Калиф – аист. Пьеса в 2-х действиях для театра кукол. по мотивам сказки Вильгельма Гауфа. Действующие лица: Артисты – рассказчики. ФАРИД – калиф Багдада.


Н.Шувалов
КАЛИФ – АИСТ
Пьеса в 2-х действиях для театра кукол
по мотивам сказки Вильгельма Гауфа
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
АРТИСТЫ – РАССКАЗЧИКИ
ФАРИД – калиф Багдада
МАНСОР – его визирь
МУРЗА – кот халифа

КАШНУР
АХАТЫР – злые колдуны
ШАРАМУХ
СОВА – она же индийская принцесса ДАМАЯНТИ
1-й АИСТ
2-й АИСТ
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Артисты в костюмах с восточным колоритом, но, тем не менее, не слишком ярких танцуя, появляются на сцене. Здороваются с публикой.
Чудный цветок древний восток,
Садов аромат.
Спелый гранат, гора Арарат,
Ковёр и халат.
Плачет зурна, светит луна
На небесах.
И там и тут сказки растут.
Всё в чудесах!
– Ас-саляму алейкум!
– (партнёру): Смотри, какие славные гости собрались?
– Нарядные, как на праздник.
– Они про нас наверное думают: кто такие эти люди?
– (к публике): Так, да?
– А кто мы такие? Мы артисты.
– Вы же в театр пришли? Правильно, да?
– А артисты что делают? – сказки рассказывают, да?
– Ну так и давайте начнём.
– Начнём и расскажем, и покажем сказку.
– Мудрую, волшебную.
– А вы смотрите и слушайте. Да?
Музыка. На сцене появляется декорация – развалины дворца. За столом злые колдуны играют в кости.
– А это кто такие? Знаете?
– Откуда же им знать? Они ещё ничего не знают. Да?
– Сейчас узнают. (К зрителям.) Это колдуны. Злые, вредные.
– И очень неприятные. В кости играют.
– Уйдём отсюда, да?
– Уходим.
* * *
Артисты уходят. Колдуны кидают кости.
КАШНУР: Ты выиграл, Ахатыр. Значит, первым рассказывай о своих славных делах. Женился ли ты на дочери царя Индии красавице Дамаянти?
АХАТЫР: Нет, Кашнур, не женился. Принцесса заупрямилась. Но это ей даром не прошло, – дерзкую девчонку я превратил в сову и буду держать теперь в этих развалинах, пока она не согласится.
КАШНУР: Славно, славно!
АХАТЫР: А чем ты похвастаешься, Кашнур?
КАШНУР: Пока хвастаться рано, но я придумал, как стать калифом Багдада.
АХАТЫР: Калифом Багдада?! Как же это?
КАШНУР: Скоро стану, тогда и расскажу. А ты что молчишь, Шарамух?
ШАРАМУХ: Эх!
КАШНУР: Что вздыхаешь? Ты же собирался завладеть сокровищами из пещеры Сим-Сим.
ШАРАМУХ: Собирался. Я сумел проникнуть в эту пещеру…
АХАТЫР: Ну?
ШАРАМУХ: Не успел я в неё войти, как разбойники набросились на меня и побили палками. Эх!
АХАТЫР: Тебя – палками? (Смеётся.) А ещё называется волшебник!
КАШНУР: Ну, хватит! Солнце уже восходит. Нечего даром терять время. Не будь я волшебником Кашнуром, если к концу недели не стану калифом Багдада! Лечу в Багдад.
Волшебники исчезают. Артисты помогают изменить декорацию.
– Полетел в Багдад.
– А вы слышали, что задумал этот злодей? Он собирается стать калифом Багдада, да?
– Но в Багдаде уже есть калиф.
– Конечно – молодой красавец Фарид.
– В том-то и дело. И значит, ему угрожает беда.
– Вай! А что же теперь?
– Полетели, да?
– Куда?
– Куда, куда! – в Багдад!
* * *
Артисты «улетают». На сцене покои багдадского калифа Фарида. Калиф играет с котом.
ФАРИД: Ах ты, неблагодарное животное! Царапаешь своего господина! Ну, постой! Сейчас я тебя поймаю!
Калиф хочет поймать кота и неожиданно обнаруживает шкатулку.
Что это за шкатулка? Откуда она взялась? Ты не знаешь, Мурза? В шкатулке ничего нет… И что–то написано… Язык какой-то непонятный. Эй, позвать ко мне визиря! Может, это кошачий язык? Посмотри, Мурза.
Протягивает шкатулку коту. Кот нюхает и чихает. Входит визирь Мансор. Он очень стар и плохо слышит.
МАНСОР: Ты звал меня, господин?
ФАРИД: Взгляни, Мансор, на эту диковинку.
МАНСОР: О господин! Спасибо за щедрый подарок!
ФАРИД: Какой подарок?! Я хочу знать, что здесь написано.
МАНСОР: Да, да, господин, странная коробочка…
ФАРИД: Вот глухой старик! (Громко.) Я спрашиваю, что написано.
МАНСОР: Написано? Да, да, написано… Зачем так кричишь? Это язык древних парсов, господин. (Читает про себя.) О! Этого не может быть!
ФАРИД: Ну, что? Что там такое?
МАНСОР: О повелитель! Тут написаны слова заклинания. Тут написано: «Повернись лицом к Мекке… и громко скажи: урюк-курдюк-бюль-бюль».
ФАРИД: Бюль-бюль?
МАНСОР: Бюль-бюль.
ФАРИД: И что?
МАНСОР: Что?
ФАРИД (громко): Я спрашиваю, что потом.
МАНСОР: Потом? Потом ты превратишься в животное.
ФАРИД: В животное? В какое животное?
МАНСОР: В какое захочешь, господин. И станешь понимать звериный язык.
ФАРИД: А потом?
МАНСОР: А?
ФАРИД (громко): Потом я смогу превратиться обратно?
МАНСОР: Да, мой повелитель. Стоит сделать ещё раз то же самое, и ты опять станешь человеком. Так тут написано.
ФАРИД: Вот это чудо! В кого бы нам превратиться?
МАНСОР: Нет, господин, не советую. Это опасно! Зачем тебе превращаться – ты такой красивый.
ФАРИД: Не бойся, старик. Поворачивайся лицом к Мекке, вот так. Говори заклинание и превращайся… превращайся в кота.
МАНСОР: Помилуй, господин! Я не хочу превращаться в кота!
ФАРИД: Что!? Ты вздумал спорить с халифом? Ты решился меня ослушаться?
МАНСОР: Я твой раб, господин! Урюк-курдюк-бюль-бюль…
Визирь превращается в кота. Кот Мурза от неожиданности отскакивает и шипит. Между двумя котами начинается перебранка на непонятном языке.
ФАРИД: Вот это чудо! Я хочу знать, о чём они теперь разговаривают. Урюк-курдюк-бюль-бюль.
Калиф тоже превращается в кота. Теперь и мы слышим и понимаем разговор трёх котов.
КОТ МУРЗА: Вау! Ещё один! Что за наказанье! Прочь, бродяги! Прочь! (Шипит.)
ФАРИД: Ах ты, бездельник! Да как ты смеешь так со мной разговаривать? Мансор, живо заставь замолчать этого нечестивца!
МАНСОР: Мой повелитель! Теперь мы такие же коты, как и он. Хуже того – он здесь хозяин, а мы его гости.
МУРЗА: Гости! Мяу! Я не звал никаких гостей.
МАНСОР: Послушай, Мурза…
МУРЗА: Что за Мурза? Я кот калифа Багдада. Ко мне нужно обращаться почтительно: господин Мурза!
ФАРИД: Ну, довольно! Я не желаю больше слушать это дерзкое животное!
МАНСОР: Да, да, ты прав, мой повелитель. Давай, пока не поздно, превращаться обратно. Человеком быть гораздо приятнее. Урюк-курдюк… О Аллах!.. Как же там дальше?..
ФАРИД: Бюль-бюль!
МАНСОР: А?..
ФАРИД: Бюль-бюль!
МАНСОР: Да, да! Бюль-бюль! Урюк-курдюк-бюль-бюль! (Превращается в человека.)
ФАРИД: Урюк-курдюк-бюль-бюль! (Вновь становится калифом. Замахивается на кота.) Что, мерзавец, испугался? Вот я тебя!.. (Кот прячется.) Ну, что скажешь, Мансор?
МАНСОР: Да, мой господин, человеком быть так приятно.
ФАРИД: Ах ты, а ещё мудрец! Тебе не понравилось быть котом? Пойдём скорее в дворцовый парк и превратимся в кого-нибудь другого.
МАНСОР: Но господин…
ФАРИД: Идём, идём, упрямый старик!
Калиф с визирем уходят. Артисты меняют декорацию.
– Ты хотел бы превратиться в кота?
– Нет, в кота не хочу. Я хочу во льва. Или в слона.
– В слона, да?
– А я хочу в крокодила.
– В крокодила? Нет! В крокодила не хочу.
– А в змею?
– И в змею не хочу.
– (к публике): А вы в кого хотели бы превратиться?
– А в кого захочет превратиться наш калиф, а?
– Сейчас увидим.
* * *
Артисты расходятся. На сцене дворцовый парк калифа. Два аиста беседуют на своём непонятном языке. Калиф и визирь наблюдают за ним из-за деревьев.
ФАРИД: Какие смешные птицы!
МАНСОР: А?..
ФАРИД: Смешные птицы, говорю. Как они называются?
МАНСОР: Это аисты, мой господин, иногда они прилетают сюда с болота.
ФАРИД: Интересно, о чём они болтают?
МАНСОР: Нет, господин, болото не очень далеко отсюда.
ФАРИД: Я спрашиваю, о чём они разговаривают?
МАНСОР: О! О чём могут говорить глупые птицы! Разумеется, о прелести твоего парка, повелитель.
ФАРИД: Я хочу услышать.
МАНСОР: Выше? Да, деревья в парке высокие…
ФАРИД: Не выше, а услышать! Я хочу услышать…
МАНСОР: Нет, нет, не стоит, господин. Я сам могу рассказать тебе…
ФАРИД: Опять ты со мной споришь! Ну-ка, живо произноси заклинание!
МАНСОР: Я твой раб, господин. Урюк-курдюк-бюль-бюль! (Превращается в аиста.)
ФАРИД: То-то же! Урюк-курдюк-бюль-бюль! (Тоже превращается в аиста.)
1-й АИСТ: Да, да, да. Все люди такие глупые: они даже не понимают простого птичьего языка.
2-й АИСТ: Да, да, такие глупые и такие смешные.
1-й АИСТ: Что-то калиф не выходит сегодня на прогулку. Зря мы что ли сюда прилетели?
2-й АИСТ: Да, так хотелось посмеяться над тем, как он беседует со своим визирем.
1-й АИСТ (передразнивает визиря): А?.. Что?.. Где?...
2-й АИСТ: Визирь, ты меня слышишь?
1-й АИСТ: Нет, господин. Зубы у меня ещё не выпали.
2-й АИСТ: Причём тут зубы?
1-й АИСТ: А?.. Зачем трубить в трубы?
2-й АИСТ: Старик, прочисти свои ушки!
1-й АИСТ: Лягушки? Да, лягушки очень вкусные… (Оба смеются.)
ФАРИД: Мансур! Они смеют издеваться над нами! Негодные птицы!
МАНСОР: Да, господин, очень свободные птицы. Летают, куда хотят.
ФАРИД: Я сказал негодные!
Калиф так громко крикнул на визиря, что аисты наконец обратили на них внимание.
1-й АИСТ: Смотри-ка, мы здесь не одни. Добрый день.
МАНСОР: Добрый день, почтенные птицы.
2-й АИСТ: Раньше мы не встречали вас в этом парке.
1-й АИСТ: И на нашем болоте вас тоже не было видно. Вы прилетели издалека?
2-й АИСТ: Не хотите ли подкрепиться лягушками? В этом парке замечательно вкусные лягушки.
ФАРИД: Я не желаю разговаривать с этими гадкими птицами! Кто их пустил в мой парк? Прочь! Сейчас же убирайтесь прочь!
1-й АИСТ: Фу! Какие грубые пришлецы! Сразу видно, не с нашего болота.
2-й АИСТ: Не стоит с ними связываться. Летим отсюда.
1-й АИСТ: Летим.
Аисты улетают.
МАНСОР: Улетели.
ФАРИД: Я ни минуты не желаю оставаться в этих перьях! Хватит! Мне надоели эти превращения! Мансор, мы сейчас же превращаемся в людей.
МАНСОР: Да, мой господин. Мекка с той стороны.
ФАРИД: Да… Напомни-ка мне заклинание.
МАНСОР: О Аллах! Я сам не могу его вспомнить. Сейчас, мой повелитель… Бармак-башмак..
ФАРИД: Бюль-бюль…
МАНСОР: Да, бюль-бюль. Бармак-башмак-бюль-бюль… Нет, не так.
ФАРИД: Салат-халат..
МАНСОР: Бюль-бюль… Халат-салат-бюль-бюль… Опять не так.
ФАРИД: Шурум-бурум…
МАНСОР: Бюль-бюль…
ФАРИД: Не мешай! Сам знаю! Шурум-бурум-бюль-бюль… Ничего не получается!
МАНСОР: Мешок-горшок-бюль-бюль… Шайтан-кафтан-бюль-бюль… Ишак-колпак-бюль-бюль…
ФАРИД: Бюль-бюль, бюль-бюль… Всё. Мы навсегда останемся этими мерзкими птицами.
МАНСОР: Мой повелитель, не стоит так печалиться, аисты – не такие уж мерзкие…
ФАРИД: Бюль-бюль!..
На сцену выходят озадаченные артисты. Вздыхают по очереди.
– Предупреждали его – не надо превращаться.
– А он не послушался, да?
– Не послушался. (Поют.)
Большая работа выучить что-то
Наизусть.
Слово забылось – горе случилось.
Печаль и грусть.
Ко всем иногда приходит беда.
Это факт.
Дружно вздохнём и отдохнём.
Антракт.
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
Артисты возвращаются на сцену.
Всё на свете – монета к монете –
Любит счёт.
Речка, не так ли, капля за каплей
Быстро течёт.
Время не шутит, минута к минуте,
День за днём.
Значит, пора нам к нашим баранам…
– Стой, стой, стой! Какие такие бараны? Я не понимаю!
– Ах! Просто так говорится: вернуться к своим баранам – значит вернуться к делу, которое начал. Ясно?
– К какому такому делу?
– Мы начали рассказывать сказку, да? – значит, надо её продолжать.
– Но мы же не про баранов рассказывали.
– Конечно не про баранов. Мы рассказывали про аистов.
– И не про аистов, а про калифа… Как его звали?
– Фарид.
– Правильно, Фарид. Про калифа по имени Фарид и про его визиря…
– По имени Мансор.
– Правильно.
– Но они превратились в аистов.
– Тоже правильно. Всё правильно. Хватит болтать! Сказка продолжается!
На сцене аисты в том же месте, где мы с ними расстались.
ФАРИД: Мансор!
МАНСОР: Да, мой повелитель.
ФАРИД: Надо же что-то делать. Мне надоели эти перья и этот длинный нос. И я не привык ходить босиком. Я привык махать руками, а не крыльями. И, наконец, я хочу есть.
МАНСОР: Я твой раб, господин. Сейчас я постараюсь поймать лягушку, может, она тебе понравится.
ФАРИД: Лягушку?! Ты издеваешься надо мной! Я хочу сейчас же стать человеком!
МАНСОР: Мой повелитель, я тоже хочу стать человеком. Давайте вместе попробуем ещё раз. Повернёмся лицом к Мекке. (Поворачиваются.) И произнесём… Бюль-бюль… (Ничего не происходит.)
ФАРИД: О Аллах! За что мне такое наказание?
МАНСОР: Господин! Вот что пришло мне в голову. Давай отправимся в Мекку, в святые места. Может, там Аллах поможет нам снять это заклятье.
ФАРИД: Но Мекка так далеко.
МАНСОР: Но теперь у нас есть крылья. Летим?
ФАРИД: Летим.
Аисты, взмахнув крыльями, улетают. Артисты переставляют декорации.
– Хорошо быть аистом – взмахнул крыльями и лети куда хочешь, да?
– Нет.
– Почему нет?
– Аисты лягушек едят. Я лягушек не люблю. Особенно есть. Ненавижу!
– Это правильно. Лягушек я тоже не люблю. Не будем в аистов превращаться.
– Не будем.
– Зачем нам крылья? – Мы и руками можем взмахнуть.
– Можем. (Взмахивают руками.) Полетели!
* * *
Артисты «улетают». На сцене мрачные дворцовые развалины. Появляются превращённые в аистов калиф и визирь.
ФАРИД: Мансор! Зачем мы спустились в эти развалины? Ведь до святой Мекки ещё далеко.
МАНСОР: В том-то и дело, мой повелитель. До Мекки ещё далеко, а у меня уже кончились силы. Я старый, больной человек.
ФАРИД: Ты не человек, ты аист.
МАНСОР: Тем более. И я не могу больше лететь. Я…
ФАРИД: Тихо!.. Ты слышишь?
МАНСОР: Нет, господин, я ничего не слышу. Я старый, больной аист, который к тому же плохо слышит.
ФАРИД: А я слышу какие-то голоса. Кто может жить в таких развалинах?
МАНСОР: Может, это привидения, господин?
ФАРИД: Пойдём узнаем.
МАНСОР: Я бы не советовал…
ФАРИД: Визирь! Разве я спрашивал у тебя совета? Идём.
МАНСОР: Я твой раб, господин.
Аисты идут на звук голосов, обнаруживают в одном из залов Сову и колдуна Ахатыра и, оставаясь незамеченными, подслушивают их разговор.
АХАТЫР: Сова, а сова! Позволь-ка мне выдернуть у тебя ещё одно пёрышко. (Вырывает перо. Сова жалобно вскрикивает.) Ах, прости меня, прекрасная царевна! Ты всё ещё не передумала?
СОВА: Нет, злодей! Нет, нет и нет! Я ни за что не стану твоей женой. Ты никогда этого не дождёшься.
АХАТЫР: Ах, упрямая девчонка! Что ж, оставайся совой, этой мерзкой, уродливой птицей. А я иногда буду тебя навещать и выдёргивать перья из твоего куцего хвоста. Но я оставлю тебе маленькую надежду, чтобы ты не думала, будто я злой. (Смеётся.) Если не я, а какой-нибудь другой человек, какой-нибудь красавец захочет тебя, такую страшную, взять в жёны, – вот тогда ты снова станешь человеком. Видишь, какой я добрый!
Колдун уходит, смеясь. Из укрытия выходит калиф-аист. Сова пугается.
ФАРИД: Не бойся, уважаемая Сова. Я невольно подслушал ваш разговор. Знай, что ты не одинока в своём несчастье. Я тоже ещё совсем недавно был калифом Багдада.
СОВА: Калифом Багдада?! Кто же превратил тебя в птицу?
ФАРИД: Мне стыдно в этом признаться, но я сам во всём виноват. Всего несколько волшебных слов помогли мне превратиться в аиста, но я забыл эти слова, и теперь уже никто не поможет мне снова стать человеком.
СОВА: Не надо терять надежды. Может быть, мне удастся тебе помочь.
ФАРИД: О, если я снова стану калифом, я осыплю тебя золотом!
СОВА: Чудак! Зачем сове золото? Нет, в благодарность ты должен пообещать, что женишься на мне, когда снова станешь человеком.
ФАРИД: Жениться на сове?!
Калиф растерян, Сова, грустно вздохнув, отворачивается.
Не огорчайся, Сова! Помоги мне, и я обязательно сумею тебя отблагодарить. Визирь! (Громко.) Визирь! Скорее иди сюда.
МАНСОР: Я здесь, господин. Зачем ты так кричишь?
ФАРИД: Слушай, Мансор.
МАНСОР: Слушаю, мой господин. Слушаю во все уши.
ФАРИД: Эта Сова обещает нам помочь. Но когда мы станем людьми, ты в благодарность должен будешь на ней жениться.
МАНСОР: Я – на сове?! Жениться?!
ФАРИД: Но после этого она тоже станет человеком… может быть.
МАНСОР: Нет, господин, нет! Ещё неизвестно, каким человеком она станет. Нет, лучше я останусь аистом, чем женюсь на сове.
ФАРИД: Мансор…
МАНСОР: Нет! Я старый, больной…
ФАРИД: Мансор!..
МАНСОР: Нет! Я Плохо слышу. Я вообще ничего не слышу.
ФАРИД: Мансор!..
МАНСОР: Ничего не слышу!..
ФАРИД: Что ж, придётся жениться мне. Милая Сова, даю тебе слово калифа, что как только стану человеком, сразу на тебе… женюсь.
СОВА: Я верю тебе. Слушай. Когда взойдёт луна, здесь соберутся колдуны. Они всегда здесь собираются. Я случайно слышала, как самый злобный из них, Кашнур, обещал избавиться от калифа Багдада и сам занять его место. Если это его рук дело, то сегодня ночью он станет хвастаться перед друзьями, как ему это удалось. Нам надо незаметно подслушать их беседу. Может быть, что-нибудь удастся узнать. Ступай за мной. Только тихо!
Аисты вслед за Совой крадутся по залам дворца. Артисты помогают перемещать декорацию.
– Тихо.
– Тихо, тихо.
– Нам-то зачем прятаться? Мы же артисты – нас как будто бы не видно. Игра такая. Да?
– Всё равно, надо чтобы зритель почувствовал, как здесь всё страшно и опасно. Чтобы поверил. Ясно?
– Ясно.
– Тихо!
* * *
Колдуны на своём обычном месте играют в кости.
КАШНУР: Везёт тебе, Ахатыр, – опять выиграл. Ну, рассказывай – женился ли ты наконец на принцессе Дамаянти?
АХАТЫР: Нет. Кому везёт в игре, не везёт в любви. (Смеётся.) Ничего, скоро она останется без хвоста.
КАШНУР: Как без хвоста? Разве у принцессы был хвост.
АХАТЫР: Нет, я же превратил её в сову, и уже выщипал из совиного хвоста половину перьев. (Все смеются.)
КАШНУР: А ты что смеёшься, Шарамух? Или ты наконец завладел бесценными сокровищами?
ШАРАМУХ: Ах! Я открыл семь замков и проник в подвал, где они хранились.
АХАТЫР: Ну?
ШАРАМУХ: Прибежали стражники и побили меня палками…
КАШНУР: Что-то похожее я от тебя уже слышал. (Смеётся.)
ШАРАМУХ: Можно подумать, что ты, Кашнур, уже стал калифом Багдада.
КАШНУР: Потерпите ещё денёк, и я им стану. Прежнего калифа уже нет.
АХАТЫР: Нет? Куда же он подевался?
КАШНУР: Он превратился в аиста. Я подкинул ему волшебное заклинание. Он произнёс его и… (Смеётся.)
АХАТЫР: Но раз он знает заклинание, то может опять стать человеком.
КАШНУР: В том-то и дело, что не может – он его забыл.
ШАРАМУХ: Забыл?
КАШНУР: Стоило калифу рассердиться, как все волшебные слова вылетели у него из головы. А я на это и рассчитывал.
АХАТЫР: Что же это были за слова?
КАШНУР: Слова совсем простые: урюк-курдюк-бюль-бюль.
ШАРАМУХ: Урюк-курдюк-бюль-бюль!
Радостные артисты выбегают на сцену.
– Ты слышал: урюк-курдюк!
– Слышал! Урюк-курдюк-бюль-бюль! Я давно слышал.
– И не забыл?
– И не забыл. Забывают только те, кто сердится. Да? А я – добрый.
– Почему тогда калифу не подсказал?
– Подсказывать нельзя, ты разве не знаешь? Иначе сказка не получится.
– Это верно.
– А как плохо быть колдуном, да?
– Почему плохо?
– А ничего у них не получается: жениться на принцессе – не получается, сокровища украсть – не получается, ещё и палками побьют.
– И даже калифом стать – не получается!
– А у нас всё получается! Полетели! (Разбегаются.)
* * *
Декорация меняется. Колдунов мы больше не видим. На сцене теперь аисты и Сова.
ФАРИД: Мансор, ты слышал?
МАНСОР: Ничего я не слышал. Я старый глухой аист.
ФАРИД: Скоро ты не будешь аистом, Мансор! Я узнал слова волшебного заклинания.
МАНСОР: О повелитель! Какое счастье! Ты узнал слова!? Слава Аллаху! Теперь мы снова станем людьми! У нас снова будут руки, а не крылья! Нам не придётся есть лягушек! Мы вернёмся в наш замечательный дворец!
СОВА: Довольно болтать! Превращайтесь скорее в людей, пока опять не забыли волшебные слова.
ФАРИД: Нет, принцесса. Больше я их никогда не забуду. И того обещания, которое дал тебе, я тоже не забуду. А теперь: урюк-курдюк-бюль-бюль! (Превращается в человека.) Ну, Мансор, что же ты медлишь? Превращайся.
Визирь-аист в панике мечется по сцене, издавая нечленораздельные пьичьи звуки.
Мансор! Почему ты не превращаешься? О.Аллах! Я перестал понимать птичий язык.
Наконец что-то происходит, Мансор успокаивается, встаёт в важную позу, издаёт несколько гортанных звуков и превращается в человека.
МАНСОР: Ох!.. Уф!.. О владыка! До чего же ты хорош в своём прежнем обличии!
ФАРИД: Мансор, почему ты такдолго не превращался?
МАНСОР: Прости, повелитель, я не расслышал волшебные слова, которые ты произнёс. Сова мне их подсказала. Если бы не сова, я так бы и остался аистом.
ФАРИД: Это не сова, Мансор. Разве ты забыл? Это моя невеста принцесса Дамаянти.
Сова, затрепетав, превращается в красавицу принцессу.
ДАМАЯНТИ: Спасибо тебе, благородный калиф. Мы помогли друг другу, и теперь уже ничто не помешает нашему счастью.
МАНСОР: О повелитель! Я слышал, я отлично слышал эти замечательные слова: «Теперь ничто не помешает нашему счастью». Какая мудрая жена будет у тебя, калиф!
На сцену выбегают радостные актёры.
– Теперь ничто не помешает нашему счастью!
– Что же, этим всё и кончится?
– Может, теперь нам в кого-нибудь превратиться?
– А ты не забыл волшебные слова?
– Не забыл: урюк-курдюк-бюль-бюль.
– Зачем нам волшебные слова? Мы же артисты! Мы можем без всяких волшебных слов превратиться в кого угодно! Да? (Поют и танцуют.)
Чудный цветок древний восток,
Садов аромат.
Спелый гранат, гора Арарат,
Ковёр и халат.
Плачет зурна, светит луна
На небесах.
И там и тут сказки растут.
Всё в чудесах!
Артисты кланяются сначала сами, а потом – вместе с куклами.
К О Н Е Ц
декабрь 2017
[email protected]

Приложенные файлы

  • docx 5660185
    Размер файла: 40 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий