Владимирский князь Всеволод Большое Гнездо пытался вразумить братьев: « хотя смирити ихъ, дабы не было кровопролитiа межи братьею: Братье, что тако делаете?

Поучения в рязанском летописном тексте
Денисова Инна Васильевна
Соискатель Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина, Рязань, Россия

Поучение – один из самых ярких жанров ораторского красноречия, получивший широкое распространение в древнерусской литературе. Помимо функции самостоятельной жанровой формы поучения в качестве дидактических наставлений и обращений бытовали в общерусских летописных сводах в составе крупных летописных повестей и небольших рассказов.
В рязанском летописном тексте поучения встречаются в описаниях княжеских междоусобиц XII-XIV в. и борьбы с внешними захватчиками – татарами. Преобладающую часть наставлений летописец облекает в форму прямой речи, косвенная речь больше выражает эмоциональный настрой книжника. Нередко в прямую речь включены библейские цитаты, основная функция которых – призыв к примирению враждующих сторон или стремление показать примирение враждующих сторон.
Так, под 1186 г. Симеоновская летопись приводит летописную воинскую повесть информативного типа о междоусобицах рязанских князей. Роман, Игорь и Владимир, старшие Глебовичи, решили захватить земли Всеволода и Святослава, младших Глебовичей. Владимирский князь Всеволод Большое Гнездо пытался вразумить братьев: «хотя смирити ихъ, дабы не было кровопролитiа межи братьею: "Братье, что тако делаете? Не дивно бысть то, аже быша погании воевали, а се ныне хотите братью свою убити!"» [Симеоновская летопись: 51]. Призыв к миру читается и в косвенной речи, и в прямой, где летописец сравнивает враждующие стороны с иноземцами, которые ни перед чем не останавливаются ради наживы. Православные князья не должны конфликтовать, преследуя только собственное обогащение. После многочисленных препирательств рязанские князья приходят с миром к владимирскому правителю, однако он им уже не верит: «Яко же пророкъ глаголеть: брань славна луче есть мира студна, съ лживымъ же миромъ живуще велику пакость землямъ творять» [Симеоновская летопись: 52]. Посредством библейской цитаты летописец показывает свое искреннее отношение к происходящему: симпатию ко владимирскому князю и осуждение рязанских правителей.
Любопытно обращение книжника, призывающего русских князей-современников к объединению сил для отражения врага в лице монголо-татар, содержащееся в. финале летописного рассказа о мученической смерти князя Романа Рязанского (1270 г.) Данный фрагмент по объему равнозначен описанию гибели князя, что свидетельствует об его важности. Первая часть обращения состоит из распространенных глагольных конструкций с частицей «не»: «не прелщайтеся славою света сего, не принесосте на свет сей ничто же, не обидите друг друга, не лукавствуйте меж собою, не возхищайте чюжих, не обидите меньших сродник своих» [Никоновская летопись: 150]. Каждая конструкция включает шесть глаголов, причем глагол «не обидите» повторяется дважды. Книжник, по-видимому, являлся современником описываемых событий, ему были известны княжеские междоусобицы, переходы русских князей на сторону Золотой Орды, предательство ими христианской веры, поэтому он так подробно описывал их проступки, считая, что это послужит хорошим уроком потомкам князей-изменников.
Вторая часть обращения не содержит отрицаний, включает в себя две глагольные конструкции, первая из которых осложняется перечислением: «Возлюбите истинную правду, и смирение, и длъготъпение, и чистоту, и любовь, и милость» [Никоновская летопись: 150], вторая – распространенным сравнением: « Да радости святых исполнитеся, яко же и сеи блаженный князь Роман купи себе страстию царствие небесное, и венець приат от руки Господня с сродником своим, великим князем Чрьниговским Михаилом Всеволодовичем, пострадавша по Христе за православную христьанскую веру» [Никоновская летопись: 150]. Такое наставление позволяет предположить, что книжник имел непосредственное отношение к церкви, на это, в первую очередь, указывает используемая во фрагменте лексика (царствие небесное, венец, от руки Господня, пострадавша во Христе). В.Л. Комарович предположил, что в Рязанском княжестве в XIII в. существовал не дошедший до нашего времени летописный свод, имевший отличительную черту: «он был сплошной обвинительной речью патриота-народолюбца против прямых, как казалось ему, виновников бедствия, против русских князей» [Комарович: 76]. Исследователь считал, что призыв к объединению князей, размещенный после описания мученической смерти Романа Рязанского, позаимствован именно из этого летописного памятника. Он отождествлял его с призывами, которыми богато «Слово о полку Игореве». Лирический стиль таких обращений, по мнению В.Л. Комаровича, мог восходить к песенно-дружинной традиции памятника. Это дополнительно объясняет тот факт, что Рязанское княжество долгое время входило в состав южнорусских земель, в пределах которых и было создано «Слово о полку Игореве». Подобное обращение к русским князьям обнаруживается в пространной редакции «Повести о Михаиле Тверском». М.Д. Приселков полагал, что этот фрагмент был заимствован тверским сводчиком 1305 г. из рязанского летописца [Приселков: 140]. Выходит, ее составителю мог быть известен ныне утерянный рязанский летописный свод, в состав которого входила статья о гибели князя Романа. Яркий призыв русских князей к единению перед лицом наступающей опасности мог настолько впечатлить книжника, что он решил включить его в «Повесть».
Таким образом, поучения, входящие в состав летописных повестей и рассказов, оформленные книжником как прямая или косвенная речь, реже – библейская цитата, являются важнейшей чертой поэтики рязанского летописного текста.

Литература

Симеоновская летопись // Русские летописи. Рязань. 1997. Т. 1.
Никоновская летопись // Полное собрание русских летописей. М., 1965. Т. 9.
Комарович В.Л. Рязанский летописный свод XIII века // История русской литературы. 1946. Т. 2. Ч. 1. С. 74-77.
Приселков М.Д. История русского летописания XI – XV веков. СПб., 1996.


15

Приложенные файлы

  • doc 5660001
    Размер файла: 34 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий