Археологиа 8 Археология. Джантухско-Лариларскому (по двум крупнейшим некрополям) локальному ва-рианту Ингуро-Рионской колхидской культуры, входящей в кобано-колхидскую


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
АԤСНЫ АҬҴААРАДЫРРАҚӘА РАКАДЕМИА
Д.И. ГӘЛИА ИХЬӠ ЗХУ АԤСУАҬҴААРАТӘ ИНСТИТУТ
КАДЕМИ
Я
НАУК
АБ
ХАЗИИ
ХАЗСКИ
Й
ИНСТИТУТ

ГУМАНИТАРНЫХ

ИССЛЕД
Й
. Д.И. Г
УЛИА
АԤСУАҬҴААРА
ХАЗО
Археологиа

Археология
Аҭоурых

История
Аетнологиа

Этнология
Аҭыжьра
ыпуск
Аҟәа – Сухум
ББК 72.4 (5Абх) я 5
А17
«Абхазоведение» (историческая серия) – сборник научных статей
сотрудников АбИГИ по археологии, истории, этнологии Абхазии.
Сборник рассчитан на специалистов и тех, кто интересуется историей
Абхазии с древности по новейшее время.
Редакционная коллегия:
.Х.
(главный редактор),
Авидзба
.Ш., Аргун Ю.Г., Джопуа А.И.,
тырба А.А.,
Салакая С.Ш.
(ответственный за выпуск),
Авидзба А.Ф., Цвинария И.И.
© Абхазский институт гуманитарных
исследований им. Д.И. Гулиа АНА, 2013.
ГЛА
РХЕ
А.Ю. Скаков, А.И. Джопуа
Новые исследования на Джантухском могильнике:
2010-2012 гг. Предварительное сообщение
Р. М. Барцыц
Акведук – древняя система водоснабжения Пицунды
Ю. А. Авидзба
О Великой Абхазской (Келасурской) стене.
Историко-культурное изучение
Ш.Г. Кайтан
Великая Абхазская стена и перспективы ее исследования
С.М. Саканиа
Культовые сооружения Понтийского лимеса в Абхазии
СТ
Д. В.
Гулариа
Борьба Абхазских царей за господство в Закавказье (IX–нач. XI вв.)
В. В. Бжания
Корень слова Чач в абхазской великокняжеской фамилии
Чачба – тюркского происхождения
А 1
ХАЗ
Археология. История. Этнология.
РУП «Дом печати», Сухум. 2013. – 384 с.
О.В. Маан
К абхазо-османс
ким этнокультурным связям
Н.И. Медвенский
Из истории католицизма в
бхазии (40–50-е гг. X
в.)
В.Ш. Авидзба
Страницы жизни Н.А. Лакоба
А.Э. Куправа
Эшба Ефрем Алексеевич
С.Ш. Салакая
Изучение истории Абхазии ХIХ – нач. ХХ века в 20 – 30-х гг. ХХ в.
Т. А. Ачугба
Из истории восстановления прав абхазского народа
Э.М. Чкок – Эшба
К истории автокефалии Абхазской православной церкви
(конец XIX – нач. XX вв.)
О. Войцеховская-Брендель
Поэзия праздничных мотивов в живописи художников
бхазии
С.З. Возба
Террористический фактор в грузино-абхазском конфликте
Э. Р. Агумава
О трансформации политики России в Закавказье
в 90- е годы XX в. (На примере Абхазии)
Э.Д. Эшба
«Черкесская» диаспора в Турции и на Ближнем Востоке:
о современных проблемах и перспективах
Д. А. Канделаки
Об этногенезе абхазов.
Некоторые проблемы источниковедения и историографии
В. Л. Бигуаа
– «
бхазская пасха»
К.Т. Чукбар
Пчеловодство в Абхазии: история, состояние и перспективы
А.И. Бройдо
Апсуара – культурный код народа
еспублики
бхазия
А. Ш. Хашба
Современная семья в Республике Абхазия
М.К. Хотелашвили – Инал-ипа
Загадки музыкально-этнографической экспедиции 1925 года
НАУЧН
Е НАСЛЕДИЕ
Ю.Н. Воронов
Материальная культура апсилийской аристократии
(Восточное Причерноморье) с IV – VI вв.
А.Ю. Скаков,
А.И. Джопуа
НОВЫЕ ИССЛЕДОВ
ИЯ
ТУХСКОМ МОГИЛЬ
ИКЕ:
2012 ГГ. ПРЕДВ
ОЕ СООБЩЕ
Совместная археологическая экспедиция Института археологии РАН, Абхаз
ского института гуманитарных исследований им. Д.И. Гулиа АН Абхазии и Аб
хазского государственного музея с 2006 г. (в 2005 г. были произведены реког
носцировочные работы) под нашим руководством возобновила исследования
Джантухского могильника
в горной части юго-восточной Абхазии (г. Ткуарчал).
Полученные материалы вводятся в научный оборот сериями статей и тезисов в
различных российских, абхазских и зарубежных изданиях
. Сейчас нашей це
лью является ознакомить читателей с некоторыми новыми находками на Джан
тухском могильнике, с предварительными итогами наших работ 2010-2012 гг.
Напомним, что могильник, изученные погребения которого датируются в
рамках XII–II вв. до н.э., относится к выделенному одним из авторов этой статьи
Шамба Г.К., Шамба С.М. Археологические памятники верховьев реки Галидзга (Джантух). –
Тбилиси. 1990.
Смотреть: Скаков А.Ю., Джопуа А.И. Джантухский могильник эпохи раннего железа в Аб
хазии // Кавказ. Археология и этнология. Материалы Международной научной конференции.
– Баку. 2009; Скаков А.Ю., Джопуа А.И. Древнейшие погребения Джантухского могильника //
Абхазоведение. Археология. История. Этнология. Вып. V–VI. – Сухум. 2011; Скаков А.Ю., Джопуа
А.И. Джантухский могильник в Абхазии: новые открытия // Проблемы древней и средневековой
археологии Кавказа. Вторая Абхазская Международная археологическая конференция (8-12 но
ября 2008 г.). Посвящена памяти М.М. Трапш. Материалы конференции. – Сухум. 2011; Скаков
А.Ю., Джопуа А.И. Джантухский могильник эпохи раннего железа в Абхазии (предварительная пу
бликация) // Евразия в скифо-сарматское время. Памяти Ирины Ивановны Гущиной. Труды ГИМ.
Вып.191. – М. 2012; Скаков А.Ю., Джопуа А.И. Новая находка золотого подражания статеру Алек
сандра Македонского в Западном Закавказье // Новейшие открытия в археологии Северного
Кавказа: Исследования и интерпретации. XXVII Крупновские чтения. Материалы Международной
научной конференции. – Махачкала. 2012 и другие работы.
В последние годы (2009-2012 гг.) работы проводятся при финансовой поддержке РГНФ. В
работах последних лет принимали участие Ph.D. Анита Козубова (Братислава), И.В. Палагута, Е.Г.
Старкова, В.Ю. Зуев. Все трое к.и.н. из СПб.
Л.И. Кучберия
Из этнографии абхазов, живущих в арабских странах
ДО
КУМЕНТЫ
Руслан Агуажба
Документы свидетельствуют
А.Э. Куправа
Нестор Аполлонович Лакоба
А.Э. Куправа
Ефрем Алексеевич Эшба
Ож
А.Ю. Скаков, А.И. Джопуа, А.С. Агумаа
Памяти Д.С. Бжания
А.Ю. Скаков, А.И. Джопуа, Е.Ю. Ендольцева
Памяти Анзора Семеновича Агумаа
Джантухско-Лариларскому (по двум крупнейшим некрополям) локальному ва
рианту Ингуро-Рионской колхидской культуры, входящей в кобано-колхидскую
культурно-историческую общность. Для этой культуры характерны преимуще
ственно коллективные вторичные захоронения по обряду кремации в погре
бальных ямах крупного размера. Керамический комплекс данного локального
варианта, несмотря на некоторые особенности, примыкает к керамике других
колхидских культур
, но многие другие категории материальной культуры де
монстрируют поразительные параллели с синхронными памятниками близле
жащих регионов Северного Кавказа. По нашему мнению, в этот исторический
период (эпоха раннего железа) северный и южный склоны западной части Глав
ного Кавказского хребта входили в одну культурную «ойкумену», как, собствен
но говоря, и сейчас.
В то же время, обращает на себя внимание насыщенность погребений Джан
тухского могильника античным керамическим импортом VI–
II вв. до н.э., прак
тически отсутствующим в этот период на смежных северных склонах Большого
Кавказа, на территории современных Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балка
рии. Возникает впечатление, что племена Джантухско-Лариларского варианта
выполняли роль своего рода буфера, препятствовавшего проникновению на
Северный Кавказ греческих торговцев из прибрежных античных поселений. В
своей недавней основательной работе О.В. Маан
указывает на наличие антич
ного импорта III-II вв. до н.э. в Чегемском кургане-кладбище (Кабардино-Бал
кария). Но ранние его погребения датируются, на самом деле, II–I вв. до н.э.
а обнаруженная там античная керамика по своему происхождению связана,
вероятно, с городами Боспора (кувшины боспорского производства, канфар,
идентичный «так называемым малоазийским канфарам из городов Боспорско
го царства»)
. Поэтому логично предположить, что античный керамический им
порт во II–I
вв. до н.э. поступал в Кабардино-Пятигорье не из-за гор Главного
Кавказского хребта, то есть не с юга, а с Тамани и Прикубанья, то есть с запада.
Более того, анализ комплекса родосской клейменой керамической тары кон
ца 50-х
– 40-х гг. III в. до н.э. из Грушевского городища (окраина современного
г. Ставрополя) привел В.И. Каца к выводу о том, что поступала она туда не
постоянно, а импульсивно, и не через Прикубанье, а с рынка Танаиса в Ниж
нем Подонье
. Показательный вывод был сделан исследователями Татарского
городища (также окраина г. Ставрополя): c конца IV по середину I вв. до н.э.
Здесь необходимо отметить, что, к сожалению, эталонные поселенческие памятники Колхи
ды (Бамбора, Тамыш, Пичори) до сих пор лишь в незначительной мере введены в научный оборот.
Это, безусловно, затрудняет анализ керамического комплекса и его особенностей.
Маан О.В. Из истории торгово-экономических связей древней и средневековой Абхазии. –
Сухум. 2012. – С. 63.
3 Керефов Б.М. Памятники сарматского времени Кабардино-Балкарии. – Нальчик. 1988. – С. 29.
Керефов Б.М. Чегемский курган-кладбище сарматского времени // Археологические исследо
вания на новостройках Кабардино-Балкарии в 1972-1979 гг. Том 2. – Нальчик. 1985. – С. 186,187.
Кац В.И. Комплекс родосской клейменой керамической тары с Грушевского городища // Бо
спорский феномен: погребальные памятники и святилища. Материалы Международной научной
конференции. Часть 1. – СПб. 2002. – С. 252, 253.
прослеживаются активные контакты местных племен «с населением Кубани,
через которое на Ставропольскую возвышенность, помимо меотской посуды,
поступал и античный импорт»
. Среди импорта здесь
доминируют те же ро
досские амфоры и меотская керамика Прикубанья и Закубанья, ручка кувшина
связывается с «боспорскими производственными центрами», а чернолаковая
посуда представлена всего двумя фрагментами (не позднее IV в. до н.э. и
IV–
III, но скорее III вв. до н.э.)
. В материалах кургана 1 могильника 2 Татарского
городища IV–III вв. до н.э. присутствуют чернолаковая посуда, амфорные руч
ки начала – второй половины III в. до н.э. и медальон-горгонейон
. К IV – на
чалу III
вв. до н.э. относятся и импортные (терракотовые подвески, стеклянная
гемма) из склепа 2 могильника № 1 Татарского городища, где, кстати, также
встречены фрагменты родосских (?) амфор, чернолакового сосуда и меотский
керамический импорт
. Таким образом, все исследователи уверены в суще
ствовании для IV–III вв. до н.э. именно «западного направления связей»
, но
никак не «южного». С чем был связан такой сложный и «кружной» путь древ
них торговцев? Вероятно, все же, с тем, что вплоть до, по крайней мере, II в. до
н.э. путь через перевалы Большого Кавказа для античных купцов был закрыт
и они искали обходные маршруты.
Кон
ечно, древним жителям гор юго-восточной Абхазии, исходя из нашей
современной логики, «выгоднее было не закрывать перевал, а, наоборот, про
пускать греческих купцов через свою территорию на Северный Кавказ и по
лучать пошлину»
. К сожалению, и в древности и сейчас люди не всегда ис
ходят из соображений материальной выгоды, вступая в затяжные конфликты
и начиная кровопролитные войны. Здесь же древние горцы, заняв перевалы,
контролировали не просто перемещения античных купцов, а торговлю солью,
крайне необходимой для жителей Северного Кавказа, металлом, рабами и,
видимо, многими другими товарами. Это обеспечивало им постоянный доход
и большие богатства, лишь малая часть которых дошла до наших дней. Лю
бопытно при этом, что античный керамический импорт появляется на север
ных склонах Большого Кавказа лишь с начала IV в. до н.э., в то время как в
Березин Я.Б., Каминский В.Н., Малашев В.Ю. Татарское городище и формирование памятни
ков типа Татарка-Вербовка. М. 2012. – С. 54-55. См. также – С. 89.
В материалах раскопок 1992-1993 гг.
Там же. – С.14,32,50,53-54. Рис. 84,
Кудрявцев А.А., Галаева В.Н. Склеповый могильник Татарского городища // XX Юбилейные
международные Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа. железноводск, 1998. –
Ставрополь. 1998. – С. 75,76; Кудрявцев А.А., Галаева В.И. К типологии погребальных сооружений
могильника II Татарского городища // III Минаевские чтения. Материалы научной конференции.
– Ставрополь. 1999. – С. 100,101; Березин Я.Б. и др., 2012. – С. 81.
Кудрявцев А.А., Прокопенко Ю.А., Рудницкий Р.Р. Склеп № 2 Татарского могильника //
Древние и средневековые цивилизации и варварский мир. – Ставрополь. 1999. – С. 68, 69, 75, 76,
79; Березин Я.Б. и др., 2012. – С. 82,83.
Там же. С. 54.
Маан О.В. Из истории торгово-экономических связей древней и средневековой Абхазии.
– 2012. – С. 63.
материалах Джантухского могильника присутствует уже ионийская керамика
середины VI в. до н.э.
Отметим все же, что, не пропуская античных торговцев, племена Джантух
ско-Лариларского локального варианта сами поддерживали активные и, ве
роятно, взаимовыгодные связи с населением горных районов современных
Карачаево-Черкесии, Кабардино-Пятигорья, Ставропольской возвышенности.
По крайней мере, количество параллелей в материальной культуре не только
для «кобано-скифского» периода
, но и для сарматской эпохи, периода эл
линизма, достаточно велико. К примеру, в гробнице 3 Вербовского могиль
ника III-II вв. до н.э. мы видим «малохарактерные для памятников Централь
ного Предкавказья сарматского времени» бронзовые височные подвески не
только круглой, но и подтреугольной в плане формы и перстни, абсолютно
однотипные с встреченными в погребальной яме № 7 и в других комплексах
Джантухского могильника
. Наконец, в том же Вербовском склепе и в склепе
2 могильника 1 Татарского городища встречены единичные костяные бусы
хотя и отличающиеся от джантухских, но являющиеся для них одной из не
многочисленных аналогий.
За истекшие годы на Джантухском могильнике нами исследованы как ин
дивидуальные (погребения № 2 и № 3 – IX в. до н.э.), так и, главным образом,
коллективные погребения по вторичному обряду, с кремацией на стороне (по
гребальная яма № 6, нижний уровень – XIII-XI вв. до н.э.; погребальная яма №
6, верхний уровень – конец VIII – рубеж
VIII-VII вв. до н.э.) и на месте (погре
бальные ямы № 3 и № 4 – вторая половина V – первая половина III вв. до н.э.,
погребальная яма № 5 – IV-III вв. до н.э.). Практически на всей исследованной
(на 2006-2010 гг.) площади верхняя часть заполнения погребальных ям была
потревожена при грабительских «раскопках» в недавнем прошлом. Соответ
ственно, данные о погребальном обряде могильника в эпоху античности оста
вались неполными.
В 2011 г. под погребальной ямой № 5 (почти полностью ограбленной) при
зачистке «трещин» непонятного происхождения в слое глины (как считалось,
материковой) был обнаружен своего рода «тайник». Как выяснилось, при соз
дании погребальной ямы № 5 в её придонной части была выкопана (частично –
в материковой глине, частично – в скальном выходе) яма неправильной формы,
глубиной до 75-115 см и размерами с запада на восток – 1,6-3,9 м, с севера
на юг – 2,25-5,1 м. После заполнения ямы инвентарем и совершения вероят
ных обрядовых действий она была замазана сверху слоем материковой глины
мощностью около 5-8 см. Дно и стенки ямы сильно прокалены. В яме практи
Кобахия Б.С., Шамба Г.К., Шамба С.М. Раскопки и разведки в Сухуми. Эшера и Ткварчели //
Археологические открытия 1983 года в Абхазии. – Тбилиси. 1987. – С. 17.
Скаков А.Ю. Некоторые проблемы истории северо-западного Закавказья в эпоху поздней
бронзы – раннего железа // КСИА. Вып. 223. – М. 2008. – С.162-168.
Березин Я.Б. и др. Указ. раб. 2012. – С. 80. Рис. 114,
Березин Я.Б. и др. Указ. раб. 2012. – С. 78. Рис. 116,
; Кудрявцев А.А. и др. Указ. раб. 1999.
– С. 73. Рис. 12,
чески отсутствовало какое-либо заполнение кроме многочисленных бронзовых
и железных вещей, спрессованных практически в одну массу и намеренно из
ломанных при помещении туда. Кроме того, большинство вещей пострадало от
действия огня. Ни одного фрагмента кальцинированной кости, ни одного фраг
мента керамики, ни одной бусины в яме обнаружено не было.
По приблизительным оценкам (большинство предметов пока что находит
ся на реставрации), в яме – «тайнике» обнаружено около 80-100 бронзовых
браслетов различной степени сохранности (Рис.1,
), несколько штук брон
зовых биспиральных подвесок (Рис.1,
), 2 бронзовые бляхи (Рис.1,
),
бронзовые пластины-накладки полуовальной формы с заклепками и гра
вировкой на лицевой стороне, 2 серебряные подвески «брильского типа»
(Рис.1,
), бронзовые колокольчики нескольких типов, ажурное навершие
(Рис.1,
), предметы зооморфной пластики (Рис.1,
: Рис.2,
), более 10 брон
зовых фибул различных типов, не менее 5 бронзовых «футляров» неизвест
ного назначения, не менее 10 железных акинаков (в том числе, с бивалют
ным и антенновидным навершием) (Рис.1,
), фрагменты железных копий,
железные ножи, более 10 железных топоров (преимущественно, топоров-се
кир) (Рис.1,
). Предварительно данный набор предметов может быть датиро
ван IV в. до н.э. В этой связи отметим, что практически непосредственно над
«тайником», на дне погребальной ямы 5, в 2008 г. были обнаружены развалы
коричневоглиняных колхидских амфор, появляющихся не ранее середины –
третьей четверти IV в. до н.э.
Для территории Абхазии акинаки с бивалютным и антенновидным навер
шием ранее считались малохарактерными. Традиционно кинжалы этого типа
датируются VI – первой половиной – серединой V вв. до н.э.
. Уже неоднократ
но отмечалось, что датировка акинаков с антенновидным навершием может
быть и более широкой, в частности, что они были распространены на протя
жении всего V в. до н.э.
А.А. Глухов и П.М. Соколов при публикации савромат
ских комплексов из Волгоградского Заволжья указывают, что мечи с антенно
видным навершием «были распространены в Скифии на протяжении V–IV вв.
до н.э.». В Нижнем Поволжье они, по мнению авторов, «появляются в конце
VI – начале V вв. до н.э. и достаточно активно используются до середины IV
в. до н.э.»
. В другой работе П.М. Соколов для памятников Нижнего Поволжья
появление мечей с антенновидным навершием относит к концу VI в. до н.э., а
их бытование доводит до начала IV в. до н.э.
. В Северо-восточном Причерно
Цецхладзе Г.Р. Производство амфорной тары в Колхиде // Греческие амфоры. Проблемы
развития ремесла и торговли в античном мире. – Саратов. 1992. – С. 92.
Мелюкова А.И. Вооружение скифов. САИ. Вып.Д1-4. – М. 1964. – С. 55.
Янгулов С.Ю. Оружие из погребений V в. до н.э. Елизаветовского могильника в дельте Дона
// РА. 2008, № 1. – С. 70.
Глухов А.А., Соколов П.М. Новые комплексы савроматского времени из Волгоградского
Заволжья // Нижневолжский археологический вестник. Вып.9. – Волгоград. 2008. – С. 131.
Соколов П.М. Клинковое оружие кочевников Нижнего Поволжья скифского времени //
Нижневолжский археологический вестник. Вып.10. – Волгоград. 2009. – С. 127,128.
морье акинаки с антенновидным навершием бытуют до рубежа IV-III вв. до н.э.
В Абхазии такой акинак был найден в погребении 4 могильника Сухумская
гора
, для датировки которого важен обнаруженный здесь же топор-секира.
Именно находка в этом комплексе кинжала данного типа позволила Г. Лордки
панидзе датировать погребение 4 не позднее V в. до н.э.
. Но топоры-секиры
большинством исследователей, в том числе, Ю.Н. Вороновым
датируются IV–III
или IV–II вв. до н.э. Такая датировка вполне подтверждается материалами дру
гого могильника Абхазии – Гуадиху, где топоры-секиры встречены исключитель
но с инвентарем IV–III вв. до н.э. (погребения 1 с чернолаковой котилой второй
половины V – начала IV вв. до н.э., 19 с чернолаковой котилой второй половины
IV в. до н.э., 20 с чернолаковой котилой, гераклейской амфорой и браслетами с
прогнутой спинкой, 51 с чернолаковой котилой и канфаром середины-второй
половины IV в. до н.э., амфориском конца IV – начала III вв. до н.э. и браслетами
с прогнутой спинкой, 52 с чернолаковой котилой IV в. до н.э. и браслетами с
прогнутой спинкой)
. Таким образом, наиболее вероятной датой для погребе
ния 4 могильника Сухумская гора является IV в. до н.э. В результате раскопок
Джантухского могильника, высказанные ранее одним из авторов
, предположе
ния об относительно поздней датировке акинаков с антенновидным наверши
ем в данном регионе оказались подтверждены.
Любопытной находкой является подвеска в виде двух бараньих головок,
обращенных в различные стороны (Рис.1,
. Аналогичный предмет, но явля
ющийся навершием, уже был известен в материалах Джантухского могильни
и послужил для Г.К. и С.М. Шамба основанием отнести часть погребального
инвентаря памятника к началу I тыс. до н.э. Исследователи сблизили его с на
вершиями из азантского и эшерского (второй слой) дольменов. Отметим, впро
чем, что навершие из второго слоя эшерских дольменов типологически иное и
имеет выделенную втулку
. Несколько более близкая аналогия известна также
из эшерских дольменов, но там она найдена не в комплексе
. И, наконец, типо
Малышев А.А., Розанова Л.С., Терехова Н.Н. Воинские захоронения в могильнике скифского
времени из Цемесской долины // Историко-археологический альманах. Вып.5. – Армавир-Москва.
1999. – С. 6. Рис.3,
Каландадзе Ал. Археологические памятники Сухумской горы. – Сухуми. 1953. – С. 78, табл.
Лордкипанидзе Гурам. Колхида в VI–II вв. до н.э. – Тбилиси. 1978. – С. 53.
Воронов Ю.Н. Вооружение древнеабхазских племен в VI–I вв. до н.э. // Скифский мир. –
Киев. 1975. – С. 221, 222.
Трапш М.М. Древний Сухуми. Труды. Том 2. – Сухуми. 1969. – С. 242, 244, 247, 249, 251, 260,
Мимоход Р.А., Скаков А.Ю., Клещенко А.А. Новые данные о поселениях района Сочи в эпоху
раннего железа (по материалам раскопок в Имеретинской низменности) // Проблемы археологии
Кавказа (К 70-летию Ю.Н. Воронова). Сборник материалов Международной научной конференции,
посвященной 70-летию Ю.Н. Воронова (10-11 мая 2011 г., г. Сухум). – Сухум. 2011. – С. 65.
Шамба Г.К., Шамба С.М. Указ. раб. 1990. – С. 39. Рис.23,
.
Куфтин Б.А. К вопросу о ранних стадиях бронзовой культуры на территории Грузии //
КСИИМК. Вып.VIII. – М.-Л. 1940. Рис.3.
Джапаридзе О.М. Дольменная культура в Грузии // Труды ТГУ. Том 77. Тбилиси. 1959. Рис.33;
Воронов Ю.Н. Археологическая карта Абхазии. – Сухуми. 1969. – С. 30.
логически близкое навершие найдено в центральном круге второго кромлеха
в Нижней Эшере
, но и там, как известно, весь материал перемешан. Теперь,
после джантухской находки 2011 г., мы можем относить такие навершия или
подвески без выделенной втулки, все же, не к среднему слою дольменов, а к
эпохе раннего железа.
Неожиданной находкой в «тайнике» погребальной ямы № 5 стали и две
серебряные подвески в виде кольца со столбиком (Рис.1,
), имеющим «пя
тишишечное» завершение (подвески «брильского типа»), датирующиеся по
многочисленным аналогиям (за пределами Абхазии, где ранее такие изделия
не были встречены) серединой V – первой половиной IV вв. до н.э.
. Единичную
аналогию, на ближайшем к Джантуху могильнике Ларилари в Сванетии
, нахо
дит фибула с петлями на дужке, к которым крепились подвески в виде птичек.
Наконец, отметим серию предметов, вообще не имеющих каких-либо аналогов
– ажурное навершие, накладки с гравировками, футляры – «ножны» (аналогич
ный футляр был опубликован Г.К. и С.М. Шамба
). Но особенно важен сам факт
существования такого «тайника» в колхидской погребальной яме.
В 2011-2012 гг. рядом с погребальной ямой 5 была обнаружена каменная
вымостка сложной формы, имевшая, вероятно, ритуальный характер. Часть вы
мостки была образована фрагментами толстостенных пифосов, часть – про
каленными камнями, среди прочих (некоторые из камней были обработаны)
выделялись два камня: один с изображениями креста и свастики с противопо
ложных сторон, другой – с изображением креста. К настоящему времени вы
мостка изучена не полностью, но, скорее всего, она перекрывает погребаль
ную яму. При снятии вымостки под камнями были обнаружены, в том числе,
полая золотая подвеска в виде лежащего барана, богато украшенная зернью
(Рис.2,
), а также бронзовая женская антропоморфная фигурка. Имеющиеся
аналогии позволяют датировать подвеску, являвшуюся, вероятно, частью оже
релья, в рамках V–IV вв. до н.э. Скульптурные изображения лежащих животных
хорошо известны в колхидском ювелирном искусстве (Вани, погребения 6 и 24;
Уляпский курган № 4; Курджипский курган и т.д.), особенно близкой аналогией
являются подвески в виде бараньих головок в ожерелье из погребения 11 в
Вани, датируемого второй половиной V в. до н.э.
. Кроме того, практически оди
наковые золотые подвески в виде бараньих головок известны в погребении 42
Красномаякского могильника (г. Сухум) третьей четверти V – начала IV вв. до н.э.
Шамба Г.К. Эшерские кромлехи. – Сухуми. 1974. – С. 16. Табл. XXV,
Мошинский А.П. Древности Горной Дигории. VII–IV вв. до н.э. Труды ГИМ. Вып.154. – М. 2006.
– С. 44-46.
Чартолани Ш. Лариларский могильник // Вопросы истории Грузии, Кавказа и Ближнего Вос
тока. – Тбилиси. 1968. Табл. III,8.
Шамба Г.К., Шамба С.М. Указ. раб. 1990. – С. 24. Рис. 16,2.
Лордкипанидзе Отар. Ванское городище (Раскопки. История. Проблемы) // Вани. Археоло
гические раскопки 1947-1969. I. Тбилиси. 1972. – С. 48. Илл. 193; Medeas Gold. Neue Funde aus
Georgien. Katalog zur Ausstellung des Georgischen Nationalmuseums, TiШis und der Antikensammlung,
Staatlichen Museen zu Berlin. – TiШis. 2007. – S. 114.
и в погребении 2 в Ачандаре второй четверти – конца V в. до н.э.
. Отметим и
ожерелье с золотыми подвесками в виде бараньих головок из погребения 5 в
Саирхе, датированного второй половиной V в. до н.э.
Очевидно, вымостка имела сложную строительную историю, время её быто
вания можно отнести к VI–IV вв. до н.э., в III–II вв. до н.э. над её центральной
частью была сооружена новая каменная конструкция, а её юго-западный край
во II в. до н.э. был разрушен погребальной ямой № 7 (датируется по находкам
античного керамического импорта и местного подражания золотому статеру
Александра Македонского)
. На поверхности вымостки было обнаружено боль
шое количество железных (один – бронзовый) наконечников копий (Рис.2,
),
колокольчиков (Рис.2,
) и стержней, иногда с окончанием в виде петли (Рис.2,
).
При этом колокольчики, как правило, фиксировались группами. Отметим также
находку наконечника копья, к перу которого, с помощью кольца, были присо
единены два колокольчика. Как представляется, в период бытования вымостки
она использовалась как ритуально-поминальный комплекс, на нём были уста
новлены копья (древками вниз) и, вероятно, деревянные шесты, к которым с
помощью железных стержней крепились колокольчики.
По своим конструктивным особенностям вымостка находит некоторые ана
логии в западнокобанских памятниках VI–V вв. до н.э. (сооружение 1 могильни
ка Султан-гора III
, могильник Уллубаганалы 2
). Это в очередной раз свидетель
ствует о наличии прямых параллелей между культурой племен Джантухско-Ла
риларского локального варианта и западнокобанскими племенами Северного
Кавказа. Подчеркнем при этом, что ни археологические данные о погребальном
обряде могильников Центральной Колхиды, ни сведения античных письменных
источников не донесли до нас информации о таких ритуальных особенностях,
как наличие культово-поминальных площадок и «тайников».
Кроме того, на уровне вымостки был обнаружен керамический сосуд в виде
птицы (Рис.3,
). К сожалению, горловина сосуда не сохранилась, вероятно, она
была выполнена в виде головы или, по крайней мере, заменяла ее. Это, без со
мнения, уникальный сосуд для памятников Колхиды, хотя и находящий некото
рые достаточно отдаленные аналогии в памятниках Центрального и Восточного
Трапш М.М. Древний Сухуми // Труды. Том 2. Сухуми. 1969. Табл. XXXIX,15,18; Скаков А.Ю.
Джопуа А.И. Комплексы второй половины V – IV вв. до н. э. с бронзовыми «эгретками» из Абхазии
// Боспорские исследования. Вып.VII. – Симферополь-Керчь. 2004. – С. 32. Рис. 2,2,5.
Надирадзе Д.Ш. Саирхе – древнейший город Грузии (к истории восточной провинции
Колхиды I тысячелетия до н.э.). – Тбилиси. 1990. – С.32. Табл. II,
Скаков А.Ю., Джопуа А.И. Новая находка золотого подражания статеру Александра
Македонского в Западном Закавказье // Новейшие открытия в археологии Северного Кавказа:
Исследования и интерпретации. XXVII Крупновские чтения. Материалы Международной научной
конференции. – Махачкала. 2012.
Членова Н.Л. Могильник VI в. до н.э. Султан-гора III под Кисловодском // Древности Евразии
в скифо-сарматское время. – М. 1984. – С. 235-236. Рис.1.
Козенкова В.И. Кобанская культура. Западный вариант. Археология СССР. САИ. Вып. В2-5. – М.
1989. – С. 33, 79.
Кавказа. Зооморфные и птероморфные сосуды хорошо известны в памятниках
Закавказья и Ирана (и даже шире – включая Балканы, см. культура Ново село
– Кырна, и другие регионы Средиземноморья) со второй половины II до сере
дины I тыс. до н.э.
. К этой группе принадлежат и сосуды аналогичной формы,
известные в памятниках Центрального Кавказа – Верхней Рутхе
, кумбултском
могильнике Алдар-резен
, Фаскау
, районе Новопавловска
, датированном II в.
до н.э. погребении 51 кургана 1 могильника «Орджоникидзевский» в Чечне
По крайней мере, некоторые из них (к примеру, экземпляр из Фаскау), имеют,
как и наш сосуд, в нижней части не выделенные ножки в виде конечностей
животного, а обычный поддон. Их (за исключением сосуда из могильника «Ор
джоникидзевский») главное отличие от нашего экземпляра – наличие не только
слива через рот животного, но и так или иначе выделенного горла на его спине.
То же самое касается многочисленных сосудов подобной формы из Восточного
Закавказья (Мингечаур).
При этом в том же регионе, в памятниках Кавказской Албании (также Мин
гечаур, находка 1946 г.) известны близкие сосуды-фляги с выделенным хво
стом птицы и орнаментом, но без горла на спине, горловина у них заменяет
головку птицы
. Отметим, что данный сосуд датирован I в. до н.э. – I в. н.э.
Очевидно, в Восточном Закавказье прослеживается определенная линия раз
вития, когда на каком-то этапе существования птероморфных форм керамики
наряду с экземплярами, имеющими горлышко на спине, появляются сосуды
с горлышком, заменяющим голову животного или птицы
. Вероятно, такая же
линия развития могла быть прсиуща керамики Центрального Кавказа, поэтому
связывать наш сосуд с каким-либо прямым влиянием со стороны Кавказской
Албании было бы необоснованно. Любопытно при этом, что орнаментация
нашего сосуда обнаруживает наибольшую близость именно к кумбултскому
сосуду.
Особенное внимание привлекает упомянутая выше монета – местное подра
жание золотому статеру Александра Македонского (Рис.3,
). При этом датиров
ка погребальной ямы № 7 II в. до н.э. благодаря двум фрагментам «мегарской»
Погребова М.Н. Иран и Закавказье в раннем железном веке. – М. 1977. – С. 96-99. Табл.XX.
Уварова П.С. Могильники Северного Кавказа. МАК. Вып.VIII. – М. 1900. – С. 244. Рис. 199, 200.
Там же. – С. 212-213, 229. Рис. 184.
Там же. – С. 283. Табл. XLII,
Березин Я.Б., Маслов В.Е., Хлопов Ю.В. Керамика раннескифского времени из Центрального
Предкавказья // Проблемы современной археологии. Сборник памяти В.А. Башилова. – М. 2008.
– С.140. Рис.1-3.
Бурков С.Б., Прокопенко Ю.А. Подкурганные погребения раннего железного века – эпохи
раннего средневековья с территории предгорной Чечни. – Ставрополь. 2008. – С. 140,141.
Рис.71,
Рзаев Н.И. Художественная керамика Кавказской Албании. IV в. до н.э. – I в. н.э. Баку. 1964.–
С. 45. Рис. 31.
Рзаев Н.И. Искусство Кавказской Албании. IV в. до н.э. – VII в. н.э. – Баку, 1976. – С. 14. Рис.
чаши из находок 2010 (Рис.3,
) и 2012 гг.
и ручке канфара, связываемой с
кругом Пергама (Рис.3,
, не вызывает каких-либо сомнений. Здесь же, кстати,
была найдена капля или выплеск (не исключено, оплавленная бусина) золота.
Монета относится к раннему типу подражаний, обнаруживая по изображению
на лицевой стороне наибольшую близость к подражаниям статерам Лисимаха
На лицевой стороне мы видим сильно стилизованную голову Афины, на оборот
ной – идущую влево схематично изображенную крылатую Нику. Ранним при
знаком обычно считается и достаточно значительный вес монеты – 5,57 г. При
этом до сих пор монеты из ранних (по стилистическим признакам) групп под
ражаний статерам Александра Македонского не были обнаружены в составе
комплексов, поэтому их датировка оставалась затруднительной. Учитывая нашу
находку, можно предполагать, что именно восточная Абхазия и прилегающая к
ней территория современной Сванетии были регионом возникновения мест
ной колхидской чеканки подражаний статерам «александровского типа». При
этом именно Сванетия известна как один из регионов древней золотодобычи
на Кавказе. Известна, в частности, находка, выше с. Бечо в Сванетии в 1912 г.,
до 200 золотых «монет с надписью Александр», «слитка золота и древних ору
дий, употребляющихся очевидно для сплавки и чеканки монет»
Из других находок в погребальной яме №7 обратим внимание на фрагмен
тированный миниатюрный керамический сосуд с богатым декором (в том числе
с налепным изображением змеи на ручке), имеющий, вероятно, культовое зна
чение (Рис.3,4).
Наиболее приемлемой датой для погребальной ямы № 7, исходя из полу
ченных на сегодня материалов, является II в. до н.э. Здесь важен сам по себе
факт доживания данного погребального обряда и связанной с ним материаль
ной культуры до эпохи эллинизма. Традиционно, в имеющихся хронологиче
ских схемах, позднейшие коллективные погребальные ямы колхидских мо
гильников датируются началом
или первой половиной VI в. до н.э.
. Имелась
Гжегжулка Сабина.
«Мегарские» чаши из собрания Керченского историко-культурного
заповедника. Часть первая. Warsaw. 2010. Кат. № 2, 321, 325, 327, 328, 329 и др.
Ксенофонтова И.В. Привозная керамика позднеэллинистического времени из раскопок
Эшерского городища (2003-2005 гг.) // Первая Абхазская Международная археологическая кон
ференция. Посвящена памяти Ю.Н. Воронова. Древние культуры Кавказского Причерноморья, их
взаимодействие с культурами соседних регионов. Сохранение культурного наследия. Материалы
конференции. – Сухум. 2006. – С. 221. Табл. 1,2-4.
Скаков А.Ю. Находки подражаний статерам Александра Македонского и Лисимаха в
Западном Закавказье. // Историко-археологический альманах. Вып. 11. Армавир-Краснодар-М.
Зограф А.Н. Античные золотые монеты Кавказа // Известия ГАИМК. Вып.110. Археологические
работы на новостройках в 1932-1933 гг. II. – М.-Л. 1935. – С. 189. № 29; Анохин В.А.
Ранние
кавказские подражания статерам Александра // Анохин В.А. Материалы, исследования и заметки
по археологии и нумизматике. – Киев.
2010. – С. 179, 180.
Папуашвили Р. К вопросу об абсолютной хронологии могильников Колхиды эпохи поздней
бронзы – раннего железа // Вопросы древней и средневековой археологии Кавказа. – Грозный
– Москва. 2011.– С. 86.
Скаков А.Ю., Эрлих В.Р. Ещё раз о хронологии «киммерийских» и раннескифских древностей
// Древности Евразии: от ранней бронзы до раннего средневековья. Памяти Валерия Сергеевича
Ольховского. – М. 2005. – С. 222. Табл. 4.
информация о наличии в могильнике Эргета I четырех ям – «костехранилищ»
«верхнего яруса» с небогатым инвентарем VI–V вв. до н.э.
, импортной антич
ной керамики VI–V вв. до н.э. на культовой площадке могильника Эргета II
античной чернолаковой керамики в предполагаемом погребении № 2 Джан
тухского могильника
. Концом VI – началом V вв. до н.э. датировалась погре
бальная яма могильника в с. Мерхеули
, раннеантичной и эллинистической
эпохами – нерасчлененный материал погребальной ямы могильника Шубара
. Наконец, концом IV – началом III вв. до н.э. датировалась по чернолаковой
античной керамике погребальная яма № 1 могильника Ларилари (при том,
что на соседней странице та же погребальная яма датировалась VI–III вв. до
н.э.), погребальная яма № 2 того же могильника была отнесена авторами рас
копок к эпохе раннего эллинизма
. К сожалению, характер публикации этого
интереснейшего памятника не позволял убедиться в оправданности таких да
тировок.
Таким образом, до раскопок могильника Джантух существование своео
бразной материальной культуры, прослеженной по материалам коллективных
погребений, не только в эпоху ранней античности, но и в эпоху эллинизма,
можно было предполагать, но четкой уверенности в этом не было. Теперь мы
отчетливо фиксируем доживание этой культуры, сохранившей не только по
гребальный обряд но и свой кобано-колхидский облик, по крайней мере до
II в. до н.э.
Итак, работы 2010-2012 гг. позволили нам получить уникальный матери
ал, не просто помогающий по-новому взглянуть на культуру населения вос
точной Абхазии эпохи раннего железа, но и ставящий Джантухский могиль
ник в один ряд с узловыми и эталонными погребальными памятниками этого
времени на Кавказе. Теперь мы считаем необходимым, продолжая раскопки
этого уникального памятника, перейти к полной публикации обнаруженных
комплексов и приступить к подготовке соответствующего монографического
исследования.
Микеладзе Т.К. Основные результаты полевых исследований Колхидской археологической
экспедиции // ПАИ в 1980 году. – Тбилиси. 1982. – С. 31.
Там же. – С. 33.
Шамба Г.К., Шамба С.М. Указ. раб. 1990. Рис. 5.
Барамидзе М.В. Мерхеульский могильник. – Тбилиси. 1977. – С. 80.
Шамба Г.К., Квициния В.К., Шенкао Н.К. Археологические раскопки в бассейне р. Гумиста
(Шубара-2) // Известия АбИЯЛИ. Т. XV. – Тбилиси. 1989. – С. 137.
Чартолани Ш.Г., Табуева Е.Г., Размадзе Н.П., Шеразадишвили Б.И. Результаты полевых
исследований Сванетии за 1980-1981 гг. // ПАИ в 1981 г. – Тбилиси. 1984. – С. 43,44.
писок иллюстраций:
Рис.1. Предметы из «тайника» при погребальной яме № 5.
Рис.2. Предметы с ритуально-поминальной площадки (1-6,8) и из «тайника» при по
Рис.3. Предметы из погребальной ямы № 7 (1-4) и с ритуально-поминальной пло
щадки (5).
Р. М. Барцыц
АКВЕДУК
ДРЕВ
ЯЯ СИСТЕМ
ВОДОС
ИЯ ПИЦУ
(новые материалы)
Наиболее известным и обросшим разными легендами, из расположенных на
мысе Пицунда памятников, является акведук, – система водоснабжения древ
него города Питиунт. Акведук (aqueductus – aqua вода + ductus проведение, –
водопровод, канал, труба), действовавший вплоть до конца XIX века.
Целью данной работы является исследование системы водоснабжения от
конечного пункта – башни, расположенной внутри храмового комплекса, в на
правлении к его источнику – цистерне, изучения гидротехнических особен
ностей, роли водопровода во взаимоотношениях местных племен с его стро
ителями и попытка установления датировки памятника на основе сообщений
древних авторов и наших новых результатов, полученных в ходе изучения
Первое упоминание о древнем городе Питиунте связано с именем геогра
фа II–I в. до н. э. уроженца ионийского города Малой Азии Эфеса, Артемидо
ра, который называет город, где расположен исследуемый памятник, «Великим
Питиунтом». Другой автор, Страбон, живший в середине I в. до н.э, говоря о
Питиунте, пишет – «весьма богатый город Питиунт».
Для представления уровня развития городской жизни древнего города Пи
тиунта интересно сообщение Плиния Секунда, автора I в.н.э.: «От Диоскуриады
следующий город Гераклей, от Себастополя он отстоит на 70.000 шагов. Здесь
живут ахейцы, марды, керкеты, за ними – серы и кефалотомы. Внутри этого
пространства богатейший город Питиунт разграблен гениохами» (по кн. В. П.
т.3.с.25). Автор II в. н. э. Флавий Арриан также пишет о городе Питиунте, отстоя
щим от Диоскуриады на расстоянии в 350 стадиев. (по кн. В.П. т.3.с.26). Думаю,
что, говоря о Питиунте, и называя его великим и богатейшим, древние авторы
сознательно не касались его обустройства, коммуникаций и другого, без чего не
обходится ни один город. У всех авторов того периода задача была иная – опи
сание географического расположения населенных пунктов, расстояния между
ними и степень укрепленности, что соответствовало внешней политике, когда
набеги и захват чужих городов являлись естественным явлением для той эпохи.
Таких авторов, упоминающих в своих описаниях местности, древний город
Питиунт много. Однако нам интересны эти наиболее ранние упоминания о нём,
как о большом и благоустроенном городе, где должны быть все необходимые
коммуникации, и учитывая заболоченность местности, водопровод с хорошей
водой, в первую очередь.
Первые упоминания о древнем водопроводе-акведуке мы находим в рабо
те профессора А.С.Башкирова «Археологические изыскания в Абхазии летом
1925 года»
. Во втором ее разделе, посвященном древностям Пицундского
мыса, автор подробно остановился на интересующем нас памятнике: «Внутри
стены бывшего скита, вправо от главного входа, сохранилась часть огромного
памятника древнего инженерного искусства, являвшегося полезнейшим соору
жением Пицунды. Этот ротондообразная водоприемная и водораспределитель
ная башня Пицундского акведука, ныне приспособленная. Далее А.С. Башкиров
позднее пишет, что «местные жители с грустью смотрят на остатки прежнего
водоснабжения, мечтая о восстановлении его. Отсутствие здоровой воды при
наличии ужасной пицундской малярии, вот что заставляет окрестных жителей
задумываться о восстановлении древнего акведука»
Профессор считает, что «Пицундский акведук весьма любопытное соору
жение, требует в свою очередь, внимания не только археолога – исследова
теля, но и специалиста этого дела»
. К сожалению, до сегодняшнего дня никто
так и не прислушался к его авторитетному совету: За исключением поверх
ностного описания и пересказа нескольких легенд по поводу того, откуда бе
рет начало, система водоснабжения ничего сделано не было. Такое отношение
к уникальному древнему гидротехническому сооружению привело к тому, что
памятник за последнее столетие подвергается варварскому уничтожению с
элементами осквернения. Этот порочный процесс, к сожалению, продолжает
ся и сегодня.
Отвечая на вопрос, зачем и кому было нужно сооружение такого внушитель
ного и весьма затратного гидротехнического комплекса, постараемся смодели
ровать ту историческую ситуацию, которая относится к эпохе, когда на терри
тории современной Пицунды на протяжении трех столетий находился римский
военный гарнизон. Соответственно к количеству военных добавлялись и люди,
занимавшиеся обеспечением быта легионеров (возможно, члены семьи воен
ных начальников, их прислуга, повара и т д). В ту эпоху побережье мыса, воз
можно, было заболоченно, и трудно было найти хорошую питьевую воду. Для
обеспечения крепости качественной водой и было решено разведать окрест
ности мыса Пицунда, где и был найден источник с чистой водой. Решение про
вести воду к крепости, отстоящей в трех километрах от источника, было вос
принято местным населением положительно, ведь и они страдали от нехватки
свежей воды. И мы предполагаем, что местное население принимало активное
участие в строительстве водопровода. Данная гипотеза подтверждается, на наш
взгляд, тем, что на всем протяжении водопровода было сооружено множество
башен. Мы же на сегодняшний день обнаружили три башни. Одна башня раз
рушена в ходе строительных работ, вторая расположена внутри стены храмово
го комплекса в центре современного города Пицунда. Третья расположена на
окраине села Лдзаа и на сегодня является объектом наших исследований.
Башкиров А. Известия АбНО, вып. 4. 1926 г. – С.36.
Там же.
Там же.
Еще одним немаловажным подтверждением такой мысли является функци
онирование водопроводной линии вплоть до XIX века без разрушений. Веро
ятно что и местное население пользовалась этой водой. Возможно еще, что на
него была возложена обязанность охранять и содержать в рабочем состоянии
всю линию. О том, что строители такого масштабного сооружения находились
в хороших отношениях с местными жителями говорить, и то, что водопровод
проходил по поверхности земли. То есть, строители не пытались защитить во
допровод, спрятав его под землю.
Это подтверждают и сообщения древних авторов, освещавших военно-по
литическую ситуацию в Питиунте того времени: «В условиях систематических
опустошительных набегов «варварских племен» сам Питиунт был заинтересо
ван в присутствии римского гарнизона и существовании хорошо укрепленной
римской крепости. Интересы торговцев и ремесленников требовали, очевидно,
укрепления римского гарнизона, особенно после нашествия гениохов» (Пли
ний). Следовательно, в «Великом Питиунте» интересы римской когорты и го
рода не всегда противостояли друг другу… Безусловно, реальная обстановка в
городе была гораздо сложнее. Нападавшие (готы, бараны, скифы) не пользова
лись поддержкой местного населения. В этом не трудно убедиться, если принять
во внимание следующее сообщение Зосимы: «Когда скифы стали опустошать
все, что было на их пути, жители побережья Понта удалились в глубь страны и
в лучшие укрепления, а варвары прежде всего напали на Питиунт, окруженный
огромной стеной и имевший весьма удобную гавань».
Таким образом, нападавшие выступали в роли грабителей, и население Пон
тийского побережья предпочитало удаляться «в глубь страны в лучшие укре
пления», нежели входить в контакт с напавшими варварами»
Полномасштабные археологические исследования памятников, располо
женных в Пицунде, начались еще в 1952 году, и продолжались вплоть до 90-х
годов прошлого столетия. Однако археологов (в основном грузин) интересо
вало древнее городище и другие фундаментальные сооружения мыса (храмы,
крепости, могильники и др.), которые могли дать богатый фактический матери
ал. Такие памятники, как акведук их, похоже, не интересовали, хотя бывало их
и вспоминали. Так, когда понадобились образцы водопровода, были выломаны
несколько керамических труб для экспонирования в музее. Также по имеющей
ся информации несколько труб было вывезено в Тбилиси для исторического
музея. К сожалению, эта практика часто применялась грузинскими археолога
ми по отношению к предметам старины, выявленных на территории Абхазии.
Список составляет более пятидесяти наименований особо ценных памятников
истории Абхазии (пицундская икона Божьей матери, золотой выносной крест,
бедийская золотая чаша, пицундская мозаика и т д.).
План исследования древней водопроводной системы возник давно, еще в
1991 году, параллельно с исследованием христианского храма в селе Лдзаа,
Великий Питиунт. – Тб. 1978, т.3 – С. 13.
однако грузино-абхазская война 1992-93 годов и послевоенная блокада не
позволяли провести полномасштабные исследования водопровода, требовав
шие значительных капиталовложений. Также эту интересную и нужную работу
отодвинула на второй план возникшая угроза уничтожения храма в с. Лдзаа. В
результате действий частных предпринимателей, положивших глаз на лакомый
кусок, на котором стоит древний храм и его прилегающая территория (могиль
ник и охранная зона), памятник мог быть уничтожен. Техникой выломана север
ная стена храма, разрушено более двадцати захоронений, и все внимание было
переключено на этот памятник.
Во время прокладки современной водопроводной линии в октябре 2009
года, землеройной техникой был выломан и фактически уничтожен участок
древнего водопровода, протяженностью около десяти метров, в районе рас
положения колодца для перекрытия воды, идущей в город. При проведении
охранных работ, нами было выявлено, что еще в 70-х годах прошлого столетия,
там же была частично повреждена древняя система водоснабжения (2.70м.), на
которую тогда никто не обратил никакого внимания. Выломанные куски водо
провода были уничтожены техникой. Этому свидетельствуют незначительные
фрагменты акведука, найденные во время наших работ осенью 2009 года. Дли
на керамической трубы 2 м., диаметр – 15 – 20 см.
После проведения соответствующих охранных работ, в результате которых
сохранены и вывезены в Пицундский археологический музей выломанные
фрагменты древних труб, работы на данном участке были прекращены.
Местные власти письменно в очередной раз предупреждены о том, чтобы,
при проведении земляных работ в городе и на прилегающей его территории,
соответствующие органы охраны исторического наследия были проинформи
рованы о том, чтобы в дальнейшем исключить повреждение или уничтожение
историко-культурных памятников, имеющих большое значение для изучения
истории страны.
Однако не прошло и месяца, как поступило сообщение о том, что на еще
одном участке прокладки современного трубопровода была повреждена
древняя система – акведук. Приехав срочно на место, обнаружили, что прямо
по центру асфальтной дороги прорыта траншея, вскрыта чугунная труба, про
ложенная в 70-х годах, а рядом в метре от нее древний водопровод. На дан
ном участке древний водопровод представлял собой каменный желоб (фото,
размер: длина вылома – 9 м., внешн. высота-40 см., внутр выс. – 32 см., ши
рина – 22 см. глуб. Залегания – 15 см., прослойка внутрен. Обмазки – 2,5 см.,
глины – 0,1 см.), промазанный и обожженный внутри глиной, так же сверху
закрытый каменными плитами. Древний водопровод в результате прокопа
вдоль обрушился с северной стороны, развалившись пополам по всей длине
вскрытия. Обрушившиеся фрагменты водопровода землеройной техникой
были выброшены на насыпь. Здесь надо отметить, что ранее выявленные
участки водопровода представляли собой керамические трубы, соединенные
особым способом.
Во время разведывательных работ, в пятистах метрах от данного места, на
территории заброшенного участка, был обнаружен небольшой искусственный
холм. Он был сложен из песчаника, скрепленного известковым раствором за
кругленной конической формы. С северо-западной части сооружения имеется
квадратное отверстие, которое служило приспособлением для вычерпывания
воды местными жителями. Вот, что пишет проф. Башкиров по этому поводу:
«Интересны детали на земле крестьянина Пузаченко, где акведук поднимается
над поверхностью до 2,34м, здесь же уцелела квадратная водосадочная башня,
высотой до двух метров и шириной 1,62 с квадратным боковым отверстием,
через которое и можно было черпать воду, и даже отвести ее для орошения в
. Очевидно, что Башкиров описывает другую башню, так как участок кре
стьянина Пузаченко находится дальше к северо-востоку от исследуемой нами
башни, форма ее квадратная, да и высота другая. Исходя из этого можно пред
положить, что таких сооружений на протяжении всей линии водопровода было
несколько, для нормального функционирования системы и удобства жителей,
пользовавшихся водой на всем его протяжении.
В десяти метрах севернее описанной нами башни, прямо на современной
поверхности прослеживается водопроводная линия. И на месте выявлены два
квадратных отверстия. Одно, расположенное ближе к башне (25 м.), и второе
– отстоит еще на пять метров дальше. Проф. Башкиров объясняет предназначе
ние этих отверстий тем, что они служили «для очистки канала, и для того, чтобы
в случае чрезмерного обилия воды, последняя не разрывая канала, имела вы
ход наружу»
По пути прохождения древнего водопровода, от описываемого нами ме
ста к конечному пункту – башне акведук, система водоснабжения разрушена в
нескольких местах. Это участки, где прокладывалась асфальтная дорога и со
оружено тепличное хозяйство. К сожалению, строительство курорта Пицунда
велось без учета того, что это уникальное место, где кипела жизнь с древней
ших времен, и следы древних цивилизаций здесь хорошо прослеживаются на
каждом шагу.
Сама башня Акведук сохранилась хорошо и являлась со слов А.С. Башкирова
частью «огромного памятника древнего инженерного искусства, являвшегося
полезнейшим сооружением Пицунды. Это ротондообразная водоприемная
и водораспределительная башня пицундского акведука…»
. Если исходить из
того, что башня Акведук выполняла функции водоприема и водораспределения
(выделено нами), то разумно предположить, что на этой башне линия водопро
вода не заканчивалась. Это предположение частично подтверждается устными
сообщениями местных старожилов, которые видели некие глиняные трубы, во
время строительства городского поселка, расположенного ближе к древнему
городищу.
Башкиров А. А. Известия АбНО. Вып. 4. 1926.– С. 36.
Там же.
Там же. – С. 34-36.
Во время раскопок древнего городища также обнаружены искусственные
водоотводы и канализационные сооружения, что говорит о том, что искомая
система водоснабжения – акведук, возможно, была сооружена еще ко времени
появления на территории мыса Пицунда византийского поселения. Что касает
ся самого источника, от которого ведет свое начало система, пока одни вопросы
и легенды. По некоторым сообщениям акведук берет свое начало из Голубо
го озера, что расположено в десятках км. от Пицунды по дороге на Рицу. По
другой – цистерну, от которого начинается акведук, видели в урочище Ахэацэа
рзыхь, у подножья горы Амжара (1800 м. н.у.м.), (ориентир – г. Арбха.)
Нам же кажется, что наиболее вероятной версией является сообщение А. А.
Ростовцева, в котором говорится, что, «начало его показано у речки Смераха
(по карте военного ведомства 1846 года – авт.),», «при впадении речки Семарха
в теперешнее пицундское болото»
. Обращая внимание читателей на разноч
тения названия речки отмечу, что в данной ситуации речь идет о небольшой
речке Смырха, которая сохранилась и по сей день на территории села Лдзаа.
Эту версию поддерживают и старожилы села Лдзаа, с которыми я говорил в
90-х годах прошлого столетия (в частности, Гочуа Ф., 78 лет). Эта версия кажет
ся разумной еще и потому, что с севера село Лдзаа покрыта холмами с бурной
растительностью, где и сегодня много лощин с чистой водой.
Для решения вышепоставленных задач отдел археологии Института гумани
тарных исследований им. Д.Гулиа наметил провести археологические исследо
вания в ноябре 2012 года.
В экспедицию входили: – кандидаты исторических наук Р.М. Барцыц (на
чальник), И.И. Цвинария (зам. начальника), А.И. Бройдо (художник), А.Г. Шамба
(лаборант), а также практикант – студ. lV курса ист. фак-та АГУ С.В.Тания и ра
бочие – Д.К. Зантария, Д.Д. Зантария, А.Д. Зантария, Р.Г. Джугелия, Э.Р. Джугелия.
Археологические исследования проводились на частном владении в селе
Лдзаа.
Основным объектом исследований явилась обнаруженная два года назад во
донаборная башня, расположенная на частном участке в селе Лдзаа (см. карту).
На момент начала исследования башня была сильно заросшей кустарниками и
колючкой. Высота сооружения от поверхности земли 160 см. Имеет округлую
форму и завершается куполом. Башня сложена из песчаника на известковом
растворе. Перед экспедицией стояла задача расчистить и исследовать башню
снаружи и произвести раскопки внутри нее. А также исследовать саму водопро
водную линию с целью ее прослеживания на всем протяжении до устья, откуда
берет свое начало сама система водоснабжения, до конечного пункта. По ре
Информатор Абыджба Хьырбей, 63 года.
Башкиров А. А. Известия АбНО. Вып. IV. 1926. – С. 36-37.
зультатам визуального исследования внутрь было установлено, что башня была
заполнена иловыми наносами с большим содержанием песка и мусора.
Внешняя окружность башни на уровне 0 достигает 11,4 метра. Внутренняя –
6,3 метра. Внутренний диаметр башни составляет 2 метра.
Ближе к северо-западу башня имеет отверстие квадратной формы. Это от
верстие играло роль приспособления, которое давало возможность набирать
воду для местного населения. С юго-восточной стороны башни так же просле
живается еще одно отверстие, расположенное на высоте одного метра. По всей
видимости, оно было сделано для проветривания башни изнутри. Для задержа
ния воды, башня изнутри была выложена известняком, причем нижняя часть,
где непосредственно накапливалась вода, и стены и пол были тщательно обма
заны раствором и отполированы. Выше же камни были выложены таким обра
зом, чтобы придать сооружению форму купола, и так же скреплены раствором
из известняка.
После зачистки снаружи стала видна конструкция башни – она состоит из
трех ярусов: первый ярус заканчивается на уровне северо-западного проёма,
сложен из песчаника на растворе, второй – промежуточный, идущий на суже
ние, и третий – завершающий купол. Оба последних яруса сложены из морско
го плоского камня, на известняковом растворе.
Раскоп, заложенный с южной стороны, доведен до фундамента. Грунт состо
ит из темной глины с примесью песка и редкими включениями ракушек. Ближе
к фундаменту глины меньше, песок светлее и без ракушек.
С юго-западной стороны башни обнаружился выступ, оказавшийся замуро
ванным отверстием, куда должна была пристыковаться труба, идущая дальше к
древнему городу. Он состоит из плит обожженной глины и кусков сланца, так же
на известковом растворе. Размеры: ширина – 60 см., высота – 40 см. От башни
выступ имеет площадку в 44 см. Но в процессе корректировки направления
водопровода оно было изменено и перенесено на 40 градусов к западу.
После завершения раскопок башни снаружи, общая высота сооружения до
стигла 3,2 метров.
В ходе раскопок было вскрыто более 150 м. водопроводной линии и зафик
сировано до двухсот метров водопровода, лежащего на поверхности. Благода
ря местным жителям было обнаружено месторасположение еще одной башни
на территории частного владения. Но к сожалению, в 80-х годах она была вар
варски уничтожена – бульдозером снесена и свалена в ближайшую яму. Вскры
тые части водопровода по технике изготовления отличаются от хранящихся в
пицундском археологическом музее изготовлений в виде керамических труб,
соединенных особым способом. Эти же трубы изготовлены из сланцевых плит
и имеют форму квадрата. В процессе раскопок внутри башни были выявлены
скелеты шести тел, кости которых разбросаны хаотично и нет возможности про
следить их характер расположения. Учитывая то, что водопровод функциони
ровал вплоть до середины ХIХ века, соответственно эти захоронения могли
появиться лишь позднее.
Для обнаружения водопровода был заложен раскоп в сторону, откуда берет
свое начало сама система водоснабжения, на северо-запад. На глубине 10-12
см. натыкаемся на водопровод. На заданном направлении за время работы экс
педиции 2012 года было вскрыто и исследовано более ста метров. Водопровод
на данном участке представляет собой квадратный желоб из сланца, изнутри
обмазанный глиной с хорошим обжигом, снаружи система обложена морским
булыжником разных размеров, скрепленных известковым раствором округлой
формы. Тщательность выполнения внешней оболочки дает основания пред
положить, что водопровод изначально пролегал на поверхности, что получило
свое подтверждение позже, когда были выявлены другие части водопровода,
отстоящие ближе к источнику. К юго-западу от башни также нами был вскрыт
и исследован водопровод протяженностью в 50 метров. Здесь мы наблюдаем
изменения направления водопровода в сторону древнего города. Отклонение
от курса составляет 40 градусов от прямого направления. На сегодняшний день
этот вскрытый участок в отдалении 10-ти метров так же проломлен, вероятно в
ходе хозяйственных работ, длиной 2,2 метра. Нужно подчеркнуть, что в данном
направлении водопровод, хоть и сохраняет и технику изготовления и форму,
но заметно сужается. Это может объясняться тем, что строители, желая достичь
увеличения напора воды, сознательно сузили водопровод. Далее он упирается
в бетонный забор жилого участка, где стоит дом, при строительстве которого по
всей видимости и был уничтожен большой фрагмент памятника. К сожалению,
такое отношение к исследуемому объекту нередкость.
В 25,5 метрах от исследуемой башни на водопровод «посажен» люк. Он
представляет собой округлое сооружение с квадратным отверстием с пазами
под крышку. Еще два года назад, во время обнаружения памятника, крышка
люка находилась на месте. Она представляла собой квадратную керамическую
плиту толщиной в три сантиметра продолговатой формы. Этой крышкой за
крывалось отверстие, служившие по нашему предположению приспособлением
для сброса лишней воды, которая образовывалась во время подъема уровня
воды в цистерне при ливневых дождях или таяния снегов, когда объем воды в
речке Смырха увеличивается. Под напором воды крышка люка откидывалась, и
лишняя вода выходила наружу, тем самым защищая трубопровод от возможных
повреждений из-за сильной воды. Таким образом, мы получили подтверждение
сообщения проф. А. Башкирова. Высота люка 13 см. Ширина окружности с юга
на север – 90 см. Окружность у основания – 2,8 м., на завершении – 2 м. Внутри
люка отверстие имеет квадратную форму шириной 20 см., длину – 24 см.
К северо-востоку от башни, на расстоянии 15,6 м. водопровод проломлен в
длину 1,4 м. Это позволило нам установить размеры трубы на данном участке –
глубина – 38 см, ширина – 30 см., толщина – 7-8 см., толщина глиняной обмазки
– до 3-х мм.
Плотно закупоренная изнутри обожженной глиной конструкция уклады
валась на известковый раствор, и сверху обкладывалсь каменным панцирем.
Имеется так же предположение, что каменный (сланец) желоб собирался на
месте по фрагментам. Получалась довольно-таки внушительная и устойчивая
конструкция высотой более одного метра, нижняя подушка шириной 1,4 м., ко
торая бесперебойно обеспечивала чистой водой древний город и местное на
селение.
Находок немного – ручка от глиняного сосуда, обломок железного ножа и
фрагменты керамического кирпича.
Что касается возраста памятника, вопрос сложнее, так как никаких специ
альных анализов произведено не было. Дата Х век появилась в результате того,
что уже в ХIХ веке, когда были первые попытки определить возраст памятника,
акведук находился внутри комплекса, который исследователи в большинстве
своем датируют Х веком. С этим нельзя согласиться по следующим причинам: 1.
На территории храмового комплекса, где сегодня расположена башня-акведук,
во второй половине ХХ века выявлены памятники, датируемые более ранним
периодом – IV–VI вв.; 2. Следы керамических коммуникаций выявлены на тер
ритории древнего городища, датируемого II–VI вв.. 3. В брошюре «Памятники
культуры Абхазской АССР» – «акведук и водоразборная башня» датируются
позднеантичным периодом
.
Думается, что точную дату сооружения водопроводной системы древнего
Питиунта можно дать лишь в результате использования современных методов
датировки и серьезных археологических исследований. Наши дальнейшие ис
следования будут направлены на решение этих задач. Но главным остается со
хранение самого уникального памятника грядущим поколениям.
Памятники культуры Абхазской АССР. Абгосиздат. 1981. – С.6.
Ю. А. Авидзба
ЕЛИКОЙ АБХ
ЗСКОЙ
СУРСКОЙ
СТЕ
Е.
СТОРИКО
КУЛЬТУР
ОЕ ИЗУЧЕ
На протяжении своей многовековой истории абхазский народ неоднократно
подвергался опасности нападения со стороны иноземных захватчиков. Чтобы
сохранить свою независимость и спасти свою Родину, абхазы ещё в глубокой
древности должны были научиться строить оборонительные сооружения.
К сожалению, имеющиеся в наличии археологические памятники интересу
ющего нас времени, на территории Абхазии изучены еще недостаточно.
До наших дней дошли в полуразрушенном виде оборонительные сооруже
ния, имеющие значение не только местного, но и общекавказского масштаба.
К ним относятся Великая Абхазская (Келасурская) стена, Хашупсинская, Анако
пийская (Н. Афон), Цебельдинская, Гагрская крепости. Эти оборонительные соо
ружения тесно связаны с историей древней и средневековой Абхазии и наряду
с письменными источниками являются для нас первостепенными.
В истории изучения средневековых памятников Абхазии прослеживается
ряд этапов.
Первый (XVII – 80-e г. XIX в.) характеризуется постепенным ростом интереса
к средневековым памятникам Абхазии, сбором информации о них и регистра
цией этих памятников при чисто визуальном описании.
Второй (80 – e г. XIX в. – 1921 г. ХХ в.) приводит к некоторому оживлению
археологического изучения Абхазии, накоплению археологического материала,
вызванному как работами подготовительного комитета к V археологическому
съезду, и дальнейшими научными изысканиями ученых после самого съезда.
Скромный, но полезный труд путешественников, миссионеров привлек вни
мание ученых, заинтересовал их и дал стимул к дальнейшим исследованиям;
Третий (1921–30-е гг.), начавшийся после установления Советской власти
в Абхазии, тесно связан с работой Абхазского научного общества. Наблюдает
ся значительное повышение интереса к средневековым памятникам Абхазии,
дальнейшее накопление археологического материала.
Четвертый (начиная с 30-х гг. ХХ в. по настоящее время) неразрывно связан с
деятельностью Абхазского научно – исследовательского института истории, языка
и литературы им. Д.И.Гулиа (ныне Институт гуманитарных исследований АНА) и
характеризируется планомерной, целенаправленной работой в археологическом
изучении Абхазии, появлением своих местных национальных кадров
Бгажба О.Х. История изучения средневековых памятников Абхазии. Материалы по археоло
гии Кавказа. – Сухуми. 1967. – С. 118–121
Наследие материальной культуры народа данной территории привлекало к
себе внимание многих иностранцев, приезжавших в Абхазию в разное время в
качестве путешественников, торговцев, миссионеров, послов и т.д. Они знако
мились с краем, с его культурным, политическим и экономическим состоянием,
что нашло отражение в их путевых заметках, отчетах, описаниях и зарисовках.
Следует иметь в виду, что все эти свидетельства порой носят крайне неоднород
ный и случайный характер, в них часто встречаются поверхностные наблюде
ния и противоречивые суждения. Но вместе с тем их работы содержат богатый
и разнообразный фактический материал, имеющий большое значение для все
стороннего изучения истории края.
Абхазская (Келасурская) стена, имевшая в длину около 100 км., является по
своим размерам самым значительным сооружением такого рода. Этому выда
ющемуся памятнику старины уделили внимание многие исследователи и люби
тели древности. Десятилетиями не ослабевает интерес ученых разных стран к
Абхазской (Келасурской) стене. Однако и сегодня никто не может ответить на
вопрос: кому и зачем понадобилось строить это гигантское сооружение? Когда
была воздвигнута стена и сколько времени строилась?
В существующей обширной научной литературе о Келасурской стене памят
ник датируется по-разному.
Одни приписывают строительство стены эллинам и римлянам, другие – ви
зантийцам, третьи – абхазам…
Ссылаясь на Плиния и Птолемея, некоторые историки утверждают, что от
дельные части стены воздвигнуты ещё до н.э. Известный кавказовед, англича
нин Грэн считал, что стена построена в V в. н.э. и тянется через весь Кавказ. На
Кавказском хребте множество крепостей, и, по мнению англичанина, они тесно
связаны. Противники этой гипотезы, хотя и считают её заманчивой, доказывают,
что в те времена в Закавказье не было единого правления, которое было бы по
плечу осуществить столь грандиозное сооружение
Первые исследователи Келасурской стены – Дюбуа, Мурье, В.И. Чернявский
считали, что эта та самая стена, о которой упоминают Гекатей Милетский, географ
и историк VI в. до н.э., а вслед за ним позднее – Птолемей и Стефан Византийский.
По свидетельству этих древних авторов Келасурскую стену выстроили грече
ские колонисты для защиты своих колоний в Колхиде – Диоскурии, Гюэносе, и
Гераклеи Понтийской от набегов горцев – кораксиенов, почему и называют её
Кораксионской стеной
Это интересное предположение позже будет опровергнуто, хотя и не окон
чательно, одним из археологов и исследователей Кавказа М.Иващенко.
Швейцарский ученый (французского происхождения), путешественник Дю
буа де Монпере, совершивший экспедицию на Кавказ в 30-х гг. XIX в., высказал
мнение о том, что эта стена была построена греками. «Воинственный дух племен,
Гольдман Ю. Тайна Абхазской стены. Вечерний Тбилиси. 1969 г., 26 апреля.
Гольдман Ю. Тайна Абхазской стены. Вечерний Тбилиси. 1969 г., 26 апреля.
Гольдман Ю. Тайна Абхазской стены. Вечерний Тбилиси. 1969 г., 26 апреля.
несомненно, – пишет он, – которая вызывает ещё изумление у всех, кто видел её
в наши дни. Это было в духе того времени и представляло только повторение
сооружений, сделанных для заграждения Херсонеса Гераклийского, республики
Боспора, Херсонеса Фракийского и многих территорий других колоний»
.
Византийский историк VI в. н.э. Прокопий Кесарийский даёт сведения о всех
значительных архитектурных сооружениях, воздвигнутых в бурную и грозную
эпоху византийского императора Юстиниана I (527 – 565 гг).
Византии угрожали персы, и одним из первых объектов их вожделения была
Колхида (переименованная к тому времени в Лазику), где стояли византийские
гарнизоны. Поэтому Юстиниан срочно возводит здесь оборонительное укре
пление.
«В Лазике, – пишет Прокопий, – он выстроил укрепление по имени Лосо
рион и укрепил стенами все ущелья в этой стране – их обыкновенно называют
клейсурами (замками), чтобы таким образом перед врагом были заперты все
пути в Лазику…».
Келасурская стена, по-видимому, была лишь завершающим этапом большого
плана строительства фортификационных сооружений империи.
Но не только от персов строилось это великолепное сооружение. В 539 г.
гунны, перейдя Истр (Дунай), вторглись в Византийскую империю и подвергли
страшному опустошению всю страну – от Адриатического моря до предместий
Константинополя. С этих пор угроза гуннского нашествия нависла над Византи
ей не только с запада. Одним из путей, по которому гунны вторглись в Восточ
ное Закавказье и византийскую Армению, были «Каспийские ворота». Другой
путь проникновения в наиболее важные малоазиатские провинции Византии
лежал через Лазику.
Становится понятным, почему особо мощные укрепления были сооружены
на р. Келасур.
Итак, тайна Келасурской стены, казалось бы, разрешена. Она была выстроена
по приказу Юстиниана I в 30-х гг. VI в., потому что здесь создавался мощный
опорный пункт для защиты Византийской империи от вторжения врагов
Существуют ещё ряд гипотез о строительстве Келасурской стены.
Интересны по своему содержанию и «Путевые заметки» П.С. Уваровой (XIX в.).
Муж ее, археолог А.С.Уваров, был одним из организаторов Московского Архе
ологического общества. «Путевые заметки» Уваровой носят описательный ха
рактер. Автора привлекает все: и экзотическая природа, и люди с их нравами,
обычаями, и архитектурное творчество местного населения. Средневековые па
мятники Абхазии Уварова описывает с большой любовью и подробно
. Она во
Фредерик Дюбуа де Монпере. Путешествие вокруг Кавказа. Т.1. Нальчик. Издательский центр
«Эльфа». 2002. – С. 244–258
Пачулия В.П. Загадка древней стены. Советская Абхазия, 1971 г., 21 июля.
Пачулия В.П. Загадка древней стены. Советская Абхазия, 1971 г., 21 июля.
Бгажба О.Х. История изучения средневековых памятников Абхазии. Материалы по археоло
гии Кавказа. – Сухуми. 1967. – С.118.
многом соглашается с Дюбуа по части объяснения назначения и происхожде
ния Келасурской стены. Уварова, также ссылаясь на Птолемея и Стефана Визан
тийского, писала, что Келасурская стена предназначалась для обстреливания
местности, расположенной за ней. Однако, она не уточняет с какой стороны на
ходилась обстреливаемая местность
Поворотным моментом в развитии кавказоведения и, в частности, в изуче
нии археологии Абхазии явился V Археологический съезд, состоявшийся в Тиф
лисе в 1881 году.
Одним из любителей археологии Абхазии был В.И.Чернявский – по профес
сии натуралист-зоолог. Он приехал в Сухум на постоянное местожительство в
1870 г. с целью изучения Черноморской береговой фауны. Прожив здесь более
40 лет много времени посвятил выявлению и изучению местных памятников,
печатал заметки в «Известиях Императорского Российского Географического
Общества», в газете «Черноморский вестник». Учёный считал, что Великая Аб
хазская стена заходит в море у устья реки Келасур и доходит до Сухумской
крепости
.
В 1886 г. Абхазию посетил археолог В.И. Сизов, который провел здесь пер
вые масштабные раскопки. Он высказал мнение, что стены направлены фаса
дом на восток. В своих материалах о походе арабов под предводительством
Мурвана Кру (Мервана ибн Мухаммеда) В.И. Сизов, сославшись на грузинский
письменный источник, пишет: «Приведенный отрывок вводит нас в ту эпоху,
когда побережьем этого края владели византийцы. Очень важно упоминание
здесь о стене, пограничной между владениями Греции (Византии) и Грузии;
стена эта, без сомнения, сохранилась до сих пор у р. Келасур»
. По Сизову, Ке
ласурская стена во время похода Мурвана Кру находилась на пограничной по
лосе между владениями Греции и Грузии
, что является ошибочным (Воронов
Ю.Н., Бганба О.Х.).
Таким образом, до революции, несмотря на неблагоприятные условия, от
дельными путешественниками, любителями и историками проведена полезная
работа по изучению исторических памятников средневековой Абхазии. Но по
сравнению с многообразием и богатством памятников средневековья эти ра
боты были отрывочны, эпизодичны. Ни один из перечисленных исследователей
никаких больших археологических и историографических задач перед собой
не ставил.
В 20-х годах были сделаны первые шаги (М.М.Иващенко и В.И.Стражевым)
в области изучения абхазской археологии, работы К.Кудрявцева и Д.И.Гулиа
дали первые наброски истории Абхазии.
Уварова П.С. Кавказ, Абхазия, Аджария, Шавшети, Посховский участок. Путевые заметки, ч.
II. – М. 1891. – С.33.
Чернявский В.И. Записка о памятниках Закавказья, исследование которых наиболее настоя
тельно. – В кн.: V археологический съезд в Тифлисе, 1. – М. 1881. – С.18.
Сизов В.И. Восточное побережье Черного моря. Археологические экскурсии. – В кн.: МАК,
.2. 1889. –С.47.
Гунба М.М. Абхазия в первом тысячелетии н.э. – Сухуми. 1989. – С.205.
Патриарх абхазской литературы и ученый Д.И.Гулиа относит строительство
стены к дохристианской эпохе. Ни один народ мира, говорил он, ещё не ограж
дал стенами и башнями поля и пастбища, как бы плодородны они ни были, села,
даже известные своим богатством.
Поэтому, по идее такая стена нужна была лишь для защиты большого города.
И, возможно, этим городом была Диоскурия,
которую Д.И.Гулиа ошибочно по
мещал на Скурче, а не в устье р. Басла.
В 1925 г. сухумский исследователь В.И.Стражев и профессор А.С.Башкиров в
результате осмотра отдельных участков стены поставили под сомнение вывод
В.П.Сизова об ориентации стены
В.И. Стражев предполагал, что Келасурская оборонительная стена у моря
была фасом обращена на запад. Он основывался на рельефе местности, где
расположена эта часть стены, а не на характер самой стены
Проблемы Келасурской стены касался и А.С.Башкиров. Он разделяет мнение
В.И. Стражева. Следует сказать, что Башкирову принадлежит большая заслуга
в деле развертывания археологических изысканий в Абхазии, где он работал
по приглашению Абхазского научного общества (АбНО). Археолог предполагал,
что Келасурская стена была фасом обращена на северо-запад
Значителен вклад в археологическое изучение Абхазии М.М.Иващенко, об
следовавшего и некоторые средневековые памятники (Келасурская стена и
развалины крепости в с. Псху).
Великую Абхазскую стену он рассматривает как своеобразный и инте
ресный памятник, вокруг которого возникает много споров. Ссылаясь на не
определенность данных, Иващенко скептически относится к существованию
сплошной стены
, хотя на это настойчиво указывали Дюбуа, Уварова, Черняв
ский и др.
Как и многих других исследователей, М.М.Иващенко волнует вопрос, кем
и когда была построена стена. Он считает, что ее воздвигли византийцы при
Юстиниане (VI в.). Она предназначалась для защиты Абхазии от набегов сосед
них горских племен. Но вряд ли византийское правительство осуществляло воз
ведение такого грандиозного сооружения для защиты Абхазии; вероятнее, что
оно преследовало свои далеко идущие цели. Прежде всего, нужно было защи
щать свои владения от вторжения «варварских племен» со стороны Северного
Кавказа. Дело в том, что Келасурская стена не могла защищать Диоскурию, ибо
Диоскурия – это современный Сухум. расположенный в 5 км. за её пределами,
а остальные города были слишком незначительны, чтобы из-за них предприни
мать такое грандиозное строительство. Кроме того, насколько известно, ни одна
Гулиа Д.И. История Абхазии. – Сухум. 1925 г.
.6
Гулиа Д.И. История Абхазии. – Сухум. 1925 г.
.6
Воронов Ю.Н. В мире архитектурных памятников Абхазии. – М. 1978. – С.99.
Стражев В.И. Руинная Абхазия. – В кн.: ИАНО, вып.1. – Сухум. 1925. – С.75.
Башкиров А.С. Археологические изыскания в Абхазии летом 1925 года. – В кн.: ИАНО. IV. – С.22.
Иващенко М.М. Великая Абхазская стена. Известия АбНО, вып. IV, – Сухум. 1926.
из греческих колоний не обносила стенами, прилагающие к городу окрестности,
да ещё на таком большом протяжении.
В статье М.М.Иващенко «О направлении Келасурской стены» оставался не
ясным вопрос о том, где именно ее конец.
К.Кудрявцев предполагал, что это та самая Великая Абхазская стена, о кото
рой упоминает Гекатей Милетский, географ и историк VI в. до н.э.
В начале 30-х годов в Абхазии был создан более прочный фундамент для
организации археологических исследований. В это время на базе АбНО был
основан Абхазский научно-исследовательский институт (АбНИИ), в настоя
щее время Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д.И.Гулиа. С
его деятельностью связаны сдвиги в области археологических изысканий в
Абхазии.
Первым человеком, который прошел вдоль почти всей линии укрепления,
был абхазский краевед И.Е.Адзинба. Его интереснейшие наблюдения и записи
до сих пор значимы для исследователей.
В 1958 году посмертно опубликована его книга «Архитектурные памятники
Абхазии», которая знакомит читателя со многими ранее неизвестными в ли
тературе памятниками. Интересна по своему содержанию глава «Десять дней
по Великой Абхазской стене». Ученый провел большую работу по регистрации
остатков стены и по установлению ее общего направления. Адзинба считает,
что она опирается двумя концами на побережье Черного моря. Автор стремится
выяснить связь стены с перевальными путями через Главный Кавказский хре
бет. Относительно её датировки он соглашается с Иващенко
Спустя десятилетия, с конца 30-х гг., к изучению Келасурской стены обра
тился Л.Н.Соловьев, давший наиболее полное описание многих частей стены,
выделил в истории её строительства два этапа: V – VI и X – XII вв.
Этими иссле
дованиями была высказана мысль о двухфронтовой функции памятника. Позже
она была развита В.П.Пачулия
.
Летом 1964 года археолог Л.Н.Соловьев и искусствовед-археолог Л.А. Шер
вашидзе поставили перед собой задачу: пройти по линии Великой Абхазской
стены в тех местах, где она уходит вглубь гор и еще никем не описана и при
ступили к ее разрешению. Ими была обнаружена линия укреплений вместе с
башнями, входящая в общий комплекс всей Великой Абхазской стены по Па
навскому хребту. Они высказали предположение, что Великая Абхазская стена
нераздельно связана с Великой Абхазской дорогой, которая кратчайшим путем
соединяла Сухум с берегом реки Ингур, т.е. с восточной границей Абхазии
.
Иващенко М.М. О направлении Келасурской стены. Известия АбНО, вып. IV. – Сухум. 1926.
Кудрявцев К. Сборник материалов по истории Абхазии. – Сухум. 2009. – С.31-32.
Бгажба О.Х. История изучения средневековых памятников Абхазии. Материалы по археоло
гии Кавказа. – Сухуми. 1967. – С.124.
Воронов Ю.Н. В мире архитектурных памятников Абхазии. – М. 1978. – С.99.
Пачулия В.П. Загадка древней стены. Советская Абхазия. 1971, 21 июля.
Бгажба О.Х. История изучения средневековых памятников Абхазии. Материалы по археоло
гии Кавказа. – Сухуми. 1967. – С.124.
В частности, он первым предположил, что именно здесь, у Абхазской стены,
проходила древнейшая сухопутная магистраль Закавказья
, «Абхазская доро
га» грузинских летописей.
Историк З.В.Анчабадзе, также склоняется к мнению ряда ученых о строи
тельстве Великой Абхазской стены византийцами. Он пишет: «Что в целях даль
нейшего укрепления своих стратегических и политических позиций на Кавказе,
в частности, в Западной Грузии, византийское правительство в VI веке начало
возводить на территории современной Южной Абхазии грандиозное оборони
тельное сооружение, известное под названием Келасурской, или Великой Аб
хазской стены»
К сожалению, специальных раскопок Келасурской стены пока не проводи
лось. В 1966 году были найдены остатки зарытого в землю пифоса позднес
редневекового облика с грубым расчесом поверхности. Тогда же Ю.Н.Воронов
занялся подробным исследованием Келасурской стены. Как выяснилось, общая
длина линии её обороны составляет около ста километров.
Келасурская стена не являлась сплошной. Ее строители весьма охотно ис
пользовали условия местности. Из 58 км основной линии лишь 25 занимала
стена, потребовавшая солидный объем работ – примерно в 180 тысяч кубоме
тров. На участке от устья Келасур до реки Геджир (западнее Ткварчала) разрывы
в стене составляют в общей сложности 33 км. Это главным образом трудно
доступная, очень живописная горная местность – крутые, обрывистые склоны,
зоны оползней и осыпей, узкие тенистые ущелья.
Из 279 башен, выявленных в системе Келасурской стены, 275 приходятся на
участок Келасур – Ткварчал. Около сотни башен находятся в более или менее
удовлетворительном состоянии, остальные почти или полностью разрушены.
Большинство башен имеет неглубокий фундамент. Способы их связи с основ
ной стеной различны, но чаще всего возводились сначала башни, а затем между
ними строилась стена. Расстояние между башнями обычно колеблется от 40 до
120 метров. Все башни имеют четырехугольную в плане форму с наружными
размерами 7 х 8 или 8 х 9 метров, а высота их достигает 4 – 6 метров. Как
и вся стена, башни сооружались из местного материала: крупного булыжника
или ломаного известняка, в облицовке, как правило, использовавшегося без
обработки. Каждая башня имела вход, обычно расположенный на уровне зем
ли. Двери обрамлялись массивными прямоугольными брусьями и запирались
на засов в виде бревна, скользившего в специальных пазах. Изредка башни
имели высокий цоколь и ведущую к дверям узкую каменную лестницу. Именно
расположению дверей в башнях необходимо придавать решающее значение
при определении фасада и тыла Келасурской стены.
Каждому понятно, что в
башни их защитники должны были входить со стороны защищаемого стеной
пространства.
Адзинба И.Е. Архитектурные памятники Абхазии. – Сухуми. 1958.
Анчабадзе З.В. Из истории средневековой Абхазии. – Сухуми. 1959. – С.53.
Воронов Ю.Н. В мире архитектурных памятников Абхазии. – М. 1978. – С.101.
В ходе исследований Ю.Н.Вороновым выявлен ряд существенных недостат
ков оборонительной системы стены. Часто башни расположены у подножия
стратегически выгодных возвышенностей, в других случаях стена проходит
в непосредственной близости от крутых склонов и под обрывами, что ставит
всю оборону под неприкрытый обстрел сверху. Иногда стена, не считаясь с
формами рельефа, идет вверх и вниз по склонам, через поля, создавая впечат
ление не оборонительной линии, а, скорее, символического ограждения, за
бора. Отсутствуют укрепления в ряде легкоуязвимых участков. Сооружение во
многих своих частях сработано на скорую руку. В одних башнях забыли сде
лать бойницы, в других нет следов междуэтажных перекрытий, иногда башни
ставились без фундамента прямо на траву или полусожженный кустарник. В
стенах прослеживаются пустоты, незаполненные раствором, некоторые участ
ки стены вообще незавершены – успели вырыть только траншею для фунда
Мнение о том, что Келасурская стена была построена в XVII веке, было вы
сказано Ю.Н.Вороновым. Независимо от него к такому же мнению пришел и
грузинский географ Т. Бакрадзе.
Лишь в первой половине XVII, по его мнению, возникает ситуация, которая
может объяснить историю сооружения Келасурской стены.
Около 1615 г. аб
хазские правители, воспользовавшись стесненным положением Мегрельского
княжества, политически отделились от Мегрелии. Около 1621 г. молодой ме
грельский князь Леван II Дадиани вступил в брак с дочерью владетельного
князя Абхазии. Спустя некоторое время Леван влюбился в жену своего дяди
и решил на ней жениться. Поэтому он обвинил свою жену, абхазку в невер
ности, велел отрезать ей нос и уши и изгнал из своего дворца. Понимая, что
отец пострадавшей не останется равнодушным, Леван опередил его и вторгся
во главе многочисленного войска в пределы Абхазии, владетель которой, не
сумев от неожиданности организовать сопротивление, бежал в горы
. Опусто
шив значительную территорию, Леван вернулся домой и обвенчался со своей
теткой. С этого времени абхазский владетель до конца жизни Левана неустанно
организовывал против него заговоры и совершал опустошительные набеги на
различные районы Мегрелии. Левану приходилось неоднократно совершать
ответные карательные экспедиции в Абхазию. Об одном из таких вторжений
сообщает Илорская надпись 1651 г.: «Когда мы выступили против Шервашидзе
в Зупу (современные Лыхны), по сю сторону реки Муцу опустошили все, еще
раз напали па Зупу, по эту сторону Капоэти (современная р.Бзыбь) совершенно
выжгли все и разорили, и где только были укрепления, взяли в плен и вернулись
победителями»
. Эта кровопролитная война поутихла лишь в 1657 г., когда аб
хазский владетель узнал о смерти своего варвара – зятя.
Воронов Ю.Н. В мире архитектурных памятников Абхазии. – М. 1978. – С.103.
Воронов Ю.Н. Келасурская стена. Советская археология 1973, № 3.
Воронов Ю.Н. Келасурская стена. Советская археология. 1973, № 3.
Воронов Ю.Н. Келасурская стена. Советская археология. 1973, № 3.
По мнению Ю.Н.Воронова, в последний период своего правления (1647
– 1657 гг.) Леван был вынужден перейти к обороне своих владений, выра
зившейся в возведении и укреплении фортификационных сооружений на
границе с Абхазией. Грузинский географ Вахушти в середине XVIII, по этому
поводу писал: «К востоку от Анакопии, от моря до горы Леван Дадиани про
вел стену большую, дабы абхазы не могли спуститься (в Одиши), но ныне она
Арканджело Ламберти в качестве католического миссионера, проживший
в Мегрелии 18 лет (1635 – 1653 гг.), сообщает, что владетели Мегрелии «со
стороны моря… выстроили несколько деревянных крепостей, в которых стоит
стража, вооруженная ружьями. Такую же защиту они устроили также со стороны
гор: так как в одном месте, которое называется Олуше, горы открыты, и враг
легко может зайти и опустошить землю, но там с весьма большими расходами
возвели стену длиною в 60 000 шагов, и на известном расстоянии в меж на
ходятся башни, занимаемые значительной стражей стрелков. Чтобы в них не
было недостатка, одишские епископы, князья и знатные вельможи разделили
между собой очередь…, так что каждый помесячно охраняет это место своими
людьми».
На карте в труде Арканджело Ламберти, над изображением Келасур
ской стены имеется надпись: «Murus Sexaginta millihus Passum, ad coercendos
Abaskoru ineursus» – «Стена в 60 000 (двойных) шагов, для сдерживания абха
зов предназначенная»
Таким образом, Ю.Н.Воронов отмечает, что прямые и косвенные свидетель
ства последних источников о времени сооружения Келасурской стены вполне
согласуются с результатами ее сопоставления с оборонительными сооружения
ми Мегрелии, надежно датированными временем правления Левана II Дадиа
ни. Речь идет в первую очередь о типологически близких друг другу укреплени
ях, стоящих на берегах, – крепости Рухи, построенной Леваном в 30-х гг. XVII и
крепости Оцарце, относящейся также к XVII. В последней отмечены следующие
черты, характеризирующие одновременно и Келасурскую стену:
а) размер башни и толщина стен;
б) легкая закругленность углов снаружи и изнутри, подпирамидальная фор
в) применение в облицовке стен булыжника без соблюдения рядов, затирка
швов между камнями в облицовке раствором с частичным покрытием поверх
ности стен;
г) наличие в стенах отверстий от круглых в сечении брусьев, диаметр кото
рых 7 см;
д) конструкции дверей; использование в их оформлении прямоугольных в
сечении брусьев, устройство засова;
Воронов Ю.Н. Келасурская стена. Советская археология. 1973, № 3.
Воронов Ю.Н. Келасурская стена. Советская археология. 1973, № 3.
Воронов Ю.Н. Келасурская стена. Советская археология. 1973, № 3.
Дополнительными аргументами в пользу такой датировки следует считать:
конструктивные особенности явно позднесредневековой башни 274, вообще
выходящий за рамки стандартов Келасурской стены, но сходной с нею формой
бойниц, системой кладки и засовным устройством.
Между тем возникает вопрос, на который сегодня трудно дать ответ, как Ле
ван II Дадиани в условиях войны с Абхазией мог, начиная с 1647 г. (Евлия Челе
би в это время еще ничего не знает о существовании стены) в течении около 10
лет построить подобное сооружение.
Возможно, этот интересный памятник фортификационного искусства имеет
два строительных периода: более ранний – стена в XIII – XV вв. как бы охраняла
подгорную дорогу из Кутаиси в Анакопию, некогда называвшуюся в грузинских
летописях «Абхазская дорога», и более поздний – XVII в. Ее, возможно, восста
новил, а не построил Леван II Дадиани.
Все же следует отметить, что и состояние самого имеющегося материала во
многом пока не дает возможности обосновать ту или иную мысль с необходи
мой точностью.
Поставленные в моей работе вопросы еще находятся в стадии обсуждения
и уточнения. Вполне естественно, что массовое поступление новых фактов при
ведет и к новым попыткам осмысления всего имеющегося материала.
Очевидно, потребуется еще немало усилий со стороны исследователей, что
бы окончательно раскрыть одну из интереснейших тайн Колхиды, пока не будут
проведены археологические раскопки, если не всей стены, хотя бы его основ
ных узлов, в различных участках от территории моря до Ингура.
Несомненно, эта стена является памятником многовековой истории абхаз
ского народа, и в расшифровке ее тайн – ключ к этой истории.
Этот древний памятник оборонительных сооружений необходимо охранять
и оберегать от дальнейшего разрушения. За сохранностью, прежде всего, долж
ны следить жители сел, по территории которой проходит стена, иначе у ученых
не будет никакой возможности изучить ее.
Воронов Ю.Н. Келасурская стена. Советская археология. 1973, № 3.
Ш.Г. Кайтан
Я АБХ
Я СТЕ
И
ЕРС
ЕКТИВЫ ЕЕ ИССЛЕДОВ
Самое масштабное и грандиозное сооружение Кавказа – Великая Абхаз
ская стена (Келасурская стена), которая протянулась на многие десятки кило
метров вдоль исторической Апсилии. Её руины уже долгое время привлекают
внимание исследователей. Однако этот памятник является одним из самых
спорных и загадочных. Правильная интерпретация вопроса о периоде воз
ведения и роли этого уникального фортификационного сооружения крайне
важна для точного освещения определенного этапа истории Абхазии и всего
В мифологии абхазского народа, в Нартском эпосе, о братьях – богатырях
рассказывается о крепостях («абаагуара»), которые защищали нартов от набе
гов великанов и иных мифических существ. Некоторые исследователи относят
этот миф к эпохе появления железа. С применением железа хозяйственная и
оборонная мощь усиливаются. Загадочная Великая Абхазская стена скорее все
го была построена мощным обществом. Такое сооружение не могло быть воз
двигнуто за очень короткий срок.
Трудно понять историко-культурное своеобразие стены вне синхронного ей
природного контекста, изучая только отдельные части памятника по источникам
и графическим материалам. Раскрытие обозначенной проблемы невозможно
без знания современных методологических разработок по выявлению прин
ципов формирования стены. С помощью геоинформационных (ГИС) технологий
представляется возможным получить совершенно новую и точную информа
цию, впоследствии которой можно сделать пространственный анализ оборони
тельной системы.
В основе рассматриваемой проблемы должен лежать принцип объективно
сти. Полное и объективное освещение истории нуждается в новых подходах,
свободных от идеологизированности. В существующей обширной литературе о
Великой Абхазской стене, данное сооружение датируется по-разному. Большин
ство исследователей считало ее древним (античным или раннесредневековым)
сооружением (Ф. Дюбуа де Монперэ
, В.И. Сизов
, П.С. Уварова
, К. Кудрявцев
Дюбуа де Монперэ Ф. Путешествие вокруг Кавказа, Т 1. – Сухуми. 1932.
Сизов В.И. Археологические экскурсии // Материалы по археологии Кавказа. Вып.2. –
Уварова П.С. Кавказ, Абхазия, Аджария, Шавшети, Посховский участок. Путевые заметки,
Ч. II. М. 1891
Кудрявцев К. Сборник материалов по истории Абхазии. – Сухум. 1922.
М.М. Иващенко
, И.Е. Адзинба
, В.П. Пачулия
, З.В. Анчабадзе
, Ш.Д. Инал-ипа
М.М. Гунба
и др.). Отдельные исследователи в 70-х годах XX века высказали
мнение о том, что стена была построена лишь в середине XVII в. (Т. Берадзе
Ю.Н. Воронов
и др.). Есть и такое мнение (Л.Н. Соловьев), что строительство
стены было осуществлено в два этапа, хронология которых определена концом
V–VI вв. и X–XII вв
. Ко второму этапу сооружения Великой Абхазской стены
(приморский, багмаранский участок) относит О.Х. Бгажба
, (ранее до подробно
го её археологического исследования учёный полагал, что она была построена
в эпоху Византийской империи)
. Так, ещё в 1907 году А.А. Миллер произвел
раскопки в приморской башне №1 Келасурской стены. И на уровне ее фунда
ментов обнаружил керамику XI–XIV вв.
В последнее время появилась новая,
персидская версия строительства крепостной стены (З. Алексидзе
, Л.Г. Хрушко
А.И. Джопуа и др.)
В 2010 г. Российской академий наук Института археологии РАН и Институ
том гуманитарных исследований Аакадемии наук Абхазии им. Д.И. Гулиа в рам
ках совместного российско-абхазского проекта было обследовано 11 объектов,
относящихся к Келасурской стене. Целью этих разведок была точная фиксация
памятников на местности (с помощью системы GPS), составление планов, взя
тие образцов, связующего раствора для определения его химического состава.
Участники экспедиции отмечают, что «относительно точно датировать памятник
до проведения на них более или менее масштабных раскопок не представ
ляется возможным»
. Все образцы были разделены на 3 группы
. В качестве
Иващенко М.М. Великая Абхазская стена. ИАНО. IV. – Сухум. 1926.
Адзинба И.Е. Архитектурные памятники Абхазии. – Сухуми. 1958.
Пачулия В.П. В краю золотого руна. – М. 1968.
Анчабадзе З.В. Из истории средневековой Абхазии (VI – XVII вв.). – Сухуми. 1959.
Инал-ипа Ш.Д. Вопросы этнокультурной истории абхазов. – Сухуми. 1976.
Гунба М.М. Абхазия в I тысячелетии н.э. – Сухуми. 1989.
Цит. по Гунба М.М. Абхазия в I тысячелетии н.э. – Сухуми. 1989. – С.202.
Воронов Ю.Н. Келасурская стена. Советская археология, №2. 1973.
Соловьев Л.Н., Шервашидзе Л.А. Вдоль Великой Абхазской стены. Газета Советская Абхазия
за 16 августа 1964 года. – С. 3.
Бгажба О.Х. Где проходила «Клисура» Джуаншера? Абхазоведение. История, археология,
этнология. Выпуск 2. – Сухум. 2003.
Бгажба О.Х. Материальная культура средневековой Абхазии VI–XIII вв. (Автореф. дис.). М. 1972.
Миллер А.А. Разведки на Черноморском побережье Кавказа в 1907 г. // Известия архео
логической комиссии. 1909. – С. 35.
Aleksidze Z. La construction de la
ΚΛΕΙӷΟΥΡΑ
apr»s le nouveau manuscript sinaаtique № 50/
Пер.J.-P. Mahe//ТМ. 2000.Т.13. Р. Р. 673-681.
Хрушкова Л.Г. Абхазия. Краткий исторический очерк. – М. 2003.
Более подробно история изучения Великой Абхазской (Келасурской) стены будет рассмот
рена в научном сборнике «Абхазоведение», в статье Ю.А. Авидзба «О Великой Абхазской (Кела
сурской) стене. Историко-культурное изучение».
Требелева Г.В., Юрков Г.Ю., Горлов Ю.В., Цвинария И.И., Агумаа А.С., Кайтан Ш.Г. Келасурская
стена, еще раз к вопросу датировки // ПИФК. 2013.– С. 5.
Требелева Г.В., Юрков Г.Ю., Горлов Ю.В., Цвинария И.И., Агумаа А.С., Кайтан Ш.Г. Указ.
соч. – С. 5.
предварительной гипотезы, опираясь на идею, высказанную Л.Н. Соловьевым,
был сделан вывод, что участки Келасурской стены, с составом раствора из 1-й
группы (со значительным преобладанием извести (доля песка составляет менее
1/4)), были возведены в VI в., с составом из 2-й группы (извести (доля песка
составляет примерно 1/3)) – в X–XII, и из 3-й группы (с примерно равным со
отношением песок/известь) – в XVI–XVIII века
. В дальнейшем нам представ
ляется обязательным в местах, где были взяты образцы связующего раствора,
провести раскопки.
Из вышеперечисленного историографического обзора исследуемой про
блемы видно насколько плодотворно поработали исследователи Великой Аб
хазской стены, какие бесценные мнения были высказаны по поводу времени
и цели строительства сооружения. Резюмируя изложенную историографию во
проса, можно констатировать отсутствие комплексного исследования данной
проблемы. Несмотря на более чем столетнюю историю изучения Великой Аб
хазской стены, большинство связанных с ней важнейших вопросов далеки от
разрешения. Выявленные археологические и письменные материалы пока не
дали удовлетворительного результата. Очевидна необходимость создания ком
плексной программы её изучения.
В последние годы за рубежом все большее распространение получают ар
хеологические исследования, проводимые с помощью геоинформационных си
стем. В Абхазии подобные проекты все еще являются редкостью.
Геоинформационные технологии для археологов – это, прежде всего, удоб
ный инструмент, позволяющий оперировать большим объемом пространствен
ных данных и получить принципиально новую информацию об объекте иссле
дования. В связи с этим, как нам представляется, назрела острая необходимость
применения таких передовых технологий в археологических экспедициях по
изучению Великой Абхазской стены.
Одним из структурных составляющих любого археологического памятника,
наряду с окружающим ландшафтом, культурным слоем и вещевым материалом,
является микрорельеф его поверхности. Общепринятая методика съемки ситу
ационных планов во многом устарела: границы объектов (фортификационных
сооружений), фиксируемых на поверхности, определяются визуально и весьма
условно. Такие «условные» планы дают только общие представления о взаи
морасположении и форме наблюдаемых объектов. Отрабатываемая методика
применений GPS-приемников, данные которым будут отражены на оцифро
ванной карте, позволяет создавать объективные модели. Использование этой
методики именно в исследовании такого крупномасштабного памятника, как
Великая Абхазская стена позволит значительно увеличить скорость и точность
производимых измерений. Методика фиксации GPS координат требует физи
ческого посещения памятника. Полученные данные впоследствии интересно
будет сравнить со схемами и чертежами Ю.Н. Воронова.
Требелева Г.В., Юрков Г.Ю., Горлов Ю.В., Цвинария И.И., Агумаа А.С., Кайтан Ш.Г. Указ. соч. – С.7.
Изучение фортификационных сооружений должно заключаться в исследо
ваниях ландшафтной сущности оборонительного строительства, остатков со
оружений. Вопросы, связанные с процессом функционирования данной форти
фикационной системы, должны быть подробно изучены. В связи с этим особый
интерес приобретают исследования памятников, расположенных в контактных
зонах. Так, например, по мнению М.М. Трапша в оборонительную систему Аб
хазской стены входили крепости Речабаа, Абажваху, Ахаруа (Оджиха), распо
ложенные в современных Ткуарчалском и Галском районах.
Кроме того, в той
или иной степени с Келасурской стеной он связывал сохранившиеся к северу
от предгорной полосы остатки жилых и хозяйственных построек, развалины
церквей, крепостей (храм Киач-ныха IX–X вв. в с. Джгиарда, в 3 км к северу от
стены: Лашкиндар – Нарджхьоу в с.Ткуарчал, в 2 км от стены) и другие следы
поселений и человеческого жилья
Но самое главное, без масштабных и систематических раскопок и комплекс
ного исследования (в первую очередь, применения новых методов) мы не по
лучим достоверных ответов на вопросы, кем и когда была построена Великая
Абхазская стена.
Трапш М.М. Труды IV. Материалы по археологии средневековой Абхазии. – Сухуми. 1975.
– С. 149.
Амичба Г.А. Абхазия в эпоху раннего средневековья. – Сухум. 2002. – С. 138.
С.М. Саканиа
УЛЬТОВЫЕ СООРУжЕ
ИЯ ПО
ТИЙСКОГО
В АБХ
Раннехристианские культовые памятники в Абхазии чаще всего встречаются
вблизи или внутри оборонительных сооружений, в которых стояли римские, а
позже византийские гарнизоны. Наиболее известные ранние оборонительные
сооружения – Питиус (Пицунда) и Себастополис (Сухум). А также возможно при
сутствие небольших военных гарнизонов в разное время и в других прибреж
ных позднеантичных центрах Абхазии, таких как: Зиганис (Гудаа), Гиенос (Очам
чыра), Трахея (Новый Афон), Нитика (Гагра), Цибилиум (Цебельда) и Хашупса
(античное название неизвестно). В них находится много христианских культо
вых сооружений, а также обнаружено много разнообразных позднеантичных
артефактов.
Культовая архитектура составляет часть многогранной духовной и мате
риальной культуры общества. Древние памятники, в особенности культовые,
являются летописью народа, чьей духовной культурой они созданы. Абхазия,
вовлеченная в Римско-Византийскую орбиту в позднеантичное время до па
дения новой столицы империи Константинополя, оставалась в сфере ее вли
яния, особенно в строительном искусстве. В вопросе о взаимопроникновении
А. И. Комеч, безусловно, был прав. Он писал: «...О настоящем влиянии можно
говорить лишь при условии активного и заинтересованного восприятия одним
искусством близкого и необходимого ему художественного опыта другого. Ис
точник процесса – в росте самосознания и художественного уровня восприни
мающего искусства»
. В этом срезе Абхазия со своими жителями находились в
позднеантичную эпоху на том уровне роста самосознания, которое позволяло
воспринимать новую духовную религию – христианство и новые формы архи
тектуры, которые ее обслуживали.
Новая духовная религиозная культура проникла в Абхазию вместе с перво
апостолами Христа. Здесь, в прибрежной зоне Абхазии, в середине I века н. э.
проповедовали Андрей Первозванный и Симон Кананит, и позже апостол Мат
фий. Симон Кананит в районе Трахеи, называемой тогда Никопсия (современ
ный Новый Афон), принял мученическую смерть и был погребен в этой мест
ности. Такую же мученическую смерть принял в Себастополисе и последующий
апостол Матфий, где он был погребен на горе Саматхуа. Христианскую религию
среди местного населения также могли распространять солдаты-отставники, ко
торые служили в Египте в абхазском воинском формировании римских импе
Комеч А.И. Древнерусское зодчество конца X–XI веков. – Москва. 1987. – С. 7-8.
раторов «Аla prima abasgorum» (Первое крыло абазгов). Согласно источникам
со второй половины III века по IV век они защищали южные рубежи Римской
империи. Это также могли быть солдаты римской армии, которые служили, а за
тем, после отставки, жили вблизи городов и крепостей в канабах в Абхазии. Это
солдаты XV легиона Apollinarisa и Ala Felix Theodosia (первое счастливое крыло
имени Феодосия). Они находились в Абхазии, как минимум, со второго века. В
распространении новой религии важную роль могла занимать иудейская диа
спора: торговцы, менялы, ремесленники, жившие в городах возле крепостей.
Посещение территории Абхазии апостолами вызывает горячие споры в на
учных кругах. Однако письменные источники свидетельствуют о том, что леген
ды и сказания, связанные с апостолами по поводу крещения жителей Абхазии,
имеют глубокую историю, которая прослеживается, по крайней мере, с начала IV
века. И на протяжении более тысячи шестисот лет эти свидетельства стабильно
указывают на то, что апостолы проповедовали в Абхазии. Один из двенадцати
апостолов, Симон Кананит, похоронен в Новом Афоне. «Другой – сообщает Со
фроний, – Матфий был одним из семидесяти, избран вместо Иуды»
. « ...Почил
в Севастополе и там погребен близ храма солнца»
Новая христианская религия проникала в Абхазию не только через апо
столов и воинов-отставников, но и через христианских мучеников и святите
лей, ссылаемых в неосвоенный крайний придел Римской империи. Во время
правления императора Диоклетиана в Абхазию в Питиус (Пицунда) были со
сланы семь братьев-мучеников во главе с Орентием. Из братьев только Кириак
и Лонгин достигли Абхазии и были преданы земле – один в Зиганисе (Гудаа),
другой в Питиусе (Пицунда). В Абхазию был сослан знаменитый патриарх, свя
титель Иоанн Златоуст (Хризостом). Позже туда же ссылается видный религи
озный деятель Максим Исповедник и его ученик, монах Анастасий, также рим
ский апокрисиарий Анастасий. Число простых ссыльных христиан в Абхазию
за разные проступки, безусловно, гораздо больше, чем известных личностей,
однако история о них пока умалчивает. Как известно, существование Понтий
ского лимеса юридическими документами не подтверждено. Однако наличие в
большом количестве на небольшой территории оборонительных и других со
оружений позволило исследователю В.А. Леквинадзе предложить определение
«Понтийский лимес»
. Многие ученые пользуются этим термином, например,
О.Лордкипанидзе, Х.Бракманн, Д.Браунд, Ю. Воронов, О. Бгажба. Существование
Понтийского лимеса отрицается Н.Ломоури и К.Цукерманом.
Невозможно игнорировать факт существования в прибрежной зоне Абхазии
различного рода крепостей: больших, средних и малых размеров римского и
Хрушкова Л.Г. Раннехристианские памятники Восточного Причерноморья (IV–VII века). –
Москва. 2002. – С. 40.
Василевский 3.B. Хождение Ап. Андрея в стране мирмидонян, жМНП №22 . 1887. – С. 52.
Петровский C.B. Сказания об апостольской проповеди по северо-восточному Черноморско
му побережью, ЗИООИД, том 13, 1898. – С. 106.
Леквинадзе B.A. Понтийский лимес, ВДИ, №2. 1969. – С.75-93.
византийского времени, выполнявших функцию защиты интересов римского
государства. Полагаем, что, в определенных условиях, в эту систему обороны
могли быть включены и крепости, возведенные местными правителями. К та
ким можно отнести остатки оборонительной стены на Сухумской горе, руины
крепости на берегу реки Гумиста в районе Маяка, руины прибрежной крепости,
упоминаемые путешественниками в Трахее (Новом Афоне), Хашупсинская кре
пость в Гагрском районе, и, возможно, крепость в Келасуре. Что касается рим
ских крепостных сооружений, то они расположены в определённых пунктах
на территории Абхазии. Из выявленных на сегодняшний день – это крепость
в Зиганисе (Гудаа)
(Закарая и Леквинадзе, 1971: 139–152). В этой крепости
стоял отряд в количестве до четырёхсот легионеров «Второй Когорты Вален
та». Известно, что в этом месте был похоронен великомученик Кириак, который
был сослан со своими братьями в Абхазию. В Зиганисе также была обнаружена
крещальня (Рис. 1). Севернее Зиганиса, в местечке Илыр (Илори), были найде
ны остатки стены из обожженного кирпича. По сопутствующим материалам как
и предыдущий этот памятник датируется XVII–V веками. Вблизи остатков этой
крепости пока не обнаружено культовых сооружений. Но в этом селе сохранил
ся остаток римской дороги, предположительно второго века. Северо-западнее
Гиеноса (Очамчыра) были выявлены остатки мощной булыжной стены, которую
можно отнести к римской крепости
. Кстати, булыжная кладка – это не совсем
характерная для римлян форма строительства. В этой части Гиеноса была най
дена церковь (Рис. 2)
. В сорока пяти километрах северо-западнее Очамчыры
на берегу моря расположился древний город Себастополис (Сухум). Оборони
тельные сооружения, возведенные римлянами и византийцами в этом городе,
фактически поглотило море. Остались фрагменты северного участка крепости.
По разрушенным стенам видно, что море интенсивно наступало на прибрежные
участки, затопляя и разрушая крепость. Из письменных источников известно,
что в Себастополисе стояла «Cohors Prima Claudia Equitata» (Первая Конная
Когорта Клавдия)
. Археологическое исследование крепости выявило наличие
двух уникальных христианских храмов
В двадцати пяти километрах северо-западнее Себастополиса расположена
Трахея (Новый Афон). Кастелл римского времени фактически не сохранился.
Остатки крепостной стены и башни, называемой генуэзской, возможно возве
дены на остатках римской крепости. Церкви того периода еще не выявлены, не
смотря на то, что церковная легенда говорит о том, что апостол Симон Кананит
предан земле в Трахее.
Закарая П.П. и Леквинадзе B.A. Археологические раскопки в Гудаве в 1971 году, АЭГМ. Том
III. – Тбилиси.
Воронов Ю.Н. Гиенос, СА, №4, по изданию «Научное наследие».
ом I, Сухум. 2006. – С.314-323.
Шамба C.M. и Шамба Г.К. Раскопки древнего Гюэноса, АО в Абхазии 1981-82 году. – Тбилиси.
1985. – С. 19-22.
Леквинадзе B.A. Понтийский лимес, ВДИ, №2. 1969. – С.84.
Хрушкова Л.Г. Раннехристианские памятники Восточного Причерноморья (IV–VII века). –
Москва. 2002. – С.195-259.
Северо-западнее Трахеи, в пятидесяти километрах от нее, на левой стороне
реки Бзыбь, недалеко от берега моря на остатках некогда известного города
Питиуса (Пицунда) в конце первого века римлянами была построена крепость.
Но уже во втором веке крепость была перестроена по римской системе с ре
гулярной планировкой. До середины третьего века крепость успешно отражала
нападение врагов империи со стороны кочевых народов севера. В середине
третьего века Питиус был разгромлен племенами баранов и готов. К концу тре
тьего века крепость была восстановлена. Позже, в пятом веке, к существующему
кастеллу была добавлена нерегулярная крепостная стена полукруглой формы.
Вблизи первого кастелла в начале четвертого века была построена церковь №
1. Позднее, после ее разрушения, на месте первой церкви была возведена цер
ковь № 2, после гибели второй церкви на её месте была построена церковь
№ 3, и она разрушилась. На месте церкви № 3 с западной стороны была по
строена церковь № 4. Однако церкви № 3 и № 4 были построены уже внутри
нерегулярной крепости, и по времени они относятся к пятому веку.
Недалеко от Питиуса расположена Нитика (Гагра). Гагрская крепость, несмо
тря на сильную перестройку в XIX веке, все же больше напоминает классиче
ский римский кастеллл. Из-за повышения уровня моря южная стена разруши
лась, а наносная земля погребла под собой большую часть крепости. Внутри
крепости имеется сильно перестроенная церковь пятого века.
В двадцати километрах от Нитики находится известная церковь поселка
Цандрипш. Известно, что вблизи церкви местами сохранились разрушенные
морем стены крепости. От этих стен подземный ход ведет в церковь. Время
возведения церкви исследователи относят кVI вв.
Из крепостей, которые возведены не на берегу моря, можно отметить Ха
шупсе и Цибилиум (Цебельда). Крепость Хашупсе по форме и технологии воз
ведения трудно привязать к римским. Цебельдинская крепость известна по ви
зантийским источникам эпохи Юстиниана Великого и построена по римско-ви
зантийским образцам фортификации. Внутри крепости также имеются остатки
ряда разновременных церквей.
Исходя из этого видно, что система оборонительных сооружений, которые
могли защищать интересы Империи на территории Абхазии, представлена с из
бытком. Как было отмечено, ранние храмы на территории Абхазии формирова
лись в поселениях и городах вблизи крепостей или внутри них.
Наиболее ранний христианский храм в Абхазии обнаружен в античном го
родище в Питиусе (Пицунда). Здесь выявлены три храма позднеантичного вре
мени. Наиболее древний и самый простой по форме и конструкции – это храм
№ 1. Его размеры: длина – 26,2 метра, ширина – 11,3 метра. Храм ориентиро
ван на восток. Апсида неглубокая, слегка овальная, переходящая в продольные
стены. Такая форма, в которой апсида – экседра переходит в стену, встречается
в Средиземноморье в позднеримскую эпоху
. Это – древнейший храм бази
Хрушкова Л.Г. Раннехристианские памятники Восточного Причерноморья (IV–VII века). –
Москва. 2002. – С.70-72.
ликального типа не только на территории Абхазии, но и всего христианского
Кавказа. И потому логично исследователи предполагают, что в нём мог служить
знаменитый епископ Стратофил Питиусский, который участвовал в 325 году в
Первом Вселенском соборе в Никее. Но в этом же храме раньше Стратофила
мог служить и епископ Софроний, рукоположенный св. Григорием
. Храм был
разрушен пожаром предположительно в середине IV века. На его месте горожа
не построили новый, имевший размеры 28 х 13,2 метров, который по величине
превосходил предыдущий. В отличие от первого этот храм был трехнефным.
Пять пар колонн делили внутреннее пространство на три нефа. Восточная часть
храма имела многогранную (пять изнутри и пять снаружи) апсиду. Апсидные
стены, как и в первом храме, переходили в продольные стены. С западней сто
роны располагался нартекс. На южной стороне нартекса имелась крещальня.
Храм был богато оформлен напольной мозаикой. Художники использовали
разноцветные натуральные камни в виде кубиков 0.5-1см
. Мозаика выполнена
в технике «Opus tesselatum». В ней много орнаментов и композиций, связанных
с символикой христианской религии, а также имеются фрагменты греческого
письма. У исследователей нет единого мнения по поводу времени постройки
храма, как и времени создания мозаики. Более того, греческая надпись даже
интерпретируется по-разному. Существует ряд взаимно исключающих мнений.
Первое мнение – в надписи упоминается имя великомученика Орентия. Эта
мысль поддерживается рядом исследователей
. Некоторые историки видят в
греческой надписи грузинское имя Орели
. Третий вариант предложила иссле
довательница Л.Г. Хрушкова – вместо имени Оренти или Орели видеть в надпи
си имя Аврелий. Не оспаривая ни одну из предложенных версий, мы бы хотели
отметить, что в надписи не хватает ряда греческих букв и потому возникли вза
имно исключающие разночтения. Неоднократно видя оригинал мозаики в Тби
лиси. а также измерив ту площадь, на которой не хватает пропущенных букв, мы
пришли к выводу, что исследователь В. А. Леквинадзе был ближе к истине, чем
другие ученые.
Спорным остается как время возведения храма, так и время выполнения мо
заики. Думается, что храм мог быть возведен в середине IV века. Мозаика пола
храма, несмотря на разночтения, мы считаем, выполнена также в IV веке, с более
поздней реставрацией в начале V века. Этому не противоречат археологические
материалы, найденные в храме. В самых нижних слоях содержался керамиче
ский материал II–III вв., в среднем слое – монеты Антонина Пия и Констанция, а
также керамика III–IV вв., что в принципе соответствует нашему предположению,
поскольку в верхнем слое содержался керамический материал VI–VII вв. После
Иеромонах Дорофей (Дбар). История христианства в Абхазии в первом тысячелетии». – Но
вый Афон. 2005. – С. 129.
Леквинадзе В.A. О древнейшей базилике Питиуса и ее мозаиках, ВДИ, №2. 1970. – С. 75–93.
Иеромонах Дорофей (Дбар). История христианства в Абхазии в первом тысячелетии. – Новый
Афон. 2005. – С. 93-101.
Каухчишвили T.C. Греческая надпись Бичвинтской мозаики, ВП.
ом III. – Тбилиси. 1978. – С.
218-241; Шервашидзе JI.A. Пицундская мозаика, ВП.
ом III. – Тбилиси. 1978. – С.169-193.
пожара, в V веке на том же месте был возведен третий храм еще больших раз
меров. Храм № 3 представляет собой трехнефную базилику классического типа.
Он является единственным в своем роде храмом, имеющим форму эллинисти
ческого образца. Центральный неф отделен от боковых пятью парами столбов
и, как в классических образцах, длиннее и шире боковых за счет выступающей
пятигранной апсиды. С запада в храме имеется нартекс, также классического об
разца. Из нартекса в каждый неф ведут три самостоятельных дверных проема.
Храм (28,4м х 14,6м) по своему плану близок к таким постройкам как базилика
Иоанна Студия, а также напоминает план храма Халкопратийской базилики. Вре
мя возведения третьего храма можно отнести к середине V века. В любом случае,
храм был построен до возведения оборонительной стены канабы. Стена прошла
слишком близко от южной стены храма. Храм № 3 разрушился в VI веке.
В том же VI веке к нему с западной стороны был пристроен четвертый храм
(Рис. 4). Он однонефный с трехгранной апсидой на востоке и широким на
ртексом на западной стороне. Внутреннее пространство храма условно раз
делено парами сильно выступающих пилястров. Возможно, на них опирались
поперечные своды. Такая форма не являлась характерной для Абхазии, и, ду
мается, такая форма также чужда для столичной школы культовой архитекту
ры. Однако применение трёхгранной апсиды вполне вписывается в систему
оформления многих монументальных культовых сооружений в Константино
поле. Возможно, в храме № 4 мы видим творческое взаимопроникновение
разных стилей, которое сформировалось на территории Византийской импе
рии. На территории Питиуса (Пицунды) имеется еще несколько храмов. Среди
них большой интерес представляет единственный в Абхазии двойной храм VI
века с двумя пятигранными апсидами (Рис. 5). Этот храм также уникален для
Абхазии. Храм изучался исследователем Т.М. Микеладзе
. Наружные размеры
храма 28,5x14,5 метров. Последние годы доследованием этого памятника за
нималась историк Л. Г. Хрушкова, но данные пока еще не опубликованы.
Как упоминается в известном «Notitia Dignitatum», в конце IV века в Зиганисе
(Гудаа) размещался римский военный гарнизон. Именно в Зиганисе скончался и
был похоронен один из братьев св. Орентия – Кириак. Археологами были обна
ружены остатки стен крепости и небольшой баптистерий
. Это было небольшое
сооружение с маленькой апсидой, размерами 10x6 метров. Недалеко от бапти
стерии найдены мраморные плитки из Проконесса. Такие детали, как мрамор
просто так не могли появиться. Безусловно, они связаны со значимостью этого
места. Церковь, к которой этот баптистерий относился, пока не обнаружена.
Храм в Гиеносе (Очамчыра) был выявлен и раскопан С.М. Шамба в 1980-х
годах
. Храм был вскрыт в руинированном состоянии. Он представляет собой
Микеладзе Т.К. Двухапсидная церковь Бичвинта, МАГК.
ом II. 1963. – С. 125-131.
Закарая П.П. и Леквинадзе B.A. Археологические раскопки в Гудаве в 1971 году, АЭГМ.
III. – Тбилиси. 1971 – С. 139-152.
Шамба C.M. и Шамба Г.К. Раскопки древнего Гюэноса, АО в Абхазии 1981-82 году. – Тбилиси.
1985. – С. 19-22.
однонефное сооружение с широкой полукруглой апсидой с восточной стороны.
Снаружи по сторонам храма ближе к апсиде возведены два симметричных по
мещения, а также еще одна пристройка, которая охватывает южную и западную
части. Его наружные размеры с пристройками 23x19,5 метров. Храм был возве
ден, по мнению археолога в IV-V вв. Недалеко от храма на западной и северной
сторонах зафиксировано наличие стен крепости. Но они еще не вскрыты.
Наиболее интересным после Питиуса, на наш взгляд, является храмовый
комплекс, найденный внутри крепости Себастополиса в начале 1980-х годов, в
начале 1990-х годов и в начале третьего тысячелетия. В начале 1980-х годов,
под руководством М.М. Гунба, начались планомерные археологические раскоп
ки внутри крепости. Позже, Л.Г. Хрушкова возглавила работы внутри крепости.
В итоге был обнаружен разрушенный октогональный храм
(Рис. 3). Расчистка
большей части храма показала, что это очередное уникальное, не только для Аб
хазии, но и для всего православного Кавказа, сооружение. Главные оси храма со
впадали со сторонами света, а основная часть храма имеет в плане форму окто
гона. К октогону по линии сторон света примыкают притворы одинаковой формы
и размеров, что в целом делает сооружение по плану похожим на равноконеч
ный крест. В середине октогона когда-то возвышался восьмигранный барабан с
куполом на восьми опорах. С восточной стороны в подкупольном пространстве
внизу на полу сохранились фрагменты стены с полукруглой апсидой, называемой
экседрой. Пристройки по сторонам света запада и востока все еще не вскрыты.
Внутри храма в восточной части была обнаружена надгробная стела с греческой
надписью. Стела посвящена солдату-легионеру Оресту. Время возведения этого
уникального сооружения по Л.Г. Хрушковой может относиться к IV–V векам. Храм,
вероятно, был разрушен в первой половине IV века и связывается с Ирано-Визан
тийскими войнами эпохи Юстиниана Великого. Рядом с октогональным храмом,
юго-восточнее него, в 2001-2002 годах была раскопана трехнефная базилика
с выступающей пятигранной апсидой. Храм изучали Д.С. Бжания и Ю.В. Горлов.
Этот храм примечателен тем, что пол его был богато оформлен геометрической
мозаикой из крупных кусков мраморных и керамических плит. Предложенное
авторами время датировки (VI века) мы полагаем близким к истине.
В Трахее (Новый Афон) в прибрежной зоне пока не выявлены ранние храмы.
Возможно, в будущем, под землей будут обнаружены остатки церквей. Что ка
сается прибрежных кастелл, то в селе Цандрипш находится одно, неизвестное в
источниках и сильно разрушенное укрепление. Западнее остатков стен крепости
сохранился трехнефный храм с выступающими на востоке трехгранными апсида
ми. Центральная апсида пятигранная, боковые – трехгранные. С западной сторо
ны расположен нартекс с пристроенным к нему притвором. Этот храм уникален
не только для Абхазии. В восточной части он расширяется, что придает постройке
Т-образную форму. В храме, в апсиде северного нефа, имеется крещальня, и это
Хрушкова Л.Г. Раннехристианские памятники Восточного Причерноморья (IV-VII века). – Мо
сква. 2002. – С.195-259.
также уникально для Абхазии. Здесь были найдены многочисленные детали, вы
полненные в мраморе из Проконесса. Исходя из этого, исследовательница это
го памятника Л.Г. Хрушкова считает возможным, что храм мог быть построен по
приказу императора Юстиниана для абазгов, как об этом пишет Прокопий Кеса
рийский. Время его возведения Хрушкова приурочивает к моменту завершения
войны между Византией и Абазгией, т.е. после середины VI века.
В 30 километрах севернее Цандрипша, в ущелье реки Хашупсе, на верши
не горы расположена одноименная крепость. Памятник не изучался. Внутри
крепости, на верхнем плато, сохранился ряд руин. Среди них хорошо читается
зальная церковь с полукруглой выступающей апсидой на востоке и притвором
на западе. Ни церковь, ни крепость не изучались, но предположительно дати
руются VI веком. Возможно, крепость была построена в более раннюю эпоху.
В 40 километрах от Себастополиса в северо-восточной части Абхазии распо
ложился известный по письменным источникам Цибилиум (Цебельда). Над боль
шим утесом реки Кодор была построена большая, по меркам Абхазии, оборони
тельная крепость Цибилиум. Она запирала выход в прибрежные зоны Империи
от ее врагов – кочевников северного Кавказа. Стены, башни, баня, цистерны для
воды, вся внутренняя структура крепости были выполнены по всем требованиям
Империи. Внутри крепости на красивом плато была построена церковь (Рис. 8, 9).
Крепость и церковь датируются VI веком и относятся к эпохе Юстиниана
Воронов Ю.Н. и Бгажба O.X. Крепость Цибилиум – один из узлов Кавказского лимеса Юсти
ниановской эпохи. ВВ.
ом 48. 1987. – С.116-132.
Рис. 1. Зиганис, план баптистерия (по Закарая и Леквинадзе)
Рис. 2. Гиенос, план церкви (по Хрушковой)
Рис. 3. Себастополис, план церкви (по Хрушковой)
Рис. 4. Питиунт, общий
план разновременных
храмов (по Апакидзе)
Рис. 5. Питиунт, план двойной церкви (по Микеладзе)
Рис. 6. Хашупсе, план церкви (по Хрушковой)
Рис. 7. Цандрипш, план базилики (по Хрушковой)
Рис. 8. Цибилиум, план и реконструкция церкви (по Воронову)
Рис. 9. Цибилиум, реконструкция крепости (по Воронову)
Д. В.
Гулариа
АБХ
ЗСКИХ Ц
РЕЙ З
ГОС
ОДСТВО В
НА
Ч. XI ВВ.
На фоне продолжающегося противостояния между Византийской империей
и Арабским халифатом, абхазские правители прошли путь от изменения поли
тического статуса своей страны, архонтства Абазгского под византийским про
текторатом, до независимого и мощного Абхазского царства. Из глубины веков
гласит нам летопись: «когда ослабли греки…. некто Леон, сын дочери царя Ха
зарии, возложив на (себя) корону, присвоил Апхазк и Эгрис до самого Лиха-а»
Окончательное завоевание арабами большей части Закавказья доверши
ло падение в Картли боковой ветви персидской династии Хосроидов и спо
собствовало приходу к власти, в силу их родства, династии Багратидов. «Оный
Джуаншер женился на деве из рода Багратионов, дочери Адарнасе по имени
Латаври. Но мать корила его за тот брак, ибо не ведала она достаточно, что ис
ходят они из рода пророка Давида, который нарекался божьим отцом по плоти.
Но как узрела супругу сына своего, возлюбила ее и благословила»
Всё IX столетие прошло в непрекращающихся враждебных отношениях
между Византией и Арабским халифатом. Это было достаточно трудное время
для византийских императоров Михаила II Травла (820-829) и его преемников
Феофила (829-842), Михаила III (847-861) и их современников багдадских ха
лифов аль – Мамуна (813-833) и аль-Мутасима (833-842), прославившихся раз
громом в 837 году восстания под предводительством Бабека, и аль – Мутавак
киль (847-861 гг.). Военные столкновения, сосредотачиваясь большей частью на
рубежах противоборствующих империй, продолжали наносить огромный урон
приграничным областям, подрывая экономическое состояние, уменьшая подат
ную силу и сокращая население этих провинций.
Усиление этой борьбы было связано, прежде всего, с общим упадком мощи
Халифата и Византии. Для усиления политической и экономико-финансовой
Летопись Картли. К.Ц.I. – С. 251.
Там же. – С. 252.
системы указанных стран, необходим был больший контроль над структурой
транзитных, караванных коммуникаций. Из Индии и Китая шли караваны, гру
женные драгоценными камнями, ароматами, пряностями и, самое главное, цен
нейшим китайским шелком. Заинтересованность этих двух империй обуславли
валась тем, что торговые пути в Индию и Китай проходили по иранскому терри
ториальному массиву, входившему в состав Багдадского халифата, а выходы к
портам Средиземного и Черного морей находились в руках Византии, что влек
ло к неизбежному острейшему соперничеству за обладание этими важнейшими
экономическими артериями.
За жестокой схваткой, на тот момент самых сильных государств мира, при
ведшей к некоторому их взаимному ослаблению, последовала длительная и
тяжёлая борьба между закавказскими государственно-территориальными об
разованиями за политическую гегемонию в этом стратегически важном ре
гионе. В эту борьбу сразу вступают преемники абхазского царя Леона II, при
котором ещё в VIII в. Абхазия оформилась как независимая от Византии по
литическая единица, включив в свою систему государственного управления
всю территорию современной Западной Грузии. Разумеется, Константинополь
не сразу смирился с отчуждением страны, занимавшей ключевое положение.
Он предпринимает неоднократные попытки установить контроль над Абхаз
ским царством, которое в свою очередь так ожесточённо сопротивлялется
этому давлению, что заставило Византию перейти к её формальному сюзе
ренитету. Главной причиной, вынудившей Византийскую империю отказать
ся от активной завоевательной политики в отношении Абхазского царства,
равно как и армянских государственно-территориальных образований, были
её кровопролитные войны против халифата. Создавая коалиции закавказских
государств, финансируя и вооружая их, каждая из сторон способствовала бо
лее организованному сопротивлению противоборствующей стороне. Одним
из главных игроков на этой политической арене были абхазские правители,
стратегическая цель которых заключалась в завоевании и установлении кон
троля над современными территориями восточной Грузии, северной Армении
и западного Азербайджана.
Одним из самых значительных на тот момент игроков на политическом поле
Закавказья были армянские Багратиды, основавшие Анийское (Ширакское)
царство. Пытаясь расширить свои границы и установить военно-политический
контроль над регионом, они столкнулись на этом пути с Абхазским царством,
которое своими действиями не только стояло на пути устремлениям и страте
гическим планам армянских царей, но и создавало прямую угрозу их северным
владениям. Соперничество Абхазского и Армянского царств и княжеств нача
лось во второй половине IX века, но особо большие размеры оно приняло в
конце IX века и на всем протяжении X века
Хонелия Р.А. Политические взаимоотношения абхазского царства и царства армянских Ба
гратидов в IX–X вв. – Ереван. 1967. – С.9.
Одно из важнейших мест в этой борьбе занимала территория Картли, кото
рая представляла собой важную в экономическом отношении область, где были
торговые коммуникации, проходившие по долинам плодородных рек Иори,
Алазани и Арагвы. Этот регион являлся важным плацдармом для дальнейшего
продвижения и на север, с целью установления контроля над Аланскими воро
тами, района нынешней территории Военно-грузинской дороги.
Значительной областью была и Кахети, которая ещё с конца VIII в. пред
ставляла собой союз племён в области «центрального Кавказского хребта и
Дарьяльских ворот, различных по языку и этнической принадлежности, во гла
ве с цанарами – одним из самых воинственных племён, вероятно, вайнахского
происхождения, переселившихся из верховьев р. Терек на юг, в долины рек Ала
зани и Иоры»
. Из родоплеменной знати цанаров и вышел «правящий род в Ка
хети в лице хорепископа
Григола (787–827 гг.) и его преемников, ставших на
следственными правителями нового государственного образования»
. Понимая
о важном стратегическом значении района Военно-грузинской дороги, цанары
стремились удержать её в своих руках. Хорепископу Григолу приписывается
«основание города Телава, который, по своему положению, запирая переход
через местность Гамбор и дорогу через Эрцо, по всей вероятности был построен
против опасности, угрожавшей Кахети со стороны Карталинии»
Летопись «Матиане Картлиса» сообщает о битве за Картли, которую начал
хорепископ Кахети Григол. Внезапно напав, он захватил восточные территории
Шида (Внутреннюю) Картли вплоть до р. Ксани. И, как приводит источник: «Под
держали Григола горцы – цанары и тбилисский эмир»
. Эти действия, совер
шенные Григолом, нарушили хрупкий баланс, который сохранялся на данной
территории. Правитель Тайка и Кларджика Ашот I Куропалат (786–826 гг.) тут
же выдвинул свои войска из своей главной крепости Артанудж, который надо
сказать, был крупным торговым центром, расположенным на большом торго
вом пути. Он «небезосновательно считал Картли своей законной вотчиной, в
связи с тем, что, ещё в 80-х годах VIII в., будучи правителем Картли под по
кровительством Византии, у него начался военный конфликт с арабами в лице
Тифлисского эмира, в результате которого, потерпев поражение вынужден был
бежать в пограничную с Византией область Кларджию»
, где при содействии ви
зантийцев основал княжество под названием Тайка и Кларджка (по груз. терм.
Тао-Кларджети) c приданным ему византийским придворным чином куропала
том (хранителем дворца) и стал его правителем. Как сообщает автор «Матиане
Картлиса», союзником Ашота I Куропалата (786–826) стал его зять – правитель
Абхазского государства царь Феодосий II (806–825 гг.), без участия которого
Минорский В. История Ширвана и Дербента. – М. 1963.– С. 210-211.
Хорепископ – титул правителей Кахетии.
Мкртумян Г. Грузинское феодальное княжество Кахети VIII – XI вв. – Ереван. 1983. – С.72
История Грузии князя Баратова. – Санкт-Петербуг. 1871. – С.7.
Летопись Картли. К.Ц. I. – С. 252.
Мкртумян Г. Указ. соч. – С.73.
вряд ли была достигнута победа. Союзники наголову разбили войска хорепи
скопа Григола на р. Ксани утверждает источник: «
то же время выступил в по
ход Ашот Куропалат, ему оказал помощь царь абхазов Феодосий, сын второго
Леона, что был зятем Ашота Куропалата. Явился Григол из Кахети. И сошлись на
Ксани Ашот и Григол. Обратили в бегство Григола, мтавара Кахети, и овладели
землями, коих отторг от Картли. Стал владетелем Ашот от Кларджети до Ксани»
По мнению абхазского историка З.В. Анчабадзе, «участие абхазского царя Фео
досия в этой борьбе за преобладание и господство объясняется, разумеется, не
столько стремлением оказать поддержку захватническим планам своего тестя,
сколько желанием изгнать из Картли более опасного, на его взгляд, соперника–
кахетинского мтавара. Самому же претендовать на овладение Картли у Феодо
сия пока ещё не было возможности»
Но важным составляющим этих событий является то, что оно предопреде
лило начало длительной борьбы следующих абхазских царей за контроль над
этой очень важной территорией, коей была Картли, с сильным противником в
лице армянского царства Багратидов и его сателлитов. После захвата Картли
Ашотом I Куропалатом снова разгорается борьба между княжествами за эту
территорию, приведшая к заговору картлийских азнауров и убийству «Ашота I
Куропалата в Гардабанской церкви»
Арабский халиф аль – Мамун (813–833) направляет в регион карательные
войска, возглавляемые Халилом ибн-Йазидом, для укрепления заметно пошат
нувшегося положения арабов. Арабский полководец принимает решительные
меры, пользуясь противоречиями между правителями княжеств. Цанары, остав
шись один на один с арабами, вынуждены были заключить тяжелый мир с ними.
В связи с этим источник сообщает: «Пришел Халил арабиец, сын Изида, заво
евал Армению, Картли и Эрети»
. Он назначает эмиром Тифлиса своего став
ленника Али ибн – Шуаба, отпрыска рода иранских градоначальников – шахапов
Тифлиса доарабского периода.
С приходом к власти нового эмира Исхака ибн–Шуаба (833-853) начинается
новый этап борьбы против халифата. Очередное вторжение Халила ибн-Йазида,
вызвавшее отчаянное сопротивление цанаров-гардабанцев (Гардабани – область
в Кахети) под главенством хорепископа Дачи, завершилось разгромом арабских
сил у с. Гаваз, находящемся на левом берегу р. Алазани. Несмотря на это пораже
ние, Йазид предпринял новую попытку вторжения «в 841 г., где в сражении у с.
Хозабир в Джавахке потерпел сокрушительное поражение от объединенных сил
тифлисского эмира Исхака и цанаров-гардабанцев и был убит»
После убийства Ашота I Куропалата в 826 году на престол вступает его сред
ний сын Баграт I Куропалат (826–876). Очередной поход арабов в Картли для
Мкртумян Г. Указ.соч. – С.13.
Анчабадзе З.В. Из истории средневековой Абхазии (VI–XVII вв.). – Сухуми. 1959. – С. 123.
Летопись Картли К.Ц. – С. 254
Там же. – С. 255.
Летопись Картли. – С. 256.
усмирения тифлисского эмира Исхака и цанаров – кахетцев возглавил сын Йа
зида эмир Мухаммед. Баграт I Куропалат принял сторону арабов, за что эмир
Мухаммед пожаловал ему в управление Картли, отвоёванный у тифлисского
эмира Исхака до р. Ксани. В дальнейшем, захватив крепость Уплисцихе (досл.
крепость властелина), коалиционные войска Мухаммеда и Баграта I Куропала
та встретились у местечка Рехи, вблизи совр. Гори, с отрядами эмира Исхака и
их союзниками цанарами-гардабанцами. Сражение не выявило победителя, как
сообщают источники, за что снялся эмир Мухаммед и ушел в Бардав (Партав) –
(Албания).
Вступив на абхазский трон, младший брат Феодосия II Дмитрий II (825–861),
начинает проводить активную деятельность на восточном направлении в борь
бе с арабами. Так, в 852 г. посланное на Кавказ халифом аль-Мутаваккилем,
с целью укрепления контроля, огромное войско под управлением Буги-тюрка,
подвергло разорению практически все Закавказье. Его в походе сопровожда
ли ишхан Армении Смбат Багратуни (Абдулабаз) (824–855) и Баграт I Куро
палат (826–876). Как сообщает «Летопись Картли» ишхан Смбат (Абдулабаз)
вошел в тайные сношения с некоторыми правителями княжеств, в частности, с
удельным правителем Картли «Гуарамом, младшим сыном Ашота I Куропалата,
и послал тайное письмо цанарам против Буги-тюрка»
. Арабы захватили много
крепостей и земель, взяв в плен многих правителей княжеств и вождей племен.
Затем, подступив к Тбилиси. штурмом взяли город, пленив эмира Исхака, и за
тем казнив его. После этого, против арабов, на стороне которых воевал Баграт
Куропалат, выступил абхазский царь Дмитрий II, однако потерпев поражение,
отступил «по Двалетской дороге». Несмотря на поражение абхазского царя и
его союзников тифлисского эмира и цанаров-кахетцев, борьба с арабами про
должалась с удвоенной яростью, в силу чего арабы так и не смогли прочно за
крепиться на этой территории.
Активную военно-политическую линию проводит Дмитрий II и на западном
направлении. Византийские императоры аморийской (фригийской) династии,
Феофил и наследовавший его сын Михаил III Травл трижды терпели поражение
от абхазских войск
В связи с ослаблением власти Арабского халифата, усиливается борьба меж
ду различными политическими единицами за государственно-территориальное
господство в Закавказском и переднеазиатском регионе.
После Дмитрия II (825–861) Абхазское царство наследовал брат его Георгий
I (861-868 гг.), вошедший в историю под именем Георгия Агцепского, видимо от
названия Агца, местности около Анакопийской крепости, главной резиденции
абазгских (абхазских) царей.
По примеру своих предшественников, Георгий I также стремился овладеть
Картли. Ему удалось даже осуществить это на некоторое время и посадить в
Картли эриставом своего племянника. В «Матианэ Картлиса» по этому пово
Летопись Картли. – С. 256.
Латышев В. Из истории христианства на Кавказе.
II. – Санкт-Петербург. 1911. – С. 180.
ду читаем: «Прибыл Георгий, царь абхазский, брат Феодосия и Дмитрия, сын
Леона; овладел он Картли и поставил здесь эриставом Чихской (области) сына
Дмитрия» (имени его летописец не называет).
После смерти Георгия I (861–868) в Абхазском царстве началась династи
ческая борьба за престол. Наследниками бездетного Георгия I были его пле
мянники (сыновья Дмитрия II), чихский эристав и малолетний Баграт. Однако
супруга Георгия I в борьбе за власть организовала заговор, в результате кото
рого старший сын его брата Дмитрия II был убит, но его младшего сына Баграта
спасли его приверженцы и отправили в Константинополь. По этому поводу ле
тописный источник сообщает: «
упруга царя Георгия умертвила сына Дмитрия,
cоблазнила мтавара Иоанна Шавлиана, а тело Баграта выбросили в море. Но
господь спас его, и он достиг града Константинополя»
После того, как абхазским престолом сумел завладеть фаворит вдовы абхаз
ского царя Иоанн Шавлиан, он, чтобы закрепить свое положение, женил своего
сына Адернасе на дочери правителя северной части Тайка, Джавахка, Триалет и
части Ташира мампала Гуарама, младшего сына Ашота I Куропалата (786–826).
После смерти узурпатора абхазского трона, престол занял его сын Адернасе. В
период правления узурпаторов-шавлианов борьба Абхазского царства за геге
монию в Картли продолжалась. Абхазия, в частности, вмешивалась во внутрен
нюю борьбу, происходившую в Тайк-Кларджке, между мампалом Гуарамом и
его племянником Давидом, сыном Баграта I Куропалата.
Автор «Матиане Картлиса» рассказывает, что крупный аргветский феодал
Липарит Багваш перешел в Восточную Грузию, «занял Триалет, принадлежав
шую мампалу Гуараму и воздвиг здесь мощную крепость Клде-Кари»
. Своим
сюзереном Липарит избрал Давида I Куропалата (876–881), поскольку послед
ний оспаривал часть территории Картли у Гуарама.
Сын Гуарама Наср повел борьбу против Давида I Куропалата (876–881 гг.).
В союзе с ним выступил Гурген (881–891), внук Ашота I Куропалата от его стар
шего сына Адарнасе Артануджийского, впоследствии ставший куропалатом,
вместо убитого Насром Давида I Куропалата. Борьба между Давидом, Насром и
Гургеном, которые были двоюродными братьями, еще более осложнилось, когда
в число борющихся между собой тайк-кларджинских князей, включился еще
один участник, что расширило рамки этой борьбы.
В эту междоусобицу активно вмешался основатель армянской династии Ба
гратидов – ширакский (анийский) царь Ашот I Багратуни (885–890 гг.), главной
целью которого было противостоять притязаниям абхазского царя, в связи с
чем он выступил на север для присоединения к Армянскому царству гаваров
(уездов) бывшего бдешхата (округа) Гугарк-Ашоцка и Ташира, главной цита
делью которых являлась Лорийская крепость, к северу от которой находилась
область Шида-Картли, подконтрольная абхазскому царю. Поэтому понятно, что в
споре между правителем Тайка и Кларджка Давидом I Куропалатом (876–881 гг.)
Летопись Картли. К.Ц. I. – С. 258.
Там же.
(внуком Ашота Куропалата, сын Баграта I Куропалата) и его дядей (отца брат)
мампалом Гуарамом (ум. 882 г.) (младшим сыном Ашота I Куропалата), Ашот I
Багратуни содействовал Давиду I Куропалату, а это угрожало интересам Гуара
ма и его сына Насра (ум. 888 г.), так как если бы Ашоту I Багратуни удалось бы
захватить Картли, он легко мог бы осуществить свои замыслы и занять выше
упомянутые гавары Ашоцка и Ташира. Отсюда и напрашивается вывод почему
Гуарам и его сын Наср питали вражду к Ашоту I Анийскому и были на сторо
не абхазов. Проф. З. В. Анчабадзе подчеркивает это обстоятельство. Он пишет:
«Поскольку армянский эристав эриставов Ашот выступил против царя абхазов,
Давид I Куропалат, сын Баграта, разумеется, должен был принять сторону про
тивника царя абхазов и способствовать тому, чтобы обессилить своего постоян
ного соперника, захватившего Картли, тем более что Наср, сын Гуарама, помогал
абхазскому царю»
. Именно поэтому «Давид и Липарит помогли армянам».
Таким образом, начавшееся со второй половины IX в. и продолжавшееся до
80-х годов того же столетия соперничество между абхазскими царями, армян
скими Багратидами и Баградитами Тайка и Кларджка за овладение рядом важ
нейших областей Центрального Закавказья (Картли, Тифлисский эмират, район
Дарьяльского ущелья) фактически переросло в борьбу за политическую гегемо
нию во всем Закавказье. Армянский историк начала XI в. Степаноза Таронский
(Асохика) свидетельствует о том, что «еще до воцарения своего Ашот в продол
жение тридцати лет являлся то ишханом, затем ишханом ишханов армян и по
бедителем всех соседних народов, сделал великолепными обители Армении»,
считает, что приоритет в этот период был в руках армянских Багратидов в лице
эристава эриставов (т.е. ишхана ишханов) Ашота I Багратуни
После поражения от Давида I Куропалата и Ашота, сын Гуарама Наср, вы
нужден был покинуть страну и бежать в Константинополь, где он находился око
ло семи лет. В результате его наследственные владения после смерти Гуарама
(882 г.) отошли к наследникам Давида I Куропалата.
Правитель Тайка и Кларджка Адарнасе II Куропалат (891–923 гг.), сын Дави
да I Куропалата, в 891 году провозгласил себя «правителем Картли», cделавшись
главным противником возвратившегося из Константинополя Насра. Как Адар
насе II, так и его союзники, видимо, нуждаясь в военной помощи, снова призва
ли на помощь армянского царя Ашота I . В этой связи И.Джавахишвили пишет:
«Столь удачно организованная борьба между Насром и наследниками Давида
являлась на самом деле борьбой между абхазами и армянами»
Нерешительность Адарнасе, сына узурпатора абхазского престола Иоанна
Шавлиана, в деле прочного овладения Картли, вызвало недовольство со сто
роны абхазской знати. Скрывавшийся в Константинополе, единственный за
конный наследник абхазского престола, младший сын Дмитрия II (825–861)
Баграт, с помощью византийских войск и поддержанный абхазской знатью вы
Анчабадзе З.В. Из истории средневековой Абхазии VI–XVII вв. – Сухуми. 1959. – С.124.
Джавахишвили И. История грузинского народа. – Тбилиси. 1965. Т. II. – С. 89.
Там же. – С. 91.
садился в Абхазии, и свергнув узурпатора Адарнасе взошел на абхазский трон
под именем Баграта I (888–893).
Он cразу же начал борьбу за Картли, правда
не совсем удачно. Об этих событиях, которые имели место в 888 г., автор «Ма
тиане Картлиса» сообщает: «Пришли Гурген и Адарнасе, сын Давида; помогли
(им) армяне, сразились на Мтквари (т.е. на р. Куре), победили абхазов, убили
Насра и мтавара осетин Бакатара, а также эристава абхазов»
. В этом тексте
грузинский учёный М.Лордкипанидзе предполагает мысль о том, что «осетины
были не просто союзниками, а подчиненными абхазам»
Однако «несмотря на то, что абхазы и их союзники на данном этапе потерпе
ли поражение, по всей вероятности, их позиции все же были достаточно крепки.
Ашот I Багратуни в 890 г., осознавая, что только военной силой невозможно
утвердиться в Картли, пошел на заключение военно-политического союза с Аб
хазским царством»
, признавая за ним право контроля за Картли, что вызвало
отрицательную реакцию со стороны правителя Тайка и Кларджка Адарнасе II
Куропалата (888–923), и борьба за Картли вступила в новую стадию.
Характеризуя выступления кахетинцев, а также их союзников-картлийских
азнауров, И. Джавахишвили пишет: «И в данном случае главарями и зачинщи
ками восстания в Кахети являлись картлийские азнауры, кахетинцы присоеди
нились после. Разумеется, что в ликвидации независимой власти в Кахети не
были лично заинтересованы картлийские азнауры, если это было бы явлением
жизни Кахети, тогда они находились бы в своих рамках; но допустить ликвида
цию независимости Кахети они, естественно, не желали: это ведь могло способ
ствовать усилению царя абхазов. Однако поскольку царь абхазов в то же время
являлся владетелем Картли, то в таком случае расширение и укрепление его
прав могло вызвать обуздание прежнего произвола и самовольных действий
картлийских азнауров»
Конец IX – нач. X вв. ознаменовались очередным обострением борьбы за
господство над Картли. Армянское (Анийское) царство при Смбате I Тиезеркала
(890–914) значительно расширило свои границы на севере до Главного Кав
казского хребта. Таким образом, установив контроль над цанарами, и прибрав
к рукам ключи от Аланских ворот, Смбат I навис над Картли. Эти поползновения
вызвали оперативное вмешательство Константина III (893–922), сына Баграта I,
который стремительно вошел в Картли, установив контроль над этой областью.
В ответ на это Смбат I с большим войском вторгся в Картли. Он взял в оса
ду крепость Уплис-Цихе, которая открывала дорогу со стороны Кахети, и затем
хитростью овладел её. Историк Иоаннес Драсханакертский свидетельствует:
«Константин III собрал войско, двинулся в северные края, что находятся в до
«Летопись Картли» К.Ц. I. – С. 261.
Там же.
Лордкипанидзе М. Политическое объединение феодальной Грузии. – Тбилиси. 1963. – С.198.
Хонелия Р.А. Политические взаимоотношения Абхазского царства и царства армянских
Багратидов в IX–X вв. – Ереван. 1967. – С.9.
Джавахишвили И. История грузинского народа.
.II. – Тбилиси. 1965. – С.89.
линах гор Кавказских, чтобы подчинить себе страну гугаркцев (цанаров) и тех,
что обитают вблизи аланских ворот»
. В этой борьбе между противоборствую
щими сторонами к Смбату I перешел правитель Тайка и Кларджка Адарнасе II
Куропалат (888–923).
Константин III был женат на дочери Адарнасе II, от которой у него был сын
Георгий, но политические страсти стали так накалены, и угроза, нависшая над
Адарнасе II со стороны абхазского царя была столь ощутимой и внушала ему
такой страх, что он предпочел пренебречь родственной связью и выступил
против абхазского царя в союзе с Смбатом I Анийским. Объединенные войска
обоих Багратидов вторглись в Картли, подвергая ее разорению. В силу много
кратного превосходства сил противника, Константин III пошел на переговоры
с армянским царем. Во время переговоров, участвовавший в них Адарнасе II, и
сопровождавшие его армянские нахарары, совершили вероломный акт – пле
нив Константина III доставили его к Смбату I, который «заковав его в цепи, от
правил в крепость Ани»
. Однако необходимо заметить, что армянский (аний
ский) царь распорядился, чтобы с пленником обходились с соответствующими
его царскому сану уважением и почестями. В связи с этими неординарными
событиями в Абхазском государстве начались волнения, как среди абхазской
знати, так и в обществе в целом, по вопросу выбора нового царя. По мнению
некоторых исследователей Смбат I, испугавшись этих событий, связанных с вы
бором более энергичного и сильного абхазского царя, а возможно из-за неупо
мянутых летописью, неудачных боевых действий с абхазскими войсками, после
четырехмесячного заточения освобождает Константина III и заключает с «ним
мирный договор об окончании войны, длившийся с 905 г. по 907 год»
, по кото
рому возвращает ему всю Картли вместе с крепостью Уплис-Цихе. По нашему
мнению, освобождение абхазского царя, могло быть связано с активными воен
ными действиями, которые развернули абхазские войска на территории Карт
ли, ведомые оставшимися без своего царя полководцами армии. После своего
освобождения, Константин III расторг брак с дочерью Адарнасе II, который уча
ствовал в его похищении и женился на дочери Смбата I. По мнению отдельных
ученых, предпринятый Смбатом I этот политический шаг, в установлении союз
нических отношений с Абхазским государством, был обусловлен тем, что халиф
аль-Муктадир (908–932), воспользовавшись тем, что армянский царь ведет на
севере войну с Абхазским царством, в 907 году двинул на него войска во главе
с правителем (Вали) Атрапатакана Юсуфа ибн Абу Саджа (921–928), и «армян
скому царю понадобился не только союзник, но и убежище»
. Эта война эмира
Юсуфа против Смбата I продолжалась до 914 года, когда арабы на протяжении
Иоаннес Драсханакертский. История Армении. – Тифлис. 1912. – С. 162.
Там же.
Хонелия Р.А. Вестник Академии наук Абхазии №1. Арм. историк IX в. Шапух Багратуни. К
вопросу авторства и некоторые проблемы историографии истории Абхазского царства.
. I. –
Сухум. 2003. – С.105 .
Амичба Г.А. Средневековая Абхазия в грузинских нарративных источниках. – Сухум. 2011. –
С.129.
этого периода, разорив княжество Сюник, Васпуракан и Вайосдзор схватили
его в крепости Капоэти, в районе Эрзерума, «увезли в Двин, где и повесили на
. Положение становилось настолько невыносимым, что тысячи армян
ских семей искали спасения на чужбине. Многие из них бежали в Абхазское
царство. «Это был не первый случай, когда жители Армении находили убежище
и защиту на территории Абхазии»
После гибели Смбата I Багратуни, абхазский царь Константин III утвердился
в Картли. Более того хорепископ Кахети Квирике I (893–918), признавая себя
вассалом абхазского царя участвует в его походах против Эрети. В результа
те вторжения, Эрети снова становится под контролем Абхазского государства.
Константин III взял себе крепость Ариши, один из важных пунктов Эрети, со
единяющих Кахети с Дагестаном, а так же крепость Гаваз – транзитный путь,
соединяющий с Ариши, расположенный в пределах совр. Кварельского района,
а незначительную крепость Орчоби отдал Квирике. После смерти Константина
III в Абхазском царстве разгорается борьба за власть между его сыновьями. У
Константина III было два сына: Георгий II (922-957) от первого брака – с доче
рью Тайк-Кларджкского правителя Адарнасе II (888–923) и Баграт – от второго
брака с дочерью армянского царя Cмбата I. В этой схватке за царский трон,
несмотря на оказываемую поддержку Баграту его тестем Гургеном Великим
(918–941), внука Гургена Куропалата (881–891) по линии Артануджей
, шедшей
по линии старшего сына Ашота I Куропалата – Адарнасе, в этой борьбе реши
тельную победу одержал Георгий II (922–957), на стороне которого выступил
брат его зятя (муж сестры) Мушега, Ашот II железный (914–929). Вступив на
трон, Георгий II проводит, ставшую традиционной для абхазских царей, актив
ную внешнеполитическую деятельность по установлению контроля над Кахети
и Картли, что сразу же вызывает сопротивление знати этих княжеств. При содей
ствии кларджкских и армянских (ширакских) Багратидов, там снова начинается
смута, вследствие чего для укрепления там положения Георгий II назначает на
местником Картли своего старшего сына Константина. Но спустя три года Кон
стантин при содействии местной картлийской знати, а также Тайк-Кларджкского
и Кахетского правителей предал отца, и подняв против него мятеж, укрылся в
крепости Уплис-Цихе. Взяв «хитростью крепость Георгий II пленил Константина,
и ослепил его, после чего тот умер»
. Правителем Картли Георгий II назначил
другого сына, престолонаследника Леона III (957–967). Дальнейшее наступле
ние абхазских войск привело к захвату крепости Уджарма, расположенной к
востоку от Тифлийского эмирата, и являвшейся важной стратегической цитаде
лью, принадлежавшей брату кахетинского правителя Квирике – Шурте. Спустя
Летопись Картли. К.Ц. I. – С. 264.
Хонелия Р. Политические взаимоотношения Абхазского царства и царства армянских
Багратидов в IX-X вв. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата истори
ческих наук. – Ереван. 1967.
Смбат Давитис-дзе. История и повествование о Багратидах. – С.8.
Там же. – С. 267.
немного времени были захвачены и оставшиеся четыре важные крепости: На
хчеван, Бочорма, Лоцобани и Маран.
Крепость Лоцобанская принадлежала наместнику абхазского царя Иванэ
Аршис-дзе, а крепость Маран его брату Хахуа Аршис-дзе, наместникам, по всей
видимости, абхазского рода Аршба. Летопись «Матиане Картлиса» повествует:
«усилился он (Иванэ Аршис-дзе) и отложился от своего патрона… Крепость Ма
рани находилась (под властью) Хахуа, тоже Аршис-дзе, брата Иванэ… пришел
царь (Георгий II) и повелел устроить схватку войск. Овладели они искусно (кре
постью) и схваченного Хахуа представили перед царем: царь отправил его и
заточил в Джикети»
, что в принципе и подтверждает абхазское происхождение
этих феодалов Аршис-дзе. Следует подчеркнуть, что частые волнения картлий
ской и кахетской знати, поддерживались тайкскими и армянскими Багратидами,
которые делали все, чтобы воспрепятствовать усилению абхазских царей. Вре
мя правления Георгия II (922–957) характеризуется наибольшим могуществом
Абхазского царства периода чистых Леонидов.
После смерти Георгия II, на престол вступил его сын Леон III (957–967), про
должавший активную внешнеполитическую деятельность своего предшествен
ника. Он снова вторгается в Кахети во главе огромной армии, и устанавливает
контроль над Мухнари и Херки, территорией между р.Арагва и р.Ксани. Леон III
скончался от болезни во время этого картлийского похода в 967 году.
К началу последней четверти IX века в Абхазском царстве наступает поли
тический кризис, порожденный борьбой за престол между братьями Леона III
– Дмитрием и Феодосием.
После занятия абхазского престола Дмитрием III (967-975), под влиянием
кларджкских и анийских Багратидов и руками картлийской и кахетинской знати,
его младший брат Феодосий, прибывший из Константинополя, куда он был от
правлен для получения образования и соответствующего воспитания, прибыва
ет в Самцхэ и начинает вооруженную борьбу за царский трон. И.Джавахишвили
в связи с этим пишет: «…и здесь картлийские азнауры поддержали соперни
ка и врага абхазского царя, и представили ему убежище, стремясь тем самым
ослабить своего господина или же добиться возведения своего сторонника»
Прибывшие в Самцхэ войска абхазского царя, разбили ополчение «месхских
, поддержавших Феодосия, и тот вынужден был бежать в Картли под
покровительство местного феодала по имени Адарнасе
, за стенами сильной
«крепости Дзама»
, «находящейся неподалеку от древнего города Мдзорети»
После трехмесячной осады Дзамская крепость сдалась по договоренности, что
Феодосий будет беспрепятственно выведен из крепости, и отправлен к тайк
Летопись Картли К.Ц. I. – С.268.
Джавахишвили И. Указ.соч. – С.105.
Там же – С.270.
Там же.
«Летопись Картли» – С.271.
Бердзенишвили Н. Вопросы истории Грузии. – Тбилиси 1964. – С.171.
скому правителю Давиду Куропалату. Затем он появился в Кахети у хорепи
скопа Квирике II. Абхазский царь прислал послов к кахетинскому правителю с
предложением отпустить к нему Феодосия, поклявшись не причинять ему зла.
Однако, заполучив брата, он ослепил Феодосия. Эти события вызвали волнения
в Абхазии, с целью возвести на трон Феодосия, но мятежники «не в силах ока
зались осуществить это, ибо был Дмитрий сильным и отважным»
Дмитрию III удалось одержать непростую победу в борьбе с Феодосием и
поддерживающих его объединенным фронтом картлийскими, месхийскими, ка
хетинскими правителями, а также, представлявшими наиболее опасных против
ников тайк-кларджкских куропалатов. Будучи вассалами византийских импе
раторов, тайк-кларджкские правители использовались Константинополем для
ослабления завоевательной политики абхазских царей.
После того как скончался Дмитрий III в 975 году, абхазским обществом на
царский престол был возведен Феодосий III (975–978). Недолгое правление
Феодосия привело к резкому ухудшению политической обстановки в Абхаз
ском государстве. Восточные провинции-княжества начинают выходить из по
виновения и проводить независимую политическую деятельность, в частности,
уже в этот период объявил о своей независимости правитель Кахетии Давид
(976–1010), который вторгся в Картли и завладел крепостью Уплис-Цихе.
В этот тяжелый для Абхазского царства исторический момент, когда государ
ство стояло на грани распада, а абхазские кланы боролись между собой за вы
движение своих ставленников на царский трон, на политической сцене появ
ляется новое лицо – наместник абхазского царя в Картли Иоанн Марушис-дзе.
Летопись сообщает: «Был в ту пору в Картли эриставом Иванэ Марушис-дзе, че
ловек сильный и многолюдный. Он представил пред Давидом Куропалатом [57]
посла своего и предложил выступить с войском своим и взять Картли или завла
деть ею самому, или пожаловать ее Баграту, сыну Гургена, сына дочери Георгия
— царя абхазов — и которому принадлежали со стороны матери (Гурандухт) Аб
хазия и Картли. Этот же Иванэ Марушис-дзе хотел (сделать) царем Баграта…»
Не вызывает сомнения его абхазское происхождение. Это утверждение осно
вывается на том, что в правление абхазской этнической династии Леонидов
при завоевании новых территорий и для твердого управления ими, необходи
мо было назначать наместниками этих областей из числа только собственной
этнической феодальной знати, что и делали абхазские цари. Примером этому
служат, помимо упомянутого наместника центральной Картли Марушис-дзе –
Маршания, также правители северной части Картли Мачабели-Ачба и южных
провинций Бараташвили-Гечба, управляющих восточными округами Абхазско
го государства Аршис-дзе – Аршба.
Иоанн Марушис-дзе несомненно был крупный политический деятель и
большой патриот своей страны, который вступил в эту большую политическую
Бердзенишвили Н. Вопросы истории Грузии. – Тбилиси. 1964. – С.171.
Там же. – С.272.
игру ради сохранения Абхазского государства и проделал огромную работу по
предотвращению распада страны. Именно в этот исторический момент судьбе
было угодно, чтобы в Абхазском царстве появилось рядом с Марушис-дзе со
общество людей, пассионарное состояние которых имело такой уровень, что
оно смогло предотвратить хаос в государстве.
В связи с этими событиями академик И. Джавахишвили писал: «
эту эпоху
неурядиц, которые возникли в период правления Феодосия Слепого, среди пра
вящих кругов оказалась группа, которая добивалась укрепления положения в
стране. Инициатором и вдохновителем этой группы был Иоанн Марушис-дзе»
Будучи И. Марушис-дзе абхазским наместником и самым богатым и могуще
ственным человеком в Картли, естественно был заинтересован, чтобы Картли
оставалась составной частью Абхазского царства. Но была и противополож
ная группировка, в которую входили местные, картлийские азнауры «во главе
с Кавтаром Тбели
», выступившие c сепаратистских позиций, т.е. были против
усиления царской власти и за выход Картли из состава Абхазского царства.
Единственным прямым наследником абхазского трона оставался внук Геор
гия II (922–957) Баграт, сын его дочери Гурандухт, и «сестры царей апхазских
Деметрэ и Феодосия»
. Гурандухт была супругой владетеля северной части
Тайка Гургена (1001–1008), сына Баграта II Регуени (961–994), являвшегося
младшим сыном Смбата I Куропалата (954–958) и братом Адарнасе III (958-
961) отца Давида III Куропалата (994–1001), прославившегося тем, что оказал
помощь византийскому императору Василию II Болгаробойце (976–1025), в
разгроме восставшего наместника восточных византийских провинций Варды
Склира на р. Галис в 976 г.
Как было сказано выше, воспользовавшись ослаблением центральной вла
сти, очередной раз восстали картлийские азнауры: «сговорились с азнаурами
из Накурдеви и правители войска и Кахети, сдали Уплисцихе, схватили Гургена
и сына его Баграта и царицу Гурандухт и увели в Кахети»
. Иоанн Марушис-дзе
сообщил об этом Давиду III Куропалату и попросил о помощи.
Быстрое движение Давида III Куропалата и угроза вторжения в Кахети за
ставили хорепископа Квирике II (929–976) прислать послов с запросом о мире,
по заключению которого правитель Кахети освободил пленных, вернул Картли,
за исключением двух крепостей, Цирквали и Груа, являвшихся пограничными
пунктами на р. Ксани, разделявшей Картли от Кахети.
В то же время усиливаются волнения среди абхазского дворянства. Феодосий
Слепой, возведенный на престол в порыве сочувствия, не мог управлять госу
дарством, почему оно сделалось предметом интриг. «Пользуясь этим случаем и
успокоением Карталинии, Иоанн Марушис-дзе прибывает в Абхазию, участвует
в этих волнениях и склоняет большинство абхазского дворянства, не дожидаясь
Джавахишвили И. История грузинского народа. II. – Тбилиси. 1948. – С. 121.
Летопись Картли. К.Ц.I. – С. 276.
Смбат Давитис–дзе. История и повествования о Багратионах. – С.11.
Там же. – С. 273.
смерти Феодосия, призвать на престол Баграта. Марушис-дзе уговорил абхаз
цев отправить депутацию к Давиду и объявить ему желание большинства. Да
вид III Куропалат, выслушав депутацию, вероятно, желая скрыть пред ней свое
удовольствие касательно исполнения давно задуманного, или воссоединения,
или же опасаясь беспорядков, не торопился дать свое согласие, на просьбу эту
он сказал, что как бездетный, усыновив и воспитав Баграта, возлагает на него
надежды как на своего наследника и потому отпустить его в Абхазию не может
иначе, как с обеспечением жизни посредством заложников из лучших фамилий,
он благословил Баграта и отправил в Абхазию»
Первоначально планы Давида III Куропалата и Иоанна Марушис – дзе со
впадали, а именно в вопросе возведения Баграта на абхазский престол, но в
дальнейшем, как покажут события, каждый преследовал свои политические ин
тересы.
Думается, что схема, предпринятая Иоанном Марушис–дзе, заключалась в
том, что, занимая абхазский царский трон, Баграт II (978–1014) становился за
конным наследником сразу трех политических образований. Первое, это владе
тельное княжество Тайка и Кларджка, где он являлся приемным сыном бездет
ного Давида III Куропалата, во-вторых, был единственным родным сыном Гур
гена, отцом которого был Баграт Регуени, под непосредственным управлением
которого находилась значительная территория, состоящая из таких провинций,
как Шавшети, Кларджети, Самцхе и Джавахети. И, в-третьих, его матери, царице
Гурандухт, как представительнице абхазского царского дома, было официально
выделено в управление княжество Картли, составной части Абхазского царства:
«а так как Баграт был ее единственным сыном, он являлся престолонаследни
ком Картли»
Таким образом, при осуществлении этих грандиозных замыслов, царь Баграт
становился правителем очень крупного государства под названием «Абхазское
царство».
По концепции грузинского историка И.Джавахишвили, воцарение в Карт
ли Баграта, царя Абхазии, произошло по той политической конструкции, ко
торую создал Давид III Куропалат. Он, созвав картлийских азнауров, обязал
подчиниться Баграту, как наследнику Тао, Картли и Абхазии
. Эта концепция
подверглась обстоятельной критике со стороны другого грузинского историка
Г.Меликишвили, отвергающего утвердившуюся в грузинской историографии
преувеличенную роль Тайк-Кларджка в исторических событиях X–XI вв. По тео
рии Г.Меликишвили этот процесс проходил не по инициативе тайк-кларджкских
правителей, а в соответствии с планами абхазских царей: «...требует пересмо
тра, установившийся среди специалистов взгляд на событие 978 г. с воцарени
ем Багратида в Абхазии, как дальнейшего претворения в жизнь планов Давида
Куропалата и Иоанэ Марушис-дзе по объединению Грузии. Абхазское царство
История Грузии князя Баратова. – Санкт-Петербург. 1871. – С. 31.
Там же. – С.32.
Летопись Картли. К.Ц. I – С.274.
в эту эпоху, несмотря на внутренние неурядицы, было столь сильным и впол
не независимым в отличие от Тао-Кларджети политическим образованием, что
правители последнего вряд ли могли тешить себя иллюзиями о присоединении
его к своим владениям. Наоборот, с воцарением Баграта в Абхазии, рушились и
надежды на присоединение Картли к Тао-Кларджетскому (Тайк-Кларджк) кня
жеству. Именно этим следует объяснить колебания Давида в деле воцарения
Баграта в Абхазии – он, после больших колебаний и предварительно получив
заложников, дал на это согласие. Видимо, было ясно, что этим делалось не его,
а чужое дело – правящей прослойке Абхазии представилась возможность полу
чить мирным путем то, что ей не удалось добиться силой: присоединить к Абха
зии не только Картли, но и, во всяком случае, одну часть владения Багратидов
…в Тао, которая полагалась Баграту по наследству по отцовской линии»
На наш взгляд, в планы Давида III Куропалата (994–1001), и стоявшего за
его спиной анийского (ширакского) царя Смбата II (977–989) входили все же
иные идеи. Как известно к X в. стали полунезависимыми Васпураканское цар
ство Арцрунидов со столицей в г. Ван (908), Ванадское царство боковой ветви
Багратуни со столицей в г. Карс (963–964), Сюникское царство династии Сюни
со столицей в г. Капан (970) и Ташир-Дзорагетское царство боковой ветви Ба
гратуни со столицей в г. Лори (988). В условиях усиления Анийского царства
Багратидов эти армянские государственные образования были вынуждены
соблюдать вассальные отношения с багратидскими царями, которые сохраня
ли контроль над престолонаследием, внешней политикой и военными силами
вассальных государств. В отношении Двинского эмирата Саларидов, княжества
Вайоц-дзор, Парисосского царства, царей Вананда и Ташир-Дзорагета Багра
тиды Анийского (ширакского) царства сохраняли права азгапета – старшего
члена династии.
На основе изложенной политической конфигурации, Давид Куропалат и
Смбат II, полагали что Баграт, являясь по отцу из династии Багратидов (Багра
туни), и став наследником указанных государственно-территориальных единиц
(Тайк-Кларджка, Картли и Абхазского царства) будет одним из правителей, вас
сального от армянских (анийских) царей, багратидского царства. Именно поэто
му поддержал армянский царь Смбат II Тайкского Куропалата, в деле воцаре
ния на абхазский престол Баграта. Подтверждение этой политической игры нам
видится и в сообщении летописца Степаноза (Асохика) Таронского: «Тайский
куропалат Давид и царь армянский Смбат поставили царем апхазов… сына Гур
гена, внука верийского царя Баграта Регуени»
Вопреки замыслам тайского и анийского Багратидов, Баграт II Абхазский, ко
роновавшийся на абхазский трон, стал правителем не одной из багратидских
государственно-политической единицы, а как преемник абхазских царей, ко
Меликишвили Г. Политическое объединение феодальной Грузии и некоторые вопросы
развития феодальных отношений в Грузии. – Тбилиси. 1973. – С. 135.
Всеобщая история Степаноза Таронского, Асохика по прозванию. Гл. XXVIII. – Санкт-Петербург.
1864. – С.180-181
торый предотвратил распад, а затем и укрепил основы государственной систе
мы Абхазского царства, как повествует хроника «… по истечении двух лет стал
он управлять и заботиться о всех делах своих, подобно деду своему, великому
царю Георгию (абхазский царь Георгий II (922-957))…»
, и начинает проводить
традиционную для абхазских царей активную завоевательную политику на вос
точном направлении.
Для окончательного разрешения внутриполитических затруднений, Баграт
II, чтобы лишить мятежно настроенную часть абхазской знати поводов для вол
нений и бунтов, с использованием смещенного Феодосия Слепого, отправля
ет того к Давиду III Куропалату. Как передает летопись: «Отправил он (Баграт)
царя Феодосия и дядю своего в Тао к Давиду Куропалату, ибо увидел в этом
лучший исход дела, дабы люди всякие – большие и малые – были бы в доброй
надежде на него или в страхе пред ним за допущение беспорядков»
Царь Баграт начинает бурную деятельность по укреплению системы госу
дарственного управления Абхазского царства, в частности, по установлению
твердого контроля на его восточных территориях, и, как сообщает источник
«в особенности, упорядочить расстроенные дела картлийские»
, пошатнувши
еся за время правления Феодосия. В 980 году Баграт II направляет военные
силы против картлийского удельного князя Кавтара Тбели, поднявшего мятеж
против владетельницы Картли царицы Гурандухт, его матери. Абхазский царь
стремительным ударом, в двух сражениях, у местечка Тигва
, расположенного
на границе Шида Картли (Внутренняя Картли), и в местности «Могриси, распо
ложенное на левом берегу Куры, к западу от р. Большой Лиахвы»
, разгромил
ополчение картлийцев.
После этого восстал правитель Клдекарской крепости Рати Орбелиан, вла
девший землями к югу от Куры Триалети, Манглиси, Атени. Против абхазского
царя в союзе с мятежником Орбелианом выступил Давид III Куропалат, недо
вольный царем Багратом, нарушивший его планы относительно перспектив Аб
хазского царства, и направил свои войска против отряда Гургена, отца Баграта
Абхазского, идущего на помощь его войскам.
Войска Давида III Куропалата возглавил Баграт Регуени, отец Гургена, пе
реметнувшийся на сторону Куропалата. Но Гурген, как сообщает источник:
«сразившийся с войсками Регуени до прихода абхазцев, был разбит и бежал
в Цептийское укрепление»
. Видя, что с абхазскими войсками, имеющимися у
него силами ему не управиться, Давид III Куропалат призвал на помощь ар
мянского (анийского) царя Смбата II (977–989), в союзе с которым выступили
отряды иверийских, васпураканских, сюникских, ахванских князей, а также во
Летопись Картли. К.Ц. I. – С.275.
Там же. – С.276.
Там же.
Там же. – С.277.
Джавахишвили И. История грузинского народа. Т. II. – Тбилиси. 1948. – С.39.
Там же. – С.278.
йска карского владетеля Ашота. И это огромное войско под командованием
Смбата II и Давида III Куропалата стало лагерем на берегу р. Куры напротив
отрядов абхазского царя. Увидев многократно превосходящие силы армянских
объединенных войск, Баграт, трезво оценивая соотношение сил и действуя по
теории известного изречения «силен тот полководец, который не только видит
путь к победе, но также знает, когда она (победа) невозможна», заключив мир,
«вернул Давиду Куропалату захваченную ранее крепость Сакурат, которую тот в
свою очередь уступил Смбату II, в знак признательности за оказанную помощь.
Это случилось в 437(988) году»
и показывает, что замыслы тайского куропалата
Давида III (961–1001) и анийского (ширакского) царя Смбата II, нивелировать
абхазское царство путем воздвижения на абхазский царский трон представи
теля армянской династии Багратуни (Багратиды), с последующим вхождением
абхазского царства в лоно и орбиту армянских государственных образований,
представителя этой династии Баграта, провалились. Внук великого абхазского
царя Георгия II (922–957), Баграт II продолжил традиции абхазских царей в
деле построения большого и сильного государства под названием Абхазское
царство просуществовавшее не одно столетие, и оказавшее огромное влияние
на политическое развитие всего кавказско-переднеазиатского региона.
Подтверждающим актом этого заключения является завершающая стадия
правления Баграта II Абхазского. Когда вышел из повиновения правитель Ка
хети Давид, отвергший требования о возврате картлийских крепостей Груа и
, абхазский царь начинает череду вторжений в области Кахети и
Эрети, против местных мятежных азнауров. Последний поход против Кахети
и Эрети, абхазский царь предпринял в 1010 г., где в течении года «полностью
завладел Эрети и Кахети, взял Квирике (хорепископ Квирике III) и держал при
Однако присоединение этих областей к Абхазскому царству привело к стол
кновению с Гянджийским эмиратом во главе с эмиром Фадлуном Шададди
дом (985–1031), чьи северо-западные владения граничили с Кахети и Эрети.
Пользуясь тем, что кахетинский правитель находился в плену у абхазского царя,
и Кахети оказалась без внутреннего самоуправления, гянджийский эмир стал
совершать набеги на пограничные земли Ках-Эрети. Баграт II не мог не отреа
гировать на посягательства эмира Фадлунана на свои новые территориальные
приобретения. Заключив союз с армянским царем Гагиком I (989–1020), царь
Баграт начинает войну против эмира Фадлуна. Соединившись с армянскими
войсками в районе Дзоракерт
, союзная абхазо-армянская армия вторгается в
пределы эмирата и осаживает крепость Шамхор: «этот великий и облаченный
мощью царь Баграт полонил земли Рана и подступил к городу Шамхор, устано
вил пилакуани [осадные орудия – камнемёты] и за несколько дней разрушил
Асохик. Указ.соч. там же.
Летопись Картли. К.Ц. – С.278.
Там же. – С.279.
Там же.
его стены. В ту же ночь Фадлон отправил послов, прося мира; обещал во все дни
своей жизни служить ему [Баграту], заплатил харадж и обязался воевать против
его врагов»
. Эта перманентная война, которую вели правители Эрети и их так
тические союзники хорепископы Кахети, против наместников абхазского царя,
каждый раз активизировалась как только последние оказывались оторванными
от своего патрона. Затянувшаяся в связи с этим борьба абхазского царя Баграта
II, завершилась полной его победой и присоединением этих областей к Абхаз
скому царству, ибо, как гласит летопись, «был велик и во всем могуч Баграт, царь
Абхазский»
. Еще одним позитивным результатом совместных действий абхаз
ского и армянского царей стало то, что эмир Фадлун вынужден был, прежде
захваченное армянское княжество Парисос, уступить армянскому царю Гагику I.
Возвращаясь к вопросу о том под именем какой династии приходит к власти
в Абхазском государстве царь Баграт, мы понимаем, что он является непростым
и достаточно спорным для некоторых исследователей. Но мы твердо придержи
ваемся концепции, что овладение Багратом абхазской короной, отнюдь не было
связано со сменой Леонидской династии. Как видно, царевич Баграт мог занять
абхазский престол не как Багратид, да еще при живом Феодосии Леониде, а
только как легитимный представитель (по материнской линии) династии Лео
нидов – внука абхазского царя Георгия II (922–957 гг.). Можно с уверенностью
предположить, что любой другой исход этого политического действа мог бы
вызвать такой политический кризис, который привел бы страну к распаду, а это,
как мы понимаем из сказанного выше, не было выгодно ни одной из сторон, и
они сделали все для того, чтобы миновать этот абхазский внутриполитический
кризис, для чего и был поставлен на трон, согласованный всеми участниками
этого процесса, Баграт II, и его, на наш взгляд, именно так и надо именовать т.к.
на троне абхазских Леонидов мог быть только их престолонаследник.
История знает немало примеров, когда при отсутствии преемников муж
ского пола, преемственность идет по женской линии. В данном случае это го
ворит о применении салического закона – права престолонаследия о запрете
женщинам наследовать престол, который применялся во многих государствах
Европы, начиная с раннего средневековья, но допускалось наследование пре
стола потомками мужского пола по женской линии. А вот правление царицы
Тамар и её дочери Русудан можно отнести ко второму варианту салического
закона т. н. полусалическое наследование, при котором после пресечения всех
мужских линий престол переходит к женскому потомству последнего монарха.
Бывает соединение обоих вариантов салического закона. Так, например, в 1224
году, Русудан, дочь царицы Тамар, ставшая правительницей Абхазского государ
ства после смерти её брата, царя Георгия Лаша, вышла замуж за сельджукско
го принца Мухаммада Мугиса уд-Дина Туркан Шаха (внука Конийского султа
на Кылыч – Арслана II) и имела от него сына, впоследствии известного как царя
Летопись Картли. К.Ц. . – С. 280.
Там же.
абхазов Давида Нарына (1245-1259). Здесь следует отметить, что в источниках
указывается именно Давид Нарын, а не Нарин
, как это в последнее время вво
дится в научный оборот.
С воцарением Баграта Абхазское царство не претерпело каких-либо из
менений как в политическом плане, так в системе государственно-правового
управления. Прежде всего, законность наследования Картли Багратом по ли
нии Леонидов, мы черпаем опираясь на источник «летописи Картли», который
в двух местах подчеркивает титулатуру матери Баграта царицы Гурандухт, ее
этно – династическую принадлежность, а также права владения Картли: «В
ту пору Уплисцихе и Картли владела царица Гурандухт. Сия царица Гурандухт
была дочерью Георгия, царя абхазов и матерью Баграта»
. В другом месте дан
ный источник подтверждает ту же мысль словами: «Баграт, сын Гургена, сын до
чери Георгия, царя абхазов — которому принадлежали со стороны его матери
[Гурандухт] Абхазия и Картли»
. Из приведенных цитат ясно видно, что Картли
является не вотчиной Гургена, отца Баграта, а его матери Гурандухт, которую
источник называет царицей, и Картли принадлежит именно ей как наследнице
абхазских царей из династии Леонидов. А вот наследование отца его Гургена
является одной из частей княжества Тайк-Кларджка. Читаем у Г. Меликишвили:
«…одну часть владения Багратидов в Тао, которая полагалась Баграту по наслед
ству по отцовской линий»
Многовековые культура и традиции абхазов, последовательно приведшие
к возникновению и развитию столь могущественного государства как Абхаз
ское царство, очень точно и всеобъемлюще отметил К. Д. Кудрявцев: « …эти
явления объясняются тем, что благодаря торговым путям, пролегавшим с За
пада на Восток, абхазское населе
ние было наиболее сильным в материальном
и культурном отношении в Закавказье. И, исключительно благодаря громадной
духовной мощи абхазцев той эпохи, как народа – на
ции и громадных духовных
и материальных сил, таившихся в них в те времена, с одной стороны, и с другой
– культурных, в особенности по той эпохе владычеством абхазцев и, на
конец,
западным укладом жизни, который они, восприняв в своих сношениях с Римом,
Византией, Херсонесом, Боспором Киммерийским и т. д. несли на Восток… Ле
ониды, вместо грабежа, пожаров и разо
рения в завоёванных ими странах, как
это было правилом и законом той эпохи, наоборот, укрепляли, охраняли и об
устраивали занятые ими районы и области»
Резюмируя изложенную концепцию, мы видим, как происходит становление
достаточно сильного государственного образования под названием Абхазское
царство и распространение его огромного влияния в системе международных
Давид Багратиони. История Грузии. § 100. – Тб. Мецниереба. 1971.
Летопись Картли. К.Ц. I. – С.275.
Там же. – С. 272
Меликишвили Г. Политическое объединение феодальной Грузии и некоторые вопросы раз
вития феодальных отношений в Грузии. – Тбилиси. 1973 . – С. 135 .
Кудрявцев К. Сборник материалов по истории Абхазии. – Сухум. 1926. – С.16.
отношений указанного периода. При «царе абхазов» (так выглядит аверс его
монет) Баграте II (978–1014), прямом преемнике абхазских царей династий
Леонидов, что подтвержадется составленным по его распоряжению «Диваном
абхазских царей», происходит дальнейшее законное, легитимное расширение
пределов Абхазского царства, которое охватило территории современной Гру
зии, а также значительной части нынешнего Азербайджана и северных земель
армянских Багратидов. И поэтому, персидские, армянские, грузинские, визан
тийские и арабские летописные источники того периода называют страну не
иначе, как Абхазское царство, Абхазия, Абхаз, Апхазк, Авазгия, Абазгия.
инастия
еонидов
Леон
Феодосий
Георгий
Агца
Баграт
Константин
Георгий
Леон
III
Дмитрий
III
Феодосий
III
Баграт
Абхазский
Иоанн Шавлиан
(Узурпатор)
Адарнасе
Шавлиан
(Узурпатор)
Дмитрий
Армения и сопредельные страны в 862-953 гг.
Автор карты С. Т. Еремян. Карту оформил и подготовил к печати П. К. Погосян. Ереван. 1983 г.
айк–
ларджкских
уропалатов)
Ашот
Куропалат
Адарнасе
Ашот Кекелай
Смбат Артанудж
Гурген
Куропалат
881
891
Баграт
Куропалат
Давид
Куропалат
Адарнасе
Куропалат 888
923 дед абх.
ц.Георгия
Ашот
Смбат
Адарнасе
Давид
Баграт
Регуени
Гурген
Баграт
Абхазский
Давид
Гуарам
Наср
иния Анийских (Ширакских)
В. В. Бжания
Ь СЛОВ
Ч В
ЗСКОЙ ВЕЛИКОК
ЯжЕСКОЙ
Ф
МИЛИИ
ТЮРКСКОГО
РОИСХОжДЕ
Абхазская дворянская фамилия Чачба считается достаточно древней. Наи
более раннее упоминание фамилии в письменных источниках относится к XI
. После этого на всем протяжении II тыс. н. э. Чачаа (Чачбовцы) считались
владетельными князьями Абхазии
Когда же появился род (фамилия) Чачба? С какими событиями и личностями
связано происхождение рода Чач? Ответы на эти вопросы скрываются в глуби
не веков, по мнению автора этой статьи, скорее всего, в конце I тыс. нашей эры,
и связаны они с таким феноменом как Абхазское царство.
I тыс. нашей эры, особенно вторая половина этого тысячелетия – важнейший
период в истории Абхазии. К этому времени Западное Закавказье становится
зоной стратегических интересов и ареной столкновения великих держав евра
зийского мира – Византийской империи, Персии, Арабского халифата, Хазар
ского каганата. Вторжение войск этих государств на Черноморское побережье
Кавказа, приносящее разорение и гибель десяткам тысяч местных жителей,
становится обычным явлением.
Вместе с тем во второй половине I тыс. н. э. происходят серьезные поло
жительные изменения в социальной и политической сфере. В центральной ча
сти Кавказского Причерноморья начинается консолидация близкородственных
абхазских племен – санигов, абазгов, апсилов и мисимиан. К VIII в. н. э. эти
племена создают независимое государство, известное как Абхазское царство
На первом этапе истории Абхазского царства страной руководила талантли
вая плеяда царей абхазской династии Леонидов
. Они значительно расширили
пределы своей страны, присоединив к Абхазскому царству всю территорию Ла
зики, занимавшую Колхидскую низменность.
Под контролем Абхазского царства оказалась и территория западной части
Кавказского Причерноморья. Теперь северо-западная граница царства прохо
дила бы по устью реки Кубани, восточная – у Сурамского хребта, а юго-восточ
ная – по реке Чороху. В связи с перемещением главного внимания абхазских
Анчабадзе З.В. Избранные труды. – Сухум. 2010.
ом. I. – С. 326-389; Артамонов М.И. История
хазар. Ленинград. 1962. – С. 105; – Матианэ Картлиса. 1976. – С. 40.
Дзидзария Г.А. Лыхны. – Сухум. 1986. – С. 20-25.
Бгажба О.Х., Лакоба С.З. История Абхазии с древнейших времен до нашего времени. – Су
хум. 2007. – С. 100-120.
Кудрявцев К. Сборник материалов по истории Абхазии. – Сухум. 1922. – С. 28.
Ашот
Великий
Смбат
Тизиеркал
Ашот
Железный
Абас
Ашот
Милостивый
Смбат
Гагик
Иованес
Смбат
Гагик
II
Ашот
IV
царей к северо-восточным территориям, переносится и столица Абхазского
царства. Ею становится город Кутешь (Кутаиси). Название города происходит от
абхазского слова «акыта» – крупный населенный пункт
Коренное политическое переустройство страны шло наряду с ее ускоренным
социально-экономическим развитием. Археологические материалы фиксируют
значительное расширение производства керамической тары. Только в одном
абхазском селе Атара обнаружены остатки сорока печей для обжига глиняной
посуды, относящихся к раннему Средневековью
. Увеличение производства
тары свидетельствует о большом спросе на емкости для хранения продуктов
земледелия и скотоводства
Ко второй половине I тыс. н. э. относятся так называемые ацангуары – много
численные каменные пастушеские постройки, обнаруженные в зоне альпий
ских лугов по всей протяженности Главного Кавказского хребта. Ацангуары
свидетельствуют о небывалом доселе развитии отгонного скотоводства
Со второй половиной I тыс. н.э. связано также появление мощных крепост
ных и церковных сооружений
Успешное развитие Абхазского царства, начатое царями династии Леонидов
в конце I тыс. н. э., продолжалось и в начале следующего тысячелетия. Но в 975
г. умирает последний представитель Леонидов – бездетный царь Феодосий, и
на абхазский престол воцаряется его племянник, сын сестры, царевич Баграт III.
Со смертью Феодосия завершается правление царей абхазской династии
Леонидов, о которых арабский ученый писал, что «прославленные своей силой,
…храбростью и воинственным пылом наводили страх среди своих соседей». Ба
грат III считал себя продолжателем абхазской династии. Им даже был составлен
список (диван) абхазских царей, последним в котором он поставил свое имя.
Но у Баграта III была не абхазская, а грузинская фамилия – Багратиони, и
волею судьбы он становится зачинателем новой грузинской династии Багра
тидов на престоле Абхазского царства.
Летописи Грузии, на основе которых (в основном) составлялись разработки
по истории Абхазии, сохранили многократным повторением фамилии царей
династии Багратидов
. Но фамилии царей абхазской династии Леонидов там
. Не упоминается абхазская царская фамилия и в византийских письмен
ных источниках. Хотя не раз, едва ли не с первых веков нашей эры упоми
наются имена вождей отдельных этнополитических объединений. Это Юлиан,
Рисмаг, Спадаг, Скепарна, Опсит и т. д.
Марр Н.Я. О языке и истории абхазов. 1938. – С. 179.
Гумба М.М. Атарские гончарные печи. – Тбилиси. 1985. – С. 3-50.
Цетлин Ю.Б. Средневековые гончарные горны в Абхазии (Вестник Российского гуманитарно
го научного фонда). – Москва. 2010, № 3. – С. 192-205.
Бжания Ц.Н. Скотоводческое хозяйство в абжуйской Абхазии. – Сухум. 1960.
Воронов Ю.Н. В мире архитектурных памятников Абхазии. – Сухум. 1978.
Летопись Картли. – Тбилиси. 1982. – С. 40.
Цулая Г.В. Абхазия и абхазы в контексте истории Грузии. 1995. – С. 40-50.
Чачхалия Д.К. Хроника абхазских царей. – Москва. 1999. – С. 3-41.
С середины I тыс. н. э. за абхазскими горами, на широких степных простран
ствах, в междуречье Волги и Дона, начинает усиливаться объединение тюркских
племен под названием Хазарский каганат, и это объединение постоянно имеет
военные столкновения с крупными державами.
К последней четверти I тыс. н. э. в Византийской империи поняли, что с
грозным соседом лучше иметь мирные отношения. А чтобы усилить дружествен
ную связь с сильным противником, византийские дипломаты стали налаживать
родственные связи. Византийский император Лев Исавр женил своего сына
Константина (Копронима) на дочери Хазарского кагана – после крещения она
сменила свое имя Чичек и стала императрицей Ириной. От брака Константина
и Ирины родился сын, ставший впоследствии императором Византии под име
нем Лев Хазар.
Тогда же абхазский царь Константин Абасгский, последовал примеру Визан
тии и женился на второй дочери Хазарского кагана. У этой пары родился сын,
ставший выдающимся царем по имени Леон II. Царь Леон не получил второго
имени, как его двоюродный брат Лев Хазар
. У абхазских царей не было такой
традиции. Но второе имя подразумевалось. Каким оно должно было быть? Ха
зар? Вряд ли! Абхазы не употребляли обобщающего названия тюркского пле
менного объединения. Они имели тесные взаимоотношения на протяжении не
скольких веков с соседним племенем под названием Чач
. Это было привилеги
рованное племя в Хазарском каганате, из него происходила знать и верховная
власть в тюркском государстве
. Чачи были «земляками» – выходцами из оазиса
Чач близ города Ташкента. Эта местность как отдельная провинция (область)
входила ранее в состав Западно-Тюркского каганата. Территория была издавна
известна большими запасами золота, серебра, меди и драгоценного камня – ла
зурита. Как полагают ученые, этимология слова Чач происходит от прототюрк
ского слова caic – камень, драгоценный камень лазурит
Таким образом, можем подвести итоги: Леон II был сыном хазарки из пле
мени Чач. Она происходила из царского рода Ашинов, из которого только и
могли избираться Хазарские каганы. Кровная связь абхазского царя Леона II
с тюркскими Чачами определила название новой абхазской фамилии Чачба.
Смена царской фамилии должна была пройти спокойно. И этому способствова
ло следующее серьезное обстоятельство.
К концу I тыс. в Хазарском каганате распространяется иудаизм. Первыми
иудеями становятся представители высшего класса общества – сам каган, его
семья и их окружение – придворная знать. По канонам иудаизма дети должны
унаследовать фамилию матери. Мать Леона II происходила из племени Чач, и
сам он получил прозвище Чач, затем ставшее фамилией царского и главного
Бгажба О.Х., Лакоба С.З. История Абхазии… -– С. 129-133.
Артамонов М.И. История хазар. Ленинград. 1962. – С. 105.
Плетнева С.А. Хазары. 1970. – С. 27.
Максудова Д. Картирование пастбищ в Ташкентском оазисе. Сборник статей Третьего
международного конгресса Евразийской археологии. – Измир. 2010. – С. 29.
княжеского рода Чачба. Не случайно на северной стене с внешней стороны
царского дворца в селе Лыхны имеется гексаграмма – четкое изображение
Звезды Давида с вписанным в нее крестом, указывающее на генетические и
духовные связи абхазских и хазарских Чачей. Обращает на себя внимание, что
Звезда Давида появилась не на западном – парадном – фасаде здания, а имен
но на стороне здания, обращенной к древнему христианскому храму. Крест и
Звезда – символы двух религий – объединены, а уникальные архитектурные
сооружения расположены рядом на одной поляне. Эта связь отражает духовное
состояние первых владельцев царского дома
Исследовательница лыхненских древностей Л. Г. Хрушкова, которая провела
археологические раскопки на территории Лыхненского дворца и Лыхненско
го храма, приходит к заключению, что «дворец в с. Лыхны воплощает в себе
две важнейшие тенденции строительного искусства – живую преемственность
античных традиций и тесную связь с искусством Востока». В монографии, посвя
щенной результатам археологических исследований в с. Лыхны, она многократ
но отмечает связи строительных элементов Лыхненского дворца с традициями
строительства каменных зданий древних городов Хазарии
Схожесть строительного искусства очевидно должна объясняться необыч
ным заказчиком возведения дворца. По всей вероятности, самый родовитый
царь из абхазской династии Леонидов пригласил через своих влиятельных род
ственников для строительства царского дворца мастеров из Византии и Хаза
рии. Напомним, что Леон II Чач (ба) был двоюродным братом Византийского
императора Льва Хазара и внуком Хазарского кагана. При их содействии были
достигнуты не только успехи в строительстве, но и главные военно-политиче
ские достижения Абхазского царства.
Бгажба О.Х. Абхазское царство и Хазария //
№4, 2005. – С. 53-55.
Хрушкова Л.Г. Лыхны. Средневековый дворцовый комплекс в Абхазии. – Москва. 1998. –
С. 13-95.
О.В. Маан
СКИМ ЭТ
ОКУЛЬТУР
ЫМ СВЯЗЯМ
На протяжении XV – середины XIX вв. история Абхазского княжества на
полнена самоотверженной борьбой народа и правящих князей за сохранение
независимости. Значительное генуэзское влияние, которое испытывала Абха
зия, начало к этому времени дополняться усилением турецкого присутствия.
Контакты абхазов с тюркоязычными народами имеют, разумеется, более дли
тельную историю: сколько-нибудь реально о них можно говорить с VII в., т. е.
со времени возникновения Хазарского каганата. Через него в абхазскую среду
проникали элементы иноземной материальной и духовной культуры
Проникновение турок-османов на северо-западный Кавказ, начавшееся с
конца XV в., в большей степени носило идеологический и торговый характер.
При этом отношения между горцами и Османской империей изначально были
стабильными, а по мере отхода Стамбула от политики военной экспансии ста
новились даже добрососедскими и взаимовыгодными.
С XVI в. абхазо-османские связи принимают характер глубокого и всесто
роннего взаимодействия
. В 1578 г. на остатках Себастополиса турки построили
мощное укрепление под названием «Сухум-кале» – «Сухумская крепость
(не
которые авторы само название Сухум связывают с тюркизированным словом
«су» «вода», «хум» «песок»)
; с первой половины ХVII в. Абхазия официально
находилась под протекторатом, а абхазские владетели были ее вассалами,
которые однако не всегда выплачивали султану дань
. Любое же стремление
Бжания В., Джопуа А. Культурные контакты Абхазии и Турции по материалам раскопок в
городе Сухум // Тhird International Congress of Eurasian Archaeologi. Ethno Cultural History of the
Turkic Speaking People of Eurasia. 23 rd – 25 th Mai 2011, Demirci, Manisa, Turkiye. С. 63, 64. Они же.
Археологические материалы как дополнительный источник изучения абхазо-турецких взаимоот
ношений // Абхазоведение. Вып.VII. – Сухум. 2012. – С. 26 – 29. Исследователи допускают начало
абхазо-тюркских взаимоотношений с периода Майкопской культуры эпохи раннего металла (конец
IV – IIIтыс. до н. э.), восточный край распространения которой по Северному Кавказу, согласно ис
следованиям дагестанских и азербайджанских археологов, доходил до юго-восточных берегов
Каспийского моря (а прикаспийский регион, как известно, был одним из очагов формирования
тюркского этноса). На основании этого считается возможным констатировать, что протюркские и
протоабхазские этнические группы на заре эпохи раннего металла, испытывали влияние майкоп
ской культуры (Бжания В., Джопуа А. Культурные контакы Абхазии и Турции… – С. 63– 64).
Анчабадзе Ю.Д. Абхазы // Адыгская (черкесская) энциклопедия. – М. 2006. – С. 541.
Габелия А., Бжания Д., Сакания С. Сухум-кале – перекресток истории // Тhird International
Congress of Eurasian Archaeologi. Ethno Cultural History of the Turkic Speaking People of Eurasia.
23 rd – 25 th Mai 2011, Demirci, Manisa, Turkiye. – С. 8.
Там же.
Инал-ипа Ш.Д. Абхазы… С. 142; Берадзе Т. Н. Мореплавание и морская торговля… – С. 58–
60; Агрба Р. О. Абхазия и Высокая Порта // Абхазоведение. Вып.1. – Сухум. 2000. – С.103–109.
османов к расширению сферы своего влияния в Абхазии или в других регионах
Западного Кавказа сталкивалось с вооруженным сопротивлением. По этому по
воду Т. Лапинский писал: «Вдоль берега Черного моря – в Анапе, Суджуке и Су
хум-Кале в фортах находились турецкие гарнизоны, которые, однако, не могли
выйти на расстояние получаса ходьбы за пределы крепости без того, чтобы не
быть задержанными абазами»
Османское влияние в Абхазии, начиная с XV в.,
выражалось прежде всего
в исламизации многих абхазов, главным образом, представителей высшего
сословия. В Сухуме, которую турки называли Эски–Сумуни (Eschisummuni
– «Старый Сухум»)», и где стоял турецкий гарнизон, в основном проживала
абхазская знать, имевшая коммерческие дела с турками
Не исключено однако, что первоначальное знакомство абхазов с исламом
могло произойти через крымских татар, а также ногайцев, карачаевцев и бал
карцев. Об этом может свидетельствовать и тот факт, что как в абхазских, так и
в адыгских именах нередко имели место тюрко-кипчакские заимствования, не
встречающиеся среди тюрок-огузов (например, компоненты имен Мырза, Бу
лат, Кьери или Гьери, Батыр, имена Татыркан, Карабатыр, Биберд, Озбакъ и т.д.).
Среди абхазов и адыгов достаточно часто встречалось имя Батыршак (варианты
Батыршьак, Падирша от тюрко-фарси Батыр Шаh, т.е. «богатырь-повелитель»).
О связи абхазов и «татар» (тюрок-кипчаков) свидетельствует С. Броневский в
своем описании Кавказа начала XIX в.: «Господствование татар в Тавриде и на
Кубани имело влияние на участь абхазов, наипаче на жителей Северной Абха
зии сопредельной с черкесами, которые доселе употребляют татарский язык»
Известно также, что абхазские ахуаджа обучались религии в медресе Крыма и
Идеологическая экспансия турок через распространение магометанского
учения в Абхазии, усиливается с начала ХVII в.
, а праповедники корана уже
были рассеяны во многих селах Абхазии, продолжая свою деятельность вплоть
до ХIХ в. Во многих абхазских селах муллы-этнические турки обзаводились
семьями (напр., в сс. Ачандара, Джгиарда, Члоу), иногда женились на абхазках,
усваивали местный язык и обычаи, и во втором-третьем поколении полностью
растворялись в абхазской этнокультурной среде (нередко эти служители корана
впоследствии принимали абхазские фамилии).
В то же время дети многих абхазских феодалов, в том числе и из фами
лии владетельных князей Чачба, получали воспитание в столице Отомманской
Порты, усваивали турецкий язык и обычаи, а также догматы мусульманского
Лапинский Т.(Теффик-бей). Горцы Кавказа и их освободительная борьба против русских.
Пер. с нем. В.К. Гарданова. – Нальчик.1995. – С. 203.
Очерки истории Абхазской АССР. Ч. 1. – Сухуми. 1960. – С. 109; Воронов Ю.Н. Диоскуриада-
Себастополис-Цхум…– С. 113.
Броневский С. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. – М. 1823. – С.
320 – 321.
http://apsnyteka.narod2.ru/t/istochniki_rasprostraneniya_islama_v_abhazii/
Инал-ипа Ш. Д. Абхазы… – С. 579.
вероучения. Так постепенно представители знати становились опорой ислама
в Абхазии
Наряду с ними, абхазы из сословия ашнакума в детстве или юно
сти увезенные в османскую армию, прошедшие военное и религиозное воспи
тание, также становились
праповедниками ислама в Абхазии. На это указыва
ют списки мулл, составленные царскими органами, а также другие источники,
в которых часто фигурируют абхазские фамилии (например, Авидзба, Базба,
Бутба, Малия, Сагария, Смыр, Тания, Тария, Шоуа и т.д.)
.
Распространение ислама суннитского толка в Абхазии происходило посред
ством льгот и поощрениями, путем использования аталычества, молочного
братства и семейно-брачных связей
. Постепенное принятие абхазской знатью
ислама было вызвано, в основном, меркантильными целями; это давало воз
можность, в частности, платить меньше налогов, желаниями феодалов занять
в государстве какой-либо пост, получить больше привилегий, влияния. Приняв
ислам, абхазские феодалы (как и византийские, болгарские, сербские) попол
няли ряды османской знати.
Распространители ислама не запрещали абхазам (в отличие, например, от
северокавказских абазин) традиционных и христианских культов, измененных
в соответствии с требованиями Апсуара
. Не позже 1578 г. фиксируется новый
государственный флаг Абхазии с мусульманской символикой
. В целом же, вряд
ли могут соответствовать действительности утверждения некоторых советских
историков о якобы насильственном внедрении ислама (которые также не толь
ко преувеличивали масштабы турецкого влияния, но даже писали «о турецком
иге») в Абхазии.
В то же время распространение ислама не везде на территории истори
ческой Абхазии происходило с одинаковой интенсивностью. Так, население
юго-восточной Абхазии ещё в первой половине XVII в. официально считало
себя православными христианами. Об этом свидетельствует итальянский монах
жан де Лукка, который в 1625 г. посетил правителя юго-восточной Абхазии Путо
Чачба (Шервашидзе, одной из резиденций которого был «Старый Сухум», близ
устья Гумсты)
. Во время этого визита он, в частности, узнал, что князь – христи
анин (даже показал гостю носимый им нательный крест), и что весь его народ,
по его свидетельству, – христиане
. Лукка также сообщает, что абхазы имели
священников
Что касается территорий северо-западной Абхазии, то там распростране
ние ислама происходило значительно быстрее и основательнее. Уже в начале
Смыр Г. В. Религиозные верования абхазов. – Гагра. 1994. – С. 68; Инал-ипа Ш. Д. Абхазы…–
С. 579.
http://apsnyteka.narod2.ru/t/istochniki_rasprostraneniya_islama_v_abhazii/index.html
Смыр Г. В. Религиозные верования абхазов… – С. 10.
Там же.
Там же.
Инал-ипа Ш. Д. Ступени к исторической действительности… – С. 38.
Там же.
Там же.
ХVII в., по словам того же жана де Лукки, владетельный князь северо-западной
Абхазии носил чисто турецкое имя – Карабей
(по-абх. Карбе). Кроме ношения
мусульманских имен абхазами, принятие ислама, конечно, влекло за собой и
другие культурно-бытовые изменения, например, заключение браков с мусуль
манами, выполнение некоторых традиций, связываемых с исламом, например,
левирата и др. Встречались также факты многоженства, а на кладбищах княже
ских родов нередко можно было видеть мусульманские надгробия с эпитафиями.
Многие феодалы 
ревностные в мусульманстве, имели даже свои фамиль
ные мечети (например, Маан Кац, выстроивший молитвенный дом в Гудауте)
Однако, несмотря на настойчивые попытки обратить большинство абхазов в
ислам с помощью различных методов, османы не сумели добиться реальной
власти в Абхазии (аналогичная ситуация сложилась и в Черкесии). Они не учли
(да и не могли учесть в силу собственных представлений о месте ислама в ду
ховной жизни человека) особенностей психологии абхазо-адыгов, никогда не
отводивших религии ведущего места в иерархии духовных ценностей
Cогласно османскому автору середины XVII века Эвл. Челеби, в его время в
квартале культурного центра того времени – Стамбула –Топхане (а по другим
данным, и в двух других кварталах города – Касым-паше и Ускюдаре), в числе
других народов Кавказа, компактно проживало немало абхазов с семьями,
среди них были торговцы, моряки, пушкари т. д.
. По мнению исследовате
ля истории адыгов из Турции Иззета Аидемира, абхазы начали обживать не
которые районы Турции (имея в виду абхазов Топханы) уже с ХV в.
. Кстати,
рядом с Топхане располагался огромный артиллерийский арсенал, тоже на
зывавшийся Топхане («Пушечный двор»)
главный литейный двор империи,
отливавший со времен Сулеймана 1 основную часть орудий турецкой армии и
флота. Пушечные мастера и иные работники, помимо абаза (абхазов и абазин)
были также греки, грузины
Довольно сплоченные абхазские общины имелись
также в Анкаре, Самсуне, Трапезунде и ряде других мест, в том числе в селах;
попадали туда они, по мнению некоторых авторов, в основном в результате
этнополитических и родственных связей
. Правда, из свидетельства Челеби
не ясно, когда и при каких обстоятельствах появилась абхазская колония, на
пример, в Топхане. Причем, по имеющимся данным, абхазские общины по
стоянно увеличивались, главным образом за счет многократных миграционных
вливаний. Увеличению количества абхазов в Османской империи способство
Анчабадзе З. В. Очерк этнической истории абхазского народа… – С. 74.
Инал-ипа Ш. Д. Абхазы… – С. 583.
Цеева З. А. Отношения Черкесии с Османской империей и Крымским ханством: военный и
социокультурный аспекты: 70-е гг. XV – XVIII вв. Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. ист. наук. –
Майкоп. 2004.
Эвлия Челеби. Книга путешествия (Извлечения из сочинения турецкого путешественника
ХVII века). Вып. 3. – М. 1983. – С. 302; История Абхазии… – С. 271.
См.: Газ. Республика Абхазия. 1 октября – 1 ноября 2000 г.
Босфорская война. Босфор и Стамбул.
http://pohodd.ru/article_info.php?articles_id 380
Челеби Э. Книга путешествия. Вып. 2–3. – М. 1979–1983; Гуажба Р. Из истории диаспоры: тра
диция и культура убыхов и абхазов // Газ. Республика Абхазия. 9–10 октября 2007 г.
вало, в частности, имевшее в 1690 г. место, видимо, массовое переселение из
Абхазии
. Возможно, это переселение было связано с крупным вооруженным
выступлением абхазов, происшедшем в указанном году, в связи с попытками
османов расширить в Абхазии сферу своего влияния. Однако достоверная ин
формация об эмиграции абхазов в Османскую империю в конце ХVII в., может
содержаться лишь в турецких архивах, пока недоступных
Абхазы, жившие в
империи, не порывали связей со своей родиной: по сообщению Эвлия Челеби,
абаза, живущие в Топхане, посылают своих детей на родину для того, чтобы
они впитали язык предков и традиции, надо полагать, апсуара-абхазства. Их
также отправляли на родину для воспитания по обычаю аталычества (аазара).
Юношами они возвращались в Стамбул и, случалось, достигали высоких по
стов. Некоторые из посланных на воспитание, навсегда оставались в Абхазии
впоследствии активно участвуя в происходивших там политических событиях
Эвлия Челеби, повествуя об одном из абхазских обществ, писал: «Среди них
есть абаза, приехавшие из Топхане, из Стамбула и из Египта»
(в то же время,
наличие родственных связей в Турции у значительной прослойки абхазов, на
ряду с распространением ислама, сыграло решающую роль в период т. н. ма
хаджирства).
Особо абхазы и черкесы были представлены, как известно, в османской
армии: они же составляли основную часть султанской гвардии
ситуация сложилась, например, и в Тунисе, правители которого в средние века
и новое время формировали свои гвардии из кавказцев, греков и др.). Кроме
того, в ХVII в. в османском флоте доминирование от греков перешло к черкесам
и абазам
. С этого же периода множество абхазов появляется в мамлюкском
Египте, Судане и др. Многие из них делали успешную карьеру и становились
(кстати, еще в 70-х гг. ХХ в., в Хартуме, а также на Кипре существо
вали небольшие абхазские общины)
Большинство из них, по словам современников, можно было отличить по
чертам лица, манере поведения. Почти все они помнили свое происхождение,
родину, сохраняли свое этническое лицо (по крайней мере, на протяжении
двух-трех поколений), избегая растворения среди иноязычного окружения, что
вольно или невольно толкало к подчеркиванию самобытных черт культуры (об
Дзидзария Г. А. Махаджирство и проблемы истории Абхазии ХIХ столетия. – Сухуми. 1975. – С.
Вардания Г. Из истории возникновения кавказской диаспоры (абхазы и адыги) // Кавказ.
Глобализация. журн. Социально-политических и экономических исследований. Том 1 (2). – Шве
ция.2007.– С. 123.
Эвлия Челеби. Книга путешествия. Вып. 3… – С. 302–303.
Хотелашвили – Инал-иԥа М. К. Аԥсны аҭоурых аԥхьаразы ашәҟәы… – С. 228.
Эвлия Челеби. Книга путешествия. Вып. 3… – С. 51.
См.: Газ. Апсны капш. 12 октября 1990 г. (на абх.яз.)
Кушхабиев А. В. Очерки истории зарубежной черкесской диаспоры… С. 272; Хотко С. Х. Исто
рия Черкесии в средние века и новое время… – С. 151.
Хотко С. Х. История Черкесии в средние века… – С. 124.
Инал-ипа Ш. Д. Зарубежные абхазы. – Сухуми. 1990. – С. 102.
этом, в частности, может говорить и то, что в арабских странах этноним «абаза»
до наших дней используется абхазами в качестве фамилии; целый ряд науч
ных экспедиций в Турцию также показал, что и сейчас устойчиво сохраняются
многие очень древние традиции и обряды, давно исчезнувшие в самой Абха
зии, например, обычай вешания занавеса, за который заводят невесту)
. Сохра
нению этнокультурных особенностей способствовали сельский уклад жизни,
изолированность от основного турецкого массива, компактное сосредоточение,
многочисленность. Но при всем при том, абхазы и черкесы были очень твер
ды в принятой мусульманской вере и преданы султану, обходившемуся с ними
весьма благосклонно и милостиво
На протяжении многовековой истории Османской империи многие пред
ставители абхазского и черкесского народов, находясь на службе у султана,
содействовали прогрессу империи, укреплению армии в период ее подъема,
сдерживая процесс его разложения в периоды упадка. В числе известных воен
но-политических деятелей Османской империи ХVII
ХVIII в. следует назвать
имена Абаза Гасан-паши, Абаза Мехмет-паши,
Сейд Ахмет-паши (садза), Абаза
Хасан-паши, Абаза Хасанбега, Осман-паши, Сиявуш-паши, Ипшир – паши (или
Ипшир Мустафа-паши)
, Сари Гуссейна, Абаза Корь (Кер) Хусейн-паши (коман
довавшего османской армией в войне с Россией в 1677 г.)
, Хайдар-паши, про
исходившего, как полагают, из рода Гечба. Примечательно, что этот Хайдар-па
ша, как и другие государственные деятели и высшие офицеры кавказского про
исхождения, проявлял интерес и оказывал влияние на османскую политику на
Кавказе и Абхазии. Он, по свидетельству И. Аидемира, был назначен султаном
на должность сухумского бейлербея (наместника) по причине того, что турки,
не сумев противопоставить пиратским набегам абхазов ничего серьезного, лишь
сочли полезным наладить добрые отношения с Абхазией
. Летом 1578 г., Хайдар,
вместе с сопровождавшими его несколькими османскими офицерами
так же
уроженцами Абхазии, высадился в Сухумской бухте с турецкой эскадрой из
пяти галер. Чачба и вся абхазская знать встретили Хайдара с почетом: османская
блокада была снята, а Абхазия, благодаря дипломатическим усилиям Хайдара,
избежала необходимости вести серьезную войну с империей на суше, т. к. в это
Маан О. В. Абжуа. Историко-этнологические очерки Очамчырского района Абхазии. – Сухум.
2006. – С. 354; Аргун Ю. Г. Дал–Цабал. Прошлое и настоящее. Историко-этнологическое исследо
вание. – Сухум. 2011. – С. 128 (на абх. яз.); Абхазы. – М. 2007. – С.463.
Муравьев Н.Н. Турция и Египет в 1832 и 1833 гг. – М. 1869. – С.71.
Эвлия Челеби. Книга путешествия. Вып. 3… – С. 22, 50, 56, 206, 236, 275, 302, 303; Симеон Ле
хаци. Путевые заметки. Пер. с арм., предисл. и коммент. М.О.Дарбинян – М. 1965. – С.297; Dimitrie
Cantemir. Extracts from «The History of the Ottoman empire»… – С. 222. Миллер А. Ф. Мустафа-
паша Байрактар. 1947. – С. 60, 434, 435, 445; История Абхазии… – С.271; Хотелашвили-Инал-иԥа
М. К. Аԥсны аҭоурых аԥхьаразы ашәҟәы… – С. 229; Кадырбаев А. Абхазы и их элиты в Османской
Турции и в России (Историческая зарисовка) // Записки отдела Центральной Азии, Кавказа и Ура
ло-Поволжья. ИВ РАН – М. 2012.
Лайош Тарди. Из истории грузино-венгерских связей // Литературная Грузия, № 1.. 1970. –
С. 86, 87; Хотко С. Х. История Черкесии в средние века и новое время… – С. 463.
Газ. Республика Абхазия, 1 октября – 1 ноября 2000 г.
время в Грузии находилась огромная армия Лала Мустафы-паши
. В период с
1708 по 1758 гг. среди османских  губернаторов Дамаска также известно о че
тырех абхазах
. Абхазом был, как известно, и предводитель мамлюков Египта
Али-бей, который в 1769 г. объявил о независимости Египта от Турции. «Этот
мамлюк абхазского происхождения, который долгое время симпатизировал
России и скрывал свою ненависть к Порте, – писал о нем видный историк – ара
бист В.Б.
уцкий, – провозгласил себя суверенным государем, приняв в 1770 г.
титул «султана Египта и обоих морей»
С ХVI в. по 1864 г. около 250 «черкесов»
абхазов, абазин, адыгов и убы
хов
достигли очень высоких должностей в Османской империи. Среди них
12 премьер-министров, 115 маршалов, генералов, послов и др. высших чинов
ников. Все они в той или иной мере вели пропаганду о прелестной жизни в
Османской империи. Практически каждый юноша и в особенности девушки
мечтали попасть в Порту
Абхазо-адыги, оказавшись в Османском государстве, с самого начала про
явили способность к быстрой адаптации в иноэтничной культуре. Высокая сте
пень адаптивности абхазо-адыгов в османском обществе объясняется тем, что
они с раннего детства усваивали базовые ценности своей этнической культуры:
стоицизм, выдержку, мужество и установки как на коллективизм и взаимопо
мощь, так и на личный успех через достижение воинской славы, присущие мен
тальности абхазо-адыгов эпохи феодализма. С другой стороны, суровые реа
лии повседневной жизни абхазо-адыгов, с детства привычных к спартанским
условиям военизированного быта на исторической родине, закаляли их дух и
делали менее подверженными «культурному шоку» в условиях добровольного
или вынужденного перемещения в иноэтничное окружение. В свою очередь это
прямо влияло на степень их адаптированности в османском обществе
В то же время внутри османского социума существовал ряд условий, спо
собствовавших адаптации абхазо-адыгов. Одним из таких факторов была сво
еобразная толерантность османов-мусульман к представителям других этни
ческих культур и верований. Это позволяло многим абхазо-адыгам сохранять
свою этническую идентичность, не ощущая дискомфорта в полиэтничном ос
манском обществе. Другим фактором, благоприятствовавшим абхазо-адыгам,
было наличие общих черт, точек соприкосновения в абхазо-адыгской культуре
и культуре османского общества, базисом которых была географическая бли
Kirzioglu Dr. M. Fahrettin. Osmanlilar’in Kafkas. Elleri’ni Fethi (1451–1490). – Ankara, 1976. –
C. 19; Берадзе Т. Н. Мореплавание и морская торговля … С. 58; Агрба Р. Абхазия и Высокая Порта…
С. 106.
Dimitrie Cantemir. Extracts from «The History of the Ottoman empire»… – С. 222; Хотко С. Х.
История Черкесии в средние века и новое время… – С. 439.
Луцкий В. Б. Новая история арабских стран. – М. 1966. – С. 23, 29.
Кишмахов М. Х.-Б. Проблемы этнической истории и культуры убыхов… – С. 543 – 544.
Цеева З. А. Отношения Черкесии с Османской империей и Крымским ханством: военный и
социокультурный аспекты: 70-е гг. XV – XVIII вв. Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. ист. наук. –
Майкоп. 2004.
зость Абхазии и Черкесии к Османской империи, а также климатическое един
ство регионов Средиземного и Черного морей
Очевидно, та культурная дистанция, которая существовала между названны
ми культурами, достаточно легко (при необходимости) преодолевалась абхазо-
адыгами, влившимися в османское общество. Следовательно, у абхазо-адыгов
было меньше причин испытывать на чужбине сильный культурный шок, чем у
представителей других этносов, чья культура была в большей степени «дистан
цирована» от османской. Именно такие обстоятельства на протяжении веков
удерживали высокий спрос на абхазо-адыгов в османском социуме, постоянно
нуждавшемся в притоке свежих сил
Абхазы играли значительную роль не только в администрации и армии
Османской империи, но и в жизни султанского двора. Целый ряд турецких сул
танов был женат на черкешенках и абхазках. Так, абхазка Фюл-Дане была
женой султана Мехмета III (1566
1603 гг.) и матерью султана Мустафы I (1591
1639 гг.).
Супруга султана Абдул-Азиза была из фамилии Маан
. Известно, так
же, что дочь Албуз-бея Маан – Атия-ханум (она же – внучка Каца Маан) была
женой султана Абдул-Гамида. Сын же султана Абдул-Меджита – Сулейман был
женат на абхазках из фамилии Багаркан и Цыба (все его сыновья говорили по-
абхазски)
. Заслуживает внимания также черкесская принадлежность матери
Сулеймана Великолепного, Валиде-Султан Хафсы
и матери престолонаследни
ка Мустафы – Махидевран
. Абхазками из родов Маршан и Чыхчаа были первая
и четвертая жены
самого последнего, 36-го султана Османской империи, Мех
меда VI Вахидеддина (1861 – 1926 гг.).
Абхазские корни имел и цитированный выше знаменитый турецкий путеше
ственник и историк ХVII в. Эвлия Челеби: его мать- абхазка, была привезена в
Стамбул и выдана замуж за «дворцового ювелира» Дервиша Мохаммеда Зилли
.
Родным дядей Эвл. Челеби был великий визирь Турции, абхаз Мелек Ах
мед-паша
. А ближайшими родственниками по матери были высокопостав
ленные государственные деятели абхазского происхождения: Деватдер-паша,
Мехмед-паша, Ипшир-паша и др. Все современники Эвлия Челеби называли
его «Абазалы – Эвлия», т. е. «Абхаз Эвлия». Когда абхаз Сиявуш-паша стал ве
Цеева З. А. Отношения Черкесии с Османской империей и Крымским ханством: военный и
социокультурный аспекты: 70-е гг. XV – XVIII вв. Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. ист. наук. –
Майкоп. 2004.
Там же.
52. Гуажба Р. Из истории диаспоры: традиция и культура убыхов и абхазов // Газ. Республика
Абхазия. 9–10 октября 2007 г.
Гуажба Р. Из истории диаспоры: традиция и культура убыхов и абхазов // Газ. Республика
Абхазия. 9–10 октября 2007 г.
Там же.
Allen W. Problems of Turkish Power in the Sikteenth Cemtury. L., 1963; Максидов А. Х. Гео
логические и исторические связи адыгов… – С. 9.
Mansel Ph.Constantinople. 1453 – 1924. L., 1995. – P. 82 – 83.
Эвлия Челеби. Книга путешествий. Вып. I. – М. 1961. – С. 99; Брун Ф. Путешествие турецкого
туриста вдоль по восточному берегу Черного моря» // ЗООИД. Т. 9. 1875 .
Эвлия Челеби. Книга путешествий. Вып. 3… – С. 302.
ликим визирем, и Эвлия пришел поздравлять его, тот сказал ему: «Мой Эвлия,
время от времени заходи к нам, ты ведь наш!
(т. е. абхаз)».
Свидетельством того, что абхазы в Стамбуле и других городах не теряли сво
их этнических особенностей, является то, что в турецких гаремах, где, по сло
вам ж. Дюмезиля, «повелевали кавказские женщины», абхазская речь, наряду с
другими «черкесскими» языками, ее усваивали и другие обитательницы сераля,
как это зафиксировано, например, тем же знаменитым исследователем кавказ
ских языков и традиций в Анатолии
Многовековое взаимодействие абхазов и турок-османов не могло пройти
бесследно ни для тех, ни для других. Длительные и
тесные межэтнические этно
культурные контакты вели, например, к тому, что в абхазский язык через турец
кое посредство проникло множество восточно-мусульманских имен, которые
постепенно вытесняли христианские и исконные абхазские имена
. Особенно
усваивали мусульманские мужские и женские имена с феодальным титулом
«бей» или «хан» абхазские князья и дворяне (некоторые из этих имен и сей
час нередки среди старшего поколения абхазов): Алымбей, Асланбей, Заканбей,
Арзаабей, Осман, Мыстафа, Махмуд, Нырбей, Сатбей, Кьалышбей, Нахарбей,
Сафарбей, Хайтбей
и другие)
, а также: Куджмахан, Алмасхан, Тарсхан, и жен
ские – Казырхан, Кайматхан
, Мсырхан, Селымхан, Уардахан, Харихан, Шьамс
хан; тюрк. –
гьари, кьари (от гирей – названия династии крымско-татарских
ханов) присоединяется к мужским именам: Ажьгьари, Сааткьари, Махматкьари,
С турецким влиянием в абхазскую среду проникли арабские мужские име
на: Азамат, Аазиз, Алхас, Аслан, Вахид (Уаҳаид), Гассан (Ҳасан), Джамал, Джума,
Кадыр, Кьаазым, Маджед (Маџьыҭ), Мансур (Мамсыр), Саид, Махди (Маҳҭы) и
т. д.; женские – Айда, Арифа, Салима, Сальма (Селма), Фатма ( Фатима) и др.
Турецкое влияние сказалось и на фамилиях абхазов, которые в основе со
держат турецкий корень, но оформлены по-абхазски, например, Тыркба (букв.
«Турков»), Демердж-ипа (тур. demirci «кузнец», букв. «Кузнецов»), Чызмаа (тур.
cizme «сапог», букв. «Сапожкин»)
. Многие ныне абхазы также являются обаб
хазившимися турками, на что указывают фамилии – Абас-оглы, Тимур-оглы, Ес-
оглы и т. д.
Нарастание связей между Абхазией и Турцией в указанное время, вело, не
сомненно, к заимствованию абхазами широкого пласта слов тюркского про
исхождения, основная часть которых относится к турецкому языку
(точно так
же много «османизмов» в языках почти всех народов Черноморья, которые
также испытали влияние «турецкого стиля» в архитектуре, одежде, музыке,
Гуажба Р. Из истории диаспоры: традиция и культура убыхов и абхазов…
Инал-ипа Ш. Д. Зарубежные абхазы… – С. 6.
Амичба Г. А. Средневековый период (IV–ХVIII вв.)… – С. 72.
Инал-ипа Ш. Д. Антропонимия абхазов… – С. 17.
Бгажба Х. С. Бзыбский диалект абхазского языка. – Сухум. 2006. – С. 256.
Бгажба Х. С. Бзыбский диалект абхазского языка. – Тб. 1964. – С. 246, 247.
Джонуа Б. Г. Заимствованная лексика абхазского языка… – С. 83–106.
При этом, правда, не исключено, что заимствования из турецкого
могли начаться значительно раньше, с конца VII в., после завоевания хазарами
Северо-Западного Кавказа, а затем и позднее в условиях тесных взаимосвязей
хазар с Абхазским царством. Турецкая лексика более широко была представ
лена в бзыбском диалекте абхазского языка
. Отчасти, это было связано с тем,
что в Бзыбской Абхазии ислам распространился основательнее, а отчасти –
с фактом последующего вытеснения части тюркизмов в абжуйском диалекте
картвельскими заимствованиями
С усилением османского влияния, на территории Абхазии появляются и то
понимы с турецкими языковыми элементами: Пскал, Чацкал, Каласур, Амткел,
Арсаул, Баглан и др.
.
Этнокультурные контакты с турками, разумеется, вели к заимствованию
абхазами элементов турецкой культуры, в частности, костюма. Например, в
комплекс абхазского женского платья высшего сословия вошла кофточка, на
зываемая в литературе аилакь (тур. yelegi – жилет, дамский лиф)
. И
вообще в
обиход жителей Черноморского побережья входят турецкие шелковые пояса –
ахумджар. Представители абхазской знати носили на турецкий манер на голо
ве фески (абх. афес хылпа)
. В быту абхазов широкое распространение, помимо
турецких имен, получают расписная турецкая керамика синего цвета, богато
орнаментированные глиняные курительные трубки (например, в 2011 г. в при
морской части Сухума во время охранных археологических работ было найде
но более 10 турецких керамических мундштуков) что, между прочим, указывает
на «довольно глубокое проникновение обычая курения в абхазскую среду еще
в XVIII в.»
В истории взаимоотношении абхазов с османами имеется немало примеров
обратного заимствования турками элементов абхазской культуры. В частности,
в XVII в. при дворце султана и высших кругах был введен аристократический
стиль «Абаза». По этому поводу в Турецкой энциклопедии (Анкара. Т. I. 1947.
С. 16) сказано: «Абаза – стиль (мода). В середине XVII в. Абаза Мехмет-паша
создает в Стамбуле новый стиль одежды. Абаза Мехмет-паша был человеком,
http://www.ca-c.org/journal/cac-07-2000/23.landa.shtml
Джонуа Б. Г. Заимствованная лексика абхазского языка… – С. 83–106.
Там же. Вместе с тем, по замечанию Б.Г. Джонуа, как в абхазском, так и в турецком языках за
период с XVI по XX вв. изменились как фонетическая система, так и лексический состав. «Должно
быть очевидным, что современный литературный турецкий язык отличается от языка солдат и
торговцев, военной и гражданской администрации, турецких переселенцев эпохи XVI–XIX вв., с
которыми в основном контактировало на Кавказе местное население» (Джонуа Б. Г. Заимствован
ная лексика абхазского языка… – С. 84.).
Кварчия В. Е. Топонимика Абхазии. – Сухум. 2002. – С.119–120.
Малия Е.М. Акаба Л.Х. Одежда и жилище абхазов… – С. 14–15.
Там же.
Воронов Ю.Н. Диоскуриада – Себастополис – Цхум… – С. 116–117; Воронов Ю.Н., Бгажба
О.Х. Главная крепость Апсилии. – Сухуми. 1986. – С. 41; Габелия А.Н. Исследование Сухумской кре
пости (Предварительные итоги работ экспедиции Абхазского госуниверситета) // Первая Абхаз
ская международная археологическая конференция. – Сухум. 2006. – С. 136; Бжания В., Джопуа А.
Культурные контакты Абхазии и Турции по материалам раскопок в городе Сухум… – С. 65.
обладающим тонким вкусом, наряды его отличались изысканностью, головные
уборы (чалмы – башлык) были разнообразны. Абаза-паша занимался украше
нием седел. Падишаху Мурату IV очень нравился стиль Абаза Мехмет-паши, он
даже подражал ему и повелел распространить новую моду в народе. Атрибута
ми этой моды были: новый покрой кафтана, абхазский кавук (тип чалмы – баш
лык), абхазские седла и оружие. Стиль (мода), созданный Абаза Мехмет-пашой,
довольно долго продержался в Стамбуле»
. Следует сказать, что реликвии, свя
занные со стилем «Абаза», трепетно сохраняются потомками махаджиров по
сей день. Например, среди экспонатов, украшающих стамбульскую квартиру
члена Совета адыгского общества «Хасэ», абазина Тугана Кушхова, централь
ное место занимают изящное седло ХVIII века и конская уздечка из ста сере
бряных деталей
Материалы показывают, что элементы абхазского костюма, и в частности,
«большие, с кривыми краями, шапки» в ХIV – ХVI вв. носила привилегированная
часть мамлюкского войска в Египте. Здесь, правда, следует учесть, что в кон
це XIV века господствующее положение в Египте занимали феодалы кавказ
ского происхождения (мамлюки)
. Там же, в Египте, в знаменитой семье Абаза
(с конца ХVIII в.) господствовали «абхазские традиции и обычаи»; соседние же
арабские семьи заимствовали у них, например, совершенное убранство жилищ,
способ приготовления одного из изысканных в Египте «черкесских» блюд и т. д.
.
Представители турецкой знати, и нередко даже султаны, связанные родством
с абхазами, по сообщениям письменных источников и полевых данных, стре
мились воспитывать своих детей в этикетных нормах Апсуара
(в этом смысле,
очевидно, должна была иметь место в определенной степени абхазизация как
султанской династии, так и известных османских родов).
Так, согласно одному из преданий, которое приводит этнолог Д. Дасания,
в начале ХIХ века калдахуарский князь Ростом Инал-ипа получил из Турции
фирман от самого турецкого султана. Оказалось, что султан решил одного из
своих сыновей, рождённого от матери-абхазки из рода Хагба, воспитать в духе
Апсуара. Султан просил Ростома посодействовать ему, прислав во дворец сро
ком на 5 лет воспитательницу для принца. Недолго пришлось думать Ростому
Инал-ипа. «Лучше всех воспитать турецкого принца в духе Апсуара не удастся
никому, кроме нашей Инал-иповской невестки Ханумы Чагуаа»,
сказал князь
и обратился к родной сестре Бага Чагуаа. Ханума была в тот момент вдовой.
Супруг её, калдахуарский князь Сарлып Инал-ипа умер вследствие какой-то
Гуажба Р. Из истории диаспоры: традиция и культура убыхов и абхазов…
Тхайцухов М.С. Турецкие абазины. – Черкесск-Карачаевск. 2010. – С.95.
Маан О. В. От невольников до египетских беев // Газ. Республика Абхазия, № 127. 11 июля
1992 г.; Кушхабиев А. В. Очерки истории зарубежной черкесской диаспоры… – С. 187 – 194.
Кучуберия Л. Е. Из этнографии абхазов арабских стран // журн. Алашара, № 5. 1971 (на абх.
яз.); Махаджирство и проблемы истории Абхазии… – С.497; Инал-ипа Ш. Д. Зарубежные абхазы.
– Сухуми. 1990. – С. 99, 100 – 102.
Маан О.В. Апсуара в социальных отношениях абхазов. – Сухум. 2012. – С.86.
66. Мурат Яган. Я пришел из-за гор Кавказа. – Краснодар. 2002. – С. 282.
эпидемии. Был у неё и сын Халил, который в 15 лет скончался от какой-то бо
лезни. Дорога предстояла длинная, и поэтому в Турцию Ханума выехала вместе
со своим братом, Багом Чагуаа. Согласно семейному преданию, Баг пробыл в
Турции 3 года, по возвращении оттуда он привёз столько золота, сколько смог
поднять. Ханума, истосковавшаяся по Родине, возвратилась через 5 лет, и точно
так же была награждена султаном златом и серебром.
По словам абхазского философа из Вернона Мурата Ягана, «…турки во
обще переняли у кавказцев многое, включая разные обычаи и даже манеру
одеваться»
. В частности, турки позаимствовали у кавказцев конную игру «джи
рит», которая была привезена в Турцию после 1864 г.
. «Туркам, – отмечает М.
Яган, – очень понравилось это влечение ( игра «джирит». –
.
и дети из
многих состоятельных турецких семей стали учиться у кавказцев всему, чему те
могли их научить»
Мурат Яган. Я пришел из-за гор Кавказа. – Краснодар. 2002. – С. 282.
Мурат Яган. Там же.
Там же.
Н.И. Медвенский

ИСТОРИИ

ТОЛИЦИЗМ
А
А
Е ГГ. XIX В.
Присутствие католицизма в Абхазии обычно ассоциируется с периодом гену
эзской колонизации XIII – XV вв. или же деятельностью сухумской католической
общины в конце XIX – начале XX вв. К сожалению, до настоящего времени оста
ется относительно малоизученной религиозная жизнь тысяч католиков – солдат
и офицеров российской армии, проходивших военную службу на территории
Абхазии в середине XIX в. Настоящая статья имеет цель обозначить основные
аспекты упомянутой проблемы и тем самым восполнить некоторый пробел в
историографии вопроса, нуждающегося, безусловно, в дальнейших исследова
ниях.
Общеизвестно, что значительную часть солдат и офицеров Черноморской
Береговой Линии (ЧБЛ), возведенной русскими в 1830-х гг., составляли като
лики – поляки и литовцы, сосланные на Кавказ за участие в т.н. Ноябрьском
восстании 1830-31 гг. и национально-освободительном движении. Служивший
в 1830–1840 гг. на ЧБЛ генерал Г.И. Филипсон, писал: «На Кавказе я встречал
множество поляков, в разных частях и положениях» и далее: «поляков в вой
сках Береговой Линии, офицеров и солдат было более 10%»
. Согласно данным,
полученным в Государственном архиве Краснодарского края, в 1843 г. общее
число католиков на ЧБЛ составляло 1895 чел.
, из чего в 1-м отделении – 873,
во 2-м отделении – 306, в 3-м отделении – 474 (из чего 17 штаб– и обер–офи
церов, 443
«нижних чина и разного звания людей»
, а также 14
«жен и детей обо
его пола»
), в 4-м отделении – 242
. В самой Абхазии количество католиков по
конкретным пунктам распределялось следующим образом (данные приводятся
в порядке убывания): в Бамборах – 146 чел., в Сухуме – 104 чел., в Пицунде – 67
чел., в Мрамбе – 48 чел., в Гагре – 41 чел., в Илоре – 14 чел., в Дранде – 6 чел
К этому числу следует добавить, по различным оценкам, от 1500 до 2000 като
ликов, прибывших в 3-е отделение ЧБЛ в последующие годы.
Со времени организации ЧБЛ перед российскими властями остро встала
проблема отсутствия в расположенных там частях римско-католических свя
щенников и невозможности совершать католические обряды и литургии. Во
многих укреплениях офицеры и нижние чины римско-католического вероиспо
Доклад был прочитан на 56 Итоговой научной сессии АбИГИ им. Д.И. Гулиа АНА 24-27 апре
ля 2012 г.
Филипсон Г.И. Воспоминания. – М. 1885. – С. 215.
ГАКК. Ф. 260. Оп. 1. Д. 188. Л. 81.
Там же. См. табл. 1.
ГАКК. Ф. 260. Оп. 1. Д. 188. Л. 45–48, 53–56, 59–62, 65–66.
ведания не были на исповеди и причастии в течение нескольких лет, не имея
возможности исполнить свой христианский долг. Многие солдаты и офицеры-
католики неоднократно обращались к руководству с просьбой о присылке хотя
бы временного католического капеллана
. Например, в мае 1840 г. воинский
начальник форта Головинского капитан Назимов писал начальнику ЧБЛ Н.Н.
Раевскому:
«Нижние чины римско-католического исповедания во вверенном мне
форте состоящие около года не выполняли долгу христианского по небытно
сти священника, а потому и просят моего ходатайства о высылке такового, о
чем Вашему Превосходительству почтеннейшее донося, осмеливаюсь всепокор
нейшее просить не оставить сделать со стороны Вашей зависящего распоряже
ния о высылке такового»
. С аналогичным прошением обращался и начальник
2-го отделения ЧБЛ (располагавшийся тогда в Сухуме) генерал-майор Марце
лин Ольшевский – поляк и католик.
Н.Раевский с пониманием отнесся к просьбам подвластных ему офицеров
и направлял соответствующие запросы в вышестоящие инстанции. Однако для
решения данной проблемы понадобились долгие годы. Российские власти опа
сались, что духовные наставления и пример римско-католических священни
ков
«…могут и в политическом отношении произвести весьма невыгодное вли
яние на дух и образ мыслей польских уроженцев на службах здесь состоящих»
Лишь 6 февраля 1841 г. российский император Николай I приказал назначить
в Управление ЧБЛ
«особого капеллана с причетником из польских нижних чи
нов, знающих латинский язык, для объезда ежегодно прибрежных укреплений, с
производством им содержания присвоенного подобным лицам, в пеших бригадах
Отдельного Кавказского Корпуса состоящим»
. Даже в июне 1841 г. священник
все еще не был прислан, о чем начальник ЧБЛ сообщил командиру Отдельно
го Кавказского Корпуса
. Наконец, к октябрю того же года российские власти
определились с кандидатурой католического капеллана для ЧБЛ. Им был на
значен иеромонах Слонимского монастыря Бернардинского ордена Петр Пур
виньский, который прибыл в Управление Линии 27 марта 1842 г.
Римско-католический капеллан укреплений ЧБЛ имел двойное подчинение.
С одной стороны, он числился по военному ведомству и находился под руко
водством нового начальника ЧБЛ И.Р. Анрепа (1841-1843); с другой, его дея
тельность контролировалась римско-католическими властями, прежде всего,
визитатором римско-католических церквей Новороссии с резиденцией в Одес
се, который, в свою очередь, подчинялся главе Римско-Католической церкви в
России, архиепископу Могилевскому
. Ксендз Петр Пурвиньский получал жа
лованье по усиленному окладу – 396 руб. серебром в год, что соответствовало
Там же. Л. 5, 8–8 об., 15–16об., 21.
Там же. Л. 1.
Третье продолжение Свода военных постановлений с 1 января 1841 г. по 1 января 1843 г. –
СПб, 1843. Ст. 14256; ГАКК. Ф. 260. Оп. 1. Д. 188. Л 3–3 об.
ГАКК. Ф. 260. Оп. 1. Д. 188. Л. 6–7.
ГАКК. Ф. 260. Оп. 1. Д. 188. Л. 107–108, 175.
табелю, утвержденному императором 6 ноября 1841 г. Его поездки по укрепле
ниям ЧБЛ совершались
«на казенных пароходах и азовских лодках»
С апреля по
сентябрь 1842 г. Пурвиньский посетил Новороссийск, Вельяминовское, Гагры,
Пицунду, Бамборы и Сухум. Появление польского капеллана на абхазских зем
лях стало значительным событием в общественной и религиозной жизни слу
живших здесь католиков. По воспоминаниям современников, на торжественных
мессах в Сухуме и Бомборе неизменно присутствовало несколько сотен при
верженцев данной веры, горячо приветствующих прибытие ксендза. За время
своего пребывания в Абхазии священник исполнял свои прямые обязанности,
возложенные на него вышестоящим начальством – совершал таинства испове
ди, причастия, крещения, проводил службы. Вместе с тем, ксендзу было строго
запрещено вести проповедь среди местного населения и входить в тесный кон
такт с абхазскими дворянами. Рассматривая удовлетворение религиозных по
требностей служащих на ЧБЛ католиков как вынужденную меру, царская адми
нистрация одновременно усиливала здесь присутствие Русской Православной
Церкви и тем самым упрочняла свое влияние в регионе.
Несмотря на положительный эффект, вызванный посещением ксендзом
Пурвиньским укреплений ЧБЛ, местные католики осознавали, что лишь один
священник не может справиться с выполнением своих обязанностей по всей
береговой линии. В сентябре 1842 г. адмирал Л.М. Серебряков написал рапорт
начальнику Линии, предлагая направить на ЧБЛ еще одного католического ка
пеллана.
«Из предоставляемой ведомости (…) Ваше Превосходительство усмо
треть изволите, что число этих чинов простирается ныне до 500 чел. и нет
сомнения, что должно еще увеличиться с прибытием в Бамборы и Сухум-кале
рекрутских резервов на укомплектование здешних гарнизонов. К этому нельзя
не упомянуть о военных судах (…), потому что в экипажах также состоит на
службе значительное число польских уроженцев. Между тем сама ЧБЛ получила
ныне столь значительное приращение, что никак нельзя надеяться успешного
исполнения одного Священника по всему ея пространству. Все эти причины по
буждают меня возобновить ходатайство о назначении особенного священника
(…) представится более возможности усилить церковную сумму и озаботить
ся приличным устройством помещений для отправления католического Бого
служения и постоянного совершения обрядов, коих весьма многие были лишены
здесь в течение нескольких лет»
Начальник ЧБЛ И.Р. Анреп согласился с Л.М. Серебряковым и направил ко
мандиру Отдельного Кавказского Корпуса А. Нейдгарту докладную записку с
просьбой рассмотреть вопрос об увеличении количества католических священ
ников на Линии. К январю 1843 г. выяснилось, что Петр Пурвиньский с неко
торого времени страдает умственным расстройством и не может исполнять во
щложенные на него обязанности.
В рапорте от 1 апреля 1843 г. ксендз сообщал,
что
«при всем своем душевном желании исполнить волю Господина Начальника
ГАКК. Ф. 260. Оп. 1. Д. 188. Л. 42, 42об.
ГАКК. Ф. 260. Оп. 1. Д. 188. Л. 31–32.
Береговой Линии при совершенно расстроенном здоровье, в настоящее время
не может отправиться в Абхазию для исполнения христианских треб нижним
чинам римско-католического вероисповедания»
Описывая сложившуюся ситуа
цию вышестоящему начальству, И.Р. Анреп вновь просит командира Отдельного
Кавказского Корпуса походатайствовать о назначении новых католических свя
щенников и о скорейшем отправлении их на ЧБЛ:
«Капеляна нет и неизвестно,
когда будет. В связи с этим возобновляю свою просьбу от 10 февраля за № 249
(…). От назначения одного священника для всей ЧБЛ много неудобства, тем более
прибавилось еще 4-е отделение… даже при частых сообщениях между укрепле
ниями священникам достаточно будет занятия при исполнении духовных обя
занностей (…) весьма желательно было бы назначение священника из Польских
уроженцев, особенно по политическим уважениям, о которых я уже имел честь
представлять на благорассмотрение Вашего Превосходительства»
После
продолжительной переписки российское военное министерство согласилось
отозвать Петра Пурвиньского в Слонимский монастырь. На его место решено
было назначить уроженца Виленской губернии, иеромонаха Бернардинского
ордена Сперата Томкевича (1802 г.р.), прибывшего на ЧБЛ 21 мая 1843 г.
Приступив к исполнению своих обязанностей, Томкевич столкнулся с серьез
ными проблемами из-за значительной протяженности Линии и большого коли
чества католиков на ней. Все это, а также, вероятно, непрекращающийся поток
рапортов линейных командиров и начальников, возымело действие и 27 сентя
бря 1843 г. император Николай I издал указ:
«1) Для исполнения духовных треб
воинским чинам римско-католического исповедания на ЧБЛ назначить сверх
состоящего ныне капеллана еще другого с причетниками и переводчиками из
нижних чинов сего исповедания; 2) Одному из капелланов постоянно находиться
в Новороссийске, а другому в Бомборах и исполнять требы первому по 1-му и
2-му, а последнему по 3-му и 4-му отделениям; 3) Прибавляемым ныне иеромо
наху, причетникам и переводчикам производить жалованье и прочее содержание
в одинаковой мере с состоящими в Кавказском Корпусе подобными лицами; 4)
Для замещения учреждаемой ныне должности другого капеллана назначить со
стоящего в немецкой колонии Розенталь (Таврической губернии) патера Зенона
Калиновского, который на таковый перевод изъявил желание»
После этого приказом начальника ЧБЛ от 30 ноября 1843 г. ксендз З. Кали
новский стал капелланом, состоящим в войсках по 1-му и 2-му отделениям ЧБЛ
с нахождением в Новороссийске, а ксендз С. Томкевич – капелланом по 3-му и
4-му отделениям с нахождением в Бомборах
. Оба священника получали жа
лование по усиленному окладу, как и ксендз П. Пурвиньский, т.е. ежегодно 396
руб. серебром
Там же. Л. 68.
Там же. Л. 71–72.
Четвертое продолжение свода военных постановлений с 1 января 1843 по 1 января 1844
г. – СПб. 1844. – С. 53. Ст. 1089; ГАКК. Ф. 260. Оп. 1. Д. 188. Л. 109–109 об.
ГАКК. Ф. 260. Оп. 1. Д. 188. Л. 112–113.
Там же. Л. 131, 143 об.
Направленный в Бамборы ксендз С. Томкевич вскоре столкнулся с пробле
мой организации места для духовного служения. Оказалось, что свободных по
мещений в укреплении практически нет. Священника разместили в доме, где
проживали офицеры, здесь же в одной из комнат была устроена временная
молельня. Когда Томкевич с помощниками отправлялся в продолжительные по
ездки по укреплениям 3-го и 4-го отделений ЧБЛ, занимаемые им площади
вновь распределялись среди офицеров. В апреле 1844 г. командир расположен
ного в Бамборах Черноморского линейного батальона №10 майор Д.Ф. Квят
ковский, поляк по национальности, сокрушался:
«Для постоянного жительства
иеромонаха Томкевича еще можно дать ему квартиру, а для помещения молельни
не только нет удобного, но никакого строения; та же комната, в которой мо
лельня эта помещалась временно, не говоря уже о том, что она необходима для
помещения офицеров, но она, кроме того, неудобна и неприлична для Богослуже
ния; а поэтому для этой надобности необходимо построить новое здание»
конце концов, для размещения ксендза С. Томкевича был найден дом, в котором
регулярно совершались богослужения и религиозные таинства. Одновременно
с этим ксендзу вместе с причетниками и приходилось совершать длительные
поездки по укреплениям 3-го и 4-го отделений ЧБЛ, в т.ч. и по Абхазии. Так, с
18 февраля по 6 июля 1849 г. Томкевич совершил вояж по маршруту: Анапа
– Новороссийск – Геленджик – укр. Новотроицкое – укр. Тенгинское – укр. Ве
льяминовское – форт Лазарев – форт Головинский – форт Навагинский – укр.
Св. Духа – укр. Гагры – укр. Пицунда – укр. Бамборы – Сухум – укр. Дранда – укр.
Редут-кале, задерживаясь по несколько недель в каждом из укреплений для
исполнения духовных потребностей находящихся там католиков
. Ситуация ос
ложнялась еще и тем, что в этот период коллега С. Томкевича – капеллан 1-го
и 2-го отделений ЧБЛ З. Калиновский сильно болел и временно покинул Ли
нию. Ксендзу С. Томкевичу приходилось работать за двоих. В 1847 г. «за отлич
но усердную и ревностную службу» он был награжден Золотым наперстным
крестом, а в 1850 г. – орденом св. Анны 3-й степени
. В 1852 г. его место занял
другой польский священник – Винцент Дудорович (1822 г.р.), первоначально
имевший резиденцию в Бамборах, а с 1856 г. – в Сухуме.
Деятельность польских священников и причетников внесла значительный
вклад в организацию конфессиональной жизни тысяч католиков, проходивших
военную службу на территории Абхазии. Она сыграла немаловажную роль в
сохранении их этноконфессиональной идентичности, однако, из-за целена
правленных ограничений со стороны российских властей, практически не от
разилась на духовном развитии абхазского народа и его социально-культурном
развитии. Тем не менее, данная тема представляет собой одну из интересных
страниц истории Абхазии и еще ожидает своих исследователей.
ГАКК. Ф. 260. Оп. 1. Д. 188. Л. 135, 135 об.
Там же. Л. 253–276 об.
Там же. Д. 960. Л. 143 об., 145 об.
РИЛОжЕ
Таблица 1
едомость
о числе находящихся на
чинов римско
католического вероисповедания, 1843 г.
Генералов
Штаб- и
обер-
Нижних чинов и
разного звания
людей
жен и
детей
обоего
пола
Итого
отделении
отделении
отделении
отделении
Всего
Источник: ГАКК. Ф. 260. Оп. 1. Д. 188. Л. 81.
В.Ш. Авидзба
ИЦЫ жИЗ
И Н.А.
КОБ
Совсем недавно – 7 марта здесь, в этом зале, торжественно было отмечено
120-летие выдающегося государственного деятеля Ефрема Алексеевича Эшба.
И вот опять мы в этом зале, снова 120-летний юбилей, но уже другого столь же
выдающегося государственного деятеля, легендарного человека, о котором еще
при жизни были сложены легенды – Нестора Аполлоновича Лакоба. Получается,
что 1893 год дал нашему народу двух человек, которые во многом определили
его дальнейшую судьбу. Напомню, что в это время абхазский народ был под
вергнут чудовищным репрессиям, объявлен «виновным» населением, которые
было снято лишь в 1907 г., большая его часть была насильно выселена в Ос
манскую империю, а сама Абхазия была переименована сперва в Сухумский
военный отдел (1864–1883), а с 1883 года в Сухумский военный округ, вве
денный в состав Кутаисского военного губернаторства. Это я к тому, что совсем
не удивительно, что многие представители поколения, родившегося, росшего
в этих крайне тяжелых условиях целью своей жизни избрали переустройство
существовавших государственных и общественных порядков.
На первый взгляд может показаться, что о Несторе Лакоба говорить легко. О
нем существует огромная литература – изданы книги, написаны художествен
ные произведения – стихи, новеллы, повести и романы, снят фильм и т.д. Но в то
же время, постигнуть и вникнуть во все то, что было им совершено, сделано для
Абхазии дело не легкое. Даже простое перечисление достижений Абхазии тех
лет, когда Нестор Лакоба ее возглавлял, могут составить брошюру, если не книгу.
Нужно признать, что, несмотря на большое количество литературы о нем, у нас
нет академически выверенной его биографии. Встречаются различные вариан
ты и толкования отдельных страниц его жизни, и, к сожалению, попытки как-то
поставить под сомнения его заслуги. Чтобы не быть голословным, я остановлюсь
на некоторых примерах.
Итак, Нестор Аполлонович Лакоба родился 1 мая (по новому стилю) в селе
Лыхны. За несколько месяцев до его рождения был убит его отец. И здесь уже
мы встречаем первое противоречие. По официальной версии он был убит клас
совыми врагами
из-за того, что однажды на крестьянском сходе резко высту
пил против поборов, произвола, царивших в родном селе, против князей, дво
рян и кулаков, безжалостно эксплуатировавших бедноту»
. Так писал и сам Н.
Лакоба в своей автобиографии. Но, как считают сторонники второй версии, та
Доклад, зачитанный на торжественном заседании, посвященном 120-летию Н.А. Лакоба.
Дзидзария. Г.А. Борцы за Октябрь в Абхазии. – Сухуми. 1981.
– С.14
Бгажба М.Т. Нестор Лакоба. –Тбилиси. 1965. – С.9.
кое толкование убийства отца Нестора не что иное как ритуальное следование
«большевистскому стилю» того времени, а на самом деле «непосредственным
убийцей был представитель» обычного крестьянского рода. Позже «Нестор, уже
будучи главой абхазского правительства, однажды приехал к старейшинам это
го рода и сказал им, что чувства мести к ним не питает и ничего поэтому про
тив них не замышляет. Тем самым… показал, что государственный человек не
может позволить себе утолять жажду мести, впадать в фамильные амбиции и
спесь, удовлетворять за чей-то счет кровнородственные чувства и интересы или
переносить их в государственную деятельность, путая с государственными и на
родными интересами»
Несмотря на все трудности и сложности, его матери Щахусне удается малень
кого Чнагу (так его звали дома) «определить в Афонскую церковно-приходскую
школу на казенный счет»
. Затем он в родном селе оканчивает двухклассную
школу. Как отмечают биографы Нестора, он с детства обнаруживал незаурядные
способности, был пытливым, смышленым и любознательным. В 1905 году он
поступает в Тифлисское духовное училище, которое заканчивает в 1910 году.
По окончании училища там же поступает в духовную семинарию, несмотря на
то, что в выданной ему характеристике были такие слова: «Воспитанник Лако
ба имеет склонность к чтению недозволенных в училище книг, ведет дружбу
со старшеклассниками…»
. В семинарии формируются и зреют политические
взгляды Нестора. Он участвует в работе литературного кружка, где знакомились
с нелегально распространявшейся революционной литературой, и где он часто
высказывал свои взгляды. Естественно, это не могло остаться незамеченным и
он с группой учащихся был исключен из семинарии «за распространение сре
ди товарищей вредных слухов и без права поступления в какую бы то ни было
духовную семинарию».
В том же году Нестор приезжает в Батум. Его не покидает мысль о продол
жении образования. Поэтому он занимается самообразованием, «штудируя
гимназический курс», одновременно «репетирует учеников для поступления
в младшие классы»
. Небольшой заработок от репетиторства был недостато
чен для существования, и он устраивается в городскую управу санитаром. Эта
была огромная школа жизни, поскольку давала возможность Нестору узнать ре
альные условия жизни простых людей. А они были тяжелыми – «рабочий день
на заводах превышал десять-двенадцать часов. Отсутствовали элементарные
правила охраны труда и санитарный порядок»
. Молодой Нестор соприкаса
ется и знакомится с представителями большевистской партии. Видимо личный
жизненный опыт 20-летнего Нестора Лакоба оказался близким программе и
лозунгам РСДРП(б). И в сентябре 1912 года он вступает в его ряды.
Я. Лакоба. Ему было 103… // Гәыблиа Гь. Нестор. Агәалашәарақәа. – Аҟәа. 2006.– Ад. 266 – 267.
Бгажба М.Т. Там же.– С. 9.
Дзидзария Г. А. Там же. – С. 14; Бгажба М.Т. Там же. – С. 10.
Бгажба М.Т. Там же. – С. 12.
Бгажба М.Т. Там же.– С.12.
Идея социализма для молодого поколения того времени была очень притя
гательной. Это сейчас, подверженные моде, некоторые, не вникая в глубинную
суть, отрицают ее, сводя все к «кровожадности» большевиков. На самом же деле
идеи социальной справедливости, свободы и равенства имеют очень длитель
ную историю. Еще до появления самого термина во второй половине XIX века
(П. Леру), представления о строе социальной справедливости будоражили умы
лучших мыслителей. Даже в мировых и других религиях этот принцип был крае
угольным камнем. В этом легко можно убедиться, если сопоставить Библейские
заповеди с Моральным кодексом строителя коммунизма (1963).
Вступив в РСДРП, он ведет пропагандистскую работу среди населения Ба
тумской области. Здесь он знакомится со многими абхазами, которые после ма
хаджирства оказались там. Они помогали в конспиративной работе молодого
революционера. Со многими из них он до конца жизни будет поддерживать
дружеские и деловые отношения. Подпольная и полулегальная работа была
опасной и не могла продолжаться долго, и Лакоба вызывают к приставу 2-го
участка г. Батума, где и «предложили» «добровольно» покинуть пределы города
и области»
После этого местная партийная организация разрешает Нестору Лакоба по
кинуть Аджарию, что он и делает, – приехав на некоторое время в родную Аб
хазию. Затем он едет на Северный Кавказ, в г. Грозный, где становится «одним
из активистов местной большевистской организации и начинает работать в от
делении Волжско-Камского банка. Он продолжает работать над совершенство
ванием своего образования, а в 1915 году, уже в ходе Первой мировой войны,
экстерно сдав экзамен в Грозненское реальное училище, получает свидетель
ство. Один из бывших преподавателей этого учебного заведения М.Ф. Гужов
ский позже напишет: «Какое великое счастье абхазцам, что во главе их стоите
именно Вы – всегда так глубоко веривший и горячо любивший свой народ…»
В 1916 году Нестор Лакоба едет в Харьков, где поступает на первый курс
юридического факультета. Однако, тяжелые экономические условия, вызванные
войной, отсутствие возможности материально содержать себя, вынуждают его
оставить учебу и вернуться в Абхазию.
Здесь он устраивается десятником-чертежником на строительстве железной
дороги. При этом он не оставляет политическую деятельность и в конце 1916
года создает большевистскую организацию. Как известно, в следующем 1917-м
году происходит февральская революция, император Николай II отрекается от
престола, к власти в России приходит Временное правительство Керенского и
империя разваливается.
Уже в апреле 1917 года в селе Лыхны проходит многолюдный крестьянский
сход, на котором было выражено недоверие Временному правительству. «Не
смотря на сопротивление правящей верхушки, участники схода настояли на из
брании Нестора Лакоба гудаутским участковым комиссаром.
Бгажба М.Т. Там же. – С.14.
Бгажба М.Т. Там же.– С.14.
В своем выступлении он призвал крестьянство к сплочению всех сил… Идея
революционно-крестьянской дружины «Киараз» впервые здесь получает пол
ную огласку»
В этот период Нестор Лакоба проявил себя как энергичный организатор и
прекрасный оратор. Его авторитет среди народа с каждым днем растет. Ему ве
рят и доверяют. Он использует любую возможность для доведения своей точки
зрения до широких слоев населения. Выступает в Сухуме во время обсужде
ния вопроса о самоопределении абхазской церкви, в Тифлисе во время работы
Кавказского съезда Советов рабочих и крестьянских депутатов, где подвергает
жестокой критике устроителей съезда – меньшевиков, а также в массовых схо
дах в Очамчире, Лыхны, Петропавловском (Приморское).
В ноябре 1917 года по инициативе меньшевиков был создан, так называе
мый I «крестьянский» съезд Абхазии, где Н. Лакоба и Е. Эшба потребовали соз
дания подлинного Совета рабочих и крестьянских депутатов, с последующей
передачей ему власти. Но их резолюция была отвергнута, и создан другой орган
власти.
В дальнейшем политическая борьба обострилась. В такой ситуации прини
мается решение о создании крестьянской боевой дружины «Киараз», или как
ее иначе называли «Анхаюы Кьараз» («Крестьянский «Киараз»). Она была соз
дана на сходе крестьян в селе Джирхуа в декабре 1917 года. Организатором
и руководителем ее являлся Н.Лакоба, который первым выступил на сходе и
поведал о целях, задачах и принципах организации. «Чтобы добиться моно
литности «Киараза» и предупредить возможную измену и предательство, было
решено привести киаразовцев к присяге… на горе Дыдриш в с. Ачандара»
Данная организация беспрерывно существовала и действовала до 1921 года
и сыграла исключительную роль в национально-освободительной борьбе аб
хазского народа того периода. К сожалению, не сохранились подлинные тексты
устава и присяги «Киараза». Имеются лишь отдельные выдержки из них, кото
рые встречаются в воспоминаниях самих киаразовцев и в некоторых работах
ученых. Опубликованная же в различных книгах и сборниках «Декларация и
Конституция» «Киараза» не является подлинником. Согласно тексту этого до
кумента, боевой отряд «признавал Абхазский народный совет руководящим
органом власти в Абхазии, который представлял два места в этом совете» и
т.д. Этот документ родился в недрах самого Народного совета и его предла
гали принять на объединенном совете киаразовцев Гудаутского и Гагринского
участков. Наличие подписей под документом от 12 августа 1918 года началь
ника штаба В.Агрба и М.Гобечия и нескольких рядовых членов Г.А. Дзидзария
объясняет таким образом: «Было принято решение воспользоваться легальной
возможностью восстановить «Киараз», получить оружие и ослабить тем самым
репрессии меньшевистских властей… Причем, – продолжает он, – «Декларация
Дзидзария Г.А. Там же. – С. 15.
Дзидзария Г.А. Роль Советов и «Киараза» в истории революционной борьбы в Абхазии 1917
– 1921 гг. – Сухуми. 1971. – С.49.
и Конституция» «Киараза» была предварительно направлена в Сухум… через
В.С. Харазия. Но в Гудауте его по доносу задержал и арестовал участковый ко
миссар Л. Картозия. «Документ» был отобран у арестованного и оказался затем
в руках особо уполномоченного Национального совета Грузии Исидира Рамиш
вили, который опубликовал его в еще более искаженном виде…»
Несмотря на репрессии и вызванное ими оставление Абхазии некоторыми
руководителями, «Киараз» количественно вырос и организационно усилился
особенно в период меньшевистской оккупации. Киарзовцы участвовали в кра
тковременном установлении советской власти в Сухуме, ожесточенно сража
лись с меньшевистскими войсками на реке Кодор. И хотя, после 7 дней боевых
действий, понеся большие потери, вынуждены были отступить и уйти в неле
гальное положение, идея освобождения Абхазии от грузинских меньшевиков
оставалась главной задачей этой организации. Поэтому, мнение о том, что «Ки
араз» не ставил перед собой задачу изгнания меньшевиков, считая, что его цели
были другие, и шире»
, не соответствует действительности. Нужно сказать, что
в тот период, в силу сложившихся политических реалий, не было ни одной по
литической организации или просто личности, которые стремились к полной
независимости Абхазии и строительству собственного государства. Из тех по
литических сил, которые имелись здесь, одни считали наиболее приемлемым
нахождение Абхазии в составе Горской республики (С. Басариа и его сторонни
ки), другие – в составе Грузии (меньшевики), третьи – возлагали надежды на Бе
лую армию и даже сражались в ее рядах, а руководители «Киараза» и Е. Эшба,
Н. Акиртава и другие большевики наиболее перспективным рассматривали
вхождение Абхазии в состав Советской России. В этот исторический отрезок
времени именно последнее оказалось наиболее реальным и осуществимым.
Дальнейший ход истории это доказал. Наглядным свидетельством того, что «Ки
араз» ставил перед собой задачу освобождения Абхазии от меньшевистской
оккупации служат слова, сложенной тогда песни:
Шәнеибац, шәнеибац
Аԥсуаа рыҷкәынцәа,
Аԥсуаа рыҷкәынцәа!
Ахақәиҭраз ашьа казҭәаз
Аԥсуаа рыҷкәынцәа!
Идите, вперед идите, сыны абхазов,
За Апсны кровь проливающие, сыны абхазов!
Идите, вперед идите, сыны абхазов,
За Свободу кровь проливающие, сыны абхазов!
Дзидзария Г.А. Октябрь и «Киараз». Изд. второе, дополн. – Сухуми. 1987. – С.47.
Гогуа А.Н. Постскриптум. – Сухум. 2008. – С. 56.
Эта песня родилась в среде киаразовцев и называтся «Песней киаразовцев».
Нестор Аполлонович Лакоба в своей борьбе не был прямолинейным. Он был
гибок и использовал самые разные формы – от открытой и вооруженной борь
бы до компромиссов и даже сотрудничества с противником, когда в этом была
необходимость. Так, после того как не удалось удержать установленную в боль
шинстве регионов Абхазии советскую власть под руководством Е. Эшба и Н.
Лакоба, после отступления киаразовцев от меньшевистского натиска и вынуж
денного нахождения за пределами Абхазии, ареста и освобождения из тюрьмы
под нажимом народных масс, он принимает неожиданное решение и в марте
1919 года – соглашается на предложение Очамчирской земской управы занять
пост комиссара милиции. Естественно, что он согласился на это не из-за того, что
польстился на должность участкового комиссара. Он решился и в определенной
мере использовал для ее реализации своих политических целей – сбор инфор
мации, агитационная работа и т.д. Это не могло долго продолжаться – меньше
вистское правительство через некоторое время дало санкцию на его арест, но
ему удается избежать его и в очередной раз он покидает Абхазию.
Некоторое время Н. Лакоба находится в Аджарии. В Батуме и его окрест
ностях выполняет различные задания руководства партии. Летом 1920 года он
выезжает в Москву, откуда его направляют в Екатеринодар. Здесь он состоял
председателем Горской секции Кубано-Черноморского исполкома и вел работу
среди горских народов региона
. Как отмечал в своей книге М.Т. Бгажба: «… в
Адыгее с помощью Н. Лакоба в 1920 году создан один из первых на Кубани
детских домов, которому тогда было присвоено его имя»
. В июне 1920 г. Ла
коба выступает на первом съезде рабочих и крестьян в Новороссийске от име
ни трудящихся Абхазии. В августе того же года на первом съезде трудящихся
горцев Кубани и Черноморья был одним из основных докладчиков. Вскоре он
«делегируется черкесами Кубани на съезд народов Востока, созывавшийся в
сентябре в городе Баку»
Между тем, меньшевики в Абхазии проводят «очередные повальные аре
сты», конфискуют оружие у киаразовцев, производят массовые повсеместные
обыски, за решетками оказываются даже члены Народного Совета Абхазии.
Одной из главных причин этих репрессий стало то, что наказанные «действо
вали в контакте с зарубежными (Н. Лакоба) и местными комитетами». Меньше
вистские документы того времени пестрят сообщениями типа: «… в Советской
России в качестве представителя Абхазии ныне выступает скрывающийся там
Нестор Лакоба, главарь вооруженного выступления и захвата большевиками
власти в Сухумском округе в 1918 году»
По завершении работы съезда народов Востока, делегатами которого были
также Е. Эшба и Н. Акиртава, Лакоба вместе с Эшба остаются там, для выполне
Куправа А.Э. Люди: Время и жизнь. – Сухум. 2008. – С. 309.
Бгажба М.Т. Там же. – С. 33.
Бгажба М.Т. Там же. – С.33.
Дзидзария Г.А. Очерки истории Абхазии (1910 – 1921 гг.)
ния специального задания. В октябре они направляются в Турцию. Сам факт того,
что в такой ответственный момент, когда в самой Абхазии начиналась борьба за
установление советской власти, правительство России во главе с В.И.Лениным,
предпочло более важным отправить Н.Лакоба и Е. Эшба в Турцию говорит о
чрезвычайности, возложенной на них миссии. Трудно не согласиться с довода
ми А.Ш. Аббас-оглы, когда она пишет: «Е. Эшба и Н.Лакоба во главе большой де
легации были направлены в Турцию для заключения мирного договора с Турци
ей. В Турции они опирались в основном на абхазскую диаспору этой страны, на
потомков махаджиров…. К тому же самого Кемаль-пашу окружали некоторые
влиятельные абхазы. Один из них, Хусейн Рауф Орбай (абх. фам. – Ашхаруа),
занимал высокую должность, а позже стал председателем Совета министров
Турции и ближайшим соратником Ататюрка…
Нестор Лакоба вел работу в городах Ризе, Трапезунде и Стамбуле, и ее ре
зультаты оказались весьма успешными: по условиям мирного договора Батум и
вся Аджария отошла к Грузии»
Здесь речь шла о подготовке Карсского договора от 13 октября 1921 года,
который распространил на Закавказские республики положения Московского
Советско-Турецкого договора о дружбе и братстве, праве на самоопределение,
экономических и культурных связей, подписанного 16 марта 1921 года. Другим
важным свидетельством роли и вклада абхазской делегации в эту дипломати
ческую миссию явилось то, что Абхазия стала равноправной союзной республи
кой, и, наконец, последнее – хотя и носящее частный характер – своего един
ственного сына чета Лакоба назовет именем Рауф. Думается не случайно. Это в
честь Рауфа Орбая.
В то время, когда Лакоба и Эшба находились в Турции, в Абхазии разворачи
ваются бурные события. «Киараз» и другие повстанческие отряды совместно с
сочинскими и туапсинскими красногвардейцами, под руководством Н. Акирта
ва, начинают боевые действия против меньшевистских сил. Последний в своих
обращениях просит «срочно вызвать Эшба и Лакоба» и помощи Красной ар
мии. Как известно, Эшба и Лакоба не смогут принять личного участия на этом
завершающем этапе за установление советской власти в Абхазии и изгнании
грузинских меньшевиков с ее территории, но 9-я армия окажет необходимую
помощь, и в результате 4-го марта будет освобожден Сухум. 6-го марта Очам
чира, 8-го – Гал.
6 марта в Абхазию возвращаются Е. Эшба и Н. Лакоба и через несколько дней
– 10 марта Ревком Абхазии обращается с известной телеграммой к В.И. Ленину,
гласившей, что на ее территории установлена советская власть. Таким образом
была перевернута одна из страниц истории Абхазии, открывалась другая. В кон
це месяца на совещании ответственных работников Кавбюро ЦК было с одо
брением принято решение руководства Абхазии об образовании независимой,
равноправной ССР Абхазии. Об этом были извещены В. Ленин и все советские
Аббас-оглы А.Ш. Моя Абхазия… Моя судьба… – М. 2009.− С.150.
республики. Однако, как известно национально-государственное строительство
на этом не было завершено. Впереди ждали неоднократный пересмотр уже
принятых решений, по которым Абхазию ждали серьезные испытания.
С установлением советской власти Нестор Аполлонович Лакоба работает за
местителем председателя Ревкома и Наркомвоенмором. В феврале 1922 года
на первом съезде Советов Абхазии Нестор Лакоба избран Председателем Со
вета народных комиссаров Абхазии, а в 1930 году, когда был ликвидирован
СНК – он занимает пост председателя Центрального исполнительного комитета,
где проработал до конца жизни – 28 декабря 1936 года. Иными словами Н.А.
Лакоба возглавлял Абхазию в течение 15 лет. Хочу обратить ваше внимание
на два обстоятельства – в момент, когда он возглавил республику ему было 29
лет. Всего 29! И второе, – как известно, руководящим органом в центре и во
всех республиках были партийные органы, только в Абхазии руководителем
был человек, возглавлявший исполнительный орган. Были неоднократные по
пытки «исправить» такое положение дел, но Нестору удавалось отстоять свой
статус. В этой связи приведу один пример. В 1936 году новый секретарь обкома
попытался взять в свои руки бразды правления республикой. Он начал прово
дить все совещания в своем кабинете. Нестор же посещал эти заседания, но,
как правило, приходил с опозданием. На бюро обкома было принято решение,
запрещающее выезд из Сухума без разрешения бюро, в том числе и Лакоба.
Но в это время на отдых в Абхазию приезжает Сталин. «Не встретив Лакоба как
это было всегда, И. Сталин был очень удивлен этим и дал задание выяснить,
что с ним случилось…» Когда об этом передали Нестору он сообщил, что «по-
прежнему рад и счастлив встретить его, но что лишен этой возможности, так как
будучи коммунистом дисциплинированным, не может нарушать постановление
бюро обкома и выехать из Сухума»
. Дело закончилось тем, что этот секретарь
обкома был смещен и отозван в Тбилиси.
Вообще к партийным органам и их работникам он относился с некоторым
пренебрежением. Так, в своем докладе на XIV Абхазской областной конферен
ции, лестно отозвавшись о занимавшем пост первого секретаря В.Ладария он
говорил: «из всех секретарей бывших здесь у нас в обкоме (а их было много)
пользуется любовью за энергию и работоспособность»
Задумаемся над вопросом – как оценить положение Абхазии в годы, когда
ею руководил Нестор Аполлонович Лакоба? Даже несмотря на то, что в 1931
году Абхазия была включена в качестве автономной республики в состав Гру
зии, однозначно это был позитивный этап в развитии Абхазии. В этот период
она в своем развитии сделала гигантские успехи, которых она не добивалась,
быть может, за столетие. Причем, этот прогресс имел место во всех областях:
в экономике, промышленности, сельском хозяйстве, образовании, медицине,
культуре, науке, искусстве и т.д. Мне могут возразить, что мол все это шло в
русле общесоюзного масштаба. В определенном смысле это так, но не во всем
Лакоба С.З. Очерки политической истории. – Сухуми. 1990. – С.130.
Лакоба Н.А. Статьи и речи. – Сухуми. 1987. – С. 345.
и далеко не всегда. Во-первых, даже в этом случае нужно было организовать
и руководить процессом. А для этого Нестор Аполлонович приглашал высоко
классных специалистов, профессионализм и навыки которых способствовали
развитию Абхазии. В подтверждении приведу слова академика Н.И. Вавилова,
который говорил: «На примере маленькой Абхазии можно видеть, как быстро
Советская страна становится высоко культурной, как быстро изменяется лик
земли. Абхазское правительство, под просвещенным руководством уважаемого
Нестора Аполлоновича Лакоба, всегда проявляло исключительное внимание к
науке, всемерно привлекая всесоюзные научные учреждения и создавая свои
научные исследовательские институты и станции в советской Абхазии»
. Во-
вторых, он далеко не всегда действовал в духе директивных указаний и очень
часто действовал вопреки им. К примеру известно лояльное отношение к кня
жеско-дворянскому сословию. Известны показания личного секретаря Н. Лако
ба от 1954 года, где он говорит: «Не велось в Абхазии никакой борьбы с абхаз
скими князьями, которые чувствовали себя свободно и это бросилось в глаза.
В 1929 году я несколько раз был свидетелем того, как в Совнарком Абхазии
приходил князь Александр Шервашидзе и Нестор Лакоба принимал его. Кроме
него, на прием к Нестору Лакоба приходили князья Эмухвари, Эшба, крупная
домовладелица Дзяпшипа. О чем они говорили с Нестором Лакоба, я не знаю,
но видел, как Шервашидзе, Дзяпшипа по запискам Нестора Лакоба получали
деньги в бухгалтерии Совнаркома. В бухгалтерии говорилось, что им выдавали
пособие…»
. Это были не единичные случаи. Более того, в возглавляемом им
правительстве, занимали ответственные должности выходцы из привеллигиро
ванных сословий – Анчабадзе, Инал-ипа и т.д.
Особо нужно остановиться на том, как проходила коллективизация в Абха
зии. Ясно, что совсем не проводить ее, как того требовал Дурипшский сход (1931
года), было нереально. И в этой ситуации он находил максимум возможностей,
чтобы сохранить за крестьянами землю (а не по 6 соток как в других местах),
старался минимизировать раскулачивание, редко прибегая к арестам. В своей
статье «Трагедия абхазского народа», изданной в 1951 г. в Мюнхене С. Данилов,
писал по этому вопросу: «Через некоторое время (имеется в виду Дурипшский
сход – В.А.) сам Н. Лакоба был вызван в Москву. Какие там велись переговоры
– сказать трудно. Однако после возвращения главы правительства коллекти
визация пошла в Абхазии иначе, чем всюду в СССР: кулаков, как таковых, не
оказалось вовсе, никого не раскулачивали и не ссылали, верховых лошадей не
обобществляли… Видимо, Н. Лакоба все же удалось на этот раз выпросить у
своего приятеля, «хозяина» страны, какое-то облегчение для «показательной»
курортной Абхазии»
. Разве не об этом же говорят известные факты, когда мно
гие с голодающих регионов Союза находили приют в Абхазии, где получали
возможность существования.
Лакоба С.З. Указ. соч. – С. 111.
Лакоба С.З. Там же. – С. 113.
Абхазия: документы свидетельствуют. 1937 – 1953 гг. – Сухуми. 1991. – С.457.
Если обратить внимание на официальные выступления Н. Лакоба, опубли
кованные в не очень удачно изданном сборнике его статьей и речей, то можно
обнаружить, что он очень часто ссылается на такие понятия как: «местные ус
ловия», «живая действительность». В 1934 году, когда по всей стране коллекти
визация была в разгаре, Н. Лакоба, выступая на областной партийной конфе
ренции произносит следующее: «Есть на Гумисте крестьянин Акоп Малхосян.
Сельсовет постановил отобрать у него излишек пахотной земли. Когда он узнал
об этом, то за одну ночь засадил свой участок мандаринами. Затем явился в
НКЗем и говорит, что у него отбирают мандариновую усадьбу. «Не может быть, –
говорят, – не полагается отбирать сад!». Приехали на проверку. Тут же являются
из сельсовета. Смотрят: действительно мандариновый сад! «Да ведь он, – го
ворят, – засадил в одну ночь!». «Не все ли равно: за ночь или нет» (Смех). Ман
даринник отбирать не полагается. Таким образом этот крестьянин закрепил за
собой усадьбу»
. А теперь представим себе, чтобы какой-нибудь руководитель
мог шуткой оправдать подобные действия крестьянина.
Нестор Аполлонович был очень близок к простому народу. Он хорошо знал
его особенности, как знал и указывал путь, по которому он должен идти. Он
говорил: «Высмеивать быт и традиции нельзя. Это положение бесспорно, но
превозносить такие традиции, которые никак не укладываются в рамки интер
национального быта, тоже нельзя»
Он по возможности старался быть в гуще народа, и из первых рук знать о
чем люди думают, чего хотят, что нравится, а что не нравится. В качестве при
мера приведу слова К. Ковача из предисловия к сборнику «Два Маджа. Абхаз
ские рассказы и легенды», 1935 года издания. Он пишет: «В течение нескольких
лет, по инициативе председателя ЦИКа Абхазии т. Нестора Лакоба, в этой бо
гатой фольклором стране проводилась работа по собиранию народных песен.
Эту благороднейшую работу посчастливилось выполнить мне. Собирая песни, я
естественно, встречал и такие образцы устного народного творчества, как рас
сказы и легенды…
Глубокая народная мудрость трудящихся абхазцев, их крупная одаренность
и талантливость, особенно ярко предстали передо мной, как собирателем, ле
том 1928 года при следующих обстоятельствах.
В это лето т. Н. Лакоба отдыхал на горе Бамбей-Яшта в пастушеском балага
не, среди пастухов и охотников. Я был любезно приглашен тов. Лакоба провести
некоторое время вместе с ними на Бамбей-Яште…
В течение многих лет собирательской работы, мне никогда не приходилось
попадать в такую исключительно удачную для собирателя обстановку, так как
мое появление среди крестьян и пастухов никогда конечно не могло вызвать
такого подъема настроения, такого энтузиазма, как это бывает при появлении
товарища Лакоба»
. Кстати, о том, что Нестор любил предания старины говорит
Лакоба. Н.А. Там же. – С. 362.
Лакоба Н.А. Там же. – С. 285.
Ковач К. Два Маджа. – Сухум. 1935. – С. 3–4.
и тот факт, что в газете «Апсны» от 5 июля 1919 года напечатан, записанный от
Дзигипа (Ӡыӷә-иԥа) Есната, текст «О чем говорили в прошлом, что случалось
сейчас» («Ажәытә ирҳәаз, аҿатә иҟалаз»). Примечательно, что текст был оформ
лен в стихотворную форму и снабжен небольшим комментарием.
Как отмечают специалисты: «В марксизме нет разработанной этической
теории, его основоположников прежде всего интересовали социально-эконо
мические проблемы, связанные с ликвидацией капиталистического общества
и построения социализма»
. Этот вакуум и давал возможность обращаться к
духовному наследию прошлого даже «неистовым борцам с преемственностью»,
облекая, правда, в схему классовости. Но в отличие от них Лакоба был плоть
от плоти народным и придавал, как видно из приведенного примера, важное
значение собиранию фольклорного материала. Сочетание уважительного и бе
режного отношения к прошлому, с одной стороны, а с другой − стремление
к широкомасштабным преобразованиям во всех областях находятся у него в
удивительной гармонии. И это, на мой взгляд, потому, что он придерживался
выработанной веками народом этической системы координат.
При всем при этом начальный этап советской власти придал динамизм, по
родил энтузиазм, веру в будущее и созидательность небывалого до селе разма
ха. К сожалению, не очень долго это продолжалось. И с гибелью Н. Лакоба все
это ушло в небытие.
Нестору Лакоба был присущ юмор, который он часто использовал даже в
своих официальных выступлениях. Известно, что слух у него был слабым, и он
пользовался слуховым аппаратом. Даже этот недуг он мог обыграть с юмором,
но с пользой дела. Фазиль Искандер в своем знаменитом романе использовал
один из таких случаев. Приведу небольшой отрывок: «Кстати, небольшой при
мер его (Н. Лакоба) находчивости. Однажды на одном совещании в Тбилиси
один из ораторов сказал, что в Абхазии, несмотря на неоднократные указания,
все еще медленно строят шоссейные дороги.
– По-видимому, – добавил он, не слишком тактично, – мы недостаточно
громко об этом говорим, и Нестор Аполлонович нас плохо слышит.
– Слышу, – писклявым голосом, свойственным людям с поврежденным слу
хом, выкрикнул Нестор Аполлонович.
– Тогда давайте, – попросил оратор и, уступив ему трибуну, проковылял на
место походкой, свойственной хромым от рождения.
Говорят, в ответной справке Нестор Аполлонович дал толковый отчет о до
рожном строительстве в Абхазии, сказал о недостатках и достижениях в этом
деле. В конце он добавил, что хотя в Абхазии строились и будут строиться шос
сейные дороги так, как тому нас учит партия, все же проложить такой шоссейной
дороги, особенно в горных условиях, на которой данный товарищ не хромал бы,
мы, конечно, не можем»
Буров В. Поднебесная принадлежит всем. Литературная газета, № 36, 2009. – С. 7.
Искандер Ф. Сандро из Чегема. Кн. первая. – М. 1989. – С. 94–95.
В Несторе Лакоба поражает также постоянная неудовлетворенность сделан
ным. В его выступлениях и статьях очень часто о недостатках говорилось боль
ше, чем о достижениях. Такие выражения «убийственно медленным шагом»,
«имеет отставание», «не сумели организовать по-настоящему», «разрыв между
задачами и требованиями» и им подобные звучали из его уст. Иногда статьям
давался подзаголовок «Наши слабые места».
Несмотря на то, что он еще при жизни оброс легендами, его именем были на
званы различные учреждения, он не был «испорчен славой» (Искандер). И это
тогда, когда создавался культ личности и культики меньшего масштаба. К сожа
лению, во многом это сыграло роковую роль в дальнейшей судьбе для осущест
вления большой идеи – социального равноправия. Они пренебрегли аксиомой,
высказанной позже М. Бахтиным, что: «Нельзя быть великим в своем времени,
величие всегда апеллирует к потомкам, для которых оно станет прошлым, ста
нет объектом памяти»
В то же время Нестор Лакоба не был, так сказать, сахарным и мягкотелым. У
него был крутой нрав – мог нагрубить, бывал непримиримым, жестким и даже
жестоким. Видимо не чужды ему были подход к людям, исходя из личных при
страстий. Народная память сохранила такой случай – ехал он на машине вместе
с С. Басария и С. Чанба из района. По дороге между ними возник горячий спор.
Когда Нестору не удалось убедить спутников-оппонентов своими доводами, он,
обидевшись, остановил машину и высадил их, а сам поехал дальше. После этого
Симон Басария спрашивает у С. Чанба – «Что это с нами сделал Глухой?». На что
Самсон ответил – «Конечно, Глухой неправильно поступил с нами. Но сейчас я
думаю не об этом, а о том, что будет с нами, когда его не будет!». Слова С. Чанба
были провидческими, ибо мы хорошо знаем, что произошло, когда его не ста
ло…
Как известно, Нестор Лакоба был отравлен в Тбилиси. То, что организатором
этого дела был Л.П. Берия сомнений не вызывает. Но дальше имеются разночте
ния. По более распространенной версии, это произошло в доме самого Берия.
Лакоба отказывался пойти к нему в гости после неоднократных приглашений,
но, в конце концов, не смог отказать матери Берия − Марте Виссарионовне.
Водитель же Н. Лакоба Давлет Кандалия в одном из последних своих интер
вью говорит, что Нестор был отравлен после того, как он посетил дом Сухишвили
В Тбилиси гроб с телом Н. Лакоба был установлен в Доме Красной Армии,
а на следующий день – 29 декабря его привезли в Сухум. Дома его жена Са
рия попросила всех выйти из комнаты. Вызвала Ивана Семерджиева, личного
врача Лакоба. После тщательного осмотра он сказал: «Нестор отравлен». Все
внутренности, желудок, печень, мозг и даже гортань были изъяты бериевскими
. Многие известные люди откликнулись на смерть Нестора. Но на по
хоронах не было Берия, а Сталин, еще несколько лет тому назад подаривший
Бахтин М.М. Эпос и роман. – СПб. 200. – С. 210.
Канделия Д. Нестор и тень. Интервью.
Лакоба С.З. Указ. соч. – С. 125.
свою фотографию с надписью «Товарищу и другу Лакобе. От И. Сталина» про
молчал. Нестор Аполлонович был похоронен в Ботаническом саду. Примерно
через месяц начали распространяться слухи о том, что он был врагом народа.
Для Абхазии завершается период созидания и открывается другая − мрачная
страница ее истории.
Осенью состоялся, так называемый открытый «судебный» процесс над «13-ю
лакобавцами» – «О контрреволюционной, диверсионно-вредительской, шпион
ской, повстанческой организации в Абхазии». Судили М. Чалмаз, М. Лакоба, К.
Инал-ипа, Д. Джергения, В. Лакоба, В. Ладария, А. Энгелова, С. Туркия, П. Сейсяна,
М. Кишмария, С. Эбжноу, Х. Чанба, К. Ахуба.
Я не буду останавливаться на этом процессе, просто хочу обратить внимание
на то, что ни в речи государственного обвинителя, прокурора Абх. АССР В.Я. Шо
ния, ни в выступлении общественного обвинителя М.К. Делба практически нет
никаких доказательств того, в чем их обвиняли. О том, что это была расправа, а
не суд видно из их речей. Это политически ангажированный язык поношения,
оскорбления и злобы.
И в результате 10 человек были приговорены к высшей мере – расстрелу, а
двое были лишены свободы на длительные сроки.
Почему-то умерщвленный Нестор Лакоба стал опаснее живого Лакоба и его
перезахоронили на Михайловском кладбище. Но и на этом не остановились.
Было решено останки Нестора сжечь в известковой яме, что, по официальной
версии, и было сделано. Но существует и иная точка зрения, согласно которой
останки Нестора Лакоба были выкраны матерью Щахусной и супругой Сарией
и перезахоронены в Лыхны.
Репрессивная машина заработала в полную мощность. Без оглядки на пол,
возраст были арестованы все, семья, родственники, единомышленники и сослу
живцы Н.А.Лакоба. Имеются свидетельства, какие неимоверные пытки и изде
вательства выдержала Сария Лакоба – Джих-оглы. Известный поэт и перевод
чик С. Липкин написал поэму «Нестор и Сария» с подзаголовком «Кавказская
быль», в которой сказаны очень верные и точные слова о проявленном Сарией
мужестве. Когда генеральный прокурор СССР изучил материалы ее дела, он ска
зал: «Этой женщине нужно поставить памятник». Об этом говорили и некоторые
известные люди, но памятника до сих пор нет, хотя и переживаем период па
мятникомании. Это было бы справедливо, ибо – она символ верности, предан
ности, любви не только по отношению к своему мужу, но в целом к Абхазии и
ее народу.
Не осталась в стороне и мать Нестора – Щахусна, которую ожидала та же
участь и даже несовершеннолетние: Рауф Лакоба, Николай (сын Михаила), Тен
гиз (сын Василия) и Николай Инал-ипа, которые были арестованы, а позже рас
стреляны.
Абхазия была обезглавлена, уничтожена значительная часть абхазской ин
теллигенции. В самых общих чертах такова характеристика жизненного пути
Нестора Аполлоновича Лакоба, его деятельности, времени, в котором он жил и
его сподвижников. Казалось бы какие могут быть претензии к нему. Как любой
политический и государственный деятель, безусловно, и он может быть подвер
гнут критике. Но имеет право на существование такая критика, которая пре
следует цель объективно и честно определить место и роль интересующей лич
ности, исходя из результатов его деятельности. К сожалению, у нас иногда, под
даваясь моде очернительства, кое-кто старается каким-то образом бросить на
него тень. Ведь известно, что «обсуждать заблуждения прошлого значительно
проще, чем видеть собственные»
. Приведу единственный пример. Один автор
пишет: «Не будем скрывать, что есть у Нестора Лакоба в чем упрекнуть, чего
нельзя простить. «Продал Абхазию, и абхазов предал», говорили ему еще при
жизни, и в печати было. Что это? Нестор Лакоба присоединил Абхазию к Грузии.
Это факт. Если спросить меня, лучше бы отдал жизнь, но не согласился бы, но
подумаем о времени, в котором он оказался. Не то, что маленькая Абхазия, но и
большая Россия, большой СССР, занимавший шестую часть земли находился под
пятой грузина, грузина-националиста, говорившего, что абхазы должны стать
грузинами, когда зашевелятся у него брови, не то, что одного его человека, а
имел силу (власть), что и целый народ мог переселить и уничтожить… Нестор
Лакоба и народ оказались в руках таких людей…
Безусловно, и Лакоба не был искупан молоком… В любом случае, нельзя
сравнить его с В. Лениным и И. Сталиным. По сравнению с ними Лакоба боль
шой гуманист…»
Трудно судить, что хотел автор сказать всем этим – показать свою осведом
ленность, проницательность, честность, объективность и т.д. Но ведь в этих, с
позволения сказать рассуждениях, нет ничего из них. Что по просьбе Нестора
Лакоба Абхазия была включена в состав Грузии? Нет. Боролся он против этого?
Да. Предпринимал шаги изменить ситуацию? Да. А что, разве Нестор умер своей
смертью в собственной постели, а не погиб, отстаивая интересы Абхазии? Не
вижу смысла дальше разбирать данный «философский» опус, ибо мотивы его
неблагородны. Прежде чем писать подобные вещи следует подходить к объек
ту не личностно-эмоционально, исходя из родственных или местечковых при
страстий, а постараться определить сделанное, созданное человеком, в данном
случае Н. Лакоба.
Неужели не очевиден контраст между эпохой Н. Лакоба и последовавшим
за ним периодом. Известно, что Берия упрекал Н. Лакоба в том, что он знает
дорогу в Москву, только через Сочи. Ведь после него этот маршрут был из
менен. Кто смог исправить «ошибки» Лакоба, особенно в национальном во
просе. Никто! Когда его не стало более чем полтора десятилетия воля народа
оказалась парализована. Секретами делились на кухне, на свадьбах, похоро
нах, поминках, да и то шепотом. На память приходят только два случая, когда
подымался абхазский вопрос. Это письма – Г.А. Дзидзария, Б. В. Шинкуба, К.С.
Молотков А. Выплеснули ребенка // Литературная газета, №31, 2009. – С.4.
Ахуба Дж. Лики времени. – Сухум. 1996. – С. 485 –486.
Шакрыл (секртарю ЦК ВКП(б) А.А.Кузнецову) и сестер Т. и Е. Шакрыл (самому
И.В.Сталину) – и все.
Так что, период, когда Абхазией руководил Нестор Лакоба нужно считать
не ущербным, а созидательным. Многое из того, что он сделал, и по сей день
оказывает благотворное влияние на нашу жизнь. Понимание и уважительное
отношение к его личности позволит нам уверенно смотреть в будущее и строить
ее, а коверкание его имени как впрочем и бессодержательная похвала, могут
сыграть злую шутку. Надеюсь, молодое подрастающее поколение не купится на
дешевые разглагольствования и подбрасываемые в Интернете, вырванные из
контекста цитаты, а поймет всю масштабность и значимость исторической лич
ности Нестора Аполлоновича Лакоба.
А.Э. Куправа
ФРЕМ АЛЕКСЕЕВИЧ
120-летию со дня рождения
Председатель Военно-революционного комитета Абхазии (1918), председа
тель Ревкома Абхазии (1921-1922), председатель ЦИК Абхазии (1922), видный
деятель Коммунистической партии и Советского государства Ефрем Алексеевич
Эшба родился 20 марта 1893 г. в с. Агу-Бедиа Самурзаканского участка. Его
отец Алексей Зурабович из сословия аамыста, «по экономическому положению
– был типичный нуждающийся крестьянин». В обществе его знали трудолюби
вым и хлебосольным человеком, притом начитанным и культурным. У него дома
бывали известные педагоги, видные общественные деятели. Его жена – Марта
Зурабовна (урожденная Апакидзе – из княжеского сословия Аԥа-қьиа – от ро
дословия Ачба) – отличалась светлым умом и кротким нравом.
В семье было пятеро детей. Отец и мать старались привить им трудолюбие,
уважение к людям. Алексей Зурабович не раз говорил: «Не дворянство красит
человека, а труд».
Он рано ушел из жизни. На руках у Марты Зурабовны остались маленькие
дети. Когда они подросли, она отдала их в Бедийскую школу. Ефрем был самым
младшим, но и он ходил со старшими братьями в школу. Тогда и позже Фома
Христофорович Эшба, вошедший в историю, как «дед абхазской школы», оказал
большое влияние на Ефрема.
В Сухумскую горскую школу Ефрем поступил в 1902 г. Здесь он выделялся
редкой дисциплинированностью и собранностью, был трудолюбив и любозна
телен, отличался чрезвычайной аккуратностью. Из класса в класс мальчик пере
ходил с наградами. Ефрем помогал отстающим товарищам. Он увлекался му
зыкой, охотно участвовал во всех играх и выдумках. В 1906 г. Ефрем блестяще
окончил Сухумскую горскую школу.
Двенадцатилетний Ефрем в Сухуме в бурные дни 1905 г., как об этом он
вспоминал, увидел первые наглядные уроки революционной борьбы.
По решению совета Сухумской горской школы Ефрем был направлен в Ку
таисскую классическую гимназию. Здесь нашел и новых верных друзей. Один
из его товарищей по гимназии – В.Г. Канделаки – впоследствии в воспомина
ниях писал, что Ефрем по общему развитию выделялся среди гимназистов. Он
был способным и одаренным учеником. К нему часто обращались за помощью.
Ефрем умел очень просто, толково разъяснить любое задание. В гимназии он
занимался музыкой, играл на кларнете в гимназическом духовом оркестре.
В Кутаисе Ефрем болел хронической малярией и вынужден был переехать в
Тифлис. где в ноябре 1909 г. поступил в 1-ю мужскую гимназию. Из-за трудного
материального положения с 4-го курса Ефрем стал давать частные уроки. Нахо
дил возможность посылать матери часть своего заработка. Несмотря на боль
шую нагрузку, Ефрем был одним из первых в учебе. Он много читал. Круг его
интересов выходил за рамки программы гимназии. Художественная литература,
особенно русская классика, расширяла кругозор любознательного ученика.
Ефрем рано начал интересоваться марксистской литературой. Об этом пе
риоде своей жизни он впоследствии писал: «В 1912 году я политически «само
определился», окончательно сложилось убеждение «в правоте большевиков…».
Все выпускные экзамены Ефрем Эшба сдал блестяще. Скрепя сердце, на
чальство гимназии решило дать «неблагонадежному» золотую медаль. 7 июня
1913 г. Ефрему выдается аттестат зрелости с оценками по всем предметам
«пять», даже поведение было признано «Постоянно отличным».
Осенью 1913 г. молодой абхазский юноша Ефрем Эшба с замиранием серд
ца преступает порог Московского университета. Избрал юридический факуль
тет. В заявлении на имя ректора он писал о своей «крайней материальной не
состоятельности». Ефрем усиленно занимался. Очень много читал произведения
русских и зарубежных писателей. Много времени проводил в библиотеках, посе
щал музеи, книжные магазины, знакомился с достопримечательностями древней
столицы. Все это обогащало юношу, позволяло глубже овладевать знаниями.
В Московском университете Ефрем связывается с марксистски мыслящими
людьми. Он быстро вошел в эту среду. В начале 1914 г. Ефрем вступил в боль
шевистскую партию. Студенты-большевики вели пропагандистскую и агитаци
онную работу среди рабочих. Ефрем был пропагандистом на электромехани
ческом заводе «Динамо». По заданию и под руководством Московского коми
тета большевиков он печатал на ротационной машине и распространял среди
студентов и рабочих революционные листовки.
4 марта 1916 г. Московский градоначальник сообщил ректору университета
об обыске и аресте Е.А. Эшба и некоторых других студентов, «подозреваемых в
принадлежности к преступному обществу». Ефрем был предан военному суду,
но ему удается бежать из тюрьмы.
В 1917 г. в первые дни февральской революции Е.А. Эшба возвращается
в Абхазию. «В своем уезде, – пишет он, – был избран комиссаром, разоружал
полицию, в мае же, переехал в Сухум». Участвует в организации Сухумского
окружного комитета РСРП(б) и становится его председателем. В 1918 г. Ефрем
Эшба избирается председателем военно-революционного комитета Абхазии, с
8 апреля по 17 мая он стоял во главе Советской Абхазии, руководил героиче
ской обороной по удержанию советской власти.
После подавления советской власти в Абхазии Е. Эшба и Н. Лакоба отступают
с боями. Е. Эшба работает в Краснодаре комиссаром по горским делам, изби
рается членом ЦИК Северного Кавказа, участвует в революционном движении.
Из Северного Кавказа Е. Эшба переезжает в Москву. В автобиографии Эшба,
написанной в 1934 году читаем: «Я вернулся в Москву и до конца июня 1919
г. работал в ЦК под непосредственным руководством т. Сталина в качестве зам
председателя Центрального бюро Коммунистических организаций народов
Востока».
По личной просьбе самого Е. Эшба ЦК РКП(б) направляет его на фронт для
борьбы в тылу Деникина в качестве члена Кавказского крайкома партии. «На
кануне отъезда, – пишет он, – я был у Владимира Ильича, от которого получил
подробные личные инструкции о работе на Кавказе. В течение августа и ноября
1919 г. работаю подпольно в Баку, Тифлисе, в Чечне и Ингушетии…».
4 марта 1921 г. части 9-й Красной Армии вместе с членом Ревкома Абхазии
Николаем Акиртава вошли в Сухум. В Абхазии установилась советская власть.
Е. Эшба и Н. Лакоба, находившиеся в Турции, выполнив поручение В.И. Ленина,
прибыли 6 марта в Сухум. В тот же день было принято решение передать вер
ховную власть Ревкому Абхазии в составе Е. Эшба (председатель), Н. Лакоба, Н.
Акиртава.
10 марта 1921 г. абхазская дружина красных партизан и части Красной Ар
мии, преследовавшие меньшевистские войска, подошли к реке Ингур, на тер
ритории всей абхазской земли установилась советская власть. В тот же день
Ревком Абхазии телеграфировал В.И. Ленину об этом историческом событии.
История этой телеграммы такова, как об этом пишет Г.А. Дзидзария. На теле
графе в этот день дежурил молодой телеграфист Максим Соломко (Соломкава,
сын абхазского крестьянина из села Река). К нему обратился председатель Рев
кома Абхазии Е.А. Эшба.
– Ну-ка, юноша, побыстрее свяжи нас с Москвой, с Кремлем. Нужно срочно
сообщить Владимиру Ильичу, что в Абхазии установилась советская власть.
Соломко связался с Краснодаром и попросил краснодарских телеграфистов
соединить его по прямому проводу с Москвой. Склонившись над аппаратом, он
взволнованно разбирал знаки азбуки Морзе.
– Кремль отвечает! Владимир Ильич у аппарата! – воскликнул Максим ра
достно.
Ефрем Алексеевич продиктовал молодому человеку слова исторической те
Е.А. Эшба внес большой вклад в образование абхазской советской государ
ственности, в частности в создание ССР Абхазии. Приведем некоторые доку
менты. 26 марта Ревком Абхазии обратился телеграфно к В.И. Ленину и И.В.
Сталину:
«С момента восстановления советской власти в Абхазии прошли три недели.
Мы до сих пор не имеем определенных указаний будет ли Советская Абхазия
самостоятельной республикой или административной единицей…». Далее из
лагается единодушное заключение двух совещаний ответственных работников
Абхазии:
«Первое: Абхазия должна быть объявлена
оциалистической
оветской
спубликой.
торое:
оветская Абхазия должна непосредственно входить в
сийскую
едерацию.
ретье:
бщая политика в Абхазии должна быть умеренно осторожной по
отношению к буржуазии и крестьянству.
случае неполучения срочного ответа, объективные условия заставляют
нас взять на себя ответственность за объявление
оветской
оциалистической
еспублики Абхазия».
В тот же день состоялся разговор по прямому проводу секретаря ЦК РКП(б)
Кавказа Г.К. Орджоникидзе и председателя Ревкома Абхазии Е.А. Эшба. Разго
вор этот опубликован, он большой. В ходе разговора шла дискуссия. Наконец-то
договорились о встрече в Батуме представителей руководства Грузинской ССР
и Советской Абхазии. Она состоялась 28 марта 1921 г. Абхазию представляли
Е.А. Эшба и Н.А. Лакоба. В Батуме принимается решение о признании Абхазии
Советской Социалистической Республикой.
31 марта 1921 г. была передана из Сухума в Москву В.И. Ленину, И.В. Ста
лину, Г.В. Чичерину за подписями Эшба, Лакоба и Акиртава знаменитая радио
грамма: «Волею трудящихся родилась новая Социалистическая Советская Ре
спублика Абхазия…».
Е.А. Эшба, Н.А. Лакоба и другие их соратники проводят огромную работу по
укреплению советской государственности и преобразованию экономической,
социальной и культурной жизни в ССР Абхазия. Ефрем Алексеевич работал с
большой энергией и страстностью. Сам непосредственно руководил Ревтрибу
налом, РКИ, Совнархозом, земельным и продовольственным отделами ревкома.
Е.А. Эшба часто выступал в районах Абхазии перед трудящимся. 10 апреля
1921 г. в Гудаутском уезде выступал на трех крестьянских сходах, созванных в
Гудауте, Баклановке и Мчиште (Черная речка). Призывал крестьян сплотиться во
круг Советской власти, чтобы победить главного врага – хозяйственную разруху.
28 мая 1921 г. открылся 1 съезд трудящихся Абхазии, обсудивший важней
шие политические и хозяйственные вопросы. Эшба выступил с докладом о со
ветском строительстве в Абхазии. Особо говорил о том внимании, какое уделял
В.И. Ленин развитию кавказских республик, в том числе Абхазии. «Наша по
литика, – подчеркивал он, – направляется центром РКП, во главе которой стоит
тов. Ленин… В своих письмах к нам тов. Ленин всегда указывает на необхо
димость… бережного и осторожного отношения к крестьянству… не отбирать
землю, а только следить за тем, чтобы она находилась в руках действительно
трудящихся, а не паразитов».
В декабре 1921 г. в Москве состоялся IX Всероссийский съезд Советов, ко
торым руководил В.И. Ленин. Владимир Ильич выступил с отчетным докладом.
Делегат съезда Е.А. Эшба был избран членом ЦИК Союза Советских Республик.
В феврале 1922 г. перед делегатами 1 съезда Советов Абхазии Е.А. Эшба
выступил с отчетным докладом, дал анализ работы Ревкома Абхазии – высшего
органа государственной власти ССР Абхазии. Съезд впервые в истории Абхазии
образовал высшие органы власти страны, избранные путем открытого голосо
вания. Съезд избрал ЦИК Абхазии. Члены ЦИК, по предложению Н.А. Лакоба,
избрали председателем ЦИК Е.А. Эшба. ЦИК Абхазии создал Совет Народных
Комиссаров во главе с Н.А. Лакоба.
Первый съезд Компартии Грузии (21 января – 1 февраля) избрал Е.А. Эшба
членом ЦК КП(б) Грузии, 6 марта 1922 г. он избирается членом Президиума и
секретарем ЦК Компартии Грузии. Е.А. Эшба был назначен наркомом юстиции
Грузинской ССР.
Во второй половине 1922 г. обострились разногласия по поводу образования
Закавказской федерации. Е.А. Эшба предложил, чтобы в ЗСФСР вместе с Азер
байджанской ССР, Армянской ССР и Грузинской ССР вошла непосредственно и
Абхазская ССР как равноправная республика. Это предложение было отклонено.
Е.А. Эшба был традиционно воспитанным человеком. Когда летом 1921 г.
коллегия управления курортами республики вынесла постановление о присво
ении Сухумскому санаторию «Азра» имени Эшба, Ефрем Алексеевич на тексте
этого постановления написал: «Крайне благодарен за честь, но категорически
отказываюсь. Прошу отменить ваше решение». Когда в Москве ему выделили
служебную машину, он отказался, заявил привык ходить пешком.
В 1955 году во время научной экспедиции в с. Окум крестьянин, близко знав
ший Ефрема и его семью, с восхищением рассказывал мне о скромности, просто
те, человеколюбии, внимательности Ефрема в общении с рядовыми крестьянами.
В 1921 г. Ефрема Алексеевич женился. Его подругой жизни стала Мария
Владимировна Шагровская – дочь опального русского генерала, сосланного на
Кавказ. Она пишет: «Я заведовала газетным архивом Ревкома. С Ефремом я по
знакомилась в Совнаркоме… Он был очень стеснителен и деликатен. Мне было
даже странно видеть, как этот боевой революционер краснеет и смущается… Он
мне понравился своей воспитанностью и какой-то рыцарской деликатностью.
Ефрем пригласил меня погостить в Абхазию». Далее она рассказывает, как они
поженились. «Ефрем был заботливым мужем и хорошим отцом… Когда наши
дочурки Марина и Лиза подросли, Ефрем охотно занимался с ними, читал им
книги, рассказывал забавные истории… Очень любили дети прогулки с отцом».
Старшая дочь Марина Эшба в своем воспоминании об отце пишет: «Мы его
очень любили. Он очень сожалел о том, что мы не знаем абхазского языка…
Отец был очень общительным, остроумным и жизнерадостным человеком. Всег
да дома было много людей, товарищей из Абхазии и Чечни».
Е.А. Эшба в 1926-1927 годах работал секретарем Чеченского оргбюро ВКП(б).
Он был заведующим инструкторским отделом Торгпредства СССР в Лондоне. С
1928 г. – заведующий инспекцией Амторга в Нью-Йорке. В 1930-1935 годах он
занимал ответственные должности в Наркомвнешторге и Наркомтяжрпоме СССР.
Е.А. Эшба работал вместе с И. Сталиным, С. Кировым, С. Орджоникидзе, М.
Орехалашвили, А. Микояном, А. Мясниковым и другими; пользовался их ис
кренним уважением.
В связи с 70-летием Е.А. Эшба один из близких его товарищей, известный
революционер и советский государственный деятель С.И. Кавтарадзе, писал:
«Его исключительная скромность, теплая сердечность, естественная простота,
внутреннее благородство и неподдельная искренность – сразу завоевали сим
патию окружающих. Он принадлежит к той категории людей, на которых можно
уверенно положиться в трудную минуту, на которых можно возложить надежду
и глубоко верить в их непоколибимость в исполнении долга, данного им слова,
в самоотверженном служении заветной цели, идее. Потеря его оказалась неза
живающей раной и сегодня так явственно, так воочию вижу я его светлый облик,
добрую улыбку, умные честные глаза. Слава его немеркнущей памяти».
Ефрем Алексеевич любил поэзию, музыку, театр, народное искусство. Пел,
танцевал. Кроме родного абхазского и русского, он владел мегрельским, гру
зинским, английским, немецким и французским языками.
Е.А. Эшба прошел сложный и трудный путь кипучей борьбы. За критику ру
ководства партии, несогласие с его методами работы, а также за выступления
с обвинением руководства ЦК ВКН(б) в Грозном и на краевой конференции в
Ростове и за подписание «Заявления 121» XV съезд ВКП(б) исключил Ефрема
из партии (18 декабря 1927).
Об этом Е.А. Эшба подробно пишет в своей автобиографии, написанной
26.06. 1934 г. В ней он говорит о том, что он подал заявление в ЦКК с призна
нием своих ошибок и 8.10.1928 г. был восстановлен в рядах партии с сохране
нием стажа с 1914 года.
Занимая ответственные должности в Москве, он не упускал возможности
приехать в Абхазию, бывал в районах, близко общался с Н.А. Лакоба и другими
своими друзьями.
Е.А. Эшба стал жертвой политических репрессий. В 1935 году он был сослан
и умер в 1939 г. в ссылке, когда ему было 46 лет. Реабилитирован посмертно.
Этому светлому человеку профессор Г.А. Дзидзария посвятил книги, издан
ные в Москве и дважды в Сухуме. Игорь Марыхуба в 1997 г. издал большую мо
нографию «Ефрем Эшба», которая содержит много документальных материа
лов и воспоминаний. Владислав Ардзинба из центрального партархива Москвы
извлек интересные материалы о Ефреме Эшба и передал Абхазскому институту.
Недавно они были опубликованы научным сотрудником Дауром Ачугба. В 2007
г. в Московском центральном городском архиве я выявил новые материалы об
Эфреме Эшба, и я готовлю их к изданию.
Е.А. Эшба – незаурядный талант. Неудержимое стремление к справедливо
сти, жизнь на благо народа, трагическая судьба – все это в одном лице.
ХХ век – век революционных преобразований России и народов, входивших в
состав России, выдвинул выдающихся политических и государственных деятелей.
В этой когорте ярко выделяются Е. Эшба и Н. Лакоба, выдающиеся сыновья аб
хазского народа, с юношеских лет посвятившие себя революции и строительству
социализма. К сожалению, оба они стали жертвой той же самой власти, которой
они служили, как это нередко бывает, и даже неизвестно, где они преданы земле.
Но светлое имя их в народе живет. В городах и селах стоят их памятники,
улицы и школы носят их имена. Они живут в сердцах благодарного потомства.
7 марта 2013 г.
С.Ш. Салакая
ЗУЧЕ
ИЕ ИСТОРИИ АБХ
ЗИИ
НА
Ч.
ХХ
ВЕК
В 20
.
ХХ
Абхазская историческая наука фактически складывается и формируется по
сле победы советской власти. За эти годы наблюдается возрастание интереса к
истории Абхазии.
Ее изучение истории Абхазии стало насущной необходимостью. Руководство
молодой республики призвало научную общественность к изучению и написа
нию научных работ и учебников по истории Абхазии. Однако выполнение этих
задач наталкивалось на серьёзные трудности, поскольку в Абхазии не было про
фессиональных кадров. Первые работы по истории Абхазии в советское время
были написаны не профессиональными историками, а видными общественны
ми деятелями, публицистами: Д. И. Гулиа
, С. М. Ашхацава
, С. П. Басария
, К. Д.
Кудрявцевым
и другими.
Интересующая нас эпоха рассматривается в работах двух последних авто
ров. Одной из первых попыток подготовить относительно связный материал по
истории Абхазии был предпринят К. Кудрявцевым в изданной в Сухуме в 1922
г. книге (по другим данным в 1923 г., хотя на титульном листе дана дата 1926
г.). В кратком вступлении автор указывает на значительные недостатки работы,
среди которых сам же отмечает, что им были утеряны около половины издавае
мых материалов и список использованной печатной литературы.
Среди других серьёзных недостатков книги К. Кудрявцева уже в 1930 г. от
мечалась сама периодизация истории Абхазии, которой придерживается ав
тор. Он делит историю Абхазии на периоды: «эллинского влияния», «римского
влияния», «византийского господства», «турецкого влияния и господства» и так
далее, вплоть до «русского влияния», которым и заканчивается книга, что, по
мнению историков того периода, является явным отклонением от марксистской
методологии истории
И впоследствии исследователи указывали на то, что К. Кудрявцев прида
вал чрезмерное значение влиянию внешних сил на развитие Абхазии
. В то же
Гулиа Д. И. История Абхазии. Т. 1. – Тифлис. 1925.
Басария С. П. Абхазия в географическом, этнографическом и экономическом отношении. –
Сухум-Кале, 1923.
Ашхацава С. М. Пути развития абхазской истории. – Сухум. 1925.
Кудрявцев К. Материалы по истории Абхазии. – Сухум. 1926(2).
Агрба З., Хашба А. Вместо предисловия / Фадеев А. В. Краткий очерк истории Абхазии (С
древнейших времён до крестьянской реформы 1870 года). Ч. I. – Сухум. 1934. – С. 17, 18.
Бгажба О. Х. Изучение истории Абхазии в XX веке // Кавказ: история, культура, традиции,
языки. – Сухум. 2004. – С. 15.
время нужно отметить, что в работе достаточно много интересных фактических
данных по истории Абхазии вообще и, в частности, а, может быть, и главным об
разом, по истории Абхазии XIX века.
Довольно подробно, хотя и несколько путано, изложена политика Келеш
бея в вопросах присоединения Абхазии к России. Весьма интересны сведе
ния Кудрявцева о Самурзакане и его правителях, сложные интриги, затеянные
Леваном Дадиани с целью захвата этой исторической области Абхазии. Также
в книге содержатся сведения о крупных народных восстаниях 1820-х годов
и карательных экспедициях царских войск против абхазов. Большой интерес
представляют данные о махаджирстве. Автор справедливо указывает на то, что
массовое выселение абхазов в Турцию вызвано деятельностью царского пра
вительства. Он также пишет, что на завершающем этапе Кавказской войны по
официальной статистике из Абхазии выселилось около 20 тысяч человек, одна
ко считает эту цифру сильно заниженной и придерживается мнения, что число
махаджиров в эти годы колеблется от 40 до 50 тысяч.
Третьей волной махаджирства он считает массовое выселение после Лых
ненского восстания, а четвёртой, связанной с Русско-турецкой войной 1877–
1878 гг. По его словам, во время последней, самой крупной волны махаджир
ства из Абхазии выселилось до 60 % всего населения
Весьма интересные сведения даёт автор об этнической и языковой ситуации
в Самурзакане в XIX веке. «Ещё в начале XIX в. Самурзакань, за исключением
высших сословий, не знала другого языка, кроме абхазского. В 30-х годах на
селение уже понимало по-мингрельски, в 60–70-х годах только понимало по-
абхазски, а в конце столетия знало исключительно мингрельский язык. И это
несмотря на то, что в 1881–1882 годах при переписи Самурзакани на 5 794
семейства имелось лишь 222 семейства мингрельцев, но уже «временно про
живало» 1 570 мингрельских семейств»
Ввиду отсутствия практически всякой литературы по истории Абхазии, пер
вое время после выхода, книга К. Кудрявцева использовалась в школах, на лек
циях и т. д. как пособие по истории Абхазии. Однако после серьёзной критики
в идеологическом несоответствии марксизму была надолго забыта и преврати
лась в библиографическую редкость.
Выдающийся абхазский общественный деятель, первый председатель Аб
хазского Народного Совета Симон Петрович Басария получил задание от На
родного комиссариата просвещения Республики Абхазия написать географию
Абхазии. Он творчески подошёл к нему, в результате чего в 1923 году вышло
очень интересное сочинение «Абхазия в географическом, этнографическом и
экономическом отношении»
. Свыше половины книги составляет этногеогра
фический обзор, содержащий много ценной, уникальной информации. Уже в
Кудрявцев К. Сборник материалов по истории Абхазии. – Сухум. 1926. – С. 181.
Там же.
Басария С. П. Абхазия в географическом, этнографическом и экономическом отношении. –
Сухум. 1925. – С. 36.
начале этого раздела даются статистические сведения о народонаселении Аб
хазии и его национальном составе. Причём, по разным причинам, эти сведения
впоследствии практически не использовались. С. П. Басария сразу же указывает,
что он приводит статистические данные переписи населения до 1914 года, так
как впоследствии они страдали неточностью, а при грузинской власти (имеются
в виду годы меньшевистской Абхазии) составлялись тенденциозно. По приво
димым им данным, численность абхазов на 1914 год составляла 91 450 человек
из 132 538, в то время как число грузин, мегрельцев и других составляло14 731
человек, правда, в перепись не включалось городское население, составлявшее
в то время около 30 тыс. человек
Этнографический раздел включал в себя раздел «численность населения», а
также специальные параграфы: абхазский народ, абхазский язык, религия, куль
тура абхазов, характеристика абхаза, земельная политика, национальный вопрос,
самурзаканцы или мурзаканцы, эмиграция, а также народное образование.
Самое большое место в этнографическом разделе занимает описание ситуа
ции, сложившейся в Абхазии после установления российского господства. Ярко
показывается вся бесчеловечная и беспринципная политика царских властей,
приведшая к почти поголовному исчезновению многих кавказских народов,
в том числе и большинства абхазов. С. Басария придерживался мнения, что в
течение всего периода махаджирства из Абхазии было выселено до 400 тыс.
человек, а черкесов (имеются в виду все адыгские племена) – до 2 млн. человек.
Автор специально останавливается на описании истории Самурзакана (со
временные Галский и отчасти Ткуарчалский районы), опровергая все притяза
ния Мегрелии и Грузии на данный регион Абхазии. Он указывал, что истори
ческий Самурзакан всегда был частью Абхазии, а подавляющее большинство
его населения – абхазы. Далее С. Басария с болью и тревогой пишет, что со
второй половины XIX в. начинается усиленный приток мегрельского населения
и национально-культурное давление на Самурзакан. В результате, всё большее
число самурзаканцев начинает забывать о своём абхазском происхождении и
поддаётся всё более усиливающейся мегрелизации. Ускорился этот процесс в
начале XX века и особенно после оккупации Абхазии меньшевистской Грузией.
Ценные сведения даются автором по истории Абхазии 1917–1921 гг., в
частности, о деятельности Абхазского Народного Совета, в котором он сам при
нимал активное участие.
Книга С. Басария, как и её автор, пережили довольно тяжёлую судьбу. С. Ба
сария и его работа были обвинены в национализме и антимарксизме. Сам Баса
рия неоднократно подвергался жёсткой критике и преследованиям. В послед
нее время его книга вновь вызвала интерес и была переиздана, так как содер
жит много ценных сведений, несмотря на видимые недостатки, к числу которых
можно отнести чрезмерное возвеличивание достоинств абхазского народа
Басария С. П. Абхазия в географическом, этнографическом и экономическом отношении. –
Сухум. 1925. – С. 105.
Бгажба О. Х. Указ. соч. – С. 15.
Так же как и С. Басария, были подвергнуты обвинению в национализме Д.
И. Гулиа и С. М. Ашхацава, чьи работы были жесточайшим образом раскри
тикованы. Впоследствии, С. Басария и С. Ашхацава были репрессированы и
физически уничтожены. От имени Д. И. Гулиа была написана брошюра «О моей
книге «История Абхазии», в которой он якобы отказывался от большинства по
ложений, изложенных в книге.
Главное, на что ополчились критики, хотя прямо об этом и не говорится, было
то, что все эти авторы утверждали самостоятельность истории Абхазии, абори
генность и автохтонность ее народа. Указывалось, что Грузия и грузинский на
род не оказали решающего влияния на историю Абхазии, что вызывало резкое
недовольство высшего партийного руководства, стремившегося закрепить Аб
хазию за Грузией
В Абхазии на рубеже 30-х годов также формируется марксистская школа
историков. Одним из первых историков-марксистов Абхазии был А. В. Фадеев,
который активно начал печататься с начала 30-х годов. К числу первых опу
бликованных им работ относится небольшая книжка «К вопросу о феодализме
в Абхазии»
, которая считается первой марксистской работой по истории Аб
хазии. Несмотря на идеологизированность, работа содержит целый ряд инте
ресных моментов. Стремясь доказать, что история Абхазии прошла все этапы
социально-экономического развития, А. В. Фадеев выступает с критикой тех, кто
считал, что в Абхазии не существовало резких социальных противоречий, и что
для Абхазии не характерны феодальные отношения и занесены они сюда лишь
с утверждением русского царизма.
При этом сам автор отмечает, что в Абхазии сильны пережитки родоплемен
ных отношений. Он указывает на целый ряд особенностей феодализма в Абха
зии. Это слабость развития производительных сил, аграрные пережитки родо
вого строя и т. д. Однако автор подчеркивает, что с возникновением феодальной
собственности, эксплуатация крестьян не приобретает крайних форм. За кре
стьянами сохранялось право собственности на землю и движимое имущество.
Каждый земледелец приобретал землю путём расчистки леса. Автор указывает
на то, что абхазские феодалы получали основные свои богатства путём внеэко
номического принуждения. А. В. Фадеев указывает на то, что в феодальной Аб
хазии не существовало крепостного права в его чистой форме в связи с тем, что,
во-первых, это было экономически не выгодно в силу обширности свободных
земельных пространств и слабости сельскохозяйственной техники, во-вторых,
в систему абхазского феодализма крепко вжились элементы родового строя,
тормозившие тенденции феодалов к закрепощению крестьян. Именно поэтому
в феодальной Абхазии (до русского периода) встречаются не крепостные, но и
не свободные, лично зависимые крестьяне. Личная зависимость крестьян была
Салакая С. Ш. Вопросы истории Абхазии XIX – начала ХХ века в абхазской советской исто
риографии. – Сухум. 2009.
Фадеев А. В. К вопросу о феодализме в Абхазии (По материалам научной экспедиции 1930
года). – Сухум. 1931.
не одинакова: одни отдавали прибавочный продукт в натуральной форме тру
довой повинности (ахую), другие (анхаю) – в виде натуральных приношений и
личных служб.
Далее следуют характеристики различных групп крестьян – анхаю, ахую и
(рабы). Автор констатирует, что все они были в той или иной степени за
висимы от феодалов, но зависимость свободных или чистых крестьян (анхаю
цкиа) была замаскирована под оболочкой патриархально-родовых отношений.
К таким пережиткам автор относит воспитание детей феодалов, возможность
перехода от одного владельца к другому, собственное хозяйство крестьянина и
т. д. Но, вместе с тем, указывает и на повинности, которые должны были выпол
нять чистые крестьяне (анхаю)
Что же касается
ахую
, то автор указывает на то, что это были потомки рабов,
которые, теряя рабское положение, переходили в разряд
ахую
. А. В. Фадеев
описывает их повинности и считает, что они были по существу крепостными
барщинными крестьянами.
Далее в следующей главе своей работы автор описывает политический
строй абхазского феодализма: его классы и сословия, феодальные органы при
нуждения и родовые пережитки, являющиеся сдерживающим фактором против
чрезмерной эксплуатации крестьян, государственную систему, идеологические
надстройки и внешние сношения Абхазии. Эта работа, несмотря на то, что ныне
она малоизвестна, имела очень большое значение, так как её основные поло
жения были позднее закреплены в других работах не только А. В. Фадеева, но и
других авторов и послужили основной схемой при изучении социально-эконо
мической истории Абхазии XIX века.
Большое внимание А. В. Фадеев уделял Лыхненскому восстанию и крестьян
ской реформе в Абхазии. Этой теме он посвятил несколько работ
В 1932 г. вышла следующая работа А. В. Фадеева «Русский царизм и кре
стьянская реформа в Абхазии», которая, как отмечает сам автор, является про
должением его предыдущей брошюры – «К вопросу о феодализме в Абха
зии». В духе господствовавшей в то время в советской исторической науке
концепции, Фадеев характеризует русский царизм как военно-феодальный
империализм. Главными целевыми установками данной работы автор считает:
показать классовый характер крестьянской реформы 1870 г. в Абхазии, выяс
нить исторические силы, которые привели к крушению абхазского феодализ
ма; показать социальную сущность превращения Абхазии в колонию русского
капитализма. Выполнение этой задачи А. В. Фадеев начал с показа всей же
стокой сущности царского колониального гнёта в Абхазии с момента её при
соединения. Он также указывает на то, что при этом царизм находил для себя
Фадеев А. В. Указ. соч. – С. 20, 21.
Фадеев А. В. Русский царизм и крестьянская реформа в Абхазии. – Сухум. 1932; Краткий
очерк истории Абхазии. – Сухум. 1934; Крестьянская реформа в Абхазии // Известия АН СССР,
1935, № 7; Крестьянское восстание 1866 г. в Абхазии // Труды АбНИИК. Вып. II. – Сухуми. 1934;
Хозяйство и двор абхазского помещика накануне реформы 1870 года // Материалы по истории
Абхазии. – Сухуми. 1939.
союзников в среде абхазской феодальной знати, и, в первую очередь, в лице
владетельного князя.
Особое внимание в работе уделяется экономической колонизации Абхазии.
В частности, именно с этой задачей А. В. Фадеев связывает массовое махаджир
ство, так как свободолюбивое население мешало русскому капиталу, возникла
необходимость очистки почвы для развития капитализма. При этом указывается
на совпадение интересов царизма и молодой торгово-промышленной буржуа
зии России в изгнании абхазского населения. Для царизма махаджирство озна
чало полное политическое покорение края. Для буржуазии оно давало возмож
ность экономической колонизации Абхазии. Автор указывает, что реформа не
только не облегчила положение крестьян, но и привела к значительному ухуд
шению жизни коренных жителей. С завоевательной политикой царизма и кре
стьянской реформой и как их следствие, массовым махаджирством, А. В. Фадеев
связывал и массовую колонизацию Абхазии. При этом указывалось, что попытка
привлечения в Абхазию зажиточных огородников из Ярославской губернии и
колонистов из Болгарии не удалась. В то же время в Абхазию хлынул поток
греческих и армянских переселенцев из Анатолии, а впоследствии – русских и
других. При этом автор в числе переселенцев не указывает картвелов (грузин,
мегрелов и сванов), что, наверно, было сделано умышленно, так как незадолго
до этого Абхазия была включена в состав Грузии, и уже начиналась кампания,
объявившая Абхазию исторической частью Грузии. В этих условиях говорить о
грузинских переселенцах становилось уже небезопасно
Затрагивая вопрос убийства Келешбея, А. Фадеев в числе его организаторов
помимо турок, называет и мегрельский владетельский дом, причем чуть ниже
отмечает, что Россия в это время в Западном Закавказье закрепилась лишь в
Мингрелии
В 1934 г. вышла новая работа А. В. Фадеева «Краткий очерк истории Абхазии»
В предисловии к ней была сделана одна из первых и весьма удачных попыток
провести историографический анализ ряда книг, посвящённых истории Абхазии,
написанных как до революции, так и в годы советской власти. В частности, го
ворилось о работах Н. Дубровина, Услара, Дьячкова-Тарасова. Также были под
вергнуты критике издания первых годов советской власти, как за фактические
недостатки, так и за несоответствие новым идеологическим установкам
Что же касается самой истории XIX века, то «Краткий очерк…» написан впол
не в духе господствовавших в то время теорий. Уже название главы, посвящён
ной этому периоду, говорит само за себя – «Захват Абхазии русским царизмом».
Весьма высокую оценку автор даёт деятельности Келешбея. Интересный
вывод делает А. В. Фадеев о периоде, наступившем после убийства Келешбея.
Салакая С. Ш. Вопросы истории Абхазии XIX – начала XX века в абхазской советской
историографии. – Сухум. 2009. – С. 21.
Фадеев А. В. Русский царизм и крестьянская реформа в Абхазии. – С. 12
Фадеев А. В. Краткий очерк истории Абхазии (с древнейших времён до крестьянской рефор
мы 1870 года). Ч. I. – Сухум. 1934.
Агрба З., Хашба А. Указ. соч. – С. 21.
«Междоусобица детей Келешбея: Сафарбея и Асланбея вызывает в стране по
литический кризис, заканчивающийся захватом Абхазии русским царизмом»
Также в духе господствовавшей тогда непримиримости к феодальному и капи
талистическому строю и негативной роли церкви оцениваются просительные
пункты Сафарбея (Георгий) к Императору Александру I.
Говоря о первых годах присоединения Абхазии к России, А. В. Фадеев ука
зал на значительную роль мегрельских князей в этом процессе и отметил, что
Дадиани был союзником Сафарбея в борьбе с Аслан-беем, захватив при этом
Самурзакан в качестве вознаграждения за поддержку
. Автор подчёркивает, что
в результате колониальной политики русского царизма в первой половине XIX
в. наблюдается общее падение (деградация) народного хозяйства.
При этом указывалось, что везде и всюду русские солдаты несли на сво
их штыках крепостничество и феодальное закабаление. Местных феодалов
Фадеев считал пособниками царского самодержавия, которые продавали на
циональную независимость своей страны ради классовой солидарности с рус
ским «военно-феодальным империализмом». Исходя из такого видения исто
рического процесса, Фадеев считал, что национальная борьба Абхазии против
царизма очень скоро стала классовой борьбой трудящихся масс крестьянства
против владетеля и крупных феодалов, продавшихся русскому царю
Останавливаясь на народных восстаниях 20–40-х гг. и на карательных экс
педициях царских войск, А. В. Фадеев ещё раз подчеркивает их классовый ха
рактер. Также отдельную главу он посвящает крестьянской реформе 1870 года.
При этом автор показывает тесную связь нарождавшейся буржуазии с царским
самодержавием, всё более усиливающуюся эксплуатацию населения и природ
ных богатств Абхазии. Махаджирство автор увязывает не только с желанием ца
ризма и военно-феодальных кругов окончательно закрепить за собой данные
территории, но и стремлением буржуазных кругов очистить Кавказ от непокор
ных элементов окончательно и сделать его своей колонией.
А. В. Фадеев справедливо увязывает Лыхненское восстание 1866 года с по
пыткой проведения крестьянской реформы в Абхазии. Лыхненскому восста
нию уделяется особое внимание как к наиболее крупному народному восста
нию в XIX веке. Подробно рассматривая крестьянскую реформу, А. В. Фадеев
и здесь основной упор делает на её классовый характер. Он отмечает, что ре
форма не улучшила, а наоборот ухудшила положение местного крестьянства.
Именно с этим связывается новое восстание абхазских крестьян в 1877 году
во время Русско-турецкой войны, и последовавшая за ним очередная волна
махаджирства.
Как и в предыдущей работе, «Русский царизм и крестьянская реформа в
Абхазии», Фадеев подчёркивает, что последствием махаджирства стала коло
низация Абхазии пришлым инородным элементом, но вновь, вероятно, по тем
Фадеев А. В. Краткий очерк… – С. 145.
Фадеев А. В. Указ. соч. – С. 148, 149.
Фадеев А. В. Краткий очерк… – С. 154, 155.
же причинам в число переселенцев – греков, армян, русских и других, не были
включены грузины.
В 30-е годы вышло ещё несколько работ Фадеева по различным вопросам
истории Абхазии, главным образом XIX века. Среди них можно отметить статьи:
«Крестьянское восстание 1866 года», вошедшая во второй том трудов АбНИ
ИКа и «Крестьянская реформа в Абхазии», опубликованная в «Известиях АН
СССР». Однако наиболее значительной является большая статья – «Убыхи в ос
вободительном движении на Западном Кавказе».
Эта работа является едва ли не первой и единственной в советской историо
графии, посвященной убыхам – бесследно исчезнувшему в горниле Кавказской
войны народу. Написанная в конце 40-х годов статья Г. А. Дзидзария об убыхах
вышла в свет лишь совсем недавно, в третьем томе его трудов, так же как и спе
циальная монография Л. И. Лаврова, изданная ещё позже
В работе А. Фадеева содержится немало материала по этнографии убыхов.
Однако особое внимание уделяется борьбе убыхов против русской экспансии
на Кавказе и важной роли, которую играл этот немногочисленный народ в об
щей борьбе Западного Кавказа за независимость. Много места в работе по
священо деятельности знаменитого убыхского предводителя Хаджи Берзека и
других представителей этого убыхского рода, в частности, Керантуха Берзека.
Особо подробно описывается завершающий этап Русско-кавказской войны,
когда именно убыхи предприняли попытку объединения горцев Западного Кав
каза для сохранения своей независимости. Работа ценна ещё и тем, что в ней
впервые было введено в научный оборот много неопубликованных ранее доку
ментов. При этом, как пишет сам А. В. Фадеев, это была лишь часть выявленных
архивных материалов по истории Абхазии, которые должны были быть опубли
кованы в специальных сборниках. Однако это намерение не было осуществле
но и судьба этих материалов остаётся неясной.
В 1937 году в Сухуме была издана работа швейцарского путешественника
Фредерика Дюбуа де Монпере «Путешествие вокруг Кавказа»
, имеющая боль
шое научное значение. Научную подготовку этой работы осуществил А. В. Фа
деев. Однако начавшиеся в это время массовые репрессии и гонения не могли
не коснуться и абхазской науки. Целый ряд научных деятелей Абхазии были
репрессированы, в том числе А. Хашба, В. Кукба, С. Чанба, С. Ашхацава, С. Ба
сария и другие. А. В. Фадеев стал подвергаться критике и преследованиям
и вынужден был покинуть Абхазию. Впоследствии он работал в Одесском и
Московском госуниверситетах. Несмотря на это, Абхазия продолжала оста
ваться в сфере его научных интересов. В 1939 году в «Трудах Одесского госу
ниверситета» была опубликована его статья «Абхазия в первой четверти XIX
века (К истории присоединения Абхазии к России)». Немалое место уделяется
Абхазии и в его капитальных работах, написанных уже в 1950-е годы в Москве
Г. А. Дзидзария. Абхазо-убыхский союз… / Труды. Т. III. Сухум. 2006; Лавров Л. И. Убыхи.
СПб.2009.
Монпере Ф. Д. Путешествие вокруг Кавказа. Т. 1. – Сухуми. 1939.
и посвящённых сложным и актуальным проблемам русско-кавказских взаимо
отношений в XIX веке
В первой половине 30-х годов начинается активная научная деятельность
А. А. Олонецкого. Основные его работы посвящены главным образом истории
народного хозяйства Абхазии второй половины XIX – начала XX веков. Среди
них главное место занимает небольшая по объёму, но весьма ценная кни
га «Очерки по развитию капиталистических отношений в Абхазии»
. В книге
рассматриваются проблемы создания абхазского колониального рынка и об
разования в Абхазии сырьевой базы российской промышленности, развитие
капитализма в сельском хозяйстве и другие аспекты экономической истории
Абхазии XIX – начала XX веков. Автор указывал на то, что Абхазия страдала
не только от национального, но и от экономического гнёта со стороны само
державия.
Экономическое развитие Абхазии протекало крайне медленно, и сама Рос
сия была не самой передовой страной, что же касается национальных окраин,
особенно Кавказа и Средней Азии, то их экономическое развитие шло крайне
медленно. Их интересовала российская буржуазия лишь как рынок сбыта това
ра и источник сырья. Олонецкий приводит много статистических данных и до
кументов, подтверждающих грабительскую эксплуатацию природных ресурсов
Абхазии. Автор также указывает на то, что развитие капитализма, помимо объек
тивных причин, тормозилось и целым рядом субъективных факторов (нежелание
развития промышленного производства в Абхазии со стороны правительства, от
сутствие путей сообщения, недостаточный рынок свободных рук и т.д.).
Большое внимание уделяется А. А. Олонецким сельскому хозяйству. Опира
ясь на документы, он указывал на то, что сельское хозяйство Абхазии не вы
держивало конкуренции, и потому продукты практически не экспортировались.
Исключение составляло лишь табаководство и в определённый момент – куку
руза, некоторое время вывозившаяся за пределы Абхазии в больших объемах.
Самое пристальное внимание автор уделяет табаководству, отмечает, что это
было главной статьёй вывоза из Абхазии. Указывает на рост числа плантаций
и количества табака, производимого и вывозимого из Абхазии. При этом под
чёркивается, что Абхазия являлась лишь сырьевой базой: развития табачной
промышленности в самой Абхазии не было.
Тогда же в трудах АбНИИКа вышли ещё две статьи Олонецкого, посвящён
ные экономической ситуации в Абхазии в XIX и начале XX веков
В работе, посвящённой экономической политике меньшевиков, указыва
лось, что в период меньшевистского господства экономика в Абхазии пришла
Фадеев А. В. Кавказ в системе международных отношений 20–50-х годов XIX века. – М.
1956.; Россия и Кавказ в первой трети XIX века. – М. 1957; Россия и Восточный кризис 20-х годов
XIX века. – М. 1959.
Олонецкий А. А. Очерки по развитию капиталистических отношений в Абхазии (конец XIX –
начало XX века). – Сухум. 1934.
Олонецкий А. А. Колонизация Абхазии во второй половине XIX столетия. Труды АбНИИКа.
Вып. II. – Сухум. 1934; Экономическая политика меньшевиков. Вып. I. – Сухум. 1934.
в полный упадок. Практически вся экономическая деятельность меньшевиков в
Абхазии сводилась лишь к грабежу населения и вывозу табака. При этом ука
зывается на то, что в годы меньшевистской оккупации сократилось количество
табачных плантаций и произведённого продукта, что, в конце концов едва не
привело к гибели табаководства в Абхазии. В статье также отмечалось, что
меньшевики так и не осуществили серьёзных аграрных преобразований, со
хранив частичную собственность на землю.
Среди других, наиболее заметных работ А. А. Олонецкого в предвоенный пе
риод, можно назвать статью «Православная церковь как орудие колониальной
политики царизма в Абхазии»
. В работе приводится немало архивных доку
ментов о деятельности церкви в конце XIX – начале XX века, публикуются доку
менты о просветительской деятельности церкви, в частности, создания церков
но-приходских школ и т. д. Однако автор основной упор делает, вполне в духе
господствовавшего тогда воинствующего атеизма, на негативную роль церкви в
экономической, политической и социальной жизни Абхазии
Незадолго до начала Великой Отечественной войны появились первые ста
тьи известного грузинского историка И. Г. Антелава, много лет проработавшего в
Сухуме. Среди них можно выделить статью «Эпизоды из истории борьбы Грузии
против агрессии султанской Турции XVI–XVIII веков»
. Автор без тени сомне
ния включает Абхазию в систему западно-грузинских политических образова
ний (Имеретинское царство, Гурия и Мегрелия). В данной работе уже вполне в
духе набиравшей силу концепции о присоединении к России, как наименьшем
зле для народов Кавказа, говорится о том, что присоединение к России стало
альтернативой физическому истреблению народов Грузии шахским Ираном и
султанской Турцией. Немало места в этой статье отводится Абхазии. Что же
касается интересующего нас периода, то статья затрагивает самое начало XIX
века, так как подробно рассматривается деятельность Келешбея, которая оце
нивается автором весьма высоко.
В 1939 г. начал работать в Абхазском научно-исследовательском институте
языка, литературы и истории выдающийся абхазский историк Г. А. Дзидзария
(1914–1988). Ещё во время учёбы в Московском институте философии и лите
ратуры (МИФЛИ) он обратил на себя внимание ведущих преподавателей этого
вуза. Большой интерес представляла его дипломная работа – «Завоевание Аб
хазии царской Россией», выполненная под руководством известного кавказо
веда, профессора Г. А. Кокиева
. Работа содержала богатый фактический мате
риал и целый ряд важных обобщений, которые позволили затем включить её в
третий том «Трудов» учёного.
Олонецкий А. А. Православная церковь как орудие колониальной политики царизма в Абха
зии // Материалы по истории Абхазии. Сб. 1. – Сухуми. 1939.
Салакая С. Ш. Указ. соч. – С.28.
Антелава И. Г. Эпизоды из истории борьбы Западной Грузии против агрессии султанской
Турции XVII–XVIII вв. // Материалы истории Абхазии. Сб. 1. – Сухум. 1939.
Куправа А. Э. Слово о Г. А. Дзидзария // Г. А. Дзидзария. Труды. Т. III. – Сухум. 2006. – С. 22.
В 1940 году выходит первая самостоятельная работа Г. А. Дзидзария «Борь
ба за Абхазию в первом десятилетии XIX века»
. Эта работа содержит богатый
фактический материал о борьбе ведущих держав того времени (Россия, Турция,
Франция, Англия) за господство на Кавказе и в Абхазии, в частности, в начале
XIX века. Большое и в целом положительное внимание уделяется деятельно
сти владетеля Абхазии Келешбея Чачба-Шервашидзе
. Указывая на то, что на
хождение в составе султанской Турции несло для Абхазии угрозу физического
уничтожения, автор отмечает, что и вхождение в Россию сопровождалось про
цессами, принесшими значительные бедствия абхазскому народу.
Анализируя работы 20 – 30-х гг. ХХ в. можно прийти к выводу, что они за
ложили основу сложившихся затем представлений о событиях новой истории
Абхазии. Вместе с тем они отражали характерные моменты развития советской
исторической науки. Работы 20-х годов написаны в духе господствовавших тог
да представлений о России как тюрьме народов. Марксистская историография,
возникшая в Абхазии в нач. 30-х гг., в целом поддерживала эту точку зрения,
хотя со второй половины 30-х гг. царская Россия стала рассматриваться как
меньшее зло для народов Кавказа, чем Турция и Иран, но важнейшее значе
ние придавала социально-экономическому развитию и классовой борьбе. Что
касается взаимоотношений с Грузией, то с 30-х годов они тщательно ретуши
ровались, все прочнее утверждалась тенденция включения Абхазии в систему
грузинских политических образований, надолго привязавшая историю Абхазии
к истории Грузии.
Дзидзария Г. А. Борьба за Абхазию в первом десятилетии XIX в. – Сухум. 1940.
Салакая С.Ш. Келешбей Чачба в абхазской историографии // Кавказские научные записки,
№ 3. 2011. М. – С. 182.
Т. А. Ачугба
З ИСТОРИИ ВОССТ
ИЯ
В
ЗСКОГО
РОД
После смены сталинского тоталитарного режима этнополитическая ситуация
в Абхазии в определенной степени изменилась к лучшему. В условиях улуч
шения политического климата в СССР в целом, и в автономной республике, в
частности, были созданы положительные условия для восстановления прав ко
ренного народа республики по защите этнической идентичности абхазского
народа как самостоятельного этноса. Об умышленной и насильственной асси
миляции абхазов в прошлом, и необходимости исправления создавшейся ситу
ации власти были вынуждены заговорить открыто. Этого не скрывало и высшее
политическое руководство СССР. В частности, в Постановлении Президиума ЦК
КПСС от 10 июня 1956 года «Об ошибках и недостатках в работе ЦК КП Грузии»
подчеркивается, что «в Абхазии, Южной Осетии… умышленно проводилась ли
ния на ликвидацию национальной культуры местного абхазского, армянского
и осетинского населения, осуществлялась его насильственная ассимиляция»
О целенаправленном притеснении в 30–50-е годы абхазского языка, культу
ры и в целом абхазской нации говорили и действующие руководители Грузии.
Позже, в частности 27 июня 1978 года, на II пленуме ЦК КП Грузии, это был вы
нужден признать и Э. Шеварднадзе, будучи первым секретарем ЦК КП Грузии.
«Прямо надо сказать, – заявил он, – что в прошлом, в известном вам периоде,
в отношении абхазского народа проводилась политика, которую практически
следует характеризовать как шовинистическую, давайте называть вещи своими
именами… такие акции, как закрытие школ на родном языке, притеснение на
циональных институтов, практика абсолютного недоверия в кадровой полити
ке и другие, о чем вам хорошо известно, так просто не предаются забвению»
Впервые о попраниях прав абхазского народа заговорили после пленума ЦК
КПСС, прошедшего в июле 1953 года, где был рассмотрен вопрос о вражеской
деятельности Л. П. Берия. Новый председатель Совета Министров Абхазской
АССР А. М. Лабахуа на XII областной конференции Абхазской организации КП
Грузии, открытым текстом и смело осудил практиковавшуюся в то время систему
мероприятий, противодействующих этническому развитию абхазского народа.
«По указанию предателя Берия и вдохновленные им его сподручные – Мгелад
зе и Гетия, – отмечал он, – в Абхазии проводили целую систему мероприятий,
направленных к подрыву национального развития абхазского народа, направ
ленных к пересмотру политики партии по развитию советской школы и прес
Лежава Г.П. Изменение классово-национальной структуры населения Абхазии. – Сухуми.
1989. – С.24.
Там же.
сы на родном языке»
. По его же словам, «к этим «мероприятиям» относятся
следующие факты. Закрытие школ для абхазских детей, в которых они могли
бы учиться на родном языке. Абхазский народ был против этого мероприятия,
но оно было осуществлено принудительно. Более того, закрыв абхазские шко
лы, детям абхазов запрещалось учиться в русских школах, было закрыто также
много русских школ в Абхазии, которые функционировали десятки лет перед
этим»
. Характеризуя плачевную ситуацию в сфере образования среди абха
зов, А. М. Лабахуа констатировал наличие незначительного количества среди
абхазов инженеров, техников, врачей, агрономов и других специалистов
. Из
этого же доклада председателя Совмина Абхазии стало известно, что, несмотря
на принятые меры, на практике не наблюдалось увеличения числа студентов и
учащихся абхазской национальности в учебных заведениях Абхазии, не гово
ря о других ВУЗах и училищах СССР. В частности, в 1953/1954 учебном году в
Сухумском пединституте училось всего-навсего 74 человека абхазской нацио
нальности, что составило 5,3% от общего студенческого контингента института,
в Сухумском субтропическом техникуме – 27 человека (4,8%), а в Сухумском ин
дустриальном техникуме – 7 абхазов (2,0%). «Это недопустимо. Так нельзя испра
вить дело. Ведь дело касается народа, его кадров, следовательно, будущности это
го народа; это является главным, основным вопросом», – отмечал А.М. Лабахуа
Однако для кардинального исправления ситуации в области образования
среди абхазской молодежи, необходимо было, в первую очередь, проводить
реорганизацию общеобразовательных школ, чтобы дети получали среднее об
разование на понятном для них родном абхазском языке. В этом весьма непро
стом деле немаловажную роль сыграли восстановление абхазского алфавита
на основе кириллицы, восстановление абхазской школы, точнее абхазо-русской
школы. С этой целью на 1953/1954 учебный год были реорганизованы, т.е. пере
ведены с грузинского языка обучения на абхазский язык или на абхазо-русские
языки обучения 93 школы республики с общим числом учащихся 8705 человек.
В частности, такому изменению были подвергнуты 42 начальных школ, 41 не
полных (с 5 – 8 классов), 16 – средних школ. Для реорганизации абхазских школ
были возвращены на прежние места работы или выдвинуты на ответственные
должности, многие уволенные в свое время педагоги абхазской национально
сти, а также представители армян, русских и других негрузинских этнических
групп, были изданы на абхазском языке ряд учебников и методических посо
бий, политическая литература
С восстановлением обучения детей в среднеобразовательных учебных за
ведениях на абхазском языке при Сухумском педагогическом институте стали
функционировать кафедра абхазского языка и литературы, абхазский сектор
Абхазия: документы свидетельствуют. 1937 – 1953. Сборник материалов // Составители: Са
гария Б.Е. (редактор), Ачугба Т.А., Пачулия В.М. – Сухум. «Алашара», 1992.– С. 549.
Там же. – С. 549 – 550.
Там же. – С. 550.
Там же.
Там же. – С. 551.
филологического факультета, факультет методики и педагогики начального об
разования, отделение иностранных языков, значение которых нельзя переоце
при подготовке специалистов для абхазских школ и в целом, абхазских
Вместе с тем, грузинские власти с большой неохотой проводили, или же по
возможности препятствовали всем тем мероприятиям, которые, по сути, спо
собствовали восстановлению попранных в прошлом прав абхазского народа, в
том числе в сфере образования. Например, власти преднамеренно затягивали
решение таких важнейших вопросов, как строительство абхазской школы-ин
терната в г. Сухуме, открытие института усовершенствования учителей, созда
ние художественного училища в г. Сухуме с общежитием, строительство радио
станции в г. Сухуме и др.
Естественно, все это оказывало отрицательное влияние на подготовку сре
ди абхазов высококвалифицированных специалистов для народного хозяйства
республики. Вот, что писали по этому поводу председатель Совмина Абхазии А.
М. Лабахуа и секретарь Абхазского обкома КП Грузии, известный поэт И. К. Тар
ба в своём письме от 19 апреля 1957 года в Президиум ЦК КПСС: «К настояще
му времени в Абхазии почти нет или совершенно мало из коренного местного
населения – абхазов специалистов высшей и средней квалификации: горных
инженеров, инженеров-транспортников, архитекторов, врачей, до сих пор нет
ни одного профессионального композитора, художника, искусствоведа, музы
канта, хормейстера и др.»
. И во всем этом авторы письма обвиняли партийное
руководство Грузии
Позже в подготовке абхазских национальных кадров существенную роль сы
грали открытие Абхазского государственного университета и Абхазского теле
видения. Они стали функционировать на основании Постановления ЦК КПСС
и Совета Министров СССР от 1 июня 1978 года «О мерах по дальнейшему раз
витию экономики и культуры Абхазской АССР». Эти воистину знаковые события
в жизни абхазского народа стали результатом многолетней бескомпромиссной
борьбы народа против продолжавшейся политики грузинизации Абхазии. В от
крытом на базе Сухумского педагогического института Абхазском государствен
ном университете им. А.М. Горького, помимо ранее существовавших специаль
ностей с обучением на абхазском языке, в 1979 – 1980 учебном году произво
дился набор студентов в абхазские сектора по специальностям: «Бухгалтерский
учет», «История», «География», «Иностранный язык и литература», «Дошкольная
педагогика и психология». В одном из официальных писем первого ректора АГУ
профессора З. В. Анчабадзе сказано, что «Открытие этих новых специальностей
диктуется неотложной необходимостью подготовки специалистов для разра
ботки специальной терминологии по историческим, социально-экономическим,
История Абхазии. Учебное пособие. – Сухум. «Алашара», 1991. – С. 370.
Абхазия: документы свидетельствуют. – С. 560.
Там же.
Там же.
биолого-географическим и пр. наукам, а также для составления школьных и ву
зовских, оригинальных и переводных учебников, учебных пособий, составле
ния соответствующих словарей и т.д. на абхазском языке. Кроме того, подготов
ка специалистов на абхазских секторах будет способствовать поднятию общего
уровня культурного развития отдельных регионов автономной республики и
закреплению в них местных специалистов…»
Несомненно, открытие Абхазского государственного университета и соответ
ственно функционирование абхазских секторов, были продиктованы реальным
отставанием численного состава специалистов с высшим образованием среди
абхазов по сравнению с представителями других народов, в первую очередь,
грузин, проживавших в Абхазии. «Среди абхазов, – говорится в одном из до
кументов, составленном для формирования структуры АГУ, – один специалист с
высшим образованием приходится на 45 человек, в то время, как среди грузин
один специалист – на 30 человек, т.е. отставание на 1,5 раза. Такое отставание
в подготовке кадров абхазской национальности значительно увеличится, если
мы возьмем такие области, как естественные, математические, технические,
медицинские и другие фундаментальные науки. Это объясняется тем обстоя
тельством, что в абхазских школах обучение фактически ведется на русском
языке, а в вузах Грузинской ССР удельный вес русского сектора составляет всего
немногим более 10%. Но широкого доступа в вузы РСФСР и других союзных
республик выпускники абхазских школ не имеют»
. Такая ситуация объяснялась
тем, что «Абхазская АССР не закреплена за какими-нибудь ведущими вузами
страны, как это практикуется. Так, например, Якутская АССР закреплена за тремя
московскими медицинскими институтами, несмотря на то, что в самой Якутии
имеется медицинский институт. Северокавказские АССР закреплены за ведущи
ми вузами Ростова-на-Дону, несмотря на то, что во всех этих республиках давно
открыты университеты»
.
Однако, несмотря на важность открытия Абхазского госуниверситета, по-
прежнему значительными факторами, препятствующими подготовке нужного
количества и качества национальных абхазских кадров с высшим и средним
специальным образованием, оставались отсутствие полноценной националь
ной средней общеобразовательной школы и ВУЗа с обучением на абхазском
языке. Двуязычная абхазо-русская школа, особенно в сельской местности, не
всегда выпускала подготовленных абитуриентов. Абхазские же сектора в АГУ и
в средних специальных учебных заведениях автономной республики, фактиче
ски функционировали номинально. Дело в том, что не был доведён до логиче
ского конца первоначально намеченный план о переходе в абхазских секторах
преподавания всех профильных дисциплин, а также истории КПСС и политэко
Абхазия в Советскую эпоху. Из истории национально-освободительной борьбы абхазского
народа (70-е годы XX века). Сборник документов и материалов. Т.II. Составитель, автор предисло
вия и ответственный редактор И.Р. Марыхуба. – Акуа (Сухум), 2009. – С. 788 – 789.
Абхазия в Советскую эпоху. Т.II. 2009. – С. 785.
Там же.
номии на абхазский язык обучения
. Что касается абхазской молодежи, полу
чившей образование в разных городах СССР, то немалая часть из них трудоу
страивалась за пределами Абхазии. А грузинские сектора АГУ и других ВУЗов
Абхазии зачисляли гораздо больше абитуриентов грузинской национальности,
не только из Абхазии, но и из разных регионов Западной Грузии. После окон
чания ВУЗа, большинство из них, как правило, оставалось работать и жить в
Абхазии.
Несмотря на решения, принятые высшими органами власти Советского Со
юза о восстановлении прав абхазского народа, власти Грузии не отказались от
осуществления на практике идеи растворения абхазов в составе грузинской на
ции. Претворению в жизнь этих мероприятий способствовал тот немаловажный
факт, что ключевые посты в партийных, советских, хозяйственных и админи
стративных органах в автономной республике постепенно вновь стали зани
мать агрессивно настроенные к абхазам и их культуре представители грузин
ской национальности или же послушные им этнические абхазы – ставленники
Тбилиси. Все шло к тому, что при дальнейшей реализации грузинского шови
нистического плана за какие-то несколько десятков лет абхазы должны были
утратить собственное национальное самосознание. Хотя проведение различных
мероприятий, направленных на разрушение этнической идентичности абхазов,
как и ожидалось, носили уже более завуалированный и осторожный характер.
Например, грузинские власти частично восстановили топонимику Абхазии, но
в целом отказались от восстановления исконных географических названий; в
академических учреждениях и творческих коллективах одни исследователи,
представители разных сфер интеллектуального труда (писатели, поэты, журна
листы) по-прежнему искажали историю и культуру абхазов, другие – критикова
ли своих же коллег; по официальному распоряжению грузинских властей, были
расформированы структуры пресловутого «абхазпереселенстроя», но процессы
переселения грузин в Абхазию продолжались.
Нет сомнения, что тотальные изменения абхазских географических назва
ний в годы сталинщины грузиноязычными топонимами, являлись одним из ус
ловий, способствующих утрате у абхазского народа исторической памяти, и тем
самым – абхазского этнического самосознания. Поэтому грузинские власти с
трудом расставались с измененными в недавнем прошлом географическими
названиями Абхазии. Тем не менее, они были вынуждены хоть частично подчи
ниться вызовам нового времени и требованиям абхазской интеллигенции. Так,
12 сентября 1953 года Президиум Верховного Совета Абхазской АССР принял
соответствующее Постановление и ходатайствовал перед Президиумом Вер
ховного Совета Грузинской ССР о восстановлении прежних названий 6 сёл и 5
сельских Советов Очамчырского и Галского районов Абхазии
. 16 декабря 1953
года Президиум Верховного Совета Абхазии своим новым Постановлением,
осуждая «массовое переименование населенных пунктов Абхазской АССР», хо
Абхазия в Советскую эпоху. Т.II. 2009. – С. 788 – 789.
Абхазия: документы свидетельствуют. – С. 513.
датайствует перед Председателем Верховного Совета Грузинской ССР о восста
новлении 3 сельского Совета и более 20 сёл Гагрского, Гудаутского, Сухумского,
Гулрыпшского и Очамчырского районов
. Если в 1954 году Верховный Совет
Абхазии аналогичное решение принимает всего по 4 селам и одному сельско
му Совету
, то 1955 год в этом отношении оказался весьма продуктивным. В
частности, Президиум Верховного Совета Абхазии своим Указом от 26 марта
1955 года восстановил названия 1-го поселкового Совета, 8 сельских Советов и
более 30 сёл и вошел с ходатайством в Верховный Совет Грузинской ССР об их
утверждении. Кроме того, на этом же заседании Президиума ВС Абхазии были
приняты решения с соответствующим ходатайством в высший законодатель
ный орган Союзной республики об изменении транскрипционного характера
в наименованиях 9 сельских Советов и более 80 сёл Абхазии
. В ответ на эти
и другие решения абхазских властей, Президиум Верховного Совета Грузин
ской ССР своим Указом отменил ранее принятые свои же решения по пере
именованию некоторых сельских Советов и сёл Абхазии. В частности, Указом
ВС Грузинской ССР от 16 апреля 1955 года были отменены Указы Президиума
ВС Грузинской ССР от 11 сентября 1943 года, от 3 сентября 1948 года, 31 июля
1952 года и тем самим восстановлены прежние названия десятков населённых
пунктов Абхазии
Однако грузинские власти, частично восстановив искаженные или заменен
ные на грузинский лад в годы сталинщины топонимику Абхазии, в целом отка
зались от полного восстановления географических названий. «По вине ЦК КП
Грузии до сих пор не было закончено восстановление наименований населен
ных пунктов, рек, железнодорожных станций на территории Абхазии, которые
с вражеской целью своевременно переименовали с абхазского и русских на
грузинские наименования», – писали в Президиум ЦК КПСС 19 апреля 1957
года руководители Автономной республики А. Лабахуа и И. Тарба
. По их сло
вам, представленные шесть месяцев назад соответствующие документы по дан
ному вопросу были переданы в ЦК КП Грузии, но они остались без ответа. Это
несмотря на то, что абхазские власти неоднократно напоминали партийному
руководство Грузии о необходимости ускорения решения данной проблемы
Хотя грузинские власти неоднократно утверждали комиссии по восстановле
нию топонимики Абхазии, они носили формальный характер. Так продолжалось
фактически до развала СССР. Например, под давлением абхазской интеллиген
ции, по указке Тбилиси. бюро Абхазского обкома КП Грузии 25 января 1978
года создало очередную комиссию «по упорядочению некоторых топоними
ческих наименований населенных пунктов Абхазской АССР». В неё вошли 30
человек из числа историков, этнографов, лингвистов, географов, краеведов, а
Абхазия: документы свидетельствуют. – С. 514 – 516.
Там же. – С. 516 – 517.
Там же. – С. 519 – 524.
Там же. – С. 524 – 530.
Там же. – С. 560.
Там же.
также представителей исполкомов городских и районных Советов народных
депутатов
. Комиссии было поручено в 2-х месячный срок представить на рас
смотрение в бюро Абхазского обкома КП Грузии предложения по упорядоче
нию топонимических наименований населенных пунктов Абхазии
. Данное по
становление было принято после отправки в высшие властные органы СССР
очередного известного письма «ста тридцати» абхазской интеллигенции (10 де
кабря 1977 года), и перед прогнозируемой нежелательной для властей реакции
со стороны абхазского народа и политического руководства Союза ССР. Однако,
как и ожидалось, попытки абхазской интеллигенции вернуть стране историче
скую топонимику и в дальнейшем не принесли требуемого результата. Лишь ос
вобождение Абхазии от грузинского диктата дало возможность властям Респу
блики Абхазия восстановить историческую справедливость в этой важнейшей
историко-культурной сфере абхазского народа.
Из мероприятий, направленных на продолжение ассимиляционной полити
ки абхазского народа, особо следует выделить научно-психологическую атаку
грузинских историков против исторической памяти абхазского этноса, которая
проводилась под непосредственной опекой грузинских властей. Книга литера
туроведа Павла Ингороква «Георгий Мерчуле – писатель X века», вышедшая в
1954 году, стала апогеем на пути фальсификации истории Абхазии. Основное
содержание данного сочинения было опубликовано еще при жизни Сталина и
Берия в грузинском журнале «Мнатоби» (1950, №1 – 3). Стержневое содержа
ние данного издания, как уже было отмечено в предыдущей главе, заключалось
в том, что автор причислял средневековых «абхазов» к этническим «грузинам»,
а предков нынешних абхазов – к пришельцам из Северного Кавказа «спустив
шимся на грузинскую землю» в XVII веке. Доводы труда были нацелены на
оправдание комплекса мер, проводимых властями Грузии по искусственному
растворению абхазского этноса в составе грузинского народа. Ибо признание
этой «теории», означало лишение абхазов статуса автохтонного народа Абха
зии, утери генетической связи с тем населением, которое тысячелетиями про
живало и творило на этой земле. В итоге, если следовать логике далеко идущего
плана автора, абхазы XX века, как население (а не народ) не имели права на
самостоятельное этнокультурное развитие и тем самым, – на политическое са
моопределение и наличие государственности.
Публикация книги П. Ингороква нашла широкую поддержку со стороны гру
зинской научной и творческой интеллигенции и, главное, фактически была одо
брена руководством Грузии. В поддержку теории П. Ингоровка в 1954 году в Су
хуме выходит книга археолога А. Каландадзе «Археологические памятники Су
хумской горы» (редактор акад. Н.А. Бердзенишвили), в которой предки абхазов
объявлены грузинами
. Профессор Г. Хачапуридзе в своей книге, посвященной
Абхазия в Советскую эпоху… Т. II. – С. 147 – 148.
Там же. – С. 147.
Каландадзе А. Археологические памятники Сухумской горы. – Сухуми. 1954.
истории Грузии XIX века, объявил абхазов одним из грузинских племен
. Идеи
П. Ингороква получили поддержку и со стороны более титулованных ученых
Грузии. Например, 9 июня 1955 года республиканская газета, орган ЦК КП Гру
зии «Заря Востока», напечатала статью известного лингвиста, акад. Г.С. Ахвледи
ани «Ценный труд по истории грузинской культуры», где дается высокая оценка
книги П. Ингороква. В январе 1956 года на XVII съезде Компартии Грузии в от
четном докладе съезду первый секретарь ЦК КП Грузии В.П. Мжаванадзе дал
неоднозначную оценку книге П.Ингороква, а отдельные положения его труда
посчитал спорными. Это означало, что лидер грузинских коммунистов посчитал
дискуссионным этническую принадлежность абхазского народа и тем самым –
спорным само существование государственности Абхазии в форме советской
автономии
. Такая оценка открывала путь тенденциозным грузинским авторам
публиковать статьи, поддерживающие теорию «пришлости» абхазов в Абхазии.
К примеру, в том же журнале «Мнатоби» в 1956 и 1957 гг. были опубликова
ны статьи того же акад. Г.С. Ахвледиани и профессоров С.К. Каухчишвили и Д.
Кобидзе, в которых поддержаны ложные взгляды П. Ингороква о древнейшем
проживании грузинского этноса на всем Восточном побережье Черного моря
Вслед за ними, грузинский поэт Алио Мирцхулава, в газ. «Ахалгазрда комуни
сти» за 2 марта 1957 года назвал П. Ингороква «выдающимся писателем», а
ученых Н. А. Бердзенишвили и К. В. Ломтатидзе, критиковавших основные вы
воды П. Ингороква о пришлости абхазов в Абхазии, обвинил в искажении исто
рии Грузии. «Идеи» П. Ингороква восхваляли известные писатели Д. Шенгелая, Г.
Леонидзе, К. Гамсахурдия, Б. жгенти и др.
Естественно, эти и другие псевдонаучные публикации и поддержка со сто
роны значительной части грузинской интеллигенции основных выводов П. Ин
гороква, вызвали справедливое возмущение в абхазской общественности. В
связи с восхвалением акад. Г.С. Ахвледиани книги лжеученых в вышеназванной
статье, опубликованной в газ. «Заря Востока», Абхазский обком партии и Совет
Министров Абхазии направили письмо в ЦК КП Грузии с решительным требо
ванием осудить книгу П. Ингороква как политически вредную
. Резкой критике
была подвергнута делегатом из Абхазии книга П.Ингороква на XVII съезде Ком
партии Грузии в январе 1956 года. Заведующий отделом пропаганды и агитации
Абхазского обкома КП Грузии А.Т. Отырба, выступая на собрании областного
партийного 1956 года, подверг критике книги Г. Хачапуридзе, А. Каландадзе и
др., пропагандировавших принадлежность абхазов к грузинскому народу
Абхазия в Советскую эпоху… Т. I. – С. 124.
Там же. – С. 558.
Каухчишвили С.Г. По поводу Георгия Мерчуле // журн. Мнатоби. 1956, №10. – С. 109 – 119 и
1957, №2. – С. 115 – 125. На груз. яз.; Ахвледиани Г. К некоторым вопросам исторической топони
мики Абхазии // журн. Мнатоби. 1957, №2. – С. 107 – 114. На груз. яз.; Кобидзе Д. Значение термина
«абхаз» по данным персидских источников // журн. Мнатоби. 1957, №2. – С. 126 – 128. На груз. яз.
Абхазия: документы свидетельствуют. – С.558.
Там же. – С. 557.
Абхазия в Советскую эпоху… Т.I. – C. 124.
Книга П. Ингороква была подвергнута резкой научной критике со стороны
абхазских
и отдельных грузинских ученых
. Однако если для грузинской обще
ственности теория «пришлости» предков современных абхазов в Абхазии стала
весьма популярной, у абхазского народа она вызывала весьма отрицательную
реакцию и оскорбляла национальное достоинство. Чтобы не обострить в даль
нейшем межнациональные отношения бюро ЦК КП Грузии 12 апреля 1957 года
приняло Постановление «Об ошибочной дискуссии, организованной журналом
«Мнатоби» по книге Ингороква «Георгий Мерчуле», где в целом осуждены кон
цепции, касающиеся истории Абхазии, и в связи с этим начатая дискуссия при
знана «ошибочной и вредней»
. Однако, как показала жизнь, и это вынужден
ное решение бюро ЦК КП Грузии носило формальный характер, поскольку как
до принятия этого постановления, так и после него, публикации в поддержку
«теории» Ингороква были не исключением, а правилом
И в последующие периоды грузинские историки выпускали труды, где под
вергалась сомнению или же вовсе опровергалась автохтонность абхазов на
своей родине, что становилось одной из причин обострения грузино-абхаз
ских отношений. Среди отличившихся в фальсификации истории и культуры
Абхазии, можно выделить труды С. Г. Каухчишвили
, Н. А. Бердзенишвили
, И.
Адамия
, М.Д. Лордкипанидзе
, Ю. Качарава, А. Киквидзе, П. Ратиани, А. Сургу
, П. В. Гугушвили
, С.С. Какабадзе
, а также такие издания, как История
Грузии, т. II
, Атлас Грузинской ССР
, Грузинская ССР
, Грузинская ССР
, Союз
и др.
Анчабадзе З.В. Вопросы истории Абхазии в книге П. Ингороква «Георгий Мерчуле – грузин
ский писатель Х века» // Труды АбИЯЛИ. Т. XVII. 1956. – C. 261 – 278; Бгажба Х.С. Некоторые вопро
сы этнонимики Абхазии // Труды АбИЯЛИ. Т. XVII. 1956. – С. 279 – 303.
Соселия Г. Вопреки исторической правде // Газ. Советская Абхазия. 18 декабря 195; Ломта
тидзе К.В. О некоторых вопросах принадлежности и расселения абхазов // журн. Мнатоби. 1956,
№12. – С. 132.
Абхазия: документы свидетельствуют. – С. 561.
Абхазия в Советскую эпоху… Т.1. – С.167.
Каухчишвили С.Г. Георгика. II. Тбилиси. 1965. – С. 28; Его же. Георгика. VII. Тбилиси. 1967. – С.
90 – 91; Его же. Древнегреческие источники Грузии. – Тбилиси. 1976.
Бердзенишвили Н.А. Маленькое замечание по поводу большого вопроса // Вопросы истории
Грузии. Т. III. – Тбилиси. 1966.
Адамия И. Грузинское народное зодчество. Кн. II. – Тбилиси. 1968.
Лордкипанидзе М.Д. История Грузии. XI – XIII вв. – Тбилиси. 1974; Её же. Предисловие к
«Матиане Картлиса». – Тбилиси. 1976.
Качарава Ю., Киквидзе А., Ратиани П., Сургуладзе А. История Грузии. Учебное пособие. –
Тбилиси. 1973.
Гугушвили П.В. Вопросы воспроизводства населения Грузинской ССР. – Тбилиси. 1973.
Какабадзе С.С. Грузинские документы Института народов Азии АН СССР. – М. «Наука». 1967.
История Грузии. Т. II. Вспомогательное пособие под редакцией Е. З. Бердзенишвили. – Тби
лиси. 1962.
Атлас Грузинской ССР. – Тбилиси – Москва. 1964.
Грузинская ССР (из серии Советский Союз). – М. 1967.
Грузинская ССР. Краткий историко-географический справочник. – Тбилиси. 1971. Под
редакцией П.В. Гугушвили.
Союз равных. – М. 1972.
В этих и других изданиях грузинские авторы всячески старались убедить чи
тателя в том, что истории Абхазии, как таковой не существует – она всего лишь
составная часть истории Грузии. Что касается собственно абхазов, то они яв
ляются, или поселившимися на территории Абхазии в позднем средневековье
(по П. Ингороква), или же представляют одну из историко-культурных единиц
грузинского народа (по Н. А. Бердзенишвили)
Критикуя создавшуюся в академических учреждениях и властных структу
рах Грузии ситуацию по поводу искажения истории Абхазии, авторы Абхазского
письма «ста тридцати» от 10 декабря 1977 года писали: «В современной грузин
ской историографии… сложилась целая плеяда грузинских ученых, специализи
рующихся, главным образом, на фальсификации истории Абхазии. Надо отдать
им должное: преуспевая в этом направлении, они уже завершают огрузинение
истории Абхазии»
. Критикуя «научные изыскания» грузинских авторов, пред
ставители абхазской интеллигенции в документе обратили внимание еще на
один идеологический ход грузинского партийного руководства, по которому
абхазские авторы, не признающие огрузинивание истории Абхазии, представ
лялись противниками дружбы грузинского и абхазского народов. «Грузинские
историки, в поддержку партийных боссов Грузии, так далеко зашли в фальси
фикации в истории, что если даже в источниках под «абхазами» понимать соб
ственно грузин, то якобы это помогает дружбе между абхазским и грузинским
народами (?!). Но если под «абхазами» понимать самих абхазов, то это, видите
ли, мешает дружбе между этими народами», – говорится в упомянутом письме
абхазской интеллигенции к руководству Советского Союза
. Образцом тому ре
дакционная статья в республиканских газетах «Апсны капш», «Советская Абха
зия» и «Сабчота Абхазети» от 14 мая 1977 года «За глубокое научное изучение
истории Абхазии», где, по указанию партийного руководства Грузии, был под
вергнут критике фундаментальный труд профессора Ш. Д. Инал-ипа «Вопросы
этнокультурной истории абхазов». Хотя эти же газеты (за исключением «Саб
чота Абхазети») ещё 4 января того же года опубликовали рецензию научных
сотрудников Института востоковедения АН СССР Э. Грантовского и В. Ардзинба
«Этапы этнической и политической истории абхазов», где дана высокая оценка
научному исследованию Ш.Д. Инал-ипа.
Естественно, фальсификация истории Абхазии вызывала адекватную реак
цию абхазских учёных. В январе 1978 года, группа ведущих научных сотруд
ников Абхазского института языка, литературы и истории им. Д. И. Гулиа АН
Грузинской ССР и Сухумского государственного педагогического института во
главе с известными историками Г. А. Дзидзария и З. В. Анчабадзе направили в
Абхазский обком КП Грузии «Краткую справку об искажениях истории Абха
зии и абхазского народа», где дана квалифицированная оценка конкретным
Бердзенишвили Н.А. Маленькое замечание по поводу большого вопроса // Вопросы истории
Грузии. Книга III. – Тбилиси. 1966. – С.279 – 280. На груз. яз.
Абхазия в Советскую эпоху… Т. I. – С. 167.
Там же. – С. 168.
фактам фальсификации истории Абхазии в вышеназванных и других изданиях
грузинских авторов.
Однако, следует отметить, что в деле защиты исторического прошлого на
рода, в защиту исторической памяти абхазов, как одного из компонентов на
ционального самосознания, главенствующую роль играли не жалобы в высшие
партийные и советские органы страны, а научные успехи абхазских ученых в
области абхазоведения. Чудом уцелевший от сталинского тоталитарного режи
ма, абхазский этнос нуждался в глубоко обоснованных, всесторонне выверен
ных научных доводах по этногенезу и этнической истории. Ибо окончательно
сформированная в середине XX столетия в недрах академических учреждений
Грузии и поддерживаемая властями Грузии лженаучная теория об общности
истории и культуры абхазов и грузин, создавала благодатный научно-идеоло
гический фон для оправдания нахождения Абхазии на правах автономии в со
ставе Грузии и активизации ассимиляционных процессов по этническому по
глощению абхазского народа.
Труды абхазских историков
, археологов
, этнографов
, языковедов
, отсто
явших автохтонность абхазов в Абхазии, этнокультурную самобытность абхаз
Дзидзария Г.А. Народное хозяйство и социальные отношения в Абхазии в XIX в. – Сухуми.
1958; Его же. Очерки истории Абхазии. 1910 – 1921. – Тбилиси. 1963; Его же. Махаджирство и
проблемы истории Абхазии XIX столетия. – Сухум. 1975, 1982 (второе издание); Его же. Форми
рование дореволюционной абхазской интеллигенции. – Сухуми. 1979; Анчабадзе З.В. Из истории
средневековой истории Абхазии (VI – XVII вв.). – Сухуми. 1959; Его же. История и культура Древ
ней Абхазии. – М. 1964; Его же. Очерк этнической истории абхазов. – Сухуми. 1976; Анчабадзе
З.В., Дзидзария Г.А., Куправа А.Э. История Абхазии. Учебное пособие. – Сухуми. 1986; Ардзинба
В.Г. Ритуалы и мифы Древней Анатолии. – М. 1982; Его же. К истории культа железа и кузнечного
ремесла (почитание кузницы у абхазов // Древний Восток: этнокультурные связи. – М. 1988. – С.
263 – 306; История Абхазии. Учебное пособие. – Сухум. 1991. Под редакцией С.З. Лакоба; Ардзин
ба В.Г., Чирикба В.А. Происхождение абхазского народа // История Абхазии. Учебное пособие. –
Сухум. 1991. – С. 5 – 12; Амичба Г.А. Абхазия и абхазы грузинских повествовательных источников.
– Тбилиси. 1988. Лакоба С.З. Очерки политической истории Абхазии. – Сухум. 1990.
Трапш М.М. Труды. I – IV. – Сухуми. 1969, 1970, 1971, 1975; Шамба Г.К. Очерки по археоло
гии Абхазии. – Сухуми. 1981; Воронов Ю.Н. В мире архитектурных памятников Абхазии; Бгажба
О.Х. По следам кузнеца Айнара. Из истории кузнечного ремесла древней и средневековой Абха
зии (XVII в. до н.э. – XV в. н.э.). – Сухуми. 1982; Гунба М.М. Абхазия в I тысячелетии н.э.: социально-
экономические и политические отношения. – Сухуми. 1989.
Аджинджал И.А. жилища абхазов. – Сухуми. 1957; Его же. Из этнографии Абхазии. – Су
хуми. 1969; Инал-ипа Ш.Д. Абхазы. – Сухуми. 1965; Его же. Вопросы этнокультурной истории
абхазов. – Сухуми. 1976; Акаба Л.Х. Из мифологии абхазов. – Сухуми. 1976; Её же. Историче
ские корни архаических ритуалов абхазов. – Сухуми. 1984; Её же. У истоков религии абхазов.
– Сухуми. 1987; Бжания Ц.Н. Из истории хозяйства абхазов. Этнографические очерки. – Сухуми.
1962; Его же. Из истории хозяйства и культуры абхазов. – Сухуми. 1973; Чанба Р.К. Земледелие
и земельные отношения в дореволюционной Абхазии. – Тбилиси. 1977; Его же. Абхазо-адыгские
этнографические параллели. – Сухуми. 1980; Аргун Ю.Г. Быт и культура современных абхазов.
Этнографические очерки. – Сухуми. 1976. На абх. яз.
Шакрыл К.С. Труды. Статьи и очерки по вопросам абхазского языка и фольклора. – Сухуми.
1985; Бгажба Х.С. Бзыбский диалект абхазского языка (исследование и тексты). – Тбилиси. 1964;
Его же. Из истории письменности в Абхазии. – Тбилиси. 1967; Его же. Этюды и исследования. –
Сухуми. 1987; Его же. Исследования и очерки. – Сухуми. 1988; Чкадуа Л.П. О некоторых особен
ностях этикета абхазов // Национально-культурная специфика речевого общения. – М. 1982. – С.
56 – 63.
ского народа, национальный характер многовековой истории государственно
сти Абхазии, стали серьезным барьером для грузинских ученых на пути фальси
фикации истории Абхазии.
Их научное наследие продолжало играть неоценимую роль в жесточайшей
информационной и идеологической войне, которую реакционные силы Грузии
развернули в годы Горбачевской перестройки против Абхазии с конца 80-х го
дов прошлого столетия.
В условиях недостаточного контроля со стороны Москвы, осуждавшей ас
симиляционную политику властей Грузии по отношении к абхазскому народу,
грузинский план демографической экспансии оставался прежним – довести до
минимума удельный вес абхазов в общем количестве населения республики и
таким образом решить проблему «этнического поглощения» абхазов и Абхазии
Грузией. Поэтому заселение Абхазии представителями других народов, особен
но грузинами, происходило и в постсталинский период, хотя не так открыто, как
в период сталинщины.
Правда, во второй половине XX века, после смены сталинского тоталитарно
го режима и разоблачения истинной цели переселенческой политики Грузии в
Абхазии, согласно официальной статистике, численность абхазов стала увели
чиваться. В частности, по материалам переписи 1970 года, число абхазов по
сравнению с 1959 годом выросло на 16,1 тыс. человек и составило 77,3 тыс.
Между переписями 1970 и 1979 годов этот показатель возрос еще на 5,8 тыс.
Однако в сравнении с темпами роста грузинского населения в Абхазии эти циф
ры весьма незначительные. (Табл. №1). Так, число грузин в Абхазии с 1959 по
1970 годы выросло на 41,4 тыс. человек, с 1970 по 1979годы – на 13,7 тыс. и
составило соответственно 199,6 тыс. и 213,3 тыс. человек
Количественный рост грузин в Абхазии происходил как естественным путем,
так и искусственным, в том числе путём манипуляций, проводимых с этностати
стическими данными. В Статистическом управлении Грузии материалы перепи
си населения Абхазии безнаказанно подвергались «специальной обработке». В
частности, в переписных бланках графа «национальность» заполнялась каран
дашом, а затем в процессе «обработки» бланков у граждан абхазской нацио
нальности, фамилии которых оканчивались на «иа», «ая», «ва», «уа» в этой гра
фе стиралась национальность «абхаз» и проставлялась «грузин». Зафиксирова
ны факты, когда численность грузинского населения увеличивалась в Абхазии
за счет несуществующих в природе домов, в том числе многоэтажных. Так, Я. Р.
Фейзба, работавший во время Всесоюзной переписи 1970 года заместителем
начальника Статуправления Абхазии, обнаружил в окрестностях села Ачыгуара
Галского района «поселок» с численностью населения 3 тыс. человек
Лежава Г.П. Изменение классово-национальной структуры населения Абхазии (конец XIX
в. – 70-е гг. XX в.). – Сухуми. Алашара. 1989. – С.26.
Фейзба Я. Р. Сколько грузин могло быть в Абхазии? // Газ. Республика Абхазия. 16-17 октя
бря 1999 г.
Таблица №1
инамика национального состава населения Абхазии
по данным переписей, проведённых в 1959, 1970 и 1979 гг.
(в тыс. чел.)
переписи
Абхазы
рузины
усские
ругие
сего
1959 г.
1970 г.
77,3
199, 6
487,0
1979 г.
79,7
486,1
1989 г.
Мифические дома были «воздвигнуты» и в других районах и городах респу
блики, в том числе в г. Сухум. Например, в материалах переписи того же года, в
самом центре столицы республики, на проспекте Мира, на месте одноэтажно
го дома «стоял» 5-этажный дом-невидимка, жители которого «участвовали» в
переписи населения
Таким образом, есть основание предполагать, что после каждой Всесоюзной
переписи в Абхазии количество абхазов уменьшалось на несколько десятков
тысяч человек и одновременно настолько же увеличивалось число грузин. В ре
зультате разница количественного соотношения между абхазами и грузинами
удваивалась в пользу последних.
Вместе с тем, основным источником численного перевеса наличного грузин
ского населения в Абхазии по-прежнему оставалось переселение людей из раз
ных регионов Грузии. Ещё в январе 1954 года председатель Совета министров
Абхазии А. М. Лабахуа говорил: «Некоторые предприятия все еще испытывают
нехватку рабочей силы. Пополнять её собираются ресурсами извне. Таковые на
мерения директоров кирпичных заводов, мебельной фабрики, даже упаковоч
ных заводов консервтреста, пошивочных мастерских и др. Таковы намерения
и в Сухуми и в районных центрах. В то время как в г. Сухуми. в райцентрах – в
городах Очамчире, Гали, Гудаута не работающего трудового населения тысячи»
Не вызывает сомнения, что такое «настроение» руководителей предприятий ис
ходило и поддерживалось высшим руководством в Тбилиси. которое любым
путём заботилось и после смерти Сталина и отстранения от руководства Берия
Фейзба Я. Р. Сколько грузин могло быть в Абхазии? // Газ. Республика Абхазия. 16-17 октября
1999 г.
Абхазия в Советскую эпоху. Т. I. – С.408.
продолжить политику демографической экспансии Абхазии путём переселе

грузин из Грузии.
Однако, как показывает исследование проблемы, была изменена тактика –
вместо бурного строительства новых переселенческих колхозных поселений,
тбилисские власти стали открывать в городах и других населенных пунктах Аб
хазии множество нужных и не нужных для республики предприятий, учрежде
ний, заведений. Под видом «нехватки специалистов», эти объекты укомплекто
вывались новобранцами из Грузии, начиная от рабочих и кончая инженерно-
техническим составом и руководителями. Шел планомерный процесс наводне
ния Абхазии новыми партиями грузинских переселенцев. К числу крупных объ
ектов по масштабам Абхазии, где обосновались сотни, а то тысячи «грузинских
кадров» относились: Грузинский субтропический институт, филиал Грузинского
политехнического института, десятки филиалов различных грузинских НИИ, з-д
«Сухумприбор» и множество его филиалов, Драндский домостроительный ком
бинат, Бзыбский завод железобетонных изделий, строительный трест «Пицунд
строй», Сухумский мелькомбинат, Киндыгская птицефабрика, завод «Пепси-ко
ла» в Дранде, «Ингурская ГЭС» и др. Примечательно, что для рабочих-строите
лей «Ингур-ГЭСа» и будущего рабочего и инженерно-технического персонала
этого гиганта, многоэтажные дома строились почти во всех городах Абхазии, в
том числе на расстояние 100, 200 км. от места их работы.
При подборе специалистов разных отраслей, как правило, руководители пред
приятий, учреждений, организаций, будучи сами грузинами, отдавали предпочте
ние лицам грузинской национальности. Более того, вопрос кадров регулировался
в Тбилиси – специалисты всех сфер Грузинской ССР готовились в Грузии, часть
которых затем, по указанию директивных органов, направлялась в Абхазию. Аб
хазы и представители других национальностей, проживавшие в Абхазии, в связи
с тем, что обучение в вузах и специальных средних учебных заведениях в Грузии
в основном проводилось на грузинском языке, были вынуждены получать об
разование за пределами союзной республики. Поэтому, прибывшие в Абхазию
по лимиту из Тбилиси являлись лицами грузинской национальности. Тем более,
что распределение новых кадров осуществляли соответствующие министерства
Грузии. Абхазская молодежь негрузинской национальности, в том числе абхазы,
получившие образование на русском языке в России или в других союзных ре
спубликах СССР оставались без работы. Более того, им препятствовали в пропи
ске в городах Абхазии. В результате на большинстве предприятий основную мас
су рабочего и инженерно-технического персонала составляли лица грузинской
национальности. К примеру, в конце 80-х годов из числа работающих на круп
нейшем заводе Абхазии «Сухумприбор», грузины составляли 62%, абхазы – 10%,
армяне – 6,5%, русские, греки и представители других народов – 21,5 процента
Одним из завуалированных путей заселения Абхазии грузинами была прак
тика строительства здесь многоэтажных домов для рабочих и инженерно-тех
Абхазия в Советскую эпоху. Т. I. – С.408.
нического состава различных строек и функционирующих предприятий, рас
положенных за пределами Абхазии, т.е. на территории самой Грузии. Это тогда
как в Абхазии жители городов и поселков переживали жилищную проблему.
Например, на основании Распоряжения Совета Министров Грузинской ССР под
№540-р от 19 апреля 1982 г., «в целях привлечения и закрепления на стро
ительствах жинвальской, Варцихской и Худонской ГЭС квалифицированных
кадров строителей и механизаторов и обеспечения ввода в действие этих объ
ектов в XI и XII пятилетках», «Грузгидроэлектрострою» разрешалось строить ве
домственные дома в Сухуме, Гагре и др. городах Абхазии. Фактически, речь шла
о строительстве домов на 200-400 км от места работы
Параллельно проводилась соответствующая работа по укрупнению моно
национальных переселенческих колхозов и в целом увеличению грузинского
населения практически во всех селах Абхазии. Многие грузинские переселен
ческие поселения, ставшие самостоятельными сельскими советами, получили
возможность, без ведома районных и республиканских властей, прописывать
на постоянное жительство новых переселенцев. Этому процессу способство
вало и то, что более 90% промышленных предприятий Абхазии находилось
в непосредственном подчинении министерств и ведомств Грузии
. 21 совхоз,
функционировавшие в 60-е годы на территории Абхазии, непосредствен
но подчинялись пяти различным трестам Министерств сельского хозяйства и
охраны общественного порядка Грузинской ССР
. Эти юридические субъекты,
разумеется, сами решали проблему кадров, в том числе принятие рабочих из
разных регионов Грузии. Да и власти самой автономной республики, несмотря
на определенные кадровые изменения в пользу абхазов, в целом по-прежнему
оставались послушными исполнителями тбилисских властей и на практике
продолжали проводить в Абхазии политику сталинщины, в том числе в сфере
миграции. Это, при том, что Абхазия постоянно испытывала излишек в тру
довых ресурсах. По данным Комитета по трудовым ресурсам при Госплане
Абхазской АССР, на 1975 год 54,6 тыс. трудоспособных людей не были заняты
в общественном производстве, и уровень незанятого трудоспособного насе
ления достигал 20%, что было на 10% выше общесоюзного и союзно-респу
бликанского показателя
. Выступая 16 марта 1977 года на партийном активе
Абхазского обкома КП Грузии, Председатель Верховного Совета Грузинской
ССР П. Г. Гилашвили, отметил: «В Абхазии проживает десятая часть населения
Грузинской ССР, а число жителей на одном квадратном километре в пять раз
превышает средний союзный показатель»
. А Председатель Совета Министров
Абхазии А. П. Сакварелидзе на пленуме Абхазского обкома КП Грузии 28 мар
та того же года признался: «Тревожным фактом является то, что в автономной
Абхазия в Советскую эпоху. Т. I. – С.408 – 409.
Там же.
Там же. – С.161.
Газ. Советская Абхазия. 3 сентября 1977 г.
Абхазия в Советскую эпоху… Т. I. – С. 171.
республике насчитываются десятки тысяч трудоспособных людей, не принима
ющих участие в общественном производстве»
. Однако, несмотря на эти факты,
заселение Абхазии грузинами продолжалось.
Правительство Грузинской ССР по-прежнему использовало все дозволенные
и недозволенные приемы и способы для механического увеличения грузинско
го населения в Абхазии. Если в период сталинщины поводом для переселения
грузин из Грузии в Абхазию была «забота» о развитии сельского хозяйства, в
первую очередь, субтропического, в первые десятилетия постсталинского пе
риода – забота о развитии промышленности Абхазии, то с середины 70-х годов
ХХ столетия, параллельно с «развитием» различных отраслей народного хозяй
ства, особое внимание стали уделять не менее завуалированному «общегосу
дарственному» способу переселения грузин – развитию «советского курорта».
В этом отношении основной акцент был перенесен на северо-западный реги
он Абхазии – Гагрский район. Верховный Совет Грузинской ССР 5 апреля 1973
года, без ведома Верховного Совета Абхазской АССР, принял Постановление «О
преобразовании города районного подчинения Гагра в город республиканско
го подчинения и упразднении Гагрского района». Это означало, что превратив
Гагрский район в «Зону Гагра», Тбилиси. фактически напрямую, обходя стороной
абхазские автономные власти, стал управлять регионом. Теперь этот бывший
Гагрский район стал закрытой «зоной» для всех, кроме грузин, куда стали на
правлять не только квалифицированные кадры, но и целые бригады рабочих из
центральных регионов Грузии. Как писали авторы письма «ста тридцати», эти
меры, в первую очередь, были направлены на то, чтобы в общем количестве на
селения Гагрского района грузины заняли доминирующее положение
. А через
5 лет, 13 января 1978 года газ. «Заря Востока» известила читателей о том, что в
ближайшее время Правительство Грузии в целях развития Гагра-Ауадхарского
курортного региона намерена осуществить переселение нескольких десятков
тысяч человек из Кутаисского экономического района Грузии в Абхазию
. В
частности, с этой целью, на основании Постановления Совета Министров Гру
зинской ССР от 3 августа 1976 года за №533, утвердившего проект «Грузгипро
сельстроя» – «Основные положения схемы районной планировки Абхазской
АССР», – в 1980 году в различные районы Абхазии должны были переселить
около 60 тыс. человек, к 1990 году – 160 тысяч человек, а к 2000 году – эта циф
ра должна была составить 250 тысяч человек
. Однако интеллигенция Абхазии
препятствовала этому поистине чудовищному и циничному процессу. Мощное
антиколониальное сопротивление абхазского народа в 1978 г. помешало тби
лисскому плану по окончательному демографическому освоению Абхазии гру
зинами.
Абхазия в Советскую эпоху… Т. I. – С. 171.
Там же. – С. 175.
Там же. – С.188.
Из Приложения к Письму XIX всесоюзной партийной конференции (17.06.1988 г.). Абхаз
ские письма (1947 – 1989). – С.407; Хварцкия М.Ш. Подрывные бастионы на земле абхазов. Газ.
Абхазия. 1995, №4.
Власти Грузии, в целях увеличения удельного веса грузинского населения
в Абхазии, помимо механического роста грузинского населения, в нарушение
закона проводили политику выдавливания из автономной республики пред
ставителей негрузинского населения. Например, если по переписи 1970 года
русских в Абхазии проживало 92,9 тыс. чел., то в 1979 году их стало 79,7 тыс.
человек, т.е. уменьшилось на 13,2 тыс. человек. В 1979 году в сравнении с 1970
годом на 1,6 тыс. чел. уменьшилась численность армян, на 5,7 тыс. чел. пред
ставителей других народов (Табл. 1).
Последняя Всесоюзная перепись населения, проведенная в 1989 году, ещё
раз показала, что темпы количественного роста грузин, как и в предыдущие
годы, были выше темпов роста абхазов и представителей других народов. В
Абхазии, по данным переписи 1989 года, абхазов было 93,3 тыс., грузин – 239,9
тыс., т.е. по сравнению с предыдущей переписью (1979 г.) удельный вес первых
с 17,1 % возрос до 17,8 %, вторых – с 43,9 % до 45,7%
. Удельный вес русских, ар
мян, греков и представителей других народов снизился как за счет выживания
их из Абхазии, так и за счет искусственного увеличения грузинского населения
(Табл. №1). Перепись показала еще одну существенную тенденцию, уходящую
корнями во времена царской колонизации Абхазии – проживание основной
массы абхазского населения в отведенных для него регионах. Разница в этом
отношении по сравнению с концом XIX столетия заключается в том, что за этот
период самурзаканские абхазы, составлявшие половину абхазского этноса,
практически полностью были ассимилированы, а большинство уцелевших от
ассимиляции, остались жить в Абжуйской и Бзыбской Абхазии, за исключе
нием небольшого их количества, которым удалось поселиться в Центральной
Абхазии и её прибрежной полосе. Причина – легальное и нелегальное за
селение страны инородцами и негласный запрет тбилисских властей на рас
селение абхазов на морском побережье страны. По данным последней Всесо
юзной переписи, из всех административно-территориальных единиц Абхазии
в одном лишь Гудаутском районе абхазы составляли более половины общего
количества населения – из 57,5 тысяч человек абхазов было 30,5 тысяч, т.е.
составляло 53,1% населения. В других районах республики удельный вес
абхазов составлял: в Гагрском районе – 9,1%; в Сухумском районе – 5,1%;
в г. Сухум –12,5%; в Гулрыпшском районе – 2,4%; в Очамчырском районе –
36,7%; в г. Ткуарчал – 42,3%; в Галском районе – 0,8%. Что касается грузинского
населения, то оно в двух районах Абхазии превышало 50%: в Галском районе
– 93,7% и Гулрыпшском районе – 52,8%. (Табл. №2). Кроме того, среди много
национального населения республики грузины еще в двух районах превышали
40%-й рубеж и стояли на первом месте по количеству: в Очамчырском районе
Население Грузинской ССР. – Тбилиси. 1980. – С.15; Лежава Г.П. Изменение классово-наци
ональной структуры населения Абхазии. С. 26; Всесоюзная перепись населения 1989 года. Архив
Управления государственной статистики Республики Абхазия. Фонд «Перепись населения 1989
года». I очередь. Город+село. Л.1; Население Абхазской АССР по данным Всесоюзной переписи
населения 1989 года (рукопись) – Сухуми. 1990. – С.10 – 11.
составляли 46,2%, в Сухумском районе – 44,3%. В столице Абхазии, в г. Сухум.
грузины составляли 41,5%. В Гагрском районе удельный вес грузин (28,0%) не
много отставал от армян (29,7%)
Изменение национальной структуры Абхазии в пользу грузин препятствова
ло этническому развитию абхазского народа. Этому, помимо других факторов,
способствовали поощряемые как в прямой, так и в завуалированной формах,
грузинскими идеологами грузино-абхазские межнациональные браки, процес
сы этноязыкового и в целом этнокультурного характера. Однозначно, форми
рование многонационального населения, понижение удельного веса абхазов
в отдельных регионах и в целом в Абхазии (до 18 %), создали благодатный эт
нодемографический фон для активизации ассимиляционных процессов среди
коренного народа.
Таблица 2.
Национальный состав по Абхазии
(по данным переписи 1989 г.)
Администра-
тивные едини
Абхазы
рузины
усские
ругие
се на
сел.
г.
ухум
г.
куарчал
она г.
удаутский
8857
ухумский
улрыпшский
Архив Управления государственной статистики Республики Абхазия. Фонд «Перепись насе
ления 1989 года». I очередь. Город+село. Л. 1 – 2; Население Абхазской АССР по данным Всесо
юзной переписи населения 1989 года (рукопись) – Сухуми. 1990. – С. 12 – 14.
Помимо конкретных материалов, об этом свидетельствуют статистические
данные из Всесоюзных переписей. Нарушение моноэтнических браков внутри
этноса и незнание родного языка или же не признание родным языком языка
своей национальности, однозначно, является следствием этнокультурных про
цессов. Например, по данным последней Всесоюзной переписи населения 1989
года, из 122,5 тыс. семей, зафиксированных в Абхазии, 95,6 тыс., т.е. 78,0% се
мей являлись мононациональными, или же, как было указано в материалах
переписи, «все члены семьи принадлежали одной национальности». Из них
16,5 тыс. были абхазские семьи, в которых проживало 70,9 тыс. человек или же
76,0% от общего количества абхазского населения республики. В этом отноше
нии хуже обстояли дела среди городского населения, где мононациональных
абхазских семей было около 7 тыс., в которых проживали 27,2 тыс. человек, что
составляло 66,4% от общего городского абхазского населения. Лучше обстояли
дела среди абхазов-сельчан, общая численность которых достигла 52,3 тыс. чел.
Из них в моноэтнических семьях (9,5 тыс.) проживало 43,8 тыс. человек, или же
83,6% от сельского коренного населения, что на 17% превышает количество
абхазов-горожан. Из 93,3 тыс. абхазов, жителей республики 90,7 тыс., т.е. 97,2%
родным языком считали абхазский язык. Эти данные на 0,2 % выше аналогич
ного показателя переписи 1979 года, но на 0,5% ниже данных переписи 1970
г. Примечательно, что среди абхазов 601 чел. родным языком признали грузин
ский, а 1920 чел. – русский. Кроме того, 1452 абхаза вторым языком признали
грузинский язык, 75967 чел., или же 81,5% от общего количества абхазского
населения – русский язык
. К сожалению, и эти данные не могут отражать пол
ную картину ассимиляционных процессов, по той простой причине, что в них
не фиксируются уже свершившиеся факты ассимиляции абхазского населения.
Происходившие в Абхазии сложные процессы, связанные с восстановлени
ем незаконно попранных в годы сталинщины прав абхазского народа, и защиты
его интересов в условиях постсталинского социализма, отражались в требова
ниях народных масс. Интеллигенция
Абхазии при активной поддержке всего
абхазского народа и русскоязычного населения выступала в защиту коренного
этноса от целенаправленной ассимиляционной политики властей Грузии. В пе
риод хрущёвской «оттепели» и брежневского «застоя» абхазы неоднократно
восставали в защиту своих законных прав на свободное и самостоятельное эт
нокультурное развитие. Народные волнения, беспрецедентные для советского
периода, произошедшие в 1957, 1965, 1967, 1978 – 1980 гг. были направлены
против властей Грузии, против их программы и конкретных деяний по этни
ческому поглощению абхазов. Прекращение демографической экспансии гру
зин в Абхазию, защита этнической истории абхазского народа, восстановление
исконной абхазской топонимики, подготовка абхазских национальных кадров,
прекращение процесса наводнения Абхазии грузинскими кадрами, освобож
Население Абхазской АССР по данным Всесоюзной переписи населения 1989 года (руко
пись) – Сухуми. 1990. – С.21 – 23, 41 – 45.
дение Абхазии от диктата Грузии – вот неполный перечень вопросов, которые
ставились абхазской интеллигенцией перед Центральными властями Советско
го Союза. Абхазская интеллигенция в письме от 15 июня 1978 года к высшим
органам СССР откровенно заявляла, что «подлинную причину периодически
повторяющихся народных собраний в Абхазии, по нашему глубокому убежде
нию, следует видеть в политике огрузинения абхазов в Абхазии. Эта политика
то открыто, то скрыто всегда проводится, но весьма утончена»
. Как правило,
после каждого выступления народа, вышеперечисленные и другие требования,
частично, или же в урезанной форме выполнялись.
В истории защиты прав абхазского народа весьма критический период на
стал с конца 80-х годов прошлого столетия. В процессе развала Союза ССР грузи
но-абхазское противостояние предельно обострилось. В период горбачевской
перестройки грузинская общественность, вначале при молчаливом согласии, а
позже – при активной поддержке властей Грузии, открыто стала ставить вопрос
о выходе Грузии из состава Советского Союза и создании в границах Грузинской
ССР унитарного, независимого грузинского государства. Осенью 1988 года в
Абхазии прошла волна митингов и демонстраций местного грузинского населе
ния вкупе с идейными вдохновителями, приехавшими из Грузии. Попытка гру
зинских неформальных организаций
– незарегистрированных объединений и
партий – вовлечь абхазскую часть населения в политические акции, проводи
мые ими в поддержку выхода Грузинской ССР из состава Советского Союза, не
увенчалась успехом. Абхазская общественность, её передовая часть категори
чески исключали возможность объединиться с грузинскими неформалами, ко
торые, прикрываясь лозунгами о свободе и демократии, пытались осуществить
мечту своих предшественников – окончательно присвоить Абхазию. Абхазы
были против развала СССР, поскольку после смены сталинского тоталитарно
го режима СССР играла роль главного сдерживающего политического фактора
от грузинского натиска на абхазский этнос. У абхазов была своя вожделенная
мечта – освободиться от колониального диктата Тбилиси. Именно об этом шла
речь и в письме в адрес Всесоюзной партийной конференции 1988 года, по
священной межнациональной проблематике
Наконец, в целях мобилизации национально-освободительного движения
абхазского народа, координации всех здоровых патриотических сил Абхазии,
на отражение надвигающейся со стороны грузинских ультра-радикалов опас
ности в декабре 1988 года было учреждено массовое общественно-политиче
ское движение Народный Форум Абхазии – «Айдгылара» («Единение»), сыграв
шее неоценимую роль в деле защиты интересов абхазского народа.
Неформальные организации Грузии, представители её научно-творческой
интеллигенции и иже с ними, убедившись в бесперспективности создания анти
Абхазия в Советскую эпоху… Т. I. – С.271.
Этнополитическая ситуация в Грузии и абхазский вопрос (1987 – начало 1992 гг.). Очерки.
Документы. Автор-составитель Г.П. Лежава. – М.: ЦИМО. 1998. – С.25.
Абхазия в Советскую эпоху... Т. I. – С.383 – 439.
московского грузино-абхазского альянса, обнажили изыски своей абхазофо
бии, накопленные десятилетиями в умах радикальной части их общественно
сти. На митингах, собраниях, в средствах массовой информации, по подсказке
духовных отцов и политических вождей, представители «избранной нации»
стали открыто на основании «научных доводов» П. Ингороква «напоминать»
абхазам, что «Абхазия – неотъемлемая часть Грузии», что в Грузии не грузин
тоже должен стать грузином. желание большой части грузинской обществен
ности навечно оставаться хозяевами Абхазии было настолько велико, что «те
ория о пришлости» абхазов превратилась основной «теоретической базой» в
борьбе за пресловутую «территориальную целостность» Грузии. В эти сложные
периоды развала СССР в Грузии практически не остался более или менее из
вестный представитель интеллигенции, который бы не писал или не говорил об
Абхазии как о «неотъемлемой части» Грузии и о переселении абхазов из Се
верного Кавказа не ранее XVII века. Другое мнение большей части грузинского
общества расценивалось как антинаучное и антигрузинское
. Исходя из этого,
по мнению некоторых авторов, имеющих широкую поддержку среди своих со
племенников, каждый житель Грузинской ССР, был обязан «уметь говорить по-
грузински, должен воспитываться на грузинской литературе в грузинском духе
и, наконец, если всего этого у него нет, то он не должен считаться гражданином
Грузии!»
. Поэтому же, программы и уставы по изменению демографической си
туации Грузии составлялись исключительно в пользу грузинской нации. В Уста
ве Демографического фонда Грузии было написано: «для сбалансированного
размножения отдельных наций, проживающих в Грузии, придерживаться уров
ня их простого воспроизводства (предельный уровень – 2 детей). желающим
расширенное воспроизводство предоставить право выехать на постоянное жи
тельство за пределы республики»
. Не менее радикальными были планы гру
зинских шовинистов по распространению и навязыванию грузинского языка
и культуры на всем пространстве Грузинской ССР
. В Обращении активистов
Бакрадзе А. Невежество или провокация? // Газ. Литературули Сакартвело. 31 марта 1989 г.
На груз. яз.; Ломоури Н. Как должны понимать этноним «абхаз» // Газ. Литературули Сакартвело. 7
апреля 1989. На груз. яз.; Чантурия Т. Абхазия – истинная, Абхазия – мнимая // Газ. «Литературули
Сакартвело». 5 мая 1989 г. На груз. яз.; Мамиствалашвили Е. Открытое письмо народному депутату
Андрею Сахарову // Газ. Тбилиси. 28 августа 1989 г. На груз. яз.; Лордкипанидзе М. Абхазы и Аб
хазия. – Тбилиси. 1990 г. На груз., русск. и англ. языках.; Ее же. Разве не знают // Газ. Литературули
Сакартвело. 16 февраля 1990 г. На груз. яз.; Мусхелишвили Д. Грузия – малая империя?! // Сб.
Библиотека общества Ш. Руставели, №1. – Тбилиси. 1990 г. На груз. яз.; Мишвеладзе Р. Открытое
письмо Фазилю Искандеру // Газ. Ахалгазрда ивериели. 11 декабря 1990 г. На груз. яз.; Челидзе Г.
Эй, Абхазия, стыдись, апсуа! // Газ. Цигнис самкаро. 10 октября 1990 г. На груз. яз.; Миминошвили
Р., Панджикидзе Г. Правда об Абхазии. – Тбилиси. 1990 г. На груз. яз.; Гамкрелидзе Т.В. К проблеме
историко-этимологического осмысления этнонимии Древней Колхиды (К истории термина архаz
– (adfzg-) // журн. Вопросы языкознания. 1991, №4. – С. 29 – 94 и др.
Силагадзе А. После и в семье поссорились // Газ. Литературули Сакартвело. 11 сентября
1988 г. На груз. яз.
Чкванава З. Путь найден // Газ. Комунисти. 21 ноября 1988 г. На груз. яз.
Государственная программа грузинского языка (проект) // Газ. Литературули Сакартвело. 4
ноября 1988 г. На груз. яз.
Молодежного Пресс-клуба Тбилисского государственного университета им. И.
Джавахишвили подчеркнуто, что «земля, воздушное пространство, внутренние
территориальные воды, леса и др. природные ресурсы Грузинской ССР являются
национальным достоянием грузинского народа и определяются юрисдикцией
ГССР»
. Они также «национально-территориальные автономии» считали соб
ственностью Грузии и оставляли за ней право аннулирования или же измене
ния их статуса: «Находящиеся на территории ГССР национально-территориаль
ные автономии – неотъемлемая часть ГССР, и в случае выхода Грузии из СССР
остаются в составе суверенной республики как ее конституционная составная
неотъемлемая часть. Аннулирование существующих на территории ГССР наци
онально-территориальных автономий, изменение их политического статуса, а
также создание новых национально-территориальных образований относится
только к компетенции ГССР»
. Некоторые общественные организации, одобряя
репрессии абхазского народа в годы сталинщины, разработали специальные
программы по борьбе против абхазского народа и его культурных институтов
Амбиции политической элиты Тбилиси вызывали серьезную озабоченность как
абхазского, так и всего многонационального населения Абхазии и осложняли
грузино-абхазские отношения
К сожалению, после активной идеологической обработки эмиссарами из
Тбилиси, грузинское население Абхазии втянулось в антиабхазское движение.
Такая тенденция в поведении местного грузинского населения перестроечного
периода отличалась от позиции, которую оно занимало в недалеком прошлом,
т.е. в 50-е, 60-е, 70-е годы, когда борьба фактически шла между абхазским на
родом и властями Грузии. Тогда грузинское население Абхазии в принципе зани
мало нейтральную позицию. Однако воспользовавшись слабостью центральных
властей СССР, апологеты грузинского агрессивного национализма добились обо
стрения грузино-абхазских межнациональных отношений. При этом они ничем
не брезговали ради того, чтобы пришлое на нашей памяти грузинское население
встало в авангарде борьбы за удержание Абхазии в составе Грузии.
Для активизации широких слоев грузинских переселенцев был необходим
повод. Таким поводом послужил многотысячный Сход абхазского народа 18
марта 1989 года в историческом селе Лыхны и принятое там Обращение к
Центральным властям СССР о восстановлении статуса независимой ССР Абха
зии 1921 года. Волеизъявление абхазского народа о выходе из состава Гру
зинской ССР и восстановлении государственного суверенитета Абхазии, про
диктованные временем, вызвали шквал гнева всей грузинской общественности
Абхазии. В Сухуме, Гулрыпше, Гале, Гагре, Леселидзе и др. населенных пунктах
организовывались многолюдные антиабхазские митинги. Лидеры и активисты
Газ. Молодежь Грузии. 24 июня 1989 г.
Там же.
Выступление народного депутата СССР В.Г. Ардзинба на I съезде Народных депутатов СССР
2 июня 1989 г. Газ. Республика Абхазия. 6 июня 1989 г.
Лежава Г. П. Абхазия: анатомия межнациональной напряженности. – М.: ЦИМО. 1999. – С.175.
грузинских партий и движений всячески пытались унизить абхазский народ, его
культуру, перевирали его историю, призывали власти Грузии к упразднению ав
тономии Абхазии и наказанию видных деятелей абхазской интеллигенции.
4 апреля 1989 года начался многотысячный митинг в Тбилиси. у здания Пра
вительства Грузии. Основным требованием митингующих был выход Грузии из
состава СССР и ввод войск НАТО на территорию республики. Вместе с тем были
призывы к властям Грузии и ко всему грузинскому народу о недопущении выхо
да Абхазии из состава Грузии. Скоро появились листовки, в которых грузинская
молодежь призывалась пролить «реками крови», дабы «ликвидировать всякие
минигосударства на грузинской земле»
. Более того, в некоторых листовках го
ворилось, что к 14 апреля будет завершена «расправа» над абхазами и осети
нами. В документе, составленном Генеральной прокуратурой СССР, сообщалось,
что 4 – 9 апреля 1989 года лидеры неформалов З.К. Гамсахурдия, М.И. Костава,
И.С. Церетели, Г.О. Чантурия и др. предприняли организованные противоправ
ные действия, направленные на дестабилизацию общественно-политической
обстановки и сталкивание с силами охраны общественного порядка с тем, что
бы пик дестабилизации достиг «к 14 апреля (с учетом назначенной на 9 апреля
расправы с абхазами, а затем и с осетинами)»
. Среди митингующих у Дома
Правительства в Тбилиси широко распространялись заявления и обращения, в
которых указывалось о немедленной депортации абхазов из Абхазии. «…Пусть
абхазы немедленно покинут территорию Грузии и пусть упразднят Абхазскую
Автономную Республику», – заявлено в одном из обращений лидеров грузин
ских неформалов
Вместе с тем достоверно было известно, что митинг у Дома Правительства в
Тбилиси, и понесенные 9 апреля 1989 года жертвы не были вызваны события
ми в Абхазии. Все это было спровоцировано лидерами неформальных органи
заций для привлечения внимания мировой общественности и ради ускорения
развала СССР и приобретения Грузией независимости. Естественно, сецессия
подразумевалась вместе с Абхазией и другими автономными формированиями,
входящими тогда в Грузинскую ССР.
После апрельских событий в Тбилиси общественно-политическая ситуация
в Абхазии еще больше накалилась. Обвинив абхазов во всех неудачах грузин
ского народа, в том числе по достижению государственной независимости Гру
зии, грузинская «интеллектуальная элита» ополчилась против абхазской нации.
В Абхазии и Грузии почти все, более или менее известные грузинские деяте
ли науки и культуры считали необходимым унизить честь и достоинство «при
шлого» абхазского народа. Ложь, оскорбления, угрозы в адрес абхазов запол
нили страницы газет, журналов, книг, программ передач, радио и телевидения
Информационное письмо Генерального прокурора СССР Трубина Н.С. О результатах
расследования тбилисских событий 9 апреля 1989 г. По книге Лежава Г.П. Этнополитическая
ситуация в Грузии и абхазский вопрос. – С.139.
Там же.
Этнополитическая ситуация в Грузии и абхазский вопрос. – С.143.
Грузии. «Пора называть вещи своими именами. Племена, пришедшие в гости,
назвались именем древнейшего грузинского племени абхазов… Пришелец из-
за гор, опутавший мхом нашу национальную плоть, оспаривает нашу землю»,
– писали известные в Грузии писатели М. Кахидзе, Р. Мишвеладзе, Т. Мебуриш
вили и Г. Джулухидзе
. «Не вынуждайте нас к тому, чтобы однажды и мы воору
жились, и раз нет правды для нас, возьмем и укажем гостю дорогу туда, откуда
он спустился пару веков назад», – угрожала редакция журнала Союза писателей
Грузии «Критика»
«Вина» абхазов заключалась лишь в том, что они проживали у себя на родине
и желали того же, что и грузины, т.е. освобождения от чужого господства и дости
жения государственной независимости своей страны. По странной логике грузин,
грузинская нация имеет право на свободу и независимость, а абхазская – нет.
Митинги, демонстрации, голодовки (имитированные), забастовки весной
1989 года, руководимые из Тбилиси. фактически парализовали жизнь в Аб
хазии. Чтобы спровоцировать абхазов, преднамеренно в городах и районных
центрах Абхазии проводились траурные митинги – поминовения жертв 9 апре
ля. Словно люди не в Тбилиси погибли, а в Абхазии. Заведомо зная негативную
реакцию абхазов, грузинская община в городах и районах республики пом
пезно отметила 26 мая – День восстановления государственности Грузии (1918
г.). Имели место случаи недопущения на работу абхазов. Радикальное крыло
грузинских экстремистов целенаправленно добивалось масштабного межна
ционального столкновения. Все чаще стали звучать упреки в адрес грузинских
властей «о ненаказуемости «апсуйцев»
, т.е. абхазов. Поводом для серьезного
столкновения явилось разделение Абхазского государственного университета
по национальному признаку, т.е. без соответствующего ведома властей Абха
зии, чего требовало действующее законодательство, Правительством Грузии, на
базе студенчества и преподавателей грузинской национальности АГУ, был соз
дан Сухумский филиал Тбилисского университета. Попытки Народного Форума
Абхазии, при участии специальной Комиссии Верховного Совета СССР, вновь
объединить АГУ не увенчались успехом. Прецедент послужил началом реали
зации идей о самоизоляции грузинской общины от остальной части многона
ционального населения Абхазии, дальнейшего обострения грузино-абхазского
конфликта. А столкновение сторон 15 июля 1989 года, в день приема вступи
тельных экзаменов в Сухумском филиале ТГУ, переросло в малую грузино-аб
хазскую войну – в своеобразную репетицию будущей большой войны.
В июльских трагических событиях 1989 г. приняли участие по несколько ты
сяч человек с обеих сторон. Зарвавшаяся 30-тысячная толпа, прибывшая на
подмогу братьям из западных регионов Грузии, была остановлена абхазами на
мосту через реку Галидзга (Аалдзга), на подступах к г. Очамчыра. Лишь благо
Это ли забота о стране и о справедливости?! // Газ. Ахалгазрда комунисти. 6 мая 1989 г. На
груз. яз.
журн. Критика. 1989. № 4. На груз. яз.
Газ. Иверия. 4 июля 1989 г. На груз. яз.
даря активным действиям подразделений внутренних войск СССР, прибывших в
Абхазию, дальнейшее кровопролитие было остановлено. Погибли в этой стычке
14 человек (9 грузин и 5 абхазов), сотни человек пострадали в массовых по
тасовках
Анализ событий, происходивших в Абхазии в июле 1989 года, показал, что
организаторы кровопролития рассчитывали таким способом удержать Абхазию
в составе Грузии и набрать дополнительные морально-психологические и по
литические дивиденды для выхода Грузии (конечно, вместе с Абхазией) из со
става СССР.
Как и следовало ожидать, грузинские власти, представители грузинской ин
теллигенции, средства массовой информации делали все для того, чтобы право
охранительные органы Грузии самостоятельно провели процедуру расследо
вания и наказания «зачинщиков» июльских событий. Заранее было известно,
что вся тяжесть и весь гнев Фемиды будут направлены против абхазов. Особо
усердствовали в этом отношении грузинские писатели. Секретариат Союза пи
сателей Грузии в письме на имя Генерального прокурора СССР утверждал, что
правительство Грузии своими силами «сможет пресечь разнузданность абхаз
ских террористов», и что правоохранительные органы Грузии расследование
дел по этому направлению проводят объективно
. На абхазский народ надвига
лись черные тучи 1937 года. Однако, по настоятельному требованию абхазских
народных депутатов Верховного Совета СССР во главе с В.Г. Ардзинба, своим
распоряжением Генеральный прокурор СССР отстранил прокуратуру Грузии от
расследования июльских событий 1989 г. Такое решение было оправдано тем,
что, во-первых, грузинские власти являлись инициаторами и стороной конфлик
та; во-вторых, развязка проблемы зависела не от репрессивных мер, а от по
литического решения грузино-абхазских отношений. Политическую составляю
щую проблемы не скрывала и грузинская сторона. Например, те же грузинские
писатели ставили под вопрос целесообразность дальнейшего существования
автономии Абхазии. «Абхазские сепаратисты, – писали они, – выдвигают не
конституционные, незаконные требования о выходе Абхазии из состава Грузин
ской ССР, тогда как надо выяснить вопрос о целесообразности существования
на территории Грузии самой Абхазской Автономной Республики»
На самом же деле и апрельские события в Тбилиси. и июльские – в Абхазии,
так же, как и конфликты в Карабахе, Южной Осетии, Приднестровье и других
регионах СССР, являлись следствием глубокого кризиса советской государствен
ной системы в целом и межнациональных отношений – в частности. Неравно
правные условия жизнедеятельности и порочные принципы сосуществования
народов и культур советского периода изжили свой век. Настало время, когда
необходимо было или реформировать существующий политический строй, в
том числе, и, в первую очередь, принципы взаимоотношения и сосуществова
Шария В. Абхазская трагедия. – Сочи. 1994. – С.21 – 22.
Газ. Литературули Сакартвело. 21 июля 1989 г. На груз. яз.
Этнополитическая ситуация в Грузии и абхазский вопрос. – С. 63.
ния народов, или же самораспуститься. После неудачной попытки реформиро
вания страны, Советский Союз распался. Именно в этот сложнейший период в
истории абхазского народа были приняты документы, направленные на защиту
государственности Абхазии. В частности, 25 августа 1990 года Верховный Со
вет Абхазии принял «Декларацию о государственном суверенитете Абхазии» и
Постановление «О правовых гарантиях защиты государственности Абхазии»
Как и ожидалось, депутаты грузинской национальности в работе данной сессии
участие не приняли. Более того, они потребовали от тбилисских властей принять
радикальные меры против абхазов и абхазской государственности.
Необратимые процессы распада Союза ССР вносили дополнительные им
пульсы в обострение грузино-абхазских отношений. Главной причиной меж
национального напряжения по-прежнему оставалось разногласие по поводу
перспективы взаимоотношений между союзной и автономной республиками.
Ситуация усугублялась еще и тем, что государственно-правовые отношения
между Грузией и Абхазией, возникшие на договорной основе, властями Грузии в
одностороннем порядке. В частности, с приходом к власти З. Гамсахурдия (осе
нью 1990 г.) Верховный Совет Грузии 14 ноября 1990 года принял закон «Об
объявлении переходного периода в Республике Грузия»
и своим Постановле
нием от 28 февраля 1991 года на 31 марта того же года назначил всенарод
ный референдум по восстановлению государственной независимости Грузии
Стремление грузинского народа жить в независимом государстве оправдано
международным правом. Однако, как известно, идеологи конструкции будуще
го политического статуса Грузии планировали отделение своей страны от СССР
вместе с Абхазией. Другими словами, Грузия, осуществляя право одного народа
на самоопределение, сохраняла за собой право колониального господства над
другим народом, по воле И. Сталина и Л.Берия оказавшегося в составе Грузин
ской малой империи
Перед абхазским этносом нависла новая реальная угроза – исчезновения
как нации. Опасение абхазов, да и всего негрузинского населения Абхазии,
было обосновано шовинистической ассимиляционной политикой грузинского
государства, которая целенаправленно проводилась в течение нескольких де
сятилетий. Возможность такого исхода усугубили годы перестройки.
Грузинские шовинисты, воспользовавшись созданным перестройкой неста
бильным общественно-политическим положением в стране, попытались, при
поддержке Правительства Грузии, совершить окончательный перелом в демо
графической структуре в Абхазии в пользу грузин. С ослаблением государствен
ной системы Советского Союза, властями Грузии открыто поощрялась тенденция
выдавливания негрузинского населения из Абхазии. С их одобрения и под их
Важная веха в истории Абхазии. Сборник документов и материалов. Составитель и автор
предисловия, академик Сагария Б.Е. – Сухум. 2002.
Ведомости Верховного Совета Республики Грузия. – Тбилиси. 1990, №11. – С.108 – 111.
Ведомости Верховного Совета Республики Грузия. – Тбилиси. 1991, №2. – С.224.
Сахаров А. Д. Степень свободы. журн. Огонек. 1989, июль, №31. – С.27.
непосредственным покровительством грузинские ультранационалистические
партии и движения шантажировали мирных граждан негрузинской националь
ности, вынуждали их продать свои дома и квартиры и покинуть республику. Не
законно созданные группы из лиц экстремистки настроенных, составляли списки
негрузинского населения с указанием их постоянного местожительства и рабо
ты, которых предупреждали, чтобы они срочно покинули «Грузию», предлагая им
символическую сумму за квартиру или дом. В результате оттока из республики
представителей негрузинской национальности, по официальным данным, чис
ленность их в Абхазии в 1990 – 1991 гг. сократилась на 6,7 тыс. человек, а чис
ленность грузин только путем иммиграции выросла на 1424 человека
Эти данные далеко не полностью отражают ситуацию миграционного про
цесса в Абхазии перед началом грузино-абхазской войны. К примеру, только
греков из 14,7 тыс. чел., зафиксированных в 1989 г., около 8 тысяч человек
вынуждено было покинуть Абхазию – они нашли убежище на исторической
родине – в Греции.
Психологическому прессингу, а при удобном случае физическому давле
нию, в целях выдворения из Абхазии подвергались армяне, русские, украин
цы, эстонцы, татары и представители других народов. В большинстве случаев,
жилища изгнанников, при финансовой и юридической поддержке грузинского
правительства, закупались различными общественными организациями (Демо
графическое общество Грузии, Фонд им. М. Костава и др.), для последующей
их продажи лицам грузинской национальности, завезенным в Абхазию. «Реги
ональные отделения» Демографического общества Грузии прямо ставили во
прос об участии в распределении землей в Абхазии для «увеличения грузин
ского народа в Грузии». Председатель региональной организации Сухумского
района Демографического общества Грузии Е. Гвичиани считал, что увеличение
численности грузин в Грузии является «главнейшей целью Демографического
общества»
. Считая Абхазию частью Грузии, он заявлял властям, что «В Грузии
земля является дефицитом, и именно её распределение в Сухумском районе не
должно происходить без нас, так как для Демографического общества в мало
земельном регионе этот вопрос является кровно важным»
В целях организованного переселения грузин в Абхазию с конца 1989 года
здесь, помимо зарегистрированных организаций, незаконно функционировали
реанимированные переселенческие структуры сталинского периода: «Пересе
ленческий комитет абхазского региона», «Абхазская региональная организация
Всегрузинского комитета заселения и расселения населения», «Абхазское ре
гиональное отделение Всегрузинского комитета безземельных и многодетных
семей» и др. В документах, изъятых в начале 1992 г. правоохранительными ор
ганами Абхазии у незаконной грузинской военизированной группы, было обна
ружено несколько сотен заявлений и обращений от отдельных жителей, а также
Газ. Абхазия. 2 – 10 апреля 1992 г.
Газ. Абхазетис хма. 12 октября 1991 г. На груз. яз.
Там же.
государственных и общественных организаций Грузии на имя вышеназванных
переселенческих структур с ходатайством о выделении земельных участков в
Абхазии, жителям Сванетии, Мегрелии и других регионов Западной Грузии
. В
этих заявлениях в качестве причины переселения, как и в 30 – 50-е годы, при
водятся «малоземелье», «стихийные бедствия». На самом же деле, речь идет
о продолжении демографической экспансии Абхазии со всеми вытекающими
политическими последствиями.
Кроме различных организаций, активную помощь новоселам из Грузии ока
зывали частные лица путём сбора денежных средств. желание заселить Абха
зию как можно большим количеством грузин принимает общенациональный
характер. Коллективы различных предприятий и учреждений, преимуществен
но с грузинским персоналом, на собраниях общественных организаций, при
нимали решения об увеличении количества грузин в Абхазии. При этом, при
зывали переехать на постоянное жительство и тех грузин, которые проживали
за пределами Грузинской ССР. Так, например, в Постановлении от 11 июня 1990
года «Грузинского национального движения» СФТИ говорится не только о пере
селении «специалистов» из Грузии, но и о налаживании связи «с различными
городами СССР по поводу обмена квартир и возвращения грузин»
Перед грузино-абхазской войной массовым заселением Абхазии грузин
скими переселенцами, при активной поддержке местной грузинской общины
и властей Грузии, занимались практически все грузинские движения и органи
зации, функционировавшие тогда в Абхазии: Абхазское областное общество
им. Руставели, Абхазская региональная организация Народного фронта Грузии,
Цхумо-Абхазское региональное отделение Хельсинского Союза, Региональная
организация Всегрузинского общества Святого Ильи Праведного, Союз земле
дельцев Грузии, Абхазское отделение Свободного демократического союза, Аб
хазское общество врачей, Абхазское отделение «Монархистско-консерватив
ной партии Грузии», Абхазское отделение общества И. Чавчавадзе, Абхазское
отделение Национал-демократической партии Грузии и др.
Дальнейшее изменение этнографической ситуации в Абхазии и падение
удельного веса абхазского народа в общем количестве её населения перед
развалом СССР явилось весьма серьезной угрозой для дальнейшего его раз
вития как самостоятельного этноса. Увеличение же удельного веса грузин по
заданному режимом курсу, должно было приблизить лидеров грузинских шови
нистов к заветной мечте – преодолению 50-процентного барьера в удельном
весе грузинского населения в Абхазии. Это дало бы им возможность «демо
кратическим» путём решить культурно-этнические и, конечно же, политические
проблемы – огрузинение абхазов, упразднение государственности Абхазии
Ачугба Т.А. Последний этап демографической экспансии Грузии против Абхазии // Тезисы
докладов научной конференции, посвященной 80-летию со дня рождения выдающегося исто
рика-кавказоведа З.В. Анчабадзе. – Сухум. 2000. – С.16 – 17; Отечественная война Абхазии и
«грузинские беженцы». Документы и материалы. Составитель, автор предисловия Т.А. Ачугба. Т.I.
– Сухум. 2003. – С.58 – 62.
Отечественная война Абхазии и «грузинские беженцы». Т.I. – С.62 – 63.
и включение ее в состав унитарного грузинского государства. Однако развал
СССР подхлестнул агрессивных националистов Грузии на более радикальные
меры – поторопившись опередить события, они решили путём военной агрес
сии окончательно решить «абхазскую проблему».
В истории ассимиляции абхазов весьма неординарное событие произошло
в процессе развала СССР. В частности, в начале 90-х годов ХХ века руковод
ство Грузии попыталось воспользоваться ослаблением власти и приступило к
завершению процесса огрузинения тех абхазов, которые носили мегрельские
или же омегреленные фамилии, т.е. решили записать «грузинами» тех абхазов,
которые уцелели в середине ХХ в. от разгула насильственной ассимиляции.
Для осуществления намеченной цели Министерство юстиции Грузинской ССР
23 февраля 1990 года приняло Постановление под №3/1. В этом документе и
прилагающемся к нему Обосновании Института истории, археологии и этногра
фии им. И.А. Джавахишвили АН Грузии говорится, о якобы имевшей место в Аб
хазии в прошлом целенаправленной тенденции «обабхазывания грузинского
населения», и ставится задача перед службами ЗАГСа «оказать помощь гражда
нам грузинского происхождения в восстановлении национальности»
. В данном
случае к грузинам были причислены те граждане абхазской национальности,
которые носили мегрельские или искаженные абхазские фамилии. К числу та
ких «грузин» были отнесены, например, представители фамилий Тарбаиа, Кец
баиа, Лакербаиа, Хатхуа и многие другие. Примечательно, что для доказатель
ства «грузинского происхождения» абхазов, авторы Постановления, так же, как
и записавшие абхазов грузинами в 30-х годах, или еще раньше, ссылались на
те же дореволюционные церковные книги, в которых грузинские священники
преднамеренно искажали абхазские фамилии. О коварности данного докумен
та, беспрецедентного в юридической практике цивилизованного мира, говорит
ещё и тот факт, что Постановление распространялось на Очамчырский и Гул
рыпшский районы Абхазии. Согласно этому документу, по примеру самурзакан
ских абхазов, надлежало «этнически освоить» абхазское население, проживав
шее в регионе приграничном с Галским районом. Трудно судить, каких успехов
добились в довоенные годы грузинские шовинисты, однако в период грузи
но-абхазской войны на оккупированной территории названное Постановление
поработало на них. Например, по сообщению газ. «Очамчирис моамбе», педагог
В. Джолохава, как до войны, так и в разгар боевых действий, тем и был занят, что
«многим грузинским гражданам помогал восстанавливать свою национальную
принадлежность»
. Другими словами, он граждан абхазской национальности в
соответствующих документах записывал «грузинами». Практические деяния по
изменению национальной принадлежности граждан по-прежнему сопровожда
лись публикациями идеологического характера, в которых пропагандировались
измышления о том, что якобы абхазы – носители грузинских (мегрельских) фа
Газ. Апсны капш. 1 июня 1990 г. На абх. яз.
Ингирели Н. Его патриотический долг. Газ. Очамчирис моамбе. 13 мая 1993 г. На груз. яз.
милий по происхождению являются грузинами, а абхазские власти в прошлом
произвольно вынуждали их записываться абхазами
Негативный опыт сосуществования Абхазии с Грузией
– политика колониа
лизма и агрессивного национализма, проводимая грузинскими властями в Аб
хазии со времен включения её императивным путем в состав Грузии (в 1931 г.),
политика этноцида и геноцида
, антиабхазская позиция современных правите
лей и лидеров общественно-политических движений и партий грузинского го
сударства, где все большее развитие получали этнократические, унитаристские
и шовинистические тенденции
, четко предсказывали удручающую перспекти
ву абхазскому этносу в составе независимой Грузии. Как однозначно показала
грузино-абхазская война, в независимом грузинском государстве одной части
абхазов угрожала физическая расправа, другой – депортация, третьей – ассими
ляция. Притеснение ожидало и негрузинское население Абхазии. Поэтому неслу
чайно большинство последних, принявших участие во Всесоюзном референдуме
от 17 марта 1991 года, высказалось за сохранение СССР. Данный политический
акт официально подтвердили как Центральная республиканская комиссия рефе
рендума Абхазии, так и Центральная комиссия референдума СССР
Самостоятельное участие Абхазской АССР в данном референдуме в право
вом отношении было регламентировано Законом СССР от 3 апреля 1990 года
«О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из
СССР»
. В соответствии с этим Законом, автономные республики, в случае вы
хода Союзной республики из состава СССР, обладали правом самостоятельно
решать вопросы о пребывании в составе Союза ССР и о своем государственном
статусе. Статья третья данного Закона гласит: «В союзной республике, имеющей
в своем составе автономные республики, автономные области и автономные
округа, референдум проводится отдельно по каждой автономии. За народами
автономных республик и автономных образований сохраняется право на само
стоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе ССР или в выходящей
союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно-
правовом статусе».
Грузия, бойкотировавшая Всесоюзный референдум, провела 31 марта 1991
года референдум о восстановлении своей государственной независимости.
Решением Верховного Совета Грузии, грузинские власти данный референдум
Ингирели Н. Его патриотический долг. Газ. Очамчирис моамбе. 13 мая 1993 г. На груз. яз.
Ардзинба В.Г. Наш опыт сосуществования с Грузией крайне негативный // журн. Российская
Федерация сегодня. – М. 2001. №23. – С.68.
Постановление Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия «Об осуждении ге
ноцида и других репрессивных мер против абхазского народа и представителей других народов,
проживающих в Абхазии, властями Грузинской Демократической Республики и Советской Грузии
и преодоления их последствий» // Газ. Республика Абхазия. 29 – 30 октября 1997 г.
Анчабадзе Ю.Д. Грузия – Абхазия: трудный путь к согласию // Грузины и абхазы. Путь к при
мирению. – М. Весь мир. 1998 г. – С.109.
Газ. Советская Абхазия. 24 марта 1991 г.; Газ. Известия. 27 марта 1991 г.
Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990 г., №15.
попытались провести и на территории Абхазии. Однако на основании Закона
СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республи
ки из СССР», как и в целом действующего советского законодательства, в том
числе на основании конституционных требований, без ведома и соответствую
щего Решения Верховного Совета Абхазской АССР проведение Грузинской ССР
на территории Абхазии выборов, референдумов и т. п., не имели юридической
силы. Верховным Советом Абхазской АССР было принято соответствующее По
становление о проведении Всесоюзного референдума 17 марта 1991 года.
По результатам грузинского плебисцита, Верховный Совет Грузии 9 апреля
1991 года принял Акт о восстановлении государственной независимости Гру
зинской Демократической Республики 1918 года
Таким образом, на территории распавшейся Грузинской ССР возникли неза
висимые государства – Республика Грузия, Республика Абхазия и Республика
Южная Осетия. Это означало, что государственно-правовые отношения между
Грузией и Абхазией, возникшие на основе советского законодательства, распа
лись на правовом поле того же советского законодательства. Абхазия, не при
нимавшая участия ни в референдуме Грузии (31 марта 1991 г.), ни в президент
ских выборах Грузии (26 мая 1991 г.) до развала СССР, т.е. до 21 декабря 1991
года, оставалась полноправным субъектом Советского Союза, а с упразднением
СССР – она стала независимым государством.
С исчезновением СССР как сдерживающего политического, а при необходи
мости и военного фактора у Грузии появился реальный шанс навсегда распра
виться с «непокорной» Абхазией и ее коренным народом. Тем более, что к это
му времени, согласно переписи 1989 года, на территории Абхазии, наконец,
сложился благоприятный демографический и политический фон для формиро
вания «пятой колонны» в борьбе против абхазов.
Но не все так просто. Сложные политические процессы, проистекавшие в са
мой Грузии, противостояние внутри грузинской общины Абхазии, неблагопри
ятная международная обстановка и иные факторы отодвинули на несколько
месяцев открытую агрессию Грузии против Абхазии.
Таким образом, абхазскому народу, в условиях нахождения Абхазии в составе
Грузии, в том числе постсталинского периода, пришлось пережить сложные ис
пытания. Смерть Сталина и непримиримость большинства абхазов расставаться
с абхазским национальным самосознанием спасли тогда абхазский народ. И в
постсталинский период продолжался всесторонний целенаправленный натиск
грузинских властей на абхазский этнос. Однако благодаря активной националь
но-освободительной борьбе народу удалось сохранить свою национальную
идентичность, высокое национальное самосознание, что сыграло решающую
роль в грядущем военно-политическом конфликте между Абхазией и Грузией.
Этнополитическая ситуация в Грузии и абхазский вопрос. – С. 229 – 230.
Э.М. Чкок – Эшба
ИСТОРИИ
ВТОКЕФ
ЛИИ АБХ
ЗСКОЙ
ВОСЛ
ОЙ ЦЕРКВИ
КО
ЕЦ XIX
НА
Ч. XX ВВ.
Религия была и остается важным социопсихологическим фактором, который
накладывает свой отпечаток на историческое и культурное развитие и нередко
используется в политике, как на Востоке, так и на Западе. Немаловажную роль
в политике играли служители культа, всегда занимавшие важное место в обще
ственной жизни.
Связь религии и политики наиболее отчетливо прослеживается не только в
сфере социальных отношений и идеологии, но и в государственной структуре и
общественной практике. Проблема соотношения религии и политики является
одной из наиболее актуальных и острых тем исторического изучения.
Влияние религиозного фактора особенно заметно прослеживается в жизни
«традиционных обществ». Именно в развивающихся странах, сохранивших тра
диционные уклады жизни и культуры, религия продолжает оставаться важней
шим средством социализации личности и организации повседневной жизни.
Роль религиозного фактора в политической жизни Абхазии также велика. Аб
хазия пережила эпоху православного византийского влияния, османского про
тектората (распространение ислама), возрождения православия.
Проникновение христианства в Абхазию относят к I в. н.э.
Православие довольно быстро распространяется и приобретает множе
ство последователей среди местного населения. Многие христианские памят
ники того времени сохранились и по сей день составляют не только духовное,
но и культурное достояние Республики Абхазия. Однако с падением Визан
тийской империи и выходом на мировую арену султанской Турции, быстро
набирающей и силу, и авторитет, расширяющей свои территории и зону влия
ния, Кавказ, и, в частности Абхазия, попадает в орбиту ее интересов. Вместе с
политическим на Абхазию распространяется культурное и духовное влияние
Османской империи. Именно в этот период распространение получает му
сульманская религия. Многие архивные данные свидетельствуют, что привер
женцев ислама в Абхазии на тот момент было значительно больше последо
вателей православной веры.
Вместе с тем, исход большей части абхазского населения в Порту вследствие
Кавказской войны, а так же присоединение к Российской империи привели к
изменениям и в духовной сфере. В это время (XIX в.) наблюдается возрождение
православия в Абхазии.
В начале XIX в. царизм вводит церковь в свой аппарат управления. «В Пе
тербурге исходили из идеи о том, что в империи церковно-государственные
отношения должны строиться по единому образцу»
. В 1811 г. самостоятельность
восточно-грузинской церкви была упразднена, а западно-грузинская (имеретин
ская) церковь просуществовала самостоятельно до 1815 г. Царизм приступает
к осуществлению церковных реформ методом «структурно-административного
подчинения Синоду и ускоренной «православизации» обрядовых процедур»
.
Важная роль в государственной стратегии царизма отводилась мероприяти
ям по возрождению в Абхазии православного христианства.
Между тем, религиозная ситуация в Абхазии была достаточно сложная. В
разные исторические периоды абхазы попадали под влияние то христианской,
то мусульманской религии, обе из которых имели в Абхазии своих привержен
цев. Кроме того, часть населения придерживалась традиционных языческих
представлений, составляя третью вероисповедную группу в составе коренного
населения края.
Россия осуществляла единый курс, нацеленный на полномасштабную интегра
цию региона в имперскую систему. Однако «технология реализации этого курса
варьировалась в широком диапазоне оперативных мер – от грубых силовых до
изысканно-дипломатических, в целом преобладал прагматический подход».
В политической жизни пореформенной Абхазии данного периода суще
ственным моментом явились попытки ряда государств, в частности, Османской
империи овладеть Черноморским побережьем. Проникновение иностранной
разведки, османских агентов, активная пропаганда мусульманской веры среди
местного населения особенно усилились перед началом Русско-турецкой во
йны 1877–1878 гг. Последняя обнажила захватнические планы Турции, России
и европейских держав.
Положение усугублялось тем, что к тому времени Абхазская епархия была
упразднена (1869 г.), и абхазские приходы были переданы во временное управ
ление Имеретинской епархии
. Епископ Абхазский Александр был переведен
главой Горийской епархии с одновременным назначением викарием Грузин
ского экзархата
. На содержание Абхазской архиерейской кафедры выделялось
6000 руб., причту Абхазского кафедрального собора и некоторых вновь откры
тых абхазских приходов 3990 руб.
Во всех абхазских приходах вновь стали совершаться богослужения на гру
зинском языке. Вопреки желаниям жителей, силой навязывается непонятный
им язык.
Остро встал вопрос о состоянии богослужения во всех негрузинских
приходах. Опасения Русской православной церкви были вполне обоснованы.
Православное духовенство и абхазское население не понимали друг друга.
В. Дегоев. Кавказ в составе России: формирование имперской идентичности (первая поло
вина XIX в.). // Кавказский сборник. Т. 1. (33). – С. 32.
Там же. – С. 32.
Там же. – С. 45.
ЦГИАГ, ф. 493. ОП.1. Д.182. Л.7,7 об. 10, ЦГАА, ф.1. ОП. 2.Д. 127. Л.22.
ЦГАА, ф.1. ОП. 2.Д. 127. Л.22. Содержание абхазского епископа (1500 руб.) отчислялось из
сумм имеретинского епископа.
ЦГИАГ, ф. 489, оп. 1, д. 39378, л. 2; Православное обозрение. – С. 1033. –М. 1870.
Кавказ, №5, 1868. – С. 368.
В этих сложных конкретно-исторических условиях прогрессивные церков
ные деятели впервые со всей остротой ставили вопрос о создании абхазских
национальных кадров священнослужителей. В записке о нуждах, будущем
устройстве и мерах к утверждению православия в Абхазии епископ Имеретин
ский Гавриил предлагал назначить старшим благочинным протоиерея Д. Ма
чавариани,* создать в Абхазии духовенство из абхазцев и направлять детей на
учебу в Ставропольскую и Тифлисскую семинарии
. Так, бывший воспитанник
Кавказской семинарии, абхазец Владимир Лакербай, был направлен на учебу
в Санкт-Петербургскую Духовную академию в августе 1873 г. и находился на
содержании Синода в течении одного года
. Совет Общества восстановления
православного христианства на Кавказе в марте 1874 г. принял решение го
товить в духовных семинариях детей из абхазов и постановил учредить при
Кавказской духовной семинарии 5 стипендий этого Общества для абхазских
детей
Итак, данный материал свидетельствует о том, что в этих сложных кон
кретно-исторических условиях прогрессивные церковные деятели впервые со
всей остротой ставили вопрос о создании абхазских на
циональных кадров свя
щеннослужителей.
В 90-х годах XIX в. возникла проблема перевода на абхазский язык бо
гослужебных книг и книг религиозно-
нравственного содержания. В этих целях
при Сухумской архиерейской кафедре под предсе
дательством протоиерея
Давида Мачавариани в 1892 г. была орга
низована переводческая комиссия.
В неё были пригла
шены отставной генерал-лейтенант, князь Г.А. Шервашид
зе, смотри
тель Сухумской горской школы Константин Мачавариани, учитель
этой школы Давид Аджамов, закончивший полный курс гимназии землевла
делец Сухума – Леван Авалиани, получивший образование в императорском
Никитском училище садоводства, «письменный пе
реводчик управления, на
чальника Сухумского округа» Виктор Гарцкия, окончивший курс учительской
семинарии, словесный переводчик то
го же управления Константин Ладария,
окончивший курс в Сухум
ской горской школе, «словесный переводчик сле
дователя Сухумского мирового отдела Дмитрий Гулиа, из I класса Закавказ
ской учитель
ской семинарии и житель с. Лыхны, дворянин Николай Гублиа».
В
письме на имя архиепископа Палладия и обер-прокурора Синода в 1892 г. Н.
Гублиа просил разрешения на перевод богослужебной и духовной литературы
на абхазский язык.
Общество обратилось снова к вопросу абхаз
ской пись
ЦГИАГ, ф. 493 ОП. 1. Д.182. Л.7,7 об., 10, ЦГАА, ф.1. ОП.2. Д.127. Л.2
ЦГИА, ф. 493, ОП. 1. Д. 285. Л. 1
ЦГИАГ, ф. 433. ОП. 1. Д. 44.
* В 1850 г. распоряжением экзарха Грузии Исидора самурзаканским благочинием был назна
чен священник Д. Мачавариани. Было открыто 5 школ: в Окуме, Бедии, Гудаве, Саберио, Дихазури.
Правительство передало их в введение Общества православного христианства на Кавказе (см. К.
Мачавариани Религиозное состояние в Абхазии. С. 15).
См.: ЦГАА, ф.1, оп.1., д.4203, л.1. Один из первых абхазов Николай Ладария прослушал мис
сионерские курсы при Казанской духовной Академии.
5 ЦГИАГ, ф.489, оп.1, д.43550, л.8; См.: Дзидзария Г.А. Формирование дореволюционной абхаз
ской интеллигенции. – С. 138-139. – Сухуми. 1979, газ. Черноморский вестник, №256, 1898 г.
Там же, л. 1, 8
менности в 1899 г. Некоторые молитвы и возгласы были пе
реведены на аб
хазский язык. Учителям абхазских школ поставлено в обязанность заставлять
учеников читать молитвы во время богослужения и петь их при возможности.
На абхазском языке выходят «Краткая Священная история», «10 заповедей и
Присяжный лист»
На съезде представителей абхазского населения Сухумского округа, состо
явшегося в марте 1906 г., обсуждался вопрос о церковном школьном обучении
и была организована очередная комиссия по переводу книг на абхазский язык.
В комиссию вошли протоиерей Г. Голубцов (председатель), начальник округа
князь Джандиери, князь А. Шервашидзе и мировой посредник А. Лакербай,
инспектор народных училищ А. Измаилов и епархиальный наблюдатель цер
ковных школ Стефан Алферов
. В 1906-1910 гг. на средства Общества восста
новления православного христианства на Кавказе трудами членов комиссии
были переведены на абхазский язык и отпечатаны «Божественная литургия св.
Иоанна Златоуста», «Требник» в количестве 2000 экземпляров, а также чины
погребения и венчания, К.Д. Мачавариани
«Молитвы».
Переводчики священно-церковно-богослужебных книг на абхазский язык
представили свой первый законченный и проверенный труд на рассмотрение
экзарха Грузии. В обращении к экзарху Грузии переводчики просили получить
возможность и средства к «напечатанию труда нашего для снабжения им как
пастырей абхазцев, так и народных школ...»
. Синод ассигновал в распоряже
ние епископа Сухумского Дмитрия в 1909 г. кредит на сумму 9000 руб. по 3000
руб. на 3 года для перевода богослужебных книг на абхаз
ский язык. Прото
иерей Д. Маргания и учитель монастырских школ Д.Гулиа получали ежегодно
жалование в размере 900 руб. Дальней
шая работа комиссии проходила под
постоянным руководством кан
дидата Петербургской духовной Академии иеро
монаха Иоанна (700 руб. в год)
Российская православная церковь активно способствовала реанимированию
православия в Абхазии. Следует отметить ответные шаги Грузинской православ
ной церкви, направленные на усиление своих позиций в Сухумском отделе.
«Богослужение производится и даже проповеди по церквам… на грузинском
языке, совершенно непонятно ни для абхазцев, ни для самурзаканцев»
Вместе с тем, вопрос о выделении Сухумской епархии из состава Грузин
ского экзархата в самостоятельную епархию трижды рассматривался Синодом.
В 1906 и 1915 гг. на заседаниях Предсоборного Присутствия было принято
решение о выделении Сухумской епархии из состава Грузинского экзархата,
«но приведение этих решений в исполнение оба раза приостанавливалось
См.: ЦГАА, ф.1, оп.1., д.4203, л.1.
ЦГИАГ, ф. 439, оп.1, д.1154, л.11 об.; ЦГАА, ф.1, оп.1., д.4203, л.1.
ЦГАА, ф.1,
оп .1, д.4203, л.1; Обзор деятельности Общества восст. правосл. христианства на
Кавказе за 1860-1910 гг. – Тифлис. 1910, от
дел 1V. – С.157.
Прибавление к Церковным Ведомостям, № 26, 30 июня 1907. – С.1041
ЦГАА, ф. 1. Оп. 1, Д. 4203. Л. 1.
Газ. «Черноморский вестник». 1896, №205.
вследствие разных грузинских происков»
. Итак, объявив свою церковь автоке
фальной в марте 1917 г. Грузинский экзархат стал активно противодействовать
русской церкви в Закавказье. Здание духовной семинарии, свечного завода,
военного собора, Иоанно–Богословской церкви, Синодальной конторы, дома
экзарха в Тифлисе были заняты Грузинской церковью, хотя были построены
на деньги Синода
. Вопрос распределения церковного имущества в Закавказье
между Русской и Грузинской церквами также требовал немедленного решения.
Определенные надежды возлагались на Всероссийский Поместный Собор. Гру
зинская православня церковь, объявив свою церковь автокефальной, всячески
стремилась присоединить к ней абхазские приходы. С этой целью в мае 1917 г.
на съезде духовенства и выборных мирян абхазского населения в Сухуме про
ходили переговоры грузинской делегации, «во главе с бывшим предводителем
дворянства Кутаиской губернии кн. Нижарадзе и грузинским генералом Габие
вым с абхазскими народными представителями»
. Было принято неожиданное
для грузинской делегации решение «Объявить Абхазскую церковь автокефаль
ной, … считать епископом автокефальной церкви Сухумского епископа Сергия»
В Синод была отправлена телеграмма с текстом принятой резолюции. В июле
1917 года от имени Синода, за подписью экзарха Грузии Платона была отправ
лена ответная телеграмма: «Сухум. Князю Александру Шервашидзе. Объявите
абхазскому народу, что Св. Синод считает необходимым вопрос о церковных
правах абхазцев передать на решение назначенного 15 августа Поместного со
бора. До решения Собора должно сохраняться существующее епархиальное
. Предварительно обсуждение этих вопросов проводилось в от
делах. Кавказский отдел значился под номером «18», занимался «Устройством
православной церкви в Закавказье в связи с объявленной грузинами автоке
фалией своей церкви (председатель Димитрий, архиепископ Таврический и его
заместители: Макарий, епископ Владикавказский и кн. П.Д. Урусов)»
.
19 февраля 1918 года состоялось заседание Кавказского отдела, где был
заслушан доклад протоиерея Георгия Степановича Голубцова «О безотлага
тельном решении абхазского церковного вопроса»
. Вскоре по поручению
патриарха Тихона профессором И.И. Соколовым было составлено послание к
грузинским архиереям, в котором, в частности говорилось, что «грузины при
глашаются к мирному и полюбовному разрешению своего церковного вопро
са, основанного на церковных канонах, а не на захватном праве… Нарушение
церковных канонов их ничуть не беспокоит, ибо автокефалия церкви для них не
Дневник настоятеля Сухумского кафедрального собора протоирея Георгия Голубцова // Ма
териалы по истории церкви. – С. 243. – М. 1995. Кн. 8.
Дневник настоятеля Сухумского кафедрального собора протоирея Георгия Голубцова // Ма
териалы по истории церкви. – С. 125. – М. 1995. Кн. 8.
Там же. – С. 122.
Дневник настоятеля Сухумского кафедрального собора протоиерея Георгия Голубцова //
Материалы по истории церкви. – С. 123. – М. 1995. Кн. 8.
Там же. – С. 123.
Там же. – С. 156.
Там же. – С. 165.
цель, а средство для закрепления государственной автономии»
. 29 марта 1918
года состоялась встреча Г.С. Голубцова с патриархом, где вновь обсуждался во
прос о выделении Сухумской епархии из состава Грузинского экзархата и пе
реименовании Сухумского епископа, «назвав его Абхазским и Черноморским
или Новороссийским»
. Протоиерей предлагал «во что бы то ни стало оставить
Абхазию в составе Русской православной церкви, … ради сохранения всех мо
настырей и храмов»
2 апреля 1918 года на Соборе, в беседе с патриархом Тихоном о Грузин
ской автокефалии, последний отметил, «что лучше решать все спорные вопросы
мирно, полюбовно … поэтому он и решил обратиться к грузинским архиереям
с особым посланием, приглашая их к братскому и спокойному решению всех
спорных вопросов»
. Итак, патриарх Тихон предложил ждать ответа на его по
слание от грузинских архиереев. Решение церковного вопроса абхазы видели
в выделении Сухумской епархии из состава экзархата, в переименовании ее в
Абхазскую епархию. Патриарх Тихон, обращаясь к экзарху, архиепископу Ки
риллу «находит нужным решить вопрос о выделении Сухумской епархии в са
мостоятельную в порядке административного управления в соединенном засе
дании Священного Синода и Высшего церковного Совета … с оставлением в ее
составе города Анапы и Черноморской губернии»
. Однако, этому пожеланию
патриарха не было суждено воплотиться в жизнь. Абхазский церковный вопрос
не был решен, в связи с оккупацией Абхазии грузинскими меньшевиками. Итак,
с 1918 года грузинские автокефалисты открывают Цхумо-Абхазскую епархию
во главе с епископом Амвросием (Хелая)*, а Сухумская епархия прекращает
свое существование.
В целом, русский царизм предполагал укрепить свои позиции не только по
литическими и военными методами, но и системой социально-экономических
мероприятий. Вкупе с военными действиями, царская Россия стремилась укре
питься и посредством распространения своего культурного (в том числе и ре
лигиозного) влияния на регион.
Итак, история Абхазии показывает, что глобальные политические процессы,
происходившие на Кавказе, и в Абхазии в частности, приводили и к переменам
в духовной жизни.
Дневник настоятеля Сухумского кафедрального собора протоиерея Георгия Голубцова //
Материалы по истории церкви.
– С. 197-198.
Там же. – С. 243.
Там же. – С. 241-243.
Там же. – С. 252.
Дневник настоятеля Сухумского кафедрального собора протоирея Георгия Голубцова // Ма
териалы по истории церкви. С. 243-252. М. 1995. Кн. 8.
* Амвросий (Хелая) и епископ Кирион обвинялись в убийстве экзарха Никона. Вмешательство
князя Г. Шервашидзе и вдовствующей императрицы способствовало прекращению дела.
О. Войцеховская-Брендель
ОЭЗИЯ
П
МОТИВОВ
ХУДОж
ИКОВ
А
Праздник ожидания праздника.
Ф. Искандер
Праздник, как основа мироощущения, если это не интимное событие лич
ной жизни, а совокупное действие многих людей, в существе своём народен
или общенароден и предлагает массовое переживание. Его источником должна
являться из поколения в поколение переходящая память древних родовых тра
диций, возрождающихся в реальности настоящего. Древние родовые традиции
проведения праздников в настоящее время в большинстве случаев бытуют в
деревне. Именно отсюда возникает у художников Абхазии потребность в ис
пользовании простонародного типажа и самобытно
-национального колорита.
Тема праздничных мотивов у современных художников Абхазии получила своё
начало в конце 60-х годов прошлого века. Именно в 60-70-е годы XX века совет
ская искусствоведческая мысль настойчиво обращалась к проблемам, связанным
с социально
-психологическими и культурно-историческими аспектами праздника.
Суть вопроса исследовалась на различном художественном (классиче
ском, фольклорном, этнографическом) материале, в фундаментальных трудах
М.Бахтина, А. Мазаева, Д.Лебедева, в журнальных статьях Н.Дмитриева, А. Яго
довской, А. Каменского и других.
Для дальнейших рассуждений и анализа творческой деятельности абхазских
живописцев отметим несколько существенных моментов. В книге, посвящён
ной различным формам «праздничности» как художественно-социального яв
ления, А.Мазаев пишет: «Наиболее общим эстетично-культурным признаком
праздничного мира (...) служит то, что в системе этого мира как бы преодолева
ются на крайне ограниченный срок реальные противоречия действительности».
Возникает некий «идеальный мир, ставший на время реальностью». Автор ис
следования подчёркивает важность самого источника праздничного события,
который коренится в конкретной социальной действительности, в обществен
ных ситуациях, которые здесь складываются. Поэтому «говоря об эстетической
специфике праздника, об его эстетическом отношении к действительности,
– замечает Мазаев, – следует применять категорию «восполнения», означа
ющую нечто среднее между художественным – «отражение» и социологиче
ским – «компенсация». Этот термин предполагает существование более или
менее завершённого, гармонического целого. «Праздник и праздничный мир,
им порождаемый, выступают в роли такого целого и, вероятно, будут выступать
в такой роли всегда, ибо реальная действительность всегда будет сохранять в
себе какие-то изъяны и противоречия, и необходимость их условно-реально
го преодоления будет являться постоянным стимулом для праздника, порцией
его вечного существования в качестве восполнителя, а тем самым и регулятора
общественной системы, жизненная необходимость которой – равновесие», –
заключает он свою мысль
Обращаясь к творчеству абхазских художников, нельзя упускать из виду
первоначального опыта русских художников. Примером может служить кар
тина М.Шибанова «Празднество свадебного договора» (1777). Его герои – до
подлинные, реальные крестьяне. Бывший потомственный крепостной Шибанов
прекрасно знал крестьян, их бытовой уклад во всех особенностях и деталях. На
полотне представлен старинный обряд свадебного сговора, трактованный ху
дожником как радостное и серьёзное событие в жизни крестьян. Сюжет много
фигурной композиции объединяет целую галерею очень жизненных и цельных
картинных образов.
В.Максимов – крестьянский сын – создал картину «Приход колдуна на кре
стьянскую свадьбу» (1875): «Изба, полная гостей, колоритнейший деревенский
колдун в тулупе и с длинной верёвкой за поясом, в косматой шапке, с лицом,
поросшим густой бородой, и застывший, словно языческий идол; родители же
ниха, испуганно бросившиеся ему навстречу; новобрачные – высокие, статные.
Чтобы так изобразить крестьян во всём многообразии их внешнего облика, с
наивным суеверием, психологией, манерой держаться, жестами, движениями,
надо было знать их»
Здесь будет уместно вспомнить Э.Золя и его роман «Творчество» (1886), в
котором он знакомит читателя со «знаменитым художником». «Бенгран кри
чал громовым голосом, недаром он был внуком босского фермера; отец его
обуржуазился, но всё же в сыне текла крестьянская кровь...»
. И тут же ана
лизирует его картину «Деревенская свадьба»: «свадебная процессия движется
среди ржи; крестьяне, написанные необыкновенно правдиво, взятые крупным
планом, шествуют, как эпические герои Гомера. Эта картина знаменовала собой
этап развития искусства живописи, так как несла в себе новые решения. Вслед
за Делакруа, параллельно Курбе, романтизм этой картины был обогащён логи
ческой мыслью, точностью наблюдений, совершенством формы, причём натура
не была взята в лоб, с обнажённостью пленэра. Тем не менее, новая школа про
возглашала, что произведение это написано с её позиции»
Таким образом, можно предположить, что французский писатель нашёл не
которую зависимость между социальным происхождением автора и темой жи
вописного полотна, обращённого к селу.
Ягодовская А. От реальности к образу. – М. Советский художник. 1985. – С. 109-113.
Островский Г. Рассказ о русской живописи. – М. Изобразительное искусство. 1987. – С. 172.
Золя Э. Творчество. – М. Художественная литература. 1981. – С.94.
Золя Э. Творчество. – М. Художественная литература. 1981. – С.96.
Советские художники продолжают развитие данной тематики. Примером
могут служить изображения праздничных сцен у К. Юона, К. Петрова-Водкина,
Б. Кустодиева, М. Сарьяна, А. Дейнека, А. Самохвалова, А. Кузнецова, А. Пласто
ва, С. Герасимова.
На протяжении 30–40-х годов прошлого столетия бытовая конкретность
и интерпретация темы постоянно возрастала, о чём свидетельствует полотно
С.Герасимова «Колхозный праздник» (1937)
. Это большое сюжетное полотно,
на котором развернулась социально-тематическая ситуация (широкое застолье,
сформированное на фоне поля персонажами – (жителями села), которые несут в
себе национально-определённый характер (представители русского крестьян
ства). Образ деятельного разумного хозяина земли безраздельно господствует
над дружественным и согласным со своим устройством миром.
Также интерпретировать можно работы К.Петрова-Водкина
«Новоселье»
(1938) и А.Пластова
«Колхозный праздник» (1937).
Во второй половине 40-х и в 50-е годы XX века становится заметным тен
денция передоверить предметной среде, вещам, природе чувство радостной
полноты бытия. Именно в этот период особую роль начинает играть натюрморт
и пейзаж. Праздник, кажется, переселяется в картину «Сирень, хрустальная ваза
и корзина» (1954) П. Кончаловского.
В начале 60-х годов прошлого века явились «будни» трудовые, военные, ре
волюционные, празднику, казалось, не осталось места. Это могла быть минутная
передышка, случайно подсмотренное свидание двух влюблённых, субботняя
гулянка вроде танцев в клубе, свадьбы, юбилея, пира на весь мир.
Такова была история развития темы у советских художников к моменту, ког
да поэтика праздничных мотивов заинтересовала художников Абхазии, и они
приступили к созданию произведений в этом направленнии.
Предметом данного исследования выбрано изображение художником
праздника в селе вне зависимости от его тематической направленности. Поэто
му, в первую очередь, мне бы хотелось рассматривать произведения предста
вителей изобразительного искусства, отображающих праздник – праздник как
таковой – праздник в сельской местности. И, пожалуй, наиболее полно отражает
этот процесс живописное полотно Х. Авидзба «Праздник в селе» (1970).
Когда вы входите в выставочный зал, где висит громадная картина, появля
ется возможность мысленно перенестись из города в деревню. Взор зрителя
первоначально останавливается на заднем плане – на верхней части картины,
– который полностью представлен строениями, характерными лишь для абхаз
ского села. Одно из них художник запечатлел не полностью, а лишь нижнюю
«В домашнем быту было много старого уклада русской городской и крестьянской жизни».
Автобиографический очерк Сергея Васильевича Герасимова. – М.: Советский художник. 1972. – С.7.
«Мои родные по линии матери были крепостные... Хвалынск – город, где жил художник «на
поминал, скорее большую деревню». А.С.Галушкина, К.С. Петров-Водкин. – М.: ОГИЗ. 1936. – С.5.
«Круг тем и сюжетов его картин почерпнут из жизни и быта его односельчан, жителей дерев
ни Прислонихи (Ульяновская область), где художник родился и вырос, где он жил и работал всю
жизнь. Б.М. Никифоров. Аркадий Александрович Пластов. – М.: Советский художник. 1972. – С. 5.
часть – внешнюю стену деревянного балкона и спускающуюся лестницу; рядом
с ним изображено строение более приземистое и, характеризующееся мень
шей «праздничностью». Их присутствие на холсте ясно говорит о том, что дей
ствие развивается в Абхазии, а то, что именно в селе, подчёркивает стоящая под
балконом дома арба.
живописец подчёркивает различие строений в абхазском селе не только за
счёт архитектуры, но и цветовым аспектом; дом, о внешнем виде которого зри
тель может лишь догадываться, несёт в себе оттенки светло-жёлтого и светло-
розового тона, в то время как второй выполнен в красно-фиолетовых тонах,
перекликающихся с чёрными и голубыми.
Средняя часть картины – в первую очередь, левая её часть – представляет
действия людей, характеризующие их праздничный настрой. Около двадцати
юношей и девушек встали в круг и танцуют, при этом художник разнообразит
действия каждого из них в отдельности, чтобы отразить специфику националь
ного танца. Всматриваясь в данную группу людей, зритель останавливает свой
взор на каждом его участнике и это не утомляет его. Он видит любого из них,
одетого в костюм, несущего свою индивидуальность, хотя бы за счёт цветового
решения. Ни одна группа (левая, правая, передняя часть круга) резко не выде
ляется на используемом фоне.
На лицах танцующих ничего не видно кроме тёмных зрачков, и весь акцент
живописец делает на движения фигур и этим пытается их «оживить». Однако
это ему не удаётся, хотя почти каждый участник танца запечатлён в динамике,
– они, скорее, статичны – зритель в полной мере не ощущает этого движения.
Фон представлен оранжево-жёлтыми тонами.
Несколько вправо от танцующих можно выделить небольшой цветовой треу
гольник, основание которого упирается в дом, а вершина – на уровне молодых
людей; «взят» он в жёлто-белых тонах, несколько «наполненных» кадмием жёл
то-светлым. И вершина треугольника – пересечение двух прямых дорог – по
зволила встретиться мужчине и женщине; они стоят в обнимку от радостного
момента свидания. Непосредственно у дома стоит группа – трое мужчин, один
из которых преклонного возраста, что подчёркивает седая голова; другие не
сколько моложе и среди них – женщина, тоже немолодая. Идёт разговор, и о
чём именно – подвластно догадываться смотрящему на них.
В правой стороне средней части картины расположен шатёр, и взору пред
стают сидящие за столом мужчины пожилого возраста.
Цветовое решение этой части картины контрастирует с предыдущей. Само
«сооружение» взято снаружи в зелёно-синих тонах, переходящих в фиолето
вые и даже розовые тона, а внутренняя его часть смотрится просто чёрной, и в
этой «темноте» выделяется белая скатерть стола и белая ваза, на которой лежат
несколько красноватые фрукты. Одеяние мужчин синее, голубое, розовое, фи
олетовое.
И лишь только после осмотра средней части полотна взор зрителя останав
ливается на передней части, представленной двумя группами мужчин: слева
под деревом сидят двое жителей села спиной к зрителю, а перед ними стоит
ещё один мужчина, и они сообщают что-то друг другу. На лице стоящей фигуры
выражается некоторое сожаление и задумчивость.
Рядом с этой группой, практически в центре, стоят трое мужчин: один из них
запечатлён в анфас, а двое других несколько боком.
Именно эти трое – самые пожилые участники праздника – выражением сво
их лиц ясно дают понять, какую радость принёс им этот день, это событие.
Наряды этих старожилов представлены черкесками, двое из них в тёмной,
тёмно- фиолетовой, а один – в красной, и опять-таки подчёркивается противопо
ставление старости и молодости их действием во время праздничных событий.
Используемая гамма цветов явно говорит, что светит яркое солнце, на дворе
осень, а праздник в этот период года может быть лишь после того, как окончи
лись осенние полевые работы, собран обильный урожай и люди, уставшие от
работы, но удовлетворённые своим трудом, происходящим процессом выража
ют благодарность родной земле.
Таким образом данная картина может привести зрителя к выводу: праздник
объединяет между собой все поколения, живущие в селе, открывает возмож
ность встречи старых друзей и родных. Празднество богато разговорами на
различные темы – от интересных, занимательных рассказов (верхняя группа на
заднем плане) до мало интересных и даже пустых, а порой и неприятных (ниж
няя группа – передний план). А главное – сегодняшний праздник в селе радует
стариков; их разговоры, конечно, не о том, что происходит в данный момент, а о
том, каков был их жизненный путь, и что они сделали, чтобы радость сегодняш
него дня могла стать былью.
В 1972 году открылась выставка, посвящённая 50-летию Советской Грузии и
Абхазии и именно на ней жители Абхазии увидели первую работу художника,
посвящённую радостному событию в одном из семейств, затронувшее боль
шинство родственников и односельчан – свадьбе в деревне (Х. Авидзба «Свадь
ба», 1970).
Когда зритель подходил к этому полотну, его взор, в первую очередь, прико
вывал передний план. На нём можно было видеть четыре группы мужчин, «раз
бросанные» на 2/3 холста, практически все заняты делом. Наиболее удалённая
группа – пара – стоит у костра, где варится мамалыга, и усердно совершает дей
ствия её помешивания, используемой для этой цели длинной палки – амхабы
ста. Этот процесс требует определённой сноровки и силы, поэтому данной ра
ботой заняты мужчины средних лет. Несколько ближе от них – от правого края
холста – расположена группа из четырёх представителей мужского пола: трое
возле второго котла с мамалыгой, ещё один – за их спиной. Они уже закончили
перемешивать кукурузную массу и занялись беседой; зритель видит здесь по
жилых людей в национальных костюмах.
Почти в центре расположена группа мужчин, которые только что зарезали
корову и готовят её к разделыванию. Это «занятие» – истинно мужское дело –
заинтересовало паренька, который жадно смотрит на происходящее.
А сам процесс превращения коровы в великолепные куски говядины совер
шают все поколения (среднего возраста, старшего, молодые).
Рядом с «мясниками» сидят двое старожилов и также наблюдают за своими
односельчанами, но и по тому, что взгляд этих людей художник направил не
сколько’ вкось, можно предположить, что это занятие им уже неинтересно. Ведь
за прожитую жизнь было немало случаев, когда приходилось готовить мясо к
свадьбе, и этим они могли «пресытиться». Старшее поколение выступает сейчас
лишь в роли консультантов.
У правого нижнего угла картины можно видеть ещё один котёл с мамалыгой
и мужчину, подкладывающего дрова в костёр.
Таким образом, перед зрителем предстал новый герой, у которого появилась
ещё одна сфера деятельности: наряду с работой, с работой в поле, другими де
лами, связанными с трудом сельского жителя, у него возникла целая область осо
бого, праздничного, как бы восполняющего обыденность будней существования.
Сюжет картины не несёт в себе ничего особенного. Можно предположить,
что герои, запечатлённые в «Сборе урожая» как-бы «вышли» из одного полотна
и «вошли» в другое – будни сменились, по всей видимости, выходными; и вот
они уже забыли о кукурузном поле и из ломщиков кукурузных стеблей превра
тились в великолепных поваров и организаторов праздника.
Художник передаёт совокупное действие многих людей, его источником слу
жит из поколения в поколение переходящая память древних родовых тради
ций, выражающихся в реальности настоящего. Поэтому художник обращается
к селу, где и поныне сильна фольклорная символика, сохранился в большой
степени типаж представителей абхазов, и как следствие этого – присутствие
самобытно-культурного колорита.
Полотно «Свадьба» можно рассматривать как некий рассказ, некое пове
ствование. Между всеми элементами картины утвердилась действенная связь,
точно приобщающая зрителя к течению времени в данном пространстве, то есть
к реальному ритму быта. Данное произведение «приглашает» войти в изобра
зительный мир и разделить ту жизнь, которой живут герои.
Такое соподчинение элементов изображения скорее присуще жанристам
XIX века.
живописная работа представляет собой единое целое; доминирующими
цветами являются серо-голубой и жёлто-охристый, но между ними нет чёткой
границы; пятна красного, синего также не выходят из общей гаммы.
Наличие пастозных мазков усиливает чувство цвета.
Таким образом в начале 70-х годов XX века художники Абхазии обращаются
к теме праздника в деревне, и может возникнуть вопрос: почему именно этот
мотив заинтересовал живописцев?
Праздник – это явление общественное, коллективное, общенародное, обла
дающее двойной природой: в событии, принадлежащем многим, всем, необхо
димо личное, непосредственно персональное участие каждого в отдельности.
В этом сочетании индивидуального и коллективного начал праздничное дей
ствие сродни трудовому процессу, однако субъективность переживания радо
сти, конечно, отличается от чувств самостоятельной ответственности, которыми
обладает каждый работающий. Общее дело тружеников села не может быть с
успехом завершено без личных усилий отдельного человека – оно перестало
бы быть «общим делом».
Праздник – тоже радость для всех, однако веселье, душевная открытость –
состояния интимные и индивидуальные, реакции во многом непредсказуемые.
И вместе с тем праздник остаётся праздником, несмотря на то, что один из его
участников вдруг не вовремя загрустит. И именно это общее, что роднит про
цесс праздника и труда и явилось одной из причин, почему художники Абхазии
обращаются к праздничным мотивам.
Среди праздничных мотивов больше всего художников привлекает мотив
деревенской свадьбы.
Так, например, работа С. Габелиа «На свадьбу в деревню» (1974). В его кар
тине праздник утрачивает черты частной бытовой сцены; художник передаёт
действия многих людей. живописец не раскрывает перед зрителем сцену само
го праздника, он представляет на полотне преддверие самого события. Но как
жизнинен этот сюжет и не утрачивает своей натуральности сегодня!
Сюжет картины развивается по мере перехода переднего плана в задний
– перехода одной плоскости в другую, – но восприятие его зрителем проис
ходит в обратном направлении. В первую очередь, его взору предстаёт дом в
деревне, во дворе которого собирается толпа народа, а причина этого открыва
ется передним планом – группой всадников-мужчин, которые с четырёх сторон
окружили белую лошадь, на которой сидит девушка в белом одеянии – невеста.
Перед ними несколько впереди движется ещё одна белая лошадь, и по ко
стюму её наездника всем понятно, что это жених.
Средний план занимает небольшую площадь холста, и художник запечатлел
на этой плоскости максимальное количество движений: здесь можно видеть
группы всадников и группы стоящих людей, не превышающих 2-3 человека, а
по мере удаления на задний план количество отдельных группировок значи
тельно возрастает, возрастает и число их участников, а кони стоят привязанны
ми под деревьями. Таким образом зритель ясно воспринимает сосредоточение
людей на данном участке.
Представленный сюжет наполнен чувством движения, движения немалого, и
именно это движение говорит о предстоящих действиях.
У героя уже возникла область особого, праздничного, как бы восполняющего
обыденность будней, сфера существования: и она с каждой минутой – по мере
перехода переднего плана в задний – будет возрастать.
Природа играет в данной картине немаловажную роль. Художник значитель
ное внимание уделяет композиционному построению пейзажа: на заднем плане
представлена гряда гор, уходящих почти за рамку холста, дома-пацхи и деревья с
мощной раскидистой кроной. Этим подчёркивается благополучие села. А там, где
всё хорошо, планируемые праздники должны принести много веселья и радости.
Характеризуя данное произведение, можно сказать, что это скорее пейзаж,
чем жанровая композиция. В натурности сцены не возникает никаких сомне
ний. Между тем главное заключено в том впечатлении, которое создаётся всем
образным строем картины, её незамысловатым сюжетом, самой композицией,
как бы подсказанной занятой художником позицией наблюдателя на расстоя
нии, в стороне, издалека. Точкой зрения наблюдателя определена интонация
сочувственного внимания, чуть грустной, но сердечной и искренней созерца
тельности.
Если праздник для героев произведения и для самого живописца не совсем
одно и то же, то это отнюдь не значит, что последний чужд их чувствам. Напро
тив, он тоже участник, только невидимый ни зрителю, ни действующим лицам.
Авторское сочувствие, соучастие, соприсутствие становится в начале 60-х
годов прошлого столетия основным мотивом трактовки рассматриваемой темы
(И. Попов «Деревенский праздник») у советских художников и продолжается
несколько лет.
В Абхазии такую трактовку темы представил С. Габелиа лишь в середине 70-х
годов.
Используемые в картине тона, в большей мере дают почувствовать присут
ствие солнца, тепла, благополучия. Можно сразу же сказать, что на дворе осень,
так как листва представляет собой игру различных тонов и оттенков – от жёл
того до красного цвета; очень оригинально представлен в цветовом решении и
весь холст, на котором происходит действие.
Рядом с белой лошадью невесты красная лошадь, на ней всадник в чёрной
черкеске; в правом нижнем углу опять-таки лошадь с доминирующими красны
ми тонами, а её наездник в чёрной бурке.
Белые снежные горы вносят в восприятие особое спокойствие, настраивают
зрителя лишь на положительные эмоции.
Пастозная манера исполнения, характерная для С. Габелиа, усиливает общий
эффект восприятия насыщенности и яркости цвета.
С. Габелиа немного сказал, но оставил зрителю самому представить процесс
свадьбы как таковой. Художник следует постулату искусства: «чем больше хо
чешь сказать, тем меньше надо говорить». Данная работа экспонировалась на
«Выставке произведений художников Абхазии, Аджарии, Юго-Осетии, города
Кутаиси» в Москве в 1975 году.
В истории советского государства наступил момент, когда народ отмечал
60-летие победоносной социалистической революции, совершённой рабочим
классом; борьба российского рабочего класса сливалась с мощным демократи
ческим движением крестьянства.
У художников Абхазии торжество этого события не выливалось в прямое вос
певание победы пролетариата России, а ассоциировалось, в первую очередь, с
победой крестьянства, при этом крестьянство России тут же перевоплощалось в
крестьянство Абхазии 1866 года, даже несмотря на то, что восстание в Лыхнах
было подавлено.
Поэтому зритель видел в произведениях живописцев радость осеннего
общегосударственного праздника бывшего СССР, преломленного в рамках
поляны Лыхнашта. И наиболее удачно запечатлён процесс перевоплощения
празднования 60-летия Великой Октябрьской социалистической революции в
воспевании попытки крестьян реставрировать княжество в работе Х. Авидзба
«Праздник 7 ноября в Лыхнах» (1977).
Художник как бы зажигает зрителя, заставляет переживать за каждого участ
ника праздника, а последний ассоциируется у автора со скачками – на холсте
запечатлена большая празднично-спортивная игра.
Многофигурная композиция (разделенная на большое количество отдельно
стоящих и скачущих всадников, или же всадники, окружённые группой людей)
ещё раз подтверждает общенародную значимость скачек.
Но что самое главное, Х. Авидзба, изображая праздник, не забывает о на
циональном колорите. И в этой картине он чувствуется сначала и, в первую
очередь, за счёт пейзажа – Лыхненских гор, Лыхненских развалин, – то есть, ху
дожник особо отметил, что для жителя Абхазии – абхаза, одним из почитаемых
народом мест, его душой, является село Лыхны.
Национальная одежда, как всадников, так и присутствующих многочислен
ных их сограждан, уже второстепенна: её могло бы и не быть. И всё равно вос
созданы абхазские национальные состязания, связанные с особой радостью
жизни, счастья и всенародного ощущения значимости своего бытия.
Но для зрителя – знатока изобразительного искусства, композиция данного
произведения не покажется чем-то новым и оригинальным; более чем за сто
лет до Х. Авидзба Э. Мане пишет картину «Скачки в Булонском лесу» (1872).
Абхазский художник как бы воспроизвёл на своём холсте зеркальное отра
жение сюжета живописца, предвосхитившего импрессионизм.
Художник Абхазии не уделяет особого внимания выписыванию фигур, они
лишь конкретизированы на переднем плане как за счёт рисунка, так и конкрет
ности цвета (белая лошадь, всадник в жёлтом одеянии; коричневая лошадь,
всадник в синем одеянии; чёрная лошадь, всадник в красном одеянии). Приглу
шённые пятна фигур заднего плана эффектны в цветовом решении и создают
особый цветовой колорит. То же самое можно сказать о холсте Э. Мане.
Однако Х. Авидзба не следует Э. Мане в пластической форме, сведённой
к сплющенному рельефу, выпуклости изображения и плоскостной компози
ции, а пишет «Праздник 7 ноября в Лыхнах» по законам реалистического ис
кусства.
Если сравнить это произведение со «Свадьбой», можно отметить, что в по
лотне «Праздник 7 ноября в Лыхнах» присутствует особый гражданский па
фос, согретый теплом абхазской земли и её граждан, любовью к действитель
ности, что немыслимо вне реализма; пафос этот монументального обобщения
на языке конструктивной формы и строгой цветовой гаммы. И именно это
даёт возможность интерпретировать скачки в Лыхнах как революционный
Предваряя дальнейшие рассуждения, стоит заметить, что динамика раз
вития темы и раскрытия её внутренней конфликтности у советских худож
ников опиралась на необычайное многообразие мотивов, как бы одновре
менно включавшихся в основное русло общих представлений о празднике
и праздности.
В 1983 году Х. Авидзба написал картину «Праздник» – праздник без «име
ни». На полотне представлен двор в абхазской деревне; и зрителя, в первую
очередь, привлекает группа танцующих людей, запечатлённых в левой верхней
части картины. Художник именно этого эффекта и добивался: здесь наибольшая
освещённость холста. Эти герои создают момент радости и веселья.
На передней части холста представлены три мужские фигуры, стоящие по
лукругом; позади них в левой части дерево, под ним сидят двое и ведут разго
вор. Несколько позади ещё две пары мужчин, в рамках которых как бы зажаты
первые трое. Мужчина и женщина встретились друг с другом на границе осве
щённого и неосвещённого участков холста; и это можно интерпретировать же
ланием художника подчеркнуть праздник, как возможность соединения людей,
встречи родственников и друзей.
Во дворе живописец «посадил» раскидистое могучее дерево, под кроной ко
торого стоят лошади, оно расположено в освещённой части холста.
Тем самым подчёркивается, что на праздник едут издалека, тратя много вре
мени на путь, чтобы несколько часов провести вместе с близкими по духу людьми.
Данное полотно необходимо сравнить с холстом «Праздник в селе» (1970).
Композиция обеих картин практически одна и та же. В работе, написанной в
1970 году, центральная группа мужчин запечатлена в ¾ роста, во втором слу
чае – фигуры в полный рост и несколько изменён их ракурс. Под деревом сидят
также двое, но они повернулись к зрителю в анфас и поменяли костюм; третье
го стоящего – нет; встречающаяся пара поменяла место. Отсутствует шатёр, в
котором происходит застолье, вместо него привязанные к дереву лошади. На
заднем плане дом деревянной постройки превратился в кирпичный, преобра
зился и характер танца.
Изменилось цветовое решение: превалирует охристо-жёлтая гамма с добав
лением белых и красных тонов.
Разнообразие сельских праздников в Абхазии художники ограничивают, но
это не значит, что композиция картин по прошествии тридцати лет практически
не должна меняться.
живописное воспроизведение праздника, как обобщённого понятия,
Х.Авидзба приводит к следующему выводу:
праздник в абхазском селе происходит во дворе одного из жителей
села; отражением его является группа лиц, участвующих в танце и это, в пер
вую очередь, молодёжь;
праздник характеризуется ведением разговоров между мужчинами о
жизнедеятельности отдельных семей и деревни в целом, встречей друзей и
близких.
Всё остальное уже относится к второстепенному, даже застолье следует от
нести к таковым.
Эти выводы сделаны на основании сравнения полотен 1970 и 1983 годов.
* * *
«Мысль о прекрасном настолько мощна и растуща, что человек не вместит
её молчаливо, а непременно захочет хоть в каких-либо словах поведать её. Хоть
в какой-нибудь песне или каком-либо начертании человек должен выразить и
запечатлеть мысль о прекрасном»
Прекрасное ассоциируется с праздником, а у мужчин-абхазов – со скачками;
всему этому соответствует понятие «Лыхнашта». Своё видение этого праздника
представил С. Габелиа в 1991 году в работе «Лыхнашта».
Рассматривая живописные произведения С. Габелиа, можно предположить,
что он в большинстве случаев говорил, вторя П. Кончаловскому: «Я пишу не
этюды, а картины. Каждая вещь, которую я пишу, я считаю, что это тема. Если
тема осуществилась, вышла, то это и есть живописная картина...»
Первоначальным этапом живописной картины явился рисунок группы всад
ников, определивших композиционную структуру произведения, объёмные и
световые отношения.
Всадники располагаются так, что составляют почти замкнутый овал.
На переднем плане представлена чёрная лошадь (одеяние всадника фио
летовое) и повёрнута она так, что замыкает овал с левой стороны, а с правой
стороны – белый конь.
Максимальная динамичность лошадей и всадников отмечается на переднем
плане. Наиболее подвижен белый конь, а также лошадь, расположенная напро
тив него, на ней всадник максимально откинулся назад, а лошадь встала на
дыбы. Именно в ней чувствуется задор.
живописец старается показать масштабы движения людей и животных
двумя методами:
– лошади, представленные вторым планом, составляю
щие единство с первым, лишены динамики; за счёт этого величие движений
всадников первого плана возрастает; 2 – лошади первого плана противопо
ставлены по колориту, что также подчёркивает масштабы движений каждой
Представленая сцена запечатлена на фоне развалин Лыхненского дворца,
природы, среди которой совершают свои действия герои произведения. жанро
вая сцена решается С. Габелиа в тесном соприкосновении с пейзажем, определя
ющим суть изображаемого и раскрывающим эмоциональное состояние персона
жей. Пейзаж выступает как объединяющее начало, он диктует основной цветовой
строй картины, хотя воспринимается зрителем как фон, на котором развёртыва
Рерих Н. Зажигайте сердца. – М.: Молодая гвардия. 1978. – С.158.
Кончаловский П. Художественное наследие. – М.: Искусство. 1964. – С.83.
ется действие. Зритель чувствует вместе с людьми, изображёнными на картине,
радость, которую ощущают они, находясь в этих родных и дорогих местах.
Знакомясь с композицией данного произведения, можно предположить, что
художник вторил строкам А. Джонуа:
Кони резвые храпят,
На конях сидят ребята,
И у всадников-ребят
Сердце радостью объято
и изображал на полотне своё видение этого четверостишья поэта.
Х. Авидзба развивает тематику праздничных мотивов во времени, и в конце
девяностых годов представляет изображение современной свадьбы в абхаз
ской деревне («Современная абхазская свадьба», 1996). Сюжет данной карти
ны, как и в ранних произведениях, предстаёт перед зрителем на большой пло
щади холста.
Понятие «свадьба» характеризуется обилием различных действий, и худож
ник считает необходимым запечатлеть их многообразие, которое и создаёт
само представление праздничности; холст мелкой величины решить эту про
блему не может.
живописец представил комнату, где собрано много народа и стоит стол, за
нимающий большую площадь переднего плана; за столом сидят люди. Худож
ник посчитал правильным посадить двоих мужчин спиной к зрителю; в левом
углу стола запечатлён ещё один представитель мужского пола, и он сообщает
что-то интересное первым двоим. Почти напротив него восседает солидный
мужчина преклонного возраста, облокотившийся на стул.
женщины за столом заняты делом – перед ними лист бумаги, и одна из них
ведёт запись.
Вокруг стола толпится публика, «разбитая» живописцем на отдельные груп
пы по 2-3 человека, которые погружены в беседу. На столе стоит графин с ви
ном, на вазах лежат фрукты.
Таким образом, живописец представил перед зрителем действия, которые
происходят внутри дома; но комната, какой бы она ни была, всегда должна иметь
окна, и именно через них можно видеть действия, происходящие на дворе. Одно
окно открывает видимость шатра с гостями, двух женщин, склонившихся над кот
лами с мамалыгой, мужчину и женщину, которые встретились после разлуки.
Во второе окно видно танцующих людей, и именно этот небольшой кусочек
холста даёт представление о праздничности действий, происходящих вокруг.
В третье окно зритель видит стену кирпичного дома, его лестницу и рядом
пацху.
Представленная картина написана в сугубо реалистической манере.
Джонуа
А. На скачках. Антология абхазской поэзии. – М.: Художественная литература.
1958.
– С.357.
Героями полотна Х. Авидзба являются многочисленные жители абхазской де
ревни. Но у зрителя может возникнуть вопрос: а конкретные ли это люди, или
же их образ придуман самим художником? И получает ответ: они конкретны,
более того – среди них можно видеть и самого автора.
Авторская установка на создание персонажа, в образе которого художника
привлекает нечто объединяющее данного человека с другими близких ему по
характеру людьми, может оправдать изображение с чётко выраженной портрет
ной достоверностью (художники Бутба, Гагулия-Авидзба, С. Габелиа, В. Иванба),
но без собственного имени (Х. Авидзба, отец художника).
Привлечение художников в герои живописного произведения Х.Авидзба
может оправдать лишь как способ показа творческих работников, как людей
особого склада ума, для которых характерна особая энергия, воля, действен
ность натуры – близки по духу своим родственникам, знакомым; их влечёт в
деревню, они рады встрече не только с людьми, но и с самой деревней. Зна
чима не исключительность данного лица, а его причастность к множеству по
добных. Но эта причастность никак не должна отражаться на духовном мире
персонажа. живописные лица людей хоть и похожи на своих героев в дей
ствительности, но они лишены духовного мира, они без характера и пластиче
ской выразительности, без энергии, необходимой герою живописного произ
ведения. И созданию настоящего героя в немалой степени помешало то, что
работа написана очень «сухо», неинтересно и, если можно так выразиться, в
«сверх реалистической манере». Нет ни одного уголка холста, где бы можно
было остановить свой взгляд, порадоваться красивому сочетанию тонов и от
метить индивидуальность мазка.
Данное полотно носит название «Современная абхазская свадьба», и если
сравнивать его с предыдущими работами Х. Авидзба, то сразу же напрашивает
ся вывод о том, что современность характеризуется взиманием денег с посети
телей сего праздника. Ведь практически вся площадь холста занята местом, где
происходит это действие; теми, кто взимает и кто даёт, и лишь там, «вдалеке»,
можно найти признак праздничности, и он настолько мал, что его сразу и не
заметишь. Неужели автор картины не смог обнаружить в сегодняшней свадьбе
абхазского села что-то более интересное, главное, праздничное, более индиви
дуальное для абхазского народа, чем «плата налога» за членство в празднич
ном застолье во время свадьбы?
На основании изучения картин, посвящённых праздничным мотивам, можно
констатировать:
На протяжении 160 лет (1777-1937) наблюдалась строгая зависимость
между обращением художника к теме праздничных мотивов и его принадлеж
ностью к крестьянскому сословию.
Данные выводы не ограничиваются русской и современной живописью.
Тема праздничных мотивов в живописи абхазских художников получила
своё развитие в связи «
радостью торжества жизни» во второй половине 60-х
годов прошлого века.
В начале 60-х годов XX века в живописи появляется новый герой – че
ловек, у которого нет конфликта с миром, словно мир, завоёванный им, весь
состоит из односельчан.
На основании работ художников можно утверждать, что праздники объ
единяют между собой все поколения, живущие в селе, открывают возможность
встречи старых друзей и родных.
Праздник в абхазском селе происходит во дворе одного из жителей села.
Отражением его является группа лиц, участвующих в танце, характеризуется
встречей друзей и близких; застолье не всегда характеризует праздник.
Основной темой праздничных мотивов в сельской местности русских и
абхазских художников является свадьба и связанные с ней действия.
С.З. Возба
ЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ Ф
КТОР
В ГРУЗИ
ЗСКОМ КО
ФЛИКТЕ
Одной из главнейших проблем современного мира является международ
ный терроризм. Однако дать научное (криминалистическое, международно-
правовое) определение международного терроризма довольно-таки сложно.
Так как общепринятого юридического определения этого понятия не существу
ет. Хотя попытки дефиниции данного термина предпринимались еще Лигой На
ций, ООН. Однако в силу продолжавшихся противоречий и дебатов им так и не
удалось этого сделать.
Так, согласно УК РФ, терроризмом является «совершение взрыва, поджога
или иных действий, создающих опасность гибели людей», кроме того если эти
действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устра
шения населения, либо оказания воздействия на принятие решений органами
власти, а также это угроза совершения указанных действий в тех же целях»
(ст. 205.1). В свою очередь, Госдепартамент США характеризует его как «пред
умышленное, политически мотивированное насилие против гражданских объ
ектов, совершаемое, обычно с целью повлиять на публику, субгосударственны
ми группами или подпольными организациями»
.
Во-первых, хотелось бы обратить внимание на то, что проблема междуна
родного терроризма, непосредственно взаимосвязана с основными сферами
жизнедеятельности мирового сообщества: политикой, национальными отноше
ниями, религией, экологией, преступными сообществами и т.п. Что в свою оче
редь нашло отражение в существовании различных видов терроризма, к которым
относят: политический, государственный, национальный, религиозный и т.д.
Политический терроризм – (в основном проявляется в Европе, а также на
Кавказе). С одной стороны, это борьба различных группировок против суще
ствующего строя («Ассоциация обороны Ольстера» в Северной Ирландии, «Бе
лый легион», «Лесные братья», а также «Монадире» в Абхазии (Галский район,
верх. Кодорское ущелье).Члены групп, которые осуществляют политический
террор ставят своей задачей, прежде всего, достижение политических, социаль
ных или экономических изменений внутри того или иного государства, а также
подрыв межгосударственных отношений, международного правопорядка.
С другой стороны, – это государственный терроризм. Это могут быть, во-
первых, государства, использующие методы тотального подавления граждан
ского общества и массовых репрессий. Ярким примерам является сталинский,
http://ftp.eurasia.org.ru
гитлеровский режимы. К государственному терроризму необходимо также
отнести действия государственных структур по подавлению сопротивления
уничтожаемых наций, поселений, отдельных людей, с целью освобождения
пространства для своих действий. Конечно, государственный терроризм имеет
свою специфику. Отличительной чертой от других видов терроризма является
отсутствие «демонстрационного эффекта», т.е. спецслужбы, и государства, при
частные к террору, пытаются не афишировать свою деятельность, однако это им
не всегда удается. Таким образом, государственный терроризм подразумевает
под собой сохранение у политической элиты своей власти, которая незакон
но захватила власть в той или иной стране и потеряла поддержку населения.
Конечно для сохранения данной власти, так называемая политическая элита,
использует различные методы запугивания населения, физическое устранение
неугодных лиц, массовые убийства
. Наиболее ярким примером такого терро
ризма служит режим Шеварднадзе в Грузии и по отношению к Абхазии и аб
хазскому народу.
Национальный терроризм – это метод борьбы народов, направленный на
создание собственного государства, т.е. бывают два варианта. Это когда наро
ды, не имеющие собственного государства, требуют независимости и берутся
за оружие. Сюда относится борьба курдов за создание Курдистана. А есть на
роды, которые борются за независимость, требуя восстановления исторической
справедливости. К таковым можно отнести и борьбу басков, проживающих в
Южной Франции и Северной Испании (исторически баски стремились к полной
самостоятельности) и борьбу ИРА (Ирландской республиканской армии), с по
мощью терактов в Великобритании добиться независимости Северной Ирлан
дии, которая существовала раньше. Однако часто бывает так, что национальный
терроризм идет бок о бок с государственным терроризмам, т.е. национальный
терроризм становится ответным на государственный терроризм. В качестве
примера можно привести североирландский терроризм. Очевидно, что в боль
шинстве случаев люди применяют террористические методы ввиду отсутствия
возможности легально отстаивать свои взгляды, бороться за их реализацию
мирными политическими методами. Отчаянное положение, нерешенность
проблем, отсутствие возможности обратиться хоть к кому-то в своем споре с
властями – вот главная причина возникновения национального терроризма.
Принято считать, что католики-националисты являются главными зачинщиками
террористических актов. Хотя в Северной Ирландии зафиксировано большое
количество и протестантских террористических организаций, имевших связи с
Британскими кругами. Акты насилия, исходящие со стороны католиков, являют
ся ответными на действия протестантских экстремистов. Протестанты, состав
ляющие большинство, заинтересованы в сохранении statusquo, т.е. Северной
Ирландии в составе Соединенного Королевства. Католическая часть населения,
http://�ctionbook.ru/author/andreyi_vladimirovich_snegirev/osnoviy_zashitiy_ot_terrorizma_
http://www.iicas.org/page.php?id 54
составлявшая меньшинство в Северной Ирландии, на протяжении существова
ния автономного государства с 1921 г. стремилась к объединению Ирландии,
и националисты-республиканцы, используя экстремистские, террористические
методы, отражали эти интересы.
Многие террористы-националисты утверждают, что они не террористы, а
борцы за свободу своего народа. Типичным примером является – Ирландская
Республиканская Армия, которая в 90-е годы заявила, что она отказывается от
террористических методов борьбы. Борьба за территорию и повышение своего
статуса (автономия, федерализм, независимое государство) является наиболее
долгосрочным фактором террористического насилия, т.к. априорно затрудня
ет поиск компромиссов сторонами конфликта. В британской прессе сложил
ся стереотип об ирландцах как о народе, тяготеющем к насилию. Так, газета
DAILYMIRROR в августе 1969 г. писала: «ирландцы имеют печальную тенденцию
в периоды политических осложнений использовать ружья и взрывчатку вме
сто избирательных урн»
. На самом деле насилие в Ирландии и терроризм как
его следствие большая трагедия ирландцев. Они осуществляются с подачи Бри
тании. И если ирландский террорист заслуживает безусловного осуждения за
свои действия, то Британия несет коллективную ответственность за ту политику,
против которой эти действия направлены. Насилие, зародившееся в Ирландии,
стало порождением ответного насилия, когда оформилась приверженность во
оруженным методам борьбы, сложилось представление об их исторической
оправданности. И не только на католических экстремистах лежит вина за все
эти года насилия, страха и беззакония в регионе.
Столкновения между экстремистами и в основном, между крайне негативно
настроенной молодежью из числа двух общин продолжаются по сей день на
границе двух кварталов на востоке города, населенного протестантами Нью
таунардс-роуд и населенного католиками Шорт-Стрэнда. В основном во время
стычек молодежи происходят уличные бои, которые проявляются в виде забра
сывания бутылок с зажигательной смесью. По данным полиции, в столкнове
ниях, происходивших с 20 июня 2011 года принимали участие около семисот
человек.
И, конечно же, хотелось бы выделить религиозный терроризм, который мож
но назвать самым опасным видом терроризма, основанным на религиозной не
терпимости. Это когда какие-либо вооруженные группировки, общины (католи
ки – протестанты в Северной Ирландии), исповедующие ту, или иную религию
ведут борьбу против государства.
К сожалению, сегодня терроризм превратился в один из символов совре
менного мира. Между тем, у каждого социума свое понимание такого явления
как терроризм. Поэтому то, что является очевидным преступлением для одних,
другим может видеться подвигом и целью всей жизни человека. Что касает
ся ирландцев (католиков), действия их рассматриваются Великобританией как
http://revolution.allbest.ru/political/00096532_1.html
http://newsru.com/world/22jun2011/�ght.html
террористические, тогда как они борются за создание единого государства, и
наоборот действия, осуществлявшиеся британской администрацией по отно
шению к народу Северной Ирландии в 60 – 70 гг. XX века можно отнести к
террористическим. Действия же грузинских террористических организаций на
территории Абхазии, которые осуществляли и осуществляют по сей день под
рывную деятельность, похищение людей, рассматриваются абхазкой стороной
как террористические.
Безусловно, можно сказать, что терроризм является угрозой во всех аспек
тах жизни современного человека. А страдают чаще всего ни в чем не по
винные люди.
Эта краткая преамбула необходима для того, чтобы показать всю сложность и
многоплановость проблемы, множество аспектов, требующих ее решения. Моя
задача – вполне конкретная. Я хочу на примере грузино-абхазского конфликта
приблизиться к небольшой части комплекса проблем, так или иначе связанных
с политическим или государственным терроризмом.
Одним из заметных проявлений этого явления стал грузинский терроризм,
который особо проявился в годы грузино-абхазской войны (1992-1993 гг.), а
затем и в последующие годы. Нападение пятимиллионной по численности на
селения Грузии на суверенную Абхазию противоречит Уставу ООН, принятому
Генеральной Ассамблеей ООН в 1974 году. По словам Шамба Т.М. «Агрессия
Грузии против Абхазии явилась результатом планирования агрессивной вой
ны (п.4, ст. 3) по характеру его развязывания и полномасштабного ведения на
территории другого государства а именно, наступления, нападения (п.7, 9, ст.3)
с использованием самолетов, ракет и др. тяжелой техники».
Одним из самых
явных примеров политики грузинского руководства, может служить следующее:
25 августа 1992 года, в 12 часов дня командующий грузинской оккупационной
группировкой в Абхазии полковник Каркарашвили, выступая по захваченному
Абхазскому телевидению (г. Сухум), заявил, что он не пожалеет 100 000 грузин
для уничтожения всего 97-ми тысячного абхазского народа, и, что абхазская
нация останется без потомков.
За этим выступлением и последовало уничтоже
ние и выселение населения из оккупированной зоны Республики Абхазия, раз
рушение жилых домов, исторических и культурных объектов, имеющих боль
шое значение для страны.
Министр же Грузии по делам Абхазии Гоги Хаиндрава в интервью француз
скому еженедельнику «Лео Монд дипломатик» говорил о том, что сломить в
Абхазии сопротивление можно, «уничтожив 10 тысяч абхазов – всех молодых
Целью же данной агрессии было – физическое истребление абха
зов и проабхазски настроенных граждан, депортация негрузинского населения
страны и упразднение государственности Абхазии.
Независимая Абхазия: проблемы и решения (Под редакцией Т.М. Шамба). 2007. – С.208, 209.
Отечественная война Абхазии и «грузинские беженцы». Документы и материалы. Т.1 //Со
ставитель, автор предисловия Ачугба Т.А. – Сухум. 2003. – С.217.
Хварцкия М. От лжи к правде об Абхазии. – Сухум. 2008. – С.163.
После военного поражения в Абхазии, грузинское руководство, придержи
вающееся той же идеологии, еще более усиливает террористическую (парти
занскую) войну против Абхазии и его народа. При этом, участники грузинских
военизированных формирований называют себя партизанами, тем самым,
стремясь предать своей деятельности легитимный характер, т.к. согласно «Де
кларации Мартенса», содержащейся в статье IV Гаагской конвенции, партизан
ская война рассматривается как правомерная
. Чего и добивалось грузинское
руководство. Однако действия диверсантов-террористов никак нельзя рассма
тривать как элементы партизанского движения, т.к. они направлены против
местного населения, усиления дестабилизации и напряженности в республике.
А для того, чтобы понять правомерность действий грузинских сил на территории
Абхазии, необходимо рассмотреть значение терминов «Партизанская война» и
«Терроризм» применительно к действиям грузинских вооруженных группиро
вок против Абхазии.
Терроризм часто считают синонимом партизанской войной. И это вполне
оправданно. Партизаны довольно часто применяют ту же тактику (убийства, по
хищения, подрыв общественных зданий, взятие заложников и т.д.) с теми же
целями (запугивание и принуждение, то есть оказание влияния на поведение
людей посредством страха), что и террористы. К тому же террористы, как и пар
тизаны, не носят ни специальной униформы, ни каких-либо знаков отличия и,
таким образом, зачастую неотличимы от мирных граждан. Однако, несмотря на
склонность смешивать и тех и других в одну общую категорию преступных лиц,
между ними существуют коренные различия.
П. Уилкинсон проводит очевидные различия между терроризмом и парти
занской войной по нанесению вреда гражданскому населению: «Партизаны
могут сражаться малой численностью и часто с недостаточным оружием, но они
могут и часто борются по правилам традиционной войны, беря и обменивая
пленных и уважая права невоюющего населения. Террористы не разграничива
ют используемые ими средства и часто прибегают к широкомасштабным убий
ствам, распространяя «всеобщий террор» на местное гражданское население
и даже убивая невинных иностранцев, которые, может, никогда и не посещали
родную страну революционеров...»
Как отмечают в министерстве иностранных дел Абхазии, «после окончания
грузино-абхазского конфликта руководство Грузии продолжает открыто под
держивать терроризм». Приводится факт, когда президент Грузии лично награ
дил грузинского террориста Левана Мамасахлиса государственной наградой
после того, как тот был отпущен из тюрьмы в Абхазии по личной просьбе вер
ховного комиссара Совета Европы по правам человека
. Выступая 18 сентября
в Совете Федерации, министр иностранных дел С.Лавров говорил о «готовно
Международное право: Учебник / Под ред. проф. Ф.И. Кожевникова. – 4-е изд., перераб. и
доп. – М.: Международ. отношения, 1981. – С.416
Wilkinson P. Terrorism & the Liberal State / P. Wilkinson. – Sec. ed. Basingstoke and L., P. 54
http://journal-neo.com/?q ru/node/6894
сти некоторых зарубежных покровителей готовить в Грузии диверсионно-тер
рористические группы для продолжения, так сказать, восстановления конститу
ционного порядка»
Уполномоченный Президента Грузии в регионе Имерети Темур Шашиаш
вили заявил как-то: «Мы не исключаем силовое решение грузино-абхазского
конфликта, но есть и другие пути…мы имеем деньги. Заслали в Абхазию ди
версионные группы, на местах людей имеем, первейшая задача – поссорить
абхазцев, они подерутся, побьют достаточно друг друга, силы иссякнут, а потом
мы придем, с нашим древнейшим словом «Гомарджоба!».
Как отметил в беседе с «Резонанси» председатель «Союза воинов» Рузген
Гогохия»
, «Если мы хотим вернуть потерянные территории в день надо убить
как минимум 2-3 апсуа-сепаратиста, чтобы заставить врага отказаться от своих
намерений, и чтобы он задумался, что ты сильнее. Когда такое происходит, он
никогда на переговоры не пойдет. Мирно решается то, что сегодня налицо».
Таким образом, грузинская террористическая деятельность, направленная на
возвращение Абхазии силовым путем, возросла в своих масштабах с 1996 г.
Будучи недостаточно сильными, чтобы взять Абхазию, данные группы дестаби
лизируют ситуацию и подрывают миротворческий процесс.
«Мхедриони» приобрели плохую славу, терроризируя население в Запад
ной Грузии. А доверие к ним еще более сильно ослабло поражением в Абхазии.
Но окончательно данная организация распалась, когда мхедрионовцы были об
винены в покушении на жизнь Шеварднадзе в августе 1995 г.
За время конфликта были созданы влиятельные грузинские террористи
ческие организации, которые еще более участили свои атаки с 1998 года, в
особенности в районе Галского района, а также в верхней части Кодорского
ущелья. Это «Монадире», «Лесные братья» и «Белый легион». Однако за время
конфликта было зафиксировано также присутствие таких иностранных наем
ников на стороне Грузии, как прибалтийцы, главным образом девушки – снай
перы («белые колготки»), а позднее – украинцы, волонтеры крайне национа
листической украинской организации УНА – УНСО (добровольческий корпус
«Арго»). Первое, что их привлекало так это деньги, которые предлагали грузины
военным специалистам, готовым принять участие в грузино-абхазской войне,
обещая при этом 60 тысяч рублей и 60 долларов в месяц. И второе, это желание
борьбы против ельциновской России
. Говоря о грузинских террористических
организациях, хотелось бы отметить, что их объединяла одна общая цель – вос
становление юрисдикции Грузии над Абхазией.
«Монадире» (груз.
– «Охотник») – вооруженное формирование,
созданное в Верхнем Кодорском ущелье сваном Эмзаром Квициани в 1992
г., во время грузино-абхазской войны, в качестве отряда народного ополчения.
Тактику бойцов отряда отличала особая жестокость в отношении абхазов. Так
http:// www.paricom.ru/index.php?p MC83&id 29904
http://www.abkhaziya.org/books/polit_stud/terror_gruziya.html
жидков С. Бросок Малой Империи. «Адыгея». – С.223.
же жестокость в отношении мирного населения выражалась в мародёрстве,
которое в свою очередь было обусловлено присутствием в составе отряда уго
ловников, кроме того, отряд составляли этнические грузины. Отряд, который
уже позже получает наименование батальона, с 25 июля 1998 г. перешел в
подчинение Минобороны Грузии, получая при этом зарплату из его бюджета (в
среднем около 160 лари).
Однако, в апреле 2005 г. Миноборона Грузии пере
стала финансировать отряд и распустила его, что в итоге стало одной из причин
конфликта Квициани с правительством, завершившегося проведением в Кодор
ском районе спецоперации грузинских войск и полиции в июле-августе 2006 г.
«Лесные братья» – самый крупный отряд грузинских террористов, находив
шихся в лесах западногрузинского региона Самегрело, что в непосредственной
близости от административной границы с Абхазией. Основатель этого бандфор
мирования Дато Шенгелия. Другая не менее важная террористическая органи
зация – «Белый легион», ее главарь Зураб Самушия. Они были созданы при не
посредственном участии грузинской стороны. Финансирование шло из разных
структур, в том числе из бюджета страны, т.е. Грузии, но проходило это в строгой
секретности. Однако впоследствии грузинские власти отошли от «Белого леги
она», потому что сам Зураб Самушия стал неуправляемым для них. Интересно
отметить, что Зураб Самушия в свое время работал в структурах министерства
обороны Грузии, но затем он ушел из вооруженных сил. Своей главной задачей
эти группировки считают восстановление юрисдикции Грузии над Абхазией. На
блюдатели отмечали улучшение координации боевых операций и повышение
качества вооружений у террористов, начиная с 1997 г. Усиление террористиче
ской (партизанской) деятельности в начале 1998 г. явилось важным фактором
возобновления военных действий в мае 1998 г
Как известно, «Лесные братья» и «Белый легион» имели непосредственное
отношение к майским событиям 1998 г., повлекшими большое количество жертв,
очередной массовый исход беженцев из Галского района. Конфликт также из
вестен под названием Шестидневная абхазская война (20 – 26 мая 1998 года).
Согласно абхазским источникам приблизительно 300 грузинских террористов
(партизан) незаконно переместились в Галский район Абхазии и начали при
готовления к крупномасштабной подрывной миссии. Однако, 25 мая в г. Гагра
был подписан протокол «О прекращении огня, разведении вооруженных фор
мирований и гарантиях по недопущению силовых действий», предусматрива
ющий, в частности, расформирование «Белого легиона» и «Лесных братьев». В
целях обеспечения контроля, за выполнением взятых сторонами обязательств,
должны были быть созданы специальные группы из представителей сторон,
Миссии военных наблюдателей ООН и КСПМ СНГ. Также абхазская сторона обя
зывалась не допускать противоправные силовые действия в отношении мирно
го населения Галского района. Грузинская же сторона обязывалась принять эф
http://www.rosoomedi.info/?p 227#more-227
Accord. Проблема суверенитета: грузино-абхазский процесс мирного урегулирования, Кон
силиэйшнРисорсиз. – Лондон, 1999, – Москва. «Глобус». 2000 – С.113 – 114.
фективные меры по пресечению проникновения в Абхазию террористических
и диверсионных групп, вооруженных формирований и лиц
. Однако грузинская
сторона не изменила своей традиции и в очередной раз нарушила условия со
глашения. Спустя буквально полтора месяца – после очередного теракта против
российских миротворцев – МИД РФ заявил, что в случае повторения подобных
действий будет рассмотрен вопрос о целесообразности дальнейшего пребы
вания «голубых касок» в зоне грузино-абхазского конфликта. МИД РФ также
выступил с критикой заявлений руководителей парламента Грузии в поддерж
ку боевиков «Белого легиона», угрожавших российским миротворцам, а также
назвал «абсолютно не отражающими действительность» попытки представить
«Белый легион» или «Лесных братьев» в качестве организаций, «не связанных
и непосредственно не руководимых спецслужбами Грузии»
Не было проведено никакого официального расследования предполагае
мого соучастия официальных грузинских лиц в вооружении и обучении этих
групп, и не были приняты меры к задержанию известных лиц, замешанных в
этом деле
Руководство Абхазии неоднократно обращало внимание ООН и посредни
ков на главный дестабилизирующий фактор в регионе – действия грузинских
террористических формирований. Однако со стороны Международного сооб
щества не следовало никаких мер, осуждающих Грузинское руководство. На
оборот, Грузия была принята в Совет Европы, при этом активно готовясь стать
членом Североатлантического альянса.
Таким образом, бездействие Международного сообщества можно расценить
как негласное поощрение грузинского терроризма (партизанской войны).
Не
обходимо отметить то, что Грузией практически открыто осуществлялась поли
тика государственного терроризма, которая никак не отражалась в докладах
ООН, которой следовало бы применить определенные санкции по отношению
к Грузии. Налицо прослеживается политика двойных стандартов. Как известно,
ООН является главным центром глобального противостояния терроризму. Од
нако не всегда и не везде проявляется это противостояние, лишь в тех случаях,
где это выгодно ООН в лице США.
Как известно, 25 июля 2006 года в верхней части Кодорскго ущелья была
начата крупномасштабная операция под командованием министров внутрен
них дел и обороны Грузии, что являлось грубым нарушением Московского со
глашения о прекращении огня и разъединении сил 1994 года
. Однако не все
террористические группы Грузии поддержали центральные власти страны. К
http://www.mfaabkhazia.net/ru/node/268
http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2004/08/m30973.htm
Accord. Проблема суверенитета: грузино-абхазский процесс мирного урегулирования, Кон
силиэйшн Рисорсиз. – Лондон, 1999. – Москва. «Глобус». 2000 – С. 114.
Внешняя политика Республики Абхазия в период построения независимого государства
(1990-2000 гг.) / http:// www.abkhaziya.org/books.html
Конфликты в Абхазии и Южной Осетии: документы 1989 – 2006 гг. /Составление и коммен
тарии М.А. Волхонского, В.А. Захарова, Н.Ю. Силаева. – М.: НП ИД Русская панорама, 2008. – С.496.
примеру, террористическая организация «Охотник», под командованием свана
Эмзара Квициани, выступила против этой операции. Квициани даже был объ
явлен в розыск грузинскими властями, и за его голову была назначена награда
в 55 тысяч долларов.
Генеральная прокуратура Грузии возбудило уголовное дело против бывшего
уполномоченного президента в Кодорском ущелье Эмзара Квициани, также он
обвинялся в создании незаконного вооруженного формирования, приобрете
нии и использовании огнестрельного оружия
Тем временем министр иностранных дел республики Абхазия Сергей Шамба
заявил, что власти Грузии начали охоту за неугодными политическими деятеля
ми, прикрываясь операцией по задержанию лидера мятежников в Кодорском
ущелье Эмзара Квициани.
В видеообращении к населению Грузии, показанном по Абхазскому госу
дарственному телевидению, лидер сванских бунтарей заявил: «Я обращаюсь
к Саакашвили и всем тем, кто направил обманным путем войска в Кодорское
ущелье, убрать их оттуда во избежание кровопролития, иначе их оттуда будут
выносить». Касаясь грузино-абхазского конфликта, Квициани сказал, что сам
воевал против Абхазии в 1992-93 годах, а теперь признает это ошибкой. «От
ношения с абхазами и осетинами нужно регулировать исключительно мирным
путем», – заявил он. Однако власти Грузии, по его словам, «активно готовятся к
войне, которая может стать самым худшим результатом для нынешних властей
Грузии и для грузинского народа»
. Однако 27 июля 2006 года президент Гру
зии М. Саакашвили объявил о завершении спецоперации, и о переводе базиру
ющегося в Тбилиси правительства Автономной республики Абхазии в верхнюю
часть Кодорского ущелья. Проблема непокорных сванов во главе с Э. Квициани
была использована как предлог. Конечно же, одной из главных целей Грузии
было фактически вернуть хотя бы небольшую часть Абхазии с «Абхазским пра
вительством в изгнании». 26 декабря 2006 года Министерство иностранных
дел Абхазии распространило заявление, в котором призвало международное
сообщество обратить внимание на террористическую угрозу, исходящую от Гру
зии. Однако, как следовало ожидать, никаких действенных мер по отношению к
Грузии не поступило со стороны ООН.
Интересно отметить, что с 10 апреля 2007 года правительство Абхазии в
изгнании в Кодорском ущелье (Верхняя Абхазия) имело 300 полицейских, быв
ших военнослужащих грузинских внутренних войск
Вообще как во внешней, так и во внутренней политике режима Саакашвили
особое место занимает проблема грузинского государственного терроризма на
территории Абхазии и Южной Осетии. Как отмечалось выше, одним из самых
http://www.newsru.com/world/26jul2006/4hours.html.
http://www.newsru.com/world/31jul2006/kod.html.
http://www.newsru.com/world/01nov2006/kwitziani.html.
Цыганок А.Д. Война на Кавказе, 2008: русский взгляд. Грузино-осетинская война 8 – 13
августа 2008 года. – М.: АИРО – XXI, 2010. – С. 60.
опасных, и трудно прогнозируемых явлений современности, приобретающем в
XXI в. все более разнообразные формы становится терроризм. Но в данном
случае речь идет именно о грузинском государственном терроризме по отно
шению к Абхазии и Южной Осетии, как главном факторе «в создании страха и
ужаса среди абхазского и юго-осетинского населения», дестабилизации обста
новки в республиках в целом
.
Как полагает руководитель отдела Кавказа Института стран СНГ, «боевые дей
ствия в Галском районе, по сути дела, никогда не прекращались. Они как бы идут
волнами. Раньше боевые действия были в Кодорском ущелье. Потом они затихли»
В июне – июле 2008 г. в зоне грузино-абхазского конфликта произошла се
рия взрывов, повлекших ранение и гибель нескольких мирных граждан.
Сталкиваясь с таким жестоким произволом как государственный терроризм,
государство согласно международному праву имеет возможность использо
вать какие-либо меры для защиты себя и своих граждан. Однако, при этом, не
обходимо сохранить определенные грани, дабы не опуститься до уровня тер
рористов. Проведение контртеррористических вооруженных действий должно
проводиться при минимальном использовании силы. И, наверное, главное тре
бование к применению силы либеральным государствам является доктрина ми
нимальной силы, что и применяло абхазское руководство к террористическим
организациям Грузии до августа 2008 года. Однако, сегодня на фоне борьбы
с терроризмом можно наблюдать такую картину, как государства сталкиваются
с проблемой решения данного вопроса самостоятельно, т.к. их права оказы
ваются ограниченными как международным, так и внутренним правом, а в от
ношении лиц, осуществляющих насилие, таких ограничений не существует, – по
крайней мере, для террористов.
Безусловно, террористами не рождаются, их выращивают тираны, диктаторы,
прикрываясь суверенитетом. Для многих правителей суверенитет выглядит в
качестве некого прикрытия, за которым они делают все, что угодно со своими
народами, а также с неугодными им государствами.
Т.е. правитель устанавливает свой «особый порядок», в рамках которого пре
следуются инакомыслящие специальными силами, оказывая при этом давле
ние на не согласных, подавляя помимо того социальный протест. При этом
мировое сообщество в лице ведущих держав, если им это неугодно, никак не
реагируют на происходящие события, проявляя известную всем политику двой
ных стандартов. Достаточно вспомнить ситуацию в Северной Ирландии, когда
руководство Великобритании проводило политику уничтожения и угнетения
ирландского народа. И при этом не принимались абсолютно никакие меры по
предотвращению такой вот политики угнетения. Оправданием чему служил тот
самый суверенитет, который в соответствии с международными нормами не
позволяет вмешиваться во внутренние дела государств, когда, конечно же, не
угодно, и не выгодно ведущим государствам.
http://journal-neo.com/?q ru/node/6894.
Там же.
Однако, необходимо всегда помнить о том, что террор порождает ответный
террор.
Всякое безвыходное положение подталкивает к действиям, способным вы
вести из тупиковой ситуации. Не имея возможности противостоять диктаторам,
подчинившим себе все сферы жизнедеятельности страны, люди начинают при
бегать к террору как способу решения своих политических, религиозных или
этнических проблем.
Особая причина, порождающая терроризм – национально-освободительная
борьба этносов. Не признание государством прав этих народов на самоопреде
ление приводит к конфликтам, которые в итоге могут порождать терроризм. К
примеру, ирландцы Ольстера, хорваты Югославии – те этносы, которые вынуж
дены были взяться за оружие, дабы решить все свои проблемы.
Исходя из вышесказанного, террористические акты, осуществлявшиеся и
осуществляющиеся по сей день, в виде подрывов общественных мест, похище
нии людей, с подачи государства Грузии можно смело отнести к государствен
ному терроризму.
В рамках механизма по предотвращению и реагированию на инциденты
(МПРИ) в г. Гал регулярно проводятся встречи между абхазской и грузинской
сторонами в присутствии международных наблюдателей.
Безусловно, напрашивается вопрос: так как же можно бороться с таким яв
лением, как терроризм?
Ясно, что человечество должно объединить свои усилия по борьбе с терро
ристической опасностью. А, в первую очередь, это предполагает борьбу с прояв
лениями диктатуры в любых ее проявлениях. Вероятно, единственным выходом
из такой сложной ситуации является принятие концепции ограниченного суве
ренитета, что предполагает под собой то, что принципы прав и свобод человека
должны быть воздвигнуты в ранг транснациональных и соблюдаться абсолютно
всеми государствами без исключений. Государство суверенно во всем, кроме
вопросов соблюдения прав и свобод человека. В случае возникновения мас
совых нарушений прав человека, должны применяться ограничения по отно
шению к правительствам этих стран, включая и военные меры воздействия со
стороны международного сообщества. Сегодня и как всегда право любого че
ловека быть свободным, открыто выражать свои мнения, выбирать свою власть
должно стать во главе угла. Это единственно реальный путь покончить с угро
зой международного терроризма.
Но, что самое главное, по-моему мнению, так
это отказаться постоянным членом СБ ООН от политики двойных стандартов,
тогда может быть мы сможем, слаженно бороться против такого явления как
терроризм. Степень успеха антитеррора зависит от интересов ведущих геопо
литических факторов, которые должны менять свою политику в русле диалога
цивилизаций, принятия целей устойчивого развития.
http://www.iicas.org/page.php?id 54.
Э. Р. Агумава
ТР
СФОРМ
ЦИИ
ОЛИТИКИ
ОССИИ В
ЗЬЕ
В 90
Е ГОДЫ XX В.
РИМЕРЕ АБХ
За последнее время появилось достаточно большое количество исследова
ний, публикаций, посвященных теме грузино-абхазского конфликта в 90-е годы
XX века и роли России в этом противостоянии, где обнаруживаются порой ее
неоднозначные действия. Этот вопрос рассматривался в работах ряда исследо
вателей – С. Лакоба, В. Чирикба, С. Шамба, С. жидкова.
Распад Советского Союза привёл к возникновению новой страны, которая
утратила статус сверхдержавы и лишилась значительных территорий, состав
лявших некогда часть мощного государства, оказалась в новой геополитической
ситуации. В интересах своей собственной безопасности Россия была вынужде
на принимать непосредственное участие в разрешении военных конфликтов
на территории бывшего СССР. Анализируя политику Российской Федерации, в
частности, в грузино-абхазском вооруженном конфликте, в военный и поство
енный периоды, исследователи отмечают ее непоследовательность, а порой и
противоречивость. Позиция Ельцина менялась под влиянием многих факторов.
С одной стороны, он пытался втолкнуть Абхазию в состав Грузии, и тем самым
оставить последнюю в орбите своего влияния, через вступление Тбилиси в СНГ.
С другой стороны, он использовал Сухум в качестве инструмента для давления
на Грузию. Закавказье был и остается объектом жизненно важных интересов
российского государства, поскольку это связано, в первую очередь, с обеспече
нием ее национальной безопасности. Юг Кавказа для Москвы традиционно яв
ляется стратегической точкой на постсоветском пространстве, поскольку терри
тория Закавказья имеет хорошую инфраструктуру – это аэропорты, порты, же
лезнодорожные ветки. Более того, в перспективе через Закавказье может пойти
транспортировка Каспийской нефти на Запад в обход России, что, конечно же,
не может не волновать руководство Российской Федерации. Кавказ своим ме
сторасположением прельщает множество региональных и мировых игроков. В
этой связи Москве просто необходимо быть ключевым игроком в регионе, о
чем в феврале 1993 года заявил министр обороны П.Грачев: «ближнее зарубе
жье – сфера стратегических интересов России»
При этом Российской Федера
ции необходимо создать пояс дружественных государств по периметру своих
границ. В «Концепции национальной безопасности РФ» отмечается: «Угроза
возникновения или обострения в государствах-участниках СНГ политических,
Лакоба С.З. Абхазия де-факто или Грузия де-юре (О политике России в Абхазии в постсовет
ский период 1991-2000 гг.) . – Хоккайдо 2001. – С. 50
этнических, экономических кризисов, способных затормозить или разрушить
процесс интеграции, приобретает для нашего государства особое значение. РФ
крайне важно становление этих стран как дружественных, независимых, ста
бильных и демократических»
Абхазия, как и любая другая страна Кавказа, находится в орбите российских
военно-политических, экономических и культурных отношений.
Она занимает выгодное положение вдоль транскавказского коридора, со
единяя Российскую Федерацию с Грузией, Арменией, Азербайджаном и т.д.
железная дорога из Сочи, также проходящая по территории Абхазии, соединяя
российскую железнодорожную систему с восточной Грузией с ответвлениями
на порты Черного моря, Поти и Батуми образует жизненно важную систему для
стран региона
Как отмечает учёный С.Лакоба, Абхазия после развала СССР пережила не
сколько сложнейших этапов в условиях передела мира.
1-й этап
охватывает период с декабря 1991 по сентябрь 1994 г. и тес
но связан с первым разделом постсоветского пространства в Закавказье. Он
включает в себя следующие характеристики – монопольное главенство России
в Закавказье;
– управление грузино-абхазской войной и ее манипулирование в 1992-
1993 гг.
- практическое невмешательство США и стран Европы в политику России в
ее ближнем зарубежье;
– недооценка грузинским руководством геополитического фактора в 1993
г. и как следствие
– вступление Грузии в СНГ и ее возврат в сферу влияния России.
2-й этап
охватывает период с сентября 1994 по осень 1999 г. Он характе
ризуется относительно мирным периодом, когда все конфликты в Закавказье
были на время заморожены. В сентябре 1994 г. западные нефтяные компании
подписали с правительством Азербайджана «контракт века» о поставках ка
спийской нефти в обход России и Ирана. Тогда же США и страны Европы откры
то заявили о своих стратегических интересах в Закавказье в связи с большими
запасами энергоносителей и отказались признавать Южный Кавказ исключи
тельно российской сферой влияния. К концу 1994 г. повсеместно оформился и
процесс политического урегулирования конфликтов в Закавказье. В то же вре
мя продолжалось тайное соперничество России и США в регионе, особенно по
вопросу транспортировки каспийской нефти; по проблеме Евразийского транс
портного коридора через Грузию
Есть веские основания полагать, что в самом начале грузино-абхазского во
оруженного конфликта Россия оказывала Грузии военно-политическую под
держку. Так, например, по Ташкентскому соглашению от 15 мая 1992 года Тби
Концепция национальной безопасности РФ. 10 января 2010г. Источник www.scrf.gov.ru
Грунин В.Ф. Абхазия: цена независимости. Источник www. psou. Narod.ru/history.
Лакоба С.З. Абхазия после двух империй XIX–XXI вв. – Саппоро 2004. – С. 6.
лиси получила: 220 танков, самолеты, артиллерийские системы, вертолеты и
т.д.»
Однако
Грузия на тот момент не являлась членом СНГ и не имела юриди
ческих оснований на получение этой квоты. В свое время В.Г.Ардзинба отме
чал: «Можно выразить абсолютную уверенность в том, что российская разведка
прекрасно знала о том, что эти войска войдут в Абхазию»
24 июня 1992 года
в Сочи между Россией и Грузией было подписано Коммюнике, по которому сто
роны обязывались решительно пресекать деятельность «незаконных военных,
полувоенных и самовольно образованных отрядов и групп на территории под
их юрисдикцией». В конечном итоге эти соглашения между Москвой и Тбилиси
сделали войну против Абхазии неизбежной
Москва в тот период рассматривала Грузию в качестве своего главного плац
дарма и ближайшего союзника в регионе, преследуя цель вхождения Грузии в
СНГ, поскольку являлась неформальным лидером содружества и, по сути, кор
ректировала ее политику. При помощи Тбилиси Россия хотела восстановить
контроль над потерянным после развала СССР Закавказьем. Следует отметить,
что Абхазия в тот момент не представляла большого интереса со стороны Рос
сийского государства. В свою очередь перед самым началом войны Председа
тель Верховного Совета Абхазии В.Ардзинба посетил Турцию, где встретился
с абхазской диаспорой. Абхазии, в свете разворачивающихся событий, было
необходимо заручиться поддержкой в возможном противостоянии с Тбилиси.
которая все больше накаляла обстановку в регионе. Делегацию Абхазии встре
тили шествиями с флагами Горской Республики и Республики Абхазия, более
того в тот период Сухум стал уже столицей КНК. Эта поездка в Турцию и актив
ность горцев вызвала в Москве большое раздражение
Уже после начала вооруженного столкновения 3 сентября 1992 года в Мо
скве прошли первые переговоры между сторонами в конфликте, где Россия
изначально не зарекомендовала себя как справедливый арбитр. Переговоры
заложили основы подозрительного отношения абхазской стороны к посредни
честву Москвы.
Документ, подготовленный российским МИД Козыревым, зани
мавшем откровенно антиабхазскую позицию, был крайне не выгоден, посколь
ку легитимировал присутствие грузинских войск на территории Абхазии. Более
того, было оказано сильнейшее давление на абхазскую делегацию. Сухум не
был признан в качестве полноценной (официальной) стороны на переговорах.
Дальнейшие действия Российской Федерации порождали недоверие к партне
рам по переговорам
Лакоба С.З. Абхазия де-факто или Грузия де-юре (О политике России в Абхазии в постсовет
ский период 1991-2000 гг.). – Хоккайдо. 2001. – С. 22.
Ардзинба В.Г. Сборник интервью и выступлений. – Сухум 2011. – С. 75.
Студеникин А.Л. Внешняя политика РА в период построения независимого государства. – Су
хум. 2002. Источник www.abkhaziya.org/book.
Лакоба С.З. Абхазия де-факто или Грузия де-юре (О политике России в Абхазии в постсовет
ский период 1991-2000 гг.). – Хоккайдо. 2001. – С. 31.
Акаба Н.Н., Хинтба И. Трансформациия грузино-абхазкого конфликта осмысление парадиг
мы. – Сухум. 2011. Источник www.apsnypress. Info/news.
Несмотря на это, в разгар военных действий 23 марта 1993 года имел место
случай, когда народ Абхазии, находясь в тяжелейших условиях, обратился к Пре
зиденту и Государственной Думе РФ с просьбой рассмотреть вопрос о принятии
ее в состав России. Аналогичная попытка была предпринята еще раньше, до на
чала военных действий. Обращение было единодушно поддержано всем много
национальным народом республики. «Мы еще раз обращаемся к руководству
Российской Федерации с просьбой о принятии нас под покровительство», – гово
рилось в обращении, которое подписали Всемирный конгресс абхазо-абазинско
го народа, Айдгылара, Совет старейшин, Народная и Коммунистическая партии,
республиканский Совет ветеранов и т.д.
Но в тот момент Российские власти не
пошли на этот шаг по многим причинам внешнего и внутреннего характера.
В самом конце войны, после наступления абхазских войск на Сухум 16 сен
тября 1993 г., Российская Федерация 20 сентября впервые ввела в отношении
Абхазии экономические санкции, отключила электроэнергию, перекрыла гра
ницу по реке Псоу. Надо подчеркнуть, что после начала вооруженного кон
фликта и на всем его протяжении Россия довольно успешно им управляла, ино
гда лишь корректируя свои позиции и приспосабливаясь к новым изменившим
ся обстоятельствам. Противоборствующие стороны в свою очередь находились
в жесткой зависимости от поставок российского вооружения и боеприпасов,
которые получали из одних рук
30 сентября 1993 года завершилась грузино-абхазская война. Руководству
страны было необходимо, в первую очередь, удержать факт военной победы,
выработав стратегию ведения переговоров, которые должны были начаться
в конце ноября в женеве. Ситуация в самой Грузии после войны оставалась
крайне тяжелой. В октябре 1993 года в Мингрелии поднялось восстание против
центральных властей в Тбилиси. Э.Шеварднадзе понимал, что это может дать
мощный толчок к распаду государства, и по этой причине обратился к Б.Ельцину
за российской военной поддержкой, поскольку подавить мятеж своими сила
ми не представлялось возможным. Помощь Шеварднадзе была оказана, но на
определенных условиях в обмен на вступление Грузии в СНГ. Шеварднадзе ни
чего другого не оставалось, как принять условия России в качестве платы за
удержание власти и сохранение единства страны.
8 октября 1993 года в Москве
состоялась встреча лидеров Грузии, Армении и Азербайджана, на которой Ше
варднадзе подписал договор о присоединении Грузии к СНГ, а 9 октября 1993
года было принято соглашение «О правовом статусе российских войск в Гру
зии», по которому Россия сохраняла здесь военное присутствие, возобновляла
аренду военно-морской базы в Поти. В Грузию также вводились и две дивизии
с бригадой
Задача была решена, Грузия стала очередным членом СНГ, а конец
1993 года стал годом закрепления власти России в Закавказье.
Республика Абхазия, №31 (434), 19-21 апреля 1995 г.
Лакоба С.З. Абхазия де-факто или Грузия де-юре (О политике России в Абхазии в постсовет
ский период 1991-2000 гг.). – Хоккайдо. 2001. – С. 3.
жидков C. Бросок малой империи. – Майкоп. 1994. – C. 342.
6 ноября 1993 года войска Грузии, воодушевленные российской военной
поддержкой, подошли к границам Абхазии и решили возобновить военные
действия. Из уст Шеварднадзе потекли реваншистские заявления. Однако 9
ноября Российский МИД строго предостерег грузинское руководство от этого
опрометчивого шага. Во-первых, главная цель Москвы была достигнута, Грузия
стала членом СНГ. Во-вторых, особенность грузино-абхазского конфликта со
стояла в том, что он вызывал напряженность у этнически родственных к абха
зам народов Северного Кавказа, и этот фактор серьезнейшим образом влиял
на политику Кремля. Все это не отвечало интересам Москвы, ей не нужна была
новая война. Ввиду данных обстоятельств, Тбилиси стал искать новые пути пе
ресмотра своих отношений с Россией с целью гарантировать свою территори
альную целостность и вновь овладеть Абхазией.
В конце ноября 1993 года в женеве стартовал переговорный процесс под
эгидой ООН, при содействии РФ и участии СБСЕ (ныне ОБСЕ), где стороны обя
зались не применять силу на время ведения переговоров, создать условия для
возвращения беженцев в Галский район и произвести обмен военнопленными.
Тогда Москва частично сняла экономические санкции, введенные в отношении
Абхазии 20 сентября 1993 года
Стратегический интерес России, на начавшихся переговорах, состоял в
том, чтобы МС и процесс мирного урегулирования находились под ее чут
ким контролем, тем самым Москва могла воздействовать на обе стороны в
конфликте, влияя на ситуацию в регионе. Российское государство стреми
лось к признанию
международным сообществом ее роли как гаранта мира
в бывших
государствах Советского Союза. В январе – феврале 1994 года в
ходе
переговоров был поставлен вопрос о возможном осуществлении Рос
сией миротворческой операции, в которой Москва была крайне заинтере
сована для получения международного мандата
Москва с самого нача
ла переговорного процесса стала играть двойную посредническую роль. С
одной стороны, выступая самостоятельно, она проводила как двусторонние,
так и совместные встречи со сторонами в конфликте. С другой стороны, она
играла важную роль в рамках многосторонних форумов СНГ и ООН, а также,
как член Группы Друзей Генерального секретаря ООН по Грузии. Она смогла
инициировать двусторонние переговоры на высоком уровне по ключевым
вопросам, разделяющим обе стороны. Российское посредничество иногда
смывало грань между влиянием и давлением, подталкивая стороны к уступ
кам отчасти в поиске решения, но также и для того, чтобы сохранить ини
циативу в своих руках. С начала переговорного процесса Россия активно
поддерживала Тбилиси. заверяя о территориальной целостности в границах
бывшей Грузинской ССР.
Лакоба С.З. Абхазия де-факто или Грузия де-юре (О политике России в Абхазии в постсовет
ский период 1991-2000 гг.). – Хоккайдо. 2001. – С. 68.
Лакоба С.З. Абхазия де-факто или Грузия де-юре (О политике России в Абхазии в постсовет
ский период 1991-2000 гг.). – Хоккайдо. 2001. – С. 70.
3 февраля 1994 года в Тбилиси в торжественной обстановке между Б.Ель
циным и Э.Шеварднадзе был подписан российско-грузинский договор о друж
бе, добрососедстве и сотрудничестве. В одном из пунктов договора Россия обя
зывалась содействовать становлению грузинской армии, а также признавала
ее территориальную целостность. Грузия же в свою очередь отдавала в поль
зование России ряд военных баз. После подписания договора В.Ардзинба дал
комментарий, где заявил следующее: «Этот договор содержит статьи о пере
даче Грузии вооружений, оказание ей помощи в реорганизации армии. Таким
образом, повторяется ситуация, которая уже была в 1992 году, когда по Таш
кентскому соглашению Грузия получила вооружение, после чего сразу же раз
вязала агрессию. Сегодня, беря на себя обязательства вооружать Грузию, Россия
опять дает ей карт-бланш на ведение войны. Многие политические силы в са
мой России высказались против договора. Было обращение всех фракций Госу
дарственной Думы накануне поездки президента Ельцина в Тбилиси. в МИД-е
собирали всех руководителей Северо-Кавказского региона, которые также от
рицательно отнеслись к предстоящему подписанию, было обращение целого
ряда членов Совета Федерации. Я хотел бы подчеркнуть, что в случае начала
боевых действий со стороны Грузии ответственность за это ложится и на тех, кто
обеспечил подписание российско-грузинского договора. Определенные круги
в России занимают странную позицию в отношении безопасности собственной
страны, проводят политику скорее в интересах Запада, чем самой России. За
паду ведь не нужна ни сильная Грузия, ни сильная Россия, он просто использует
сложившуюся у нас ситуацию для того, чтобы усилить собственное влияние и
даже присутствие в этом регионе»
Также свои комментарии радио «Эхо Москвы» дал и С. Джинджолия, не
посредственный участник переговорного процесса, где заявил: «Против кого
это направлено сомнений нет. Пока не решен вопрос политического статуса
Абхазии и не решены проблемы между Абхазией и Грузией, данные действия
могут осложнить ситуацию на переговорах в женеве. Россия все же посредник
на переговорах, и заняв одностороннюю позицию, она ставит Абхазию в очень
трудное положение»
. После подписания данного договора Э. Шеварднадзе на
сессии Верховного Совета Грузии заявил, что договор с РФ Грузии нужен для
того, чтобы получить оружие для продолжения войны. В итоге Россия официаль
но получила три сухопутных базы у южных границ республики в Батуми, Вази
ани и Ахалкалаки, а также три черноморских порта в Батуми, Поти и Очамчыра,
а также военный аэродром в Абхазии
Фактически состоялся торг: военные базы в обмен на Абхазию. Очередная
цель Москвы была достигнута. По верному замечанию исследователя В. Чирик
ба, Грузия попыталась решить проблему Абхазии путем сепаратных военных
Ардзинба В.Г. Сборник
интервью и выступлений. – Сухум. 2011. – С.121-122.
Республика Абхазия, №14 (226), 4 марта 1993 год.
жидков C. Бросок малой импе
рии. – Майкоп. 1994. – C. 358
соглашений с Россией и усиления политического давления на Абхазию
Этот
договор не прибавил доверия абхазской стороны к российскому посредниче
ству, поскольку выглядел как подтверждение стратегической ставки России на
Тбилиси в грузино-абхазском противостоянии
Договор спровоцировал Гру
зию в тот же день начать обстреливать абхазских пограничников, с целью за
Однако, следует особо отметить, что договор с Грузией оказался мертворож
денным, так как не был ратифицирован российским Парламентом.
4 апреля 1994 года в Москве состоялось подписание «Заявления о мерах по
политическому урегулированию грузино-абхазского конфликта».
Данный документ помимо сторон в конфликте подписали представители
России, ООН и СБСЕ в присутствии Генерального секретаря ООН, министра ино
странных дел России и западных дипломатов. В нем отмечалось, что Абхазия
имеет свою конституцию и законодательство, парламент и правительство, соот
ветствующие государственные символы. Стороны договорились о полномочиях
для совместной деятельности во внешней политике, пограничной службе, та
можне и т.д. Заявление призывало восстановить прерванные государственно-
правовые связи и наметило контуры будущего совместного государства. Все это
было расценено Сухумом как конфедеративная модель. Представитель Абхазии
на переговорах Анри Джергения подчеркнул: «Грузия фактически признала су
веренитет Абхазии».
14 мая 1994 года было подписано еще одно Соглашение о прекращении
огня и разъединении сил. По итогам соглашения на грузино-абхазской границе
с согласия обеих сторон вводился российский военный контингент, после того
как противоборствующие стороны отведут свои войска на 6 км по обе стороны
реки Ингур.
Совет глав государств – участников Содружества Независимых Государств
подписал решение об использовании Коллективных сил по поддержанию мира
в зоне грузино-абхазского конфликта.
В связи с просьбой абхазской стороны от 15 мая и грузинской стороны от 16
мая 1994 года о скорейшем размещении в зоне конфликта Коллективных сил
по поддержанию мира государств-участников СНГ и в соответствии с Соглаше
нием о прекращении огня и разъединении сил, подписанным сторонами 14 мая
1994 года, решили следующее:
Пункт 1.
Разместить в зоне грузино-абхазского конфликта Коллективные
силы по поддержанию мира, состоящие из воинских контингентов заинтере
сованных государств-участников Содружества в количестве 2,5-3 тыс. человек,
а также военных наблюдателей… При этом исходить из того, что основой кол
Лакоба С.З. Абхазия де-факто или Грузия де-юре (О политике России в Абхазии в постсовет
ский период 1991-2000 гг.). – Хоккайдо. 2001. – С. 72.
Акаба Н.Н., Хинтба И. Трансформациия грузино-абхазского конфликта: осмысление парадиг
мы. – Сухум. 2011. Источник www.apsnypress. Info/news
Апсныпресс. 04.02.94 г. Папка № 4. – С. 27.
ных сил будет, уже находящийся в Республики Грузия в зоне конфликта,
сийский воинский контингент.
Пункт 2.
Командующим Коллективными силами по поддержанию мира на
значить представителя Вооруженных сил РФ.
Пункт 3.
Перед КСПМ стоят следующие задачи: а) обеспечение строгого со
блюдения прекращения огня, установление мира и предотвращение возобнов
ления военных действий в зоне конфликта путем разъединения вооруженных
формирований конфликтующих сторон; б) создание условий для безопасного
и достойного возвращения людей, покинувших зону конфликта в районы их
прежнего постоянного проживания и выполнения других положений Четырех
стороннего соглашения о добровольном возвращении беженцев и перемещен
ных лиц от 4 апреля 1994 года, в том числе деятельности четырехсторонней
Комиссии, создаваемой в соответствии с упомянутым Соглашением; в) наблю
дение за выполнением сторонами достигнутых между ними договоренностей, в
частности от 1 декабря 1993 года, 13 января 1994 года, 4 апреля и 14 мая 1994
годов (все назвать напр. Меморандум о понимании и т.д.)
Подписано главами государств-участников СНГ
. После подписания страна
ми Содружества решения об использовании коллективных сил по поддержа
нию мира в зоне грузино-абхазского конфликта в Н. Афон прилетели зам. мини
стра иностранных дел РФ Б. Пастухов и генерал Российской армии Кондратьев.
Прошли встречи с В. Ардзинба, С. Лакоба, С. Джинджолия, А. Джергения. Был
обсужден проект проведения операции по поддержанию мира в Абхазии и ус
ловия размещения и нахождения международных миротворческих сил вдоль
грузино-абхазской границы
21 июня 1994 года решением Федерального Собрания России «Об участии
РФ в операции по поддержанию мира в зоне грузино-абхазского конфликта»
и на основании Соглашения «О прекращении огня в зоне грузино-абхазского
конфликта» от 14 мая 1994 года вводится миротворческий контингент россий
ских войск в зону безопасности
После прибытия МС в зону конфликта в сентябре 1994 года произошел ин
цидент между абхазской армией и МС РФ. Известно, что накануне операции по
возвращению беженцев в сентябре 1994 года оборонные
ведомства России
и Грузии сепаратно заключили соглашение о взаимодействии. Обе страны де
монстрировали союзнические интересы как стратегические
Тбилиси. пережив
военное поражение, увидел в российском руководстве возможную реализацию
надежды на скорое возвращение беженцев в Абхазию и приступил к ревизии
ранее подписанных с абхазской стороной документов.
В ночь с 13 на 14 сентября 1994 года отряд российских солдат блокировал
здание Галской милиции и Администрацию Галского района. Утром российская
Диасамидзе Т. Региональные конфликты в Грузии – Юго-осетинская Автономная область, Аб
хазская АССР (1989-2001). – Тбилиси. 2002. – С. 318
Апсныпресс. 05.05.94. Папка № 4. – С. 41.
Газета Республики Абхазия, № 44 (349), 17-21июня 1994 года.
Лакоба С.З. Абхазия де-факто или Грузия де-юре (О политике России в Абхазии в постсовет
ский период 1991-2000 гг.). – Хоккайдо. 2001. – С. 76.
бронетехника выстроилась вдоль границы и образовала коридор, по которому
должны были двинуться первые автобусы с беженцами
Так, вопреки положению
документа от 4 апреля 1994 года о поэтапном возвращении беженцев в Галский
район Абхазии, РФ попыталась сделать процесс возвращения беженцев массо
вым, прибегнув к силовому давлению на абхазскую сторону. В начале операции
Козырев и Грачев убеждали Ельцина в том, что необходимо отрезать от Абхазии
пограничный Галский район, передав его под юрисдикцию Грузии. Они считали,
что Грузия в таком случае поддержит военную акцию в Чечне (1994-1996 гг).
Это был очередной факт того, что за спиной Абхазии шли тайные перегово
ры, в которых принимала участие Россия, являющаяся посредником, в конфлик
те на официальных переговорах. Президент Ельцин пошел на этот опрометчи
вый шаг, отдав приказ генералу Кондратьеву. Когда С. Джинджолия, прибыв на
переговоры с Кондратьевым, спросил у него о том, кто отдал приказ о начале
операции, то он заявил, что получил приказ лично от Ельцина
В тот момент
сложилась очень напряженная обстановка.
Абхазские резервисты были подняты по команде и блокировали Ингурский
мост. После переговоров сотрудники МВД РА вошли в блокированную зону, а
российские части вернулись к местам дислокации
Провокационные действия,
находившихся в Гудауте заместителя министра обороны России и одновремен
но командующего миротворческими силами СНГ генерал-полковника Г. Кондра
тьева и личного представителя Президента России по урегулированию грузино-
абхазского конфликта Б. Пастухова, едва не привели к столкновению абхазской
армии с российскими военнослужащими. Руководство страны и Парламент Аб
хазии расценили такие действия как откровенное предательство и удар в спину.
Миротворцы были серьезно дискредитированы, и с этого времени у абхазов не
осталось никаких иллюзий. Россия совершенно определенно отрабатывала воз
можность военно-силового решения проблемы
. Для нормализации ситуации
15 сентября по инициативе Президента РФ в Сочи, а затем 16 сентября в Новом
Афоне, состоялась встреча В.Ардзинба, Э. Шеварднадзе и П. Грачева. На встрече
в Новом Афоне, которая длилась 4 часа, Ардзинба жестко требовал придержи
ваться подписанного соглашения об упорядоченном, поэтапном возвращении
грузинских беженцев в Галский район
Абхазия, оказавшись в сложном положении, 26 ноября 1994 года приня
ла Конституцию суверенного демократического государства. В тот день личный
представитель Президента России по урегулированию грузино-абхазского кон
фликта Б. Пастухов неоднократно связывался из Москвы с Ардзинба и требовал
отказаться от этого шага.
жидков C. Бросок малой империи. – Майкоп. 1994. – C. 372.
жидков C. Бросок малой империи. – Майкоп. 1994. – C. 373.
Апсныпресс. 14.09.94. Папка №5. – С. 22
Лакоба С.З. Абхазия де-факто или Грузия де-юре (О политике России в Абхазии в постсовет
ский период 1991-2000 гг.). – Хоккайдо. 2001. – С. 77.
Студеникин А.Л. Внешняя политика РА в период построения независимого государства. – Су
хум. 2002. Источник www.abkhaziya.org/books.
Осенью 1994 года, ситуация в регионе претерпела значительные изменения.
С этого времени Закавказье оказалось в эпицентре опасного российско-амери
канского стратегического соперничества. Примерно с этого момента начинает
ся игра грузинского руководства на противоречиях РФ и США, что отрази
лось
на ходе переговорного процесса
По просьбе Грузии Москва 19 декабря 1994 года Постановлением Прави
тельства РФ за № 1394 «О мерах по временному ограничению пересечения
гос.границы РФ с Азербайджаном и Грузией
ввела по реке Псоу жесткую эко
номическую блокаду Абхазии, тем самым, начав давление на ее руководство
Россия пыталась этой блокадой удержать Тбилиси в орбите своего влияния,
чтобы Грузия не ушла в сторону Запада. Официальные лица России заявляли,
что блокада вызвана войной в Чечне, чтобы абхазское мужское население не
могло выехать туда для оказания вооруженной поддержки чеченскому сопро
тивлению. На следующий день, 20 декабря, после введения блокады, руковод
ство Абхазии обратилось к Президенту РФ Б.Н.Ельцину, Председателю Совета
Министров Правительства РФ В.С.Черномырдину, министру иностранных дел
России А.В.Козыреву. В обращении говорилось, что, следуя положениям Сочин
ского соглашения, началось поэтапное возвращение беженцев. Абхазия строго
выполняет взятые на себя обязательства, подписанные сторонами в конфликте.
Однако тяжелейшее экономическое положение республики, усиленное блока
дой, не позволяет создать необходимые условия для восстановления нормаль
ной жизни в Абхазии. В женевском меморандуме содержится обращение к
международному сообществу с призывом оказать содействие системе жизне
обеспечения населения в зоне конфликта, оказать всем пострадавшим от кон
фликта разнообразную гуманитарную помощь, под которым стоит подпись и
представителей России
.
В.Г.Ардзинба сразу же дал комментарии по поводу введения санкций со сто
роны РФ: «В России тогда были силы, заинтересованные в войне, вряд ли бы
войска Китовани пришли бы в Абхазию если бы Грузия не получила на это «до
бро». И сегодня есть в России круги, которые закрыли границу под надуманным
предлогом. Я думаю, что надо дожить и продержаться до того момента, когда
политика России будет определяться ее национальными интересами. На сегод
няшний день я не знаю четкой политики России по тому или иному вопросу.
Просто есть определенные круги, которые часто берут верх»
Политика, в частности министра иностранных дел РФ А.В.Козырева с 1991
по 1995 гг., позволила западным странам включиться в борьбу за сферы влия
ния на юге Кавказа. Российские лидеры ошибочно полагали, что экономические
санкции вынудят Абхазию объединиться с Грузией, и что в знак благодарности
Студеникин А.Л. Внешняя политика РА в период построения независимого государства. –
Сухум. 2002. Источник www.abkhaziya.org/books.
Собрание законодательства РФ, 1994 г, № 35. – 3704.
Республика Абхазия, №53 (305) 26, декабря 1993 год.
Ардзинба В.Г. Сборник интервью и выступлений. – Сухум. 2011. – С.186.
за такую солидарность Тбилиси не станет стремиться в НАТО и будет лояльна к
России
Блокада привела к утрате доверия абхазской стороны к РФ как ней
тральному и беспристрастному посреднику в конфликте.
С начала 1995 года на фоне упадка женевского процесса происходит акти
визация самостоятельной роли России в переговорном процессе. Москва пы
тается найти различные модели государственно-правовых отношений между
Сухумом и Тбилиси. при этом, используя Абхазию как разменную монету в сво
их отношениях с Грузией
Как известно, в тот момент шла первая российско-че
ченская война 1994-1996 гг., в которой Грузия поддержала Россию. В свою оче
редь Москва за оказанную поддержку пыталась с помощью давления заставить
Абхазию уступить Тбилиси. что впоследствии подтвердилось в ходе поездки в
Грузию премьер-министра РФ В.С.Черномырдина. В ходе интенсивных грузи
но-российско-абхазских консультаций, продолжавшихся на протяжении 1995
года, был подготовлен проект Протокола о грузино-абхазском урегулировании,
который в итоге отказалась подписывать абхазская сторона.
Через месяц после разрыва Протокола в сентябре 1995 года состоялся визит
российского премьер-министра Черномырдина в Тбилиси. где была достигнута
договоренность о том, что Россия окажет помощь Грузии в восстановлении ее
контроля над Абхазией взамен на сохранение в Грузии пяти российских баз
сроком на 25 лет. Вместо того, чтобы попытаться разрешить свои противоречия
с Абхазией путем взаимных компромиссов, Грузия, исходя из ложной предпо
сылки, что военное давление и экономическая блокада могут заставить Абха
зию отказаться от ее курса на суверенитет, предпочла вновь заявить о себе в
качестве главного военного союзника и опоры России в Закавказье. Российская
поддержка породила в Грузии новые надежды на то, что абхазская проблема
может быть разрешена совместными российско-грузинскими военными дей
ствиями в Абхазии.
Политическое примирение между Грузией и Россией ознаменовалось пол
ной российской блокадой Абхазии, направленной на удушение ее гражданско
го населения. Начиная с 1995 года, Россия установила морскую и сухопутную
блокаду Абхазии, отказалась признавать абхазские паспорта и отказывает аб
хазским гражданам в выезде за границу. Все это вызвало серьезные сомнения в
способности России выступать в качестве посредника, поскольку такая позиция
требует нейтрального и равного подхода к обеим сторонам в конфликте
. По
сле поездки Черномырдина в Тбилиси. 18 сентября 1995 года Ардзинба на
правил письмо Козыреву, где заявил, что согласно информации из Тбилиси. во
время официального визита в Грузию правительственной делегации России и
подписания договора и соглашения между Грузией и Россией, российская сто
Студеникин А.Л. Внешняя политика РА в период построения независимого государства. – Су
хум. 2002. Источник www.abkhaziya.org/books.
Республика Абхазия, №64 (467), 16-18 августа 1995 г.
Чирикба В.А. Грузино-абхазский конфликт: в поисках путей выхода. Источник www.Apsnyteka.
рона взяла на себя обязательства предпринять совместно с Грузией действия по
«восстановлению территориальной целостности Грузии». С этой целью Грузии
переданы боевые корабли и плавающие средства, которые осуществляют вы
садку грузинского десанта на территории Абхазии. Ардзинба просит в связи с
беспокойством населения РА, передать копии документов, подписанных в Тби
лиси. «чтобы мы могли объективно оценить ситуацию, складывающуюся вокруг
нашей Республики»
Россия как официальный посредник на переговорах не
имела никакого права передавать Грузии оружие, поскольку между Сухумом
и Тбилиси не был подписан мирный договор и государства находились в со
стоянии войны. После отъезда Черномырдина, осудившего «агрессивный сепа
ратизм и терроризм в любой форме», на 30 сентября 1995 г. были объявлены
военные учения Миротворческих сил СНГ. По словам В.Чирикба, учение пла
нировалось провести в Галском районе с вводом туда специального батальона
СНГ, состоявшего из грузин, вслед за которым должны были войти части грузин
ской полиции
Шеварднадзе сделал поспешное заявление о том, что проблема
Галского района Абхазии будет решена в течение нескольких дней и над ним
будет восстановлен грузинский суверенитет. Абхазская армия была приведена
в состояние боевой готовности. Уже в который раз Москва своими действиями
накаляла обстановку в регионе, преследуя свои цели.
С начала 1996 года совместное давление РФ и Грузии усилилось. Так, 19 ян
варя 1996 года СНГ поддержала блокаду, введенную 19 декабря 1994 году РФ.
По сути, ельциновская Россия перестала быть посредником в конфликте, оказы
вая многоплановое давление на Абхазию. В решении Совета глав государств-
участников СНГ о мерах по урегулированию конфликта в Абхазии говорилось:
«Совет глав государств СНГ, ссылаясь на положение Меморандума о поддер
жании мира и стабильности в СНГ от 10 февраля 1995 года (Алматы) и Заяв
ления Совета глав государств от 26 мая 1995 года (Минск), подтверждая свои
обязательства, вытекающие из указанных документов, не поддерживать сепа
ратистские режимы, не устанавливать с ними экономических и других связей,
не оказывать им политической, экономической, финансовой, военной и другой
помощи, отмечая в этой связи
необходимость принятия комплекса мер воздей
ствия на абхазскую сторону, действуя в соответствии с Уставом ООН, решил: 1.
Осудить деструктивную позицию абхазской стороны, препятствующую достиже
нию взаимоприемлемых договоренностей по политическому разрешению кон
фликта, безопасному и достойному возвращению беженцев и перемещенных
лиц в места их постоянного проживания. 6. Подтверждая, что Абхазия является
неотъемлемой частью Грузии, государства-участники Содружества без согласия
Правительства Грузии: а) не будут осуществлять торгово-экономические, финан
совые, транспортные, иные операции с властями абхазской стороны, б) не будут
вступать в официальные контакты с представителями или должностными лица
Республика Абхазия, №75 (478), 22-27 сентября 1995 г.
Чирикба В.А. Грузино-абхазский конфликт: в поисках путей выхода. Источник www.Apsnyteka.
ми структур, существующих на территории Абхазии, а также членами создан
ных ими вооруженных формирований. 7. Государства-участники СНГ не будут
допускать функционирования на своих территориях представительств властей
абхазской стороны, а также лиц, официально представляющих эти власти. 8. Го
сударства-участники СНГ обращаются к Совбезу ООН с призывом поддержать
принятые государствами-участниками Содружества меры воздействия на вла
сти абхазской стороны и рекомендовать всем государствам – членам Органи
зации присоединиться к этим мерам. Москва. 19 января 1996 года». Подписано
главами государств-участников СНГ.
Решение не подписано Республикой Беларусь, Туркменистаном
Более того, с российской стороны реки Псоу были размещены офицеры гру
зинских пограничных войск, которые должны были выполнять функцию наблю
дателей за решением Совета глав государств от 19 января 1996 года. Также
было принято решение, досматривать в порту Поти все корабли, идущие в Аб
хазию. После этого акта руководство Абхазии, отдельные представители обще
ственно-политических организаций перестали воспринимать Россию как госу
дарство-гарант, государство-партнер
Парадокс заключается в том, что экономическая блокада Абхазии, введен
ная странами Содружества, в которой принимала активное участие и Москва.
наносила серьезный ущерб интересам самого Российского государства. Россия
не может не испытывать беспокойства от того, что за время блокады «третьи»
страны, и прежде всего Турция, успешно наращивает свое присутствие в Абха
зии, а ее влияние и доверие со стороны населения Абхазии заметно ослабевает.
В свою очередь серьезный инцидент имел место 20 марта 1996 г., когда до
крайности обострились отношения между Сухумом и пограничными частями
России в Абхазии. Он произошел в день пребывания Шеварднадзе в Москве.
Российские военные корабли вошли в сухумскую бухту и арестовали украин
ское судно с гуманитарным грузом. Тбилиси давно требовал, чтобы
иностран
ные суда, приходившие в Абхазию даже с гуманитарными грузами,
проходили
таможенный контроль в грузинском порту Поти. Абхазское правительство
разило резкий протест по поводу подобных действий России, носивших
одно
сторонний характер
Практически на всем протяжении чеченской компании 1994-1996 гг. Россия
и Грузия, при молчаливой поддержке ООН, неоднократно предпринимали раз
личные акции против Абхазии, угрожая началом военных действий.
Заметный поворот во внешнеполитических симпатиях Тбилиси от Москвы
к Западу и к Вашингтону, в частности, стал особенно очевиден с августа 1996 г.
Антироссийские выпады в заявлениях грузинских руководителей стали обыч
Диасамидзе Т. Региональные конфликты в Грузии – Юго-осетинская Автономная Область,
Абхазская АССР (1989-2001). – Тбилиси. 2002. – С. 332-333.
Грунин В.Ф. Абхазия: цена независимости. Источник www. psou. Narod.ru/history.
Лакоба С.З. Абхазия де-факто или Грузия де-юре (О политике России в Абхазии в постсовет
ский период 1991-2000 гг.) . – Хоккайдо. 2001. – С.81.
ным явлением. Они стали результатом поражения России в войне с Чечней,
продемонстрировавшем не только экономическую, но и военно-политическую
слабость Москвы. Надуманному стратегическому партнерству пришел конец.
Москва оказалась не только ослабленной, но и обманутой
С конца 1996 года Грузия с одобрения НАТО стала идти по пути последова
тельного выталкивания России из Закавказья. Тбилиси хотел добиться вывода
российских миротворцев из зоны безопасности, заменив их на военнослужа
щих НАТО, или из стран СНГ, дружественных Западу, а затем втянуть контин
генты альянса. В планы Грузии входил захват хотя бы части Галского района
для того, чтобы посадить там «абхазское правительство в изгнании», которое
впоследствии должно было запросить помощь у Запада, на время удержать эту
территорию до подхода натовских сил. Впоследствии полностью поглотить Аб
хазию и развернуть на ее территории натовские базы. Как следствие Россия
теряет контроль над Закавказьем, а затем и над всем Кавказом. Россия своими
же руками отрезает себя от Закавказья. А Грузия играет главенствующую роль в
процессе закрепления западной державы в регионе
Фактически сейчас мож
но говорить о довольно активном вытеснении России из региона. Тут блокада
играет свою роль
Одним из результатов переориентации Грузии на страны Запада является
ее отказ от совместной с Россией охраны собственных границ. В русле этой по
литики парламент Грузии принял Закон об охране границы, согласно которому
российским пограничникам предписывалось покинуть Грузию в течение 1997-
1998 годов, что и произошло в ноябре 1999 г., когда российские пограничники
окончательно ушли с территории Грузии. После поворота Тбилиси с конца 1996
г. в сторону Запада, Кремль стал корректировать свою политику в грузино-аб
хазском противостоянии. Россия стала осознавать, что если Грузия с ее помо
щью решит проблему Абхазии, тем самым будет потерян важный рычаг давле
ния. Поэтому Москву вполне устраивало сохранение статус-кво в конфликте.
Стремительно теряя позиции в восточной части Кавказа, не говоря уже о Закав
казье, Россия начала выстраивать более продуманную политику в отношении
Абхазии и всего северо-западного Кавказа, населенного родственными абха
зо-адыгскими народами. Абхазия, с которой Россия считалась из тактических
соображений, стала представлять для нее больший стратегический интерес по
мере ослабления позиций Москвы на Кавказе. Абхазия по замыслу Кремля в тот
период должна была сыграть роль связующего звена между российским Север
28 марта 1997 г. состоялся очередной саммит СНГ.
Лакоба С.З. Абхазия де-факто или Грузия де-юре (О политике России в Абхазии в постсовет
ский период 1991-2000 гг.) . – Хоккайдо. 2001 – С.82.
Ардзинба В.Г. Сборник интервью и выступлений. – Сухум. 2011. – С.257.
6 февраля 1998 г. журнал «Эксперт».
Лакоба С.З. Абхазия де-факто или Грузия де-юре (О политике России в Абхазии в постсовет
ский период 1991-2000 гг.). – Хоккайдо. 2001. – С. 84.
На этом саммите члены содружества решили предать МС полицейские функ
ции. Казалось, что Грузия добилась определенной победы.
По ее предложению зона миротворческой операции была расширена вглубь
территории Абхазии, что гарантировало, по мнению Тбилиси. безопасное
вращение грузинских беженцев в южную часть Абхазии. Однако абхазская сто
рона не признала новый мандат, измененный без ее согласия, и пригрозила
поставить вопрос о выводе российских войск
Москва в очередной раз подверглась откровенному шантажу со стороны
Тбилиси. который потребовал: «или МС РФ выполнят решение Саммита от 28
марта 1997 года, или они выводятся из зоны конфликта». Грузинская сторона
выразила готовность на ввод в зону конфликта вооруженных сил, как СНГ, так и
стран членов НАТО. Одновременно Грузия предлагала решить проблему урегу
лирования грузино-абхазского конфликта по «боснийскому варианту»
В свою
очередь Президент КНК Юсуп Сосламбеков заявил, что в случае вывода МС
из зоны конфликта, КНК готова перебросить туда свои силы.
Подвергнувшись
шантажу со стороны Тбилиси. Россия
с апреля 1997 года отключила все теле
фонные линии, соединяющие Абхазию с внешним миром, установив, таким об
разом, информационную блокаду республики.
С середины 1997 года позиция России как посредника на переговорах стала
вновь заметно усиливаться. Москва на время взяла инициативу в свои руки,
уведя западных дипломатов от переговорного процесса. 13 июня 1997 года
началось обсуждение очередного варианта Протокола государственных взаи
моотношений Сухума
и Тбилиси при посредничестве РФ. Россия вновь пыталась
найти модели федеративных отношений между Абхазией и Грузией, учитывая
свои национальные интересы. Уступая давлению официальной Москвы, а также
вследствие сложного социально-экономического положения в стране, вызван
ного блокадой СНГ, абхазские лидеры практически согласились на модель взаи
моотношений, представляющую собой мягкую федерацию «Общее государство»
или «Союзное государство». Федеративный договор
равных субъектов в общем
государстве, то есть не конфедерация и не федерация в чистом виде. Хотя в
абхазском обществе такой вынужденный компромисс был подвергнут острой
критике. В итоге
данный протокол не был подписан грузинской стороной из-за
обеспокоенности в том, что в проекте соглашения не говорилось о сохранении
территориальной целостности Грузии, и он оставлял открытым
вопрос о пра
ве на отделение. Более того, грузинское руководство было уверено, что при
поддержке Москвы сможет добиться еще больших уступок от Сухума
В свою
очередь министр иностранных дел Абхазии С. Шамба отметил: «Если данный
Протокол был бы подписан, то это было бы прорывом во взаимоотношениях»
Газета Республика Абхазия, №44 (688), 4-5 июля 1997 года.
Шамба С.М. Переговорный процесс: надежды и разочарования / Режим доступа. Источник
www.abkhaziya.org/confer.
Акаба Н.Н., Хинтба И. Трансформация грузино-абхазского конфликта: осмысление парадиг
мы. – Сухум. 2011. Источник www.apsnypress. Info/news.
Шамба С.М. Переговорный процесс: надежды и разочарования / Режим доступа. Источник
www.abkhaziya.org/confer.
При активном участии Примакова и по непосредственной инициативе Ельцина
14 августа 1997 года состоялась встреча в Тбилиси Шеварднадзе с Ардзинба,
Джергения и Шамба. После проведенных переговоров 14 августа Примаков
сказал следующее: «С большим трудом нам удалось убедить Ардзинбу принять
формулу, согласно которой стороны согласны жить в общем государстве в гра
ницах Грузинской ССР (фактическое признание территориальной целостности
Грузии). Вместе с тем абхазам отводилось все, что не укладывалось в схему рав
носубъектности двух сторон, составляющих это государство»
Но в итоге
эти переговоры ничего конкретного сторонам не дали. В то же
время с 1997 г. в стенах Совета Федерации и Государственной Думы РФ нача
лась работа по снятию санкций в отношении Абхазии, введенных 19 декабря
1994 года. Были направлены ряд обращений законодательного органа России
в адрес Б.Н.Ельцина о снятии блокады.
В октябре 1997 года Москва передала Тбилиси. которая стала выдвигать тре
бования на часть кораблей Черноморского флота, 4 военных корабля. В ответ
на действия России 23 октября 1997 года Парламент Абхазии сделал заявление
МИДу РФ, в котором говорилось, что передача вооруженной и военной техники
Грузии, любая помощь, направленная на укрепление ее военной мощи до до
стижения урегулирования государственно-правовых отношений между Грузией
и Абхазией, неминуемо ведет к свертыванию процесса мирного политического
урегулирования и создает реальную опасность возобновления войны
уже в который раз, пытаясь оставить Грузию в сфере своих политических инте
ресов, создает искусственно эскалацию напряжения в регионе.
В 1998 году продолжилась работа в субъектах РФ в направлении снятия
блокадных санкций с Сухума. Так, 16 апреля 1998 года в Государственной Думе
РФ прошло расширенное заседание Комитета по вопросам геополитики на
тему: «О нормализации пограничного и таможенного режима на российско-аб
хазском участке Государственной границы РФ»
Практически через месяц, 21 мая началась 6-ти дневная война, которая су
щественно ухудшила климат переговоров, и ощутимо подорвала доверие абха
зов к намерениям грузинской стороны. Для руководства Абхазии было очевид
но, что подписанные ранее при международном посредничестве документы, не
являются основательной гарантией для того, что Грузия в итоге не возобновит
военные действия.
В абхазском обществе вызывало
растущее недовольство об
суждения любых планов урегулирования, ведущих к отказу от независимости.
Международное признание независимости Абхазии воспринималось в обще
стве как единственная эффективная гарантия безопасности государства
. После
майского вооруженного столкновения в середине июня 1998 года в Москве
Студеникин А.Л. Внешняя политика РА в период построения независимого государства. – Су
хум. 2002. Источник www.abkhaziya.org/books.
Апсныпресс, 14.09.94. Папка №11. – 87.
Студеникин А.Л. Внешняя политика РА в период построения независимого государства. – Су
хум , 2002. Источник www.abkhaziya.org/books.
журнал №5.Некоторые аспекты человеческой безопасности. – Сухум. 2009. – С. 19.
прошла встреча А. Джергения и В.Лордкипанидзе, задачей
которых было: под
готовить проект соглашения о мире, о гарантиях не возобновления военных
действий, подготовить документы об упразднении структур т.н. «автономной
РА», о расформировании диверсионных групп, о возвращении беженцев в Гал
ский район после майских событий.
«Этот проект должен был быть подготовлен
для встреч Президентов Грузии и Абхазии», сообщил А. Джергения на встрече
с журналистами. После чего стороны должны были обратиться к РФ, чтобы та в
свою очередь сняла ограничения по реке Псоу. В течение 3 дней консультации
проходили нормально, и была надежда, что мы подпишем документ 15 июня,
по крайней мере, мы как никогда были близки к подписанию этого документа с
Грузией. Но после того как к проекту подключился МИД РФ, все изменилось, по
зиция грузинской стороны стала ужесточаться. Представители Грузии стали вно
сить поправки, которые были не приемлемы
. Это явно свидетельствовало, что в
Москве шла борьба структур исполнительной и законодательной ветвей власти.
Кремль не хотел, чтобы конфликт был окончательно завершен. Во-первых, Мо
сква при помощи перманентной эскалации в регионе держала в напряжении
Грузию и с помощью Абхазии удерживала первую в сфере своего влияния.
Во-вторых, спокойствие в регионе давало возможность западным странам
через Грузию в обход России перекачивать Каспийскую нефть. Это естественно
никак не входило в планы Москвы. Обстоятельства, связанные с нефтью, в тот
период формировали политику в регионе, поскольку именно тогда пришелся
пик нефтяной лихорадки. Грузия представлялась как евразийский транспорт
ный коридор, по которому западные страны, минуя Россию и Иран, получат
стратегически важный доступ к каспийской нефти и усилят свое присутствие в
постсоветской Центральной Азии. Для успешной реализации этих планов За
паду требовалось, наряду с другими проблемами, решить грузино-абхазский
конфликт и чем-нибудь заинтересовать Россию
Весной 1998 года Госдепартамент США официально объявил о том, что стра
ны СНГ, за исключением России, включаются в зону военной ответственности
США, а с 1 октября 1998 г. Закавказье
Вашингтон стал проводить политику
независимости СНГ от российского влияния. Проявляемый интерес США к госу
дарствам Кавказского региона способствовал изменению ориентировки пра
вящей элиты новых независимых государств, особенно Грузии, следствием чего
стало усиление антироссийской направленности ее внешней политики. Кавказ
ский регион рассматривался со стороны США и НАТО не только как энергети
ческий коридор, но и как особый плацдарм в военной сфере для своих планов
в регионе
Главной
целью США было отбросить Москву от Закавказья и за
хватить нефтяные коридоры, которые пойдут в обход России.
И лишь по мере
Газета Республика Абхазия, № 67 (841), 17-18 июня, 1998 года.
Лакоба С.З. Абхазия де-факто или Грузия де-юре (О политике России в Абхазии в постсовет
ский период 1991-2000 гг.). – Хоккайдо. 2001. – С. 87.
Российско-грузинские отношения 1991-2000 гг. Грузино-абхазский конфликт как арена по
литической борьбы. Источник www.revolution.allbest.ru.
Шамба Т.М. Независимая Абхазия: проблемы и решения. – М. 2007. – C.43-44.
того, как Москва убеждалась в том, что Грузия окончательно сделала свой выбор
не в пользу России, и все меньше шансов вернуть ее в сферу своего влияния, а
абхазская политическая элита вполне определенно проявляет пророссийские
симпатии, политика Кремля относительно Абхазии
стала постепенно смягчать

Москва стала наращивать полити