению через введение ряда
промежуточных налогов. были увеличены размеры налога на недвижимость
городах и поземельного налога, введены дополнительные сборы с торгово-
промышленных предприятий, установлен новый налог на процентные доходы
на капитал, а также налог на безвозмездную передачу капиталов и имуществ.
иных взглядов придерживался и.а. вышнеградский, министр финансов
1887 по 1892 год, который не предпринимал дальнейших мер по введению по
доходного налога. вышнеградский являлся сторонником протекционистской эко
номической политики и потому осуществлял практику повышения таможенных
тарифов и акцизов на основные подакцизные товары: спирт, табак, сахар. были
введены новые акцизы: на нефтепродукты и спички [1: с. 96]. таким образом,
аук
точники сии вообще не могут доставить сумм, недостаткам нашим соразмерных;
по непривычке народа первый год они весьма будут тягостны и разойдутся боль
шею частию на злоупотребления; 4) вообще по нравам нашим все мелкие сборы
производят более тягости народу, нежели прибыли казне» [3: с. 38].
одним из первых среди отечественных авторов уделил внимание серьезному
исследованию теории и практики налогообложения Н.и. тургенев (1789–1871),
который написал работу «опыт теории налогов», опубликованную в 1818 г. и
переизданную в наши дни. в этой работе он обосновал мысль о том, что налоги
ходимы, и охарактеризовал их как средство к достижению цели общества
или государства [4: с. 129]. Н.и. тургенев предпринял попытку сформулировать
основные правила налогообложения. к ним он относил, прежде всего, опреде
ленность налогов, подразумевая, что «их количество, время и образ платежа
должны быть определены, известны платящему и независимы от власти собира
телей» [4:
с. 138]. важное значение придавал он минимизации расходов на сбор
налогов, а также формулировал еще одно важное правило: «Налог должен всегда
быть взимаем с дохода, и притом с чистого дохода, а не с самого капитала, дабы
источники доходов государственных не истощались» [4: с. 141].
Необходимо отметить, что при написании работы Н.и. тургенев прак
тически не использовал российский фактологический материал, ограничив
шись финансовой литературой франции, англии, Пруссии. к тому же, в рос
сии такая литература пока еще отсутствовала, статистика была не развита,
а статистические данные министерства финансов имели секретный харак
тер. в
то
же время, выводы, сделанные Н.и. тургеневым, носили достаточ
но общий характер и потому оказались актуальны для россии. со временем
часть его предложений была реализована на практике: отменена подушная
подать, против которой он резко выступал; ликвидирована откупная система
и заменена государственной системой взимания налогов, преимущества ко
торой доказывал Н.и. тургенев; отменены или снижены налоги на
потребле
ние, прежде всего, на предметы первой необходимости (например, соль), что
тургенев считал одной из первоочередных мер по снижению налогового
бремени для бедных слоев общества.
большое внимание уделял вопросам теории и практики правового регу
лирования налогообложения один из крупных специалистов в области фи
нансового права в российской империи профессор и.и. янжул. в своем фун
даментальном труде «основные начала финансовой науки» он предла
следующее определение налога: «…под именем налогов должно разуметь
такие односторонние экономические пожертвования граждан или подданных,
которые государство или иные общественные группы в силу того, что они
являются представителями общества, взимают легальным путем и законным
способом из их частных имуществ для удовлетворения необходимых общест
венных потребностей и вызываемых ими издержек» [5: с. 240].
анализируя данное определение, и.и. янжул обращает особое внимание
на следующие признаки налогов. во-первых, это односторонние пожертво
налогообложения
финансово-правовой
оссийской
в статье рассматриваются основные концепции развития налогообложения и
налогового законодательства, разрабатывавшиеся учеными и министрами финансов
российской империи. Поднимается вопрос о рациональном соотношении прямых и
косвенных налогов.
ключевые слова:
налогообложение; прямой налог; косвенный налог; акциз.
сновным источником доходов государственного бюджета, как пра
вило, являются налоги, поэтому от налогового законодательства
напрямую зависит эффективность всей финансовой деятельно
сти государства. как отмечал в хiх веке профессор и.и. янжул, «…Ни одна
ветвь финансового законодательства не имеет такого важного значения, как
законы, относящиеся к определению и взиманию податей, и что ни одна часть
финансовой науки не обладает таким выдающимся практическим интересом,
как та, которая имеет своим предметом исследование оснований рациональ
ной податной системы» [5: с. 244].
Несмотря на важность налоговой системы и ее правового регулирования,
теоретические аспекты налогообложения стали предметом исследования в оте
чественной финансово-правовой мысли довольно поздно, только в хiх веке,
когда возникла потребность в упорядочении всей финансовой системы госу
дарства. естественно, что не мог обойти своим вниманием данную проблемати
ку м.м.
сперанский. в своей работе «План финансов» он сформулировал ряд
предложений по совершенствованию налоговой системы страны. в частности,
сперанский обосновывал необходимость замены подушной подати пода
тью поземельной. кроме того, он предлагал упразднить целый ряд косвенных
налогов, считая их малоэффективными: потому, «1) что исчисление их по недо
статку у нас финансовой статистики весьма трудно; 2) что производство сборов
их и надзор требуют предварительного весьма подробного устройства; 3) что ис
осударство
раво
исторические
ас
аук
gluxareva l.i.
Prava cheloveka: predmet uchebnogo kursa / l.i. gluxareva // Pra
vo i prava cheloveka: sb. nauch. tr. yuridicheskogo fakul’teta MgPu / otv. red. l.i. gluxa
reva. – Kn. 1. – M.: logos, 1998. – 311 s.
obrazovanie v oblasti prav cheloveka v rossii, vklyuchaya obrazovanie v oblasti
pro�laktiki VicH / SPiDa: analiticheskij otchet / Pod red. a.Ya. azarova. – M.: Moskov
ordzhonikidze M.
Zapadny’e cennosti v vospriyatii rossiyan / M. ordzhonikidze
Vestnik obshhestvennogo mneniya. – 2007. – № 2 (88). – S. 25–33.
рава
человека
:
теория
рактика
реализации
тацией на потребности конкретного сообщества, что приводит к более ощу
тимым результатам, поэтому активное привлечение их к сотрудничеству
имеет важное практическое значение для
становления развитого граждан
ского общества и правового государства.
таким образом, для формирования культуры прав человека в современной
россии необходимо становление и развитие системы гражданского образова
ния и поощрение всех направлений в сфере образования в области прав че
ловека. особое значение в этой связи приобретает создание механизмов взаи
модействия органов государственной власти, местного самоуправления с
личными общественными структурами по формированию высокого уровня
культуры прав человека.
литература
образование, просвещение и информация в области прав чело
века в российской федерации / а.я. азаров // образование в области прав человека
сНГ: сб. мат. межд. конф. – тбилиси: тбилисская международная школа прав чело
века, 2002. – 108 с.
Глухарева л.и.
Права человека: предмет учебного курса / л.и.
Глухарева //
Право и права человека: сб. науч. тр. юридического факультета мГПу / отв. ред.
Глухарева. – кн. 1. – м.: логос, 1998. – 311 с.
образование в области прав человека в россии, включая образование в обла
сти профилактики вич / сПида: аналитический отчет / Под ред. а.я.
азарова. – м.:
московская школа прав человека, 2008. – 454 с.
орджоникидзе
западные ценности в восприятии россиян / м.
орджоникид
// вестник общественного мнения. – 2007. – № 2 (88). – с. 25–33.
Sphere
culture
Present-day
the article is devoted to the problems of forming the culture of human rights in present-day
russian society, formative and development particularities of educational system in
sphere
of human rights in the rf. the author considers the main directions in the state activities of
boration and following the joint state policy in educational sphere, in the sphere of human rights
Key-words:
education in the sphere of human rights; the culture of human rights; civil
azarov a.Ya.
obrazovanie, prosveshhenie i informaciya v oblasti prav cheloveka
rossiiskoj federacii / a.Ya. azarov // obrazovanie v oblasti prav cheloveka v Sng: sb. mat.
mezhd. konf. – tbilisi: tbilisskaya mezhdunarodnaya shkola prav cheloveka, 2002. – 108 s.
аук
вое просвещение и образование в области прав и свобод человека, форм и
методов их защиты», основным разработчиком которой являлся аппарат
уполномоченного по правам человека в российской федерации. однако тре
бовалась программа, отражающая целостный подход к проблемам формиро
вания культуры прав человека. в рамках подготовки к осуществлению в рос
сии европейского года гражданственности через образование был разработан
проект Государственной программы «Гражданское образование в российской
федерации на 2005–2010 годы», вынесенный в июне 2004 года на рассмотре
ние Экспертного совета по гражданскому образованию и образованию в области
прав человека при комитете по образованию и науке Государственной думы рф
и Экспертного совета при уполномоченном по правам человека в рф, научной
и педагогической общественности. в основе Проекта Государственной програм
мы лежал целостный подход к гражданскому образованию, основанный на при
знании равной значимости обучения и воспитания в образовательном процессе
и многообразии форм такого образования. Проект был ориентирован на все со
циальные и возрастные группы, и его реализация должна была способствовать
полному и всестороннему развитию человеческой личности, воспитанию людей
в духе демократических ценностей, выработке и реализации способностей каж
дого к активному и ответственному участию в жизни общества и государства,
формированию высокого уровня правовой, политической культуры и культуры
прав человека у населения страны. однако до сих пор никакой информации о его
внедрении и осуществлении на практике нет.
в настоящее время необходимо расширить участие россии в деятельности
по образованию в области прав человека, осуществляемой международными
организациями (ооН, ЮНеско, советом европы, обсе, ЮНисеф, увкб
ооН, ПрооН и другими). Присоединение российской федерации к болонско
му процессу открывает новые возможности международного сотрудничества
в рамках юридического образования и образования в области прав человека.
одной из крупных инициатив подобного рода стало введение 27
университе
тами европы единой программы магистерской подготовки по
специальности
«Права человека и демократизация».
и, наконец, в повседневную практику должны войти различные виды
диалога и сотрудничества между государственными структурами и инсти
тутами гражданского общества, в том числе неправительственными орга
низациями. во-первых, закрепление на конституционном уровне граждан
ского контроля как обязательного элемента в отношениях государственной
власти и общест
ва, в частности, создание института общественной пала
ты, должно привести к прозрачности деятельности органов государствен
ной власти в вопросах осуществления и защиты прав и свобод человека.
во-вторых, это способ
ствует открытости при подготовке докладов государ
ства в международные структуры о прогрессе и трудностях в деле прав че
ловека. в-третьих, деятельность
институтов гражданского общества, в том
числе в области образования, от
личается высокой мобильностью и ориен
рава
человека
:
теория
рактика
реализации
в сфере прав человека, происшедшие в россии за последние несколько десятков
лет. Например, вступление россии в совет европы, ратификация ряда междуна
родных договоров, в том числе европейской конвенции о защите прав человека
и основных свобод и признание юрисдикции европейского суда по правам чело
века в страсбурге, создание и развитие института омбудсмена на федеральном
уровне и на уровне субъектов федерации, роль судебной реформы и реформы
местного самоуправления в соблюдении и защите прав и свобод человека и
т.д.
согласно результатам опроса, проведенного среди региональных экспер
тов в сфере образования в области прав человека в россии в рамках одного
из проектов под эгидой ЮНеско в январе – феврале 2008 года, наиболее
значимыми препятствиями образованию в области прав человека являются:
сознательная позиция властей (чем меньше люди знают свои права, тем про
ще управлять ими); низкий уровень политической культуры и правосознания
общест
ва; широкий масштаб коррупции на всех уровнях и во всех структурах
власти, а также криминализация общества и власти, падение нравов, духовная
деградация, девальвация ценности жизни человека, острые социально-эконо
мические проблемы страны, имущественное расслоение общества, нищета,
деструктивная роль сми, пропагандирующих насилие, жестокость, легкую,
«красивую» жизнь, достижение цели любой ценой, неуважение достоинства
личности. то есть все выделенные экспертами препятствия относятся либо
социально-экономическим условиям существования нашего общества, либо
к деятельности органов власти [3: c. 424–425]. При этом подавляющее число
респондентов (53,9%) обращают внимание именно на сознательную позицию
властей или отсутствие политической воли государства как главный фактор.
универсальные и региональные международные организации обязывают
государства предпринимать меры в области обучения правам человека. член
ство российской федерации в ооН и совете европы предполагает, что она
будет следовать их многочисленным рекомендациям по обучению правам че
ловека, и нужно признать, что некоторые шаги в этом направлении предпри
нимались в нашей стране. как уже было сказано выше, в правотворческой
деятельности органов государственной власти рф распространенным меха
низмом выработки, закрепления и последующей практической реализации
единой государственной политики в определенной сфере являются государ
ственные и федеральные целевые программы. ряд осуществленных в рос
сии программ был направлен на формирование правовой культуры и право
сознания, отдельных элементов культуры прав человека. среди них можно
выделить федеральную целевую программу повышения правовой культуры
избирателей и организаторов выборов в российской федерации, одобренную
указом Президента рф от 28
февраля 1995 года № 228; федеральную целевую
программу «формирование установок толерантного сознания и профилакти
ка экстремизма в российском обществе (2001–2005 годы)», утвержденную
Постановлением Правительства рф от 25 августа 2001 года №
629, а также
попытку разработки в 2000 году федеральной целевой программы «Право
аук
той формой борьбы мировоззрений, ценностей, противостоянием социальных
групп с различной ментальностью, что неизбежно уже выходит в плоскость осу
ществления власти, в сферу большой политики» [3: c. 35].
во-вторых, одним из следствий децентрализации современного образова
ния и его постепенного включения в систему рыночной экономики является
невостребованность широкого спектра знаний о правах человека в профессио
нальной подготовке. в-третьих, образование в области прав человека яв
ляется
инновационной концепцией с точки зрения организации и управления систе
мами образования в целом, так как предполагает кардинальное реформирова
ние образовательной политики и практики.
как верно отмечает а.я.
азаров, «важно иметь в виду, что образование
в области прав человека, это вовсе не юридическое образование и правовое
просвещение. Права и свободы человека
— это не только сумма националь
ных и международных юридических установлений, а, прежде всего, система
морально-этических принципов и норм, система гуманистических ценностей,
система философских, мировоззренческих категорий» [1: c. 71].
данную точку зрения разделяют многие авторы. так, л.и.
Глухарева от
мечает, что права человека обращают исследователей к столь глубоким и мно
гообразным пластам человеческого бытия, что для собственно юридического
изучения они оказались нетрадиционным объектом. Предмет прав человека
«уводит» юристов в логических рассуждениях от правовой сферы к пробле
мам широко обществоведческим: сущности человека и гуманизма, основам
социального устройства и отношений, нравственно-духовному миру и ценно
стям. Права человека представляются определенным мировоззрением, пред
лагающим для юридической практики свои правила и позволяющим взгля
нуть на правовые реалии с антропологических позиций [2: c. 52].
действительно, правосознание как юридическая категория формируется по
средством правового просвещения, в то же время культура прав человека как со
ставная часть духовной культуры требует иного комплексного подхода и эффек
тивного действия именно системы образования в области прав человека.
однако, например, Государственные образовательные стандарты высшего
профессионального образования не предусматривают понятий «права и свободы
человека», «права ребенка», «толерантность», «механизмы защиты прав и свобод
человека» и
т.п., а усилия по просвещению населения в области прав человека
сих пор предпринимаются лишь отдельными энтузиастами при поддержке ад
министраций образовательных учреждений и международных организаций.
к сожалению, система высшего образования в россии недостаточно ориен
тирована на передачу гуманистических ценностей и знаний о правах и свободах
человека, подготовка будущих юристов, государственных чиновников и других
специалистов не предусматривает изучение истории и теории прав и свобод чело
века, национальных и международных инструментов и механизмов их реализа
ции и защиты. в действующих стандартах не нашли отражения многие перемены
рава
человека
:
теория
рактика
реализации
и гражданина
— обязанность государства». часто права человека являются
категорией, чуждой правосознанию большинства тех, кто по законодатель
ству призван обеспечивать ее незыблемость.
согласно результатам исследования исполнительного секретаря «eu-russia
centre» м.
орджоникидзе «западные ценности в восприятии россиян», посвя
щенного изучению отдельных понятий и аспектов западной культуры (демокра
тия, либерализм, гражданское общество и др.) в сознании россиян, больше по
ловины россиян вообще не обеспокоены несоблюдением прав человека в россии,
удовлетворены нынешним состоянием дел или готовы пожертвовать правами и
свободами ради общего порядка в стране [4: c. 27]. Наиболее наглядным доказа
тельством этому является отношение населения в российской федерации к са
мой конституции как некоему декору, необходимому в любом демократическом
и правовом государстве.
На различных встречах и научно-методических конференциях по преподава
нию прав человека, заседаниях Экспертного совета при уполномоченном по
вам человека в российской федерации неоднократно поднимался вопрос о
работке и принятии Национального плана образования в области прав человека.
Подобные планы и государственные программы приняты в настоящее время при
мерно в 50 государствах, в том числе в ряде стран сНГ (например, Национальный
план действий по образованию в области прав человека в республике казахстан,
Национальный план развития образования в области прав человека в республике
беларусь и Государственная программа «Государственная система образования
в области прав человека в республике таджикистан»). в российской федерации
до сих пор нет утвержденной государственной программы по образованию в об
ласти прав человека, несмотря на ряд попыток ее разработки и положительный
опыт соседних государств. При этом следует отметить подобные инициативы
уровне субъектов рф, так, например, в Приморском крае (г.
владивосток)
реализуется краевая целевая программа «Правовое просвещение и образование
области прав человека на 2009–2011
годы», в Пермском крае принята Про
грамма развития политической культуры и гражданского образования населения
2007–2011 годы и многие другие.
Пассивное отношение государства к развитию и поддержке образования в об
ласти прав человека является следствием ряда объективных причин. во-первых,
отношение к проблематике прав человека в современном российском обществе
неоднозначно и в большей степени зависит от политических убеждений различ
ных социальных групп. таким образом, идея прав человека во многом представ
ляет собой предмет политических игр, борьбы и спекуляций, и органы государ
ственной власти, в том числе министерство образования и науки рф, стремятся
остаться в стороне от явного участия в такой борьбе. в этой связи следует со
гласиться с мнением а.я.
азарова, который утверждает, что «внедрение проблем
прав человека в систему образования представляется не просто набором органи
зационных мероприятий и «продавливанием» пары нормативных актов, а
аук
сти образования в рф, содействующей формированию культуры прав челове
ка. однако в современной россии самым слабым звеном в деле становления
российской системы прав человека как раз и является сфера образования в
ласти прав человека, хотя можно отметить здесь некоторый прогресс, достиг
нутый за последние 15 лет.
Под образованием в области прав человека следует понимать процесс и ре
зультат передачи и усвоения знаний, умений и навыков, формирования ценност
ных ориентаций и качеств личности в целях создания всеобщей культуры прав
человека. оно должно быть направлено на: укрепление уважения к правам че
ловека и основным свободам; полное и всестороннее развитие личности и чув
ства человеческого достоинства; обеспечение для всех людей возможности эф
фективно участвовать в жизни свободного общества и
т.д. При этом оно должно
основываться на принципе универсальности, неделимости, взаимозависимости и
взаимосвязанности всех прав человека. именно образование в области прав че
ловека является непременным условием формирования культуры прав человека
отдельных лиц, социальных групп и общества в целом.
По мнению автора, основными направлениями деятельности государства
и общества по формированию культуры прав человека в настоящее время яв
ляются: 1)
выработка и проведение единой государственной политики в сфере
гражданского образования, правового просвещения и образования в области
прав человека; 2)
реализация обязательств, вытекающих из универсальных
и региональных международно-правовых актов, нацеленных на обучение и
воспитание в духе прав человека всех слоев населения и профессиональных
групп; 3)
юридическое оформление и закрепление обязательств государства
признавать, соблюдать и защищать право каждого знать свои права; 4)
тие и поощрение взаимодействия органов государственной власти и институ
тов гражданского общества в данной области.
важнейшими шагами на пути к выработке и проведению единой госу
дарственной политики в сфере образования в области прав человека должны
стать: 1)
формирование концептуально-методологической базы образования
в области прав человека и смежных сфер образования, в том числе граждан
ского и правового образования; 2)
создание условий и поощрение проведения
научных исследований в области прав и свобод человека и прикладных иссле
дований юридической науки; 3)
разработка и внедрение нормативных и ор
ганизационно-методических оснований системы образования в области прав
человека; 4)
проведение информационно-просветительских мероприятий и
кампаний; 5)
дальнейшее становление и развитие механизмов защиты прав
человека, как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов федерации.
к сожалению, нет ни одной конституционной нормы, которая бы закре
пляла обязанность государства проводить политику, направленную на просве
щение всех слоев населения в области прав и свобод человека, хотя согласно
ст. 2 конституции, «признание, соблюдение и защита прав и свобод человека
рава
человека
:
теория
рактика
реализации
Павленко
бразование
области
человека
как
одно
основных
условий
формирования
культуры
человека
статья посвящена проблемам формирования культуры прав человека в совре
менном российском обществе и особенностям становления и развития системы об
разования в области прав человека в рф. автор рассматривает основные направления
деятельности государства по выработке и проведению единой государственной по
литики в сфере образования в области прав человека и трудности данного процесса.
ключевые слова:
образование в области прав человека; культура прав человека;
гражданское образование; правовое просвещение; права человека.
рава человека в XXi веке стали общепризнанной нормой человече
ской жизни для всего цивилизованного мира, мощным пластом об
щечеловеческой культуры, без освоения которого невозможно объек
тивно оценивать всю систему сложных и противоречивых политических, право
вых, социальных и экономических процессов, происходящих как в россии, так и
на международном уровне. Признание человека, его прав и свобод высшей цен
ностью является базовым международным и конституционно-правовым принци
пом, а также основной задачей гуманизации общественной и государственной
жизни, в частности гуманизации права в российской федерации.
однако на современном этапе в нашей стране приходится признать низкий
уровень культуры прав человека, характерный как для рядовых граждан, так и
для должностных лиц, который находит выражение в грубых и массовых на
рушениях прав человека во всех сферах жизнедеятельности общества. Незна
ние гражданами своих прав и неоднозначное отношение к правам и свободам
как к социальной ценности в обществе, неуважительное отношение к закону,
государственным и социальным институтам, рост национальной и расовой
нетерпимости, религиозных конфликтов, всплеск экстремизма, ксенофобии
и других негативных явлений являются препятствием на пути проведения де
мократических преобразований в рф.
для преодоления этих явлений необходим переход к активным действиям
со стороны государства и общества, направленным на уважение к правам и
свободам человека, межнациональное примирение, единение, согласие, толе
рантное отношение к различиям между народами, этническими, религиозны
ми, культурными и другими группами людей.
в этой связи первостепенной задачей государства должны стать выработ
ка и проведение единой государственной политики в первую очередь в обла
аук
литература
деменёва а.в.
исполнение россией постановлений европейского суда
правам человека: количество, не переходящее в качество / а.в. деменёва // срав
нительное конституционное обозрение. – 2009.
лобов м.б.
исполнение решений европейского суда по правам человека: воз
можные правовые последствия для российской федерации / м.б.
лобов // россия и со
вет европы: перспективы взаимодействия: сб. докл. – м.: институт права и публичной
политики, 2001. – с. 318–367.
Problems
uropean
the author presents some theses of the report proposed at the inter-institutional re
search and practice conference “european convention for the Protection of Human rights
and fundamental freedoms, history and practice of application”, held at law faculty
gou VPo McPu in 2009, november, 19
. the author considers some problems of
plementatiton of the decisions of the european court of Human rights in present-day rus
Key-words:
european convention for the Protection of Human rights and funda
mental freedoms, european court of Human rights, implementatiton of the decisions
Demenyova a.V.
ispolnenie rossiej postanovlenij evropejskogo Suda po pravam che
loveka: kolichestvo, ne perexodyashhee v kachestvo / a.V.
Demenyova // Sravnitel’noe konsti
lobov M.B.
ispolnenie reshenij evropejskogo Suda po pravam cheloveka: vozmozh
ny’e pravovy’e posledstviya dlya rossijskoj federacii / M.B.
lobov // rossiya i Sovet ev
ropy’: perspektivy’ vzaimodejstviya: sb. dokl. – M.: institut prava i publichnoj politiki, 2001. –
рава
человека
:
теория
рактика
реализации
решений европейского суда вынуждает сделать вывод о том, что государству
выгоднее платить своего рода налог на нарушения европейской конвенции,
чем предпринимать меры индивидуального характера, направленные на вос
становление нарушенных прав и свобод конкретного заявителя по данному
делу, и меры общего характера, направленные на предотвращение аналогич
ных нарушений европейской конвенции в будущем.
с учетом такой позиции российской федерации по нескольким катего
риям дел, рассматриваемых европейским судом, для эффективного испол
нения решений европейского суда необходимо искать инструменты воз
действия на
государство со стороны совета европы. в соответствии с ч. 2
ст.
46 европейской конвенции надзор за исполнением решений возлагается
на комитет министров совета европы, который следит не только и не столько
своевременной и полной выплатой компенсации заявителям, но и за пред
принимаемыми государством мерами индивидуального и общего характера.
анализируя исполнение решений европейского суда, необходимо подчер
кнуть тот факт, что еще до вынесения европейским судом решений по существу
против россии, проблема последствий таких решений была очевидна [2: c. 90].
европейский суд неоднократно указывал, что государства вправе самостоятель
но определять те меры индивидуального и общего характера, которые им сле
дует предпринять в рамках выполнения обязательств по исполнению решений
европейского суда, при этом данные меры должны соответствовать выводам,
содержащимся в решении европейского суда [2: c. 92]. комитет министров со
вета европы, являясь политическим органом, не обладает возможностями давать
государствам обязательные инструкции по исполнению решений европейского
суда и способен принимать лишь резолюции, носящие рекомендательный ха
рактер. в свою очередь, государства-члены совета европы сообщают комитету
нистров о принятых мерах и достигнутых результатах. такая система предпо
лагает конструктивное взаимодействие комитета министров и государств-членов
совета европы. в настоящее время, учитывая те системные проблемы в россий
ской федерации, которые были выявлены европейским судом, а также вероят
ную неспособность государства решить эти проблемы самостоятельно в разум
ный срок, должна идти речь о пересмотре механизма надзора за исполнением ре
шений. Представляется, что, во-первых, сама процедура деятельности комитета
министров по надзору за исполнением решений европейского суда должна стать
более прозрачной и доступной для заявителей и их представителей. во-вторых,
в случае, если государствам требуется четкое указание на необходимые меры об
щего и индивидуального характера, то комитет министров или сам европейский
суд должны обладать правом предоставить соответствующему государству по
добные указания. в противном случае государства, которые не могут или не хотят
предпринимать эффективных мер по исполнению решений европейского суда,
будут бесконечно прикрываться рассуждениями о неограниченном государствен
ном суверенитете и подрывать действенность европейской системы контроля
соблюдением прав и свобод человека.
аук
телей, подающих жалобы против россии, исключительно в средство распределе
ния той части федерального бюджета, которая резервируется на выплату компен
саций по решениям европейского суда [1: c. 77–78].
отсутствие каких-либо объяснений со стороны государства относитель
но того, что расследование обстоятельств задержания в ходе спецоперации и
бесследного исчезновения родственников заявителей в селе серноводск (че
ченская республика) не было проведено, повлекло за собой довольно резкую
реакцию европейского суда (решение от 26 июня 2008
г. по делу исигова и
другие против россии). Это было вызвано тем, что следственные органы уста
новили подразделения федеральных сил, участвовавшие в данной спецопе
рации, а также конкретных военнослужащих, осуществлявших руководство
спецоперацией, но по неизвестным причинам не привлекли никого к
уголов
ной ответственности. европейский суд указал, что отказ выдвинуть обвине
ния может быть охарактеризован как халатность властей в руководстве рас
следованием и их нежеланием проводить его. европейский суд по правам че
ловека находит недопустимым, что после того как руководитель подразделе
ния, которое задержало родственников заявителей, был установлен, следствие
неоднократно приостанавливалось на основании невозможности установить
причастного к преступлению или обеспечить участие подозре
ваемого в уго
ловном процессе. такой способ расследования не давал шанса выдвинуть об
винение или установить судьбу родственников заявителей.
вместе с тем процедура исполнения решений европейского суда не
долж
на сводиться исключительно к установлению виновных в нарушениях прав
человека в чечне и привлечению их к ответственности. Наряду с этим компе
тентные органы государственной власти должны обеспечить изменение по
литики и практики в интересах ликвидации первопричин нарушений, чтобы
в системном плане исключить возможность их повторения в будущем. При
менительно к делам, связанным с чечней, комитет министров совета евро
пы с самого начала определил три приоритетных направления для мер обще
го характера: совершенствование нормативно-правовой базы деятельности
правоохранительных органов; проведение разъяснительной работы среди со
трудников силовых структур и обеспечение их соответствующей подготовки;
совершенствование национальных механизмов правовой защиты. в 2008 г.
комитет министров добавил к этому четвертое направление: улучшение со
трудничества россии с европейским судом (предоставление документов, ма
териалов уголовных дел по запросу европейского суда).
таким образом, необходимо отметить, что в настоящее время практиче
ски не существует проблем с выплатой государством компенсации заявителям
соответствии с вступившими в силу решениями европейского суда. однако
представляется, что говорить об исполнении россией решений европейского
суда можно только применительно к обязанности государства платить ком
пенсацию. отсутствие серьезной государственной политики по исполнению
рава
человека
:
теория
рактика
реализации
Первое решение по поводу бесследного исчезновения человека в резуль
тате его незаконного задержания представителями государства в ходе проведе
ния спецоперации в чеченской республике было вынесено европейским судом
июля 2006 г. (решение по делу базоркиной против россии). заявительница
узнала о задержании федеральными военнослужащими своего сына, хаджи-му
рата яндиева, из телевизионных новостей. На предоставленной журналистами
записи видно, как задержанного яндиева на месте задержания допраши
вает генерал-полковник а.и.
баранов, который сказал окружавшим его воору
женным солдатам, что задержанного яндиева надо увести и расстрелять. После
этого воен
нослужащие увели яндиева в неизвестном направлении, и в результате
этого он бесследно исчез. в решении по данному делу европейский суд при
знал государство виновным в незаконном задержании и убийстве хаджи-мурата
яндиева и констатировал отсутствие эффективного расследования факта исчез
новения. спустя 3 года после вынесения решения европейского суда следствие
уголовному делу так и не проведено, виновные лица не установлены.
в настоящее время указанные проблемы (убийства представителей граж
данского населения и насильственные исчезновения, являющиеся нарушениями
статьи 2 европейской конвенции — право на жизнь) регулярно рассматриваются
практике европейского суда, который к концу мая 2009 г. вынес уже более 100
шений по «чеченским делам». в целом две трети решений по жалобам из
чечни
связаны с насильственными исчезновениями, большинство остальных
— с
убий
ствами гражданского населения в ходе спецопераций, неизбирательных обстре
лов и бомбежек, а также с пытками и уничтожением имущества. На разных ста
диях рассмотрения в европейском суде сейчас находится еще не
менее 300
жалоб
фактам нарушений прав и свобод человека и гражданина в чеченской рес
публике и других регионах северного кавказа в ходе борьбы с
терроризмом.
Главная проблема заключается, несомненно, в том, что на сегодняшний день
в россии никто не привлечен к ответственности в связи с нарушениями, уста
новленными европейским судом в решениях 2005–2009 гг. Практически во всех
этих решениях европейский суд установил факт непроведения россией эффек
тивного расследования нарушений, хотя в большинстве случаев имелись более
чем достаточные доказательства причастности к нарушениям сотрудников госу
дарственных силовых структур. однако уголовные дела неоднократно приоста
навливались и приостанавливаются по основанию, предусмотренному в п. 1 ч.
1
ст. 208 уПк рф (лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не
установлено). По нашему мнению, назрела необходимость разработки механиз
мов индивидуальной ответственности представителей государства (конкретных
чиновников, военнослужащих, милиционеров и др.) на национальном уровне в
том случае, если решением европейского суда установлено нарушение того или
иного права, закрепленного в европейской конвенции. в случае отсутствия ин
дивидуальной ответственности на основании решений европейского суда весь
контрольный механизм европейской конвенции рискует превратиться для заяви
аук
су
ществу в отношении россии, которое было вынесено 7 мая 2002 г. по делу
бурдов против россии и касалось проблемы неисполнения управлением со
циальной защиты населения решения национального суда в
течение нескольких
лет. в
решении европейского суда в связи с этим было четко указано, что отсут
ствие денежных средств у государства не может быть оправданием для неиспол
нения решения национального суда.
После вступления в силу решения европейского суда россия выплатила
телю задолженность, однако из-за инфляции эта сумма оказалась ничтож
ной. Потребовав через российский суд индексации и выплаты пеней, бурдов
снова столкнулся с прежней проблемой, когда внутригосударственные суды при
нимали решения в его пользу, которые систематически не исполнялись. Парал
лельно росла сумма задолженности перед ним со стороны государства в связи
новыми задержками — с 2002 по 2007 год — по текущим ежемесячным со
циальным выплатам. и в результате он подал еще одну жалобу в страсбург. так
возникло дело бурдов против россии (№ 2). итог нового решения европейско
го суда от
января 2009 г. — 6
000 евро компенсации и отдельное указание
европейского суда в отношении россии, согласно которому государство долж
но в
течение шести месяцев после вступления в силу решения по делу бурдов
против россии (№ 2) осуществить исправление системы исполнения решений и
профинансировать это исправление (фактически
— реформу службы судебных
приставов), а также в течение года осуществить выплату в полном объеме всем
жертвам невыплат в
результате неисполнения решений судов, чьи иски накопи
лись в страсбурге к
моменту вынесения данного решения. заметим, что решение
по делу бурдов против россии (№ 2) вступило в силу 4 мая 2009 г.
отдельную категорию дел составляют решения европейского суда, выне
сенные по поводу нарушений прав человека в связи с проведением контртер
рористической операции на северном кавказе.
Первые решения данной категории, связанные с убийством лиц из числа граж
данского населения представителями государства, были вынесены европейским
судом 24 февраля 2005 г. (решения по делам хашиев и акаева против россии;
исаева, Юсупова и базаева против россии, а также зара исаева против россии).
с февраля 2005 г. европейский суд признал представителей государства ответ
ственными за гибель более 200 человек. однако даже по первым трем реше
ниям,
установившим ответственность государства, до настоящего времени не
прове
дено эффективного официального расследования на национальном уровне, хотя
этого имеются веские основания. в частности, в решении по
делу зара исаева
против россии европейский суд признал, что проведение федеральными силами
военной операции, которой руководили генерал-майор я.
Недобитко и генерал-
майор в.
Шаманов, сопровождалось массовым применением оружия неизбира
тельного действия, что повлекло в итоге жертвы среди гражданского населения.
также европейский суд указал на неэффективность расследования в данном
деле, однако уже после вынесения решения европейского суда уголовное дело
было прекращено за отсутствием состава преступления.
рава
человека
:
теория
рактика
реализации
иколаев
екоторые
проблемы
исполнения
вропейского
суда
человека
оссийской
федерации
в статье автор представляет тезисы доклада, изложенные на межвузовской научно-
практической конференции «европейская конвенция о защите прав человека и основных
свобод: история и практика применения», состоявшейся на юридическом факультете
мГПу 19 ноября 2009 года и рассматривает проблемы исполнения решений европей
ского суда по правам человека в современной россии, анализирует практику европей
ского суда по делам против рф.
ключевые слова:
европейская конвенция о защите прав человека и основных
свобод; европейский суд по правам человека; исполнение решений европейского
суда; права человека; совет европы.
2009 г. вся прогрессивная европейская общественность отмечала
60-летие европейской конвенции о защите прав человека и основ
ных свобод (далее — европейская конвенция) и 50-летие европей
ского суда по правам человека (далее — европейский cуд). однако с учетом
неоднозначного опыта реализации европейской конвенции в российской фе
дерации и появления проблем, связанных с исполнением решений европей
ского суда, эти юбилейные даты вызывали и вызывают совсем не юбилейные
размышления.
реальность осуществления права на обращение в европейский суд убеди
тельно демонстрируется количеством решений по существу, вынесенных евро
пейским судом в отношении россии (643 решения по состоянию на
декабря
2008 г.), власти которой в подавляющем большинстве решений были признаны
виновными в нарушении тех или иных прав и свобод человека и гражданина.
Необходимо указать на то, что только за 2007 г. россия проиграла в европейском
суде 140 дел, что обошлось государственной казне в 4,3 миллиона евро, а за пе
риод с 1 января 2008 г. по 31 марта 2009 г. сумма выплат по компенсациям соста
вила 9 миллионов 317 тысяч 436 евро (свыше 400 миллионов рублей).
На наш взгляд, большое количество решений, вынесенных европейским су
дом против россии, обусловлено во многом наличием ряда системных проблем
российской федерации, которые и порождают многочисленные типичные жа
лобы. безусловно, первое место среди системных проблем занимает неисполне
ние решений национальных судов в российской федерации. яркой иллюстра
цией данной категории дел служит самое первое решение европей
ского суда
аук
nersesyancz V.S.
оbshhaya teoriya prava i gosudarstva / V.S. nersesyancz. – м.:
Pokoleniya prav cheloveka: оsnovny’e e’tapy’ razvitiya pravovoj idei i pravovogo
instituta: ucheb. posobiye / Pod. red. а.Yu. Sungurova. – SPb., 2003. – 542 s.
golovistikova a.n.
Prava i svobody’ cheloveka. traktovka svobody’ kak vazhnej
shego principa prava / a.n. golovistikova, l.Yu. grudczy’na // аdvokat. – 2006. – №
rudinskij f.M.
universal’naya koncepciya prav cheloveka i sovremennaya ros
siya / f.M. rudinskij // Pravo i prava cheloveka: sb. nauch. tr. Yuridicheskogo fakul’teta
MgPu / otv. red. l.i. gluxareva. – кn. 1. – м., 1998. – S. 37–42.
rudinskij f.M.
grazhdanskie prava cheloveka: оbshheteoreticheskie voprosy’ /
f.M. rudinskij // Pravo i zhizn’. – 2000. – № 31. – S. 70–78.
rudinskij f.M.
Prava cheloveka v sovremennom mire / f.M. rudinskij // Marksizm
Sovetskoe gosudarstvennoe pravo: uchebnik. – м.: Yurid. izd-vo MYu SSSr,
uly’bina t.
Ponyatie i klassi�kaciya sub’’ektivny’x prav i svobod i sposoby’ ix
ogranicheniya / т. uly’bina // Pravo i zhizn’. – 2006. – № 99 (9). – S.
рава
человека
:
теория
рактика
реализации
рудинский ф.м.
Права человека в современном мире / ф.м. рудинский //
марксизм и современность. – 2000. – № 1 (15). – с. 37–49.
советское государственное право: учебник. – м.: Юрид. изд-во мЮ ссср,
улыбина т.
Понятие и классификация субъективных прав и свобод и способы
их ограничения / т. улыбина // Право и жизнь. – 2006. – № 99 (9). – с. 36–40.
V.V. andrianova
Present
time
Human rights is the highest value of the russian state. category «human rights»
classical and modern sense has different meanings.the grounds for classi�cation
and types of human rights are considered. the problems of �lling the fourth generation
Key-words:
human rights; the classi�cation of human rights; generations of human
Vasak K.
кonkretny’e voprosy’ realizacii e’konomicheskix i social’ny’x prav che
loveka / к. Vasak // Problemy’ e’ffektivnoj zashhity’ e’konomicheskix i social’ny’x prav.
luven. Katolicheskij universitet. centr evropejskix issledovanij. Vtoroj simpozium. De
partament po pravam cheloveka. – luven: Vander, 1973. – S. 11–34.
Berezhnov a.g.
gosudarstvo i lichnost’ / а.g. Berezhnov // теоriya gosudarstva i
Vengerov a.B.
teoriya gosudarstva i prava: uchebnik / a.B. Vengerov. – м.: Yurist,
gluxareva l.i.
метоdоlоgicheskie аspekty’ razvitiya teorii prav cheloveka / l.i.
gluxareva l.i.
Prava cheloveka v sovremennom mire / l.i. gluxareva. – м.: Yurist’’,
gluxareva l.i.
Sovremenny’e problemy’ teorii prav cheloveka / l.i. gluxareva. –
м.: Yurist, 2004. – 314 s.
Dmitriev Yu.a.
grazhdanin i vlast’ / Yu.a. Dmitriev, а.а. Zlatopol’skij. – м.:
еngibaryan r.V.
Vseobshhie prava cheloveka i konstitucionny’j status lichnosti /
r.V. еngibaryan // Konstitucionnoe razvitie v sovremennom mire. оsnovny’e tendencii. –
lukasheva е.а.
Prava cheloveka: sushhnost’, ponyatiye, normativnaya forma /
е.а. lukasheva // Problemy’ obshhej teorii prava i gosudarstva / Pod. red. V.S. nersesyan
lukashеva е.а.
Prava cheloveka: uchebnik / е.а. lukashеva. – м.: norma,
11.
Malinova о.Yu.
tri pokoleniya prav cheloveka / о.Yu. Malinova // Pchela. –
аук
тический уровень. теория помогает в решении таких практических задач, как
повышение осведомленности о правах человека и понимание их сути; разви
тие навыков и умений, необ
ходимых для защиты прав человека; воспитание
уважения к правам человека.
литература
васак к.
конкретные вопросы реализации экономических и социальных прав
человека / к. васак // Проблемы эффективной защиты экономических и социальных
прав. лувен. католический университет. центр европейских исследований. второй
симпозиум. департамент по правам человека. – лувен: вандер, 1973. – c. 11–34.
бережнов а.Г.
Государство и личность / а.Г. бережнов // теория государства
и права / Под. ред. м.Н. марченко. – м.: Проспект, 2004. – 350 с.
венгеров а.б.
теория государства и права: учебник. / а.б. венгеров. – м.:
Юрист, 2004. – 421 с.
Глухарева л.и.
методологические аспекты развития теории прав человека /
л.и. Глухарева // Государство и право. – 2006. – № 3. – с. 14–19.
Глухарева л.и.
Права человека в современном мире / л.и. Глухарева. – м.:
Глухарева л.и.
современные проблемы теории прав человека / л.и. Глухаре
ва. – м.: Юрист, 2004. – 314 с.
дмитриев Ю.а.
Гражданин и власть / Ю.а. дмитриев, а.а. златопольский. –
м.: манускрипт, 1994. – 161 с.
енгибарян р.в.
всеобщие права человека и конституционный статус лично
сти / р.в. енгибарян // конституционное развитие в современном мире. основные
лукашева е.а.
Права человека: сущность, понятие, нормативная форма / е.а.
лу
кашева // Проблемы общей теории права и государства / Под ред. в.с. Нерсесянца. – м.:
манускрипт, 2002. – с. 217–245.
лукашева е.а.
Права человека: учебник / е.а. лукашева. – м.: Норма, 2003.
11.
малинова о.Ю.
три поколения прав человека / о.Ю. малинова // Пчела. –
Нерсесянц в.с.
общая теория права и государства / в.с. Нерсесянц. – м.:
Норма, 1999. – 254 с.
Поколения прав человека: основные этапы развития правовой идеи и право
вого института: учеб. пособие / Под ред. а.Ю. сунгурова. – сПб., 2003. – 542 с.
Головистикова а.Н.
Права и свободы человека. трактовка свободы как важ
нейшего принципа права / а.Н. Головистикова, л.Ю. Грудцына // адвокат. – 2006. –
рудинский ф.м.
универсальная концепция прав человека и современная рос
сия / ф.м. рудинский // Право и права человека: сб. науч. тр. Юридического факуль
тета мГПу / отв. ред. л.и. Глухарева. – кн. 1. – м., 1998. – с. 37–42.
рудинский ф.м.
Гражданские права человека: общетеоретические вопросы /
ф.м. рудинский // Право и жизнь. – 2000. – № 31. – с. 70–78.
рава
человека
:
теория
рактика
реализации
му поколению прав относит только коллективные права, основанные на
соли
дарности: право на развитие, на мир, независимость, самоопределение, терри
ториальную целостность, суверенитет, избавление от колониального угнете
ния, право на достойную жизнь, на здоровую окружающую среду, на общее
наследие человечества, а также право на коммуникации [1: с. 27]. основы этих
прав заложены в международных документах, закрепляющих основные инди
видуальные права (уставе ооН, всеобщей декларации прав человека, деклара
ции о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960
г.,
международных пактах 1966 г. и др.).
Приведенные выше классификации прав и свобод имеют прямое отноше
ние к группе личных прав, прежде всего, с точки зрения их расширения. так,
общест
венное развитие повлекло введение в правовую действительность новых
прав, порой закрепленных только в международных документах. Примером мо
гут быть право на достойный (достаточный) уровень жизни; запрещение пыток
и жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство человека обращения и
наказания; запрещение рабства и подневольного состояния; право на свободу и
личную безопасность; право на уважение частной и семейной жизни, жилища
и корреспонденции; право на вступление в брак; право на индивидуальность;
право на
развитие; право на фамилию и имя. Некоторые из перечисленных прав
россии не закреплены в конституции и отраслевом законодательстве; некото
рые имеют свою, национальную формулировку и интерпретацию.
в системе прав человека лидирующее положение занимают личные права.
личные права и свободы определяют положение личности как таковой, являясь
по своей сущности правами и свободами каждого человека, и не увязаны напря
мую с принадлежностью человека к гражданству какого-либо государства.
Юридическая природа права группы личных прав в россии характери
зуется общими свойствами всех основных (конституционных) прав человека:
1) непосредственное действие (ст. 18 действующей конституции рф);
2) высшая ценность человека, его прав и свобод (ст. 2 действующей кон
ституции рф);
3) повышенная степень государственной защиты (ст. 64 действующей
конституции рф) и обеспеченности государством (ст. 2 действующей кон
ституции рф);
4) неотчуждаемый, постоянно действующий, непрерывный характер;
5) принадлежность каждому от рождения;
6) закрепленность в нормативном правовом акте государства, имеющем
высшую юридическую силу, — в конституции. для российской федерации,
помимо конституции страны, можно назвать декларацию прав человека, кон
ституции и уставы субъектов федерации. особую роль играют международ
ные документы в обозначенной области.
в заключении автор приходит к следующему выводу: теоретические раз
работки в области прав человека, споры о понятиях, классификациях, видах и
наполнении тех или иных выделяемых групп прав и свобод выходят на прак
аук
ности. Производными, или, как их еще называют, дополнительными, правами
являются все права и свободы, в той или иной мере производные от основных
прав и свобод, закрепленных непосредственно в конституции государства.
одним из оснований классификации является степень распространения
прав: общие и специальные.
классификация может исходить от особенностей личности, проявляю
щихся в различных сферах и отдельных ситуациях жизнедеятельности, а так
же от принадлежности лица к конкретному государству.
в зависимости от роли государства в осуществлении прав человека они
могут быть негативными и позитивными.
обычно выделяют три поколения прав [11: с. 71], но некоторые авторы
говорят о четырех поколениях [14: с. 27]. о.Ю. малинова предполагает, что
«возможно, на горизонте — пятое или шестое поколение прав...» [13: с. 83].
аргументирует она это тем, что корпус прав, требующих защиты, неизбежно
будет расширяться.
с точки зрения генерационного основания выделяются четыре поколения
прав человека [19: с. 37]. согласно этому подходу права могут быть отнесены
к поколениям прав человека, под которыми понимаются основные этапы раз
вития этих прав, связанные с формированием представлений об их содержа
нии, а также с изменением механизмов их обеспечения.
четвертое поколение прав человека начало формироваться в 1990-х гг. XX в.
По мнению ф.м. рудинского, эти права должны защищать человека от
угроз, свя
занных с экспериментами в сфере генетической наследственности личности, свя
занных с клонированием и другими открытиями в области биологии [16: с. 71].
другой точки зрения придерживается Ю.а. дмитриев, включая в четвер
тое поколение лишь информационные права и технологии.
а.б. венгеров называет четвертое поколение правами человечества (право
мир, на ядерную безопасность, космос, экологические, информационные пра
ва и др.). «четвертое поколение — это правовой ответ вызову XXi века, когда
речь пойдет уже о выживании человечества как биологического вида, о сохране
нии цивилизации, о дальнейшей, космической социализации человечества. рож
дается новое, четвертое поколение прав, и, соответственно, возникают междуна
родно-правовые процессуальные институты, обеспечивающие эти права. форми
руется международное гуманитарное право, светский гуманизм становится од
ной из вех в нравственном развитии общества» [3: с. 47].
существует две точки зрения на то, какие права входят в четвертое поколе
ние: первая исходит из того, что права человека четвертого поколения связаны
клонированием и другими открытиями в области биологии [15: с. 39], вторая —
из того, что это поколение состоит из права на информацию и информационные
технологии.
По мнению е.а. лукашевой, особенность этих прав состоит в том, что
они являются коллективными и могут осуществляться общностью (ассоциа
[10: с. 77]. Подобная точка зрения высказана и к. васаком, который к
это
рава
человека
:
теория
рактика
реализации
ских наук, прежде всего, наук конституционного и международного права.
распрост
раненное в научном мире представление о правах человека связывает
их с системой теоретико-правовых знаний, рассматривая данную категорию
как универсальную, общеправовую дефиницию (эту позицию в своих трудах
разделяют р.в. енгибарян [8: с. 189–190], а.Г. бережнов [2: с. 27], л.и.
Глуха
рева [4: с. 35], е.а. лукашева [9: с. 217–245]).
в этом смысле категория «права человека» призвана решать чрезвычай
но сложную задачу — «быть всеохватной, отражать особенности всех видов
прав, входящих в единую систему, учитывать роль и участие всех субъектов
их существовании и реализации» [6: с. 57].
составляющие ценностную основу права человека — это не только со
циальное, внешнее по отношению к личности явление, органически вплетенное
в социальное бытие людей и являющееся необходимым условием организации и
гармонизации жизни человека. Права человека — это еще и его прирожденные
свойства. трудно не согласиться с утверждением профессора ф.м. рудинского,
который справедливо отмечает, что «права человека — это неотъемлемые свой
ства личности, которые: 1) обеспечивают наиболее существенные возможности
ее развития; 2) определяют меру ее свободы; 3) определяют возможности пользо
ваться духовными и материальными благами; 4) зафиксированы в нормах между
народного и внутригосударственного права» [15: с. 38].
По общему признанию, впервые научную классификацию прав, свобод и обя
занностей человека в современном отечественном праве осуществила м.П. каре
ва, приняв за основу важнейшие сферы деятельности человека [18:
с. 147–148]. ее
классификация включала следующие составляющие: социально-экономические
права, равноправие граждан и демократические свободы.
в дальнейшем государственно-правовая наука, используя классифика
ционные основы, предложенные м.П. каревой, выработала систему основ
ных прав и свобод, куда вошли социально-экономические, политические и
личные права и свободы граждан [7: с. 24]. сегодня в зависимости от содер
жания права человека подразделяются на личные (гражданские), политиче
ские, экономические, социальные и культурные.
данный вид классификации является традиционным, так как перечислен
ные группы прав определены в международных документах, закрепивших
основные индивидуальные права (уставе ооН, всеобщей декларации прав
человека, декларации о предоставлении независимости колониальным стра
нам и народам 1960 г., международных пактах 1966 г. и др.).
конституция рф также придерживается этого деления, правда, не напря
мую, а в порядке следования статей.
Помимо приведенных оснований классификации, существующие права
человека можно классифицировать в зависимости от соподчиненности —
права делятся на основные и производные (дополнительные) права.
основными правами являются наиболее общие права человека и граж
данина, которые закладывают базис национального правового статуса лич
андрианова
человека
современность
Права человека — высшая ценность российского государства. категория «права
человека» в классическом и современном понимании имеют различное прочтение.
рассмотрены основания классификации и виды прав человека. затронуты проблемы
наполнения четвертого поколения прав человека.
ключевые слова:
права человека; классификация прав человека; поколения прав
человека; личные права.
оссия — в соответствии с конституцией российской федерации —
правовое, демократическое государство, в котором права челове
ка
— высшая его ценность.
«…Господство права предполагает законодательное признание, закре
пление и защиту всех юридически значимых аспектов свободы человека как
духовной личности, как свободного, независимого и автономного субъекта
во
всех сферах общественной жизни (правовой, моральной, нравственной,
эстетической, религиозной и т.д.)» [12: с. 88].
иными словами, в современном обществе в процессе принятия государ
ством управленческих решений, направленных на гармонизацию наиболее
важных сторон социальных связей, их реализацию все большее значение об
ретают ценности права в их связке с правами человека. Права и свободы чело
века и гражданина, их этический, ценностный и гуманистический потенциал
«демонстрируют» способность решать различные общественные проблемы,
минимизировать конфликтность, напряженность и, в конечном итоге, обеспе
чивать целостность социального организма.
существующие представления о многоаспектном социальном явлении, име
нуемом «права человека» и носящем сложный, комплексный, синтетический
характер, отражаются в рациональном знании в одноименной категории. Права
человека — сложный социальный феномен, неисчерпаемость, неограниченность
смысловых пространств которого задается природой самого их носителя [5: с. 21].
Научно-теоретический конструкт «права человека» в современных ус
ловиях утратил свое значение в качестве элемента отраслевых юридиче
рава
человека
рактика
glukhov a.V.
nemytina M.V.
Young
Bondarev D.V.
and their classi�cation
andreyanova n.n.
Peculiarities of organization
of administration of the Kalmyk People in the russian
the notion of a transnational corporation
Sidorenkova Yu.B.
target Programs in russia (administrative-legal aspects)
113
gavrilova Yu.V.
“the rights and freedoms of a Person and a citizen, theoretical
Survey.
of S.a. Buryanov’s Monograph
in the russian federation. theoretical and applicative research
for 2009 – the Beginning of 2010” (M.: tf Mir, 2010. – 173 p.)
Vestnik
2011,
andrianova V.V
rights and the Present time
nikolaev a.M.
theoretical
taxation issues in the financial
and legal thought of the russian empire
Marchenko M.n, Deryabina e.M.
chestnov i.l., Sidorenkova M.K.
peine forte et dure
Dorskaya a.a.
Severukhin V.a.
of legal turnover of Drugs, Psychotropic Drugs,
their Precursors, tools and equipment
трибуна
молодых
Правовые основы и классификация
фьючерсных договоров
андреянова Н.Н.
особенности порядка управления
калмыками в составе российской империи (1825–1834 гг.)
фатхуллин р.о.
Понятие транснациональной корпорации
и его значение в международном частном праве
сидоренкова Ю.б.
Проблемы разработки и реализации
целевых программ в россии (административно-правовые
аспекты)
113
Гулящих Н.е.
формирование системы кредитных учреждений
в российской империи
аучная
Гаврилова Ю.в.
обзор материалов межвузовской конференции
«Права и свободы человека и гражданина: теоретические аспекты
и юридическая практика»
критика.
библиография
афанасьева с.а.
рецензия на монографию с.а. бурьянова
«свобода совести и светскость государства в рф.
теоретико-прикладное исследование за 2009 – начало 2010 гг.»
авторы
«вестника
мГПу»
серии
«Юридические
науки»,
2011,
требования
оформлению
статей
содер
жа
Ние
человека:
практика
реализации
андрианова в.в.
Права человека и современность
Николаев а.м.
Некоторые проблемы исполнения решений
европейского суда по правам человека в российской федерации
Павленко е.м.
образование в области прав человека
как одно из основных условий формирования культуры
прав человека в рф
Государство
право:
теоретические
исторические
Пашенцев д.а.
вопросы налогообложения
в финансово-правовой мысли российской империи
марченко м.Н., дерябина е.м.
о международной
правосубъектности европейского союза
честнов и.л., сидоренкова м.к.
источник права
как механизм правообразования (на примере
института
peine forte et dure
в средневековой англии)
продолжение
дорская а.а.
развитие системы права в россии:
проблема периодизации
продолжение
северухин в.а.
соответствие правового порядка
в российской федерации основным принципам
совета европы
Публичное
право
фёклин с.и.
квалификация преступлений в сфере
легального оборота наркотических средств,
психотропных веществ, их прекурсоров,
инструментов и оборудования
право
Глухов а.в.
к вопросу о толковании норм
трудового права конституционным судом
российской федерации
Немытина м.в.
миф о фундаментальном юридическом
образовании
едакционный
совет:
рябов в.в.
председатель
ректор Гоу вПо мГПу, доктор исторических наук,
профессор, член-корреспондент рао
Геворкян е.Н.
заместитель председателя
проректор по научной работе Гоу вПо мГПу,
доктор экономических наук, профессор,
член-корреспондент рао
проректор по учебной работе Гоу вПо мГПу,
доктор педагогических наук, профессор
русецкая м.Н.
проректор по инновационной деятельности Гоу вПо мГПу,
доктор педагогических наук, доцент
едакционная
коллегия:
главный редактор
профессор кафедры теории и истории государства и права
Гоу вПо мГПу, доктор юридических наук, профессор
северухин в.а.
зам. главного редактора
заведующий кафедрой теории и истории государства
и права Гоу вПо мГПу, кандидат юридических наук,
профессор, заслуженный юрист рсфср
Гаврилова Ю.в.
зам. декана по научной деятельности, доцент кафедры
конституционного права и отраслевых юридических
дисциплин Гоу вПо мГПу, кандидат юридических наук,
ершова е.а.
заведующий кафедрой гражданского права Гоу вПо мГПу,
доктор юридических наук, профессор
ростокинский а.в.
заведующий кафедрой уголовно-правовых дисциплин
Гоу вПо мГПу, кандидат юридических наук, доцент
ростиславлев д.а.
декан юридического факультета Гоу вПо мГПу, доцент
кафедры теории и истории государства и права Гоу вПо
мГПу, кандидат исторических наук, доцент
ситдикова л.б.
профессор кафедры гражданско-правовых дисциплин
Гоу вПо мГПу, доктор юридических наук, доцент
Пряхина т.м.
профессор кафедры конституционного права
и отраслевых юридических дисциплин Гоу вПо мГПу,
доктор юридических наук, профессор
степанова л.м.
ответственный секретарь
журнал
входит
«Перечень
ведущих
рецензируемых
научных
журналов
изданий,
которых
должны
опубликованы
основные
научные
результаты
диссертаций
соискание
доктора
кандидата
наук»
вак
образования
науки
оссийской
федерации.
2076-9113
© Гоу вПо мГПу, 2011
cientific
J
ournal
egal
S
cience
twice
Year
2011
ауч
ый
жур
ал
ауки
здаeтся
года
выходит
год
москва
2011

Приложенные файлы

  • pdf 6235234
    Размер файла: 917 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий