Нас анапеинйьара ианалага, афыр??а дюа7йьан, дкамс-?амсуа дны??леит (И. П ) «Затем, когда начали хлопать, мгновенно встав, он начал неуклюже танцевать».


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
  
  \r \f \n
. \t.\b. \f
 \f  \n

\b
\t
Редактор
Р. к.

3
ГлАГОльнОЕ СлОВООБРАЗОВАниЕ В
АБХАЗСкОМ ЯЗыкЕ*
Предисловие
Предлагаемая работа представляет собой попытку дать
по возможности полное описание глагольного словообра-
зования абхазского языка, основанное на обобщении поло-
жений, представленных в специальной литературе, а также
изложить свои наблюдения по той или иной словообразо-
вательной категории, основанные на более углубленном
анализе фактов языка.
Глагол абхазского языка
явление сложное, многогран
ное, чрезвычайно богатое категориями
всегда был в цен-
тре внимания исследователей абхазского языка. Достигну
значительные успехи в области изучения его граммати
категорий. не менее результативны исследования, посвя
щенные вопросам глагольного словообразования.
тория
изучения способов образования глагольных основ неотде
лима от истории научного изучения абхазского язы
ка.
в монографии П. к.
слара «Абхазский язык» пред
ставлены
образования с формантами каузатива
р, воз
вратности
версии
з, взаимности
аиба
, союзности
ц, потенциалиса
Значительно шире рассмотрены образо
вания с перечислен
ными формантами, а также с локаль
ными и направительны
ми превербами в работе к. С. Шакрыл «Аффиксация в аб
хазском языке»
. Проблеме гла
гольного словообразования
была посвящена кандидатская диссертация А. А. кварчелия
которая, к сожалению, не бы
ла опубликована. Судя по авто
реферату, в диссертацион
ной работе все вышеприведенные
морфемы были описаны в плане их словообразовательных
возможностей. Помимо них, приведены основы, получен
П. к.
Этнография кавказа.
зыкознание. Абхазский язык.
Тифлис. 1887.
Шакрыл к. С. Аффиксация в
абхазском языке Сухуми. 1961.
к 81.602.1 Абх
211
©. . . 2012 .
*Сухум. 2005.
к 81.602.1 Абх
211
ные звукоподражанием, редупликацией, основосложением.
м была отмечена спо
собность локальных превербов с ис
ходом на гласный а вы
разить противоположные направле
ния действия
. Словообразованию посредством редупли
кации посвящена статья
. В. Шинкуба «
двоение в абхаз
ском языке»
. Словообра
зовательная функция как одна из
функций направительных прооорбоо отмечена Р. к. Гублиа
в кандидатской диссерта
ции «направительные превербы в
абхазском языке»
Структура корня и производных основ глагола детально
изучена академиком к. В.
омтатидзе. на основе глубоко
го и всестороннего анализа производных основ ею выяв
лены их основные семантические, словообразовательные
и грамматические характеристики, установлены их история
и генетические связи, а также типологические параллели с
соответствующими образованиями в пределах родствен
языков кавказа. Говоря об обобщении данных специ
литературы, нельзя не отметить, какое место в дан
ной ра
боте занимают исследования к. В.
омтатидзе. Такие раз
делы как «каузативные образования». «Превербные обра
зования». «Союзные, взаимные, совместные образо
вания».
«Версионные образования», «Потенциальные об
разования»,
«непроизвольные образования» написаны на базе
много
численных конкретных работ, включая и моно
графии к. В.
омтатидзе Основные положения этих работ подтверждает
материал, проанапизированный нами, что не могло не по
влиять на наше теоретическое осмысление той или иной
словообразовательной категории, и в то же время они стали
импульсом для наших дальнейших изысканий.
Абхазский глагол обладает такими универсальными сред
ствами словообразования, как основосложение, аф
фиксация
кварчелия А. А. Глагольное словообразование в абхазском языке.
Автореферат канд. диссертации. Москва, 1953.
Шинкуба
. В.
двоение в абхазском языке. Труды Аб
, т.
XXVII. Сухуми, 1956.
Гублиа Р. к. направительные превербы абхазского языка.
Автореферат канд. диссертации. Тбилиси. 1871.
(префиксальная и суффиксальная), конверсия, редуплика
ция, звукоподражание и образоподражание. Од
нако, из этих
средств доминирующим является префик
сальное словоо
бразование.
как известно, глагол в абхазском языке является самой
сложной частью речи. В нем богато представлены как де-
ривационные форманты, так и реляционные, количество ко
торых в одной словоформе может превысить 13.
Характерным для абхазского глагола является еще и то,
что почти все основные его словообразовательные фор-
манты одновременно выполняют и грамматическую функ-
цию. Форманты такого порядка, с одной стороны, выступа-
ют в качестве образователей новых основ, а следователь-
но, и новых лексем, с другой стороны, меняют валентность
производящей основы, последовательность личных аф-
фиксов, трансформируя основу в плане переходности и не-
переходности, изменяют синтаксическую конструкцию пред
ложения. Такое тесное сплетение словообразовательной и
словоизменительной функций стало причиной их спорной
квалификации. Сложность определения данных формантов
усугубляется еще и тем, что почти каждая из них в опреде
ленных случаях выступает в одной из этих функции: или в
словообразовательной, или в словоизмени
тельной. Многие
исследователи абхазского языка, основы
ваясь на расхожде
ниях, наблюдаемых между производя
щей и производной
основами, сочли наиболее верным счи
тать их формантами
грамматических категорий глагола. нам же представляется
наиболее аргументированной про
тивоположная точка зре
ния, которая акцентирует словооб
разовательную способ
ность данных формантов и вместе с тем не оставляет без
внимания их формообразовательные возможности.
Данные морфемы являются образователями основы
глагола. Основа, образованная одним из этих формантов.
отличается от производящей лексическим значением.
сическое значение производящей основы модифицируется
в плане выражения локализации действия, возможности,
непроизвольности, побуждения, назначения действия и т.
д., тем самым образуя новую основу, новую лексическую
единицу. Модифицированная лексическая семантика соот
ветственно вносит коррективы в грамматическое значение
производной основы.
к другим, не менее важным критериям, позволяющим
определить место образований с данными формантами в
иерархической системе языка, необходимо отнести и широту
сферы их действия.
юбая развитая грамматическая форма,
в отличие от словообразовательной формы, харак
теризуется
широкой сферой действия. Так, реляционные форманты,
выражающие определенные грамматические категории, на
пример, категорию времени, наклонения, ли
ца, числа, клас
са, характерные всем глагольным образова
ниям, тогда как
словообразовательные форманты не в со
стоянии охватить
все глагольные образования. Так, по
тенциальная морфема
присоединяется в основном к отри
цательным основам, не
произвольности – к положительным основам, союзности – к
основам без показателя косвенного объекта, локальные пре
вербы – к свободным и связанным глагольным корням с со
ответствующей семантикой.
В свою очередь, образования с указанными формантами
в состоянии обрести любую грамматическую форму, вхо-
дящую в парадигматическую систему глагола (об исключе-
ниях в разделах работы), тогда как та или иная граммати-
ческая форма глагола является лишь одной из всех слово-
форм конкретной системы.
В данной работе мы придерживаемся той трактовки
префиксального и суффиксального словообразования,
ко
торую предлагают М. А. кумахов. Ш. к. Аристава, А. А.
кварчелия. М. А. кумахов вопросы словообразования и фор
мообразования рассматривает в пределах морфоло
гии, Ш.
к Аристава префиксальное и суффиксальное обра
зование
основ и словоформ – в рамках «Морфемики»
в то же
время, отмечая тесную взаимосвязь словообразов
ния и
формообразования, они морфемный анализ глагола четко
Арй0–– «. К. А8йу– латер–туртъ бызшъ– –гр–мм–так–. I –хъ0–.
разграничили этапами – этап словообразования, этап фор
мообразования. нельзя не согласиться с положением М. А.
кумахова, согласно которому появление в парадигме тех или
иных положительных и нулевых аффиксов слово
определяется строением основы и поэтому
считает он
на
первой ступени анализа глагола необходи
мо рассматривать
аффиксы словообразования, а на второй ступени
аффиксы
формообразования
Ввиду того, что аранжировка личными показателями ря-
дов «Д» и «
» (их дистрибуция и фонетические изменения),
валентность, транзитивность / интранзитивность, ориента-
ция направления действия парадигмы производной основы
глагола определяет структура основы, мы также сочли це
лесообразным описание абхазского глагола начать именно с
словообразования глагола.
Предлагаемая работа не претендует на исчерпывающее
решение проблемы глагольного словообразования абхаз
ского языка. Многие образования, несомненно, остались вне
поля зрения автора, кроме того, ряд положений, выдвинутых
в работе, для некоторых исследователей, надо полагать,
останется спорным.
При написании работы старались избежать общих ап-
риорных рассуждений, не вдаваться в полемику с автора
чьи взгляды противостоят взглядам исследователей, кото
рые мы разделяем.
СТРУкТУРА кОРнЯ
как было отмечено выше, структура основы глагола аб-
хазского языка очень сложная. корневая морфема ее мо
жет
сочетаться с несколькими деривационными и реляци
онными
морфемами, количество которых может достигнуть свыше 13.
Фонетическая структура корневой морфемы глагола про-
стая
. Самыми ра
спространенными моделями корня явля-
ются модели:
кумахов М. А. Морфология адыгских языков. Москва. нальчик,
9
С означает согласный): а
ра: да
сит «он (ч.) по
то ударил», а
ра ил
жәит «то (в.) она
выпила, сварила», а
ра: да
ит «он (ч.) вы
ругался», а
ра: дыр
ит «его (ч.) они поймали»,
ра: дишьит «его (ч.) он убил».
ра: и лы
ит «то (в.) она выпус
тила, по
слала», а
ра: ды
ит «он (ч.) посмотрел,
ожидал», и
ит «засто
(Г означает гласный): а
ба
ра: ил
бе
ит «то
(в.) она увидела», а
га
ра: ил
ге
ит «то (в.) она
взяла, унесла», а
ра: ил
ит «то (в.) она
спрятала, украла», а
ра: дыл
ит «его
(ч.) она обману
ла», а
ра: д
ит «он ис
пугался». Под эту модель можно подвести корни
с удвоенным гласным а А аа: который, как из
вестно, восходит к ларингальному со
гласному
гМ: а
баа
ра: и
баа
ит «то (в.) сгнило», а
ит «то (в.) за
мерзло», а
ра: дг
«он (ч.) рас
сердился», а
ра: д
ааит «он (ч.)
абгара: и
бгеит «то (в.) разрушилась», а
бжьа
ра: ди
бжье
ит «он его наставил, приучил»,
ра: дыкше
ит «он ударил», а
ха
хеит «то (в.) согре
лось», а
ит «то ее укуси
ло», а
ёъёъ–-
ра: илы
еит «то

стирала», а
ра: ды
ит «он (ч.)
В этой модели в качестве гласного элемента
чаще всего выступает подударный
дхъы
«он (ч.) подумал», а
«он (ч.) что
то пере
стал (де
лать)».
–4 д-ёы
«он (ч.) дрожал»,
«то (в.) он уничтожил».
–къ–ш–р–4 д-къ–-ше-ат
«он станцевал»,
ал-къ–-къе-ат
«разрыхлила (землю)»,
ит «он (ч.) встал».
Перечисленные модели корня образуют простую основу,
термины корень и простая основа используем как синони
мы.
По концепции к. В.
омтатидзе, корневые и служебные
морфемы модели согласный + гласный
являются самы
древними, в которых
не нес фонемной функции, а лишь
сопровождал согласную фонему. С развитием языка форми
ровалась и основа, изменяя структуру путем сложе
ния и ре
дупликации корней. При сложении корней или ре
дупликации
корня один из слогов становился подударным, тем самым
формируя акцентную структуру основы
ние также ме
няло структуру морфем. Вполне правомерно предположить,
что корневая морфема с одним лишь со
гласным некогда
представляла слог, гласный которого, став безударным, ре
дуцировался. корень моделей СС, ССГ, СГСГ является ре
зультатами процессов сложения морфем или редупликации,
а также рецессии ударения, обусловив
шей редукцию глас
ных. Модель СГ СГ получена или сло
жением морфем, или
редупликацией.
Образование всех перечисленных моделей корня нельзя
проецировать на какую
то определенную хронологическую
эпоху. М. А. кумахов бесспорно прав, утверждая, что «корень
как историческая категория постоянно изменяется и под
вергается структурным преобразованиям». По его мне
корень не мог быть однотипным, структурно единст
венным
в пределах определенного хронологического пе
риода раз
вития язык. «Для общеадыгского праязыкового состояния,
пишет он. как и для любого языка, характерно переплетение
элементов разных по своей глубине хроноло
гических срезов
старых, унаследованных от западно
авказского праязыка,
и новых, возникших на адыгской поч
ве»
Предложенный нами перечень моделей корневых мор
абхазского глагола можно значительно увеличить, ес
ли руко
омтатидзе к. В.
сторико
сравнительный анализ абхазского и
абазинского языков I. Фонологическая система и фонетические
цессы. Тб. 1976. С 248
кумахов М. А. Сравнительно
историческая фонетика адыгских
(черкесских) языков. Москва, 1981. с. 261.
5. СГС
водствоваться установками М. А. кумахова. Понятие корне
вой морфемы М. А. кумахов расширяет, к корневой морфеме
он относит не только одноморфемные единицы с конкрет
ным лексическим значением, но и многоморфемные сегмен
ты, которые на современном этапе не членимы на морфемы
и которые утратили связь с производящей осно
вой. некогда
они, несомненно, членились, но сегодня морфолочески не
разложимы вследствие фонетических и се
мантических мо
дификаций. По кумахову, корень – это часть основы, не мо
тивированная живым процессом деривации. Сегментация
многоморфемных образований на корень и деривационную
морфему невозможно, если нет действую
щей модели, осно
ванной на оппозиции производящей и производной формы.
к глаголам современного абхазского языка, чьи основы не
делятся на корневые и деривационные морфемы, не дают
оппозицию производящей и производной основы. можно от
нести: ашьцылара: дашьцылеит «он (ч.) привык», аццакра:
дыццакит «он поторопился», а
рысра: ды
рысит «вздрогнул,
пустился вскачь, сорвался с места», аг
рымра: дыг
рымуеит
«он бурчит, бормочит», а
амсара: д
амсеит «он неловко,
неуклюже станцевал», аб
ара: дыб
еит «он (ч.) пошат
нулся», ама
ррра: дма
аруеит «он угрожа
ет», абылгьара:
дбылгьеит «он (ч.) катился с боку на бок». на морфемы также
не членятся звукоподражательные и образоподражательные
глаголы: а
ьызра: д
ьызуеит «он навзрыд (пла
чет)», а
ьаз
гьазра: и
ьаз
ьазуеит «то (о боль
шом предме
те) сверкает», аказ
казра: иказ
казуеит «то (о опрозрачном
предмете) сверкает», ашам
шамра: ишам
шамуеит «то (в.)
светится, излучает».
корневые морфемы не однородны с точки зрения их реа
лизации в словоформе. Основная масса глагольных корней
выступает в роли основы (основы
корня), оформ
ленной ре
ляционными морфемами: корень ба: ды
беит «его (ч.) я
увидел», га: илгеит «то (в.) она взяла, унесла».
Однако в абхазском языке, как и в других абхазско
адыгских языках, немало и таких, которые самостоятельно
не могут стать конструирующим элементом словоформы.
Чтобы стать самостоятельной лексической единицей, необ-
ходим деривационный формант
. Такой деривационной
морфемой чаще всего является локальный или детерми
нативный преверб, каузативный формант, направительный
преверб, версионная морфема. каждая из этих корней не
сет
конкретное лексическое значение. Семантика таких корней
формирует лексическое значение всей основы гла
гола, не
вводя каких
либо грамматических значений.
Сочетаемость связанных (несвободных) корней с локаль
ными и детерминативными превербами имеют ограни
и эти ограничения преимущественно семантическо
го поряд
ка: корень подбирает себе локальный преверб с семантикой,
соответствующей его семантики. Так, семантика связан
ного
кореня
выражает «прохождение», она не позволяет ему со
четаться с превербами иллативного на
правления, т. е. пре
вербами, имеющими гласный исход, напр.:
ра «сбоку пройти (ср.: авалара «в бок пройти»), а
ра «через что
то (массу) пройти» (ср.: алалара «во что
то во
йти»), ахысра «через что
то (замкнутое, огороженное) прой
ти», акылсра «через какое
то отверстие пройти». напротив,
корень
выражает вертикальное падение на что
либо и,
естественно, должен сочетаться с такими превер
бами, кото
рые могут передать иллативное вертикальное направление:
ара «вовнутрь чего
то упасть»,
«ео что
то (массу...) упасть»,
«под что
то упасть».
Сочетание
с редуцированным вариантом перечислен
ных превербов исключается.
з связанных корней глагола можно выделить группы, ко
торые сочетаются: а) с превербами:
кварчелия А. А. Глагольное словообразование в абхазском языке.
Автореферат. Москва, 1953. с. 3; керашева 3.
.. Чкадуа
. П. О
взаимоотношении и взаимосвязи некоторых несамостоятельных
корней с локальными превербами. Арнольд Чикобава. Сборник,
священный 80 летию со дня рождения. Тб. Мецниереба, 1979.
да: абжьадара «провести между чем
то», алдара «прове
сти через что
то».
: акажьра «бросать», а
ажьра «бросать внутрь чего
то»,
а: акажьц
ара «плеваться», а
ара «во что
то
плеваться»,
сара: а
ара «во что
то сыпать», ака
сара «рассы-
пать»,
а: а
ара «уместиться в чем
то», ака
ара «уместить-
а: акаг
ара «придавить, прижать»,
–0–шъ–р–
«попасть, упасть (о мелком предмете) во
что
то,
«пройтись рукой (тряпкой) по чем
то»,
«выгнать (о скоте) из чего
то»,
–8шьр–
«добавить, привязав, пришив, приделав»,
«высовываться с боку чего
то».
«втиснуться сбоку чего
то»,
ава
ра «притаиться сбоку чего
то».
: ака
ара «разлить», а
ара «влить во что
то».
ара «из чего
то исходит (о запахе)»,
ра «из чего
то раздаваться (о звуке)»,
ака
ара «сверкать»,
: ака
ара «обильно разлиться»,
«раздаться звуку изнутри чего
то»,
«исчезнуть».
рра «соскользнуть из чего
то».
ылара «под чем
то согнуться (о ногах)».
–8жъ–р–4 а8жъеат
«взорвалось, разорвалось»,
–ал–жъжъ–р–4 еал–жъжъеат
«растрепалось»,
«разорвалось»,
«запутаться,
«замешкался».
ра «размешаться»,
тата;
«обрызгать».
ыр: аилауа
ырра «всполошиться».
б) с каузальной морфемой
ра «сложить»,
хха: арххара «натянуть»,
еит «то она потрясла»,
каа: аркаара «сосватать»,
ра «подбросить, бросить»,
ьоит «она его порочит»,
: ар
ра: ир
ит «он то согнул», илаир
ит «он то
вниз согнул»,
бза: арбзара: илырбзеит «то она лизнула»,
в) с направительными превербами: скьа: ааскьара «при
близиться сюда»,
«повернуться сюда».
и: ааира «придти», анеира «уйти», а
еира «пойти
вверх», алеира «пойти вниз»,
а: аанах
ара: даанах
еит «был принят (в учебное
заведение)».
пк: аапкра: даапкит «он взбесился»,
еит «то (в.) я купил»,
ца: аацара: иааицеит «то (скот) пригнал»,
ит «то донеслось (о звуке)».
г) с версионным формантом з:
ха; азхара: илызхеит «то для нее стало достаточным»,
: аз
рха: азырхара: изирхеит «удовлетворил себя».
Помимо перечисленных связанных корней в абхазском
языке имеются морфемы, которые также не имеют само-
стоятельной реализации и также в словоформе занимают
позицию корня.
меем ввиду четыре морфемы, которые в
специальной литературе известны как корне
суффиксы (к В.
омтатидзе).
Они в отличие от вышеперечисленных связанных кор
обпадают абстрактной семантикой (ла,
выражают движе
а, х
действие) и грамматическим значением (ла,
выражают
иллативное направление,
, х
элативное направ
ление). Они совместно с локальными превербами формиру
15
ют основу и ее лексическое значение, ло
кальные превербы
и корне
суффиксы не находятся в отно
шении производящей
и производной основ: они совместно могут стать производя
щей основой.
к этой группе формантов можно отнести суффикс
ха,
ко-
торый присоединяется к локальным превербам, внося се-
мантику «задержаться, застрять»: авахара: давахеит «он (ч.)
застрял сбоку чего
то» (подробнее в разделе «Превербные
образования»).
ОБЩАЯ ХАРАкТЕРиСТикА ОСнОВныХ СПОСОБОВ
ОБРАЗОВАниЯ ГлАГОльныХ ОСнОВ
Для глагола абхазского языка характерны следующие
способы словообразования – основосложение, аффиксация
(префиксальная, суффиксальная), редупликация, звукопо
дрожание, образоподражание, конверсия, аналитическое.
з них самым распространенным средством является пре
фиксапьное словообразование. Оно отличается исключи-
тельной продуктивностью и занимает ведущее место.
количество префиксальных морфем, формирующих ос-
нову глагола абхазского языка, весьма значительное (осо-
бенно локальных). Посредством их образовано и образует-
ся множество глагольных лексем. Они и сегодня являются
основным, неиссякаемым источником глагольного словооб-
разования. Образование глагольных лексем происходит еще
и за счет того, что абхазский глагол обладает способ
ностью
синтезировать в себе несколько деривационных морфем, об
разуя последовательную цепочку основ от про
изводящей к
производной. Все это обусловило необходи
мость изучения
основы глагола не только в плане выявле
ния состава дерива
ционных морфем и их функции, но и в плане их дистрибуции.
Морфемный состав глагольных словоформ с позиции их
ранговой дистрибуции изучался
. Шадури
сходя из
Шадури
. Ранговая структура морфем абхазского литературно-
го языка. (Система переходных глаголов). Автореферат. Тб., 1975.
ого, что аффиксальные морфемы в глагольной словофор-
ме распоролагается в определенной последовательности, а
не свободно,
. Шадури деривационные и реляционные
морфемы распределила по рангам и подрангам. Ею были
сформулированы основные правила их последовательно
в пределах глагольных словоформ. Дистрибуция мор
их ранговая последовательность определяются по отноше
нию к корневой морфеме – предшествующие корню, т. е.
префиксальные морфемы и последующие корню, т. е. суф
фиксальные морфемы. Ранговая последовательность неко
торых морфем может совпасть. Такие морфемы являются
взаимоисключающимися, что означает
в словофор
ме мо
жет быть только одна из них (ср.: си
цеит «я с ним пошел»,
цеит «я посредством чего
то пошел», си
цеит «я для
него пошеп», си
цеит «я от него ушел, убе
Структуру основы глагола определяют деривационные
морфемы. Появление того или иного реляционного фор-
манта зависит от морфемной структуры основы глагола (М.
А. кумахов). Ср.: дгылоуп «он (ч.) стоит» – глагол однова-
лентный, но д
вагылоуп «он (ч.) рядом с ним стоит»
глагол
двухвалентный, появление показателя косвенного объекта
обусловлено деривационным формантом
. Ру
ководствуясь
положением, выдвинутым М. А. кумаховым, сочли целесоо
бразным из схемы, предложенной н.
. Шадури, вывести все
реляционные морфемы. Термин «ранг» заменили термином
«позиция». Предложенные нами пози
ции деривационных
морфем в основном совпадают с ран
гами, исключая позиции
некоторых морфем.
Позиция 1: показатель каузатива:
р.: дсы
т
еит «его
(ч.) я посадил»,
р -
гылеит «то (в.) я на что
то (пло
ское) поставил».
Позиция 2: показатель взаимообоюдности
аиба
// иба: ш
еиба
рт
еит «он вас посадил рядом (друг с другом, бок о
жьит «они друг друга бросили, ра
зошлись».
Позиция 3: локальный (или детерминативный) преверб:
к
«они друг друга бросили, разошлись», и
17
сы
беит «то (в.) я в чем
то (глубоком, огорожен
ном) вы
сушил». В статических глаголах локальный преверб равен
корню: далоуп «он (ч.) находится в чем
то (в массе, в кол
лективе, в чем
то топком, вязком)». В динамических гла
голах
локальный преверб занимает первую позицию, если произ
водящей основой является простая основа: и
та
беит «то
(в.) в чем
то высохло», связанный корень; и
жьит «то
(в.) она во что
то бросила»; корень
суффикс: и
л
«то (в.) она во что
то вложила, положила».
Позиция 4: показатель взаимности аи:
с
уан «мы
дралить», и
еи
ди
ба
галеит «они сошлись», и
иба
кааит «они друг друга поняли».
Позиция 5: направительные превербы: аа, на,
, ла: д
«его сюда на некоторое время посадил»,
аа
иба
«то сюда высыпалось, высунулось из
чего
то», иааибалыркит (А и
аа -
ба
лы
р -
кит) «то она
быстро, легко застегнула», и
неигееит
» (и
на -
«они туда совместно (подвинулись, потянулись)».
Позиция 6: показатели: союзности
, объектной версии з,
, инструменталиса
. Все они увеличивают валент
производящей основы, вводя показатель косвенного объек
та, и являются взаимоисключающими: с
цеит «я с ним
пошел»,
а - лы -
- /
«то я с нею туда понес», и
лы
йы - жьат
«то я с нею туда во что
то бросил». В сло
воформе с
позиции 4 (а_и) и 2 (
аиба
//
иба)
не могут быть
представлены (об этом см. раздел «Союзные, взаим
ные, со
вместные образования»); с и
цеит «я для него пошел»,
й а
«я от него ушел, убежал»,
-
«то
(в.) я для нее из чего
то вытащил»,
«то не
по ее воле я из чего
то вытащил», и л
з
ба
сы
р -
«то я ей застегнул», ил
и
геит «то (в.) он для нее
ал - з - –– - ашь0ат
«то (в.) он для нее прислал»,
л
ааигеит (А иа
игеит) «то этим он сюда при
а л-з-
«то я для нее рассыпал на чем
то
плоском».
Афф
иксы объектной версии и направительные превер
бы могут поменяться местами. Это чаще всего бывает в том
случае, когда направительные превербы не выступают в
роли
словообразовательного форманта, а выражают аспек
туальность:
а-––-щ– -з-
кылйат
«они для нас сюда внезапно,
неожиданно появились, пришли».
Позиция 7: Эту позицию занимает формант совместно
аиц. Однако, в отличие от союзного, инструменталиса и вер
сионных, он сокращает валентность глагола, объединяя по
казатель косвенного объекта с субъектом (подробнее, см.
раздел «Союзные, взаимные, совместные образования»):
щ -
- цеат
«мы вместе пошли»,
шъ -
- н– -
«вас
вместе туда привели»,
а -
- щ - г–леат
«то (урожай) мы
вместе собрали, досл.: «то мы вместе во что
то вне
- лы -
-
- щ - геат
«то мы ей вместе туда принесли»,
«то (в.) мы у нее укра
Позиция 8: показатели потенциалиса
и непроизвольно-
4 й -
- цеат
«я не смог пойти»,
й -
«я невольно пошел»,
дйы -
мы -
- тъеат
«я не смог его
усадить»,
а -
- мгеат
«они не смогли вместе (беря
друг друга) выйти из чего
то»,
а-йы -
з -
-
мы -
- шъат
«я
не смог то (мелкое) во что
то (глубокое) бросить»,
а й -
- шъат
«то (мелкое) я во что
то невольно бросил»,
-
-
-
мы -
- шъеат
«то я не смог наладить, починить,
приспособить друг к другу»,
дыр -
з - ––
- мгеат
«его они
не смогли сюда привести», дсам
хаагеит (А
- ––_ -
) «его я невольно сюда привел», ды
-
-
ымцеит
«он не смог с ним пойти»,
щ -
-
а -
- цеат
«мы невольно
пошли с ним»,
а -
з -
- ымцеат
«они не смогли вместе
Позиция 9: показатель возвратности
э4 л -
эы -
л -
, -
«она себя почистила, почистилась», л
-
л - 0еат
«она подготовилась»,
«она упала, броси
«они вытяну
лись, выправились»,
«она припод
«она
себя к чему
то предна
значила, посвятила, направила»,
р -
- ыр - къ–беат
«они вместе выкупались»,
йы -
э -
й -
«я не смог покончить с собой».
19
В данной работе последовательность описания осново
образовательных морфем глагола в основном представле-
на в соответствии с их дистрибуцией по отношению к корню
глагола. но имеются и отклонения. Так, союзные, взаим
совместные образования, несмотря на их разные по
(аиба
2 позиция,
4 позиция,
6 позиция,
7 пози
ция), в работе представлены в одном разделе, как это дано
в специальной литературе. Целесообразность та
кой подачи
указанных образований оправдана тем, что они, обладая об
щим инвариантным значением, образуют одну автономную
систему, в которой каждая из них имеет свою сферу реализа
ции, кроме того, они взаимосвязаны не только функциональ
но, но и исторически. По этой же причине, придерживаясь
традиции, возвратные формы объединены с формами объ
ектной версии (к.В.
омтатидзе).
наличие развитой системы префиксального словообра-
зования не способствовало развитию суффиксального
гла
гольного словообразования. Можно выделить лишь не-
сколько, которые, помимо образования новой основы, вы-
полняют и классификационную функцию: с помощью этих
суффиксов имя трансформируется в глагол, например: суф
фикс
–л–къ
«сказка»
«он удивил
ся, при
нял за сказку»,
абзиа «хороший»
«я его
сделал хорошим, вылечил», ха: дыбзиахеит «он стал хоро
шим, вылечился» (подробно в разделах).
В синхронном плане говорить о словосложении, осно
восложении как о продуктивном приеме глагольного слово-
образования не приходится. В современном абхазском язы-
ке глагольная лексика, образованная подобным способом, в
общей лексике занимает весьма скромное место. В генети-
ческом же плане прием словосложение (точнее основосло
жение) являлся исключительно продуктивным средством
образования глаголов. Об этом свидетельствуют, в первую
очередь, образования с локальными и детерминативными
превербами.
звестно, что исторически все они восходят к
именам. Связь с именем многими превербами и сегодня не
утрачена. кроме того, локальные превербы в форме стати-
ческих глаголов выступают в роли корневой морфемы.
несмотря на это, никто из исследователей абхазского языка
превербные динамические глаголы типа
«вывести
из под чего
то» не отнес к композитным образованиям. От-
носительно того, что в современном абхазском языке ло-
кальные превербы не являются корневыми морфемами
убедительно аргументирует М. А. кумахов. Он пишет «Важ-
нейшим критерием разграничения корневой и деривацион-
ной морфем в системе абхазско
адыгского глагола является
то, что аффиксальные основы в отличие от основ слож
допускают дистантивное положение своих составных частей.
Основы, образованные с помощью деривационных морфем,
разрываются другими морфемами, в частности личными по
казателями субъекта переходного глагола». ниже он пишет:
«Еще более наглядные модели можно при
вести из абхазско
го языка, демонстрирующего своеобраз
ную систему взаимо
отношений корневых и аффиксальных морфем. Так, локаль
ные превербы в абхазском языке име
ют корреляты в виде
глагольных корневых морфем. Мор
в словоформе
«он (человек) внутри нахо
дится» выступает как кор
невая морфема. Генетически та же самая морфема в слове
«входить» по своей дистрибуции попадает в число
аффиксальных морфем»
А. А. кварчелия выделяет следующие модели глаголь
основ, образованных путем сложения корней: амла
«голодать», букв.: (а)мла «голод» + ашьра «убивать»,
- шь– - р–
«удивляться», букв.:
«труд» + шьа «считать»,
т.е. «считать трудным»,
«жа
леть», букв.:
«жалкий» + шьа «считать»,
«надоедать», букв.:
«сердце» +
«ломать», «сердце ломать»,
«переживать», букв.: «сердце сушить»,
«моргать», букв.: «ве
ки сгибать»,
«споты
каться». В данном сло
ве он выделяет морфемы: шьа «нога»,
кумахов М. А. Морфология адыгских языков. Москва. нальчик,
1964. С. 55
56. кварчелия А. А. Глагольное словообразование в
абхазском языке. Автореферат. Москва, 1953, с. 14.
«кожа», х «го
лова», ны «кончик», с «бить» (подробнее в
разделах).
Глагольных основ, полученных процессом конверсии,
мало, это: ахьча «сторож»
ахьчара: исыхьчоит «я сте
регу»,
«сон»
«я заснул»,
«старый»
–жър–4 й–жъат
«я состарился», ажьи «кузнец»
ажьира:
джьиуеит «он (ч.) кузнечит», агьалдыз «без
дельник»
агьалдызра: дгьалдызуеит «он (ч.) бездельни
чает», агьежь
«круг»
агьежьра: дгьежьуеит «он (ч.) кру
тится», ааскьа
«вблизи»
ааскьара: дааскьеит «он (ч.) приблизился»,
«седло»
«то (коня) он
оседлал»,
«батрак»
«он (ч.)
батрачит», абрагь «абрек»
аб
рагьра: дыбрагьуеит «он
(ч.) разбойничает,
«вор»
«он (ч.)
ворует»,
«праздник»
–ныщъ–р–4 дныщъеат
«он (ч.)
помолился» и др.
В специальной литературе по абхазско
адыгским язы
кам
вопрос о статусе аналитических образований глагола явля
ется дискуссионным. Сформировались три кардиналь
но про
тивоположных мнений, по которым аналитические образова
ния относят 1) к свободным словосочетаниям, 2) к фразео
логическим словосочетаниям, 3) к глагольным лек
семам. Мы
придерживаемся мнения тех ученых, кто их ква
лифицирует
как глагольные лексемы, а процесс образова
как способ
образования данных лексем (подробно в специальном раз
деле).
Положение М. А. кумахова относительно нецелесооб-
разности использования метода непосредственно состав-
ляющих при анализе многоморфемных основ глагола адыг-
ских языков, корень которых способен сочетаться с разны
деривационными морфемами в отдельности, а из структуры
сложной основы можно вычленить любую дериваци
морфему, распространяется и на глагол с производ
ной осно
вой абхаз
ского языка, и, естественно, он не мог быть исполь
зован нами
кумахов М. А. Морфология адыгских языков. Москва. нальчик.
кАУЗАТиВныЕ ОБРАЗОВАниЯ
каузативные формы абхазского языка впервые были при
ведены в монографии П. к.
слара «Абхазский язык».
х так
же выделяли Д.
. Гулиа, к. С. Шакрыл. Однако объектом
специального исследования каузативные формы стали в ис
следовании к. В.
омтатидзе «категория кауза
тива в абхаз
ском языке», в котором описываются все их грамматические
проявления
их роль в образовании транзитивов, валент
ность, дистрибуция каузативного форманта, а также его сло
вообразовательные возможности. Особен
ности каузативных
форм даются в «Грамматике абхазского языка». Анализ кау
зативов в аспекте их семантики пред
ставлен в статье
. О.
Гецадзе, В. П. недялкова «Морфо
логический каузатив в аб
хазском языке»
к каузативным образованиям относят глаголы, семанти-
ка которых выражает действие, совершаемое лицом по по-
буждению (по понуждению, просьбе, совету), или при со-
действии другого лица.
В абхазском языке каузатив
это лексико
грамматическая
категория, которая тесно связана с катего
риями лица и пере
ходности / непереходности.
Основным образователем каузатива является формант р
который ставится или непосредственно перед основой гла
гола: абара «видеть»
арбара «содействовать уви
деть, по
казать», агылара «становиться»
аргылара «со
действовать,
заставить становиться, встать», или внутри сложной основы
глагола:
«садиться на что
«со
действовать, заставить сесть на что
«сыпать
омтатидзе к. В. категория каузатива в абхазской языке. Сообще-
ние Ан ГССР. Т. VI., №1. Тб., 1945; Гецадзе
. О. недялков В.
П. Морофологический каузатив в абхазском языке.//Типология
каузативных конструкций. Морфологический каузатив.
1969; Шакрыл к. С. Аффиксация в абхазском языке. Сухуми. 1961;
Ариставз Ш. к. Грамматика абхазского литературного языка. Сухум.
1996; Грамматика абхазского языка (Фонетика и морфология).
Сухуми, 1968. с. 128
23
ся», «насылать во что
сара «заставить насыпать
во что
л.». В ряде глаголов, чьи сложные основы сегодня вос
принимаются как простые, не
делимые на составные части,
становится перед основой:
«делать»
«заставить сде
лать»,
«страдать»
«заставить страдать»,
«мокнуть»
«замочить».
С введением форманта
в основу глагола количество лиц
в глаголе увеличивается на одно лицо: одноличный глагол
становится двухличным, двухличный
трехличным.
Валентность одноличного глагола увеличивается за счет
введения в основу личного показателя ближайшего объек
та.
Реальное действие осуществляет лицо ближайшего объекта
при содействии, по побуждению лица субъекта:
й - тъеат
«я сел»
й - а - ртъеат
«он меня усадил», с
«я встал» с
гылеит «он меня поднял, он меня за
ставил встать»,
й - ыцъеат
«я заснул»
«он меня
усыпил».
Подобно одноличному глаголу, к двухличному непере-
ходному глаголу добавляется личный показатель ближай-
шего объекта, и в этом случае при содействии субъекта дей
ствие совершает лицо ближайшего объекта:
д-лы-в–-тъеат
«он сел рядом с нею»
«он усадил его (чел.)
рядом с нею», с
вагылеит «я встал рядом с нею», с
лы
ва
гылеит «он меня поставил рядом с нею».
В двухличный переходный глагол вводится показатель
косвенного объекта. В отличие от каузативного образова-
нии, мотивированного двухличным непереходным глаго
лом,
в данном каузативе действие, побуждаемое лицом субъекта,
исполняет лицо косвенного объекта:
а - й– - й -7оат
«то (в.)
я сделал» А
а - л - йы - рй–цеат
«то (в.) я заставил ее сде
лать»,
а - л - жъат
«то (в.) она выпила» А
а -л - а - р - жъат
«то
(в.) он заставил ее выпить», «он ее напоип чем
то».
Трехличный глагол каузативную форму не дает: экспе-
риментально она возможна, однако носит весьма искусст-
венный характер. каузативная семантика в этих случаях пе
редается описательно: глагол
носитель основной се
стоящий в условно
целевой форме с суффиксом
сочетается с вспомогательным глаголом
«делать»,
в сочетание может войти послелог
«подобно»:
р–тъы й–й7оат
//
дбыр0–р–тъы еа8ш ай–й7оат
«я сделаю так,
чтобы его (ч.) тебе (ж.) они отдали» (к В.
омтатидзе).
Этому закону подчиняются все трехличные глаголы, об-
разованные от двухличных глаголов, чья валентность уве-
личена за счет локального преверба, реализующегося с
казателем косвенного объекта: с введением в основу ло-
кального преверба двухличный глагол становится трехлич
ным, который не дает каузативную форму: и
беит «то (в.)
они увидели» А и
сы
варбеит «то (е.) они у меня, во мне
увидели» А и
ваирбеит форма не реальная, также от
ибеит «то (в.) он увидел» А и
рыдибалеит «то (в.) он в них
заметил»* (ирылдибалеит форма искусственная). каузатив
же от двухличного глагола с этим же локальным превербом.
мотивированным одноличным глаголом, а так
же от двухлич
ного глагола с локальным превербом, реали
зующимся без
косвенного показателя, широко используют
«он
(ч.) сел» А
«он (м.) сел рядом с ним (ч.)» А
«его (ч.) он посадил рядом с со
бой, с ним», дгылеит
«он (ч.) встал» А дидгылеит «он (м.) встал рядом с ним»
А дидиргылеит «он его (ч.) поставил рядом с ним», илгеит
«то (в.) она взяла» А
«то (в.) она взяла изнутри
чего
л.» А
«он ее заста
вил взять то изнутри чего
каузативная основа, производная от двухличной основы,
может стать производящей для версионной формы, так как
их форманты не взаимоисключающие, в результате чего по
лучаем четырехличный глагол:
а - й - ё–хат
«то (в.) я сшил» А
а - л - йы - рё–хат
«то (в.) я
ее заставил сшить» А
а - у - зы - л - йы - рё–хат
«то (в.) для
тебя я ее заставил сшить»;
а - й - цъ–яъеат
«то (в.) я вспахал» А и
с
и
«то (в.) он меня заставил вспахать» А и
лы - з - й - у -рцъ–я
«то (в.) для нее ты (м.) заставил меня вспа
хать».
В речи подобные четырехличные образования исполь-
зуются весьма редко. Зато версионная форма от каузатива,
мотивированного одновалентной основой, более употреби-
тельна:
й - тъеат
«я сел» А д
«его я посадил» А
«его (ч.) для тебя я посадил».
ичный показатель III лица множественного числа субъ-
ект и косвенного объекта р в каузативных образованиях
переходит в д:
«то я
их заставил(а) выпить».
«то (в.)
) «то (в.)
они меня заставили выпить».
) «то (в.)
они их заставили выпить».
Процесс диссимиляции обусловлен морфологическим
фактором. Он вызван «тем обстоятельством
пишет к. В.
омтатидзе, что в обоих спучаях (и в показателе каузатива
р, и в показателе третьего лица множественного числа
мы имеем один и тот же аффикс по происхождению
аффикс
множественности. необходимость разграничения разных
функций способствовала тому, что один из них, именно лич
ный показатель, был заменен другим»
. Воз
можно, факт дис
симиляции сохранил ожидаемый вид лицевого показателя.
категория каузатива тесно связана с категорией транзи-
тное: все каузативные формы динамических глаголов пере
ходные.
Помимо глаголов, семантические и формальные призна-
ки которых указывают на переходность (напр.: афара «есть,
кушать,
«делать», абара «видеть», агара «брать» и
т. д.), в разряд транзитивов могут перейти интранзитивы, ис
пользуя при этом лексико
грамматическое средство. Таких
омататидзе к.В. категория каузатива в абхазском языке...с. 96.
средств несколько, каждая из которых име
ет свою де
ривационную сферу.
з этих лексико
грамматических
средств образования транзитивных глаго
лов форманту
принадлежит ведущее место.
Посредством форманта
р образуются транэитивы из од
ноличных и двухличных непереходных глаголов.
С введением показателя каузатива
р в основу одно
личного непереходного глагола морфологическая и семан-
тическая характеристики основы трансформируются: одно-
валентный глагол становится двухвалентным, переходным;
основа глагола приобретает новое лексическое значение, в
котором называется действие, распространяющееся на бли
жайший объект, каузативная же семантика в нем выра
имплицитно. Она проявляется лишь в том, что про
цесс, на
что указывает основа глагола, связан не с субъек
том, а с объ
ектом: этому процессу подвергается объект под действием
субъекта. Основное назначение формант
р в данном слу
выражение переходности, точнее, выра
жение действия
субъекта на ближайший объект.
Значение этих каузативных форм
. О. Гецадзе и В. П.
недялков назвали фактитивным, коррелятивные пары ко-
торых чаще всего на русский язык переводятся на транзитив
и интранзитив с возвратной частицей
«то (в.) пропа
ло»
«то (в.) я
потерял»
«то (в.)
двинулось, пошатн
улось
«то
(в.) я расшатал»
««то (в.) на-
полнилось»
««то (в.)
нон наполнил».
«то (в.)
поторопилось»
«то
(в.) я поторопил, ускорил».
«то (в.)
сморщилось, помялось»
«то (в.)
«то (в.)
раздавилось».
«то
(в.) раздавил».
с
а
қәгәы
«я на то (в.) понадеял
«я
сбоку чего
то сел».
авагылара
савагылеит «я
встал сбоку чего
то».
авагылара – савагылеит «я
встал сбоку чего
то».
адгылара – и
адгылеит «то
(о) встала вплотную к чему
то».
с
ит «она меня чему
то
обнадежила»,
аварт
«меня он сбоку по
аваргылара
иа
ва
с
ы
ргылеит «то (е.) я по
ставил сбоку чего
то».
авагылара – иавасыргылеит
«то (в) я поставил сбоку
чего
то».
адыргылара
иаддыр
гылеит «то (в.) они при-
ставили вп
лотную».
Однако необходимо отметить и то, что немало непереход
ных глаголов, которые в каузативной форме приобре
тают
значение активного побуждения:
–тъ–р– - дтъеат
«он (ч.)
сел».
- –ртъ–р– - дйыртъеат
«я
его усадил, я заставил его
агылара
дгылеит «он (ч.)
встал»
аргылара
дсыргылеит
«я его поставил», заста
встать».
–8шр– - ды8шуеат «он
ждет».
- –р8шр– - йар8шат
«меня
он заставил ждать».
–гъ–м7р– - дгъ–м7уеат
«он
(ч.) беспокоится».
аргәам
дсыргә
уеит «я его беспо
кою», «я
его заставил беспокоиться».
–х–ш0р– - айх–ш0ат
«то (в.)
–8хь–р– - й–8хьеат
«то
(в.) я прочел»
ацәажәара
сцәажәоит «я
говорил».
- –х–рш0р– - айх–арш0ат
«то (в.) он меня заставил

–р8хь–р– - й–ар8хьеат
«то (в.) он заставил меня
прочесть».
арцәажәара
сирцәа
жәеит «он меня заста
говорить».
. О. Гецадзе, В. П. недялков в каузативных образовани-
ях от непереходных глаголов выделяют небольшую группу,
семантика которых указывает на действие, одинаково вы-
полняемые и субъектом и объектом, например:
–8х–р– - а8хо
«согревается»
«согревать» означает
«быть самому теплым и делать теплым нечто другое»; ала
илашоит «то (в.) светиться»
арлашара
иарлашеит
«освещать»
«быть самому светлым и делать светлым нечто
другое»;
–к–33–р– - ак–33оат
«то (в.) сверкает»
- а–рк–33еат
«заставить сверкать что
«быть само
му сверкающим и заставить сверкать нечто другое»; ашра
ишит «то (в.) накалилось»
аршра
иаршит «раскалило»
«само раскалилось и рас
калило нечто другое».
з лабиальных глаголов можно образовать каузативную
форму как от одноличного непереходного варианта, так и от
двухличного переходного, т. е. непереходной форме проти-
востоят три переходные формы:
«то (в.) рас-
поролось»
«то
(в.) я распорол».
«то (в.)
вымочилось»
«то(в.) я вымочил».
ачра
ичит «то (в.) взду-
лось»
арчра
исырчит «то (в.) я
надул (воздухом)».
–0–х–р– - д0–хеат
«он (ч.)
–ё––йърыл–р– – аё––йъры
леат «то (в9 пошло под воду
- –0–рх–р– - д0–археат
«его
(ч.) он погубил».
–ё––рйърыл–р– – аё––йы
рйърылеат «то (в9
я пустила
под воду «утопало».
Аналогичную функцию – перевода интранзита в транзи
тив – выполняет формант
р, введенный в основу двухлич
ного непереходного глагола: с введением
р основа приоб
ретает третий личный показатель, обозначающий объект, на
который распространяется действие субъекта:
непереходный
Переходный
азё–хуеат
«я то шью»,
его (ч.) за-
ставляю шить»,
«то ее я за
ставляю
«я считаю»
- айы8хь–ёоат
«то я счи-
таю»,
«я ищу»
«его я за-
ставляю считать»,
«то ее я зас
тавляю считать.
- айы8ш––уеат
«то я
ищу»,
«его (ч.)
я заставляю искать»,
«то ее я за
ставляю искать».
ибылуеит «то горит»
избылуеит «то я сжи
гаю»
дсырбылуеит «его (ч.)
я заставляю сжечь», ил
сырбылуеит «то ее я за
ставляю сжечь».
«я вяжу»
ай8оат
«то я вяжу»,
«его (ч.) я за
ставляю
вязать»,
«то (в.)
ее я заставляю вязать».
Возможности образования транзитивных глаголов из ин
транзитивных посредством форманта
р обширны, при этом
основы мотивированных интразитивов могут быть просты
или осложненными деривационными аффиксами, се
мантика
которых позволяет сосуществовать с каузальной. наиболее
популярная модель
это основа, представляю
щая собой ко
рень (как самостоятельный, так и связанный) в сочетании с
локальным превербом: атэара «садиться А а
атәара «са
диться во что
то (углубленное, огороженное)»; А
«посадить во что
то»;
«сохнуть» А
–0–ю–р–
«сохнуть
в чем
л. (углубленном, огороженном)» А
«засу
шить в чем
л. (углубленном, огороженном)»;
«греть
ся, освещаться» А
«греться, осве
щаться внутри
чего
л.» А
«освещать внутрь че
го
архара «погубить».
Однако возможности трансформации интранзитива в
транзитив посредством каузального форманта
р не бес-
предельны. Так, каузативных образований не дают те ин
транзитивы, которые транзитивные свойства обретают по-
средством других лексико
грамматических средств.
Так, производной основой для каузативных образований
не может стать глагол интранзитивного ряда, чья основа
образована сочетанием локативного преверба с одной из
корне
суффиксов ла,
. Это объяснимо тем, что из этого же
локатива в сочетании с другой парой корне
суфиксов
образуется переходный глагол.
В глаголах с основой подобной модели противопоставле
ние интранзитив / транзитив достигается корреляцией кор
несуффиксов, с одной стороны,
с другой стороны,
7–, х
омтатидзе):
а - – - ны7ат
«то (в.) сошло из чего
л. плоского»
и
а
ит «то (в.) я из чего
то плоского сняла, убрала»; иав
«то (в.) сбоку чего
л. вышло»
«то (в.) я вытащит
сбоку чего
л.»; и
«то (в.) вышло из чего
то (глубокого,
огороженного)»
«то (в.) я вытащит из чего
то»;
иава
еит «то (в.) прошло сбоку чего
то»
иавас
еит «то
(в.) я положил сбоку чего
как видим, для одновалентных и двухвалентных непере-
ходных глаголов формант
р является средством перевода
их в разряд транзитивных глаголов. Реализация каузатив-
ной семантики, которая часто очень слабо проявляется,
зависит от лексической семантики мотивированной основы
(см. иллюстрации). Однако эта функция у
отпадает при
31
использовании его в транзитивных основах, т. к. основы уже
транзитивные. Это содействовало усилению его основной
функции
выражение побуждения.
з транзитивных глаго-
лов мотивированной основой для каузальных образований,
«как было сказано выше, являются двухвалентные, которые
трансформируются в трехвалентные: добавляется личный
показатель косвенного объекта. Семантика производных
основ выражает двух деятелей один побуждает к действию
показатель субъекта, другой реализует действие – показатель
косвенного объекта.
В данных образованиях как бы выражена двойная пере
ходность: 1
ое действие субъекта переходит на косвенный
объект, 2
ое действие косвенного объекта
на ближайший
объект, в результате чего вся форма приобретает значение
активного побуждения:
а- й– - л - 7еат
«то (в.) она сделала»
«то (в.) ты заставила ее сделать»;
а - л-жъат
«то (в.) она выпила»
и
л
и
«то (в.) он заставил ее
выпить, он ее напоил чем
то»; и
л
геит «то (в.) взяла»
и
л
и
ргеит «то (в.) он ее заставил взят»;
а - щъеат
«то (в.)
она сказала»
и
л
и
рҳәеит «то (в.)
он заставил сказать»;
л
дырит «то (е.) она узнала» – и
л
рдырит «то (в.) ее
он заставил узнать, он ей дал зна
то».
Почти все двухличные переходные глаголы в состоянии
дать каузативное образование (встречающиеся ограничения
основаны на лексической несовместимости).
класс транзитивных глаголов может быть значительно
увеличен за счет производных от имен каузативных обра
зований. В качестве их деривантов выступают префикс
и
суффикс
мена в этих случаях трансформируются в пе
реходные динамические глаголы, оранжировываясь при этом
двумя личными показателями. Семантика в обеих образова
ниях выражает активное воздействие субъекта на ближай
ший объект, превращая его в то, на что указывает лексиче
ская семантика мотивированного имени (к. В.
омтатидзе).
редством форманта
р каузативную форму практиче-
ски можно образовать от всех качественных прилагатель
сключение составляют глаголы типа ар
абыргра «подтвердить»
«старый»
«состарить»:
«меня она
состарила, сделала старым, превратила в старика, стару-
ху»; абеиа «богатый»
арбеиара «обогатить»
слырбеиеит
«меня она обогатила, сделала богатым»; ашкәакәа «бе
аршкәакәара «обелить»
илыршкәакәеит «то (в.) она сде
лала белым»; аиаша «прямой»
ариашара «вы
равнивать»:
исыриашеит «то (в.) я выпрямил»;
«тес
«сделать тесным»:
айыр0шъеат
«то (в.) я сделал тесным»;
«красивый»
айыр8шёеат
«то
(в.) я скрасил, сделал красивым».
Всем переходным глаголам, образованным от основ ка-
чественных прилагательных посредством каузативного
р, коррелируют непереходные одновалентные глаголы с
суффиксом
, образованные от этих же основ, а дополни-
тельной семантике «сделать», «превратиться» коррелиру
ет
потенциальная семантика «стать».
абеиа
арбеиара «сделать бо
гатым дсырбеиеит «я его
сдел
ал богатым».
абеиахара «стать бога-
тым»:
беиахеит «я стал бо
гатым»
аршкәакәара «сделать
бе
лым»: исыршкәакәеит
«я то (в.) сделал белым
ашкәакәахара «стать бе-
лым»: сышкәакәахеит «я
стал белым».
(а- л-ыр7–быргат
«то (в.) она оправдала, обосновала,
аргументиро
вала), мотивированные основы которых обладают
конверсивностью. В зависимости от синтаксической функции
они выступают в предложении то как существительные:
сҳәеит «я сказал правду», то как прилагательные: ажәа
«правдивое слово».
33
ариашара «сделать ров
аиашахара «стать ров
ным, правильным»: ииаша
хеит «то (в.) стало ровным»,
Словообразовательные возможности форманта
значи
тельно выше, чем
р: он в состоянии образовать непероход
ный динамический глагол от любого существительного:
«девочка»
«стать девочкой»:
«она
стала девочкой»;
«мальчик, юноша»
«стать юношей»:
«он стал юношей»;
«стать женщиной»:
«стать женщиной»; ахаҳә «камень»
ахаҳәхара «стать кам
«то (в.) стало камнем», от числительного:
«три»
ах
ахара «стать третьим»:
хеит «стало тре
используется языком для образования форм
с каузальным значением не только от прилагательных, но и
от существительных, числительных. Однако продуктивность
форманта
как образователя спрягаемой формы пере
ходного глагола пока не велика. Обращает на себя внимание
позиция личного показателя субъекта, который становится
после именной основы, перед формантом
Обычно в пе
реходных глаголах со сложной основой показатель субъекта
ставится между компонентами основы. Второй компонент
является носителем основной лексической семантики, (и
з
блит «то (в.) я сжёг в чем
то глу
боком»). В данном же
случае носителем основной семанти
ки является компонент,
предшествующий показателю субъ
ект, формант
же вы
ступает в функции суффикса, дополняющий основное зна
чение имени каузально
превратительной семантикой: абзиа
«хороший»
«сделать хорошим, оздоровить»:
«его я сде
лал хорошим»;
«человек»
«сделать че
ловеком»:
«его (ч.) сде
лал человеком»;
«правда»
«сделать
правдой»:
а7–быргыйтъат
«то (в.) я сделал правдой»;
«два»
«удвоить»:
«то (в.) я удвоил»;
«плохое»
а
«сделать плохим»:
«его (ч.) я сделал плохим»,
«сделать
без
результатным»:
«то (в.) я сделал безре-
зультатным» (об этом ниже).
в сочетании с показателем масдара
стал использоваться для образования слов, лекси
ческое
значение которого указывает на процесс превраще
ния в
то, на что указывает мотивированное имя: астиль «стиль»
«стилизация», абсолиут «абсолют»
«абсолютизация», абстракт «абстракт»
«абстрагирование», аурыс «русский»
«руси
фицирование» (А. Д. Хециа),
«сделать
безрезультатным»:
«то (в.) я сделал безре
зультатным».
спользование форманта
в указанной функции пока
ограничено. Чаще всего эта семантика передается описа
тельно, в сочетании с вспомогательным глаголом азура «де
лать»: астилизациа азура «стилизировать», амеханизациа
азура «механизировать», аидеализациа азура «идеализи
ровать», абсолиутизациа азура «абсолю
тизировать» (к. В.
омтатидзе).
В абхазском языке можно выделить глаголы, которые вы
ражают оппозицию каузатив – антикаузатив лишь на уровне
лексики. наличие этой супплетивной оппозиции стало осно
ванием невозможности образования каузативной формы
посредством форманта
р: афара «кушать»
«на
кормить» (к афара
невозможно присоеди
нить, т. к. эту се
мантику передает
, к
не присоединяется
за того, что он трехвалентный глагол:
«тем
(в.) ее я накормил», акаҳара и «падать»
акажьра «бросить»,
«выгнать».
В образованиях с формантом – р выделяется группа гла-
голов, в которых данный формант утратил деривационно
грамматическую каузальную функцию. Сегодня они не
имеют соотносительных мотивированных глаголов, которые
позволили бы им образовать бинарную оппозицию
интра
зитив / транзитив. Семантика большинства из них выражает
действие, состоящее из неоднократно повторяющихся ак
тов:
аркьыкьра «запеть тонким голосом», а
кро
шить, мять (о сыре, мамалыге)»,
«лизать»,
«шлифовать»,
«полоть»,
нанизывать»,
«подстричь», архиара «настроить (о инструмен
те), накрыть (о столе)»,
«обворовывать»,
«накрапать на что
то»,
встряхивать»,
распороть (о полости живота») (к. В.
омтатидзе).
В ранних работах, посвященных морфологии глагола, аф
фикс р квалифицируется как морфологический формант,
зующий глагольную категорию, в то же время отмечая
его словообразовательную возможность. В работе Ш. к.
Аристава «Грамматика абхазского литературного языка»
р
относится к словообразовательным формантам. Анализ ма
териала свидетельствует о том, что каузативный формант
р,
с одной стороны, является морфологическим показателем,
посредством которого интразитив переводится в транзитив,
образуя коррелятивные пары интразитив
транзитив, с дру
гой стороны, это словообразовательный формант, который
вносит в лексическое значение мотивированной основы зна
чение каузальности. В одних
случаях каузальная семанти
ка слабо выражена, но все же выражена, в русском языке
им часто соответствуют лексические каузативы: сыцәеит «я
уснул»
дсырцәеит «его (ч.) я усыпил».
В большинстве же случаях налицо семантика активной
каузации, которая характерна образованиям, мотивирован-
ным как непереходными, так и переходными глаголами. как
словообразовательный формант он выступает и в глаголах,
мотивированных прилагательным.
ПРЕВЕРБныЕ ОБРАЗОВАниЯ
В абхазском языке, как и во всех абхазско
адыгских язы-
ках, выражение пространственных отношений в основном
сосредоточено в глаголе. Отсутствие категории склонения
в имени, слабая послеложная система компенсируются ши-
роко развитой системой лревербов.
Состав превербов очень пестрый. Они образуют слож
систему, в которой представлены превербы. выра
направление действия, локализацию действия и состояния,
а также превербы, выражающие как локализа
цию действия и
состояния, так и направление действия. Для этих превербов
выражение направления действия и локализации действия
или состояния является их грамма
тическим значением.
Однако, выполняя грамматическую функцию, они одновре
менно выступают в роли словообра
зовательных формантов,
благодаря которым образовано множество глагольных лек
сем. В превербную систему вхо
дят и такие превербы, кото
рые сегодня утратили граммати
ческие значения и выступают
лишь в роли деривационных формантов. Превербное обра
зование, пожалуй, составляет ядро глагольного словообра
зования, потенциальные воз
можности которого не исчерпа
ны, а, напротив, все более активизируются.
Сложность системы как в плане содержания, так и в плане
выражения позволяют внутри превербов произвести ряд си
стематизации, руководствуясь различными критериями, про
диктованными спецификой абхазских превербов. например,
такими критериями могут стать: их лексико
грамматическая
семантика и дистрибуция в глагольной ос
нове, их сфера
использования и словообразовательные возможности, их
структура и хронология, их влияние на оранжировку лице
выми показателями основы глагола и на структуру предло
жения, а также на акцентную характери
стику производной
Основное противопоставление превербов проявляется
ни уровне их грамматического значения, а также дистрибу
ции, что послужили основой для классификации превербов,
ставшей традиционной, разделяя их на направительные и
локальные. А между тем, по этой классификации к локаль
ным превербам отнесены также превербы, которые, утратив
грамматическое значение, выступают лишь в деривацион
ной функции.
ОБРАЗОВАниЯ С лОкАльныМи ПРЕВЕРБАМи
Одной из характерных особенностей глагольного сло
вообразования абхазского языка является использование
локальных превербов. В абазинском языке, как и в других
абхазо
адыгских языках, глагольное словообразование по-
средством локальных превербов также является одним из
производительных способов. Ведущие исследователи
кавказоведы
П. к.
слар, Ж. Дюмезиль, А. н. Генко, к. В.
омтатидзе, М. А. кумахов, Г. В. Рогава, 3.
. керашева, к.
Р. н. клычев и др.
не могли не обратить внимание
на столь яркое проявление специфики абхазско
адыгских
языков, посвящая этой проблеме статьи, разделы в грамма
тиках, монографиях и специальные исследования,
вы
полнен
ных на материале абхазского и абазинского языков,
омтатидзе к. В. к структуре сложносоставных глагольных основ
в абхазском языке.
берийско
кавказское языкознание.
, т. IV.
Тб . 1953; Она же. Статические и динамические глаголы в абхаз-
ском языке (по абхазско
абазинским диалектным данным).
т. VI., 1954; Она же. Основные виды локальных превербов и их
оформление в абхазском и абазинском языках. Тб.. 1982; Гублиа Р.
к. Превербы направления в глаголах абхазского языка (Авторефе-
рат канд. диссер.), Тб., 1972; клычев Р. н. Глагольные суффиксы
направления в абхазском и абазинском языках. Черкесск, 1972;
Он же.
окально
превербное образование глаголов абазинского
языка, Черкесск, 1994. Шакрыл к. С. Аффиксация в абхазском
языке. Су
хуми. 1961. Шинкуба
. В.
менные основы
превербы в
абхазском глаголе. Труды Аб
. Т. ХХV. Сухуми. 1954; Он же.
Сопряженные корни с превербами в абхазском глаголе. Труды
. Т. ХХVIII. Сухуми, 1957.
необходимо особо выделить работы к. В.
омтатидзе и Р.
н. клычева. Основные положения о ло
кальных превербах
представлены в статьях и монографии к. В.
омтатидзе, ко
торые были дополнены обстоятельны
ми изысканиями Р. н.
клычева. В этих работах определен объем локальных пре
вербов (по монографии Р. н. клычева в абазинском языке
их, включая и варианты. 160), произве
дена систематизация
с позиции их структуры (простые, сложные), семантики (аб
страктные, конкретные), установ
лены связи локальных пре
вербов с именными основами и их роль в выражении илла
тивного и элативного направле
ний действия, выявлены их
влияние на оформление произ
водной основы спрягаемого
глагола и возможности почти каждого преверба сочетаться
с корне
суффиксами, с осно
вами глаголов и со связанными
корнями (анализ проделан на материале абазинского языка
Р. н. клычевым), опреде
лен состав корне
суффиксов соче
тающихся с локальными превербами.
количество локальных превербов в абхазском языке зна
чительное. Структура основной массы превербов про
стая.
Чаще всего эти превербы представлены одной со
гласной
фонемой напр.: д, н,
6ъ, 8...
или фонемами
со
гласной и глас
ной а. которая в определенных условиях сменяется гласным
ы или ноль звуком, напр.:
// цы //
, ла // лы // л, ва // вы //
в. ха // хы х
Встречаются пре
вербы, состоящие из двух со
гласных и гласного
, который также чередуется с
и нулем
звука, напр.:
Превербы сложной структуры являются преимущест-
венно результатами сложения простых превербов, напр.: кы
Простые превербы исторически восходят к именным
корням, которые могут выступить с локальным значением –
дом, помещение, двор, угол, вода, лес, поле, очаг или к име
нам, обозначающим части тела
рука, голова, нога, сердце,
рот... Этимологическая связь многих из них с кор
нями соот
ветствующих имен и сегодня четко прослеживается напр.:
–7–
«дно»,
А а
ны «дом», ва А авара «бок»,
А
39
«рот», г
а // к
а А
«угол» и т. д. Однако немало
и таких, которые утратили свою этимологическую мотивиро
ванность (к. В.
омтатидзе).
Древними и первичными превербами являются про
стые превербы, более поздними и вторичными
сложные.
Хронология превербов, надо пологать, начинается с абхазо
адыгского языкового единства.
Процесс глагольного словообразования посредством
превербов продолжается и по сей день.
Преобладающая часть локальных превербов принимает
форму любой парадигмы статического глагола. Они
оформляется всеми формантами статических глаголов:
: далоуп «он (ч.) находится в чем
то (в массе)», далан «он
(ч.) находился в массе»,
«хотя бы он находился в
то», далазар «если «он (ч.) находится в чем
то», далам
он (ч.) не находится в чем
то, далазаап «оказывается «он (ч.)
находится в чем
то», алазаара «нахождение в чем
то».
окальные превербы к исконно статическим глаголам не
присоединяются. но могут включиться в основу некоторых
глаглов, которые образуют как статические, так и динамиче
ские парадигмы: атәара: стәоуп «я сижу» А с
атәоуп «я
в чем
то внутри чего
то сижу», агылара; сгылоуп «я стою
«я под чем
то стою», сы
нагылоуп «я в по
мещении стою».
Способность данной группы превербов стать основой ста
тических глаголов характерна лишь для абхазского и абазин
ского языков. В адыгских и убыхском языках нет статических
глаголов, в которых преверб выступил
в каче
стве корня.
В них преверб всегда сочетается с корнем гла
гола, образуя
основной фонд всех статических глаголов
В динамических глаголах они основообразовательные
кумахова 3. Ю., кумахов М. А. О превербах и превербных основах
в абхазско
адыгских языках. Система превербов и послелогов в
иберийско
кавказских языках. Черкесск, 1983: керашева 3.
Чкадуа
. П.
окативные превербы статических и динамических
глаго
лов в абхазско
адыгских языках. Ежегодник.
. Т. IV. Тб.,
превербы, которые сочетаются с корнями самостоятельно
функционирующих глаголов, а также со связанными, неса-
мостоятельными корнями и корне
суффиксами, напр.:
«смотреть» А
«под чем
то смотреть», ава
ра «смотреть сбоку чего
то», абара «высыхать» А а
абара
«под чем
то сохнуть», алабара «сохнуть в массе», а
«упасть (о мелком предмете) под что
то», а
ажьра «бросить
во что
то», алалара «войти во что
то», а
хра «вытащить из
под чего
то».
ольшинство локальных превербов это морфемы, обла-
дающие лексико
грамматической семантикой.
рким свиде-
тельством тому являются превербы, образующие основы
статических глаголов. В них они обретают статус лексемы,
имеющей свое лексическое значение, которое исключитель
но детально конкретизирует местонахождение субъекта. Они
не просто указывают на местонахождение субъекта в чем
то.
под чем
то, на чем
то и т. д.. а еще и уточняют именно в чем,
на чем, напр.: находиться внутри строения
ноуп, на
ходиться в полости живота
и
роуп, находиться в чем
то
круглом
иаг
ылоуп, находиться в глотке
их
лоуп, нахо
диться в массе чего
то
иалоуп, находить
ся на поверхности
чего
то плоского
иқәуп, находиться в чем
то огороженном,
углубленном, в сосуде
оуп, нахо
диться в углу
оуп.
Семантика локальных превербов, находящихся в основах
динамических глаголов, дополняет основную лексиче
скую
семантику глагола, определяя локализацию выражен
ного им
действия и тем самым изменяя ее. Семантика основы пре
вербного глагола отличается от производящей настолько,
что правомерно преверб считать деривационным форман
том, напр.: абылра «гореть»
«гореть под чем
то,
подгореть», алара «прыгать»
аг
ара «выпрыгнуть
изнутри чего
то», аиара «лечь»
адиалара «прильнуть, при
лечь рядом с кем
чего л.» акра «держать» –
«держать
что
то над чем
то, нацелить, направить».
Сочетаясь со связанными глагольными корнями, семан
тика данных морфем также модифицирует семантику свя
41
занного корня, указывая на место действия. Однако ввиду
того, что связанные корни не могут существовать как само
стоятельные лексемы без детерминирующего элемента, ло
кальная морфема становится неотъемлемой частью основы:
«упасть под что
то», а
ажьра «бросить во что
то
глубокое», авсра «пройти мимо чего
то», а
ара «выгнать
(скот, птицу из чего
то)».
Основное лексическое значение в образований, пред
ставлящих собой сочетание локального преверба и корне
суфикса, формирует локальный преверб. Семантика корне
суфикса очень абстрактная:
выражают движение,
действие, напр.: а
алара «войти во что
то огороженное,
углубленное»,
«выйти из чего
то огороженного, углу
бленного», аг
алара «войти в угол»,
«выйти из угла»,
«положить во что
то»,
а вытащить из чего
то». В данных образованиях локальный преверб не только
преверб, а корне
суффикс не только суффикс. Они совмест
но образуют одну основу, чья лексическая семантика пред
ставляет собой сплав двух значений. В этих образованиях
нет производящей основы. к. В.
омтатидзе, определив осо
бенности локальных превербов и корне
суффиксов, очень
точно назвала их осново
превербами и корне
суффиксами:
локативы в статических глаголах
основы, в динамических
глаголах – и основы, и превербы, также и корне
суффиксы:
они и корни, и суф
фиксы, (подробнее ниже).
как было сказано выше, все локальные превербы лекси-
чески значимы. Однако выражаемые ими лексические зна-
чения не равны. наблюдаемые расхождения сводятся к сте
пени конкретизации локальной семантики (к.В.
омтатидзе).
Часть из них выступает с узким конкретным значе
нием. Таким
значением преимущественно наделены превербы
чья связь с исходным словом пока не утра
чена. к ним от
носятся превербы:

«дом»):
дыюн–тъеат
«он (ч.)
сел (в доме)»,

«угол в доме»):
«та
(в.) стоит в углу», бжьа (А абжьара «средний, промежуточ
ный): дрыбжьагылеит «он (ч.) встал между ними», шьа (А
ашьапы «нога»): илышьалцеит «то (в.) она надела на ногу,
обулась»... Многие из них весьма не продуктивны.
х слово
образовательные возможности могут быть ограничены 8
словами.
Другая часть превербов обладает общим, абстрактным
значением, что позволяет многим из них быть многознач-
ными. Помимо превербов
основ с прозрачной этимологией в
данную группу входят и такие, вне глагольной основы ко
торые
сегодня ничего не означают. Так, преверб
основа
выража
ет нахождение, действия в чем
то глубоком, огоро
имеющем стены (яма. двор, сарай, море, стакан, ведро...),
переносное значение
находится в учебном за
ведении,
учебный процесс; ау
ра д
оуп «он (ч.) находится в огороде»,
ашкол д
оуп «он (ч.) учится в школе»,
и
оуп «то (в.)
находится в стакане»... ла выражает массу ( вязкую, топкую,
сыпучую, массу людей), переносное значе
объединение
людей, союз:
алеит «он (ч.) залез в грязь»,
дрылоуп «он (ч.) находится в массе людей», апартиа
далоуп «он (ч.) находится в пар
выражает нижнюю
часть чего
л., нахождение, действие под чём
л., переносное
значение
находится под крышей в качестве продавца, по
купателя; находится в чем
то, образуя одно целое: ахчы
«то (в.) под подуш
кой», ихахәы
«его
волосы были подстрижены»,
–дъ6ь–н ды7оуп
«он (ч.) прода
вец магазина», саргьы уахь са
анакуеит «и я туда вхожу (как
единое целое)».
Словообразовательная продуктивность этих превербов
очень высокая.
Однако можно выделить и такие превербы. которые на-
делены абстрактным значением, но не обладают высокой
степенью продуктивности.
Часть локальных превербов, объединенных в группу
превербов
основ, функционируют в вариантах
вариант с
исходом на гласный
и вариант с исходом на согласный или
гласный
, т. е. редуцированный вариант:
0– - 0 // 0ы, 7– - 7
43
// 7ы, в– - в // вы, г – - г // г ы.
каждый вариант имеет свою
сферу реализации, которая зависит от его грамматического
значения. Словообразовательные воз
можности вариантов
регулируются этими грамматическими значениями.
Грамматическое значение варианта с исходом на глас-
выражает локализацию состояния в статических гла-
голах, а в динамических глаголах
локализацию действия
и направление, ориентированное на локализацию действия
иллативное (адитивное, центростремительное) направ-
ление. Место нахождение говорящего не берется в учет. Это
грамматическое значение позволяет варианту с исхо
дом на
гласный
а) стать основой статического глагола, обретая все сло
7–
-
«он (ч.) находится под чём
- дыюноуп
«он (ч.) находится в доме», шь
оул «он
(ч.) лежит»,
б) сочетаться с основами динамических глаголов, чья
семантика позволяет выразить место действия, на что ука-
зывает локальный преверб. или направление действия к
отому месту: а
агылара «становиться под чём
«сломать внутри чего
«сесть сбо
ку»,
«встать в угол»,
о) сочетаться со связанными глагольными корнями с со-
ответствующей семантикой: а
аҳара «упасть во что
то
глубокое», з
ажьра «бросить под что
«упасть
(о мелком предмете), во что
то топкое, вязкое, в массу».
Грамматическое значение редуцированного варианта –
выражение локализации действия и его направление, ори-
ентированного от локализации действия
элативное (аби
тивное, центробежное) направление. Он не образует стати-
ческой формы. Данный вариант преверба сочетается с гла
гольными основами и связанными корнями, чья семан
тика
позволяет выразить элативное направление: а
гара «вы
нести, вывести из чего
то», авгара вынести, вывести сбоку
чего
то», а
рыцкьара «изнутри вычистить»,
«снизу
вылететь»,
«из чего
то выпасть», а
хаара «из
чего
то светиться».
Однако необходимо отметить, что аблаутное чередова-
ние гласного а преверба не дает соотносительных пар, ко-
торые, имея одну основу, противопоставлялись бы по про-
тивоположным направлениям.
сключение составляют
лишь несколько глаголов: а
ацалара «загнать (скот) в ого-
роженное место»
а
цара «выгнать (скот) из огороженного
места», а
ашәара «упасть (о мелком предмете) во что
то»
шәара «выпасть из
под чего
то», а
ажьра «бросить что
то
(в яму, в сосуд)»
«выпустить из чего
то». Варианты
превербов сочетаются с разными глагольными основами и
связанными корнями: а
га
ра «вне
сти во что
то»
га
ра «вынести из чего
то», а
ра «положить
во что
то»
а
х
ра «вынести, вы
тащить из чего
то»,
ра «ложиться»
ра «подняться».
Грамматическое значение варианта с гласным исходом
шире, чем грамматическое значение редуцированного ва-
рианта, а следовательно, и словообразовательные воз-
можности варианта с исходом на а шире, чем у редуциро-
ванного варианта.
окальные превербы. представленные согласной фоне-
мой или с согласным исходом, функционируют без вариан-
тов.
х грамматическое значение фиксирует лишь место
действия и состояния. В отличии от превербов, реализую-
щихся в вариантах, они не выражают направление дейст
на направление действия указывает лексическая се
мантика
мотивированной основы глагола.
зложенные грамматиче
ские значения позволяют превербам:
а) стать основам статических глаголов:
: иқәуп «то (в.)
находится на поверхности, на плоскости», н: иануп «то (в.)
находится (на тарелке, листе...)»;
б) сочетаться с основой динамических глаголов, не за-
вися от указанного в основе направления: ақәтәара «сесть
что
л. плоское», ақәгара «убрать, снести с чего
то пло
ского»,
«слететь с чего
то плоского», адгылара
«пристать к чему
то вертикальному»,
«прило
жить к
чему
то вертикальному, плоскому», но здхра «снять с чего
то
вертикального, плоского».
45
Словообразовательные возможности всех превербов
основ значительно расширены за счет использования группы
морфем, которые как деривационный формант со
четаются
лишь с лревербами подобного плана.
х четыре
Данная четверка морфем впервые была вы
делена про
фессором к. В.
омтатидзе. Ею были выявлены и их осо
бенности. Подобно связанным корням, перечислен
ные мор
фемы лексемы самостоятельно не образуют. Од
нако связан
ные корни обладают лексической семантикой и довольно
таки конкретной, чего нельзя сказать о четверке морфем.
х семантика очень абстрактная и она проявляет
ся лишь в
сочетании с локальными лревербами. Данная четверка от
личается от связанных корней еще и тем, что она помимо
словообразовательной функции выполняет и ряд граммати
ческих функций. В зависимости от исполняе
мой ими грамма
тической функции морфемы группируются в пары. Так, пара
в сочетании с превербом
основой об
разует переходный
глагол, пара
непереходный глагол. Другая комбинация
пар, построенная с учетом исхода морфем, ла. ца вносит
в производную основу значение иллативного направления,
элативного направления. Пара
образует гла
голы с семантикой движе
ния, пара
с семантикой дей
читывая то, что данная четверка морфем, с одной
стороны, является дери
вационным формантом, с другой
стороны, реляционным формантом, а также их абстрактную
семантику и частот
ность использования, в специальной ли
тературе, как было сказано выше, они получили название
корне
суффиксов (к В.
омтатидзе).
сполняемые корне
суффиксами грамматические функ-
ции можно изобразить в виде следующей схемы.
ллативное
Элативное
ходные
глаголы
Глаголы
Переход
глаголы
Глаголы
так, корне
суффиксы
образуют синонимиче-
скую пару непереходных глаголов, корне
суффиксы
– синонимическую пару переходных глаголов. Синонимы в
паре противопоставляются лишь по выражаемыми ими на-
правлениями: лексемы с корне
суффиксами
жают
направление к месту действия (иллативное направ
лексемы с корне
суффиксами
– от места дей
ствия (эла
тивное направление).
тем не менее их считать словофор
мами одной лексемы нельзя, т. к. основы у них разные:
алалара: далалеит «он
(ч.) вошел во что
то (топ
кое,
вязкое)».
«то
(в.) он внес во что
то (топ
кое, вязкое, в массу...)».
- –л7р–4 д–л7ат
«он (ч.)
вышел из чего
то (топко
го,
вязкого...)».
алхра: иалихит «то (в.)
он вынес, выбрал из чего
то
(топкого, вязкого
Почти все превербы
основы в состоянии сочетаться с
каждым из четверки корне
суффиксов. Встречающиеся ог-
раничения вызваны их лексико
грамматическими значе-
ниями: сочетающиеся морфемы должны обладать лексиче-
ской совместимостью и грамматическим соответствием.
Ввиду того, что в грамматическом значении превербов,
представленных согласной фонемой или с согласным ис-
ходом, нет указаний на направление действия, они могут
соединяться со всеми корне
суффиксами.
окативные пре
вербы, реализующиеся в вариантах, также могут сочетать-
ся со всеми корне
суффиксами. Однако сочетаемость ва-
риантов с корне
суффиксами дифференцирована, что обу-
словлено грамматическим значением сочетаемых морфем.
Грамматические значения вариантов должны соответство-
вать грамматическим значениям корне
суффиксов. Поэтому
вариант с значением иллативного направления сочетается
с корне
суффиксом аналогичного направления, и вариант с
элативным направлением
с корне
суффиксом соответст-
вующего направления, т. е. вариант с исходом на а сочета-
ется с корне
суффиксом. имеющим гласный исход, и, на-
оборот, вариант с исходом без а
с корне
суффиксом, пред
ставленный согласной фонемой. В данных образова
аблаутное чередование гласных исходов сопряженных мор
фем выступает как средство выражения противопо
ложных
направлений.
непереходные глаголы
превербы
корне
суффикс
–0–л–р–4 й0–леат «
я вошел во
что
то (глубокое, огорожен
–0ы7р–4 й0ы7ат
«я вышел из
чего
то (глубокого, огорожен-
ного...)».
–7–л–р–; йы7–леат
«я полез,
вошел под что
то».
–77р–4 йы77ат
«я вышел, вы-
лез из
под чего
то».
ра: сав
ит «я вышел сбоку
чего
то».
ақәлара: дықәлеит «он (ч.) пошел
по чему
то (плоскому), поднялся
поверх чего
то».
–6ъ7р–4 ды6ъ7ат
«он (ч.) со
шел с
чего
то (плоского)».
адлара: иадлеит «то (в.) при-
соединилось, пошло по чему
то
вертикальному»
«то (в.) отошло от
чего
то вертикального».
анылара: ианылеит «то (в.) пошло
по чему
то плоскому (типа тарелки,
: ианы
ит «то (в.) со
шло с
чего
то плоского (с та
релки...)».
Переходные глаголы
превербы
корне
суфикс
ара: итас
еит «то (в.) я вло
жил во что
то (глубокое, огорожен
: и
ысхит «то (в.) я выта
щил, вывел из чего
то (глубокого,
огороженно
го...)».
авалара: савалеит «я прошел сбо
ку чего
то».
авхра: иавысхит «то (в.) я снял,
вытянул сбока чего
то».
ара; иақәс
еит «то (в.) я поло
жил поверх чего
то».
ақәхра: иақәсхит «то (в.) я убрал,
снял с поверхности чего
то».
–д7–р–4 а–дый7еат
«то (в.) я при
ложил к чему
то (вертикально
му)».
адхра: иадысхит «то (в.) я снял с
чего
то (вертикаль
ного)»
ара: ианыс
еит «то (в.) я по
ложил на что
то плоское (тарелку,
лист, доску...)».
аныхра: ианысхит «то (в.) я
убрал,снял, забрал с чего
то пло
ского (с тарелки, с листа, с до
как было сказано выше, локальные превербы, представ-
ленные согласным или с согласным исходом, не обладают
функцией выражения направления действия. на направле-
ние действия указывает семантика производящей основы:
иқәсыргылеит «то (в.) я поставил на что
то плоское»,
иқәылгеит «то (в.) она убрала с чего
то плоского»,
аблеит «то (в.) приклеилась к чему
то», иад
ьеит «то
(в.) с чего
то отлетело». Однако языку понадобились илла
тивное и элативное значения выразить формально, и он
использовал аблаутное чередование превербов с гласным
исходом, образовав варианты
вариант с гласным исходом
а и вариант с исходом на ы или с нулевой огласовкой. Вы-
бор варианта опять диктует лексическая семантика произ-
водящей основы (да
агылеит «он (ч.) под что
то встал, но
не да
гылеит). В абхазском и абазинском языках лишь не-
сколько глаголов, в которых локальный преверб посредст-
вом чередования исходного гласного а выражает самостоя-
тельно противоположные направления (об этом выше). В об
разованиях модели локальный преверб с согласным ис
ходом
+ корне
суффикс направление определяет корне
суффикс,
а в модели локальный преверб с гласным исхо
дом + корне
суффикс
они совместно. как видим, ни одно из этих средств
не является универсальным, способным охватить все много
образие глагольных основ, а также одну и ту же основу про
тивопоставить по противоположным на
правлениям.
читывая несостоятельность части локальных превер-
бов, не имеющих гласного исхода, выразить направление,
логично заключить, что данная функция для всех локаль
превербов не является основной. Основное назначе
ние их
выражение локализации действия и состояния.
В качестве специального выразителя направления дей-
ствия по отношению к его локализации язык стал исполь-
зовать два суффикса
Суффиксы
присоединяются только к превербным
основам глагола. Однако надо отметить, что они охваты
вают лишь незначительную часть основ подобной модели.
Суффикс
выражает иллативное направление, суффикс
элативное направление по отношению к локализации
действия. Присоединяются они к основам, в которых превер
бы выражают соответствующие им направления. Так, суф
фикс ла реализуется в основах глаголов, в которых преверб
также указывает на иллативное направление, т. е. вариант
превербов с исходом на гласный
: а
нагалара: и
наргалеит
«то (в.) они внесли в дом», а
нажьлара: ды
ит «его (ч.) они впустили в дом», а
нацалара: и
ит «то (скот, птицу) он загнал в помещение», а
алара:
«он (ч.) на что
то наступил», а
агалара:
аигалеит «то (в.) он ввел во что
то огорожен
ное», то (уро
жай) он собрал», а
архәылара: и
аирхәылеит «то (о глазах)
омтатидзе к. В. к структуре сложносоставных глагольных основ
в абхазском языке.
, т. IV. Тб., 1953.
–7–7–р–4 а–7–йцеат
«то (в.) я по
ложил под что
то».
а–7йхат
«я то (в.) вытащил
под чего
то».
ава
ара: иавас
еит «то (в.)я при
ложил к боку чего
то»
авхра: иавысхит «то (в) я вытянул
с боку чего
то»
51
он прищурил, нахмурился», а
аё––акылеат
«то
(в.) опустил в воду».
Суффикс аа присоединяется к основам, в которых ло-
кальный преверб указывает на элативное направление – ре
дуцированный вариант преверба:
«то (птица) вылетела из чего
то», а
хаара:
«то (в.) изнутри светится», а
ыжаара: и
ыржаауеит «то (яму)
они роют», алкаара: иаликаауеит «то (в.) он из чего
то вы
деляет», а
ыфаара: и
ифаауеит «то (в.) (середину чего
то)
он съедает».
направительные суффиксы
также присоединяют-
ся к основам глаголов, в которых локальный преверб не
выражает направления
это превербы, представленные
согласным или с согласным исходом. В этих образовани
ях они являются единственными выразителями направле
ния. Присоединяются они чаще всего к таким превербным
гла
голам, в которых лексическое значение производящей
новы не содержит каких
либо указаний на направление:
адныҳәалара: иудысныҳәалоит «тем я тебя поздравляю»,
хьалара: ирыди
хьалеит «к чему
то он их пригласил»,
адҳәалара: иадиҳәалеит «то (в.) он к чему
то привязал»,
әалара: иани
әалеит «то (в.) он налил во что
то плос-
кое», акыд
аблара: икыдир
аблеит «то (в.) он к чему
то
плоскому приклеил»,
«то (птица...) от
чего
то вылетело».
Правомерно предположить, что именно эти превербные
образования обусловили появление новых выразителей на
правления. Затем по аналогии суффиксы
да стал при
соединяться к образованиям, превербы которых выра
жают
направление.
В основу превербного глагола модели локальный преверб
+ корне
суффикс не вводится направительный суф
фикс. Это
можно объяснить тем, что корне
суффикс очень четко ука
зывает на направление. на направление указыва
ют и вари
анты локального преверба с гласным исходом.
языка нет
необходимости вводить в основу функционально
го дублера.
Суффиксы ла, аа не вносят в основу каких
либо лекси-
ческих изменений или дополнений. Это морфологические
выразители направления, которые совместно с локальными
превербами формируют основу.
Процесс формирования превербных основ посредством
суффиксов
явление позднее (к. В.
омтатидзе). Он
относится к проабхазско
абазинскому единству, о чем сви-
детельствуют суффиксы г|а (А аа),
, используемые аба
зинским языком в аналогичной функции
. Сфера их ис-
пользования узка. какова же перспектива данных суффик-
сов пока не ясна.
окальные превербы сочетаются также с суффик
сом ха, означающий «застрять, задержаться» с оттенком
вольности, вне воли деятеля. Р. н. клычев в работе
окально
превербное образование глаголов абазинского
ка» дает перечень всех абазинских локальных превер
бов, с которыми сочетается суффикс
В абхазском языке данный суффикс присоединяется поч
ти ко всем локальным превербам, которые могут стать осно
вой статических глаголов:
юн–4 дыюн–хеат
«он (ч.) задержал
ся в доме», д: иадхалеит «то (в.) пристало, задер
жалось на
то вертикально плоском»,
а: и
ахеит «то (в.) застряло в
то»,
а: иа
ахеит «то (в.) застряло, при
давило под чем
то», да
ахеит, перен. «проиграл».
Внутри локальных превербов можно произвести класси-
фикацию, положив в основу способность преверба вводить
в глагольную основу показатель косвенного объекта. Моно-
графическое исследование к. В.
омтатидзе «Основные
виды локальных превербов и их оформление в абхазском и
абазинском языках»
показало, что с позиции возможно
введения в глагольную основу показателя косвенного объ
екта все локальные превербы можно разбить на две группы
клычев Р. н.
окально
превербные образования глаголов абазин-
ского языка, 1994, с. 76
омтатидзе к. В. Основные виды локальных превербов в абхаз-
ском и абазинском языках. Тб., 1982, с. 90.
локальные превербы, реализующиеся в основе глагола без
показателя косвенного объекта, локальные превербы, реа
лизующиеся в основе глагола с показателем косвенного объ
екта.
Семантика первой группы локальных превербов, как от-
мечает к. В.
омтатидзе, в основном носит более конкрет-
ный характер, посредством их образуются новые конкрет
глагольные основы с минимальной степенью обобще
ния ло
кальной функции преверба. Они не нуждаются в ка
других конкретизациях, включении каких
либо но
вых личных
показателей в глагольную форму, напр.:
юны4 дыюноуп
«он (ч.)
находится в доме»,
эщъ–4 дыэщъ–тъоуп
«он (ч.) сидит перед
очагом», гара: дгароуп «он (ч.) в люль
ке находится», и др. но
в эту же группу входят и локальные превербы с абстрактным
значением: кыд: дкыдлеит «он (ч.) полез, пошел по вертика
а: д
оуп «он (ч.) находится внутри, в чем
то глубоком,
огороженном». некоторые пре
вербы этой группы могут вы
ступить с показателем косвен
ного объекта в III лице множе
ственного числа, если соотно
сящееся с ним имя выражает
множественное число, или же с относительно
местоименным
показателем зе.
–юн6ъ– зе
гьы ҳ
налон «мы заходили во
все дома», д
з
ы
наз «то, в котором он находился, жил»,
ашкол д
оуп «он (ч.) в школе находится, учится»
ашколқәа
оуп «он (ч.) находится, учится в (различных) школах»,
оу «то, в котором он находится, учится».
Во вторую группу входят превербы с абстрактной семан-
тикой, а также превербы, обозначающие части тела. С вве-
дением их в глагольную основу количество личных показа-
телей увеличивается на одно лицо за счет показателя кос-
венного объекта: м
а: ирымцасы
сеит «то (в.) я перед ними
рассыпал», шьа: исышьал
еит «то (в.) она на мою ногу на-
дела», м
«тем (в.) она меня опоясала».
Часть из этих превербов в одной и той же глагольной
нове может реализоваться то с показателем косвенного
объекта, то без показателя косвенного объекта. Такое про-
тивопоставление превербов происходит лишь тогда, когда
объект, на что указывает семантика локального преверба,
представлен в единственном числе класса вещей, в гла-
гольной основе он должен был быть представлен форман-
том а. на уровне I и II лица единственного и множест-
венного числа, а также III лица множественного числа про-
тивопоставление не существует: а
ла дықәуп «он (ч.) на де
реве»
а
лақәа ирықәуп «они на деревьях». По мнению к. В.
омтатидзе, отсутствие показателя III лица класса ве
щей а
вызвано не фонетическим процессом, а морфологи
ческим. В
абхазском и абазинском языках личный аффикс а не подвер
гается процессу перехода а > ы (А), «...такое объяснение (на
фонетической основе) вышерассмотренного факта исключа
ется и потому, пишет она, что именно в III лице категория
вещей находит отражение морфологиче
ское противопостав
ление определенной, конкретной фор
мы и неопределенной,
абстрактной формы глагольного об
разования с локальным
превербом (все остальные лица – только конкретные)»
наче говоря, если локальный преверб входит в отношение
с конкретным лицом и выступает в функции послелога, то
в глагольной основе преверб представлен с личным пока
зателем косвенного объекта, а если же локальный преверб
выступает в абстрактном, на
речном значении, а отсутствует,
сравните.
ура д
а
л
ит
«он
оставил службу».
абна ды
л
ит он вы
шел из лесу».
ауардын д
а
қә
уеит
«слезает с арбы».
уа
әы ды
қә
уеит
«завтра отправляется».
В рассмотренных превербах можно выделить группу, ко-
торая, сочетаясь с корне
суффиксами, может выразить дей
ствие, распространяющееся на самого субъекта
деятеля,
иначе говоря, может выразить семантику субъект
ной версии.
При выражении указанной семантики показа
тель косвенно
го объекта совпадает с показателем субъек
та, показатель
косвенного объекта приобретает значение притяжатель
ности. Основная масса этих превербов восхо
дит к словам,
Примеры взяты из монографии к. В.
омтатидзе.
означающим части тела: шьа
корень слова ашьапы «нога»:
исышьасцоит «то (в.) я надеваю на свою ногу», исхасцоит
«то (в.) я надеваю на свою голову», исы
вас
оит «то (в.) я
подкладываю к своему боку» (к. В.
татидзе).
В функции субъектной версии могут выступить и некото-
рые превербы с абстрактной семантикой: қә: исықәыс
«тем (в.) я себя накрыл»,
а: исы
еит «ту (в.) я под се
бя
постелил», д: исыдысцеит «то (в.) я к себе приложил», (см.
раздел «Версионные образования»).
В глаголах, где нет показателя косвенного объекта (од
ноличные и двухличные переходные) с введением локаль-
ного преверба, реализующегося с показателем косвенного
объекта, как было сказано выше, косвенный объект появ-
ляется, трансформируя одноличный глагол в двухличный,
двухличный
в трехличный:
«я сажусь»
«я рядом сажусь», с
гылоит «я встаю»
с
вагылоит «я ря
дом (сбоку) с ним встаю».
В глаголах с показателем косвенного объекта локальный
преверб или совсем вытесняет его
это бывает в том слу-
чае, когда преверб реализуется без показателя косвенного
объекта: д
сит «он (ч.) его ударил», но
а6ьышъ д0–йат
«он
по его губам ударил», д
ацәажәоит «он с ним гово
ацәажәоит «он во что
то говорит», или изменяет его функ
цию: показатель лица приобретает посессивное значение: д
и
сит «он его ударил»
д
сит «он ударил по его
лицу».
как видим, заняв позицию косвенного объекта, локаль
преверб тем самым уменьшил валентность мотивиро
ванной
Анализ фактического материала позволил к. В.
омта
тидзе выявить еще один морфологический формант, кото-
рый сопровождает локальный преверб
это подударный ы,
восходящий к а' А* йа'. Гласный ы
становится за показа-
телем косвенного объекта, перед локальным превербом:
–7–– й - ы
- 7– - 8эат
«лед подо мной сломался», ауал бы
қәы
б
еит «возложила на себя долг», ахәы
ы иан д
л
ва
гылеит «ребенок встал рядом с матерью». Подударный
в соседстве с личным показателем III ли
ца единственного
числа класса вещей а редуцируется из
за несовместимости
двух гласных, ударение же перемеща
ется на гласный
: д
леит А * да
ы
леит «он (ч.) под низ чего
то зашел,
залез», срав. сд
ры
леит «он (ч.) под низ чего
то (во
множ. числе) залез, за
шел». Выясняется, что этот подудар
встречается и в тех образованиях, в которых локатив
ный преверб реали
зуется без показателя косвенного объек
та: ацла д
ы
қә
леит «он (ч.) залез на дерево», ииар
а д
лоуп «он (ч.) лежит в своей постели». Этот
сохраняется
и в том слу
чае, когда перед ним в определенных условиях
выпадает личный показатель и:
қәы
рцеит
«через речку проложили мост»,
қәа ы
қә
нахуан «шакалы кур уничтожали».
В монографии приведены и такие примеры, в которых по
дударный
не появляется: ак
абеит «река засо
алаба шь
еит «он положил палку».
какую же функцию выполнял гласный
? По предполо-
жению к. В.
омтатидзе,ы
выполнял функцию послелогов
и наречий. «Его можно было считать, пишет она, «наречно
падежной» морфемой, функция которой приближается к
функциям «дательно
обстоятельного» падежа (возможно и
генетивно
инструментального)»
Другой, не менее важной, грамматической функцией
превербов
основ является то, что они в конструировании
предложения принимают активное участие.
как известно, имя в абхазском языке не склоняется.
Субъектно
объектные отношения выражаются посредством
двух рядов личных показателей и их расположением в гла-
гольной основе. Первую позицию занимают личные показа-
тели, условно названные рядом «Д», вторую и третью по-
личные показатели ряда «
ичными показате
омтатидзе к. В. Основные виды локальных превербов и их
оформление в абхазском и абазинском языках. Тб., 1982, с. 95.
57
ряда «Д» выражается субъект непереходного глагола или
прямой объект переходного глагола, личными показа
телями
ряда «
косвенный объект или субъект переход
ного гла
гола
Связь глагола
сказуемого с его распространителями мо-
жет осуществляться также посредством послелогов. Одна
ко
сфера использования послелогов ограничена. Так, по
слелоги
не присоединяются к именам, входящих в конст
руктивное
ядро предложения, т. е. ни подлежащее, ни личноотноси
тельные дополнения как прямое (ближайшее), так и косвен
ное не терпят возле себя послелога
п–
а - р - ымюоуп (Д. Гъ
). «Та узкая до
рога является дорогой туристов».
й––шь0ыхны –у–рдын
й - ны - 6ъа - ртъеат, 3ынл–
й - н– -
рыйуеат (Б. «ь.
). «Мой отец поднял меня и посадил на арбу,
прутью бью по буйволам».
Послелог может сопровождать лишь простое дополне
т. е. дополнение, которое связано с глаголом примы
канием,
а не личным показателем, а также обстоятельства:
рыла ҳцеит. «Мы поехали на
Сыёя–б лзы
а––йхъеат –7кы
«
для своей дочки
купила пла
тье». Ашкол ахь сцеит «
пошел
в школу
Послеложное оформление не получают и те лично
относительные косвенные дополнения, чьи соответствия в
виде локальных превербов представлены в глагольной ос-
нове или являются самостоятельными основами статиче
ских глаголов.
мя в этих случаях связано с глаголом не
только личным показа
телем косвенного объекта, но и пре
вербом. Преверб
основа накладывает на имя локальную
семантику, имя тем самым как бы выступает в объектно
обстоятельственном значении:
омтатидзе к. В. Относительное местоимение в глагольных фор-
мах абхазского языка.
Сообщение Ан ГССР, №4. Тб., 1942; Она
ессубъектные формы абхазского переходного глагола.
Т.н 1948.
Чкадуа
. П. к вопросу о некоторых обстоятельственных распро-
странителях в абхазском языке.
звестия А
Мый– –к–мб–шь а8артл–з
а-–-в–н
(С.
.). «
вол,
которого Мыса распряг, находился вдоль забора». Сабду
уара
д
тәа, аткьац ир
алон
. Шь.) «Мой дед, с огромной бородой, сидя перед тобой,
расщеплял прутья».
А0–щм–д– дгъ–гъо
д-–- –н
(
Шь.). «Старик с трудом поднимался по подъему».
–п–п ды-
оушъ– –наб–, д––р– агъы ––а7–н–
.). «куда он пришел и когда он уви
дел, что над едой
стоит поп, то очень расстроился».
Алыг–жъ дюеах–н, –втомо
баль а0–тъ–з дн–-а-в–-тэеат.
«Старик поднялся и сел
рядом
в автомобиле».
За именем объектно
обстоятельственная семантика со-
храняется и в том случае, когда соответствующий ему пре
верб в основе глагола реализуется без показания косвенно-
го объекта.
з этих двух значений ведущим является об-
стоятельственное (локальное) значение. Однако и объект-
ная семантика не менее значима: она не позволяет имени
(за редким исключением и то, как нам кажется, под влияни
русского языка) оформиться послелогами:
д-юы-6ъ-8–л–н, абжьы неаргеат
(С.
.). «Он вско-
чил на забор и закричал».
дыёйо (Б. «ь)
«Он плавал по верх холодной воды». Хьыкәы
кыраам
шуа дгылан.
Н–й лн–пы д–н––х–, –щъын7ър–8шь
ан-
.). «Хикуч долго смотря, стоя
Затем, когда она подняла руку, красногрудка залетела под
балкон».
Акь–р–хъ л–йымпы7йь–н, –лю– –хылыббы
ан–-л–-щ–ат (Б. «ь.
). «
меня выскользнул крем
невый пи
столет, исходя дымом, упал на
траву
Хьыкъы3 –юн–8йй–р–
д–н–лг–, ё––г–р– щъ– –8щ–л ––шь0ыхны
х– дны6ълеат
(С. №.
). «Хикуч, когда закончила подметать, подняла кувшин,
чтоб пойти за водой, пошла по двору». (
емыр) а
гъ–р– дл–
дыл-0–-8–лт
(С.
.). «Темыр перепрыгнул
и вошел
в ниву
Послеложное оформление не получают и такие имена,
чьи соответствия в виде локальных превербов представле-
ны в глаголах то с по
казателем косвенного объекта, то без
показателя косвенного объекта.
59
С косвенным объектом
Ашьа ицаша ада и
гылом (послов.) «кровь, ко
торя должна вытечь, в вене
не удержится».
Узышьцыло –у–юы п–ту
(послов.) «Тот, к
кому привык, не имеет ува
жения (на нем нет уваже
Аэы –къ–дыр
(и)
қә
ухит. «Ты с коня снял сед
ло».
ез косвенного объекта
Зыцъгь– ущъо
ды- л–
(послов.) «О ком го
воришь плохое, у твоего
порога стоит».
Ау–ю йъыш агъы а0оу –у–ю
а–шьу абз а - 6ъуп
(по
слов.)
«Что у умного на душе, то у
пьяного на языке».
жә
а и
ухит учин
қәа
. Шь.). «Со своих плеч ты
снял чины (погоны)».
Объектная семантика вновь становится доминирую
щей,
когда в этих же глагольных основах появляется пока
затель
лица косвенного объекта, а появление его обуслов
лено име
нем, оформленным множественным числом. Ср.:
школе
, учится в школе».
а -
«Дети
в школах
нахо
дятся,
учатся».
Естественно, встает вопрос о квалификации имени, се-
мантически связанного с локальным превербом основы
глагола, на синтаксическом уровне
является ли оно лич
ноотносительным косвенным дополнением, или это обстоя-
тельственный распространитель, не входящий в ядро пред
ложения.
ексическая семантика большинства глаголов с локаль-
ными превербами не позволяет им самостоятельно упот-
ребляться: возле них обязательны распространители, обе
спечивающие предложение полнотой информации. В дан
ном случае имеются в виду такие образования, в кото
локальный преверб выступает в своей основной функ
выражение место нахождения и место действия, а не в де
семантезированном варианте. Эти распространители в се
мантическом плане являются необходимыми членами пред
ложения:
дын
хы
абар
дны
дны
қә
леит (С.
.). «Темыр перешел
, вышел из
под
балкона
, пошел по покрытому росой
дво
». Сравни:
емыр ... дынхы
ын, ...дны
ын, ... дықәлеит.
Семантическая дефективность последнего обусловлено
тем, что опущены имена, соотносящиеся с локальными пре
вербами в основе глаголов. Такими соотносящимися эле
ментами являются для слова
«порог»
в дын
ын «он (ч.) пошел через верх чего
л.», абар
а «балкон»
в дны
ын «он (ч.) вышел из
под чего
–дъы
«двор»,
«поле»
леит «он (ч.) пошел по чем
то».
Аналогичная связь наблюдается и в нижеприведенных
Рымю– хы7ыр0– ы а–ннеа,
аю– - ны - 7ын
мыдуа
аккара
ины
лт (С.
.). «когда они подо-
шли к их повороту, они с
с машины
, пошатываясь,
во-
в рощу».
А8щъый алщъ–з –гъхь–– мкыкъ–, ах–7–р8ый
хъы3ы дюы -
а - 8––н, д––аюы7р–кны,
дуу–ё– дл–
-хы -8еат
(С.
.). «не обращая внимание на то, что сказала
его жена, подхватил своего маленького сына, взяв его под-
перепрыгнул
через
дюы -
-8–л–н,
абжьы 0аргеат
.). «
Вспрыгнул
на
и закри
д–нын -
- 7, д––хь–щъын, дм–к–рны а ынеахеат
.). «Перейдя забор, обернувшись, грозясь, направился».
Ап–п а8–7– д–л–ччо, –б–з6ъ–, Елырных– а–м7–р7–з,
ду –хьхь–щъ– ан -
- 8й–н, –у–хъ–м– –ркны дындъыл7ат
.). «Поп, смеясь в ус, копейки (два
дцатикопеечные), по
ложенные внизу
лорской иконы,
ложил
в свой большой
карман
и, закрыв церковь, вышел».
Уа ––м0–зы »–б–шь ае
агъышъ ашь0–хь ам–й– ан–в7еа7–н, дуу––ё– дю–8–н, –хь–ц–
–м–хъ дл–хьынщ–лт, н–й ашь–п6ъ–
а - кы - дырйл–
ны дюеах–н, аакыз –м–хъ длы6ъгыл–ны аэыюеа7ахат
«В тот момент Хабащ свой топор заложил за пояс, прыгнув,
зацепился за ветку граба, затем, ногами опираясь на граб,
встав на ветку, которую держал, выправился».
как видим, налицо тесная связь имен, выступающих в
значении пространственных распространителей, с глаголь-
ными образованиями, в основе которых представлен лока-
тивный преверб. Роль их в конструировании семантики
все
го предложения такая же, как и подлежащего, а также
личноотносительных дополнений. Подобно им отсутствие
странственного распространителя делает предложе
ние в семантическом плане неполным, дефектным.
олее
того, дефектность такого предложения более ощутима, чем
предложения с опущенным подлежащим или личноотноси
тельным дополнением. Это обусловлено тем, что отсутст
подлежащего или личноотносительного дополнения компен
сируется личными показателями в глаголе, которые несут
более конкретную семантику, указывая на их лицо, число и
класс. Менее конкретной семантикой обладают ло
кальные
превербы, и потому отсутствие члена предложе
ния, соотно
сящегося с ним, более ощутимо.
Сравните: Сара ашкол с
оуп «
нахожусь, учусь в шко-
...ашкол с
оуп «... в школе я нахожусь, учусь» и сэ
ра ...
оуп «я ... нахожусь».
Что касается синтаксической связи, возникающей между
именем с дополнительно
обстоятельственным значением
и глаголом, в основе которого представлен локальный пре
верб, то тут наблюдаются расхождения, обусловленные
локальным превербом. Так, связь между именем и глаго-
лом, в основе котором представлен соответствующий име-
ни локальный преверб с косвенным показателем, коорди-
мя, появление которого обусловлено локаль-
ным превербом, находится в позиции личноотносительного
косвенного дополнения и является одной из составляющих
грамматическое ядро предложения.
ная связь возникает между именем и глаголом, в кото-
ром локальный преверб представлен без показателя кос-
венного объекта. Эта связь примыкание. В этих случаях имя
Аристава. Связь компонентов структурной основы предложения
в абхазском языке. Мацне №2, 1979. Он же. Проблема простого
предложения в абхазском языке. Тб. 1983.
на уровне предложения занимает позицию обстоятель
ства
места, и оно не входит в состав конструирующего яд
ра пред
ложения.
на наш взгляд, в предложении Ахәы
ы ашкол д
оуп
«Дитя находится // учится в школе» имя ашкол является об
стоятельством места, а в предложении Ахәы
қәа ашколқәа
оуп «Дети находятся // учатся в школах» имя ашколқәа
личноотносительным косвенным дополнением, конструи
рующим ядро предложения.
Глаголы с локальными превербами, утратившими ло-
кальную семантику, в предложении часто реализованы без
обстоятельственного распространителя, не внося ущерба
семантике предложения:
и аам
азы, акы лгэы иала,
емыр и
.). «В это время чем
то расстроенная
появилась
жена
Темыра». Махаз даара ибзиазаны дықәгылеит «Махаз очень
хорошо выступил».
Основным назначением локального преверба является
выражение локализации действия и состояния. надо пола-
гать, что изначально превербы использовались лишь в ро
определителей локализации действия. Для выражения на
правления в языке существовали другие превербы, кото
и сегодня функционируют
аа, на, ла,
. С течением време
ни язык стал использовать локальные превербы и для выра
жения направления действия с проекцией, отли
чающейся от
направительных превербов. Если направи
тельные превер
бы в основном указывали на направление действия, оттал
киваясь от говорящего, то локальные пре
вербы проецируют
действие на его локализацию или от его локализации. Для
выражения дифференциальных направ
лений язык исполь
зует фонетический процесс
чередова
ние гласного
с ы
или нулевой огласовкой исхода превер
ба. Положение о пер
вичности функции локализации дейст
вия подтверждается
адыгскими и убыхским языками. В этих языках локальные
превербы лишь указыва
ют на лока
А между тем, и адыгские глаголы сигнализируют на-
правление действия, которое также связано с локальным
63
превербом: только превербные глаголы указывают на на-
правление и это обусловлено введением преверба в гла-
гольную основу. Подобно абхазскому и абазинскому языкам
средством выражения противоположных направлений яв-
ляется аблаутное чередование, но только не преверба, а
корневой морфемы (производящей основы). Сходство меж
ду абхазско
абазинским и адыгскими языками проявляет-
ся еще и в том, что все эти языки одинаково отражают
тивоположные направления: иллативное (абитивное,
цен
тростремительное) направление выражают основы с
ко
нечным гласным а или э, элативное (абитивное, центро-
бежное) направление
основы с конечным гласным
или с
нулевой огласовкой.
Псым хедзэ «бросает в воду»
псым хедзы «бросает из
воды».
Шыхэр щагум дищагьэх «он завел лошадей во двор».
Шыхэр щагум дищыгьых «он вывел лошадей со двора»
несмотря на то, что выражение направление действия
обусловлено локальным превербом, эти две функции
ло-
кализации действия и направление действия
в адыгских
языках четко разграничены: первая функция связана с ло-
кальным превербом, вторая функция
с аблаутом конеч
гласной производящей основы. Относительно первич
одной из этих функций З. Ю. кумахова и М. А. кумахов пишут:
«Существование общей модели аблаутного че
редования в
превербных основах абхазско
адыгских языков не подтверж
дается данными сравнительной реконструк
ции. Отсюда,
естественно, следует вывод о вторичности аблаута в пре
вербных основах
». Расхождение в распре
делении функции
дифференциального выражения разных направлений, на
блюдаемое между абхазско
абазинскими и адыгскими язы
Примеры взяты из Грамматики адыгейского языках Г. В. Рогава и
3. н. керашевой. краснодар. 1966.
кумахов З.Ю., кумахов М.А.
превербах и превербных основах в
абхазско
адыгских языках. Система превербов и послелогов в ибе
рийско
кавказских языках. Черкесск. 1983. с. 20.
ками, позволяет заключить о его возникно
вении после рас
пада абхазско
адыгского языкового единст
ва.
Аблаутное чередование в локальных превербах абхаз-
ского и абазинского языков как средство выражения проти-
воположных направлений возникло на почве абхазско
абазинского языкового единства, аблаутное чередование
кор
невой морфемы
в период адыгейской и кабардино
черкесской языковой общности (3. Ю. кумахова, М. А. ку-
махов).
Процесс образования глагольных основ посредством
локальных превербов очень древний.
стоки его можно от-
нести к проабхазско
адыгскому хронологическому перио
ду. Об этом свидетельствуют превербы, демонстрирующие
териальную и функциональную общность почти по всем
абхазско
адыгским языкам
. Среди них можно выделить пре
вербы абхазско
адыгского уровня, которые сохранились в
активном фонде действующих локальных превербов дан
языков. напр.:
Абхазское
Адыгское
нога
ха //х
голова
гуэ (gЁ
сердце
рот
Список материально общих превербов можно на много
увеличить за счет тех, в семантике которых в процессе раз
вития абхазско
адыгских языков произошли сдвиги.
керашева 3. н., Чкадуа
. н.. направительные превербы и суф-
фиксы в абхазско
адыгских языках. Система превербов и послело
Ю1» в иберийско
кавказских языках. Черкесск, 1983: Они же: О
взаи
моотношении и взаимосвязи некоторых несамостоятельных
гла
гольных корней с локативными превербами. Арнольд Чикобава
(сборник, посвященный 80
летию со дня рождения). Тб., 1979.
65
После распада западно
кавказского языка
основы общая
линия развития словообразования посредством локальных
превербов продолжается, приобретая дополнительные функ
ции, которые в абхазском и абазинском языках, с одной сто
роны, в адыгских и убыхском, с другой стороны, проявляются
разному. каждый язык стал по
своему реализовывать эту
общую линию. наряду со специфичны
ми для каждого языка
явлениями, существуют и парал
лельные, которые, надо по
лагать, чаще обусловлены об
щей линией развития.
Основной фонд локальных превербов в абхазском и
абазинском языках общий. нет расхождений между этими
языками и в плане образования статических форм, образо-
вания основ динамических глаголов и в выражении различ-
ных направлений действия.
в тоже время после распада
праабхазско
абазинского языка процесс самостоятельного
развития каждого из них сказался и на превербных образо-
ваниях. Появились новые превербы (особенно в абазин
ском
языке), которые в основном производной структуры. кроме
того, одни и те же локальное значение в данных язы
ках мо
гут быть выражены различными превербами
В настоящей работе локальные превербы описываются
в основном с позиции их основообразовательных возмож-
ностей.
Преверб
бжьа
бжь //
бжьы
(Ж. Дюмезиль, с.43; Р. н.
клычев, с. 14, 26; к. В.
омтатидзе, с. 56, 69; П. к.
Амичба С. А. О некоторых функциональных особенностях превер-
бов и п
ослелогов в абхазском и абазинском языках. Система пре-
вербов и послелогов в иберийско
кавказских языках, Черкесск,
Превербы сопровождены ссылкой на работы: G. Dиmezil Etиdes
comparatives sur les lancues caucasiennes du Nord
outst/p. 1932. Р.н.
окально
превербное образование глаголов абазинского
языка. Черексск. 1994;
омататидзе к.В. Основные виды локальных
превербов и их оформление в абхазском и абазинском языках .
Тбилиси. 1982;
слар П.к. Этнография кавказа.
зыкознание т.1.
Абхазский язык. Тб. 1887; Шакрыл к.С. Аффиксация в абхазском
языке. Сухуми, 1961г. Гублия Р. к. Превербы направления в
глаголе абхазского языка. Автореферат Тб. 1971 и статьи (см.
итература).
с. 88; к. С. Шакрыл, с. 34
35). Преверб
бжьа
бжь //
бжьы
генетически увязывается со словом
абжьара
«средний, про
межуточный». Это лексическое значение остается и за пре
вербом, указывающим на локализацию действия или со
стояния между кем
л. Преверб в основе реализуется то
с показателем косвенного объекта, то без него. Ввиду то
го,
что семантика преверба предполагает нахождение или дей
ствие между предметами, то, естественно, косвенный объ
ект в основном представлен множественным числом (к. В.
омтатидзе, с. 56).
Абзиара
«Между нами (находится) любовь».
ахрақәа дрыбжьалеит «Охотник прошел между
скалами». Акамбашьқәа агәарабжьара ибжьалеит «
уйво
прошли вдоль, между заборами».
Показателя косвенного объекта в основе не бывает в том
случае, когда в предложении нет конкретных указаний, спо
собствующих появлению показателя косвенного объек
та,
напр.: ибжьоуп х
километрак «расстояние в три кило
метра»
(точнее, от говорящего до объекта 3 километра)» и когда
преверб
бжьа
бжь
//
бжьы
утратил локальную се
мантику:
хышықәса бжьысит «прошло три года».
Статическая форма: ибжьоуп // ирыбжьбуп «то (в.) нахо-
дится между кем
л», «то (в.) находиться в состоянии
хождения между кем
В динамических основах глагола преверб
бжьа
бжь
//
бжьы
встречается в сочетании:
а) с четверкой корне
суффиксов
абжьалара: дыбжьа
леит // дрыбжьа
(ч.) прошел между кем
абжьы
ра: дыбжьы
ит // дрыбжьыцит «он (ч.)
вышел между кем
абжьа
ара: ибжьа
ит // ирыбжьа
ит «то (в.)
он вложил между чем
то».
х: абжьыхра: ибжьы
ихит «то (в.) он вытащил ме
-
б) с
суффиксом ха: абжьахара: дыбжьахе
ит // дрыбжьа
ит «он (ч.) застрял между кем
67
в) со связанными глаголами корнями: абжьы
сра «пройти
между кем
л.», абжьа
жьра «пропустить между кем
л.», а
«упасть между кем
л.», абжьдара
«пронизать, пропустить между чем
л.», абжьацара
«за
гнать
между чем
г) с глагольными основами. Данная словообра
зователь
ная модель продуктивная, встречающиеся ограни
чения обусловлены лексико
семантической несовместимо
стью: абжьагы
лара «становиться между кем
л.», аб
жьат
«садиться между кем
л.», абжьакра «удержи
вать меж
ду кем
Акцентная характеристика у разных глаголов с превер
бжьа
бжьы
//
различная. В модели, представ-
ляющей сочетание
бжьа
//
бжь(ы)
с одной из четверки кор
суффиксов
ударным является гласный, образующий с
превербом один слог: абжьа
дыбжьа
леит «он (ч.) меж
ду чем
то прошел», абжьы
дыбжьы
ит «он (ч.) вышел
между чем
то». Аналогичная акцентная характери
стика и у
словоформ, основы которых восходят к слово
формам с уда
рением на первом слоге: а
ёр– - ды
«он (ч.) теряется,
потеряется» А
ёр– - дыбжь
«он (ч.) пропадет
между чём
В остальных же случаях акцентные характеристики раз-
личные: преверб может перетянуть на себя ударение, напр.:
дырки
т «его (ч.) поймали»
а
бжьакра
дыбжьа
«они его (ч.) между чем
то задержали, слови
ли», но может
и не изменить его позицию:
- дтъе
«он (ч.) сел»:
–бжь–тъ–р– -дыбжь
«он (ч.) сел между чём
л.», агыла
дгылеит «он (ч.) встал», абжьагы
дыбжьагы
леит //
дрыбжьагы
леит «он (ч.) между кем
л. встал».
Преверб
ва // вы // в. (Р. н. клычев, с. 44, к. В.
омта
тидзе, с. 43, к. С. Шакрыл, с. 35
Преверб
ва // вы // в
восходит к корню слова авара «бок» и выражает нахожде
и действие сбоку или рядом с кем
л. Он реализует
ся в
сочетании с показателем косвенного объекта.
Статическая форма: иавоуп «то (в.) находится сбоку че-
го
В динамических глаголах преверб ва // вы //
находится в
сочетании:
а) с четверкой корне
суфиксов:
«он (ч.) пошел сбоку
чего
«он (ч.) вышел сбоку чего
«то (в.) они положили
сбоку чего
авхра: иавырхит «то (в.) они вытащили
сбоку чего
б) с суффиксом
в–х–р–4 д–
«он (ч.) застрял
между чём
в) со связанными глагольными корнями:
: даваҳаит
«он (ч.) упал сбоку чего
л.»,
в–шъ–р– - а–
в–шъеат
«то (в.)
упало сбоку чего
г) с глагольными основами:
в–гыл–р– - д–
(ч.) встал сбоку чего
л.»,
в–8шр– - д–
т «он (ч.) по-
смотрел, взглянул сбоку чего
Словообразовательная продуктивность преверба
ва
// вы
очень высока.
В глагольных основах с данным превербом в масдарном
оформлении подударным без исключения становится аф-
фикс общности а, в спрягаемых же словоформах подудар-
ным становится слог, выполняющий функцию косвенного
дополнения:
в–гыл–р– - д–
«он (ч.) встал сбоку
чего
в–щ–р– - д–
«он (ч.) упал сбоку чего
в7р– - д–
«он (ч.) вышел сбоку чего
–в–тъ–р– -д–
«он (ч.) сел сбоку чего
Статическая форма преверба
, а также динамические
образования с данным превербом дают лексемы с взаим
семантикой. необходимо заметить, что в глагольных слово
формах взаимный формант
нейтрализует ва // вы // в в
плане перетягивания ударения:
воуп - аеаво
«они на
69
ходятся вплотную рядом, сбоку друг к другу»,
ат- аеав–р7еат
«их они сложили вместе, рядом, сбоку друг
к другу»,
иеивы
рхит «они их разъе
динили», ди
вагылеит «он (ч.) сбоку его встал»
иеивагы
леит «они вста
ли рядом друг к другу».
Преверб в
Редуцированный вариант ва в сочета
нии с
локальным превербом
образует сложный
//
(к.
С. Шакрыл, с. 40). Данный преверб указывает на нахождение
или действие под боком и снизу, в расщелине. Реализуется
всегда с показателем косвенного объекта.
Статическая форма: иав
оуп «то (в.) находится в рас-
щелине, находится сбоку и снизу чего
В динамических глаголах преверб
//
встречает-
ся в сочетании:
а) с корне
суффиксами:
алеит «то (в.) прошло под, в
расщелину».
ит «то (ч.) вышло из рас
щелины».
еит «то (в.) он вложил в
расщелину, в бок и низ чего
ихит «то (в.) они вытащил из рас
щелины, из
под чего
то».
б) с суффиксом
ха:
«то (в.) за
стряло
в расщелине, то (в.) придавило».
в) со связанными глагольными корнями: а
аҳаит «он (ч.) упал в расщелину, под что
то», ав
иа
ашәеит «то (в.) упало, закатилось в рас
щелину, в край
под что
г) со свободными основами: а
атәара
да
атәеит «он
(ч.) сел рядом и под чем
то», а
«то (в.) они затолкнули в расщелину».
Основы с данным превербом образуют взаимные лексе-
оуп «они лежат вместе глубоко».
Акцентная характеристика словоформ с превербом в
аналогичная образованиям с ва //
иа
воуп
оуп, иа
валеит
иа
алеит, иа
ватәеит
иа
атәеит, а
ватәара
атәара и т. д.
Преверб
. (Р. н. клычев, с. 15).
не несет локальной се
мантики, аранжированный формантами статического гла-
гола
означает «то (го) мне не хватает, худой (есть)».
Сочетается с корне
суффиксом ха : иагхеит «то (в.) похуде
ло», исыгхеит «то мне не хватило, я похудел», каузальная
агырхара: иагсырхеит «то я от чего
то уменьшил,
того я чего
то лишил», агыжьра: иагижьит «то он от чего
то
убавил».
Преверб гара
//
гар
. (Р. н. клычев. С. 29; к. В.
омтатидзе,
с. 14). Преверб
гара
//
гар
и слово агара «люлька» одно и
то же. Продуктивность преверба очень низкая и вы
ступает
он с весьма конкретным значением: выражает со
стояние и
действие, связанное с усыплением и пеленани
ем ребенка,
укладыванием его в люльку.
Статическая форма: дгароуп «он (ч.) находится в люль-
ке».
Динамическая основа от преверба
гара
образуется при
соединением корне
суффиксов:
ага
ара: дга
еит «она (его) уложила
в люльку».
ха:
ага
рыхра: дга
рылхит «она его (ч.) взяла с
люльки»,
: ага
ра: дга
ит «она (ч.) сошел с люльки,
он распеленался»,
ла агарлара дгарлеит «он (ч.) улегся в люльке.
Во всех словоформах перечисленных лексем ударение
падает на слог преверба.
Преверб
//
. (к. В.
омтатидзе, с. 15). Семанти
ка
преверба
//
(ы)
узкоконкретная, означает нахож
или действие в углу чего
либо, вдоль стены. В слове
«угол»
того же происхождения, что и преверб
//
Преверб
реализуется в основе глагола без показателя
косвенного объекта.
71
Статическая форма:
аг о
«то (в.) в углу, вдоль стены
находится»
В основах динамических глаголов
//
г (ы)
(//
сочетается:
а) с корне
суффиксами:
«он (ч.) подошел к углу, к
предмету, находящемуся в углу, вдоль стены».
«он (ч.) отошел от угла, от
предмета, находящегося в углу или вдоль сте
«то (в.) он поставил в угол».
«то (в.) || они, он убрал, (и) снял с
угла, со стены».
б) с суффиксом ха:
аг –хеат
«то (в.) застряло в углу,
вдоль стены».
в) со связанными корнями глагола:
жьр– - аг –а
«то (в.) он бросил в угол»,
щ–р– - аг –
«то (в.) упало
в угол».
г) с глагольными основами:
- дыг –тъе-
«он
(ч.) сел в угол»,
л–р– - дыг –гы
«он (ч.) встал в
угол»,
«то (в.) пропало в углу».
Производные лексемы во всех своих словоформах в ос-
новном сохраняют акцентную характеристику производя
щей
«раздавиться»:
«то (в.) разда
вилось»
т «то (в.) в углу раздавилось», ат
ара «сидеть,
«он (ч.) сел»
«он (ч.) сел в
угол».
Преверб гэара
//
. (Р. н. клычев, с. 30; к. В.
омта
тидзе, с. 13).
Преверб
//
и слово
«огра
двор» едины по происхождению. С превербом
//
связано значение нахождение и действие возле дома, возле
ограды. Реализуется он без показателя косвенного объекта.
Статическая форма:
«он (ч.) находится в со-
стоянии хождения вне дома, вне ограды».
В динамических основах глагола преверб
//
четается:
а) с корне
суффиксами:
«они (скот) вернулись
в огороженное место (в стоило);
(ч.) вернулся домой (фамилярная семантика)».
«они (скот) вышли из ограды,
вышли на пастьбу»,
«он их (скот) пригнал
во двор»,
«он выгнал (скот) со дво
б) со связанными глагольными корнями:
р–ц–р– -агъ–
«их (скот) он загнал (во двор)»,
–гъ–ржьр– -агъ–ра
«он их (скот) выгнал (со двора)».
С самостоятельно существующими основами глаголов
преверб
//
встречается очень редко:
«он (ч.) кружится вокруг двора».
В глагольных основах
//
всегда под ударени
Преверб
//
. (Р. н. клычев, с. 49; к. В.
омта
тидзе, с. 46
47). Преверб
//
сложный. Первый
компонент
восходит к слову
«сердце», второй ком
понент л(а)
к локальному форманту ла.
//
жает локализацию внутри, середине чего
л. плотного, одно
родной массы, внутри плода, древесины, вещей, по
стели...
Он чаще всего реализуется с показателем косвен
ного объ
екта. В качестве словообразовательного форманта имеет
широкую сферу применения.
Статическая форма:
«то (в.) находится внут
чего
л. (твердого, плотного)». В динамических основах гла
гола преверб
находится в сочетании:
а) с четверкой корне
суффксов:
«то (в.) вошло во
внутрь чего
то (плотного)».
ит «то (в.) вышло из че
го
то (плотного)».
еит «то (в.) они вве
во что
то (плотное)».
73
«то (в.) они вытащили
из чего
то (плотного)».
б) с суффиксом
ха:
л–х–р– - а–гъ
«то (в.) за
стряло в чем
то (плотном)».
в) со связанными глагольными корнями (основами):
иагәы
лҳәҳәеит «то высовывается изнутри
чего
л.», агәы
игәы
лшәеит «то (в.) выпало изнут-
ри чего
л–жьр– - агъ
«то (в.) он бросил во
что
то».
г) с глагольными основами: агәы
хаара игәы
хаауеит «то (в.) светится изнутри чего
- д–гъ
«он улегся (в постель, в стог сена...)»,
лппр– - а–гъ
«то (в.) высыпалось из середины, изну
три чего
Во всех образованиях с превербом
//
уда
падает на гласный
преверба
// гъ
л4 д–гъ
«он (ч.) залез, вошел в середину чего
то (массы)».
Преверб
. (к. В.
омтатидзе, с. 51; к. С. Ша
крыл, с. 43
49). Преверб гра //
восходит к слову
«брюшина, брюшная полость, внутренность». Выражает ло
кализацию действия, состояния чего
л. внутри брюшной по
лости. Реализуется он с показателем косвенного объек
та.
Статическая форма:
«то (в.) находится в ее
брюшной полости».
В динамических основах глагола
сочетается:
а) с четверкой корне
суффиксов:
«то (в.) вошло в мою
брюшную полость».
ит «то (в.) вышло из мо
брюшной полости»,
еит «то (в.) я ввел в брюш
полость, во что
то (типа мешка...)»,
схит «то (в.) я вывел из брюш
полости».
б) с суффиксом
: а
рахара
»: илы
рахеит «то (в.) за-
стряло в ее брюшной полости».
в) с некоторыми связанными глагольными корнями:
жьит «то (в.) он забросил в брюшную по-
лость, объелся всякой всячины».
г) с глагольными основами:
л–р– – даяр–гы
он
(ч.) на него встал (на его живот)»,
«то (в.) сгнило в ее брюшной полости», а
алара
леит «он (ч.) наступил на него (на его живот)».
Переходные глаголы, образованные посредством пре-
верба
яр– //
и корне
суффиксов
дают модель, вы
ражающую субъектную версию:
«то (в.) я внес в
свою брюшную полость, нажрался»,
«то (в.) вы
вел из своей брюшной полости».
С присоединением локального преверба
яр– //
к произ
водящей основе, в которой подударным является по
следний
или предпоследний слог, позиция ударения в про
изводной
основе не меняется:
- абге
«то (в.) раз
рушилось»
«то (в.) в нее (внутрь) обруши
лось», абаа
иба
аит «то (в.) сгнило» А
«то (в.) в ней
сгнило». В словоформах остальных глаголов под
ударным
обычно выступает гласный преверб
яр– //
: илы
«то (в.) вошло в ее брюшную полость»,
«то (в.)
вышло из ее брюшной полости».
Преверб
. Преверб сложный. компонент
связан с
семантикой «зима»,
(а) локальный преверб,
в сло-
воформах занимает позицию косвенного объекта.
Статическая форма:*
«он (ч.) зимует». В дина-
мических основах глагола гьща встречается в сочетании с
корнесуффиксами
7–л–р–4 дяы
«он (ч.) всту
пил в зимнюю пору»,
: д
ит «он (ч.) вы
шел из
зимней поры», с глагольными основами:
7г–р–4 аяы
«их (скот) он вывел из зимней поры (т. е. за ним хорошо уха
живал)»,
«он (ч.) прошел зи
му»,
«он (ч.) пережил зиму».
Во всех словоформах ударение падает на
преверба.
Преверб
(к. н. клычев, с 15; к. В.
омтатидзе, с. 40;
к. С. Шакрыл, с. 49). По предложению к. С. Шакрыл, д, воз-
75
можно, восходит к слову
– - д– - йь–
«сторона», поэтому и
приставка д, главным образом, выражает связь действия с
плоскостной стороной какого
нибудь предмета. Глагольные
основы с д обозначают действия, локализо
ванные вплотную
рядом с кем
чем
либо, вплотную прило
женные к чему
вертикальному. Преверб реализуется с пока
зателем косвен
ного объекта.
Статическая форма: иадуп «то (в.) находится вплотную к
чему
В динамических глаголах преверб
сочетается: а) с чет
веркой корне
суффиксов:
длеит «то (в.) пошло по вертикаль
ной, плоской поверхности».
а
ра: иад
ит «то (в.) отошло от вертикаль
плоской поверхности».
еит «то (в.) я приложил к
чему
то вертикальному».
х: адхра: иадысхит «то (в.) я снял, убрал с чего
то
вертикального».
Однако необходимо отметить, что почти все перечис-
ленные глаголы многозначны. В переносных значениях
преверб д часто деэтимологизирован: адлара «присоеди-
ниться», «напасть на кого
л.», а
ра «отойти», «открепить-
ся», «отклеиться», ад
ара «дать задание», адхра «ото-
двинуть от чего
то вертикального, с плоского, снять».
Преверб
не выражает направлений. Это обусловило
введение в производную основу одного из направительных
суффиксов. Выбор суффикса определяет семантика произ-
водящей основы. Чаще таким суффиксом является ла. В
основах, чья семантика отражает элативное направление,
направительного суффикса может и не быть.
а) с суффиксом
: адхалара: иадхалеит «то (в.) на чем
то
плоском, вертикальном застряло, задержалось».
б) со связанными глагольными корнями: аджьылара «по
валить на что
л. вертикальное», адҳалара «наткнуться, стол
кнуться с кем
л.», адцалара «пригнать к чему
то, при
нудить».
в) с основами глаголов: атәара
адтәалара «рядом,
вплотную сесть»; а
а
ара «придепать»; аиара
диалара «прилечь к чему
то вертикальному»; а
«отлететь, отскочить от чего
то»; а
раара «вылететь от
чего
то».
Во всех словоформах глаголов с превербом
ударным
спогом является слог, выражающий косвенное дополнение:
алеит «он (ч.) сел вплотную к чему
то вертикально
му»,
алеит «то (в.) присохло к чему
то вертикально
му».
В масдарных образованиях под ударением находится по
казатель общности
: а
алара «сесть вплотную к чему
то», а
ацара «вплотную приделать к чему
то».
Переходные глаголы, образованные превербом д и корне
суффиксом
, образует модель, выражающая субъ
ектную
версию: исыдыс
еит «то (в.) я приложил к себе», исыдысхит
«то (в.) я сняла с себя».
Преверб
в статической форме, а также многие дина-
мические глаголы с данным превербом могут стать произ-
водящей основой для взаимного образования: иеидуп «они
вплотную приложены друг к другу», адхра
аидыхра «разъе
динить друг от друга», адгылара
аидгылара «встать рядом,
вплотную друг к другу», «сплотиться», аджьлара
аидыжь
лара: инеидыжьлеит «они навалились друг на друга (что
то
вертикальное, напр.: двери)».
Во взаимных образованиях под ударением находится вто
рой слог словоформы: иеиды
рхит, «их разъединили», «их
они рядом встали», иеидг
леит, иеиды
рхит,
аеад
«они вместе со
старились».
реверб дәықә
. (к. В.
омтатидзе, с. 10). Преверб про-
изводный, представлен он компонентом
. являющийся
корнем слова
«поле», и локальным превербом

нпм ниже). Преверб обозначает действие, протекающее вне
здания. Преверба
не сопровождает показатель кос
венного объекта.
Статическая форма: ддәықәуп «он (ч.) находится в со-
стоянии хождения (вне по
мещения)», «нахождение в со-
стоянии бродяжничества».
77
В основах динамических глаголов преверб
соче-
тается:
а) с корне
суффиксами:
қәлеит «он (ч.) двинулся (в
еит «его (ч.) он отпра
суффиксы
не сочетаются с данным пре
вербом. Сочетаемость его с корнями глаголов очень низ-
кая: адәы
қәгара: ддәы
қәигеит «его (ч.) упразднил, вывел
во двор», адәықәгалара: ддәықәигалеит «его (ч.) он сопро-
водил во двор».
В словоформах глаголов с превербом
ударным
всегда является гласный преверба
: сдәы
қәлеит,
еит.
Преверб
. (к. В.
омтатидзе, с. 15; к. С. Шакрыл, с. 44
45). Преверб сложный, он состоит из
, восходящий к слову
«вода», и аа, генезис которого пока не ясен. Преверб
означает нахождение и действие в воде.
пользование
его в качестве деривационного форманта ог
раничено. В гла
гольной основе он реализуется без показа
теля косвенного
объекта.
Статическая форма: и
ауп «то (в.) находится в воде». В
динамических основах преверб заа часто обусловли
вает по
явление направительного суффикса ла.
встречается в сочетании:
а) с корне
суффиксами:
алеит «он (ч.) влез в воду».
еит «то (в.) он положил
в воду».
х: а
ахра: и
аихит «то (в.) он вы
тащил из воды». С
корне
суффиксом
а не сочетается.
б) с суффиксом
, за которым в этих случаях следует на
правительный суффикс ла: а
ахалара: д
ахалеит «он (ч.)
застрял (в смысле долго) в воде».
в) со связанными корнями глагола:
«он (ч.) провалился в воду», а
ашәалара: и
ашәалеит «то (в.) нечто маленькое) упало в
воду».
г) с глагольными основами: акра
а
акра «в воде дер-
жать», а
а
алара «прыгнуть в воду», а
а
шра «в воду смотреть».
Во всех словоформах глагола, а также и в масдаре с пре
вербом
ударение в основном стоит на первом глас
ном а
преверба
–ршъл–р–4 аё
«то (в.) (нечто
маленькое) он бросил в воду», а
аикылеит «то (в.)
он держит в воде», а
алеит «он (ч.) прыг
нул в воду». Однако встречаются слова, в которых преверб
безударный: а
әрылара
әрылеит «то (в.) он
утопил».
Преверб кыд
. (Р. н. клычев, с. 24; к. В.
омтатидзе, с.
19). Преверб сложный, состоит он из форманта
, который
сегодня не этимологизируется, и преверба
. Он выражает
локализацию на чем
то плоском по вертикали. Реализуется
в основах глаголов без показателя косвенного объекта.
Сфера использования преверба
в качестве слово-
образовательного форманта очень широкая.
(Статическая форма: икыдуп «то (в.) на чем
то верти-
кальном (на стене, на скале) находится». В динамических
основах глагола
сочетается: а) с корне
суффиксами:
длеит «он (ч.) полез (на стену, на
скалу)»,
ит «то (в.) сошло (со стены, со
скалы)».
еит «то (в.) он прибил, при
ложил (к стене, на двери)».
дихит «то (в.) он снял (со стены)».
наличие в превербе элемента д обусловило появление в
основе глагола направительного суффикса
б) с суффиксом
: икы
дхалеит «то (в.) за-
держалось (на стене, скале...)».
в) со связанн
ыми глагольными корнями: акы
дижьлеит «то (в.) он бросил во что
то вертикальное»,
79
дшәара: икы
«то (в.) выпало из чего
то верти-
кального».
г) с глагольными основами: акы
диалара «прислониться к
чему
то вертикальному», акы
дгылара «встать у чего
то вер
тикального».
В масдарных образованиях и глагольных словоформах
слов с превербом
без исключения, ударение падает на
преверба кы
д: акы
дкы
дгылеит «он (ч.) встал у
чего
то вертикального»,
диҳәалеит «то
(в.) он привязал к чему
то вертикально
му»,
«то (в.) выпало из чего
то верти
кального».
Преверб к
). (к. В.
омтатидзе, с. 19
20; к. С. Шакрыл,
с. 48). Преверб производный: он состоит из к (сравни с
в
: акныхра «снять висячий предмет»
) и локативного пре
верба
. Преверб выражает действие, локализованное в
отверстии или проходящее че
рез отверстие: кыла А кылаа
ра «отверстие, щель, дыра».
Преверб
кыл (а)
весьма продуктивный. Он встречается в
сочетании: а) с корне
суффиксом
: акылхра: икылихит «то
(в.) продел, провел через отверстие»; б) с суффиксом ха:
акылахара: икылахеит «то (в.) застряло в отверстие»; в) с
глагольными основами: акыл
шра: дкыл
шит: «он (ч.) по
смотрел че
рез щель, то выглянуло из отверстии, из щели»,
«то (в.) сломалось в отверстии»,
ра: дкыла
ит «он (ч.) затерялся, застрял»,
–р–4 акылеагъеат
«то (в.) он заткнул, запихал в какую
то
щель, в отверстие»; г) со связанными глагольными корня
акылшәара: икылшәеит то (в.) (маленькой величины) вы
пало из отверстия», акылжәара:
«то (в.) он про
дырявил» через щель».
кыла
выступают в основах с противопо-
ложным направлением действия:
в сторону отвер
или внутри отверстия: акылагылара: дкылагылеит «он (ч.)
встал у отверстия», акылакшара: икылаикшон «то (в.) он ты
кал, ударял в сторону отверстия», акыла
сра: икыла
«то (в.) умерло в отверстии», акыларсра: икылаирсит «то (в.)
он воткнул в щель, в отверстие»;
через отверстие (чаще
в сторону говорящего), или из отверстия из щели: акылкәрра:
икылкәрит «то (в.) выкатилось из щели, из от
верстия»,
акылкәкәара: икылкәкәеит «то (в.) вытекло из щели, малень
кого отверстия», акыл
шра: дкыл
шит «он (ч.) выглянул из
щели, он посмотрел через щель».
В ряде глаголов
выступает в десемантизиро
ванном виде: например, в сочетании с основой га (Аагара
«брать») акылгара: икылигеит означает «то (в.) он прита
с основой
ьа (а
ьара «размахивать»):
акыл
ьара: дкыл
ьеит «он (ч.) внезапно, быстро появился», с основой
(А а
шаара «искать») акыл
икыли
шаауеит «то
(в.) он разыскивает с трудом, приложив усилие».
В превербных глаголах с кыл(а) ударным является пре-
верб:
«смотреть через отверстие», акы
«вылететь из отверстия».
Преверб
(Ж. Дюмезиль, с. 140; Р. н. клычев, с. 16; к.
омтатидзе, с. 22
30; П. к.
слар, с. 144; к. С. Шакрыл,
с.37). Преверб

восходит к имени ақә // ақәцә «верхушки,
вершина», означает локализацию поверх чего
л., на верху,
на вершине, на плоскости. Преверб встречается как с пока-
зателем косвенного объекта, так и без показателя.
Продуктивность преверба
высокая.
Статическая форма: иқәуп «то (в.) лежит на плоскости»,
қәуп «то (в.) лежит поверх чего
л.», ды
қәуп «он (ч.) лежит
на плоскости, находится на вершине, на верхушке чего
то».
В динамических основах глагола
сочетается:
а) с корне
суффиксами;
ақәлара: ды
қәлеит «он (ч.) поднялся (на дерево...),
иақәлеит «то (в.) пошло по поверхности»,
ақәцра: ды
қә
ит, «он (ч.) сошел с чего
то
возвышенного «он убрался».
а: а
қә
ара: úқәыл
еит «то (в.) она поло
жила на
что
то плоское».
х: а
қәхра: иқәылхит // иақәылхит «то (в.) она сняла,
убрала с чего
то плоского».
81
б)
с суффиксом
: ақәхара: ды
қәхеит «он (ч.) застрял,
то плоском».
в)
со связанными корнями:
–6ъщ–р–
: úқәҳаит // úақәхаит
«то (в.) свалилось на что
то плоское, то (в.) свалилось по
верх чего
л.», илықә
аит «на нее свалилось что
то»,
қәсра: и
қәсит «то (в.) коснулось поверх чего
то плоского»,
илықәсит «то (в.) коснулось ее».
г)
с глагольными основами: а
қәгылара
ды
қәгылеит //
қәгылеит «он (ч.) встал на что
то плоское», ақәтәара
қәтәеит // да
қәтәеит «он (ч.) сел на что
то плоское»,
ақәбаара
и
қәбааит // иа
қәбааит «то (в.) на чем
то плоском сгни
ло».
Однако необходимо заметить, что не все глагольные ос
новы
в сочетании с превербом

дают варианты как с по
казателем
косвенного объекта, так и без него, например: основы гла
голов а
қәцара
и
қәицеит «он (в.) // их прогнал», ақәгьежьра
дықәгьежьит «он (в.) закружился, завертел
ся», ақәыкшара
дықәыкшеит «он (в.) ударился» и др. реа
лизуются без косвенно
го объекта; глаголы ақәжьцәара
дақәжьцәеит «он (в.) плюнул»,
–6ъыяъяъ–р–
дақәы
еит «он (ч.) надавил на что
то», ақәкра
иақәылкит «она ре
шилась на что
то» // она решила» и др. встре
чаются лишь с показателем косвенного объекта.
Во многих образованиях преверб
қә,
утратив покальную се
мантику, выступает лишь в функции основообразова
тельного
форманта, напр.: а
қәшаҳа
хара
ди
қәшаҳа
хеит «он (ч.) с ним
согласился», а
қәма
ди
қәма
аруеит «он (ч.) на него вор
чит, он ему грозится», а
қәы
д6ъы8йычщ–ат
«он (ч.)
вздохнул», ақә
дықә
ит «он (ч) вышивает».
немало глаголов, в которых преверб
6ъ,
утратив свою
локальную семантику, стал лишь средством введения в
нову показателя косвенного объекта, напр.: а
ҳәҳәара –
дыщъщъе
«он (ч.) закричал», но ди
қәықәҳәеит «он (ч.) на
него закричал»,
й––р– – дй
«он (ч.) закричал, за
орал»,
қә
ааит «он (ч.) на него закричал», а
– а
«она
что
то закричала»
6ъ а0ат
то ответил».
Основа прилагательного
«крепкий» посредством пре
верба

трансформируется в глагольную основу:
А ақәы
ара: дақәы
еит «он (ч.) надавил на
поверхность чего
Посредством преверба
6ъ,
основа непереходного глагола
может стать переходной: акшара
дыкшеит «он (ч.) уда
рил», но
ақәыкшара: илықәикшеит «он ударил по ней чем
то».
Во всех словоформах с превербом

реализующийся с по
казателем косвенного объекта, ударение падает на слог косвен
ного объекта:
6ъа8йеат
«то он сверху чего
то насыпал», в
словоформах с превербом без косвенного показателя
на пер
вый слог: и
қәыбгеит «то (в.) свалилось».
Преверб
//
. (к. В.
омтатидзе, с. 37
40).
Этимология преверба затушевана. Означает локализацию дей
ствия или состояния возле талии, бедра.
спользуется с пока
зателем косвенного объекта.
Статическая форма:
алы
нуп «то (в.) на ее бедре на-
ходится». Преверб
//
в динамической основе гла
гола сочетается с корне
суффиксом
и
еит «то (в.) он
распопожил возле бедра, опоясапся»,
«то (в.) сняп с
пояса, с бедра, с талии».
образует лексему с суффиксом
в сочетании с
«то (в.) осталось привешенным к поясу» и форму,
выражающую субъектную версию:
ит «тем я опоя
Преверб
//
//
( Р. н. клычев, с 17
18; к. В.
омтатидзе, с. 31
32; к. С. Шакрыл, с. 45
49). Слово, к чему
восходит данный преверб, утрачено. Семантика его озна
чает
нахождение или действие в чем
то мягком, вязком, в топком,
в массе (людей, деревьев, песка...).
В основе глагола преверб преимущественно представ
с показателем косвенного объекта. Случаи его реали
без косвенного объекта весьма редки.
Статическая форма: иа
лоуп // илоуп «то (в.) в чем
то
(вязком, мягком, в массе...) находится».
Преверб
//
) в основах динамических глаголов встре
чается в сочетании:
а) с четверкой корне
суффиксов:
83
лалара: да
лалеит «он(ч.) вошел во что
ит «он (ч.) вышел из чего
еит «то (в.) он внес во что
то».
лихит «то (в.) он вынес, вывел, вы
из чего
то».
б) с суффиксом ха: а
лахара: да
лахеит «он завяз, застрял
то».
в) со связанными глагольными основами: алажьра: иа
лаижьит «то (в.) он бросил во что
то», алшәара:
«то (в.) выпало из чего
то»,
«то (в.)
я высыпала во что
то сыпучее», алшьра: иалишьит «то (в.)
он размазал, провел по чему
то (жидкому, тонкому, по во-
лосам)».
г) с глагольными основами: агылара
алагылара «сто
на чем
то вязком, топком, в массе...»,
–тъ–р– - –л–тъ–р–
«си
деть в чем
то вязком, в массе...».
Продуктивность преверба
высокая.
дарение в словоформах с преверб
ла фиксирован-
ное. В масдарных образованиях подударным оказывается
показатель общности
, в спрягаемых формах ударение па
дает на показатель косвенного объекта, выраженного глас
ной фонемой. Если показателем косвенного объекта явля
ется согласная фонема, то носителем ударения стано
вится
факультативный
л–тъ–р–
л–тъеат
; а
лагылеит.
В глагольных основах без показателя косвенного объек
та
ударным становится гласный преверб
–л–гё–р–4 але
«то (в.) он уместил, устроил в чем
то».
Основы с
//
) могут стать производящими для вза
имных образований.
Статический глагол: иалоуп: иеилоуп «они смешаны».
Динамические глаголы а
аилалара:
«они слились, смешались друг с другом»,
–л–7–р– –
р–4 аеалеа7еат
«их он слил, смешал», алхра – аилыхра: иеи
лихит «их он разъединил, раздел».
Преверб
ма //
(Р. н. клычев, к. В.
омтатидзе, с. 46).
сторически
//
, возможно, восходит к корню слова
рука ма (ср. *амапы А анапы «рука»,
«рука без
кисти», амаа «ручка, рукоятка»,
«рукав»,
«локоть», ампахьшьы «полотенце» (к. В.
татидзе).
Преверб ма //
в глагольных основах пред
ставлен с по
казателем косвенного объекта. Словообразо
вательная воз
можность его очень ограниченная.
Данный преверб сегодня утратил четкую локальную се-
мантику.
Статическая форма: иамоуп «то у вещи имеется»: дрымо
уп «его (ч.) они имеют».
В динамических глаголах ма //
встречается в соче-
тании:
а) с корне
суффиксами:
мцит «то (в.) от чего
то отошло, сня
лось».
михит «то (в.) он снял, оторвал от че
го
то».
б) с некоторыми глагольными основами:
макра: исы
малкит «то (в.) она мне оспорила», а
эхъ–р–4 ал
«он ее в чем
то поощрил», а
: илы
сахит «он ей что
то дал взаймы», а
мжәара:
мж
еит «то (в.) от чего
то оторвалось», а
мйь–р–
мйьеат
«то (в.) от чего
то отлетело», а
м7ъ–р–
«то (в.) у меня закончилось, убыло».
В словоформах с превербом
//
ударение в ос-
новном падает на слог, выражающий косвенное дополне
мжъеат, ай
Преверб
мя– //
(к. В.
омтатидзе, с. 52). Преверб
сложный:
вероятно, является тем же корнем слова амапы
А анапы «рука»,
корнем слова
«спина». Оз
начает
нахождение выше кисти, на талии, на боку талии. В основ
ном реализуется с показателем косвенного объекта.
Статическая форма: исы
оуп
«то (з.) опоясывает мою
руку, талию».
В динамических основах преверб
сочетает
а) с корне
суффиксами:
«то (в.) на мне
опоясалось».
85
мя–7–р–4 ал
мя–а7еа
т «тем (в.) он ее опоясал,
надел на руку».
мыяхр–4 ал
«то (в.) он снял с (ее)
руки»,
«то (в.) я сиял со своей руки».
б) с суффиксом
: а
мя–хр–4 ай
«то (в.) (часы,
пояс) на мне осталось».
в) с некоторыми глагольными основами:
–мя–ё–р–4 алы
«тот (пояс) ей хватило, чтоб опоясаться»,
7акъыцъ––ат
«то (в.) выхватил из
В словоформах с превербом
//
подударным сло
гом чаще является слог, указывающий на косвенный объект:
Поеверб
//
мйъы7(ы9
(к. В.
омтатидзе, с. 49).
Преверб производный: состоит из элемента
, восходя
щий к
корню слова рука, анапы А амапы,
этимология которого
не ясна,
– восходящий к слову
, «дно». Его локальная
семантика связана с рукой: находится в руке.
В словоформах реализуется лишь с показателем кос-
венного объекта. Словообразовательная продуктивность
очень низка.
Статическая форма:
«то (в.) находится в ее
руке».
В динамических основах глагола
//
со-
четается;
а) с корне
суффиксом:
мйъы7р–4 ал
мйъы77ат
«то (в.) она вы
пустила
из рук»,
мйъы7ыхр–4 алымйъ
«то (в.) она у нее
выхватила с рук».
б) с суффиксом
ха:
«то (в.) оказалось,
задержалось в ее руке, руках».
в) с некоторыми связанными корнями:
«то (в.) выскользнуло из ее рук»,
«то (о маленьком предме
те)
выпало из ее рук»,
«то (в.)
он вырвал из ее рук»,
–мйъы7йь–р–4 алымйъы7йьеат
«то (в.)
она нечаянно уронила»,
алымйъы7–ёат
«то (в.)
уместилось в ее руке, ладони».
Во всех словоформах с превербом
//
уда
рение падает на гласный
преверба.
Преверб
//
. ( Р. н. клычев, с.51; к. С.
Шакрыл, с. 50
51). Преверб производный. компонент мпы,
по всей вероятности, восходит к слову *анапы А ама
«рука»,
а //
ы) локативный преверб. означающий «низ»,
Семантика преверба выражает нахождение, действие,
локализованное перед лицом, на ладони руки.
Реализуется он с показателем косвенного объекта.
Статическая форма:
алымпы7оуп // алымпы7–куп
«то (в )
находится в ее руке, перед лицом».
В основах динамических глаголов
//
соче
тается: в) с корне
суффиксами:
«то (в.) вышло из
под
ее руки».
ихит «то (в.) он
взял из его
рук(и)».
б) с суффиксом
«то (в.)
задержалось, застряло в ее руке».
в) с некоторыми связанными корнями и с глагольными
основами: ампы
ашәара «попасть в руки»,
«ли
шиться чего
л.», «исчезнуть с рук», а
«вы
пасть с
рук(и)», ампы
«умереть на руках»,
«под
ставить под что
то (руку, ладонь)».
В словах с превербом
ударение падает на
верба.
Преверб
м7– //
(Р. н. клычев, с. 49; к. В.
омта
тидзе, с. 47; к. С. Шакрыл, с.41). Преверб сложный: состоит
, по всей вероятности, восходящий к корню слова знапы
А «амапы «рука» и локального преверба
, озна
чающего
«низ», «дно». Преверб
м7–.
//
генетически связан с на
речным послелогом
//
– м7–
«перед, под кем
Это же значени
е вносит преверб
//
в производную
основу глагола.
87
Преверб
//
в глагольной основе представлен с
показателем косвенного объекта. Словообразовательная по
тенция его очень низка.
Статическая форма:
м7оуп
«то (в.) находится внизу пе
ред чём
В динамических основах преверб
//
встреча-
ется в сочетании:
а) с корне
суффиксами:
: а
«то (в.) он поло
перед кем
х: а
«то (в.) вытащил, унес снизу
перед кем
б) с суффиксом
: а
м7–х–р–4 а
«то (в.) задер-
жалось, застряло внизу перед кем
в) с некоторыми связанными глагольными корня
ми: а
м7–щ–ат
«он (ч.) упал перед кем
л.»,
м7–жьр–4 а
«то (в.) он бросил вниз перед кем
г) с глагольными основами: а
м7–тъ–р–4 д
м7–тъеат
(ч.) сел вниз под чем
то», а
м7–гыл–р–4 д
«он (ч.)
встал под чем
то», а
м7–ныщъеат
«он помо
лился под и перед чем
то».
В масдарных образованиях подударным гласным явля-
ется показатель общности, в спрягаемых словоформах –
гласный слога, указывающий на косвенный объект:
а
м7–гыл–р–
м7–гылеат,
а
– а
Преверб
. (Р. н. клычев. с. 18; к. В.
омтатидзе. с. 32
к. С. Шакрыл, с. 45). Преверб
утратил свою исходную этимо
логию. В основах динамических глаголов преверб от
личается
полисемантичностью. В статической форме и
ряде основ
динамических глаголов его локальная семанти
ка означает
нахождение и действие на поверхности чего
то плоского, не
глубокого. По П. к.
слару «
означает оп
ределенное место
или пространство». Р. н. клычев счита
ет, что преверб
основа
указывает на ограниченность по
верхности чего
Статическая форма: ианыул «то (в.) находится на по-
верхности чего
то плоского, неглубокого, с ограниченной по
верхностью».
казанная семантика четко проявляется в динамических
глаголах, основа которых представляет собой сочетание пре
верба
с четверкой корне
суффиксов, а также с суф
фиксом
леит «то (в.) вошло, полез
ло на
что
то плоское, неглубокое, ограни
ченное объе
«то (в.) вышло, сошло из
чего
то плоского...».
4 а–н
«то (в.) она положила на что
то неглубокое, плоское, ограничен
ное объемом,
подписала».
ха:
аныхра: ианылхит «то (в.) она сняла, взяла
из чего
то плоского..».
ха:
анхалара: ианхалеит «то (в.) застряло, за
лось на чем
то плоском, неглубоком, ограничен
ном объемом».
Данная семантика сохраняется и в ряде глаголов со свя
занным и несвязанным корнем:
«он
(ч.) прыгнул на что
то плоское, неглубокое»,
л–р–4 а–ншъ–леат
«то (в.) упало на что
то плоское»,
л–р–4 а–нажьлеат
«то (в.) он бросил на что
то плос
кое»,
тъ–л–р–4 д–нтъ–леат
«он (ч.) сел на что
то плос
кое»,
шыл–р–4 д–н8шылеат
«то (в.) он заглянул во что
то плоское,
неглубокое».
Преверб
, обладающий вышеуказанной локальной се-
мантикой, обусловливает появления показателя косвенного
объекта, с одной стороны, и суффикса направления ла, с
другой стороны.
В образованиях с превербом
ударение может зани
мать
различные позиции:
«он (ч.) об что
то уда
«я во что
то плоское заглянул(а)».
Превер
. (Р. н. клычев. с. 18; к. В.
омтатидзе, с. 42; к.
С. Шакрыл, с. 36). Преверб
генетически связан с кор
89
слова а
а «нос», а
хьа «перед». В глагольной ос
нове
модифицирует лексическую семантику глагола, привнося
в нее значение нахождение, действие впереди че
го
Реализуется он всегда с показателем косвенного объекта.
Статическая форма:
«то (тому) суждено (быть,
есть), обычно (есть)». Значение же «нахождение перед кем
л.» передается статической формой глагола
В динамических глагольных основах
сочетается:
а) с корне
суффиксами:
«он (ч.) его встретил».
«он положил нача
ло чего
«то (в.) он убрал спереди
чего
то».
с корне
суффиксом
непосредственно не сочетает
для обозначения действия, выражающего противопо
ложное
направление глаголу а
ылара «встретить», исполь
зуется
преверб
–8ыр7р–4 дый8ыр7ат
«он (ч.) отошел от меня»
(см. преверб
б) с некоторыми связанными глагольными корнями:
р–4 а–8ылцеат
«она их погнала перед собой»,
–8ыйр–4 д–8ы
«он (ч.) обогнал, опередил что
то».
в) с глагольными основами:
–8ыртл–р–4 а8артлеат
«то
(в.) он расстегнул, распорол»,
–8ырăă––р–4 а8арăăеат
«то
он рассек, срезал»,
–8ырг–р–4 а8аргеат
«то (в.) он раз
на мелкие монеты, деньги, отодвинул, разрушил».
В словоформах с превербом
ударным может быть
спог преверба или конечный слог.
Преверб
8ыр–
//
(Р. н. клычев, с. 18; к. В.
омта
тидзе,
с. 42
43; к. С. Шакрыл, с. 36). Элемент
восходит к корню
слов а
хьа «перед»,
«нос». Выражает действие, ло
кализованное поперек чего
то. Преверб
реализуется
в производной основе с показателем косвенно
го объекта.
окатив
8ыр–
может стать основой статическо
го глагола;
«то (в.) находится поперек чего
то». В динамиче
ских глаголах он сочетается:
а) с суффиксом
: иа
ырахеит «то (в.) задержалось по-
перек чего
то, перед чем
то».
б) с корне
суффиксом:
«то (в.) она поста-
вила поперек чего
то, перед чем
то», «потратила на что
то
попусту»,
–8ырхр–4 а–8ырахат
«то (в.) он убрал с поперек
чего
то, то он уничтожил, упразднил»,
–8ыр7р–4 д–8ыр7ат
«он ушел, отошел с поперек чего
то. от чего
то».
в) с основами глаголов и связанными корнями:
«сесть поперек чего
то»,
«держать поперек
чего
то»,
–8ыр–кн–щ–р–
«повесить поперек, перед чем
то»,
«встать поперек, перед кем
то»,
«бросить перед чем
то».
В словоформах с превербом
//
ударение па
дает
на гласный ы.
Преверб
//
(Ж. Дюмезиль, с. 141; Р. н. клычев, с.19;
к. В.
омтатидзе. с.22
23; П. к.
слар, с. 161; А. С. Чикобава,
с. 156
; к. С. Шакрыл, с. 32
34).
Преверб
0– // 0(ы9
означает
нахождение или действие в чем либо огоро
женном, в углу
блении, в сосуде. Преверб
и корень сло
ва
«место»
одного происхождения. Реализуется он без показателя кос
венного объекта. Преверб очень продук
тивный. В качестве
словообразовательного форманта он встречается не только
в глагольных основах, но и в имен
ных, особенно в топони
мике.
Статическая форма:
«то (в.) находится в чем
то ого
роженном»; перен. значение его «учиться»: ашкол
«он
учится в школе».
В основе динамических глаголов преверб
//
сочета-
ется:
а) с корне
суффиксами:
«он (ч.) вошел во что
то огоро
женное, в водоем, в яму», «он поступил (учить
ся) в школу».
«он (ч.) вышел из чего
то огра
-
Чикобава А.С. Морфологические встречи абхазского языка с карт-
вельскими.
звестия
Мк, Т.Хн. Тбилиси. 1942.
91
жденного, из водоема, из школы (в смысле пе
-
рестал учиться)».
«то (в.) я вложил во что
то (в
сумку, в мешок, чемодан, коробку...)».
«то (в.) я вытащила из чего
то
(сумки...)».
б) с суффиксом
ха:
–0–х–р–4 а0–хеат
«то (в.) застряло вну
три чего
то».
в) со связанными глагольными корнями:
–0–щ–р–4 д0–-
«он (ч.) провалился во что
то глубокое»,
«то (вещь небольшого размера) упало во что
то
глубокое»,
–0–жьр–4 а0–ажьат
«то (в.) он бросил во что
то
глубокое»,
«то (в.) он издал».
г) с глагольными основами:
–0–тъ–р–4 д0–тъеат
«он (ч.)
сел во что
то огороженное»,
–0–8шр–4 д0–8шат
«он (ч.) по-
смотрел внутрь чего
то».
Преверб
//
. (Р. н. клычев, с. 40; к. В.
омтатидзе,
с. 27
28; к. С. Шакрыл, с. 37
39;
. В. Шинкуба
. с. 300).
Преверб ха // х(ы) этимологически соотносится со словом
ахы «голова». Он полисемантичен.
1. Основы глаголов с лревербом
//
означают на-
хождение или действие на голове, над головой, поверх чего
либо. В этом значении
//
реализуется с показателем
косвенного объекта.
Статическая форма: илхоуп «то (в.) на ее голове нахо-
дится, над головой находится».
В основах динамических глаголов преверба
//
со
четается:
а) с корне
суффиксами:
ахалара: илхалеит «то (в.) налезло
ла: на ее голову»
ит «то (в.) сошло с ее головы».
: илхас
еит «то (в.) я надел
: на ее голову».
Шинкуба
менные основы
превербы в абхазском глаголе.
Груды Аб
.т. XXVIII Сухуми. 1957.
«то (в.) я одел себе на голову»,
х: ахыхра: исхыихит «то (в.) он снял с моей голо
«то (в.) я сняла со своей
головы, с себя».
б) с суффиксами ха: ахахара: дахахеит «он (ч.) застрял,
задержался, остался, напоролся на чем
то сверху».
в) со связанными глагольными корнями:
«он (ч.) упал, напоролся на что
то (острое)»,
«то (в.) он сверху чего
то налил, до
лил», ахажьра:
иахалыжьит «то (в.) на что
то сверху броси
«то (в.) (нечто маленькое) на
крыло отверстие»,
иахаипсеит «то он сверху на что
то на
г) с глагольными основами:
: дахат
еит «он (ч.)
сел поверх чего
то, за стол», ахагьежьра: илхагьежьуеит
«то (в.) кружится над нею, над ее головой»,
–х–кн–щ–р–4 а–
«то (в.) она над чем
то повесила»,
«то (в.) полетело над чем
то», ахагылара: да
хагылеит «он (ч.) встал над чем
то», «он (ч.) возглавил что
то».
2. Редуцированный вариант преверба ха
х(ы) стал при
обретать свою, немного отличную от исходной, семан
тику и
тем самым, как бы, начал функционировать как самостоя-
тельный формант. Основное его значение
это выразить на
хождение или действие на поверхности чего
либо, на краю
чего
л. Он реализуется без показателя косвенного объекта.
Статическая форма: ихыуп «то (в.) находится на по-
верхности»:
–яб– –мшын ахуп
«корабль на море, на по-
верхности (моря) находится».
В динамических основах глагола преверб х(ы) сочетает-
а) с корне
суффиксами:
ахылара: дхылеит «он (ч.) пошел по поверхно
ла: сти чего
вают».
«он (ч.) вышел из поверхности
чего
л., перешел что
то».
93
«то (в.) они спустили в воду,
перекинули мост».
ахыхра: ихыихит «то (о голове) он снял: ихы
хихит «он снес ему голову»; ихнахит «она
(ку
рица) вывела их (цыплят)», ах
«снять сливки (с молока)».
Глаголы
–хы7р–, –хыхр–
отличаются от предыдущих гла
голоб
, ахыхра тем, что в них нет показателя косвен
ного объекта. Ср.
алхыахат –хыл8–
«он снял с нее шапку»
–кът–яь6ъ– хылхат
«она сняла (взяла) яйца (из
под кури
б) со связанными глагольными корнями:
«он отлил (немного)»
ср.
: иа
әалеит «то (в.) он к чему
то долил»,
–хц–р–4 ахацеат
«он их (о скоте) с чего
л. согнал».
в) с глагольными основами: ахгара: ихигеит «он перенес
(болезнь, переживания)»,
–хтъ–л–р–4 ахтъ–леа
т «то (в.) (о
птице) село на яйца»
ср.
–х–тъ–р–4 д–х–тъеат
«он (ч.) сел
л. (за стол)».
3. В ряде глаголов с введением преверба
увеличивает-
ся количество показателей лица на одно лицо
лицо кос-
венного объекта,
же в этих глаголах указывает на реля
к косвенному объекту:
ацәажәара: сцәажәоит «я говорю»
ахцәажәара:
«я о нем говорю», аҳәара: исҳәоит «то (в.) я го
ворю»
ахҳәаара: иахысҳәаауеит «о том я что
то гово
аччара: сыччоит «я смеюсь»
ахыччара: илхыччоит «они
над нею смеются»,
«он хва
стается»,
он (ч.9 чем-то
хвастается,
–хъыцр–4 йхъыцуеат
«я думаю»,
«я о нем думаю».
4. Преверб
может выступить в значении «себя»; ахга-
ра: илхылгеит «то (в.) она перенесла», точнее «то она пе-
ренесла через свою голову».
Преверб
без сопровождения показателя косвенного
объекта в глаголах движения обозначает направление вверх:
ахалара: дхалеит «он (ч.) поднялся вверх; ахагалара; ихаига
леит «то (в.) он поднял вверх», ахажьлара: дхаижьлеит «его
(ч.) он пропустил вверх».
В образованиях с превербом
//
чаще всего под уда
рением находится гласный
или
, значительно реже – глас
ный последующего слога.
Преверб
хъл–
//
. (Р. н, клычев. с. 55; к. В.
гатидзе, с. 53; к. С. Шакрыл. с. 52). Очевидно, что преверб
хъл– а хълы
в слове ахәламшәа «горло, гортань» одного
происхождения. Он в глагольную основу вносит семантику,
указывающую на действие или состояние в области горта-
ни, полости рта. Выступает в основе в сопровождении кос-
венного объекта.
Статическая форма: илых
лоуп «то (в.) в ее горле, глот
ке,
в полости рта находится».
В динамических глаголах
//
сочетается а) с
корне
суффиксом
а: ахәла
ара: илыхәлана
еит «то (в.)
в ее глотку оно засунуло», б) с суффиксом
ха:
«тем она захлебнулась», в) со связанными кор
нями: ахәлашәара:
«то (в.) (маленькая) по
пало в ее горло, гортань»,
–хъл–жьр–4 а–хъл–ажьат
«то (в.)
он бросил в рот», г) с основами глаго
лов:
–хъл–чр–4 алыхэ
«в ее горле вошел воздух, по
перхнулась»,
щъ–р–4 алыхъл–0ъщъеат
«вдохнули в ее горло», ахәласра:
илыхәласит «тем она захлебнулась».
В словоформах с превербом
//
ударение пада
ет на слог косвенного объекта:
Преверб цра
. Ц преверба можно увязать с корнем слова
амца «огонь», аца «горячий». Слова с этим превербом оз-
начают «горение».
Статическая форма иацроуп «то (в.) горит», находится в
состоянии горения», исыцроуп «то (в.) во мне горит».
В динамических глаголах
сочетается с корне
суффиксами ла: ацралара: иацралеит «то (в.) сгорело»,
ара: иацрасцеит «то (в.) я подожгла, разожгла».
Преверб
. В. Шинкуба преверб
увязывает с корнем
слова
«кожа»,
обозначает действие (или состоя
95
ние), происходящее наружи. Р. к. Гублия данное зна
считает одним из значений полисемантической мор
. Его словообразовательные возможности очень огра
ниченные. Реализуется в основе без показателя кос
венного
объекта.
Статическая форма:
«то выставлено, вывешено
наружу».
Динамическую основу глагола
образует в сочетании:
а) с корне
суффиксами:
шел наружу».
: в каузативном оформлении: ацәыр
шел из
под чего
то наружу».
еит «то (в.) она вывела, выве
сила наружу».
«то (в.) она сняла (вывешен
б) с некоторыми глагольными основами:
–цъырг–р–4 ацъ
«то (в.) она вынесла».
Преверб
а. (См. преверб
Преверб
а //
(Ж. Дюмезиль, с. 137; Р. н. клычев, с.
20; к. В.
омтатидзе, с. 26; П. к.
слар, с. 87; А. С. Чикобава
к. С. Шакрыл, с. 39). Преверб
(ы) соотносится со сло
вом а
а «дно». Означает он нахождение, действие на дне
чего
л. или под чем
л. Преверб реализуется в ос
нове гла
гола как с показателем косвенного объекта, так и без него.
Преверб имеет очень широкую сферу использо
вания.
Статическая форма: иа
оуп // и
оуп «то (в.) находится на
дне чего
л., под чём
В основах динамических глаголов преверб ца //
(ы) со-
четается:
а) с корне
суффиксами:
«он (ч.) полез под что
Гублия Р.к. Абхазо
адыгские этимологии. Сухум, 2004, с. 68.
А. С. Чикобава. О значении преверба на в грузинском языке.
вестия
Мк, т.1 Тб., с. 40
«он (ч.) вышел, вылез
под чего
«то (в.) она под
ложила подо
что
то»; илыцалцеит «то (в.) она подложила под
себя»,
«то (в.) она вытащила из
под
чего
то».
«то (в.) она вытащила
под себя».
б) с суффиксом
–7–х–р–4 д–7–хеа
т «он застрял под
то», «попал подо что
то», «он проиграл».
в) со связанными глагольными корнями:
«упасть
под что
л.», а
ажьра «бросить под что
либо», и
ажьцәеит «он (ч.) плюнул подо что
то»,
«то под нею согнулись, ноги подкосились, со
гнулись».
г) с глагольными основами:
–7–гыл–р–4 д–7–гылеат
(ч.) встал подо что
то»,
–7–тъ–р–; д–7–теат
«он (ч.) сел под
что
то»,
а7–ныщъх–р–4 д–7–ныщъеат
«он (ч.) помолился под
то».
В образованиях, в которых локальный преверб
реа-
лизуется с показателем косвенного объекта, подударным
становится слог косвенного объекта:
он под
то помолился», в образованиях же с
без косвенно-
го объекта подударным становится слог прямого объек
та; и
аиргылт // ахьтәы
аиргылт «он вставил
золо
тые зубы»,
–7–ряъяъ–р–4 а
аирбгеит //
икәша
мыкәша зегьы
«вокруг все
он разрушил». не исключены случаи, когда под ударением
находится слог преверба
«он совершенно
ослабел, исхудал», а
лақәа
игылан «деревья
стояли обрезанные»,
ах–хъы 7аы
«он подстриг во-
лосы», ацәқәа
ртлеит «быков распрягли».
к ряду глаголов с превербом
а //
(ы) присоединяются
элементы цәы, хәы, совместно с
а //
(ы) образуя слож-
ный формант
каждая из них вносит оп-
ределенную конкретную семантику в лексическое значение
97
мотивированной основы. необходимо заметить, что
занимают позицию личного показателя косвенного объекта,
появление которого в мотивированной основе обусловлено
превербом
и тем самым исключают по
явления показа
теля косвенного объекта в глагольной осно
ве. Образования
с формантом
это одно
личные и двухлич
ные глаголы.
Образование с превербом
выражают нахожде-
ние, действие под чем
то, в углубленном, в замкнутом про-
странстве, в расщелине, под покрывалом.
Статическая форма:
«он <ч.) находится под
то».
В динамических основах глагола цәы
(а) сочетается:
а) с корне
суффиксами:
«он (ч.) залез
под что
то».
«он его вы
тащил
под расщелины».
еит «то (в.)
он положил под что
то».
т «то (в.) вышло
под чего
то».
б) с суффиксом
: ацәы
«то (в.) за-
стряло под чем
то».
в) со связанными глагольными корнями:
«он (ч.) упал в расщелину»,
–цъы7–жьр–4 ацъ
«то (в.) он бросил под что
то».
г) с глагольными основами:
–цъы7–8шр–4 дцъы7–8шат
«он (ч.) посмотрел в расщелину», ацәы
гара: ицәы
игеит
«то (в.) он вытащил из расщелины» из чего
то».
Образования с формантом хәы
(а) выражают нахожде-
ние и действие под чем
то, в узком пространстве (берлоге,
крысятнике...)».
Статическая форма: ихәы
оул «то (в.) находится под чем
то внизу».
В динамических основах глагола хәы
(а) сочетается:
а) с корне
суффиксами:
лезло
под или во что
то (берлогу)».
«оно вышло».
«то (в.)
он положил во что
то или под что
то».
ихит «то (в.) он вытащил
из чего
то».
б) с суффиксом
: ахәы
ахара: ихәы
ахеит «то (в.) за-
стряло под (и в) чем
то».
в) со связанными глагольными корнями:
ахъы7–ажьат
«то
(в.) он забросил во что
то».
г) с глагольными основами:
атәеит
«он сел под чем
то».
Во всех словоформах глаголов с превербом цәы
ударение падает на гласный ы:
алеит,

7–леат, –цъы
верб
– // (ы9.
(Р. н. клычев, с. 41; к. В.
омтатидзе,
с. 25; к. С. Шакрыл. с. 41;
. В. Шинкуба, с. 299). Преверб
– // (ы9
восходит к слову
– ы (
– –9
«лицо, рот, лицевая
сторона чего
л.». Эти значения сохраняются и в превербе,
обозначая локализацию действия или состояния на лице
или перед лицом, напротив чего
либо. В основах глаголов
преверб реализуется с показателем косвенного объекта.
Статический глагол:
ал оуп // ал –т–тоуп
«на ее лице что
то находится», «лицо чем
то обляпано».
спользование преверба
– // (ы9
в основах динамиче-
ских глаголов широкое.
В них они сочетаются:
а) с корне
суффиксами:
на ее лице поя
вилось
что
то».
«то (в.) вышло из ее рта,
99
«тем он ее накормил»,
«то он внес в ее рот».
«то (в.) он сорвал с ее лица,
изо рта, перен. «он ее за
ставил признаться».
б) с суффиксом
ха:
– –х–р–4 д– –хеат
«он застрял, зап
нулся».
в) со связанными глагольными корнями:
«то (в.) забрызгало, облило ее лицо»,
«тем я облил себя»,
т «тем он ее об
«то (в.) облепило ее лицо», а
аахара: л
алхеит
г) с глагольными основами:
– –гыл–р–4 да –гылеат
«он
(ч.) встал напротив него, досл.: «напротив его лица», перен.
«он выступил против него»,
– –8шьр–4 а– –8
ишьит «то (в.) к
чему
то добавил, «к лицу чего
то он добавил, при
соединил»,
– –8х–р–4 а– –8хеат
«то осветило лицо»,
«он на него посмотрел в лицо».
В образованиях с
восходящий к слову «рот», удар
может быть любой слог».
Преверб
. Преверб
в ряде слов обозначает лока-
лизацию на горе, на скале, обрыве, на каком
л. подъеме.
о этих словах
сопровождает показатель косвенного объ
екта. По всей вероятности, генетический это тот же
озна
чающий «рот, лицевую часть чего
либо», но в сочета
ний со
словами, означающими гору, высоту, скалу, приоб
рел такую
семантику.
Статический глагол:
д– оуп
«он (ч.) находится на скале. на
горе, на краю обрыва»,
а– оуп
«приделано (есть):
–шъ –м––
«к двери ручка крепко (есть) приделана».
Динамические глаголы образуются с суффиксами;
ха:
д– –хеат
«он (ч.) застрял на скале, на чем
то верти-
кальном».
«он (ч.) поднялся (на гору, на скалу)».
с семантикой
скалы
встречается в словах:
«он (ч.)погиб (на скалах)»,
– –8йр–4 д– –8йат
«он
(ч.) умер (на горе, на скале)»,
– г–р–4 а– агеат
«он проло
(дорогу по склону горы)»,
– йь–р–4 д– йьеат
«он (ч.) сорвал
ся (со скалы, вершины)»,
– ыбг–р–4 а– ыбгеат
«то (о скале,
о выступе) развалилось»,
– ыйр–4 д– ыйат
«он про
шел (по
крутому склону, по обрыву, по горе)».
Преверб
. Данный преверб является омонимом пре-
. Этимология его не ясна. Возможно, это тот же
, что и в словах а
«новый», а
«молодежь».
с такой
семантикой встречается в нескольких словах
«то (о
фрукте) висит»,
«он // они повисли (о фруктах), т. е.
«то я сорвал».
В словоформах с превербом
под ударением чаще
находится гласный преаерба. Случаи же с иной рас
становкой
ударения не являются исключением.
Преверб
. (Ж. Дюмезиль, с. 146; Р. н. клычев. с. 35.
60; к. В.
омтатидэе. с.
, В. Шинкуба, с. 301). Пре
верб слож
ный: состоит из
, восходящий к слову аеы «лошадь» и
восходящий к корню слова плечо
хыр. Выражает ло
кализацию на лошади.
Статическая форма: д
ыжэуп «он (ч.) верхом (на ко
В динамических основах глагола
сочетается:
а) с корне
суффиксами:
леит «он (ч.) сел
верхом (на лошадь)»,
ит «он (ч.) сошел
с (лошади)»,
еит «он (ч.) его
посадил на лошадь».
«он (ч.) его
б) с некоторыми самостоятельно существующими кор-
нями глаголов:
–эыжъ8–р–4 дэыжъ8еат
«он (ч.) спрыгнул с
коня»,
–эыжъйь–р–4 дэыжъйьеат
«он (ч.) слетел с коня»,
ыжъыжьл–р–4 дэыжъажьлеат
«он его (ч.) бросил верхом на
коня».
Во всех образованиях с превербом
под ударением
находится гласный преверба.
101
Преверб
// эщъ(ы9
( Р. н. клычев. с. 30
31; к. В.
омтатидзе, с
12, к. С. Шакрыл, с. 46;
. В. Шинкуба. с. 302).
По к. С. Шакрыл, «слово а
означает боковые стороны
очага, в котором разводят костер». Преверб вос
ходит к сло
–эщъ–
«очаг». Означает нахождение, движение, действие
возле очага. Реализуется в глагольной осно
ве без показате
ля косвенного объекта.
Статическая форма:
«то (в.) находится у оча
га».
В динамических основах глаголов
//
сочета-
ется:
а) с корне
суффиксами:
дошел
к очагу».
«он (ч.) отошел от очага».
«то (в.) он унес от очага».
б) с суффиксом
–эщъ–х–р–4 дыэщъ–хеат
«он (ч.) остал
ся, задержался у очага».
в) со связанными глагольными корнями:
–эщъ–жьр–4 аэщъ
«то (в.) он бросил в очаг»,
–эщъ–жьцъ–р–4 дыэщъ–жь
«он (ч.) плюнул в очаг».
г) с глагольными основами:
–эщъ–тъ–р–4 дыэщъ–тъеат
(ч.) сел возле очага»,
–эщъ–гыл–р–4 дыэщъ–гылеат
«он (ч.)
встал возле очага», а
ҳәаргылара: и
аиргылеит «то (в.) он
поставил возле очага».
Преверб
//
не меняет позиции ударения в мо
тивированной основе.
Преверб
. (Ж. Дюмезиль, с. 143; Р. н. клычев,
с. 42; к. В.
омтатидзе, с. 47
48; П. к.
слар, с. 63). Преверб
шьа //
восходит к корню ашьапы «нога». Это значение
четко проявляется в превербе, соответствен
но указываю
щий на нахождение, действие на ноге. В гла
гольной основе
//
реализуется с показателем косвенного объекта.
Словообразовательная продуктив
ность преверба очень низ
ка.
Статическая форма; илышьоуп «на ее ноге надето то
В динамических основах глаголов преверб шьа //
сочетается:
а) с корне
суффиксами:
ла: ашьалара: илышьалеит «то (в.) на ее
ногу налезло, наделось»,
еит «то (в.) он на
дел
на ее ногу»,
х: ашьхра: илышьихит «то (в.) он снял с ее ноги»,
исышьасхит «то (в.) я сняла со своей ноги
Преверб шьа
//
) непосредственно не присоединя-
ется как к связанным, так и несвязанным глагольным осно-
вам.
сключение составляет глагол
–шь–щ–р–4 аршь–щ–ат
«то (в.) они опутали, точнее, они ноги связали». Произво-
дящей основой для таких образований обычно выступают
основы, в которых уже имеется какой
либо локальный пре-
верб. В них помимо значения «ноги», он может выступить
в значении «основы»: ашьақәгылара: ишьақәгылеит «то (в.)
обосновалось»,
–шь–6ъыряъяъ–р–4 ашь–6ъаряъяъеат
«то (в.)
он утвердил, закрепил, подтвердил»,
«то (в.) утихомирилось, успокоилось, осело».
В образованиях модели преверб шьа+ корне
суффикс под
ударением находится слог косвенного объекта. В дру
гих слу
не изменяет позицию ударения в мотиви
рованной
основе глагола.
Преверб
//
. (Р. н. клычев, с. 20
21; к. В.
омтатидзе, с. 76
79; к. С. Шакрыл, с. 53;
. В. Шинкуба.
с. 301). Преверб сложный: состоит из шьа (А ашьапы «но-
га») и локального преверба
В статической форме
означает лежать: дышь
оуп «он (ч.) лежит». В динамиче
основах
действие на полу, в постели, на земле. В глаголь
ных основах
всегда представлен без показателя
косвенного объекта. Словообразовательная продуктивность
низкая.
103
В динамических основах глагола
//
сочета-
ется:
а) с корне
суффиксами
«он (ч.) поднялся».
еит «то (в.) она положила
(на пол, на землю...)», локальная семантика
преверба утрачена.
«то (в.) она подняла».
б) с суффиксом ха:
–шь0–х–р–4 дышь0–хеат
«он (ч.) долго
пролежал».
в) с глагольными основами; ашь
акшара: ишь
«тем (палкой) он ударил по низу, по полу», ашь
арҳәазара:
«то (в.) он поволок по земле»,
р–4 ашь0ы8р––ат
«то (в.) взлетело»,
–шь0рыц6ь––р–4 ашь0а
«то (в.) он вычистил, вы
мел».
Преверб
//
. (к. В.
омтатидзе, с. 76
79).
Преверб производный. Он восходит к слову ашь
а след»,
компоненты которого этимопогизируются так же, как и пред
ыдущий шь
а. Семантика его указывает на нахождение, дей
ствие, связанное со значением «преследо
вать», «гнаться»,
«следовать». В отличие от предыдущего преверба
//
данный преверб реализуется с показателем косвен
ного объекта.
Статическая форма:
длышь0оуп
«он (ч.) находится в со-
стоянии ее сопровождения, преследования».
В динамической основе глагола преверб сочетается:
а) с корне
суффиксами:
«он (ч.) последовал
еит «его (ч.) я послал
следом за ним».
б) с глагольными основами: ашь
анеира: дишь
анеит «он
(ч.) пошел следом за ним», ашь
«он
(ч.) встал за ним»,
: дишь
әеит «он (ч.)
ходил следом за ним»,
дрышь0–8шат
«он (ч.)
проследил, посмотрел вслед им»,
–шь0–пырр–4 а–шь0–8рат
«то (в.) полетело вслед за чем
то».
В отличие от предыдущего
который в основном
не изменяет позицию ударения, в этих образованиях под-
ударным выступает слог косвенного объекта.
Преверб
. (к. В.
омтатидзе, с. 48). Основы с пре
вербом
означают «быть одетым», «одеваться», или
«быть раздетым, раздеться». ныне не представляется воз-
можным связать его с каим
либо именем, указывающим на
часть тела. По Р. к. Гублия,
в глаголе
«оде-
ваться» означает «слой» (материал)», (с. 76)
. В глаголь-
ной основе
представлен с показателем косвенного
объекта. Словообразовательная продуктивность преверба
очень низкая. Преверб
может быть использован в ка
честве основы статического глагола:
«то (в.) на ней
одета (есть)» и в сочетании с корне
суффиксами ла,
7–
, х
в
основах динамического глагола:
«то (в.) на нее налезло».
«то (в.) он на нее надел»,
еит «то (в.) она на себя надела».
«то (в.) он с нее снял»,
«то (в.) она с себя сняла».
Во всех спрягаемых словоформах подударным слогом яв
ляется слог с лревербом
Преверб
//
. (Р. н. клычев, с. 30; к. В.
омта
тидзе,
с. 9: к. С. Шакрыл, с. 47;
. В. Шинкуба, с. 301). Преверб
восходит к слову а
ны «дом» и означает нахождение,
действие, движение в доме. Реализуется без показателя кос
венного объекта. Преверб имеет сравни
тельно широкое при
Статическая форма; и
ноуп «то (в.) находится в доме».
В динамических глаголах преверб
//
сочетает-
а) с корне
суффиксами:
Гублия Р к. Абхасзко
адыгские этимологии. Сухум. 2004.
105
«он (ч.) вошел в дом».
«он (ч.) вышел из дома».
7–4 –юн–7–р–4 дыюн–й7еат
«его (ч.) я ввел, водворил в
–юныхр–4 аюныйхат
«то (в.) я взял из дома, до словно: я
снял с верхней части дома».
необходимо заметить, что значение «выйти из дома» и
«вывести из дома» вместо
чаще ис-
пользуется
адәылгара.
б) с суффиксом
;
–юн–х–р–4 дьюн–хеат
«он (ч.) задер
жался, застрял в доме».
в) со связанными глагольными корнями:
–юн–жьр–4 аюн–лыжьат
«то (в.) она бросила в доме»,
н–щ–р–4 аюн–щ–ат
«то (в.) ввалилось в дом»,
–юн–жьцъ–р–4
«он (ч.) плюнул в доме»,
–юн–ц–р–4 аюнеаце
«то он загнал в дом» //
г) с глагольными основами:
–юн–тъ–р–4 дыюн–тъеат
«он (ч)
уселся в доме»,
–юн–8шр–4 дыюн–8шат
«он заглянул в дом»,
–юн–б–р–4 аюн–беат
«то (в.) в доме высохло»,
–юн–былгь–р–
«он (ч.) кувыркался в помеще
р–4 аюн–8хеат
«то (в.) осветило помещение»,
–юн–чр–4 аюн–
«то (помещение) наполнилось дымом» // газом».
Преверб
//
в сочетании с корне
суффиксами
всегда находится под ударением. В остальных же образо-
ваниях
в основном не меняет позицию ударения произ-
водящей основы.
Влияние локативных превербов на акцентную кривую
производящей глагольной основы отмечалось исследова-
телями абхазского и абазинского языков. Так,
В. Шинкуба
в работе «
менные основы
превербы в абхазском глаголе»
прослеживает движение ударения в разных словоформах с
разными превербами отдельных глаголов. В ос
новном это
словоформы масдара, изъявительного и пове
лительного
наклонений, а также отрицательные и каузатив
ные обра
Шинкуба
. В
менные основы
превербы в абхазском глаголе.
Труды Абхазского института
, т. ХХ\/.Сухуми. 1954. С. 298
зования. Материал систематизирован по месту ударения.
Помимо основного ударения он в словоформе отметил нали
чие добавочного, второстепенного ударения, которое слабее
основного, но принимает участие в форми
ровании акцентной
кривой словоформы
. н. В. Аршба, ана
лизируя место уда
рения в основных парадигмах глаголов с простой основой,
приходит к заключению, что «в подав
ляющем большинстве
место ударения масдарных форм тождественно с местом
ударения личных форм». В превербных образованиях гла
гола наблюдается точно такая же аналогия. Однако немало
встеречаются и такие, в кото
рых место ударения в масда
ре и в спрягаемой форме не совпадают. Сопоставление
абхазского материала с аба
зинским позволило н.В. Аршба
сделать ряд выводов: 1) совпадение место ударения е мас
даре и спрягаемой форме явление более древнее, чем
расхождение между ними, 2) абазинский глагол во многих
случаях более подчиняется закономерностям в постановке
ударения, 3) место ударе
ния, его передвижение в основном
обусловлены с разной огласовкой превербов. на появление
подударного гласного
в некоторых превербных образова
ниях абхазского и аба
зинского языков обратила внимание
омтатидзе, который, по ее мнению, некогда выполнял
наречно
падежную функцию. По ее предположению, данная
фема с дательно
обстоятельственным значением в виде
префикса оформляла имя. которое затем стало превербом
в основе глагола
Анализ превербных глаголов, представленный выше,
подтвердил положение о роли локальных превербов в фор
мировании акцентной кривой в производной основе (точнее
словоформе) и что в этой функции они не равны. Есть пре
вербы, которые обусловливают рецессию, есть такие, кото
«Аршба н. В. Место ударения масдарных и личных форм
превербных глаголов абхазского языка. Система превербов и
послелогов в иберийско
кавказских языках. Черкесск. 1983. с. 144
омтотидзе к. В. Основные виды локальных превербов и их
оформление в абхазском и абазинском языках. Тб. 1982.
107
рые не в состоянии изменить акцентную кривую производя
щей основы, но есть и такие, которые в опреде
ленных случа
ях изменяют акцентную кривую.
наши наблюдения за словоформами с производящей и
производной основами показали, что акцентная кривая гла
гольных сло
воформ не зависит от морфологических фор
мантов. Морфемы наклонения, временные, отрицательная,
вопросительные, обстоятельственные не меняют их акцент
ные характеристики.
Этого нельзя сказать относительно структуры и особенно
стей локальных превербов, а также о структуре превербных
глаголов в плане сочетаемости превербов с произво
основами, с корне
суффиксами, со связанными глаголами и
суффиксом
. Разные комбинации сочетаний дает разные
акцентологические типы. Обзор исследуемого материала
позволил произвести систематизацию превербе с этих пози
ции, выделяя группы.
I группа. В эту группу входят превербы, которые обу-
словливают место ударения, ставя его на показатель кос-
венного объекта в спрягаемой форме и на показатель общ-
ности в масдарной форме. Если показатель косвенного
объекта выражен согласной фонемой, то ударение в этих
случаях падает на ы. следующий за показателем косвенно
го
объекта. Это превербы ва//в(ы), вца, қә, д, ла//л(ы), ма//м(ы),
(ы), м
(ы), ца//ц(ы) (частично),
, шьа, шьт,а (в
значении «вслед»).
Перечисленные превербы в глагольной основе реализу-
ются с показателем косвенного объекта.
–тъ–р–4 дтъеат
«он (ч.)
сел

всталА
т «его что
то
схватило, задержало»
агара
: илге
ит «то (в.) она
взяла»А
: ирки
т «то (в.) они пой
бр–4 ал3–
бат «то (в.9 он–
4 ай–й7е
ат «то (в.9
(ч.) сбоку чего
то сел»
7–гыл–р–4 д–
7–гылеат «он
макра: илы
меикит «то (в.)
он у нее оспаривал».
в7г–р–4 а–
т «то (в.)
под чего
то забрал».
л–8шат «он (ч.9
поймотрел во что-то (в м–й
м7–кр–4 алы
м7–ркат «то
шь0–хыйр–4 да
«он (ч.9 выйтрелал вйлед з–
д3–бл–р–4 а–
дыл3–блеат
«то (в.9 он– к чему-то н–кле
6ъй–7–р–4 а–
6ъй–р7еат «то
(в.9 поверх чего-то она йде
6ъё–хр–4 а–
6ъылё–хат «то
(в.9 он– пошал– поверх чего-
Все парадигмы глаголов этой структуры имеют данную ак
центную кривую: да
шып «он (ч.) под что
то посмот
«ты посмотри под что
то»,
«еспи он
(ч.) посмотрит под что
то»,
«он не посмотрел
под что
то», да
шыма? «посмотрел ли он под что
то?»,
шы «когда он (ч.) посмотрел под что
то».
Этот же тип акцентной кривой имеют основы, представ-
ляющие сочетание преверба со связанным корнем и превер
ба с корне
суффиксом, а также с суффиксом
ха.
иа
аҳаит «то (в.) свалилось под что
то»,
7–жьр–4 а–
«то (в.) она под что
то бросила»,
109
«то (мелкое) закатилось, упало под
чего
то»,
мя–7–р–
мя–й7еат
«то (в.) я ей заложил за
пояс»,
мяыхр–4 алы
мяахат
«то (в.) он снял с ее (пояса)»,
: илышьас
еит «то я ей надел на ногу»,
: ди
жәлеит «он (ч.) на него напал», а
ара: дсы
еит «его (ч.) они на меня натравили», а
алара: ди
алеит «он (ч.) пошел вслед за ним», а
лалара: иа
лалеит «то (в.) вошло во что
то (в массу)», а
«то (е.) вышло из чего
то (из массы), да
вахеит «он (ч ) задер
жался, застрял сбоку чего
то»,
«он (ч.) оказался,
задержался, застрял под чем
то, проиграл», илы
ахеит
«то (в.) перед нею задержалось».
В отличие от превербов
мя–
, которые всегда в основе глагола находятся в сопрово
ждении показателя косвенного объекта, превербы
в основе могут быть и без показателя косвенного объекта. В
этих случаях подударным становится первый слог произво
дной основы: ды
қәыргеит «его (ч.) убрали»,
6ъ7ат
«он (ч.)
убрался, ушел»,
«он (ч.) встал, выступил», ср.:
Ажь– –бн– а
«заяц выскочил из лесу» и
Ахы –яъы
«пуля сквозь доску пролетела»,
7–аргылеат
) «он вставил (зубы)»,
т «он раздул, надул
под чем
то», и
лаижьит «он то во что
то бросил», дықәхеит
«он (ч.) остался, застрял, за
то».
как известно, личный показатель III лица
в глаголе
опускается, если синтаксически связанное с ним слово не-
посредственно стоит перед этим глаголом. В данном же случае
вместо и может появиться подударный ы, который, по пред
положению к. В.
омтатидзе, некогда выполнял дательно
обстоятельственную функцию: анышә агәы
«ты
сердце земли раздул»,
–7ъц– ы
«она поста
вила стакан», ипалта
«он пальто подогнул»,
аҳәызба ы
лаиршьшьит «он провел, пропустил, вонзил во
что
то нож» (подробнее на с. 55).
В словоформах с превербом
(а) подударным может быть
слог преверба или последний слог основы: д
ит «он
(ч.) исхудал, ослабел»,
а7ыабл––ат
«то (в.) он поджег (низ)»,
«он подстригся».
II группа. Во вторую группу входят превербы, представ-
ленные двумя слогами или закрытым слогом:
//
//
/ яы7
, дықә,кыд, кыла // кыл,
//
, мпы
а // мпы
, хәы
а // хәы
, цәы
// цә
ы7, эыжъ,
В глагольных словоформах с перечисленными превер
бами под ударением стоит первый слог преверба или глас-
ный преверба. В них позиция ударения фиксированная. Она
не зависит ни от морфологических формантов, ни от пере
ходности / непереходности, ни от структуры основы, ни от ис
хода преверба. Она таже не соотносится с акцент
ной кривой
масдара производящей основы:
агара «забрать» А адәы
қәгалара: идәы
қәыргалеит «то
(в.) они с собой вынесли, вывели».
«пропасть, потерять» А
лё––р–4 адъы
«то (в.) исчезло из помещения».
«смотреть» А
д8шыл–р–4 дкы
«он
(ч.) посмотрел на что
то плоское, вертикальное».
«то (в.) находится под чем
то (под покрывалом, одея
лом)»
«то (в.) находится под чем
то внизу (под кро
ватью)».
«он (в.) полез под (покры
вало...)»
«он (в) полез под (шкаф..)»
110
«толкать, запихать» А ацәы
«то (в.) они затолкали во что
то узкое, под
то, скрытое».
«ломать» А
7–8шр–4 алымпы
«то (в.) у
нее в руке, перед нею разбилось».
агылара «вставать, стоять» А агәы
лгара: игәы
лыргеит
«то (в.) они из середины чего
то провели».
«сидеть» А
: дхәы
атәеит «он (ч.)
сел во чхо
то тесное, скрьгтое)».
–8ыр–тъ–р–4 д–8ы
«он сел перед, поперек чего
то»,
латәара: дагәы
латәеит «он (ч.) сел посреди чего
то».
ага
ара: дга
еит «его (ч.) она уложила в люльку».
агархра: дгарылхит «его (ч.) убрала, взяла с люльки»,
«они (скот) вошли в стойбище.
возвратились», игәа
ит «они (скот) вышли из стойби-
агәылалара: дагәы
лалеит «он (ч.) вошел в середину че-
го
то».
7–л–р–4 дяы
«он (ч.) вошел в зиму, зимует»,
«он (ч.) вышел из зимовки, перезимовал».
«то (в.) выпало из ее рук»,
эыжъ4 дэы
«он (ч.) сел на коня»,
жъ7ат
«он (ч.)
сошел с коня»,
«его (ч.) они сняли с коня».
«то (е.) он бросил в середине чего
то»,
дижьылеит «то (в.) он бросил на что
то вертикаль
плоское»,
«то (в.) он бросил во что
то тесное,
скрытое, под чем
то»,
агъыдажьлеат
«то (в.) он на него (в его
сердце) бросил»,
ха:
л–хеат
«то (в.) застряло в середине чего
то»,
7–хеат // ацъы
«то (в.) застряло, задержа
лось
под чем
то внутри чего
то тесного, скрытого», икы
лахеит «то
(в.) в отверстии застряло».
III группа. В эту группу объединены превербы кото
образуют основы с разной акцентной кривой. Это пре
вербы
– // (ы9, г – // г (ы9, яр– // яр(ы9, эщъ– // эщъ(ы9, н, 8, 0(ы9 //
юн–, юны // бжь– // бжь(ы9, ёх– // ёх(ы9.
наблюде
ния над сло
воформами с данными превербами позволили выявить неко
торую закономерность, связанную с той или иной акцентной
кривой. Выясняется, что акцентные кривые тесно связаны с
переходностью и непереходностью глаго
ла, со структурой
производящей основы; с акцентной кри
вой производящей
основы, с одной стороны, и с масдаром, с другой стороны,
и, возможно, с чем
нибудь еще другим, что нами пока не вы
1. Если производящая основа представляет собой пе-
реходный глагол с простой основой, то в производной ос
нове
под ударением чаще стоит слог преверба:
агара «нести» А а
агалара: и
ргалеит «то (в.) они
внесли», и
ргеит «то (в.) они вынесли» абжьагалара:
ибжьа
ргалеит «то (в.) они между чем
то провели»,
: иг
ргалеит «то (в.) они в угол вне
«то (в.) они в дом внесли»,
«то (в.) к берегу принеспи».
акра: «держать, ловить» А а
акра: и
ркит «то (в.) они
закрыли», задержали», абжьакра: ибжьа
ркит «то (в.)
между чем
то за
т «то (в.) они в доме задержа
ли, за
«его (ч.) они возле очага задер
Аналогичная акцентная кривая в словоформах:
«то (в.) она в чем
то замесила», дыб
«его
(ч.) между чем
то раздавили, помяли»,
«то (в.) он
выжал (виноград) в чем
то».
«его (ч.) убили в
углу»,
тупил (лезвие ножа)».
2. Если производящая основа переходного глагопа ос-
ложнена превербом или каузативным формантом, то в про-
изводной основе акцентная кривая повторяет акцентную кри
вую производящей:
«то (е.) она сломала, разбила» А
112
113
«то (в.) она сломала, разбила, расколола в
то».
«то (в.) она сломала» А
әеит «то (в.) она в чем
то сломала».
: и
лжәеит «то (в.) она разорвала» А
лжәеит «то (в.) она в внутри чего
то разорва
артлара: илы
ртлеит «то (в.) она распорола, распустипа
(пряжу)» А
«то (в.) она расстегнула, рас
порола» (ударение возможно и на слоге субъек
та).
–ртъ–р–4 длы
«его (ч.) она усадила» А
алыртәе
ит «его (ч.) она во что
то усадила»,
«она его (ч.) в углу усадила»,
его (ч.) она между чем
то усадила».
аргылара: длыргы
леит «его (ч.) она подняла» А
«его (ч.) он поставил между чем
то»,
«его (ч.) он поставил против меня»,
«его (ч.) он за что
то зацепил».
В непереходных глаголах акцентную кривую производ-
ной основы определяет акцентная кривая масдара произ-
водящей основы.
Если в масдаре производящей основы ударение падает
на показатель общности а, то в производной основе под уда
рением находится слог преверба:
ёр–4 аёат
«то (в.) пропало» А
–0–ёр–4 а0–
«то (в.) внут-
ри чего
то пропало»,
«то (в.) в углу пропа-
ло»,
ёр–
«то (в.) между чем
то пропало»,
«то (в.) в доме пропало»,
«он (ч.) свернул (направление), закру
тился» А а
әира: д
әиуеит «он (ч.) в чем
то кружится,
вертит
Остальные позиции ударений в производящей и в про-
изводной основах совпадают.
лара «вставать, стоять»:
«он встал в у
гол»,
«он встал
против него»,
л–р–; дыэщъ–гы
«он встал
возле очага»,
л–р–4 дыюн–гы
«он (ч.) встал в
: д
леит «он (ч.) встал внутри чего
то», абжьагы
лара: дрыбжьагы
леит «он (ч.) встал между
кем
то».
аба
ара: иба
аит «то (в.) сгнило» А
«то (в.) в углу сгнило»,
«то (в.)
внутри чего
то, в полости брюшины сгнило»,
–р–4 аюн–б–
«то (в.) в доме сгнило»,
«то (в.) перед очагом сгни
ло».
аиара: диеит «он (ч.) лег» А
– –а–р–4 да –аеат
«он (ч.) лег
против него»,
абгара»: разрушиться, развалиться» А а
абгара
: и
абге
ит «то (в.) внутри чего
то или что
то огороженное уг-
лубленное разрушилось»,
«она
то в большом количестве съела».
В основах, состоящих из вышеперечисленных превербов
и корне
суффиксов, ударение падает на слог преверба:
ал –леат
«то (в.) на ее лице распространилось»,
«то (в.) вышло из ее рта»,
«она меня на
кормила, досл.: «то (в.) она в мой рот положила»,
«то (в.) он вывел из ее рта, заставил признаться»,
д– –л
«он (ч.) поднялся (на скалу, гору)».
леат
«он (в.) вошел в угол»,
ихит «то (в.) он
вывел из угла».
«то (в.) вошло в ее брюшину».
н: ианы
леит «то (в.) вошло, во что
то плоское, неглубо-
кое»,
«то (в.) вышло из чего
то плоского», ианы
«то (в.) он снял с чего
то плоского», ианы
еит «то (б.) он
наложил на что
то плоское, написал, начертил, на чем
то.
подписапся».
0–4 д0–
«он (ч,) вошел во что
то», д
ит «он (ч.) вы-
шел из чего
то», и
ихит «то (в.) он вытащил, взял из чего
то».
на слог преверба падает ударение в основах, состоящих
из данных превербов и несвободных, связанных корней:
«то (в.) она изнутри оттуда вырвала».
114
115
быюю4 аёт–
быююат
«то (звук) раздался изнутри чего
то»,
«то (звук) раздался с угла».
«то (в.) она уместила в чем
то.
щ–4 д0–щ–ат, дыбжь–
«он (ч.) упал во что
то, между
то упал»,
«ей он (ч.) встретился внезапно».
«то засовали, запихали во что
то».
дарение может падать и на слог показателя субъекта
в переходных глаголах: и
жьит «то (в.) она бросила во
что
то», ибжьалы
жьит «то (в.) она пропустила между чем
то»,
аг –лы
«то (в.) она бросила в угол»,
(о мелком предмете) она бросила во что
то»,
абжь–лы
«то (в.) забросила между чем
то».
В образованиях с превербами III группы и суффикса
ударение падает на суффикс, д
ахе
ит «он (ч.) застрял, за
терялся в чем
то, погиб»,
«он (ч.) задержался в
углу», ианхе
ит «то (в.) оказалось, задержалось на чем
то
плоском»,
«то (в.) оказалось не снятым с дерева, с
«он (ч.) задержался, застрял дома».
РАЗОВАн
С ДЕТЕРМ
нАТ
Основа глаголов абхазского языка может быть осложне-
на превербами, которые по ряду существенных признаков
отличаются от вышеперечисленных. Сегодня часть из этих
превербов не выступает в качестве живых словообразова-
тельных формантов. В некоторых образованиях они на-
столько тесно слились с корнем, что порой трудно их вы-
членить. Встречаются они в ограниченном количестве слов:
иногда в одном, в двух
трех не более глаголах. Многие из них
утратили исходную семантику и грамматическую функ
Однако в данную группу включены и превербы. кото
рые, по
добно вышеприведенным, указывают на локализа
цию и на
правление действия, но отличаются от них тем, что не могут
быть основами статических глаголов. Они не вы
ступают в
качестве самостоятельных лексем. Этот сущест
венный при
знак всех превербов данной группы послужил в основном по
водом для их выделения. В глагольной основе они основоо
бразовательный формант. По происхождению эти превербы,
несомненно, древнее вышеперечисленных и. надо полагать,
также восходят к именам.
Ввиду того, что данные превербы не могут быть основами
корнями для статических глаголов, а в динамических глаго
лах они превербы. благодаря которым формируется произ
водная основа, мы условно их назвали детерминативными
превербами. может быть термин не совсем удач
ный, т. к. и
другие превербы деривационно
детерминативные, но вы
полняющие и грамматическую функцию.
Преверб
. Преверб
бя–
возводится к слову
бет», «гора», «спина». как локальный преверб высту
пает
лишь в нескольких словах – аб
алара; дыб
алеит «он (ч.)
скатился с кручи», аб
ара: дыб
еит «его (ч.) я скатил
с кручи». Этот же
имеем в именах
«горный козел»,
аџьма «горная коза». В абазинском языке
относится к
разряду продуктивных превербов, который дает статическую
форму (н. Т. Табулова, Р. н.Темирева).
Преверб
. Этимология бна прозрачна: она означа
ет
«лес». В качестве преверба выступает в нескольких сло
вах:
абназара: дыбназеит «он (ч.) охотился», абнакра: дыбнакит
«он (ч.) одичал», абналара: дыбналеит «он (ч.) ушел. удрал.
Преверб
. Этимология его не ясна. Сочетается он с
корнем гьа, означающий «кружится, качаться» (Р. Гублия,
с. 8). встречающийся в глаголах агьагьара «кружиться, вер
теться» и агьалара «качаться (обычно на качели)
ра: дбылгьеит «он (ч.) катается с боку на бок».
Преверб
(
. В. Шинкуба, с. 301; н. Т. Табулова, Р. X.
Темирова с. 33)
. Преверб
восходит к имени
«серд
Табулова н.Т., Темирова Р. н. О функциях некоторых локальных
превербов в кабардино
черкесском и абазинском языках // Вопросы
топонимии и грамматики языков народов карачаево
Черкессии.
Черкесск, 1989.
116
117
це». Словообразовательная потенция его очень большая; он
сочетается как со связанными глагольными корнями, так и с
самостоятельными глагольными основами. Последние соче
тания в своей основной массе представляют собой аналити
ческие глагольные основы, которые в масдарной реализации
проявляют себя как композиты, а в спрягаемой форме – как
словосочетания.
В данных образованиях семантика
(ы) совместно с се
мантикой производящей глагольной основы преимущест-
венно образуют нечто целое, выражающее: суждение, впе-
чатление, намерение, решение; эмоциональный настрой
– чувство любви, радости, ненависти, презрения, негодова
ния, ужаса, страха, горести, безвыходности и т. д. В семан-
тике данных образований имплицитно отражены отноше
установившиеся между г
(ы) и мотивированной осно
вой: в
них г
(ы) «сердце» является или производителем действия
(агәыхынҳәра: сгәы хынҳәуеит «мне тошнит», до
словно
«мое сердце возвращается»), или объектом дейст
(агәалашәара: исгәалашәеит «то я вспомнила, точнее мне
то вспомнилось, буквально «то на мое сердце упало»).
Преверб
встречается и в варианте гэа. Однако
варианты с исходом на а
и без
не дают про-
тивопоставлений в плане выражения направления дейст-
вия. Это объясняется тем. что гласный а не является при-
надлежностью преверба
, появление же его обуслов-
лено глагольной основой. Чаще он является показателем
косвенного объекта (подробнее см. раздел «Аналитические
образования»).
В данном разделе рассматриваются такие образования,
основы которых и в спрягаемой форме представляют собой
одно целое. Таких образований значительно меньше, чем
к ним относятся основы, представляющие сочетание
// г
а со связанными корнями;
т «он (ч.) по
мучился, (ло)страдал,
–гъыяьр–; дгъыяьат
«он (ч.) уморился
(от труда...)», агәыбзы
дгъыбзыяуеат
«он (ч.) ласкается,
угождает»,
–гъыяр–4 дгъыяуеат
«он (ч.) надеется, рассчиты
вает»,
–гъ–яьр–4 алгъ–яьат
«на то решилась она», агәа
еиуеит «он (ч.) суетится, беспокоится» агәахәра:
ит «о том она подумала, предположила». Однако
необходимо заметить, что
// г
а непосредст
венно не
сочетается с такими связанными корнями, кото
рые обычно
реализуются с локальными превербами. на
пример типа жь:
иалаижьит «то (о сравнительно большой вещи) он бросил во
что
то (в массу)» ,
: иалашэеит «то (вещь маленькая)
упала во что
то (в массу)». С ними он сочетается лишь опо
средствованно: в основном посредст
вом локальных превер
бов (об этом ниже).
Слитную основу также образуют
в сочетании с са
мостоятельной глагольной основой
одновалентного не-
переходного глагола и двухвалентного переходного:
: дгәам
ит «он понервничал, забеспокоился, разо
злился»,
агәалашәара: илгәалашәеит «то (в.) она вспомни
хара: дысгәа
хеит «он (ч.) мне понравился», агәа
еит «то (в.) она заметила». Основа та, возможно вос
ходит к трехвалентной основе
глагола
«дать». С
присоединением
основа стала двухвалентной: г
(а) за
нял позицию косвенного объекта.
В структурном плане от перечисленных образований в
какой
то мере отличается глагол агәаҳәара «желать», в осно
ве котором
сочетается с
глагола аҳәара «про
сить». Данный глагол в речи всегда реализуется с ка
словом, образуя тем самым общую спрягаемую основу, в ко
торой г
(ы) занимает позицию субъекта, оформленного при
тяжательным формантом ряда «л», а со
провождаемое сло
во – позицию ближайшего объекта:
Ажъл–р гъыряьоат,
(
. Шь.) «народ радуется, желая петь». Дословно
ашәа ргәаҳәо означает «их серд
це желая петь».
Основы всех перечисленных образований восходят к она
литическим сочетаниям и это очевидно хотя бы из того, что
сегодня вопрос о слитном или раздельном написании не
которых из них приходится решать на уровне орфогра
118
119
йгъы –хшъеат
или сгәахшәеит «мне надоело, мне
опротивело»).
может присоединиться к основам, которые детер-
минированы определенными локальными превербами. Это
иревербы
. В некоторых образованиях они
носит общую локальную семантику, позволяющую их ква-
лифицировать как один сложный преверб. необходимо так
же заметить, что со многими связанными корнями
(ы) со
четается посредством этих превербов.
реверб г
. (Р. н. клычев. с. 48; к. В.
омтатидзе. с.
40) Глагол с превербом
обозначает действие, направ
ленное к корпусу, к вертикальной поверхности, к груди.
Он реализуется с показателем косвенного объекта, кото
рый преимущественно выступает в функции притяжательно
. компонент д обусловливает появление суффикса ла.
Преверб
сочетается: а) с корне
суффиксами
: агәыдлара: диг
ыдлеит «он (ч.) набросился, напал на
него», агәыд
ара: илгәыди
еит «то (в.) он бросил, швыр-
нул, выстрелил в нее»; б) с суффиксом
дхалара:
ыдхалеит «то (в.) задержалось на ее груди»; в) с гла-
гольными основами и связанными корнями.
ограничения диктуются семантикой как глагольной основы,
так и преверба; агәыдҳалара: дигәыдҳалеит «он (ч.)
упал, повалился на грудь кого
чего
то»,
«то (в.) он привязал к ее груди»,
агәыдҳәҳәалара: дигәыди
әҳәалеит «он его (ч.) прижал
к своей груди», агәыд
алара; илгәыд
алеит «то (в.)
свер
канием отразилось на ее сердце»,
т «его (ч.) он поцеловал»,
алеит «его (ч.) он крепко прижал к груди».
Преверб гәы
. (Р. н. клычев. с. 48). Этимологически
означает действие, локализованное на поверхности груд
клетки, на поверхности сердца, однако часто эта се
мантика
сключение составляет лишь глагол
, в спрягаемой
форме которого нет показателя притяжательности: дгэыдикылеит
«его (ч.) он поцеловал, обнял».
затушевана: агәақәкшара:
«то (в.) ударило
по ее груди»,
–гъ–6ъ87ъ–р–
«ей на
доело»,
–гъ–6ъ ыяьр–4 лгъ–6ъ ыяьат
«то (в.) ей надоело, наскучи
ло».
Преверб г
(ы)н //
(Р. н. клычев. с. 49;
. В. Шин
куба, с. 306). Встречается в словах агәынгара: игәнигеит «он
(м.) пережил, огорчился»,
«он (ч.) про
стонал»,
«то (в.) восприни
мает,
осваивает». Во всех словоформах отсутствует пока
затель
косвенного объекта. Его локальная семантика слабо прояв
ляется.
Преверб
. Преверб
означает действие, ло-
кализованное в области сердца, снизу, внутри, на поверх-
ности. В основе глагола представлен показатель косвенно-
го объекта. Сочетается он с корне
суффиксом
и с не-
которыми глагольными основами:
«с нею что
то произошло, дословно «в ее сердце что
то
вошло»,
: илгәы
сеит «она скрестила
руки на своей груди»,
«то
(в.) ее грудь обрызгало»,
: и
«то
(в.) облило ее грудь»,
«тем (в.) она облила
мою грудь»,
–гъы7–щъщъ–р–4 алгъы7–лыщъщъеат
«то (в.) она
заключила в свои объятия», «то (в.) она прижала к своей
груди»,
–гъы7–шъ–р–4 алгъы7–шъеат
«то (в.) попало в ее
грудь».
В словоформах с
ударение па-
дает на
преверба.
Преверб гәыгә
встречается в словах агәыгә
«то (в.) он оставил без внимания»,
: дгәыгә
ахеит «он (ч.) остался без внимания». В первом
слове
сочетается со связанным корнем жь, во вто
с суффиксом
. надо полагать, что
состоит
из локального преверба
и
, се
мантика которого не
Преверб
является основой глагола
«сто
нать, рычать». Сочетается с корнями глаголов акра «дер
121
жать»:
«он на него (ч.) вспылив, на
летел,
выругал», агара «брать, унести»,
«он его
(ч.) преследует».
представлен и в слове
–яыякр–4 аяыяа
«то (в.) высохло», который, по всей веро
ятности, иного
происхождения.
Преверб
А
Мотивированной основой для пре
верба
являются основы с локальным превербом
, об
разуя тем самым сложный преверб
с семантикой – вы
ражения действия, направленного во двор, наружу, из поме
щения.
Преверб
имеет высокую словообразовательную
продуктивность. Сочетается с корне
суф
фиксом
ит «он (ч.) вышел из дому, из помещения». В про-
изводных основах
занимает позицию косвенного
объекта, тем самым уменьшая валентность производящей
А д
«он (ч.) выбежал быстро
// вылетел из помещения», иалицеит А
«то он
выгнал из чего
то»,
А
«то изнутри
осветилось», иалҳәҳәоит А идәыл
«то (в.)
высовывается наружу», адәылибаҳәара; идәылибаҳәеит
«они толпой высыпались из помещения».
Преверб
. ( Р. н. клычев, с. 36; к. В.
омтатидзе. с.
восходит к корню слов
«крыло»,
«плечо».
спользование его в качестве детерминирующего
форманта очень ограниченное. Он встречается лишь в со-
четании с корне
суффиксом
ажәылара: илыжәлеит «они
на нее напали», и
: ирыжәыл
еит «то (в.) на них
она натравила, напустила, направила».
Преверб
встречается в слове ажәагәара: иржәагәеит
«то (в.) (о большой дыре) они заткнули. Этимология
не
Преверб
восходит к корню слова
«вода».
Встречается в словах:
«он (ч.) проплыл»,
«они закалили», а
ыфара: и
ыфеит «то
(в.) сморщилось, (в воде)»,
«то (в.) внутри
воды разбухло».
также встречается в слове азыргара от
слова
«слух, весть»:
«его (ч.) он сделал вид
ным, заметным», в котором
реализован в со
четании с

. Этимология
Преверб
. В. Шинкуба возводит к слову а
а «ще
ка».
Выражает локализацию у крутого склона, у обрыва:
дн–ёя–гылт
«он (ч.) над крутизной встал»,
т «то (в.) в крутизну упало».
Преверб
. Преверб сложный: состоит из корня слова
«вода» и локального преверба ха.
выражает дей-
ствие, локализованное у истока реки, у берега реки, озера,
моря, на поверхности водоема:
«его (ч.)
он перевел, перенес (с берега на берег)»,
«ту (в.) он закинул на поверхность водоема»,
«он (ч.) стремительно подбежал к истоку, к берегу
реки, моря»,
«он (ч.) задер
жался у ис
тока реки, у берега реки, моря»,
аёх–б––ат
«то
(в.) сгнило подле родника, на берегу».
Преверб
ка
. (Р. к. Гублия, с.27
; Р. н. клычев. с. 17; к В.
омтатидзе, с. 18; к. С. Шакрыл, с. 42).
сходное сло
во преверба
ка утрачено.
трачена также его локальная семантика. В словах
он реализован в виде основообразователя, не вносящего в
семантику производной основы или корня глагола какого
либо значения. Число самостоятель
ных основ, сочетающихся
ка
, очень незначительное, это:
дк–8еат
«он (ч.)
прыгнул», акарбара: икаирбеит «то (в.) он внизу просушил».
В основном преверб ка сочетает
ся со связанными корнями.
Обращает на себя
внимание семантика многих корней этой
группы: она указывает на действие, направленное вниз и это
дает основание предположить, что некогда
ка
указывапа на
«низ»: акажьра: икаижьит «то (в.) он бросил (вниз)»,
«он (ч.) упал», акашәара: икашәеит («о мапеньком
предмете) упало», ака
әара; ика
әеит «то (в.) вылилось»,
«он (ч.) плюнул», ака
икапсеит «то (в.) рассыпапось».
«его
(ч.) они повалив мяли».
Гублия Р.к. Абхазо
адыгские этимологии. Сухум. 2004
123
ишь в нескольких глаголах
ка
не выражает подоб
акацара: икаицеит «их он погнал», ака
ика
еит «то (в.) засверкало».
ексическое значение образований с превербом
ка
бо-
лее абстрактное, общее, нежели лексическое значение об-
разований с другими локальными превербами, ср.:
ака
әара «лить, разлить», но ава
әара «сбоку лить»,
«во что
то (глубокое) лить», ала
әара «во что
то
жидкое лить», ақә
әара «на что
то плоское лить»,
«под что
то лить». как видим, лексическим инвари
антом для всех перечисленных образований является глагол
ака
Преверб
// кны. (Р. н. клычев, с. 24; к. В.
омтатид
зе, с. 38). Преверб указывает локализацию чего
либо над
то висячем, наклонном. Преверб, вероятно, сложный.
, возможно, восходит к превербу
ка
, н(а)
к ло
кальному превербу
. Деривационное проявление его очень
узкое. Встречается в следующих глагольных основах:
«то (в.) она повесила», акныслара: дыкныс
леит «он (ч.) схватился за что
то висячее», акныхра: икныл
хит «то (висящее) она сняла», акны
ра: дыкны
ит «он (ч.)
спустился с чего
то наклонного».
Преверб
//
. Этимология преверба не ясна.
нельзя точно определить, с какой семантикой он вошел в
основу. Однако большая часть из них выступают в значении
«шататься, покачиваться, хромать»: акьазызаара: икьазы
зааит «то (в.) покачивалось», акьаткьатара: икьаткьатеит «то
(об упругом, тонком) покачивалось», акьалыкьа
ра: дкьалы
уеит «он (ч.) похрамывает», акьандара: икьандоит «то
(в.) покачивается». Возможно, преверб
и часть основы
слова акьаҳә «кривой» одного происхожде
ния. Преверб
реализован в словах: акьысра: дакьысит «он (ч.) до
тронулся до чего
то», акьаскьасара: икьаскьасит «то (в жид
кости) обильно пролилось».
Преверб
. (Р. к. Гублия, с. 34. Р. н. клычев, к. В.
омататидзе, с. 45). Возможно он одного корня со словом
акэымпыл «круглый». Эта версия, предложенная Р. к. Губ-
лия, может быть аргументирована словами, в которых се-
мантика «круглый, овальный, вокруг» присутствует, напри-
: илыкәа
«они ее обступили со всех сто
рон, вокруг», акәшара: дикәшеит «его (ч.) он обошел вокруг»,
акәыршара: иакәиршеит «то (в.) он чем
то вокруг обвернул»,
«то (в.) покатилось, дословно кру
тясь вокруг спускалось», акәыхшара: дикәыхшеит «он (ч.)
его обошел вокруг», акә
«он (ч.) то
обвил, обхватил со всех сторон». По всей вероятности, этот
же преверб присутствует в словах акәашәра: дкәашеит «он
(ч.) станцевал, дословно, кру
гами шел», акәахара: илкәаҳаит
«то (в.) она смесила».
Преверб
қәыр
. Преверб производный, полученный соче-
танием каузативного форманта
производящей основы и
локативного преверба
. Право их квалифицировать со
вместно, как единый формант, дают образования, в кото
нельзя вычленить каузативную основу как производя
щую.
Все образования представляют собой переходные глаголы,
чему обязаны каузативному форманту
роль же
выра
жение локализации действия на поверхности че
го
то пло
ского: ақәыртатара: иқәиртатеит «тем он обляпал плоскую
поверхность» (мотивированной основы артатара в значении
«облепить»
исыртатеит
нет), ақәыршра:
иршит «то он
облил сверху» (мотивированной основы рш
иршит
в зна
чении «облить» нет), ақә
«то (в.) он
обрызгал (крупными каплями)».
Преверб
. (Р. к. Гублия, с.36
38, к. В.
омтатидзе, с.
35). Этимология
не ясна. В основу вводит се
мантику
отчуждения от чего
либо. В основах динамических глаголов
) встречается в сочетании; а) с корне
суффиксом
7–4 –й
«то (в.) от меня отошла»
«он (ч.) что
то перестал», х:
«то (в.)
он от чего
то отделил, прекратил, заста
вил перестать»; б)
со связанными глагольными корнями: «
–йъжъ–р–
«то (в.) он расколол», и
әжәеит «то (в.) раскололось»,
125
әыршәшәара; и
әиршәшәеит «то (в.) Он расколол на мел
кие кусочки»,
«то (в.) оно от него (в.) от
гоняет»; в) с глагольными основами:
«то (в.) отколовшись отлетело»,
:
«то (в.) от чего
то отошло»:
«то (в.) он от
колол от чего
то»,
«то (в.) он перенес,
отделил от чего
то».
Преверб
лбаа.
(Р. н. клычев, с.25; к. В.
омтатидзе, с.
баа
это основа динамического глагола албаара: дыл
бааит «он (ч.) опустился». В качестве преверба встречается
лишь в ряде глаголов, позволяющий выразить действие на
правленное вниз: албаадара: илбааидеит «то (в.) он прогло
«он (ч.) спрыг
нул»,
«он (ч.) взглянул вниз»,
«то (в.) выскользнула вниз»,
«то
(в.) он выкатил, выбросил вниз», албаашь
ра: илбааишь
«то (в.) он спустил вниз».
Преверб
. (
. В. Шинкуба, с. 301). Восходит к слову
«веко», который состоит из ла А ала «глаз», ц
а А
а «кожа». В качестве преверба встречается лишь в сло-
вах
алацә
әра: длацә
әит и алацә
әысра: длацә
«он моргнул».
Преверб
). Этимология преверба не ясна. В гла
гольной
основе он почти десемантизирован. Выступает в основном
как основообразователь со слабым указанием на некоторую
массу чего
либо: амжәара: иамиж
еит «то (в.) он из чего
то
силой вырвал», амсара; иамисеит «то (в.) он из чего
то отре
зал», ам
ара: иам
еит «то (в.) из чего
то отломилось»,
ит «то (в.) она из чего
то сломала».
к. В.
омтатидзе в глагольных образованиях выделяет
морфему
, которую она увязывает с абазинским
образующая категорию «кажимости».
В данных образова-
ниях она выражает направление к косвенному объекту, тем
омтатидзе к. В.. к категорий «кажимости в глаголе абхазско
адыгских языков и вопрос соответствующего глагольного образова-
ния в грузинском языке.
берийсхо
кэвказское языкознание. Т.XVII.
самым обусловив появление показателя косвенного объек
та:
«он мне ее похвалил»; ам
сахра: илыми
сахит «то (в.) он у нее одолжил», мотивированной основой
для этого глагола является двухвалентный глагол апсахрз:
сахит «то (в.) я обменял, одолжил», в произ
водной
основе а
м8й–хр–
: илыми
сахит валентность уве
личилась на
одно лицо, амдара: илымидеит «то (в.) он у нее взял, пере
нял (ношу)». По всей вероятности, этот же
в варианте ма
мы имеем в словах: амакра. илымеикит «то (в.) он у нее
оспаривает», аманакра: даманакит «то ему приспичило»,
амакарра: дмакарит «он (ч.) пригрозился».
Преверб
. (
. В. Шинкуба, с. 302). Восходит к слову
амла «голод». Встречается в словах амлашьра: дымлашьит
«он (ч.) проголодался» и амлагара: дымлагеит «он (ч.) силь
но проголодался, его голод извел». По этой модели образо
ван глагол ахь
ашьра: дыхь
ашьит «ему холодно, букв.: его
холод убил», он дрожит» (
. В. Шинкуба).
Преверб
. (Р. н. клычев. с. 60; к. С. Шакрыл, с. 30).
от слова ам
а «дорога» выражает действие, локали
зованное
на дороге: ам
гара; дым
игеит «его (ч.) он провел (на
дорогу)», ам
ангара: дым
ангеит «его (ч.) оно провезло (по
дороге)», ам
ахгара: дым
ахигеит «его (ч.) он увеп с дороги,
позвал к себе», ам
ьара: дым
ьеиг «он (ч.) сбился с
т «он (ч.) сошел с дороги»,
«зашел с дороги к кому
то», ам
ара: им
еит «то (о
палке) быстро взмахивая.
Преверб
. Данный преверб отличается от локального
преверба н, который модифицирует семантику производя-
щей основы, дополняя ее указанием на место действия.
Этот преверб не несет какой
либо семантики, он только
формирует основу, например: аныжьра: инлыжьит «то (в.)
Она оставила», анхара: дынхеит «он (ч.) остался, он (ч.) за
жил, анырхара: дынирхеит «он ему (ч.) помог зажить, он его
уберег».
Преверб
. В глагольной основе выступает лишь как
основообразователь, не вносящий в производную основу
127
какой
либо уточняющей семантики. Возможно, он генетиче-
ски восходит к локальному превербу
(иануп «то (в.) лежит
на чем
то плоском»), но с огласовкой а: анажьра: илынаи
жьит «он ей то оставил», «он ей то простил», анахара: ила
нахеит «то (в.) ей осталось».
реверб
. (Р. н. клычев, с. 44
46). Восходит к сло-
ву «рука». В качестве детерминирующего форманта вы-
ступает лишь в нескольких словах: анапхгарэ: «руково-
дить, анап
«он (ч.) размахнулся». Слово
анапы может быть именным компонентом в аналитических
образованиях глагола: рнапқәа
«они зааплоди-
ровали».
Преверб
представляет основу наречия на
скьа» «вдали», отсюда глагол анаскьара»: днаскьеит «он (ч.)
отодвинулся, отошел» (ср.: ааскьа «возле», вблизи» – ааскьа
ра: дааскьеит «он (ч.) приблизился»): анаскьагара: днаскьа
игеит «его (ч.) он провел», анаскьа
«его (ч.) он туда подозвал», анаскьеиба
хьара: инаскьеиба
хьеит «они отошли в сторону», досл.: друг дру
га увели)».
Преверб
. (Р. н. клычев, с. 18; к. В.
омтатидзе, с.
22). Преверб встречается в словах
аныйъылгеат
«то (в.) она носила»,
«тем
она управляла, то (в.) она эксплуатиро
вала».
Преверб
. Данный преверб в основном реализован в
глаголах, инвариантная семантика которых означает рас-
кол, распад на части чего
то»:
«то (о тон-
ком, вытянутом предмете) сломалось»,
«то (в.)
сломалось, разбилось»,
«то (е.) я разре
зал», а
жәара: и
жәеит «то (в.) разорвалось, взорва
лось»,
ызжәеит «то (в.) я разорвал, взорвал». Р. к. Гублия корень
увязывает с корнем слова аж
ара «тре
пать на мелкие
»: и
геит «то (о инструменте) расстроилось,
рассыпалось, разрушилось», а
«то (в.) он от
чего
то отнял, ликвидировал», а
ыххаара: и
иххааит «то (в.)
он разбил в дребезги». Воз
можно, этот же
имеем в слове
т «то (в.) я испытал». Семантика глаго
лов не дает основания данный
увязывать с превербом
восходящий к слову а
Преверб
встречается в слове
«то (о зерне) она веяла», а
сатара: (и
сатоит ақәа) «мо
росит (дождь)». Возможно данный
, и корень сло
ва
«рвать» (
«она сорвала, скосила траву») одно
го происхождения.
Преверб

– в глаголе а
ара: и
«то (е.) она замочила»,
является основой глагола
саауеит «то (в.) мокнет, становится влажным».
Преверб
встречается в слове
–8х–7–р–4 а8х–л7еат
«ю (в.) она прогнала. Возможно этот же
ха имеем в сло-
вах
–8х–шь–р–4 ды8х–шьоат
«он (ч.) стыдится»,
«того я стыжусь»,
Преверб
8хь–
. (Р. н. клычев. с. 25). Омонимичным для
этого преверба является основы глаголов
«читать»,
ьара «устраиваться на ночлег». В качестве преверба
фигурирует в словах
они (о скоте)
расположились на ночлег»,
«то (в.)
она прибрала»,
–8хь–щъ–р–4 а8хь–лщъеат
«то (волосы) она
зачесала»,
ну (в.) она загнула,
откинула»,
реверб
//
фигурирует в слове
«то (в.) он затеял, стал инициатором».
Преверб
(Р. н. клычев, с. 61; к. С. Шакрыл, с. 37).
Преверб сложный, состоит из локальных превербов
и
Основы с
8ын
выражают действие, расположенное впере
ди, перед чем
то, что обусловило появлению в основе пока
зателя косвенного объекта, а
ынгылара: ди
ынгылеит «он
(ч.) встал перед ним»,
–8ынтъ–л–р–
«он (ч.) сел
перед ним», а
ынххылара: ди
ынххылеит «он (ч.) устреми
лея к нему навстречу».
Преверб
8ышъ
(Р. н. клычев, с. 58).
восходит к
слову
«губа». Преверб встречается в слове
«он (ч.) усмехнулся».
129
Преверб
. к. В.
омтатидзе, этимологизируя гидроним
Рица, элемент
увязывает со словом вода
. Этого же мне
ния придерживается Р. н. клычев, с. 19., ср.: дырит «он (ч.)
переплыл (реку) водную преграду». Встречается в сло
вах:
«то (в.) она процедила»,
«то (в.) она валяла, скатывала, месила (в жидко
Омонимичный ему
встречается в словах: араргамара:
ираргамеит «то (в.) придали огласке»,
«то
(в.) они подняли вверх», ара
әара: илра
әеит «то (пальцы)
она сжала в кулак»,
«то они кастриро
вали».
Преверб
н(ы). (Р. н. клычев, с. 19). Фигурирует в сло-
вах а
сахлара: иа
сахлеит «то (в.) он обменял на
что
то»,
«тем в.) мы об-
менялись», а
ныхра: иа
нихит «он заплатил за что
то из вы
рученных денег».
Преверб
встречается в синонимах а
жьра: доунажь
ит «то его отпустило, иоуижьит «он расслабил (пояс, под-
пругу)»,
–ушь0р–4 аоун–шь0ат
«то его от чего
то освободи
ло»,
доурышь
ит // доурыжьит «его освободили (из тюрь
Преверб
хны //
выступает в основе в значении об-
ратно вернуть, возвратиться: ахнырҳәра: ихынирҳәит «то (в.)
он вернул», ахынҳәра: дхынҳәит «он (ч.) вернулся».
Преверб
. (Р. н. клычев, с. 62) Встречается в сло
вах:
ынкьара: дах
ныркьеит «его (ч.) они в чем
то обви

) «то (в.) он за что
то
уплатил, расходовал».
Преверб
фигурирует в словах: ах
акра: их
«он настаивает на чем
то», «упорствует, забил в голо
ву», (
: ихы
«он выдумал»). ах
ит «ои (ч.) от него произошел».
Преверб
//
–х–ё
(Р. н. клычев, с. 51). Встречается в
слове
в значении «он обслу
живал
к. В.
омтатидзе. к этимологии слова Рица.
IV научная сессия.
та языка им. акад. н.
. Марра. План работы и тезисы докладов.
сидящего (за столом)»,
«я привстал, выявив
знак уважения к кому
то».
Преверб
хь //
(реже в варианте хьын). (Р. н. клы
чев, с.
омтатидзе, с. 44, 45).
Основы с превербом хь (// хьа) выражают действие, на-
правленное назад, сверху вниз, или свисающее с чего
то.
Этимология
не ясна: ахьыкәкәара: иахьыкәкәеит «то (о
жидкости) стекло с чего
то»,
: иахьы
рит «то (в.) с
чего
то соскользнуло», ахьыжжра: иахьыжжит «то (в.) с че-
го
то стекло», ахьыдышьшьыра: ихьыдышьшьит «то сверху
иниз свисало», ахьыссра; ихьыссит «то (в.) свисло»,
: иахьынҳалеит «то (в.) на чем
то повисло»,
: дахьҳәазеит «он (ч.) плавно соскользнул по предмету
сверху вниз», ахьын
ашара: дахьын
ашеит «он (ч.) за что
то зацепившись, повис», ахьар
әыра: иахьаир
әит «то (в.)
свернул вниз», ахьа
әырра: иахьа
әыррит «то (в.) повисло,
сломавшись на чем
то».
В ряде основ
выступает как увеличитель валентности
производной основы, без какой
либо локальной семантики:
әыуара: дахь
әыуеит «он (ч.) заплакал из
за че
то»
әыуара:
«он заплакал»), ахьыршара: хьлырше
ит «то (в.) она чем
то сполоснула»,
«его (ч.) в чем
то он заставил раскаяться», аххәра: дахьхәит
«он (ч.) в чем
то раскаялся», ахь
ара: дахь
еит «он (ч.) чего
то нагнал, успел», ахьыг
«он, догнав меня
успел что
то передал».
еверб
в производную основу вводит зна
«перевернуть, повернуть в противоположную сторону на
зад»: ахьаҳәра:
«он (ч.) обернулся»,
«он (ч.) оглянулся»,
«его
(ч.) он заставил оглянуться»,
–хь–рэр–4 ахь–лырэат
«то (в.)
она загнула», ахьацара: ихьеицеит «он (скот) отогнал обрат
но», ахьарҳәра: ихьаирҳәит «то (в.) согнул, перевернул».
реверб
. (Р. н. клычев, к. С. Шакрыл, с. 31). Преверб
встречается в сочетании с корнями

«он (ч.) на чем
то повис», ҳәҳә: ахьынҳәҳәра:
ирхьын
ҳәуеит «с них что
то свисает».
131
еверб
. (
. В. Шинкуба, с. 307). Состоит из
хъ
«волос, пух, перо» и локативного
. Встречается в гла
голах ахәылхра: ихәылылхит «то (волосы, перья) она сняла,
очистила от перьев птицу» и
: ихәыл
ит у нее (пти
цы) выпали перья, букв, то вышло из перьев».
Преверб

ҳәта
. Преверб сложный, состоит из
и ло-
кального преверба
. Этот преверб встречается лишь в
нескольких словах:
: диаҳә
агылеит «он (ч.)
встал сзади него»,
«он (ч.) умер из
за него»,
–щъ0–ёр–4 да–щъ0–ёат
«он (ч.) пропал из
за него»,
«он (ч.) его ударил по заду».
Преверб
//
( Р. н. клычев, с. 40; к. В.
омта
тидзе.
с. 55; к. С. Шакрыл, с. 46). Этимология его не ясна. В произ
водной основе преверб преимущественно реализует
ся с по
казателем косвенного объекта. Основа с превербом
вы
ражает направление действия к объекту: ацрасра: дацрасит
«он (ч.) коснулся, задел что
то», ацраҳәара:
«то
(в.) он привесил к чему
то»; основа с превер
бом цры(ы)
от
объекта: ацрыгара: иацригеит «то (в.) он отогнал от чего
то»,
ацрыҳәҳәара: иацрыҳәҳәеит «то (в.) свисло из
под чего
то»,
ацрыхра: иацрылхит «то (в.) она от
няла, вычла из чего
то»,
ацрыжжра: иацрыжжит «то (жид
кость, кровь) от чего
то отде
лившись, вытекло». Цр(ы) со
четается с корне
суффиксами
: ацры
ра: иацры
ит «то (в.) отстало от чего
то», ацрыхра:
иацрихит «то (в.) он отнял, убавил от чего
то». Вариант
сочетании с кор
суффиксами
выражают: ацралара:
иацралеит «то (в.) загорелось»,
«то
(в.) он за
жег». По всей вероятности, в этих двух основах
друго
го происхождения, об этом свидетельствует статиче
ская форма
иацроуп, означающая «то (в.) горит на чем
то»,
исыцроуп «то (в.) иа мне. во мне горит».
Преверб
цкла
. (Р. н. клычев, с. 62). Встречается в сло
вах:
ацкла
«он (ч.) внимательно просле
дил, по
смотрел на что
то»,
: дацкласит «он (ч.) коснулся,
щипнул, потеребил что
то».
Преверб
. (Р. н. клычев, с. 41). Восходит к слову
«кожа». В тех основах, в которых он реализован,
выступа
ет в качестве объекта: ацәыр
«они обо
драли (кожу)», ацәы
«то (в.) он очистил
от кожуры», ацәырссара: ицәирссеит «он снял кожуру»»,
ацәырҳәра: ицәирҳәит «он содрал кожуру»,
ицәижәжәеит «то (е.) содрал, поцарапал».
Преверб
э8ын
. (Р. н. клычев, с. 61; к. С. Шакрыл, с. 51).
Означает действие у реки, у моря. Ак
«он
(ч.) встал у берега реки»,
–э8ныщъ–р–4 ай–э8нащъеат
«тем он
меня упрекнул».
Преверб
//
. Преверб сложный, состоит
ы)
а //
(ы). Точнее, непосредственно составляющей для
основы с
(ы) является основа с
а //
(ы). Однако семантика
локального преверба
в производной основе на столько
затушевана, что сегодня
ы и
а //
(ы) воспринимаются как
одно целое. Все образования с превербом
ы7– // ы7
жают локализацию действия у рта, со рта, во рту:
«то (в.) она невольно вы
полила, сказала»,
«то (в.) она держит во рту»,
«то (в.) им он в рот ввел»,
: иа
«то (в.) торчит изо рта»,
:
«то (е.)
выпало изо рта»,
– ы7шъшъ–р–4 а ы7шъшъеат
«то (в.)
высыпало изо рта»,
– ы7–ёр–4 ай ы7–ёат
«то в моем рту
поместилось»,
«то (е.) во рту находится».
реверб
. (Р.
. клычев). Обозначает действие,
связанное со ступней, с носком ступни»: шьа
«он (ч.) споткнулся», ашьацәхыртәра:
«он (ч.) встал на носки».
реверб
шькла
. (Р. н. клычев, с. 62
63; к. С. Шакрыл,
с. 51). Преверб сложный: состоит из преверба
восхо
дящего к
корню слова ашьапы «нога». Основы с
шькла
указывают на действие, локализованное в области ног: ашь
клататара: илышьклататеит «то (е.) забрызгало ее ноги»,
: дишьклахысит «он (ч.) выстрелил по его но
гам»,
: иашьклаи
еит «он что
то бросил по его
ногам», аш
ькла
шра: дишькла
шит «он (ч.) проследил за
ним (в данной основе локальная семантика утрачена).
133
Преверб
, восходящий к корню слова
ся». Эту семантику
вносит и в производную основу
«задрожал от страха».
Преверб
шәха
. (к. С. Шакрыл, с. 53). Преверб сложный,
состоит из локальных превербов
и
. Основы глаго
лов
с данным превербом выражают действие, связанное с про
цессом одевания: ашәхар
ара: ишәхаир
еит «накинул на
себя то (в.)». ашәхаршьшьра: ишәхаиршьшьит «то на
кинул,
набросил, надел на себя», ашәхахара: илыш
хахеит «то (в.)
она долго носила», ашәхыттара: илышәхыттеит «то (в.) на
ней износилось», ашәхҳәара: ишәхиҳәеит «то (в.) он небреж
но стащил, снял с себя», ашәхыр
әраара: ишәхир
«то (в.) он с себя быстро снял».
Преверб
. Восходит к корню числительному
и два».В
скольких основах глагола вносит значение «двух частей»:
шара: и
ысшеит «то (в.) я разделил на две части», а
каа
ра: и
ыскааит «то (в.) я отделил, перегородил», а
ра: и
ысырффааит «их я разрезал (на две части)». Преверб
с неясной этимологией встречается в глаголах а
сра: са
сит «я прошел мимо чего
то», а
жьра: иа
ижьит «то (в.) он
отпустил, пропустил мимо чего
то», а
ылгара: и
ылигеит «то
(е.) он провел через что
то».
Преверб
. Восходит к слову
–юы7р–
«пазуха». В
сочетании с глагольными основами образует глаголы:
акра: и
акуп «то (в.) у него под пазухой находится»,
аргылара: и
ыцаиргылеит «то (в.) он подставил под
что
то», а
ыцачра: и
ачит «то (пар, дым) скопилось под
то», а
аркны «держа под пазухой».
РАЗОВАн
С нАПРАВ
направительные превербы абхазского языка входят в
общую систему пространственных отношений.
х не мно
го, всего четыре. Однако, из
за того, что частотность их ис-
пользования очень высокая, они не могли быть незамечен-
ными исследователями абхазского языка, посвящая им раз
делы или краткие описания в своих исследованиях. Объектом
специального исследования направительные превербы
стали в статьях и диссертационной работе Р. к. Гублия, в ко
торых известные положения были существенно дополнены
новыми наблюдениями
з них наиболее важ
ным является
выявление функции выражения характера действия. О том,
что направительные превербы
могут внести в основу
глагола оттенки непродолжительности и экспрессии указы
вал к. С. Шакрыл
. Однако способность всех направительных
превербов выступить е функции вы
ражения характера дей
ствия как грамматической функции и чем это обусловлено
впервые были высказаны Р. к. Гублия. на анализе большого
фактического материала был выявлен спектр характеров
действия, учитывающий тончайшие нюансы их проявлений.
В работах очень подробно описываются возможности каждо
го преверба выразить тот или иной характер действия.
как известно, направительных превербов четыре
аа,
на, юа, ла. Три последние имеют варианты н(ы), л(ы), л(ы).
Позиция направительных превербов в разных глагольных
образованиях различная. В глагольных образованиях, чья
основа не осложнена каким
либо деривационным форман
том, направительные превербы стоят за первым личным по
казателем, независимо от того, является ли он показателем
субъекта или ближайшего объекта:
«я поднял
«он ( ч.)
туда посмотрел»,
«его
(ч ) я сюда направил, пустил». Данная позиция превербов
сохраняется и в случае, когда в глагольную основу входит:
локальный преверб:
«он (ч.) вышел из чего
то
Р. к. Гублия. Превербы направления в глаголе абхазского языка.
Автореферат. Тб., 1971; Она же. О функциях направительных
превербов в глаголе абхазского языка. Труды Сухумского гос.
пед. института, т. ХХI
ХХII. Сухуми, 1971; Она же. несколько
вопросов о функциях направительных превербов. (
превербқәа рфункциа иазкны
Труды Сухумского гос.
пед. института т. ХVII Сухуми. 1964;
Шакрыл к. С. Аффиксация в абхазском языке. Сухуми. 1961
135
сюда; каузальный формант р:
«его (ч.) согнули,
понизили», взаимные показатели аи,
аиба
«о том (в.) они договорились, друг дру
гу сказали», и
илалеит (А и
лалеит) «они вместе
слились, подрались», инеибар
ит (А и
аибар
ит) «они
вместе туда побежали».
В остальных глагольных образованиях направительные
превербы стоят за основообразующим формантом: воз-
вратности
э4 а-э-н–да7еат
«он к чему
то прислонился»,
«он себя во что
то бросил»; совместности
ргеит «его (ч.) они совместно увели туда»,
«мы туда совместно пришли»; союзности ц: ди
ааит «он
(ч.) с ним пришел», илыц
ргеит «то (в.) они с нею туда
принесли; потенциалиса
и непроизвольности
амха:
мааит «я не смог сюда придти», дысзаамгеит «его (ч.) я не
смог сюда привести», дамханеит «он (ч.) невольно ту
да по
шел», повторности

деа0––8шат
) «он
(ч.) вновь сюда посмотрел»,
деа0––хеат
«он (ч.) вновь сюда
потянул».
В версионных образованиях показатели версии з и кос-
венного объекта предшествуют
З и
совместно обра-
зуют как бы сложный формант
аара: дааит «он (ч.) при
шел А дазааит «он (ч.) к чему
то пришел», дизааит «он (ч.)
к нему пришел», ааскьара: дааскьеит «он (ч.) прибли
зился (к
чему
то)» А дазааскьеит «он (ч.) к нему приблизился», аага
ра: иааигеит «то (в,) он принес сюда» А дазааигеит «его (ч.)
он склонил к чему
то» ааигәахара: дааигәахеит «он (ч.) при
близился» А
д–з––агъ–хеат
«он (ч.) к чему
то приблизился,
«он (ч.) к нему приблизился, стал родствен
ником». В некоторых основах вместо
может быть напра
вительный преверб на: анеира: днеит «он (ч.) пришел» А
дазнеит «он (ч.) к чему
то пришел».
В обстоятельственных образованиях направительные
превербы также стоят за обстоятельственным формантом:
уа «когда я приду», сыш
неиуа «как я туда приду»,
уа «куда я приду», дан
ааскьа «он (ч.) когда прибли
зился», ишналго «то (в.) как она несет».
В некоторых временных образованиях глаголов превер
стоят за отрицательным показателем
дмааит «он (ч.) сюда
не пришел», дмаагылеит «он (ч.) не остановился», дымнеит
«он (ч.) туда не пришел», санымаа «когда я не пришел», да
нымаагыла «когда она не остановилась», ср.:
д-––-0ы-м-7ат
«он (ч.) оттуда не вышел».
направитепьные превербы полифункциональны. В зави-
симости от того, в каких глагольных основах они реализо-
ваны, или с какими глагольными корнями они состыкованы,
ипи же в каком контексте они использованы, данные пре-
вербы: 1) выражают направление действия, 2) указывают на
характер действия. 3) формируют основу новой лексемы (Р.
к. Гублия). Первые две функции морфологические, тре
словообразовательная, но в определенных случаях соче
тающаяся с морфологической.
з перечисленных функций
выражение направлений является основной и первичной.
направительные превербы указывают на направление
действия, в основном ориентируясь на говорящего (к гово-
рящему и от говорящего). Таким ориентиром может стать
также и определенный объект, о котором говорит говоря
вокруг которого разыгрываются действия с различны
ми на
правлениями (от дома, к дому). кроме того, превербы могут
указывать на действие, направленное на объект, ко
торый на
уровне предложения может быть подлежащим, дополнени
ем, обстоятельством.
Превербы
на
// н(ы)
указывают на направле-
ние движение действия, протекающее по горизонтапи.
Выражают они противоположные направления: аа – сюда,
на//н(ы) туда.
казываемые ими направления действия могут быть
ориентированы:
на говорящего (или на автора текста), на
зрителя,
от говорящего:
и арахь! – иҳаан,
Ҳанашә. Дыццакуа д
ин, акьыба
ганы инадиргылеит а
, нас инаиирбеит,
хыхь ухал, дад, абрахь. А
уан ахь ухал!
а аласа
.
иуа сара дызбап, уара
137
сюда
! – сказал (и) Ханаш, опередив гостя. То
пошел
туда
, лестницу
сюда
взяв, поставил к стене, затем
туда
показал, – поднимись наверх, дад, сюда. Полезай на
потолок. Там лежит шерсть, пойдя туда, усядься на шерсть.
С тем, кто
сюда
придет, я повидаюсь. Ты не бой
ык аалгарц дындәыл
ит уаҳәшьа, шь
а дааиу
азар
акәхап! (
. Шь.) «Воду
сюда
принести вышла (она
туда)
твоя
сестра, уже, наверное, она (
сюда
) идет».
Д––юн–8–леат дгъыряьо, –г–зет кны »–б–шь
(С.
.). «В
дом вбежал Хабащ, радуясь, с газетой в руке».
Аюны й–ныйоу – –ч– ––г–, –хш ––г–, –к–ртош ––г–, –г–з –хь
уц– – йгъы 8ыр7ъ–хь–н
(Ш.
.). «когда я дома
принеси сюда
хлеб, принеси молоко, принеси картошку, иди за газом – на
доело мне».
не приеду к вам туда».
Ашъ– щъо д––цъыр7уеат
I
тәи (ахәмарюы).
Ажъны дыйо
. Егьи аганахь ала ашәа ҳәо асцена даақәлеит 2
тәи (Ш.
.) «Распевая, появляется первый (актер). Он пьян. С дру-
гой стороны, распевая, приходит на сцену второй».
«
послал (туда) письмо.
Ашъйъы ––йышь0ат
«
прислал (сюда) письмо».
Превербы
выражают направление движения
по вертикали:
«вниз»,
«вверх». Эти движения могут
быть направлены или к говорящему, или от говорящего (Р. к.
Гублия): Сара сахь
дюеа––ат.
«Пусть он поднимется ко мне
вверх» – Сара сызхалом, иара д
еиааит. «
не могу под
няться вверх, пусть он поднимется». В первом предло
действие направлено вверх к говорящему, во втором пред
ложении – вверх от говорящего.
Ҳабашь
–8щ–л азн–пык –л– а––нкыл–ны, дыюны, –ăырщъ–
–мю–хъ–й0– дю–в–л–ны, дыюх–лт
(С.
.), Хабащ взяв одной
рукой кувшин, бегом, быстро поднимаясь по тропинке, под
нялся вверх».
–8щ–л лыжъю–хыр аюы6ълыргыл–н,
(С.
.). «Хикуч поставила сверху на плечо кув
шин... двинулась».
Улеа, д–д йый–й, шь0– –р–хь
(М.
,). «Спустись, дад гость,
уже сюда».
Самкьаникьа...
–0–жъ лл– й–8шь
ду илымаз
––7ъ– ал0–7–
ны, –хы –– –щъ–ны, алк–жьны, а–р– дыхън–н, –лыяър– ды6ъ
с. а). «Самканика рыжую собаку старухи в мешок
(вниз) положил, завязаа, бросив, влез на потолок и сел».
Амрагьы акыр и
аскьеит (С.
.). «
солнце намного под-
нялось (вверх)».
Все перечисленные превербы могут быть использованы
для выражения различных направлений, ориентированных
ма место, на которое сконцентрировано внимание говоря-
щего. Говорящий выражает направление действия, отталки
ваясь от какого
то объекта:
С–мкь–ныкь– дышнеау–з, д–нын–8ш, щ–8ык – ы бжьюык
–эцъ– шы7–гыл–з абеат. А ын–х–ны днеан, –б–хъ аз6ъ–
Ай–л–зеа» щъ– –эцъ– –н7––, – ай–л–з шъымбоа, –бра
–щ–8ы й–б а0ынх–н, еал–щ–уеат, йгъы а–лоуп, ак–щ––нё–
бжь-шь–й–к ––г–ны айз–7–ргыл–р, еа6ъхон, ай–лоз–р. бжь-
шь–й–к ––зг––нё–, –бра шъыз6ъ–л– а––нышъкыл» щъ– дрыщъ
. л.). «Самканика идя, посмотрел
туда
, увидел,
что в
пещере стоят семь всадников. Он пришел
туда
, подставив
спину под скалу, стал кричать. – «Что случи
сь» когда спро
сили всадники», – «Случилось то, что это ущелье осталось
от моего отца, оно разваливается, мне очень жаль, если я
успею подпереть семью столбами, оно сохранится, принеся
сюда
, если это возможно. Пока я
сюда
принесу семь подпо
рок, придержите вашими спинами» – попросил он». В этом
тексте, ориентиром для выражения направления движения,
«сюда», «туда» служит ущелье».
) ахәмарра ишалагаз аҳ
алымщ– –йы
ан–ргеат. Ащ –ла-8йа рыл– д––ат. Д–хь––аз, –хъы36ъ–
ашеахъм–ру–з –уамб–ху–з

с. л.). «Донесли до уха князя о
том, что дети (в лесу) начали играться. князь быстро пришел
(в лес), куда (в лес) он пришел, увидел играющих детей»,
139
Ащ а8–... –й–к–й– д–н7–ны, –ш0– дрым–ны ан0–л–н, д
г–ны л–р– д–хь
дъыл77ъйьоз –яь–р–щъ– д
с л.). «Они вошли во двор, внося сына князя на носил-
ках, приведя туда, откуда она сюда вышла, бросили его ту
(у дверей), ориентир «дверь».
Ажъ–рдъын– –ра д–хьк–жьыз –н–б–, ац–н хъшъый ай–з
––г–ны, а6ъы8й–ны дыбз–н–тъат

с. л.). «когда орел уви-
дел, где он валяется, улетел, принеся сюда лекарства, осы
пав его, оживил».
направительные превербы, в отличие от локальных пре
вербов. могут быть введены в основу для выражения про
странственных отношений между субъектом
подлежащим и
личноотносительным объектом
дополнением.
Реляция к субъекту – подлежащему:
Д–э– 8ы0к –н––7ы –шь0–хь, (л–шьцъ–9 а-––- лы8хь–ны, уй
л–рщъеат ур0
.). «После того, когда прошло немного вре
мени, ее братья, позвав ее к себе, так сказали ей».
-п–трон–к ––лымахын, –шъ–6ь ал0еа7еат
(Ш.
.). «...
он взяв у нее (к себе) два патрона, заложил в ружье».
Ал– ––ашь– а–мх–цъгь–х–н, –шоăер ––нд– дн–дыххы
л–н, акыдгыл–з –э–г– ––кыда8––ат
(Ш.
.). «
спугавшись бе
гущей собаки, шофер подбежал к ограде (и) схватил, к себе,
старую мотыгу».
ауха Оқәым днеит, ацкы ашә
әы аначальник иааи
михын, ...
аюны д––ат
(Д. Г
). «В ту ночь ныгу пришел в Окум,
у начальника взял (к себе) справку (ее замену), (и) пришел
џьыба и
аз ачабра аа
игеит. «Он вынул из кармана, к
себе, платок».
Реляция к объекту
дополнению:
ык дахьынаскьаз,
аюызцъ– ––а8ылеат
(Д. Г
.). «не-
много отойдя, его товарищи его встретили».
А–ргьы (–яб–9 ц–йщъ–, а–у–зшъ–, зынз–к –г– – а–з––агъ–
ны ан–гылт, –г–н д–р– ан–реарх–ны (Д. Гэ
.). «
он (ко
рабль),
якобы нарочно, причалил очень близко к берегу, длину (кора
бля) направив на них».
Уй –мз– –8й0щъ– ан–л7ын, –щ–0гъын аныц–8хеат (Д. Гъ
«Так луна вышла из
за тучи, осветила надгробную плиту».
Д–яьу–, лх–л– дйъынд-йъынду– (л–р– а–р–9 д––а-йъ–7ын,
дцеат н–й
.). «Ругаясь, про себя ворча, отойдя от него,
нак сан даасыдтәалан... (Ш.
.). «Однажды моя мать
села рядом (сюда) со мной...».
Ара ––з–щ–з –р8–рцъ– а––ау–з ан–а8ыл–н, а–рщъеат
Гъынд– л–жъ–6ъ–
(«нар
С.»). «Эти юноши, которые то ус-
лышали, идущего к ним они встретили, (и) передали слова
Гунды».
Реляция всех направительных превербов может быть ори
ентирована к какому
либо объекту, который на уровне пред
ложения является обстоятельством места. Данная функция
пересекается с функцией послелогов. В этих случаях все
превербы, включая аа, выражают направление «туда», се
мантика же «сюда», «вверх», «вниз» затушевана.
Ал– дн–юйын, –м–рду–н дынх–лт
(Ш.
.). «Пройдя мимо
собаки, он поднялся по лестнице».
Хъл––нё– –гъыл–цъ– дрыл–н, а–ныхъл–, д––ат –юны (М.
Допоздна ходил по соседям, когда стемнело, пришел
Домой».
...–7х д––р– –кыр ц–хь–н, аюны днеат (Д. Гъ.
). «... уже
была глубокая ночь, он пришел домой».
6ьышъ кыдыряъяъ–л–ны акыдыз –гъ–шъ ду ––ртны а–
(Ш. Ч). «Открыв плотно закрытые большие ворота, они
вошли (туда)».
А7х дук мц–къ– –бн–ршъыр– –гъ0–ны –хъы3ы 8ш6–
7ъу–бжь7–й бжьык а–щ–н, днеат –хъы3ы д–хькн–х–з –7л– ы
(А8й. л.9
. «В полночь, посреди густого леса, пастух услышал
плачь младенца, и пришел (туда) к дереву, на которым висел
ребенок».
Џьгъ–н–0 днеан, дны6ъа–хт аа–р0–
(М.
.). «Джгуанат по
шел, (и) лег (туда) в свою постель».
Анышъын0р– аны6ъы8шырц а––ат
(Ш.
.) «Они пришли
чтоб посмотреть на могилу».
А8йны –щ а ынё– а––юу–н –б–р0 –жъ–6ъ–
. Шь.). «Эти
слова доходили до царя Абхазии».
направительные превербы очень часто входят в осно
ву
глагола с локальным превербом, который также несет се
мантику направления.
окальные превербы, а также основы с локальными лре
вербами, выражают направление к месту или от места, на что
указывает семантика локального преверба, направи
тельные
превербы, как было отмечено выше, указывают направле
ние: 1) к говорящему или от говорящего, 2) к субъекту или к
личноотносительному объекту, дополнению, 3) к обстоятель
ству, или выделенного говорящим месту.
х функции совпадают в том случае, когда направитель-
ные превербы выражают направление к личноотноситель-
ному объекту
дополнения и от личноотносительного объ-
екта
дополнения, чей показатель в виде показателя кос
венного объекта сопровождает локальный лреверб, или к
обстоятельству места, которое соотносится с локальным
превербом.
Основы с локальными лревербами могут сочетаться с
направительными лревербами как со сходной направлен-
ностью, так и с противоположной направленностью.
При совпадении направлений направительные превер
бы как бы более подчеркивают уже существующее ее вы
ражение направлен
ия действия и особенно в тех основах,
в которых ло
кальный преверб не имеет варианта с исходом
на гласный а.
мплитицно, может очень слабо, присутствие
реляции к говорящему или от говорящего, нам кажется, все
сутствует.
Агъыряь– щъ–ш– йышъ0. Ейм– 8– длоут, – ащъ–н ашъ–кь
(ср. книхын),
»–жъл– а–зырщ–
!» иҳәан,
дхыйат (Д. Гъ
.). «Дайте мне подарок радости. Ес
ма родила
сына, – сказал он, снял (к себе) ружье
наш род увеличься! –
сказал и выстрелил».
А–ргьы –г–з ăюы а–р–зн–к а––а –щ–ат
) (Ш.
.). «
в него сразу уда
рил запах газа».
Лм–цъ–з6ъ– зегъы ––лымяылхын, агыл–з –л –м–хъ6ъ– –кы
лхь–р7ъырны ан–х–лы8й–н, лэ––алылхны, дю–8ырны –ёы
дын0–8–л–н... (
с. л.). «Сняв с себя все кольца, согнув
одну из веток ольхи туда их сверху наниза
ла, раздевшись,
взлетев, вошла в воду».
Дышу–, лыпйы8, лцъыр–цъ–хо
д–н–л–г–, лхыз– дн–гъ0–йын, –шырщъ– д––хы6ътъ–лт
(С.
.). «Разгорячившись, задыхаясь, она от себя отбросила
одеяло, сразу села».
Дышнеау–з ...–0–къ–жъ дынлыдгылт
дналыдгылт, длыдгылт) (
. л.). «Так идя... подошел (туда
к ней) к старухе».
Д–э– 8ы0к –н––бжьый, д–э– м–0ык л ы
а––0ы7ын, лх–7– ацщ–р–зы – –н––н–хы, убрагьы еакъ–я–л–
–хы ––ха7ъеат (А8й
. л.). «когда прошло немного времени,
другая змея вышла из ее рта и направилась ее мужа укусить,
и эту он убил топором».
В образованиях, в которых выраженное глагольной ос-
новы направление не совпадает с тем направлением, кото
рое у данного направительного преверба является исходным
и основным, он
направительный преверб
чаще всего вы
ступает выразителем различных характеров действия. Хотя
и при совпадении направлений выражение характера дей
ствия возможно (Р. к. Гублия).
Н–й д––хь–щъын, –шырщъ– хл–н7ы дын0–лт
(С.
«Затем повернулся и быстро он (ч.) туда во что
то глубокое
вошел
(направления совладают, подчеркивается быстрота
действия). ср.:
Д––0–лт )емыр агъ–шъ Сеадый
(С.
Сеидык вошел в ворота Темыра (ср.
«он (ч.) вошел во
что
то огороженное» с
д––0–лт,
в котором отражена семан
тика характера действия).
направительные превербы в образованиях, в которых ло
кальные превербы сопровождены показателем косвенного
объекта 3 лица единственного числа класса вещей
накла
дываются на этот
. как известно
, совпадение двух морфо
логических формантов, выраженных
, или
и
, или же с
исходными на
, не дает двух, трех
. В результате чего в
данных словоформах н
аправительные превербы как бы за
нимают позицию косвенного объекта:
омтатидзе к. В.
сторико
сравмительный анализ абхазского и
абазинского языков, Тб., 1976. с. 24
143
ахатәара: аишәа дахатәеит «за стол он (ч.) сел» А аишәа
днахатәеит (А днаахатәеит) «за стол туда он (ч.) сел»:
(Абг–хъы3ы9 ан–г–ны –йтол –гъ0– ан–х–дыртъеат (А8й.
л.).
«Волчонка они повели туда и посадили посреди стола».
–7–тъ–р–4 д–7–тъеат «он (ч.9 йел под что-то»
–тъеат (
дн-––-7–тъеат9
«он (ч.) сел туда под что
то».
блыхъ –щъый н–7ац–н, –жъ дн–7–тъ–н, –хь–р– д–л–геат (С.
). «куаблух отогнал теленка, сел возле коровы и начал до
адсылара: иаадсылоит «то (в.) о что
то ударяется» (А иа
адсылоит): Амшын ахьарчҳәа аканџьа иаадсылоит (С.
«Море с шумом ударяло в судно».
алагылара: далагылт «он (ч.) на что
то встал А днала
гылт(А днаалагылт): Дышцоз дналагылт
6ы0– 8шё–к («Н–р0
С.»). «Так идя, он остановился перед красивой деревней».
адыххылара: дадххылеит «он (ч.) к чему
то прижался, по
дошел» (А дааадыххылеит), даадыххылт:
Н–р0–– р–щъшь–
Гъынд– 8шё– л ы д––дыххыл–н, дл–з7––ат («Н–р0
С.»). «Он
к сестре нартов Гунде вплотную подошел, спросил».
С–жъ– –н–гё–х– йым0–къ–н, шь–пыл– –йъ–рдъ дл–
(ср. д
ал–йы7арйьеат («. №
.). «не дав мне закончить
слово, ударил ногой о стул, и выбил из под меня».
Однако встречаются случаи, когда преверб
в реду
цированом варианте вообще вытесняет
–7–8ырр–4 а-–-7–-8рат
«то залетело под что
то» ср.:
–7–й– а-ны-7–-8рын
(должно было
(Д. Гә.). «Залетел под дом и спрятался».
Уа –а–р0– дныл7ызшъ– (вмейто дн–л7ызшъ–9 –къын
(М. П.). «Он был таким, как будто бы вышел из по
стели».
Н–й дуу––ё– ды8–н, дышнеау–з –ш0– –гъ0– дны6ъ8–лт
(йр. д–6ъ8–лт
дн–6ъ8–лт9 («Н–р0
О») «Затем он прыгнул и
прямо попал в середину моста».
небезинтересен факт, наблюдаемый в словоформах, в
которых преверб
или
становится между совпадающи
ми показателями субъект
а и объекта 3 лица
, тем самым
ярче подчеркивая их синтаксические взаимоотношения:
Ара ––з–щ–з –р8–рцъ– а––ау–з
(ср. (и)
) иарҳәеит Гәында лажәақәа («
С.»). «Эти юноши,
услышавшие то, идущего к ним они (его) встретили».
агъ–й0еат, 0ырџьм–нд– аеалак––з - –р0 –жъ–6ъ– ш––
ацъымыгх–з, –х– уа зынё–йкгьы а-н-а-р8шу–мызт
. Шь.),
(должно было быть и
, показатель косвенного
объекта и заменен) «... я заметил, что ему не понравились
слова, понятые без переводчика, но совсем он это ни пока
зывал».»
Данынаивала, ашьшьыҳәа
ит (С.
.). «когда он
прошел сбоку, тихо его позвал».
Қәаблыхә ииҳәаз ҳәызбаны инеилалт (С.
). «То, что ска
зал куаблух, подобно ножу вонзилось в него (то туда в него
вошло)».
«Да ииуа аабап» – рҳәан, иааибарлацәкәны, и
рыжьит (Д. Г
.). «Что же он сделает, увидим», – сказали, под
мигнув друг другу, они его к нему подпустили».
наблюдается явление взаимозаменяемости направитель
ных превербов, при этом не внося каких
либо изменений в
плане выражения направления. Особенно это характерно
, которые в этих случаях чаще выступают в ре
дуцированном варианте. Объединение этих трех превербов
в данном использовании, как одна из версий, можно объяс
нить тем, что преверб аа в сравнении с другими превербами
обладает маркированным признаком: он в основном высту
пает в значении, «сюда», «в это место» (Р. Гублия).
Таким же маркированным признаком обладает преверб
, основное значение которого выразить направление от
чего
то «туда», «в то место». Об этом свидетельствуют и
наречные образования:
«в эту сторону чего
«в ту сторону чего
«в эту сторону»,
по ту сторону», уиаахыс «с этих пор», уи нахыс «с тех
Выражением направленности «туда» обладают также
превербы
. Для них местонахождение говорящего,
собеседника не имеет значения, главное значение для
145
от чего
то туда вверх, для
от чего
то туда вниз. Объе-
диняющим, как видим, для
является семантика
«туда» и отсюда их взаимозаменяемость (Р. к. Гублия):
–8щ–л юышь0ыл8––н, лыжъю–хыр
.). «Хикуч быстро подняла кувшин и по
ставила туда (на
что
то) на плечо» ср.: Хьыкәы
–8щ–л лыжъю–хыр аюы6ълыр
гыл–н,.. л ын–лхеат
. «Хикуч поставила на плечо кувшин,..
двинулась».
необходимо отметить, что к основам динамических гла-
голов, особенно превербного образования, часто присое-
диняется один из направительных превербов в основном в
редуцированном варианте
(Ана),

(Ала). Осо-
бенно часто используется
. Функция их в основе пока чет-
ко не проявилась. Они могут быть в словоформе и не быть,
лексическое и грамматическое значения остаются неиз-
менными. Вариант словоформы без преверба также явля-
ется естественным, однако, на наш взгляд, оставляет впе-
чатление какой
то незавершенности, как в плане семанти-
ки, так и в плане формы.
читывая их расположение в
сло
воформах, можно их назвать протезами, занимающие
зиции личных показателей, или вообще просто включаю-
щиеся в словоформу:
В позиции субъекта.
Аэыгъщъ– ахгьы юкыдйьеат
(Ш.
.). «
ац (имитирующий
стук) ударилась его голова». ...
д––яь–7ъы-яь–7ъат, абжьы
(
. П.). «...он застонал, умолял заглушённым го-
лосом».
х–т–7ърын, ахы ––хтат ашкъ–къ–ё–
.). «Его башлык соскользнул, открылась его голова, со-
вершенно белая».
В позиции ближайшего объекта.
Ах7ый0– аэ–г–
кыдыргыл–ны, ан–п6ъ– агъы7–пй–... д–
(
. П.). «Приложив, приставив мотыгу к перелазу,
скрестив руки на груди, он задумался».
бри иазкны акык
бак иаас
ыхьашәаз а
оурых ма
.. (
Шь). «Сравнив попавшие мне один
два исторических фак-
том, связанные с этим...». ...ихы
ысуа са
хьа дгылан,
раскачивая головой он стоял передо мной».
Б–з–л– а8йы
вагеат –юны д–н––а
(
. П.). «
азале стало легче (досл:
дух перевел), когда пришел домой».
В позиции косвенного объекта. В позиции косвенного объ
екта преверб чаще всего появляется в тех основах, в которых
локальный преверб не сопровождается личным по
казателем
косвенного объекта, а также преверб, который реализуется
то с личным показателем, то без него. Он может вытеснить
или наложиться на показатель косвенного объекта, сопрово
ждающий локальный преверб (см. выше):
Ак–зы дщъошъ–, ал–6ъ– рыцщ–ё–... ды-н-0–8шат амшынх–
а0–гыл–з амхы ду
(
. П.). «
кобы умоляя о чем
то, жалким
взглядом он посмотрел на большое поле (засеянное куку
рузой) подобно морю».
Б–з–л– –ш–цкыр–з дю–гыл–н, аэ–
г– айъ–йъ– аны6ъ7– –ш0– ды-н-0ы7ат
(
. П.). «
азала рано
(досл.: во время рассвета) встал, положив на плечо мотыгу,
вышел со двора».
также может быть использован в гла
голе с противоположным направлением –
дын0–лт
«он (ч.)
сюда вышел»).
Дък–ршър–н, ды6ъл–ны дышнеау–з, ш0– 8шё–к дын0–н–
г–лт («Н–р0 С.»9.
«Поле было ровное, идя по ней, что
то вве
ло его в красивый двор».
Амалаца– ––кылйь–ны, щрым–ны
ац–п, ащ–гъ0–йны щ–
(Ш.
.). «Сразу появится мипи
ция, заберут нас, погнав нас, задержат». ...
н–й д–э– ч–бр–к
лџьыб– а––0ылхын, ал–яырё6ъ– ––лрыцкь–н, ахы-а ы дн–гъ
ёат, н–й дыш7ъыу–з дындъыл-7ат
(Д. Гә.). «... затем вынув
другой платок, вытерла его слезы, поцеловав лицо и губы,
затем вышла с плачем».
Уй а
эыжъл–н, –ш–р8–зы –юны а––
ат (Д. Гъ
.). «Затем, сев на коней, к рассвету пришли в его
Зкьышъ кыдыряъяъ–л–ны акыдыз –гъ–шъ ду ––ртны
(Ш.
.). «Открыв плотно закрытые ворота, они вошли
в ворота». (А
ы) «хыр» аҳәан....
–шырщъ– ал–7йь–ны
.). «конь фыркнув..., стремглав ускакал».
Словообразовательные возможности направительных
превербов значительно ниже морфологических.
В ряде глаголов направительные превербы являются
неотъемлем
ой частью основы, корень которого сочетается
147
лишь с ним, или же, помимо направительных превербов,
входят в контакт с локальными и другими превербами. Они
одновременно формируют основу и выражают направпение
(Р. к. Гублия):
ааскьара: дааскьеит «он (ч.) приблизился», анас
кьара – днаскьеит «он (ч.) отдалился, отошел, подвинулся».
: аира А аара): дааит «он (ч.) пришел», днеит «он (ч.)
ушел»,
«он (ч.) поднялся», длеит «он (ч.) спустился».
: аахара: исаахеит «то (в) по мне ударило»,
«то (о звуке) оттуда сюда донеслось».
: аатра: иаатит «то (в) открылась».
аа
ира: иааи
иит «то (в) он прислал», инаи
иит «то
4 –н–ё–р–4 дн–ёеат
«он (ч.) дотянулся до чего
то»,
«он (ч.) до верха дотянулся».
ааҳәра: дааҳәит «он (ч.) сюда повернулся»,
«он (ч.) туда повернулся».
аацара: иаасцеит «их (скот) я сюда погнал».
«она до чего
то дотянулась».
«он опустился, нагнулся».
В ряде случаев одно из значений многозначного слова
становится омонимом, в котором преверб является неотъ-
емлемой частью основы:
«я посмотрел сюда»,
«я проснулся» (к. С. Шакрыл), инасышь
ит «то
(в.) я туда послал, пустил», но абаҳчақәа инашьтын «са
протянулись», даасы
хьеит «он (ч.) меня сюда позвал, но
хьеит «меня пригласили».
Данные превербы с противоположной направленностью
получили широкое использование для образования гла-
гольных лексем с парной основой (об этом ниже):
«вертеться»
анага
аагара «носить туда, сюда», разносить»
аакәшара «ходить вокруг»
«выбирать»
аалсра «прохаживаться вдоль и поперек»
«смотреть по сторонам» (об этом ни
В тех основах, в которых направительные превербы яв-
ляются ее частью, может присоединиться второй направи
Тппьный преверб, выполняющий функцию выражения ха-
рактера действия (Р. к. Гублия):
ащъ–н, аэарт–т–ны
лара лахь д
скьеит (ср. дна
скьеит // дааскьеит) (Ш. Ч). «... сказал ласково, к ней тихо,
медленно приблизился».
Ё–ё м–3к аэ-
ашь0ат, –дгьыл
ашь–пы н–кьыйр–тъ (А8йу–
л.). «Дзадз
немного
опустился,
чтоб его нога коснулась земли».
направительные превербы сочетаются:
1) г. основой глагола:
д––гъеат
«он (ч.) сюда
толкнул, надавил»,
дн–гъеат
«он (ч.) туда толкнул,
«его (ч) он позвал сюда»,
«его
(ч.) позвал, пригласил туда».
2) с основой, состоящей из локального преверба и корня
глагола а
гылара А даа
гылеит «он (ч.) приостановипся»,
адгылара А днадгылеит «он (ч.) к чему
то пристал», ан
кылара А дааныскылеит «его (ч.) я задержал, остановил»,
ит «то (в.) она туда послала».
3) с основой, состоящей из локального преверба и корне
суффикса:
д––77ат
«он (ч.) вышел из под чего
то
сюда»,
А
ылхит «то (в.) она вытянула, вытащи
ла сюда».
4) со связанным корнем:
А
т «то (о звуке)
сюда донеслось»
А дааҳәит «он (ч.) сюда повер
нулся», аацара А иааицеит «(скот) он сюда пригнал».
5) основой с каузальным формантом: артра А иаасыртит
« то я сюда открыл»,
–рщър–
А иааирҳәит «то (в.) он сюда
повернул»,
д––ар8шат
«он (ч.) его заставил сюда
посмотреть, он его разбудил».
с основой с возвратным формантом
илаишь
ит А
«он себя отправил вниз, спустился, сбросил-
ся» (производящей основой является «алашь
ра» «вниз
спустить»), инади
еит (А
еит) А и
«он прислонился к чему
то», ақәыр
әара А
149
«он крепко задержался на чем
то (на
поверхности)», и
лаижьит «он себя бро
сил во что
то
с основой с версионным формантом:
«то
(в.) он для нее показал, выявил», дысзааишь
ит «его (ч.) он
мне (для меня) сюда прислал», илзынаишь
ит «то (в.) он
ей туда послал», илзааигеит «то (в.) он ей сюда принес»,
илызнаигеит «то (в.) он ей туда принес».
с основой с взаимным формантом аи, аиба:
«они побежали на перегонки» А
(А и
) «они туда побежали на перегонки», иеибырҳәеит А
иааибырҳәеит (иаа
рҳәеит) «они совместно что
то об-
говорили», иеимаркит А иааимаркит «о том они поспори
иеибалыркит А
иааибалыркит (и
аиба
лыркит) «то она
легко, быстро застегнула»,
а––а6ъыр8шё–-––а6ъыр8шё–ны
// а––а6ъыр8шё–-неа6ъыр8шё–ны
«сглажи
вая», иеигәеит А
инеигәеит (А и
гәеит) «они туда совместно (по)дви
нулись», иеиқәы
сеит А инеиқәыцсеит «они (веки) сомкну
лись», шэнеибац (А
шъ н–-–аб–-ц–
) «вы туда друг с другом
идите».
с основой с показателем совместности аиц: деицнаргеит
«они его (ч.) совместно привели туда», деицааргеит «его(ч.)
они совместно привели сюда», ҳаицааит «мы вме
сте сюда
ит «то мы вместе туда послали»
с основой с потенциальным формантом з, непроиз-
вольности амха: дааргеит А дырзаамгеит «его (ч.) они не
смогли привести сюда»,
«его(ч.) они не смогли
туда привести», дырзыламыр
ит «его (ч.) они не смогли по
«то (в.) он не смог поднять», самхааит
«я невольно пришел», самханеит «я невольно туда пошел».
так, в современном абхазском языке широко исполь-
зуются направительные превербы аа, на, значительно уже
юа, ла. Это, с одной стороны, обусловлено тем, что в ре-
альной действительности действий, направленных вверх,
вниз меньше, чем действий по горизонтали, с другой сторо-
ны, превербы на, юа, ла оказались выразителями одного на
правления
от говорящего, от чего
то, отсюда их взаимоза
меняемость и приоритет преверба
Грамматическая функция
выражения направления ста
ло основой для формирования словообразующей функ
Однако она ограничена: не все глагольные образова
уже осложненные деривационным формантом, могут стать
производящей основой для направительных превербов.
Словообразовательные возможности направительных пре
вербов ограничены как лексическим значением глагола, так
и грамматическим значением формантов.
Функция выражения характера действия чисто граммати
ческая и сегодня она набирает инерцию.
СОЮЗныЕ, ВЗА
МныЕ, СОВМЕСТныЕ
РАЗОВАн
Впервые термины взаимный, союзный в научный обиход
ввел П. к.
слар. Затем этими терминами стали обознача-
ть образования со сходной семантикой во всех абхазско
адыгских языках. Считая их принадлежностью залогов, П. к.
к взаимному залогу отнес словоформы с морфемой
аиба (иеибабуеит «они видятся»), которую членил на
и
По мнению П. к.
слара, ба соотносится с наречием места
означает совместность
. Он также обратил внимание
то, что словоформы с формантом
аиба
связаны с множе
ственным числом. Однако, необходимо отметить и то, что с
его поля зрения выпали образования с морфемой
типа
иеидгылеит «они вместе рядом вста
ли», которые в абхаз
ском языке имеют широкую сферу ис
пользования.
к союзному залогу он отнес образования как с морфе-
мой ц, так и аиц, не различая их ни материально, ни функ-
ционально. Это не удивительно, т. к. эти два образования
находятся в отношении производящей и производной, и
П. к.
слар. Этнография кавказа.
зыкознание. Абхазский язык.
Тифлис, 1887, с. 64
151
обнаружить имеющуюся между ними незначительные се-
мантические различия не легко.
Последующие исследователи отмечают наличие этих
форм в абхазском языке, добавляя к ним образования с мор
фемой аи, и указывают на их значение
наиболее полное описание слов с союзной, совмест
ной, взаимной семантикой представлено в работах к.
омтатидзе, в которых они анализированы в аспек
те словообра
зовательном, грамматическом, лексическом
и систематизи
рованы. Данные образования исследова
ны не только в синхронном плане, но и в сравнительно
историческом, при
влекая материалы абазинского, убыхского
и адыгских язы
ков, что позволили ей установить их типоло
гическую и гене
тическую общность. кроме того, приводятся
типологические параллели с картвельскими языками.
Все слова с обозначенной семантикой систематизирова-
ны по формантам ц, аи, аиба,
, что соответствует их функ
циональному назначению и грамматическим проявле
Руководствуясь семантико
грамматическим критерием, а
также традицией, выделяем образования союзные, взаим-
ные и совместные.
СОЮЗныЕ О
РАЗОВАн
Семантика союзных образований указывает на совмест-
ный процесс (действие, состояние), совершаемый субъек
том
и косвенным объектом, в котором субъекту отведена роль
соучастн
ика. Это значение передается посредством префик
(в бзыбском диалекте свистяще
Ввиду того, что союзное образование семантически и
Шакрыл к. С. Аффиксация в абхазском языке. Сухуми. 1961, с.
омтатидзе к. В. категория взаимности (взаимосоюзности, взаи-
мообщности) в абхазско
адыгских языках.
. Т. XII. Тб., 1960;
Она же. Тапантский диалект абхазского языка. Тб., 1944; Она же.
Ашхарский диалект и его место среди других абхазско
абазинских
лектов, Тб., 1954.
грамматически связано с косвенным объектом, в основе
глагола присутствие показателя косвенного объекта обяза-
тельно. Однако он не входит в контакт с тем косвенным объ
ектом, который уже присутствует в производящей основе, он
вводит свой показатель. Производящей основой для союзных
образований в основном являются те, в которых нет показа
теля косвенного объекта
одноличные и двухличные пере
ходные глаголы. С введением форманта косвенного объекта
валентность глагола увеличивается: одноличный глагол ста
новится двухличным, двухличный трехличным.
в плане переходности / непереходности основы глагола не
происходит. Позиция форманта
– за показателем косвен
ного объекта (к. В.
омтатидзе).
Производящая основа
одноличный глагол:
гылара: с
гылоит «я встаю» А сицгылоит «я вместе с
ним встаю»,
–ныйъ–р–4 й - ныйъоат
«я хожу» А
и
ц
ны
әоит «я
вместе с ним хожу».
цоит «я иду» А с
цоит «я с ним иду».
–-тъ–р–4 й - тъоат
«я сажусь» А с
и
ц
«я вместе
с ним сажусь, сяду».
Производящая основа – двухличный переходный глагол:
я вижу
«я вместе с ним
его (ч.) повидаю, вижу»
агара: изгоит «то (в.)
илыцызгоит «то (в.) вместе
я несу»
с нею я унесу, несу».
оит «то в
они делают»
оит «то (в.) они
вместе с нею делают».
–жър–4 азжъуеат
«то (в.) я
т «то (в.)
вместе с нею пью»
аҳәара: исҳәоит «то (в.) я
говорю»
илыцысҳәоит «я с нею
вместе то говорю».
Для союзных образований производящей основой могут
быть глаголы, в которых представлен локальный преверб,
реализующийся без показателя косвенного объекта, моде
153
локальный преверб + основа глагола, локальный пре
верб +
корне
суффикс, локальный преверб + связанный корень:
та
бейт А иац
абеит «то (в.) вместе с чем
то в чем
то
испарилось, высохло».
леитА диц
алеит «он (ч.) вместе с ним вошли во
что
то, поступил в учебное заведение»,
д - дъыл
ит
* дицдәыл
ит «он (ч.) вместе с ним вышел
из помещения во двор».
калыжьит А илыцкаижьит «то (в.) он вместе с нею
А
«то (в.) вместе с какой
то вещью
выпало».
е, уи аупеи иаҳ
аху ҳаргьы, – инаҳацырҳәеит катиеи
и (
. П.). ««Э
э, именно этого же мы и хотим, – доба-
вили к сказанному нами катя и Мыкыч». Анцәа ибыциҳәааит,
– рҳәан, и
агыланы инлыцдәыл
ит (Д. Гә.). «Пусть с то
вместе этого скажет бог, – сказали они, встав, они с нею выш
ли во двор». Мыкы
и Ачбаки роуп рҳәеит, ашь
ахь Есыфгьы
дрыцдырхырааит (
. П.). «Они сказали, что это Мыкыч и
какой
то Ачба, затем Есыфа они заставили им (Мыкычу и
Ачба) помочь».
Статические глаголы, в основе которых лежат локальные
превербы, не сочетающиеся с показателем косвенно
го объекта, дают союзную форму: д
оуп А диц
оуп «он (ч.)
вместе с ним находятся в чем
то (в здании, в училище)»,
«он (ч.) вместе с ним находится в доме»,
дацэщъ–тъоуп
«он (ч.) с ним вме
сте сидит у
очага», ишь
оуп А дицшь
оуп «он (ч.) вместе с ним лежит».
не все перечисленные основы в состоянии стать произ-
водящими для союзных форм. Встречающиеся ограниче
обусловлены семантической несовместимостью основы и
форманта
Производящей основой для союзных образований не мо-
гут быть основы, в которых представлен личный показатель
косвенного объекта – двухличные непереходные (исключе-
ние составляют лишь несколько глаголов) и трехличные гла
голы. к этим основам относятся также и те, в которых дери
вационные форманты вводятся в сопровождении показателя
косвенного объекта – локальные превербы, реализующие
ся с показателем косвенного объекта, форманты объектной
версии
и инструменталиса
Статистическая форма от локального преверба, реали
зущегося с показателем косвенного объекта, возможна, но
она несет весьма искусственный характер (дицануп «он (ч.)
с кем
то находится в чем
то, в списке); возможны также сло
воформы с локальным превербом, реализующимся то с кос
венным объектом, то без него, второй вариант дает союзную
форму: дицқәтәеит «он с ним сел на что
то».
Показатель союзности
обладает некоторыми чертами
локальных превербов, так
может стать основой для ста
тистических глаголов: дрыцуп «он (ч.) к ним прибавился, он
их сопровождает, находится с ними». к
присоединяются
корне
суффиксы, обозначающее действие с иллативным
направлением –
: дрыцлеит «он (ч.) к ним прибавил
ся, присоединился», дрыцыс
еит «его (ч.) к ним присоеди-
нил, прибавил». к
не присоединятся корне
суффиксы эла
тивного направления. Это объясняется тем, что морфе
ц выражает прибавление к чему
то, что, логично, не может
быть увязано с элативным направлением. Для вы
убавления от чего
то используется другой корень
(к. В.
омтатидзе).
исыцлеит «то (в.) ко мне
прибавилось, я поправил
исыгхеит «то (в.) от ме
убавилось, я поху
дел».
еит «то (в.) я к че
му
то
прибавил, добавил»
иагсырхеит «то (в.) от чего
то убавил, умень
Словоформы
алыцай7оат ала алызай7оат
от трехличного глагола
«дать», а также
длыцадартъ–леат от длыдйыртъ–леат
«его (ч.) с
нею усадил» экспериментальные, в речи не встречаются.
155
иацуп «то (в.) увеличено» до
бавлено».
иагуп «то (в.) уменьше
убавлено.
и
являются семантическими коррелятами
мож
но увязать с корнем слова агра «недостаток».
Позиция показателя союзности ц совпадает с позицией
локальных превербов
за показателем косвенного объек
та.
Перечисленные особенности форманта ц позволяют
предположить о его превербном происхождении, который
обладал конкретной локальной семантикой (к. В.
омтатид-
зе, М. А. кумахов). С течением времени
утратил локаль
семантику и стал выразителем определенных отноше
между субъектом и косвенным объектом.
ВЗАиМныЕ ОБРАЗОВАниЯ
Глагольные основы, выражающие взаимность, взаимо-
обоюдность, образуются формантами
аиба
//
иба.
Они
являются деривационными формантами, которые модифи
цируют лексическое значение производящей осно
вы, обра
зуя новую лексему и в соответствии с этим меняют ее грам
матические характеристики. Ввиду того, что семан
тика вза
имности, взаимообоюдности предполагает больше одного
лица, входящие во взаимные и взаимообоюдные от
соотносящиеся с ними показатели лица пред
ставлены во
множественном числе. Производящей основой для них явля
ются полиперсональные глаголы, количество ниц которых в
производной основе уменьшается на одно лицо. Этимология
аи и
аиба
(
> аи + ба) пока не ясна, аи и
аиба
//
// иба
взаимоисключающие (об исключе
нии ниже) форманты, каж
дый из которых имеет свою сферу реализации.
Основообразование посредством форманта
Сфера использования форманта
очень широкая. Он,
По всей вероятности, принадлежит к наиболее древним
формантам. Его основное грамматическое значение – вы
ражение взаимности. В словоформе стоит перед производя
щей основой.
Производящей основой для взаимных образований явля
ются основы, в которых представлен показатель косвенного
объекта
это все двухличные непереходные глаголы трехлич
ные глаголы. Семантика взаимных образований, мотиви
рованных двухличными непереходными глаголом, выражает
отношение взаимности, совместности, которая устанавлива
ется между исполнителями действия (или состояния), пред
ставляющиий собой
синтез субъекта и косвенного объекта
производящей основы. Ввиду того, что действие совместное,
они в основе представлены личным показателем субъекта
во множественном числе. Двухличный глагол становится
одноличным
омтатидзе).
асра: сисуан «я по нем
ударял А
аисра: ҳаисуан «мы дра-
адкьыслара: иадкьыслеит
«то (в.) к чему
то косну
лось» А
аидкьыслара: иеидкьыс
леит «они друг к другу при-
коснулись».
–жъл–р–4 ащ–жълеат
«они на
аижәылара: иеижәылеит
«они друг на друга напали,
атаковали».
:
«он
(ч.) его встретил» А
ылара: иеи
ылеит «они
друг друга встретили».
асра: дигә
асит «он (ч.)
его толкнул» А
асра: иеигә
асит «они
друга толкнули».
азы
ьара: дизы
кьеит
«он (ч.) набросился, напал
(словесно) на него»
–азы7йь–р–4 аеазы7йьеат
«они друг на друга напали
(словесно)».
некоторые локальные превербы, сопровождаемые пока-
зателями косвенного объекта, могут стать основами для ста
тических глаголов во взаимном оформлении:
ва: иавоуп «то (в.) находится сбоку чего
то» А иеивоуп:
«они боками вместе друг с другом находятся».
д: иадуп «то (в.) приложено к чему
то» А иеидуп «они
вместе приложены, находятся рядом».
ла: иалоуп «то (в.) находится в чем
то (в массе) А иеило
уп «они вместе находятся».
қә: иақәуп «то (в.) по верх чего
то лежит» А иеиқәуп «они
друг на друга лежат», амца еиқәуп «огонь горит».
Семантика взаимных образований, мотивированных
трехличным переходным глаголом, выражает взаимные от-
ношения, устанавливаемые субъектом между объектами.
Под действием субъекта косвенный и ближайший объекты
производящей основы объединяются в ближайший объект
производной основы. Глагол из трехличного становится двух
личным переходным. Так как семантика взаимности пред
полагает взаимодействие лиц, предметов, то, естест
венно,
соответствующий показатель ближайшего объекта всегда
стоит во множественном числе (к. В.
омтатидзе). Основа
трехличного переходного глагола, как правило, сложная.
Производящей основой для нее является двухличный гла
гол, который посредством локальных превербов, реализую
щихся с показателем косвенного объекта, или версионных
формантов (з,
) переходит в ряд трехлично
го переходного
глагола, а затем вновь в двухличный пере
ходный:
акра: иркит «то (в.) они держали, поймали» А адкылара:
дыркылеит «то (в.) они к чему
то приложили» А аидкыла
ра: иеидикылеит «их он соединил, сплотил»;
–йъ–йъ–р–4 аййъ–йъеат
«то (в.) я растолок» А
–7–
әеит «то (в.) она под чем
то разру
шила, растолок
ла» А аи
әара: иеи
әеит «их вместе она рас
толокла, раздавила, разрубила», «соверши
ла злой посту
атәара: дтәеит «он (ч.) сел» А артәара: дсыртәеит «его
(ч.) я посадил» А
т «его (ч.) я пе
ред
ним усадил» А
аеа –йыртъеат
«их я против друг друга по
–ршъ–р–4 алыршъеат
«то (в.) она бросила» А
«то (в.) она зацепила за что
то» А
ит «их она друг с другом зацепила.
Образования с формантом аи помимо выражения вза-
имности, указывают и
направление. Взаимодействие
участников может быть направлено или друг к другу, или друг
от друга. направление взаимодействия определяет лекси
ческое значение производящей основы. направление «друг
к другу» выражают глаголы, производящая основа которых
указывает на направление действия к косвенному объекту.
Это основы глаголов с локальными превербами иллативного
направления, версионные образования с формантом
,
статические формы от локальных превербов и глагольные
основы и связанные корни с соответстствующей семантикой;
направление «друг от друга» выражают глаголы, производя
щие основы которых указывают на направление от косвенно
го объекта. Это основы глаголов с локальными превербами
элативного направления, с версионными показателем
а
также глаголы, чья семантика позволяет выразить направле
ние «друг от друга»:
а
воуп «то (в) нахо
дится
сбоку чего
то»
иеивоуп «они находятся сбо
ку друг к другу»,
дидгылеит «он (ч.) к нему
подошел, он рядом
встал»
иеидгылеит «они друг к дру
гу подошли, встали рядом
друг с другом»,
«то (в) в чем
то
срослось»
«они друг с дру
гом срослись»
иалаижьит «то (в) он во что
то бросил»
иеилаижьит «их он сва
друг на друга»,
159
ит «он (ч.) вышел из
чего
то»
ит «они отошли друг
от друга, они разо
иалихит «то (в) он вы
вывел из чего
то»
иеилихит «их он друг от дру
га отделил».
илзигеит «то (в) он для
иеизигеит «их он со-
ит «то (в) отошло от
чего
то»
ит «они отошли друг
от друга»,
«то (в) у нее
про
пало»
«они друг друга
потеряли»,
«то (в) он от чего
то убрал, отодви
нул, отде
әигеит их он друг от
друга отделил, их он разъе
Мырз–й–н дц––нё–
, катиа ахь
мыхь фатәқәак илымаз
аацәырылган, Мырза
ани Мыкы
неидлыртәалан
, даа
ра ркьафқәа длырка
еит (
. П.). «До ухода Мырзакана
катя вынесла какую
то еду, посадила рядом, друг с другом,
Мырзакана и Мыкыча, очень хорошо их напоила и накорми-
ла». Џьамхәыхә
даннеи, дна
шызар, ашьхақәа
ула
ш рхьым
с. л.) «Джамхух
ко
гда подошел к горе, посмотрел, (увидел) горы, не поспе
вая за его взглядом, то друг с другом сталкивались, то друг
от друга отталкивались».
Ейыă ды8й––нё–, –дъ6ь–н Ейыăа
«До смерти Есыфа, магазин принадлежал
(то для них был общим) Есыфу и ему».
Ар–м7– ы атъ–з
рыбжьы уйй–к амырдуцъ–къ–
акы
еимаркуан
«Сидящие под орехом не совсем громко друг с другом го-
ворили, что
то друг с другом оспаривали». С
анагьы иар
, агәашә ин
алеит «Он и Степана идя друг
за другом, вошли в ворота».
, азхъ–р0оузеа,
щгъы шъзынх–ны щ–йоуп
«Что хорошего, если мы друг от дру
га скроем, мы вами недовольны».
бгәалашәоу, зны барей
сареи ҳанеицәҳаз, Хакәыцә деимакны «Помнишь, как ты и я
друг с другом поругались, оспаривая друг у друга Хакуцва».
Афырџьанқәа аақәырхын, иахныҳәаны,
шуа
. П.) «Они подняли рюмки, сказав тост, друг друга поджи
дая (т. е. соблюдая очередность) выпили».
направление друг к другу и друг от друга не всегда четко
проявляется, особенно в тех случаях, когда
не выража
ет
значение взаимности.
Образования с
часто выступают с семантикой совмет
ного действия, в которой нет каких
либо указаний на на
правление друг к другу» или «друг от друга», а выражают
совмест
ное действие или совместный объект действия.
Џь–мхъыхъ аюызцъ–
, а–р– дый–мза ( А8й.
«Если друзья Джамхуха вместе проиграют, ведь был еще
и он». Абри збаз аҳәсақәа анцәа
ашъ5ьамшь––ат, н–н, –на
8щ–а щъ–
аеадырныщъ–лон
(Д.
). «Женщины, которые это
увидели, приговаривая «пусть вас вместе, мать и дочь, бог
ненароком не убьет»
за них вместе они молились».
ашоуп,
рҳәан,
(С.
.) «Правильно,
ска
зали, согласились (вместе, друг с другом) сидящие».
В зависимости от лексического значения производящей
основы производная основа с
может выразить и иное
значение. Так, она может указывать на распад, развал, рас
щепление пополам или на мелкие кусочки какого
либо пред
мета. Этот предмет в одноличном глаголе представлен по
казателем субъекта, в двухличным глаголе
показателем
объекта. Число (единственное или множественное) показа
телей субъекта и объекта зависит от числа предмета.
«Скала развалилась, друг от друга ото-
ажәын,
«Дом постарел, сте
ны развалились». Акәымжәы ажә
иеимыттеит
«Чер
кеска
постарела и рассыпалась (на мелкие кусочки)». Адгьыл
«Земля раскололась».
Аб еах–л– –6ды
«Отец топором расколол бревно».
«Тарелка раскололась» (примеры из «Абхазско
русского
словаря»). Ажьа мышь
, ҳаибганы
ҳазцома ҳара А
а (
. П.) «Раз нашу дорогу пересек
(разрезал) сглазливый заяц, сможем ли мы благо
получно
161
доехать до Сухума». Џьамхәыхә ахаҳә днахагыланы даннас,
акарҳәа, агә
(Ап,с. л.) «Джамхуху, встав над кам
нем, когда он ударил, мгновенно он расколол
ся посредине».
Однако необходимо отметить, что семантику взаимно
совместности во многих образованиях морфема
утрати
ла и соответственно утратила грамматические осо
бенности,
обусловленные этой семантикой. В таких образо
ваниях по
казатели лица могут стоять во всех числах, а формант
за
показателем косвенного объекта (к. В.
омтатидзе), напр.:
аимҳәара: деимҳәеит «он (ч.) кашля
нул», аимсара: деимсеит
«он (ч.) чихнул», аиканра: диеиканит «он (ч.) с ним соперни
–а8хыёр–4 даеа8хыёу–н
«он (ч.) ему снится»,
«он (ч.) меня по
жалел»,
–агъыряь–р–4 даеагъыряье
«он (ч.) обрадовался»,
–агъыяр–4 йаеагъыяуеат
«я на него
надеюсь», аихара: сеихеит «я направился», аицралара: еиц
ралеит «то (в.) заго
релось», аицрашәара: деицрашәеит «он
(ч.) загорелся», аисара: сиеисоит «я с ним соревнуюсь».
Амц– еа8ш
«Он (ч.) зажегся подобно огню».
Зан– дй–8шьё–
днеацр–шъеат
(
. П.) «Зина сразу покрас-
нела (сразу красным загорелась)». Даа
ыхеит
араха
(
. П.) «Проснулась она с рассвета,
утомленная». Акәытқәа
аруа рыбжакы акәыт
иеихеит, рыбжакы
ал ду (С.
.) «Половина кур, кудахча, на
правилась к курятнику, половина
к большой ольхе». ...
бан ҳазлаго, ҳауаажәлар
ка
нуама
(
. П.) «Что мы нач
нем, опережая вас, соперни
чать с вами, с нашим народом».
Агәашә ианын
ьа, алақәа аар
ылт, ахыуҳәа
иреишуа
. П.) «как только они вошли в ворота, их встретили собаки,
лая на них». Џьара акала
суеисап
«
с тобой в чем
нибудь
посоревнуюсь».
количество глаголов с простой основой, в которых пред-
ставлен показатель косвенного объекта
двухличный не
переходный и трехличный
в абхазском языке очень мало.
В основном основы их производные. Они осложнены дери-
вационными морфемами, которые обусловливают появле-
ние показателя косвенного объекта. Такими морфемами
являются локальные превербы, сопровождаемые показате-
лем косвенного объекта, и показатели объектной версии,
которые модифицируют лексическую семантику основы.
Став
производящей основой для взаимных образований (а
также союзных), семантика превербов и версионного фор-
манта в них слабеет, обеспечивая приоритет взаимной се
мантике морфемы
. В определенных образованиях язык
как бы прибегает к посредничеству преверба и версионного
форманта в основном для того, чтобы ввести в основу пока
затель косвенного объекта, и тем самым образовать лексему
с взаимной семантикой:
–тъ–р–4 йтъеат
«я сел» А сақәтәеит «я на что
то сел» А
аеа6ътъеат
«они друг друга осадили, успокоились, успокои-
лось (море, ветер)», сгьежьит «я возвратился, сделал круг»
А срылагьежьит «я среди них (массе) закружился, налетел
на них А иеилагьежьит «все завертелось, закружилось»,
«то зажило» А
«то (в.) в массе, в теле за
жило А
«срослись между собой».
По видимому, этим же можно объяснить и то, что фор
мант
и образователь производной основы – преверб и
версионный аффикс – часто ассоциируется как единый,
цельный формант. Ассоциация целостности особенно ярко
проявляется в тех образованиях, в которых превербы обла
дают абстрактной семантикой. Этим можно объяснить и ис
пользование их как цельного дериванта в образованных по
аналогии ряда основ, в которых производящая основа без
самостоятельно не вычленяется. например, слово
«они то оспаривали» и
«то (в.) они
у нее оспаривали» находятся в отношении произ
водящей и
производной, деривантом производной основы является аи.
Однако для словоформы иеима
аит «они друг на друга упа
ли, свалились» производящей является связан
ный корень
«упасть, свалиться»,
же цельный де
ривационный
формант (словоформы иамаҳаит // имаҳаит нет). Данный
факт демонстрирует процесс образования нового сложного
деривационного форманта.
163
Можно выделить несколько таких деривантов, которые,
помимо взаимной и совместной семантики, могут ввести в
основу и другие значения.
//
). компонент
можно увязать с локаль
превербом ма, который, как предполагают, восходит к корню
слова анапы А
(см. раздел «Превербные образова
ния»). В абхазском языке он утратил локальную семантику.
но в абазинском языке он выступает в значении «с руки, из
руки», «от одной точки, одного места»
Адзи сари ачкIвын д
а
ма
хI
кIитI «вода и я спорим
за парня», букв, «его держим в руках».
Морфема
а //
) обладает рядом признаков, ха-
рактерных для локальных превербов. Подобно локальным
превербам они выражают направление: иллативное на-
правление
вариант с гласным исходом а, или элативное
направление
редуцированный вариант.
меет статиче
скую
форму в виде деепричастного образования
иеима
ны «со
вместно, держась за руки». В динамических глаголах аима //
аим(ы) сочетается:
а) с корне
суффиксами:
ла: аималара: иеималеит «они соединились,
срослись друг с другом»,
ит «они друг от друга
отошли, разошлись»,
х: аимыхра: иеимысхит «их я разъединил»,
б) со связанными глагольными корнями:
–амжъ–р–
«то (в.) я разорвал»,
аеамыюрат
«то
(й) развалилось на части», аимаҳара: иеимаҳаит «они на-
валились друг на друга, сомкнулись», аимадара: иеимеиде
«их он соединил», аимдара: иеимырдеит «то (в.) они пе
омтатидзе к. В. к вопросу об исходных видах слов «рука» и «но-
га» в абхазско
адыгских языках и анализ некоторых картвельских
берийско
кавказское языкознание. Т. XV, Тб., 1966.
клычев Р. н.
окально
превербное образование глаголов абазин-
ского языка. Черкесск. 1944, с. 38
39; Он же. Глагольные суффик-
сы направления в абазинском и абхазском языках. Черкесск, 1972,
редали друг другу (из рук в руки)», аимппра: иеимппит «они
рассыпались, разбрелись, разошлись».
в) с глагольными основами: а
ам–ряъяъ–р–4 аеам–а
«их он сжал (друг к другу прижал)», аимаџьгәара:
иеимеиџьгәеит «их (губы) он сжал», аимттара: иеимырттауа
(в.) рассыпая, разрыхляя (друг от друга)». Показатель аима
сочетается с прилагательным абзиа хороший», ац
гьа «пло
хой», образуя соответствующие статические и динамиче
ские глаголы: иеимабзиоуп «они друг для друга хороши»,
иеимабзиахеит «они стали друг друга хорошими»,
«они друг для друга плохи», и
еам–цъгь–хеат
«они ста
ли друг для друга плохими».
Морфема
в сочетании с
, восходящий к корню
слова
ба «два», выступает в основном как цельный фор
мант. Он присоединяется к основнам двуличных пере
хондых
глаголов, лексическое значение которых выражает деле
ние на части
разломать, разрубить, разрезать, развести в
разные стороны, различить. С присоединением
к про
зводящей основе сокращение количества личных по
не происходит. Семантика слов с формантом указывает на
деление субъектом ближайшего объекта на (две)
ш–р–4 аеаюылшеат
«то (в.) она разделила пополам, на две
–аюырăă–р–4 аеаюырăăеат
«то (в.) разрезал на
две части»,
–аюырэ–р–4 аеаюлырэеат «то (в.9 о
на сложила
вдвое»,
–аюыхр–4 аеаюылхат
«то (в.) она разъединила, разо
брала на две части»,
–аюг–р–4 аеаюагеат
«то (в.) он развел
в разные стороны»,
–аюыр8–р–4 аеаюар8еат
«то (в.) он рас
колол на две части», аи
әара: иеи
әеит «то (в.) она
рассекла пополам»,
–аюдыр––р–4 аеаюылдыр––ат
«то (в.)
она различила из чего
то».
Адауцәа зегьы Џьамхәыхә идыр
еит, раш
ы и
ахаҳә ду
амала дасны агә
с.л.). «Все ве-
ликаны приказали Джамхуху ударом своего кинжала рас
сечь
(разбить) середину большого камня, лежащего в их дворе».
...йыхцъы хъыцк –лхны ам–з–р, ай–м– ан– шьы-–– шьы
–х–щъ д–йыр, аш8–аюыршъ–рыз
с. л.). «...если б он имел
165
волос с моих волос, и, проведя им по лезвию кин
жала, уда
рит о камень, то он его бы расколол (как бы он его не рас
колол)».
как цельный формант встречается в
наречных образованиях, выражающих при
знак предмета, действия. В них
усиливает степень
обозна
чаемого признака:
иеиқәхиа «в полной готовности, в убранстве»: ...на
ык еиқәхиа игылан (
.П.) «...с той стороны какая
то лошадь
стояла в полной готовности, в хорошем убранстве».
«совершенно промокший»: ... деиқә
а даақәлеит (
.П.) «... совершенно мокрый пустился в
путь, пошел».
а «аккуратный: «Аҳ и
а дахьааиз,
лоуп деиқә
а «когда пришел сын царя, его друг стоял во
всем готовый, аккуратный».
иеиқәшьшьы // еиқәыршьшьы «темный, безмолвный, пас
мурный».
иеиқәылашьцаха «совершенно темный»: Ақы
еиқәышьшьы, еиқәылашьцаха и
аз ... а
сахуа иалагеит
.). «
езмолвная, темная старая деревня ... стала пре-
образовываться».
«совсем горелое, пережаренное».
как словообразовательный формант выступает в
словах: аиқәхара: деиқәхеит он (ч.) спасся» (А иақәхеит «то
(в.) на чем
то остался»), аиқәтәара: иеиқәтәеит «то (море,
страсти...) успокоилось», аиқә
әысра: иеиқә
әысуеит «смы
каются (веки)», аиқәыр
ара: иеиқәлыр
еит «то (в.)
она скрасила, смягчила, сглади
ли», иеиқәуп (амца) «огонь
горит», амца еиқәи
еит «он разжёг огонь», аиқә
ра «пе
рекликаться» и др.
аила //
ы). как сложный, цельный формант он широ-
ко используется в словообразовании (Р.к. Гублия). Он встре
чается в прилагательных, чаще в отглагольных:
«пестрый», аилышлаа «седой, седеющий», аилыхха «шу
стрый, ловкий», аил
ьа «расторопный», аилымга «глупый»,
аилажәжәа «растрепанный»: (ихахәы цәыш
«его
серые растрепанные волосы» (С.Ч.).
В глаголах
ы) совместно с корнем образуют
основы,указывающие на красоту, блеск, сверкание с оттен
ком ин
тенсивности:
–алы8х––р– «перелав–тьй
»4 Убр– дыюн–н 8щъызб– бза
–к, деалы8х––у– (А8й.
л.). «Там в доме находилась хоро
девушка, вся переливаясь».
аилацырцырра: «сверкать»: Қәаблыхә
–ё–ё– еал–цыр
цыру– дыл–л–ны днеау–н
(С.
.). «куаблух шел по сверкаю
щей росе».
еилаарцырра: (Амра) ика
хоит, ика
оит, еилаарцыруеит
.). (Солнце) светится, сверкает, отблескивает».
аилыбзаара «сверкать»: Еилыбзаауеит ахәаџа мра
хәагала (
. Шь.) «Захолустье сверкает лучами солнца».
еилыџьџьаара: «мерцать, переливаться:
қәа еилыџьџьаауеит «ночью звезды мерцают».
Подобно
может внести в основу значение
интенсивности, полноты действия:
деал–б––ё–х–
«он (ч.)
совершенно промокший»,
«совершено гнилое»,
днеилыууа: Акарточка анылба,
д–хьый–з лзымдыру–, днеа
дцеит (
. П.). «когда она увидела фотокарточку, не
понимая где находится, совершенно отключилась».
как цельный деривант он встречается в глаголах:
р–4 аеал–хълеат
«смеркает», аилагәа
аеал–гъ–0еат
«они всполошились», аилауа
ырра: ауаа еилауа
ырит (С.
.) «люди всполошились»,
«давя, крепко дер
Ауйщъ–р0– –ц–8х– еалыряъяъ– акны...
(С.
.). «крепко
держа ключи управления...».
в сочетании с версионным показателем
как
сложный деривант встречается в ряде глагольных основ с
связанными корнями, общая семантика которых означает
сосредоточение какой
либо массы в определенном месте:
«они собрались, съехались в определенном мес-
те», аизыҳәҳәара: иеизиҳәҳәеит «он массу чего
либо сгреб
(в кучу)», аизкәкәара: иеизкәкәеит «они (капли) собрались»,
167
аизцара: иеизицеит «их (скот) согнал в кучу», аизара: иеи
зеит «они собрались», аизгара: иеизигеит «их он собрал в
определенном месте».
аиха
//
ы). как цельная морфема встречается в гла-
голах:
«зажать, сомкнуть крепко»: Аха
ыцқәа
–бый0– еал–гё–р– д– ын
(
. П.). «Сомкнув креп
ко зубы, она завершала готовить мамалыгу».
«крепко завязать»:
Ай–з 6ъыяъяъ–р–н, хъыэ
р–н, у ы еах– –щъ–н
(С.
.). «
ыло насилие, подавление,
безмолвие (твой рот крепко завязан)».
аихаччара «засмеяться»:
ы леихаччеит (С.
«Его лицо (и рот) засмеялось».
«моргать»: ...илацәақәа
еах–йъыйу–мызт
веки (собаки) не мигали, не шевелились».
. Морфема
в глагольную основу вносит значе
соответствующие русскому предлогу пере: аи
асуа «он (ч.) переходит с места на место», аи
агара:
алгеит «то (в.) она перенесла, пере
вела с одного языка
на другой» А аи
ага «перевод».
акра: иеи
еикит «то (в.) он перевел, преобразо
вал», илақәа
хашьа
хашьо, ишәа
уа, Миха
шит, нас
шьаала Арсана иш
а инеи
еикит (
. П.).
«Стыдливым, боязливым взглядом он посмотрел на Миху,
затем медлен
но перевел на Арсану».
арсра: иеи
арсуа «то (в.) чередуясь, сменяясь»:
арба аи
арсра «спряжение глагола».
аҳәара: иеи
асҳәоит «то (в.) я пересказываю», аи
«пересказ».
ра: сеи
уеит «я перемещаюсь, переселюсь»,
арба «переходный глагол».
ара: деи
еит «он перепрыгнул через что
то».
№ыхь– днеа0–8–н, –мю–ду дн–ны8–лт
(
.П..) «Чиха пере
прыгнув (через что
то), вышел на дорогу (прыгнул)».
анеиааира: деи
анеиааиуеит «он (ч.) разгуливает,
«охаживает, прогулка».
а в значении «повторного действия» получило широ
кое применение. В этом значении
выполняет чисто
грамматическую функцию, не внося каких
либо модифика
ций в лексическое значение основы: сеи
атәеит «я вновь
сел», деи
азгеит «его (ч.) я вновь увел», деи
азбеит «его (ч.
) я вновь увидел», сеи
аиҳәеит «его (ч.) я вновь попросил».
а в значении «вновь использовано при образовании
неологизмов: аи
аира «возрождение», аи
«восстановление, возобновление, реконструкция»,
«преобразование», аи
алхра «переизбрание» (А. Д.
Взаимная форма может стать производящей основой для
возвратного образования, формант которого
становится
перед
–эеай–р–тър–4 рэеай–р–тъат
«они между собой сравня
лись»... апионерцәа...
рэеай–р–ртъны, еав–гыл–ны, –улац–
(
. П.) «.. пионеры, равняясь, идя рядом шли по
улице».
–эеа0–кр–4 –эеа0–н–кат
«изменилось»: Аам
а даара
. П.). «Время очень изменилось».
к. В.
омтатидзе выделяет имена, в которых
является
частью основы. Семантика этих слов выражают: родствен
ные отношения:
–ам–щъыл–цъ–
«зятья (между собой)»,
«невестки (по отношению друг к другу)», аиашьа
«бр–т», –а–щъшь–
«сестра», аиуара «родство»; добрые и
враждебные отношения:
«товарищи (между со
«враги (между собой)»,
аиашьара «братство»,
«вражда». Пере
численные имена имеют варианты и
без
: амаҳә «зять», ацала «жена брата мужа», сашьа «мой
брат», саҳәшьа «моя сестра», ага «враг»,
«товарищ»,
ауа «родст
венник».
Все они в статической форме могут быть с показателем
косвенного объекта: дсымаҳәуп «он (ч.) мне зять», дсашьоуп
«он (ч.) мне брат», д
«он (ч.) мне товарищ», дсы
уоуп он (ч.) мне родственник». Морфема
встреча
ется и
в словах, которые имплицитно выражают сравнение с кем
169
«хуже»:
«он (ч.) хуже ме
ь–шь–р–4 деаяь–йшьоат
«его (ч.) предпочитаю», аиҳа «бо
лее»: дсеиҳауп «он (ч.) выше, больше, старше ме
ня», аи
«меньше»: дсеи
оуп «он (ч.) меньше, ниже, младше меня»,
«подобно»:
«он (ч.) подобен мне, похож на
меня», ҳаиманы «мы вместе» (
«вы вместе», иеи
маны «они вместе)». Скамбашьқәа уара
(С.
.) «Разве я своих буйволов предпочту тебе».
Союзные и взаимные образования с формантом аи яв-
ляются коррелирующими лексемами. Если для союзных
образований в качестве производящей основы преимуще-
ственно выступают основы без показателя косвенного объ
екта
одноличные и двухличные переходные глаголы, то для
взаимных образований, напротив
основы с показа
телем
косвенного объекта
двухличные непереходные и трехлич
ные глаголы. Образование союзных и взаимных ос
нов связа
но с косвенным объектом. Только одни
союзные
обуслов
ливают появление показателя косвенного объек
та, другие
взаимные
вызывают сокращение показателя косвенного
объекта.
Противопоставление союзных и взаимных образований с
формантом аи проходит и на уровне локальных превербов.
Производящей основой для союзных образований являют
основы, в которых локальный преверб реализуется без по
казателя косвенного объекта
- юн–, кыд, г –, ыжъ, 0–...
для
взаимных образований
основы с показателем косвенного
объекта
ва, д, қә, ла, н,
Основа с показателем объектной версии не может стать
производящей для союзной, но может стать производящей
дли взаимной основы.
Основообразование посредством
форманта
Образования с формантом
аиба
//
//
иба
выражают
взаимообоюдное действие.
Словообразовательные возможности морфемы
аиба
согла
суются с словообразовательными возможностями морфемы
. Эти образования дополняют друг друга. Семантическое
расхождение между ними в основном заключается в том, что
образования с
выражают направление взаимодействия
или «друг к другу», или «друг от друга», образования с
аиба
направление взаимодействия «друг к другу».
Производящей основой для словоформ с
аиба
также яв
ляется двухличные и трехличные глаголы. Однако в соот
ветствии с морфемами
и
аиба
//
иба
эти глаголы ччетко
делятся на производящие основы для каждого из них.
Производящей основой для взаимообоюдных образований
с морфемой аиба являются основы: а) простые, б) каузаль
ные, в) с локальными превербами без показателя косвенно
го объекта. Сюда же входят и превербы, которые реализуются
то с показателем косвенного объекта, то без него встречаются
исключения, об этом ниже). как видим, в этом случае произво
дящие основы для морфем
и
аиба
разные.
В простых и каузальных основах морфема
аиба
ставится
перед основой глагола, в основах с локальным превербом
аиба
в редуцированном варианте
иба
за локальным пре
вербом.
Двухличные глаголы распределяются по переходности и
непереходности: непереходные глаголы являются основа-
ми для образований с морфемой аи, переходные глаголы
аиба.
Если первые указывают на взаимодейст-
вие субъекта и косвенного объекта, то вторые
на взаимо-
действие субъекта и ближайшего объекта, в результате че
го
производная основа становится одноличной и непере
ходной
с показателем субъекта во множественном числе (к. В.
омтатидзе).
абара: д
беит «его (ч.) я увидел» А аибабара:
аибабеит «мы повидали друг друга».
әара: и
с
«то (в.) растолок, размель
разрезал» А
–аб–йъ–йъ–р–4 а-еаб–йъ–йъеат
«они друг друга
раздавили, размяли, растолокли».
171
ра: дызгәы
ит «его (ч.) я поцеловал» А а
аб–гъыёр–4
«они друг друга поцеловали».
сахра: исы
сахит «то (в.) я сменил, изменил» А
«они друг друга сменили».
ақәыхра: дықәихит «его (ч.) он уничтожил» А ақәыибахра:
иеиқәыибахит «они друг друга уничтожили».
әара: и
әеит «их я уничтожил» А
әара: инибар
әеит «они друг друга уничтожили».
–ртъ–р–4 дйыртъеат
«его (ч.) я усадил» А
«они друг друга усадили».
)емыр 8йызх–з ам–з зегьы
а–р– а–хь
(С.
«Все, что живое было у Темыра, наперегонки побежали
к нему».
ишеибарххоз
аниба,
–бызшъ– здыру–з Амтон
у–й– дн–рыхьёеат (Д. Гъ.
). «когда он увидел, как они тягают
друг друга, знающий язык (русский) Амтон подоспел к ним».
–йтол а–х–тъ–н
«Они сидели за столом, за
здравие друг друга (выпивая)».
дааиуашәа анырба,
, ацәажәара иа
ын, иара иахь инхьеибар
. П.). «когда они увидели, что он идет, прислу
шиваясь друг
к другу, перестав говорить, они друг друга за
ставили по
смотреть на него».
с ауп, инибар
әароуп, ишыббо (
. П.).
«Это так, как видишь, они должны друг дру
га уничтожить».
А–н––а8ыл–, )емыр ач–м–д–н н–аргыл–н, рэынеагъыджь
л–ны, –7ъ–х-й–хщъ– а––аб–гъёат (
а–– - –а-б– - гъыёат
(
П.). «когда они встретились, Темыр поставил чемодан, они
обнялись, (и) расцеловали друг друга».
нверсивный глагол а
аххара «желать, хотеть» взаим
ную словоформу образует по образцу переходного глагола:
«то (в.) мне захотелось» А ҳаиба
аххеит «мы друг
друга захотели».
Слово аибашьра «воевать, убивать друг друга, война»
дают две словоформы: иеибашьуеит «они воюют», в которой
аба
А (
аиба
) является показателем взаимности (А сишьуе
ит «он меня убивает» А ҳаибашьуеит «мы воюем, друг друга
убиваем») и сиабашьуеит «я с ним воюю, я на него налетаю,
ругаю», в которой
аиба
являе
тся словообразовательной мор
фемой, утратившей взаимообоюдную семантику.
как отмечает к. В.
омтатидзе, при образовании взаимоо
боюдной словоформы из трехличного глагола во взаимообо
юдные отношения могут войти, с одной стороны, субъект
и косвенный объект, оформляя субъект множественным чис
лом, прямой объект остается неизменным, с другой сторо
ны, прямой объект и косвенный объект, оформляя прямой
объект множественным числом. В обоих случаях глагол ста
новится двухличным переходным.
з формы д
рбеит
«его (ч.) ему я показал» при выражении взаимообоюдного
отношения между субъектом и косвенным объектом по
лучаем форму д
еиба
ҳа
рбеит «мы его друг другу пока
зали», при выражении взаимообоюдного отношения между
ближайшим и косвенным объектом
щ–аб– - а - рбеат
«он нас
друг другу показал».
адырра: издырит «то (в.) я узнал» А ардырра: дысирды
рит «его (ч.) он со мной познакомил» А аибадырра:
«его (ч.) мы (я и он) между собой познакомили, т.
е. мы с ним познакомились», ҳаибаирдырит «он нас друг с
познакомил».
агара: изгеит «то (в.) я забрал, унес» А аргара: илсырге
ит «то (в.) я заставил ее унести» А аибаргара:
«он нас заставил взять друг друга», деибаҳаргеит «его (ч) мы
друг друга заставили взять».
ара: илы
с
еит «то (в.) я ей отдал» А аибы
еит «их я соединил, друг другу отдал, соединил,
смастерил».
аҳәара: иласҳәеит «то (в.) я ей сказал» А аибыҳәара:
иеиба
ҳәеит «о том мы друг с другом договорились».
аркра: иалыркит «то (в.) она к чему
то прикрепила» А
аибаркра: иеибалыркит «их она прикрепила друг к другу, за
стегнула».
Во взаимообоюдные отношения могут войти субъект и
прямой объект в результате чего производная основа стано
вится двухличной и непереходной:
ара: урыс
он «тебя я им отдавал» А ҳреиба
он «мы
друг друга им отдавались».
173
адҳәалара: иадиҳәалеит «то (в.) он (к чему
то) привязал,
окутал», окучивал» адгьыл ирыдиҳәалон «он их землей оку
чивал» А адибаҳәалара: иадибаҳәалеит «они то окружи
адгәалара: ирыдигәалеит «то (в.) к чему
то он притес-
нил» А
адибагәалара: иадибагәалеит «они к чему
то при-
теснились».
жакьа моу, уцламҳәеи иареи еибасыргап (С.
.). «не толь
ко бороду, но и челюсть, и ее (бороду) я вместе (друг с другом)
уберу, разнесу». Ахәы
қәа ақәа
ана ссиршәа ирбан, инеины
инадибаҳәалан, иацкласуа иалагеит (С.
.). «Дети приняли
за чудо плуг, подойдя, они его окружили, и начали его тро
гать». (Ампыл) иахькарш
ыз
аюеал–лт, – –щъ– еаб–кат,
араб–м0о
рюынту– ашый–з –ёъы дю–рыл7ърын, дыют
(С.
.). «Где валялся (мяч), (дети) смешались друг с дру
гом, боролись, не давая друг другу (мяч). Так, мешаясь друг
с другом, один из них выскользнул и побежал».
Амю–ныă–
йзый–7–, й–н, арл–йны, м–мз–р ––м0– аеаб–щщъ–з айцъ–
хы8оат (А8й
.л.). «Сделай мне скоро на дорогу еду, мать, а то
я не успею к обговоренному между нами сроку». Саби сареи
ианакәзаалакгьы жәа гәацәыхьа еибазымҳәацыз, иацы
ла ҳагәқәа цәиба
ьеит, аколнхара еимакны (
. П.). «Отец и я,
которые никогда не говорили друг другу обидных слов, вчера
мы друг друга рас
строили (наши сердца мы друг другу расца
рапали), споря о колхозе».
Морфема
аиба
//
иба
//
не присоединяется к трех
личным глаголам, в которых представлен локальный пре
верб, сопровождаемый показателем косвенного объекта.
сключение составляет лишь группа глаголов, которые, со-
четаясь с этими превербами, дают взаимообоюдные обра-
зования, при этом трансформируясь в непереходные, напр.:
ибаҳәеит «они вместе (друг с другом) к чему
то быст-
ро подбежали (окружили): Д
уа даналага, а
ибаҳәеит ар
арцәа (
. П.). «когда он начал слезать с
коня, юноши быстро (окружили) устремились к его стреме-
адибагәалара: иадибагәалеит «они к чему
то друг друга
теснили»: Реимакт
духеит, астол иадибаг
ала, р
еиқәдырххон (
. П.). «
х спор усилился, тесня к столу друг
друга, протягивали друг другу кулаки».
Морфемой
аиба
не оформляются основы с показателя
объектной версии з, ц
, так как и они являются носите
показателя косвенного объекта. Это можно объяснить тем,
что данные основы взаимную и взаимообоюдную се
мантику
передают морфемой аи: ирзаалгеит «то для них она принес
аизгара: иеизылгеит «их она друг с другом, вместе со
Возможны модели, в которых сосуществуют как префикс
иба, так и аи (к. В.
омтатидзе). Мотивированной основой
для них выступают трехличные глаголы с локативным пре
вербом или с версионным показателем в основе. Путь об-
разования данных моделей следующий: трехличный глагол
трансформируется в двухличный посредством форманта
затем
в одноличный посредством форманта
иба
. Раз
в семантике между этими двумя взаимными образо
ваниями
заключается в том, что взаимная лексема на аи выражает
взаимные отношения, которые устанавливаются субъектом
между объектами мотивированной основы, взаимная лексе
ма на
иба
взаимодействие субъекта и прямо
го объекта мо
тивированной основы:
адгалара «предложить», и
ди
галеит «то (в.) он ей
предложил» А и
ей
д
и
галеит «их он объединил, со-
брал» А и
еидибагалеит «они друг с другом, совместно со
алкаара «выделить»: д
кааит «его (ч.) он из чего
то
(массы) выделил» А и
кааит «их он друг от друга вы
делил, узнал» иеилибакааит «они друг дру
га поняли».
авгара «сбоку проводить» А и
а
вы
згеит «то (в.) я про
вел сбоку чего
л.» А и
еивы
з
геит «их я развел бо
ком» А
еивибагеит «они друг друга развели, вывели се
бя».
азгара «нести для кого
то»: и
л
згеит «то (в.) я для
нее понес» А и
еиз
и
геит «их он собрал» А и
еизиба
геит «они собрались, они друг друга собрали».
175
–агъы8х–аб–жь–р–4 аеагъы8хеаб–жьоат
(А а
агъы8х–
+
аибажьа) «они друг друга по совместному желанию обма-
нывают».
СОВМЕСТныЕ ОБРАЗОВАниЯ
Семантика совместных образований указывает на про-
цесс, совершаемый более одним лицом, или на совмест
воздействие на кого
что
либо в одном временном пре
деле.
Подобно взаимным образованиям совместные обра
зования
также связаны с множественным числом.
ексемы с со
вместной семантикой образуются префиксом
(бз /
который стоит за первым личным показателем. По сравне
нию с союзными и взаимными образованиями они новее, о
чем свидетельствует сам формант
, представ
ляющий со
бой сочетание взаимного аи и союзного ц аф
фиксов.
Сфера использования морфемы
широкая. Сегодня
она ассоциируется как цельный формант. Однако с точки
зрения основообразования, производящей основой для ос-
новной массы совместных лексем были союзные, затем, уже
как цельный показатель, он стал присоединяться и к другим
основам. Это подтверждается тем, что все союзные образо
вания без исключения дают совместные лексемы, имеющие
свое лексическое значение. Они расходятся и грамматиче
ски: в производной основе количество показа
телей лиц мень
ше на одно лицо, чем в производящей. Двухличный глагол
становится одноличным за счет объе
динения показателей
субъекта и косвенного объекта в не
переходных глаголах:
«он (ч.) находится в доме» А
«он
(ч.) с ним находится в доме» А
«они вме
сте (в
одно время) находятся в доме».
–хъм–рр–4 йыхъм–руеат
«я играю» А
«я с
ним играю» А ҳаицыхәмаруеит «мы вместе играем».
агылара: дгылеит «он (ч.) встал» А дсыцгылеит «он (ч.)
встал со мной» А ҳаицгылеит «мы (я и он вместе, одно-
временно) встали».
–ныйъ–р–4 дныйъеат
«он (ч.) ходил» А
«он
(ч.) с тобой ходил» А
«вы (он и ты вместе,
одновременно) ходили».
–тъ–р–4 дтъеат
А «он (ч.) сел»А д
т «он (ч.) с ним
сел» А
«они (месте одновременно) сели».
Трехличный непереходный глагол становится двухлич
ным непереходным: объединяются показатели субъекта и
косвенного объекта, введенного формантом
ахара: дихеит «он (ч.) его потянул» А дицлыхеит «он (ч.)
с ним ее потянули» А иеицлыхеит «они (совместно, одно
временно) ее потянули».
хьара: д
а
хьеит «он (ч.) то прочел» А
ит «мы с ним вместе то прочли» А
«мы (со-
вместно, одновременно) то прочли».
агәара: сигәеит «я его толкнул» А сицагәеит «я с ним
вместе то (в.) толкнул» А ҳаицагәеит «мы (я и он) совмест
то (в.) толкнули».
Двухличный переходный глагол в союзном оформлении
становится трехличным, в совместном оформлении
опять
двухличным. В совместных отношениях могут быть: 1) субъ
ект и косвенный объект производящей основы в произ
водной
основе представленный показателем лица субъекта во мно
жественном числе, 2) прямой и косвенный объекты произ
водящей основы, в производной основе представ
показателем ближайшего объекта во множествен
ном числе,
переходность глагола сохраняется (к. В.
омтатидзе):
абара: дызбон «его (ч.) я видел» А дицызбон «его (ч.) я
вместе с ним смотрел, ухаживал, воспитывал» А деицаҳбон
«его (ч.) мы (он и я) совместно смотрели, ухаживали», иеи
цызбон «их вместе я видел».
агара: дугеит «его (ч.) ты увел» А дуцигеит «он (ч.) с то-
бой его увел» А деицыж
еит «его вы (он и ты) совместно
увели», ҳаицугеит «нас совместно ты увел».
ыхра: ишь
ысхит «то (в.) я поднял» А илыцшь
ысхит
«то (в.) я с нею поднял» А иеиц
ысхит «их (то и ее)
вместе, с
овместно я поднял», ҳаицшь
ихит «нас (меня и ее)
вместе он поднял».
177
–8й–р–4 а8ыййоат
«то (в.) я режу» А
алыц8ыййоат
«то
(в.) я с нею режу» А
аеац8ыййоат
«их вместе я режу», ача
«хлеб мы совместно разрезали».
афара: исфеит «то (в.) я съел» А
иацысфеит ача аш
«я
хлеб с сыром съел»А иеицысфеит ачеи аш
и «хлеб и сыр
вместе съел», амгьал еицаҳфеит «мы вместе съели чурек».
Те ограничения, которые характерны для союзных обра-
зований в какой
то мере распространяются и на произве-
денные от них совместные лексемы. Так, совместные лек-
семы, в основе которых представлен локальный преверб,
сопровождаемый показателем косвенного объекта, зачас
тую
носит искусственный, экспериментальный облик: ҳаицадуп,
ҳаицадлеит, иеицыдтәалеит, иеицалалеит, иеицавоуп... (ср.:
ҳаидуп «мы вместе рядом находимся», ҳаидылеит «мы друг
с другом сошлись»,
«они вме
сте рядом сели»,
иеималеит «они друг с другом срослись, соединились», ко
торые в семантическом плане почти ком
пенсируют выше
произведенные искусственные образова
ния). Подобно со
юзным лексемам большинство каузатив
ных основ также не
могут стать основообразующим для со
вместных образова
ний (шәеицсыртәоит «я вас вместе по
сажу», возможна как
экспериментальная словоформа). Од
нако наблюдается тен
денция расширения словообразова
тельных возможностей
морфемы аиц. Так, для совмест
ных образований произво
дящими основами могут быть не только союзные основы,
но и простые, например: основы, осложненные взаимным
формантом
, каузальным
, возвратности
, локальными
превербами.
ара: ирыс
еит «то (в.) я им отдал» А иеицрыс
еит «их
я им вместе отдал».
аиватәара: ҳаиватәеит «мы вместе сели» А ҳаицы
ватәеит «мы вместе, совместно сели».
аргылара: и
аиргылеит «то (в.) он поставил внутри че-
го
то» А илыц
аиргылеит «то (в.) он с нею вместе поста
во внутрь чего
то» А иеиц
адыргылеит «то (в.) они имеете
поставили во что
то».
ыкәабара: с
ыскәабоит «я купаюсь» А ҳаицаҳкәабеит
«мы вместе, совместно выкупались».
аибашьра: сеибашьуеит «я воюю», сиабашьуеит «я с мим
воюю», ҳаицеибашьуеит «мы вместе, совместно вою
алалара: салалеит «я во что
то (в массу) вошел» А иеи
лалеит «они слились, вместе вошли» А
ҳаицалалеит «мы
вместе вошли во что
то (в массу)».
Сопоставление семантико
грамматических особенностей
и словообразовательных возможностей союзных, взаимных
и совместных образований позволяет заключить, что они в
глагольной системе образуют свою подсистему, члены кото
рой связаны определенными отношениями. Эти отноше
схематически можно изобразить следующим образом.
Производящая
основа
Совмест
аиба
Одноличный
хаицгыле
Двухличный
ходный
исключения
ключения:
хаицасит
Двухличный
ходный
илыцызгоит
ҳаибагеит
ҳаибар
иеибабеит
иеицаҳгоит
Трехличныи
ходный
иебыс
Выявленные словообразовательные возможности союз-
ного, взаимных, совместного формантов не универсальны:
они не могут охватить все глагольные основы. Ограничения
в основном обусловлены лексико
семантической несо-
вместимостью. кроме того, в языке могут быть словофор
179
которые в виде исключения выпадают из общей линии союз
ных, взаимных, совместных основообразований.
Союзная, взаимная, совместная семантика может быть
передана описательно, сочетанием абсолютива и глагола
(или причастия). В качестве корня абсолютива выступают
морфемы ма, ц:
, оформленные личным показа-
телем и формантом абсолютива
, основа же глагола
тается неизменной: сицны сцеит (ср.: сиццеит) «я с ним
шел», ҳаицны ҳцоит (ср.: ҳаиццоит) «мы вместе идем»,
ҳаиманы ҳцеит «мы вместе пошли».
В использовании вариантов отражается этикет, на что в
свое время указывал П. к.
слар (66). Описательный вари
ант носит оттенок учтивости и его используют чаще всего в
том случае, когда соучастник действия старше деятеля или
уважаемая личность.
ВЕРСиОнныЕ ОБРАЗОВАниЯ
Абхазский глагол располагает основообразующими фор
мантами, которые в лексическое значение глаголов вно
сят дополнительную семантику, позволяющую опреде
субъектно
объектные взаимоотношения. Посредством
этих формантов * выражаются действия, которые распро-
страняются на самого деятеля, или назначение и направ-
ление которых связано с косвенным объектом. В соответ-
ствии с этими функциями выделяют субъектную и объект
версии
омтатидзе к. В. категория версии в абхазском глаголе // Труды
ГС
, Т.ХХХ1. Тб., 1947; Она же: категория версии в картвельских и и
абхазско
адыгских языках. Ежегодник
. Т.V. Тб., 1978;
Арй0–– «.
Й.
Ах–ргьежьр–тъ к–тегора– –8йу– бызшъ– ы
// Труды Сухгоспедин
сгитута: т. XV. Сухуми, 1962; кумахов М. А. Морфология адыгских
языков. Синхронно
диахроническая характеристика. Москва
нальчик, 1964; Шакрыл к. С. Аффиксация в абхазском языке.
ГОС
ЗДАТ., Сухуми, 1961; Шадури
. Ранговая дистрибуция
префиксальных морфем переходного глагола абхазского языка.
Мецне.
Серия языка и литературы, №1, 1975.
Субъектная версия
Субъектная версия выражает действие, ближайшим
объектом которого является сам производитель данного
действия. Она образуется от ограниченного в количествен-
ном отношении основ переходных глаголов, к которым при-
соединяется формант возвратности
сопровожденный по
казателем притяжательности. Показатели притяжательности
и возвратности в основе глагола занимают позицию ближай
шего объекта. Ввиду того, что действие субъекта распростра
няется на самого себя, показатель притяжа
тельности, есте
ственно, совпадает с показателем субъекта. Валентность
переходного глагола уменьшается на одно число: двухлич
ный глагол становится одноличным, трехличный
двухлич
омтатидзе):
шьит «то (в.) я убил»
«я
убил себя».
–къ–б–р–4 а-й-къ–беат
«то (в.) я выкупал»
–эыкъ–б–р–4
«я выкупался».
аилаҳәара: д
ҳәеит «его (ч.) я одел»
а
ҳәеит «я оделся».
ахәышәтәра: у
хәышәтәит «я тебя (м.) вылечил»
ысхәышәтәит «я вылечился, себя выле-
ара: иас
еит «то (в.) я к чему
то приделал, то (в.) я то
му
(в.) отдал
«я чему
то отдался».
алажьра: и
жьит «то (в) он бросил во что
то»
а
алаижьит «он бросился во что
то».
ра: и
ит «то (в.) он на что
то потратил
-–э–6ъырёр–4 а-э–-6ъарёат
«он (ч.) пожертвовал собой ради
чего
то».
ара: и
еит «то (в.) он приложил к чему
то»
ара: и
еит «он прислонился, облокотился на
что
то».
азкра: и
кит «то (в.) он для чего
то предназначил»
азкра: и
кит «он себя посвятил чему
то, направил
себя к чему
то».
181
азааигәатәра: и
гәалтәит «то (в.) она к чему
то
иблизила»
а
азааигәатәра: л
зааигәалтәит «она при
близилась к чему
то».
необходимо отметить, что во всех возвратных формах,
образованных от трехличных глаголов, в масдаре формант
представлен с гласным
, который, по всей вероятности,
является показателем косвенного объекта III лица ед. числа
класса вещей: а
ра «пожертвовать собой», а
азкра
«посвятить себя чему
то», а
адҳәалара «привязаться».
на уровне синтаксиса количество членов, конструирую-
щих грамматическое ядро предложения, также сокращается
на один член: ср.:
Ан лхәы
ы деилалҳәеит. «Мать одела своего ребенка» и
еилалҳәеит «Мать оделась».
к. С. Шакрыл приводит словоформу с каузативным аф-
фиксом
, в которой два притяжательных форманта и по-
казатель субъекта выражены одним и тем же личным пока-
зателем: с
хон «я старался понравиться сам
себе» (букв, «я сам себе нравиться заставляю»).
независимо от того, являются ли возвратные глаголы од
новалентными или двухвалентными, все они транзитив
глаголы.
м присущи все грамматические особенности пере
ходных глаголов (к. В.
омтатидзе).
1. Формант
вместе с притяжательным показателем, ко
торый, как известно, относится к ряду «л», занимает по
ближайшего объекта, показатели косвенного объекта и субъ
екта располагаются в таком порядке, как и в перевичных гла
голах: л
тәит «она себя прибли
зила к ним, она
приблизилась к ним».
2. Показатель лица субъекта в повелительных поло
жительных формах единственного числа опущен: у
«спрячься», (формы
нет), но у
ан «не прячь
а «спрячьтесь».
еилаҳәа «оденься», но у
мҳәан «не одевай
ҳәа «оденьтесь».
3. Показать лица субъ
екта также отсутствует в дееприча-
стных образованиях:
чм–з–ю7–й л-эый–7–ны
дцеит «притворившись, больной,
она ушла», лы
ьаны дцеит «почистив себя, она ушла»,
еилаҳәаны дааит «одевшись, пришла сюда».
Однако необходимо отметить, что иногда возможна за
мена форманта притяжательности показателем лица ряда
аны «она скрываясь» и ды
аны «он (ч.) скрыва
Это явление объяснимо семантическим сдвигом в пользу ин
транзитива и сокращением синтаксической ва
лентности (к.
омтатидзе).
1.Показатель субъекта в сложных глагольных основах на
ходится внутри основы: л
еит «она притвори
сит «он цепко держался на какой
то по
верхности»,
леигалеит «он вмешался, вошел в какое
то дело»,
2. Показатель субъекта, выраженный глухим согласным,
перед звонким согласным озночается сА з, ҳа А
/ а А аа,
геит «мы себя увели от них», сы
бжьа
галеит
«я втиснулся между чем
то», с
еит «я спрятался,
Относительно переходности возвратных образований
абхазского языка в специальной литературе существует и
противоположное мнение. Так, в статье
. О. Гецадзе и В. П.
недялкова «Морфологический каузатив в абхазском языке»
глагольные образования с формантом
(рефлек
тивы) от
несены к вторичным непереходным глаголам, кото
рые, как
отмечают авторы, «резко отличаются от первичных непере
ходных глаголов, во
первых, тем, что они являются двухлич
ными (хотя и непереходными), а, во
вторых, тем, что в 3
лице они употребляют, как и первичные переход
ные, II ряд
согласователей, тогда как первичные непере
ходные глаголы
I ряд, ср.: иара д
гылоит «он становит
ся», лара д
гылоит
«она становится», но: иара
«он купается»,
лара л
«она купает
ся», дара
«они
купаются»
. Автора статьи правильно отметили специфику
использования в первой позиции показателя лица ряда «
в возвратных образова
ниях, но относительно их непереход
ности можно говорить лишь в плане семантическом и син
таксическом, но не в морфологическом.
Аналогичная ситуация в адыгских языках. но в отличие от
абхазского, там и в плане синтаксическом возвратные фор
мы глагола образуют переходную структуру предложе
правда, двухсоставную: адыг. в предложении пшъашъэм з
гъэпскIы «девушка купается». Пшъашъэм «девушка» подоб
но предложению с переходным глаголом стоит в эргативном
падеже, ср.: пшъашъэм ар егъэпскIы «девушка купает его
Встречаются 2
3 глагола, которые в возвратной форме и
в морфологическом плане являются непереходными –
–эырб–р–4 д-эырбоат
«он себя показывает, он красуется»,
хырцәажәара: ды
хырцәажәоит «он (ч.) высказывает
ся». несмотря на то, что производящая основа переходная
ба
ра «видеть, смотреть», а
ба
ра «показывать»), они
ладают всеми морфологическими признаками непере
ходного глагола. В данном случае семантика и синтаксис
обу
словили их переход из транзитива в интранзитив (Ш. к.
Аристава).
Производящей основой для возвратных образований мо-
1) самостоятельная основа
корень переходного глагола:
«его (ч.) я купаю»
а
ыкәаба:
«я купаюсь»,
: и
еит «то (в.) я сделал»
– а
эый–7–р–4 йэый–й7еат
«я сделался, превратился, притво
2) основа, состоящая из самостоятельного корня и локаль
ного преверба:
–-8хь–-кр–4 а-8хь–-л-к-ат
«то (в.) при
стала,
убрала с глаз»
а
эы8хь–кр–4 аэы8хьеакат
«он укрылся,
Гецадзе н. О., недялков В. П. Морфологический каузатив в абхаз-
ском языке., стр. 75.
«ь–йрыл т. Т. А8йу– х–ргьежьр–тъ й–7–рб–зы
Труды Сухгоспединститута. Т. ХIII. Сухуми. 1960.
Рогава Г В., керашева З.
. Грамматика адыгейского языка. крас-
посторонился», ава
әахра «сбоку чего
либо прятать» –
ава
әахра: и
авеи
әахит «он спрятался сбоку чего
то,
притаился».
3) основа, состоящая из связанного корня и локального
преверба:
–0–жьр–4 а0–йыжьт
«то (в.) я бросил во что
то
(глубокое, огороженное)»
а
ажьра: сы
асыжьт «бро
во что
то (глубокое...)», а
алажьра: с
аласыжьит «я бросил
ся во что
то (массу)».
4) основа
состоящая из локального преверба и корне
суффикса
или
: а
ара: и
еит «то(в.) я во что
то
вложил(а)»
а
ара: сы
еит «я себя во что
то ввел»:
изулак аинститут сы
еит «всякими усилиями я ввел
себя, поступил в институт».
5) основа с каузативным формантом: ардырра: исыр
дырит «я ему дал знать, понять» –
«он позна-
комился, представился».
Почти все качественные прилагательные, переведенные
в каузативную форму глагола, могут стать производя щей
основой для возвратных образований. Ограничении редки
и они обусловлены семантикой.
х лексическое значение в
основном выражает стремление субъекта приобрести каче
ства, указанные прилагательным, иногда сопровождаемые
оттенком притворства: ахаа «сладкий» А архаара «усла
дить» А а
ырхаара:
аэарх––ат
«он постарался стать при
ветливым, сделаться сладким», а
«он успокоился», а
ырдура: и
ирдуит «он возвеличил себя»,
–эырйь–нт–зр–4 аэарйь–нт–зат
«он оголился» а
ырдагәара:
ирдагәеит «он притворился глухим»,
: и
ьеит «он почистился»,
–эыр8–гь–р–4 аэар8–гьеат
«он
возгордился, сделал себя высокомерным». Производящей
основой могут быть и существительные, особенно те, кото
рые в зависимости от позиции могут выступить в качестве
определения:
«невеста» а
ацара: лы
цеит «она повела себя как невеста», агызмал «бес»,
«хитрый» – а
«он притворился
хитрым», аха
а «мужчина», мужественный» – а
ырха
185
ирха
еит «он постарался стать мужественным, смелым,
подбодрился», ахага «сумасшедший»
а
ырхагара: и
ирха
геит «он притворился сумасшедшим».
6) основа с версионным показателем
или
«что
то
предназначить»
а
азкра:
себя
предназначил,
посвятил, направил»
«отнять»
– –э–цъг–р–4 аэ–цъа
«он себя увел от чего
то».
7) основа с потенциальным показателем
: дысзымшьит
«его (ч.) я не смог убить»
зымшьит «я не смог покон
чить с собой».
8) основа с взаимным показателем
или взаи
мообоюдным показателем
аиба
. как нужно было и ожи
дать, только переходные основы глаголов с взаимным пре
фиксом
могут стать производящими для возвратных об
разований: аиды
салара «прижать друг к другу к чему
то»
«они крепко прижались
друг к другу», аилаҳәара «одеть, обвернуть»
«я оделся», аимадара «связать, обменять
ся чем
то, соединить» А
«они связались, об
менялись, соединились друг с другом», аибы
ара «со
построить, заложить, досл.:» друг другу дать»
«они себя снабдили, обеспечили, снарядились,
подготовились», аибаркра «застегнуть», а
реибаркра
«держать за руки друг друга» –
«они объедини
лись, взялись за руки»,
«он застегнулся».
9) основа с направительным превербом:
ихит «она себя приподняла».
Этимология
Возвратную семантику могут передать некоторые глаголы
модели основа
преверб + корне
ссуфикс
или
Основа
преверб чаще восходит к слову, указывающее на часть тела:
«голова»: аха
ара «надеть на голову», ахыхра «снять
с головы», шьа – корень слова ашьапы «нога»: ашьа
«надеть на ноги, (обувь, чулок, носок)», ашьхра «снять с
ноги (обувь, чулок, носок)», ва
корень слова авара «бок»:
ва
ра «к боку приложить», авхра «с бока убрать». В
качестве первого компонента могут выступить и некоторые
локальные превербы (см. раздел «Основообразование по
средством локальных превербов»). Перечисленные глаголы
отличаются от других трехличных глаголов, тем, что пока
затель косвенного объекта может
дублировать показатель
субъекта. Данные глаголы воз
вратную семантику приобре
тают в том случае, когда пока
затель косвенного объекта со
впадает с показателем субъ
екта. Валентность и транзитив
ность не меняются: и
с
ха
оит «то (в.) я надеваю на
свою голову», и
с
хы
хуеит «то (в.) я со своей головы
оит «то (в.) я надеваю на свою руку», и
хуеит «то (в.) я снимаю со своей руки», исшәыс
«я одеваюсь»,
«я раздеваюсь». При несовпа
дении показа
телей косвенного объекта и субъекта возврат
ная семантика отсутствует: илхас
еит «то (в.) я надел на ее
голову», илхысхит «то (в.) я снял с ее головы», илышьас
«то (в.) я надел на ее ногу». Во всех этих образованиях кос
венным объектом является то, на что указывает семантика
преверба, показатель же лица выступает в функции притя
жательности, точнее в функции косвенной принадлежности
омтатидзе).
сключая повторяемость показателей косвенного объ
екта
и субъекта, между словоформами
исхас
алх–й7оат
уровне морфологии никаких расхождений нет. Этого нельзя
сказать относительно синтаксического уровня: предложение
со сказуемым с возвратной семантикой. Предложение со
сказуемым
а-й-х–-й-7еат (й–р– –хыл8–
(и)
«я надел
шапку») трехсоставное, в конструирующее ядро предложе
ния входят подлежащее, ближайшее дополнение и сказуе
мое: сара ахыл
а схас
еит «я надел шапку», предложение
со ска
зуемым и
ха
еит сара лара ахыл
а (и)л
ха
еит «я на нее на
дел шапку», четырехсоставное
подлежа-
щее, косвенное дополнение, ближайшее дополнение, ска-
зуемое:
Существует другая трактовка валентности и транзитив-
ности образования с возвратной семантикой. Считают, что
187
валентность этой словоформы понижена за счет перевода ее
из транзитива в интранзитив.
. О. Гецадзе и В. П. недялков
пишут: «Для этого их (т. е. словоформы без воз
вратной се
. Ч.) нужно употребить абсолютно, т. е. без прямого
дополнения. Получается абсолютный рефлектив, который,
однако, может сохранять окаменелый личный показатель
прямого дополнения
(класса «нелицо»), например: и
с
с
еит «я оделся», и
сы
шьа
с
«я обулся»
(букв.: на свою ногу надел), и
с
ха
с
т «я оделся (име
ется в виду головной убор)». Хотя в примерах, типа приве
денных, рефлективы являются непереходными, они все же
отличаются от рефлективов типа
«я купаюсь»
тем, что действие затрагивает два предмета: сам субъект
действия (отсюда дублирование субъектного показателя) и
какой
либо предмет туалета (отсюда происхождение окаме
нелого показателя и)
нет никаких оснований считать и окаменелым личным
показателем. Он несет такую же семантику, что и и_в сло
воформе
а - л - шъы - й - 7еат
(«то (в.) я на нее одел»).
Семантика обеих словоформ четко указывает на ближайший
объект, в предложении ему соответствует ближайшее допол
нение, без дополнения предложение не полное, ср.:
Сара
а - й - шъы - й - 7еат –п–лт–

кы, ахар
...) «я одел(а)
пальто (платье, рубашку...)» и сара лара и
л
-шъы-й -
апалта «
на нее одел(а) пальто».
Подобно переходным глаголам в образованиях с воз
вратной семантикой 1) последовательность расположения
личных показателей следующая: объект ближайший, объект
косвенный, субъект; 2) субъект внутри основы: и
с
с
еит «то (в.) я одел»; 3) в повелительной и деепричастной
формах личный показатель субъекта отсутствует: и
«то на себя одень», ср.: иушәы
ан «то на себя не оде
вай», иушә
аны «то одев».
Возвратную семантику мож
но передать сочетанием гла
гола
и имени ахы «голова» с притяжательным формантом
Гецадзе
. О., недялков В. П. Мофологический каузатив в
абхазском языке, с. 76.
совпадающим с личным показателем субъекта в глаголе:
«хвастаться» А
«хвалитиь» А «схы
«я хвастаюсь; ахьчара «стеречь: схы сыхьчоит «я
стерегусь», ажьара «обманывать»: схы сжьоит «я обманы
ваюсь». Семантическая валентность в предложениях с по
добным аналитическим глаголом
сказуемым снижена.
В предложении сара схы сыхьчоит «я стерегусь, за-
щищаюсь» схы «моя голова» нельзя рассматривать как са
мостоятельный член предложения, он в сочетании со спря
гаемым глаголом образуют единое целое (подробнее в раз
деле «Аналитические образования глагола»).
Принципиальное отличие этих аналитических образова-
ний от предыдущих заключается в том, что их глагольный
компонент может быть как транзитивным, так и интразитив
ным: схы сашь
оуп «я думаю о себе»
глагол непере
ходный
и схы ныкэызгоит «я содержу себя»
глагол пере
ходный.
Объектная версия
Объектная версия выражает взаимоотношение между
субъектом и объектом, или же между объектами, а также на
правление к объекту или от объекта.
В абхазском языке объектная версия образуется по-
средством аффиксов з и цэ. Они всегда связаны с кос
венным
объектом, поэтому входят в производящую основу в сопро
вождении личного показателя косвенного объекта, в связи с
чем валентность производной основы увеличивает
ся: одно
личныи глагол становится двухличным, двухличныи
трех
личным. В основе глагола версионные показател стоят за
сопровождаемым косвенным объектом
Одноличные глаголы
: а
шра: ды
шит «он (ч.) ждал»
шра: д
и
зы
шит «он (ч.) его ожидал», днеит «он (ч.)
туда пришел»
азнеира: д
и
знеит «он (ч.) к нему (для
омтатидзе к. В. категория версии абхазского глагола. // Труды
, т. XXXI. Тб.. 1947
189
него) туда пришел», ан
әара: ин
әеит «то (в.) кончилось,
погибло»
ацәын
әара: и
с
цәын
әеит «то (в.) у меня
кончилось, погибло», абналара: д
ыбналт «он (ч.) удрал»
«он (ч.) от меня удрал».
Дву
глагол
: асра: сасуеит «я под чем
то бью, я
звоню»
с
и
з
асуеит «я для него по чем
то бью, я к
нему позвоню»; а
хьара: са
хьоит «я то читаю, прочту»
с
и
з
а
хьоит «я ему (для него) то прочту»,
ды - й - цъ
хьеит «он (ч.) не по моему желанию то прочел»;
л
әахит «то (в.) она спрятала»
- а - й - цъы -
«то (в.) она от меня спрятала», анылара: и
– - нылеат
«то
(в.) расположилось на поверхности (плоском) чего
то»
а - й
- цъ - – - нылеат
«то (в.) против моей воли расположилось на
то».
Основное назначение формантов
а
это выражение
отношений между субъектом и объектами. При непереход
ных глаголах они выражают отношение между субъектом и
косвенным объектом, при переходных глаголах
между объ
ектами.
непереходный глагол
«то (в.) у меня пропало»,
«я для него пошел»,
а -й- цъы - блат
«то (в.) не по моему желанию, против мое
воли сгорело»,
«я от него ушел, увильнул»,
«я его боюсь»,
«он (ч.) к чему
то пришел»
Переходный глагол
«то (в.) не по моей воли оно съело»,
с
зы
лбаа
и
шь
ит «то (в.) он для меня спу
беит «за ним она для меня присмотре
«то (в.) она у меня отобрала»,
сы
з
еит «то (в.) она для меня положила во что
то».
Помимо выражения отношений между субъектом и объ-
ектами, версионные форманты указывают и на направле-
ние. В непереходных глаголах формант
выражает дейст
субъекта, предназначенное и направленное к косвен
ному
объекту (т. е. туда), формант
действие, которое проис
ходит вне воли, вопреки желанию, по неведению ли
ца кос
венного объекта, и направлено оно от косвенного объекта (т.
е. сюда). В переходных глаголах формант
вы
ражает назна
чение и направление прямого объекта к кос
венному объек
ту, формант
отторжение прямого объ
екта от косвенного
объекта, или указывает на то, что дейст
вие, распространяю
щееся на прямой объект, совершается случайно, вне воли,
по неведению, вопреки желанию лица косвенного объекта (к.
омтатидзе).
цеит «я к нему (для
него туда) пошел»
й - а - цъ - цеат
«я от не
го
(не по его желанию) ушел,
увильнул от не
го».
а-й-зы-нхеат «то (
в.) у меня
(для меня) осталось».
а - й - цъы - нхеат
«то (в.)
случайно оставлено мною».
а - л - цъы - згеат
«то (в.) я от
нее унес, ото
для меня запрятала»
а - й - цъы
л
әахит «то (в.)
она от меня спрятала».
сделал».
а - л - цъы - й–
с
еит «то
(в.) я от нее, по ее неведе
Афырха
а ашәа
зегьы гәыр
әыла. (Д. Г
.) «Все
всей душой поют (для него) ему песню героя»; наҳарбеи
ихәы шьыжьна
изнаргон
. (Д. Г
.) «Долю нахарбея при
носили ему (для него туда) с раннего утра»;
илзаанашь
уеит ишә
кака
ха аа
ынра. (С.
«Радостно оно ей высылает (то для нее оно туда) в цветах
191
весну»; Асиа, егьи а
әца р
. (С.
.) Ася
полнив другой стакан, принеси мне (для меня ты ко мне при
неси)»; Абгақәа реи
ш џьоукы
«Подобно волкам пришли они (они для нас к нам пришли)»;
А8щъый –къ–й0я– йь–у– дазнеат.
(С.
.) «Его жена, размахи
вая головней, к нему (туда) пришла»;
с на
ишыбжьаз,
уи амшгьы
(Д. Г
.) «Так, ходя по инстанциям (досл.:
находясь между там и здесь), у них и день пропал (то от
них пропало)»;
и культура дууп,
а–щцъыёыргьы, ацъыё
духоат, уа х–зыр0ъ––у– д–э– доущ–тъ
культурак
(н. Ҳ.) «Та культура большая, и если она у нас пропадет (от
нас туда пропадет), то станет большой пропажей, мы не
сможем создать другую духовную культуру, которая эту за
полнит»;
А8йу– д––р–ё– а––рту у–юуп4 уа ауеащъо аша–ш–ё–
ащъоат, –кгьы (а9уцъа7ъ–хёом. (Н. »
.) «Абхазец очень откры
тый человек, он говорит тебе прямо, ничего от тебя он не
прячет»;
Д–д, у–щз–8хь– Аб–0––
. Шь.) «Дад, прочти нам
(ты для нас) «Абатаа».»
Форманты з и
являются взаимоисключающими фор
мантами. Однако от одной и той же глагольной основы об
разовать коррелирующие основы не всегда возможно. Чаще,
наоборот; к той основе, к которой присоединяется
мо
жет не присоединиться: и
с
зы
л
ҳәеит – «то (в.) она про
меня сказала»
форма
а - й - цъы - лщъеат -
искусственная и
наоборот: ды
налт «он (ч.) от меня убежал, удрал»
не дает коррелята дысзы
налт.
з этих двух функций
выражение субъектно
объектных
отношений и направлений (туда, сюда)
ведущей является
выражения отношений между субъектом и кос
венным объ
ектом в непереходных глаголах и между объектами в пере
ходных глаголах. Об этом свидетельствуют формы, которые
образованы от глаголов, мотивированных качественными
прилагательными. Они выражают признак мотивированного
прилагательного, который распростра
нился на косвенный
объект.
Айцъыу–д–юхеат (// айзыу–д–юхеат
) «то (дело) для меня
стало трудным»; дазрыцҳахеит «он (ч.) стал нуждаться в
то», исзыбзиахеит «то (в.) мне подошло, досл: то для
меня стало хорошим»,
«то (в.) для нее ста-
ло плохим»,
«то (в.) для меня удобным
есть, мне то удобно», исцәы
баахеит «то (в.) для меня ста
ло
широким», исцәы
шәахеит «то (в.) для меня стало уз
«то (в.) для меня стало большим»,
«то не по моей воле стало сладким», исцәырацәахеит
«то (в.) для меня (стало) значительно большим, «то (в.) для
меня стало слишком много».
нередки случаи, когда версионная семантика в данных
образованиях проявляется очень слабо. Создается впечат-
ление, что язык в этих случаях использует версионный по-
казатель лишь для того, чтобы, вводом личного показателя
косвенного объекта увеличить валентность основы и тем
самым выразить субъектно
объективные синтаксические
отношения:
«я думаю»
ай–л–з й–зхъыцуеат
«я
думаю о том, что произошло»;
«он (ч.) слуша
ет»
«он (ч.) его слушает».
Патыхә еиҳа
еиҳа Хьмур
. (
. П.) «Патух
все более и более сближался с Химур».
»–шгъ–йу–з –наб–,
а–щщъ–з д–з––ат.
(Шь. А.) «когда он увидел, как мы страдаем,
он согласился со сказанным нами».
ара даара
// дйыцъгъ––ат
. «Он на меня очень обиделся».
А3къын –8й0–
з––р– д–зёышон.
(А. Г.) «Мальчик жаждал жиз
асон иан
аа л
а дизы
шуан. (А. Г.) «Мать
сона не мигая гла
зами, смотрела на своего сына». надиа илгәар
ханы
(
. П.) «надя с удовольстви
ем их слушала». Мез
ари дазхәыцуеижь
еи акыр
уеит. (
. П.) «Давно Мез думает
об этом».
Встречаются образования с десемантизированным
, в
которых он лишь формирует основу. В них
настолько слил
ся с корнем, что для образования версионной основы необ
ходимо ввести второй формант
(к. В.
омтатидзе); азхара
1) «справиться, суметь сделать что
то», 2) «стать
достаточ
азыразхара: дазыразхеит «он (ч.) с чем
то согласил
ся», аз
аара: усызиаз
си у него».
193
В качестве основообразователя
встречается и в слове
азҳара «расти».
Формант з (бзыбекое з') восходит к послелогу з(ы) для»,
который также выражает назначение действия (к. С. Шакрыл).
Послелог з(ы) в сочетании с притяжательным показателем
может выступить в значении субъектной и объектной верси
ей: при совпадении притяжательного аффикса с личным по
казателем субъекта передается субъектная семантика, при
несовпадении
объектная семантика. При выражении вер
сии посредством послелога з(ы), версионный показатель з в
глагольной основе опускается. (к. В.
омтатидзе).
л–р– лзы ай–йцеат
«то (в.) я для нее
сделал».
й–р– йзы ай–йцеат
«то (в.) я для себя
сделал».
лара сара сзы ил
әахит «то (в.) она
меня спрятала».
сара сзы ис
әахит «то (в.) я для себя
спрятала»
л–р– й–р– йзы –ёъы дылбеат
«его (ч.)
сара сзы дызбеит «я для себя его (ч.)
Производящей основой для образования с объектной мо
1) глагольная основа
корень:
–ц–р–4 дйыцъцеат
«он от
меня ушел, улизнул»,
–г–р–4 айзылгеат
«то (в.) он для меня
айцъагеат
«то (в.) он у меня отнял, унес»,
«то (в.) у нее случайно промокло».
2) основа, состоящая из локального преверба и глаголь
ной основы
корня: ақәтәара: исцәықәтәеит «то (в.) не по
моей воле село на что
то плоское», ахы
ара: исцәахы
«то (в.) запоздало, досл.: то (в.) (от меня) вопреки моему же
ланию через что
то перешло, прыгнуло».
3) основа, состоящая из локального преверба и связан-
ного глагола: акаҳара: исыцәкаҳаит «то (в.) случайно у ме
выпало», исцәықәтатеит «то (в.) случайно меня испачка
ло»,
исцәыбжьашәеит «то (в.) случайно у меня упало меж
ду чем
то», илызкасыжьит «то (в.) я для нее бросил».
4) основа, состоящая из локального преверба и корне
суффикса: абналара:
«он (ч.) от меня уд-
–0–л–р–
: дицә
алеит «он (ч.) вопреки его желанию во
шел во что
то», исыз
ырхит «то (в.) они для меня выта
из чего
то».
5) основа с каузативным формантом
р:
–ршъ–р–4 д–-цъ-
«его (ч.) от чего
то отпугнул»,
«то (в.) для нас он подставил под что
то»,
«шить» А
«заставить шить» А иузылсыр
ахуеит «то (в.) я для
тебя ее заставлю сшить».
6) глагольная основа, мотивированная качественным при
лагательным, реже наречием, существительным: абзиа «хо
роший» А абзиахара «стать хорошим» А
азбзиахара: ил
зыбзиахеит «то (в.) для нее стало хорошим, стало в пору»,
абзиатэра «сделать хорошим» А
«то (в.) я
для нее сделаю хорошим»,
«вблизи, близ
ко» А
«он (ч.) к чему
то туда приблизился».
7) основа с направительным превербом: илзааигеит «то
(в.) он для нее сюда принес», илызнаигеит «то (в.) он для
нее туда принес», илзааишь
ит «то (в.) он для нее сюда при
слал», аацара «пригнать сюда (скот)»
илзаасцеит «их (скот)
он для нее пригнал сюда», дысзааит «он ко мне (для меня)
пришел»,
дыйцъ––ат
«он (ч.) не по моей воле при
шел сюда»,
дсызлеит «он для меня спустился вниз».
8) основа с взаимным
и
аиба
: асра «ударить, драться»
аисра «подраться» А
«они не по моей воле,
вопреки моему желанию подрались»,
айцъеаб–беат
«они во
преки моему желанию повидали друг друга»
Для объектной версии производящей основой не могу
стать основы с потенциальным формантом
и непроизволь
ности
амха
. Помимо версионных показателей
з
с кос
195
венным объектом связаны показатель союзности
(сиццеит
«я с ним пошел») и инструменталиста
(сала
цеит) «я по
средством чего
то пошел»). Все они занимают позицию за
косвенным объектом.
позиция, и их семантика обуслови
ли их взаимоисключаемость, как говорилось выше, в основе
глагола может быть один из них.
Основа объектной версии может стать производящей и
для субъектной версии: иазикит «то (в.) он для чего
то пред
усмотрел» А
. Формант повторности
становится перед показателем косвенного объекта и версии:
алызцеит м (ч,) вновь пошел к ней (для нее пошел)».
Словообразовательные возможности аффикса
з
как было сказано выше, абхазский язык, как и во всех дру
гих абхазско
адыгских языках, обладает сложной системой
выражения пространственных отношений.
Обобщая результаты исследования всех средств выра
жений пространственных отношений
послелоги, направи
тельные превербы, локальные превербы, корне
суффиксы,
направительные суффиксы, версионные форманты
можно
заключить, что каждое из них по доминирующей функции
выражения направления отличается от всех остальных.
Послеслоги в абхазском языке в основном выражают от
ношения, которые возникают между простым дополнением
и глаголом
сказуемым, а также между обстоятельством и
глаголом
сказуемым. Основная масса послелогов выража
ет пространственные отношения между обстоятельством
места и глаголом
сказуемым. Они не связывают субъект
подлежащее и личноотносительное объект
дополнение
(ближайшее, косвенное) с глаголом
сказуемым. В предло
жениях с глаголом
сказуемым, в котором представлен ло
кальный преверб, послеслоги, за редким исключением, не
участвуют в связи глагола
сказуемого с обстоятельством, се
мантически соотносящимся с локальным превербом.
направительные превербы выражают противоположные
направления по горизонтали и вертикали, ориентиром на-
правления является говорящий: к говорящему
«сюда», от
говорящего
«туда». Другая функция направительных пре
вербов
выражение пространственных отношений между
субъектом
подлежащим, объектом
дополнением (ближай-
шим, косвенным), обстоятельством места и глаголом
сказуемым. Функция выражения направления действия по
отношению к обстоятельству места пересекается с анало-
гичной функцией послелогов.
окальные превербы в систему пространственных отно-
шений входят лишь те, которые имеют варианты
вариант
с исходом на гласный
и редуцированный вариант. Чере-
дованием гласного
с
или ноль звуком передаются проти
воположные направления по отношению к тому объ
екту, на
что семантически указывает локальный преверб. Совместно
с показателем косвенного объекта (при его на
личии) илла
тивное направление передает вариант преверба с гласным
исходом, элативный
редуцированный вари
ант.
спользование корне
суффиксов в качестве выразите
направления действия ограничено тем, что они соче
таются
лишь с локальными превербами и то не со всеми. Подобно
локальным превербам, имеющим варианты, они выражают
направление к объекту и от объекта, на что ука
зывает се
мантика локального преверба (ла,
иллатив
ное направ
ление,
, х
элативное направление). Однако сфера ис
пользования корне
суффиксов значительно шире локальных
превербов, так как выразителями направления они являются
и в тех образованиях, в которых локальный преверб не уча
ствует в выражении направления, это пре
вербы представ
ленные согласным, или превербы с согласным исходом.
В образованиях модели локальный преверб с вариантами +
корне
суффикс выбор варианта опре
деляет корне
суффикс,
а также семантика сочетающегося с превербом глагола.
Подобно локальным превербам, имеющим вариан
ты, и корне
суффиксам, направительные суффиксы ука
зывают на направление к месту действия и от места дей
197
ствия се
манитически связанного с локальным превербом.
Отличаются они тем, что сфера использования их очень
узкая. Они не присоединяются к образованиям с корне
суффиксами. Это обусловлено тем, что корне
суффиксы
очень четко выполняют иллативную и элативную функции.
необходимости введения в основу глагола другого форман
та с аналогичной функцией нет.
кроме того, количество глагольных основ и связанных кор
ней, сочетающихся с направительными суффиксами, очень
незначительное. В основном это такие основы и корни гла
голов, семантика которых не в состоянии выразить направ
адтәалара: дадтәалеит «он (ч.) рядом чего
то (верти
кального, плоского) сел» и
–д8р––р–4 а–д8р––ат
«то (птица)
от чего
то отлетело».
Версионные показатели
передают простран
ственные отношения, которые возникают между субъектом
подлежащим и косвенным объектом
дополнением в не
переходных

глаголах, между ближайшим объектом
дополнением и косвенным объектом
дополнением в пере-
глаголах. Формант
выражает направление к косвенноу
объекту
дополнению,
от косвенного объекта
дополнения.
В аналогичной функции могут выступить направленные пре
вербы.
ПОТЕнЦиАльныЕ ОБРАЗОВАниЯ
Потенциальная форма глагола выражает возможное дей
ствие, образуется она посредством префикса
который
присоединяется к динамическим основам глаголов незави
симо от их переходности и непереходности.
В абхазском языке потенциалис характерен отрицатель
ным образованием глагола, что отмечалось почти всеми
исследователями абхазского языка. Еще П. к.
слар в мо-
нографии «Абхазский язык»
приводит отрицательные фор-
мы потенциалиса
. к. В.
омтатидзе, указывая на связь по
слар П. к. Этнография кавказа.
зыкознание. Абхазский язык
тенциалиса с отрицательными формами глагола, в то же
время приводит и положительные формы
Формант з в потенциальных словоформах становится за
показателем реального субъекта.
Производящей основой для формы потенциалиса явля-
ется отрицательное образование глагола (встречаются ис-
ключения, об этом ниже). Почти все отрицательные пара-
дигмы динамических глаголов дают потенциальную форму.
сцом «я не иду», «я не пойду» А сызцом «я не могу ид-
сцарым «я не пойду» А сызцарым «я не могу пойти».
санымцо «когда я
не пойду» А санзымцо «когда я не мо
имцо «тот, который не идет, не пойдет» А изымцо «тот,
ко
торый не может идти».
избом «то (в.) я не вижу» А исызбом «то (в.) я не могу
видеть»
избомызт «то (в.) я не видел» А исызбомызт «то (в.) я не
мог видеть».
исымбазт «то (в.) я не видел» А исзымбазт «то (в.) я не
мог увидеть»
ушысымбарыз «его как бы я не увидел» А дышсзымба
рыз «его (ч.) как бы я не смог увидеть».
«они не повидав его (ч.), не увидев»А
«они не сумев повидать его».
исымбада? «кого я не повидал, увидел?» А исзымбада!
«кого я не смог повидать?».
«что я не увидел?», «я ведь увидел»А ис
зымбазеи? «что я не смог повидать, увидеть?».
Однако не от всех отрицательных образований можно по
лучить потенциалис. например, потенциальную форму не
дают статические глаголы, несмотря на то, что с точки зре
Тифлис. 1987. с. 64.
омтатидзе к. В. категория потенциалиса (возможности) и
непроизвольности в абхазско
абазинском глаголе. Сообщение Ан
ГССР т. XVI. №3, 1955.
ния логики и семантики такие формы должны были быть в
языке т. е. формы типа «я не мог быть», «я не мог находить
ся (в чем
либо)». Словоформа сзыкам от сы
ам «меня » не
потенциальная. Она означает «почему меня нет», а
не могу
невозможность образования потенциальной формы мо
жет быть обусловлена семантикой несовместимости. Так,
отрицательная форма будущего категорического времени
не дает потенциальной формы, т. к. в одной словоформе не
могут сочетаться два противоположных взаимоисключаю
щих значения
категоричность и возможность. Словоформа
сзымцароуп // сзымцар ауп образовано не от сымцароуп «я
не должен пойти», а от условной в потенциальной форме,
актуально выделенной копулой ауп, ср.:
йзымц–р –уп –уй
«будет у меня дело именно тогда, если я не смогу
пойти». Потенциальную форму не приобретает словоформа
повелительного наклонения.
наряду с отрицательными формами потенциалиса
Ж. Дюмезиль указывает и на наличие в абхазском язы
ке по
ложительных форм, как например, исызфуеит. к. В.
омтатидзе уточняет это положение Ж. Дюмезиля. Она пи
шет: «положительно
финитных глаголов, оформленных ка
тегорией потенциалиса, очень мало.
х можно встретить в
тапанском (§43) и ашхарском ( §37) диалектах. В южных диа
лектах им подобные формы сопровождены частицей
айзыăоат щъ– йый–мызт
«я не думал, что смогу то съесть».
Однако необходимо отметить, что эти образова
ния имеют
оттенок условности»
омтатидзе, помимо положительной формы потенциали
са с частицей ҳәа типа исзыфоит ҳәа
, приводит и
другие, которые дают коррелятивные пары
положительный
/ отрицательный. к ним относятся формы: а) ус
ловного на
клонения:
«то (в.) если ты сможешь сделать»
«то (в.)если ты не сможешь сделать».
омтатидзе к. В. категория потенциалиса..., с. 249
длызбар «его (ч.) если она сможет повидать»
дылзым
бар «его (ч.) если она не сможет повидать».
б) желательного наклонения: иузы
онда (з) «то (в.) хотя
бы ты смог сделать»
(з) «то (в.) хотя бы ты
не смог сделать».
длызбондаз «его (ч.) хотя бы она смогла повидать»
дыл
зымбондаз «его (ч.) хотя бы она не смогла повидать».
в) вопросительные:
дсызбару? «смогу ли я его (ч.) повидать?», дызцару? «смо
жет ли он (ч.) пойти?, дсызбама? «смогла я его пови
дать, за
ним присмотреть?».
Переходные глаголы в потенциальной форме становятся
инверсивными. Этот инверсивный строй глагола свое мор
фологическое выражение находит в пере
ходных глаголах
со сложной основой и в трехличных гла
голах. Этого нельзя
сказать относительно глаголов с про
стой основой, а также о
непереходных глаголов.
Семантика потенциалиса связана с непереходным дей-
ствием, и поэтому естественным является то, что все пе-
реходные глаголы в потенциальной форме становятся не-
переходными, инверсивными.
зык это старается выра
и морфологически. Так, в глаголах со сложной осно
вой, по
добно непереходным глаголам, показатель субъекта выхо
дит из основы и становится перед основой (П. к.
с
ом «то (в.) я не делаю» А и
с
«то
(в.) я не могу делать, мне невмочь то сделать, то мною не
делается».
а - 8ы-й -йом
«то (в.) я не режу» А
«то (в.) я
могу разрезать. То (в.) мне невмочь разрезать, мною то не
режется».
еит «то (в.) я не ввел в середину чего» то»
А и
еит «то (в.) я не смог ввести в середину
чего
то, то (в.) мне невмочь было ввести в середину чего
то».
В трехличных переходных глаголах происходит переста
новка показателей субъекта и косвенного объекта: показа-
201
тель субъекта из третьей позиции переходит во вторую (к. В.
омтатидзе, А.
а - лы - й0ом
«то (в.) я ей не отдал» А
а - йы- з - лы - 0ом
о (в.) я не (с)могу ей отдать, то (в.) мною невмочь ей от
дать».
а - л - – - й -7ом
«тем я ее не накормил» А
а - йы - з - л -
«я ее не смог накормить чем
то, мне невмочь было
накормить ее чем
то».
и
д
с
«его (ч.) я не посадил рядом с
кем
то» А
«я не смог его посадить рядом
с кем
то, мне невмочь было его посадить рядом с кем
то».
Глагол
с простой основой каких
либо формальных из
мений не дает:
дызбом «его (ч.) я не вижу» А
дсызбом «его (ч.) я не могу
видеть
мне невмочь его видеть».
илгом «то (в.) она не берет, не уносит» А
илызгом «то
(в.) она
не может забрать, унести, то ей невмочь забрать,
л
ҳәом «то она не говорит» А
илызҳәом «то она не
может» говорить, сказать, то ей невмочь сказать».
Ввиду того, что переходный глагол в потенциальной фор
ме становится непереходным, то, естественно, наступает не
соответствие между реальным субъектом и грамматическим
субъектом, с одной стороны, и реальным объектом и грам
матическим объектом, с другой стороны (к. В.
омтатидзе).
Реальный субъект соответствует грамматическому косвен
ному объекту, реальный объект
грамматическому субъ
екту. В глаголе ды
с
зымбеит грамматическим субъектом
стал показатель д, грамматическим кос
объектом
Семантика данной словоформы на грамматическом уровне
означает «мне невмочь было его повидать», а на реальном»
уровне
я не смог его пови
дать».
нверсивная структура глагола сказывается на син-
таксические позиции конструирующих членов предложения.
В предложениях со сказуемым в потенциальной форме,
омтатидзе к. В. В категория потенциалиса..., с. 252.
производной от переходного глагола, подлежащим нужно
считать тот член предложения, показатель которого в гла-
голе
сказуемом представлен грамматическим субъектом,
дополнением
показатель которого представлен в глаголе
грамматическим объектом. например, в предложении Ангьы
кәынцәа енагь иеи
шны и
л
зеилаҳәом (
). «
матери не всегда удается одинаково одеть своих мальчиков»
подлежащим является лы
кәынцәа «ее мальчики», косвен
ным дополнением
ангьы «и мать». Аналогичная структура
и в последующих предложениях:
н–8хыца
(уара)
узеайъыху–м. (Ажъ–8й–
). «Тебе не-
вмочь друг от друга отделить ноготь и мясо».
-жь–к ары
шь0–л–з –кгьы азымкат
. «Погнавшемуся за двумя зайцами
не удалось (не в мочь было) поймать ни од
ного».
С–йр– ам
ц–ц й–й дазныйъгом.
«не хо
дившему в гости невмочь гостя
содержать (ухаживать по
добающе)».
А8йу– ал–мый быжь-
гъыжьк арзышь0ыху–м.
«
лагородство абхазца не в мочь
поднять семе
рым мулам». А
у–юы йъыя– шъ-юык ныйъагоат,
–г–ё– ахгьы азныйъгом.
«
мный человек содержит сотню лю
дей, глупому не в мочь и себя содержать». (
как известно, переходные глаголы абхазского языка не
обладают специальным категориальным формантом, по-
средством которого основы переходных глаголов образо-
вывали бы бинарную оппозицию
действительный / стра-
дательный залог. Потенциальные же формы, мотивиро
ванные
переходными глаголми, в семантико
грамматическом плане
близки к страдательным. к. В.
омтатидзе полагает, что в
основу формирования страдатель
ного залога как грамма
тической категории лягут потенци
альные и непроизвольные
(о них ниже) образования. Она считает, что глагольная фор
ма в потенциалисе приближается к форме страдательного
залога. «Если можно говорить о «страдательном залоге» в
абхазско
абазинском глаголе, пишет она, в первую очередь
его следует искать в форме потенциалиса.
к В.
омтатидзе считает потенциальные формы, про
изводные от переходных глаголов, более древними, чем
омтатидзе к. В. категория потенциалиса..., с. 253.
203
формы, мотивированные непереходными глаголами.
Подтверждением этому служат также префиксальные об
разования адыгских потенциальных форм, охватывающих
только переходные глаголы и которые, по мнению адыгове
дов, являются более древними, чем суффиксальные фор
мы, мотивированные как переходными, так и непереходны
ми глаголами.
Потенциальные формы, производные от непереходных
глаголов, к. В.
омтатидзе также считает инверсивными.
Однако значение инверсивности у непереходных глаголов
не получило морфологического выражения. Словоформу
она предлагает переводить «ему не сидится», а не
«он (ч.) не может сесть».
за отсутствия каких
либо морфологических показа-
телей инверсивности и падежных форм имени, указываю
щих на инверсивность глагола
сказуемого, очень сложно
представить непереходные глаголы в потенциальной форме
инверсивными, а также определить синтаксические позиции
членов предложения, конструирующих ядро предложения.
В связи с этим мы предлагаем в школьных учебниках син
таксические функции конструирующих членов предложения
определять, отталкиваясь от их реальных значений. В пред
ложении
Р–8 дыз0–м яб– зныйъом. (Ажъ–8й–9
«Тот корабль
не может ходить, в котором нет араба» реальным подле
жащим считается
ба «корабль». Так и в нижеприведенных
предложениях:
А–мый0– дызм–м дз–щхом. (Ажъ–8й–
) «Тот,
который не имеет звание дворянина, не сможет стать ца
Аэ–д– –шьх– ац–ны а––ат щъ– азыэхом. (Ажъ–8й–
«Осел не может похвастаться, тем что он, пойдя в горы, вер
нулся конем».
әи млашьи зеибадыруам. (
) «Сытый
и голодный не могут друг друга знать, понимать».
Позиция форманта
в словоформе зависит от переход-
ности и непереходности глагола, от морфемной структуры
словоформы. Ввиду того, что возможное действе связано
с деятелем, их форманты в глаголе в основном представ-
лены вместе в следующей последовательности: показатель
реального субъекта, показатель потенциалиса. Форманты
могут быть разобщены: обстоятельственным префиксом: в
непереходных глаголах с
ан
зы
мцо «когда я не смогу
пойти», с
а
хь
зы
мцо «куда я не смогу пойти», с
ыш
мцо «как я не смогу пойти», обстоятельственным и во-
просительным префиксами: сыш
азымцо? «как я не смогу
пойти?» Показатель реального субъекта и потенциалиса
становятся перед отрицательной основой глагола, неос
ложненной каким
либо основообразующим формантом: сы
з
цом «я не могу идти», дсызбом «его (ч.) я не могу пови-
дать, присмотреть», «проведать», в двухличных переход
глаголах за ними следует показатель косвенного объекта: д
ыз
и
вамлеит «он (ч.) не смог сбоку него пройти». В глаго
лах с осложненной основой показатели субъекта и потенциа
лиса ставятся перед основой: 1) с локальным превербом: и
ымгеит «то (в.) я не смог изнутри чего
либо вытащить,
вынуть», г) с каузальным фор
мантом:
дыйзыртъом
«его (ч.)
я не могу усадить», в трех
личных глаголах за ними следует
показатель косвенного объекта: исызимыр
еит «то (в.) я
не смог его заставить сделать», 3) с направительным пре
вербом: дсызнамгеит «его (ч.) я не смог туда привести». 4) с
союзной мофемой ц: сызицымцеит «я не смог с ним пойти»,
5) с взаимными формантами аи, аиба: изеилым
ит «они не
смогли друг от друга отойти, разойтись», ҳзеибамбеит «мы
не смогли друг друга повидать», 6) с морфемой совместно
сти аиц: ҳзеи
цымтәеит «мы не смогли вместе сесть».
Показателям субъекта и потенциалиса предшествуют воз
вратный формант с показателем притяжательности:
«я не смог себя убить».
Все перечисленные основы с деривационными морфема
ми являются производящими для потенциальных образова
ний. Сама потенциальная основа не выступает в качестве
производящей для других образований. Морфема
фор
мирует основу, вводя понятие возможности, но основное ее
назначение
формообразование. Однако в абхазском язы
ке она как морфологическая морфема, не охватывает поло
205
жительные парадигмы глагола, не дает коррелятивных пар,
которых можно было бы объединить по признаку «не могу /
могу».
это не позволяет считать морфему
категориаль
ной морфемой, а образование с з
словоформой граммати
ческой категории,
синкретическая морфема, совмещающая
функции словообразования и формообразования.
П. к.
слар потенциальный формант
увязывал с версион
. к. В.
омтатидзе считает, что «категория потенциалиса
ведет начало от категории версии». Сегодня про
изводящей
основой для потенциальных образований не могут быть
основы с показателем объектной версии. невозможность
образования потенциальной формы от версионной логично
объяснить их исторической связью.
В абхазском языке возможность действия может быть
передана описательно:
1) сочетанием глагола в масдарной форме и модального
глагола алшара «мочь» в спрягаемой форме:
–ныйъ–р– йылшоат
«я могу ходить»,
–ныйъ–р– йылшом
«я не могу ходить» ср.:
лбара сылшоит «я могу ее повидать», лбара сылшом «я
не смогу ее повидать», ср.: дсызбом.
–цъ–жъ–р– йылшоат
«я могу говорить», ацәажәара сыл
шом «я не (смогу говорить», ср.:
2) сочетанием глагола в условно
целевой форме с суф
фиксом
р–тъы // ртъы // ртъ
и вспомогательного глагола
«существовать, находиться» в спрягаемой фор
йныйъ–ртъ йыкоуп
«я в состоянии, я могу ходить»,
ъ–ртъ йый–м
«я не в состоянии, не могу ходить», ср.:
дызг–ртъ йыйоуп
«я в состоянии, могу ее забрать», дыз
гарт
сы
ам «я не в состоянии, не могу ее забрать», ср.:
дсызгом.
Чкадуа
. П. Система времен и основных модальных образований
в абхазско
абазинских диалектах. Тб., 1970, с. 197.
нЕПРОиЗВОльныЕ ОБРАЗОВАниЯ
Глагольная форма непроизвольности выражает непро-
извольное, случайное, не подчиненное воле деятеля дей-
ствие. Образуется она префиксом (а)мха, компонент кото-
рого (а)м, восходит к корню слова анапы А
амапы «рука»
омтатидзе): изгеит «то (в.) я беру А исамхагоит «то
(в.) я невольно беру, мною то уносится».
Основообразовательные и морфологические проявле-
ния форм непроизвольности во всем соответствуют осно
вообразовательным и морфологическим проявлениям форм
потенциалиса. Они расходятся лишь в том, что про
изводящей
основой для потенциальных форм являются отрицательные
образования, для форм непроизвольности – положительные
образования. Они, как бы, образуют бинар
ную оппозицию.
но объединить их в одну категорию невоз
можно из
за отсут
ствия общей для них семантики: между значениями возмож
ности и непроизвольности нет ничего общего.
Производящей основой для форм непроизвольности явля
ются положительные образования динамических глаголов,
которые могут быть как переходными, так и непереходными.
Морфема
(а)мха
охватывает почти все парадигмы (положи
тельных) переходных и непереходных глаголов.
Ввиду того, что непроизвольное действие исходит от дея
теля,
показатель непроизвольности становится рядом, точ
нее, за показателем реального субъекта.
Переходные глаголы в форме непроизвольности стано
вятся непереходными и инверсивными. Подобно потенци
альным образованиям в глаголах с простой основой изме-
нив в расстановке показателей лиц не происходит, в глаголах
со сложной основой показатель субъекта становится перед
Морфологические особенности форм непроизвольности опи
саны в работах к. В.
омтатидзе: категория потенциалиса и
непроизвольности в абхазско
абазинском глаголе. Сообщение
Ан ГССР, т.ХХ/1, 3,| 1955; Она же, Тапантский диалект абхазского
языка. Тб., 1944; Она же «Ашхарский диалект и его место среди
других абхазско
абазинских диалектов». Тб., 1954.
207
основой, в трехличных глаголах показатели субъекта и кос
венного объекта меняются местами:
дсамхабоит «его (ч.) я непроизвольно вижу», «он мною
непроизвольно видится».
иламхаҳәоит «то она непроизвольно говорит, то ею непро
извольно говорится».
исамхажәуеит «то я непроизвольно пью, то мною непро
извольно пьется».
«то я непроизвольно делаю, то мною не
произвольно делается».
«то я непроизвольно ломаю, то мною не
произвольно ломается».
исамха
гоит «то я непроизвольно из чего
то вытаскиваю,
то мною непроизвольно из чего
то вытаскивается».
«то (в.) непроизвольно ей отдаю, то
мною непроизвольно отдается».
исамхалықә
оит «то (в.) я на нее непроизвольно кладу,
мною непроизвольно на нее кладется».
непереходные глаголы в непроизвольной форме принин
мают инверсионный строй: и
«я непроизвольно
то (в.) отдал, то (в.) непроизвольно мною отдано».
Подобно потенциальному форманту
амха
, также де-
ривационно мною реляционный формант.
з этих двух функ
ций реляционная является ведущий.
к. В.
омтатидзе непроизвольные образования истори-
чески также увязывает с версионными образованиями. Ге-
нетическая связь версионного форманта з и потенциально-
го з очевидна. Такой связи между версионным
и непро-
извольным
(а)мха
нет, зато в их семантике есть нечто об
щее:
версионными формами с морфемой
передаются дей
ствия, происходящие часто не по желанию, не по воле кос
венного объекта: илцэызгеит «то (в.) я вопреки ее же
взял, отобрал у нее», непроизвольными формами передают
ся действия, которые, также происходят не по во
ли деятеля
субъекта, непроизвольно: исамхагеит «то я не
произвольно
омтатидзе).
АнАлиТиЧЕСкиЕ ОБРАЗОВАниЯ
В абхазском языке можно выделить сравнительно боль-
шую группу образований, которые состоят из двух значимых
компонентов, но выступают с одним лексическим зна
и выражают одно понятие. Часть подобных образо
ваний об
ладает как номинативной функцией, так и комму
никативной.
В номинативной функции они обретают форму и значение
масдара, реже существительного. В структур
ном плане – они
композиты: им присуща цельнооформленность с одним об
щим ударением. В коммуникативной функ
ции один из компо
нентов приобретает словоформу глаго
ла, в структурном же
плане – это устойчивое словосочета
ние, каждый компонент
которого имеет свое грамматиче
ское оформление. Часть
образований выступает лишь а коммуникативной функции.
Все эти образования обладают процессуальной семантикой.
Речь идет об образованиях типа
«скучать» –
«я скучаю»,
«любить, переживать»
йгъы былуеат
«я люблю переживаю», амлакра «голодать»
амла сакуеит «я голоден», а
хара «терять сознание»
лы
сы ма
хеит «она потеряла сознание», ахақәи
ра
«свобода, освободиться»
схы
«я свободен, осво
бодился».
В абхазской литературе можно выделить лишь одну рабо
ту, в которой основные структурно
грамматические особен
ности данных образований получили освещение – это статья
В. X. конджария «Вопрос об аналитических глаголах в абхаз
ском языке»
. Зато, благодаря словарям В. А. касландзия,
в плане лексическом и лексикографическом сделано очень
много
. Объем словарных
единиц, вошедших в словари,
конджария В. X. Вопрос об аналитических глаголах в абхазском
Ан–талатак–тъ й–7–рб–6ъ– рыз7––тъы –8йу– бызшъ– ы
звестия
т. V. Тб., 1976.
касландзиа В. А. Анемец
суа фразеологиатә жәар. (немецко
абхазский фразеологический словарь).
. 1985. он же.
–урый ăр–зеолога–тъ жъ–р. (
Абхасзко
русский фразеологический
словарь).
Айъ–.
1995; Он же, и Саманба
. X. Русско
абхазский
фразеологический словарь. Сухум, 1996: Он же.
А8йу– бызшъ–
весьма солидный. Он позволяет представить, насколько
абхазский язык богат подобными образованиями. Словари
отличаются высоким уровнем лексикологической оснащен
ностью, которая содержит лексико
семантические характе
ристики каждой единицы данных образований
выявление
лексических значений, толкование значений, перевод иллю
страция единиц из художественной литературы, фольклора
и живой речи, выделение синонимических рядов, деление на
основных и переносных значений.
Подобными образованиями богат и абазинский язык.
сследование С. н. Пазова «Фразеология абазинского
языка» показало, что очень много общих устойчивых сло
восочетаний, которые, несомненно, относятся к абхазско
абазинской языковой общности.
Образования, структурно
семантически сходные с аб-
хазским, имеются и в адыгских языках.
м посвящены от-
дельные статьи и разделы в монографиях таких видных кав
казоведов, как М. А. кумахов, А. к. Шагиров, н. Т. Гишев
. В
этих работах интересующие нас устойчивые слово
сочетания
получили разную квалификацию. Расхождение в опреде
лении их места в системе языка обусловлено, ско
рее, не
уровнем знаний особенностей данных устойчивых слово
сочетаний по этим конкретным языкам, а самой тео
рией о
фразеологических словосочетаниях, в которой нет единого
мнения по самым принципиально важным вопро
сам. До сих
пор нет четко выделенного набора признаков, по которым
можно было бы определить суть фразеологической едини
–ăр–зеолога–тъ жъ–р.
(Фразеологический словарь абхазского
языка).
1999; Он же.
Аăр–зеолога–тъ йанонам6ъ– –8йу–
(Словарь фразеологических синонимов абхазского
языка).
кумахов М. А. Морфология адыгских языков. М
нальчик, 1964; Он
же. О так называемых аналитических глаголах. // Аналитические
конструкции в языках различных типов.
зд
во «наука», М
нальчик
1965; Шагиров А. к. Об аналитических глаголах в абхазско
адыгских
языках. Труды кЧн
, вып. V. Черкесск, 1968; Гишев н. Т. Глагол
адыгейского языка. Майкоп. 1989.
цы, позволяющего ее отделить от других устойчивых сло
восочетаний, в результате чего по одной кон
цепции объем
фразеологизмов сильно увеличен, по другой, напротив, су
жен. нерешенность вопроса сказалась на лек
сикографии аб
хазского и абазинского языков: ни в одном из словарей этих
языков нет сравнительно полного перечни интересующих нас
образований. необходимо четко определить – данные обра
зования являются лексическими еди
ницами или фразеоло
гическими. Если эти образования яв
ляются лексемами, то
при составлении толковых, двуязычных, терминологических
и др. словарей они, несомненно, должны быть представлены
в них, по возможности, полнее, если же фразеологическими
единицами
то их место в фразеологическом словаре.
Для определения места так называемых аналитических
образований в системе языка сочла необходимым выявите
их структурные, грамматические и семантические проявле
сследования, проводимые в этих направлениях, были
облегчены работой С. н. Пазова «Фразеология абазинского
языка», в которой основные особенности абазинских фра-
зеологических единиц получили должное и обстоятельное
освещение. Результаты наших изысканий сопоставлены с
категориальными особенностями фразеологических еди
ниц, свободных словосочетаний, композитов, выявляя об
щие, частные, специфические для каждого из них признаки.
При сопоставлении руководствовалась теми установками
фразеологов, которые отвечают нашим представлениям о
сущности фразеологических словосочетаний.
АнАлиТиЧЕСкиЕ ОБРАЗОВАниЯ В МАСДАРнОЙ и
ГлАГОльнОЙ РЕАлиЗАЦии
как было сказано выше, основная масса аналитических
образований выступает в двух реализациях
это масдара
и глагола в личной форме
. В масдарной реализации
они
Кон5ь–ра– В. X. Ан–латак–тъ й–7–рб–6ъ– рыз7––тъы –8йу–
211
композиты, в глагольной реализации
они словосочетания.
Ввиду того, что компонентный состав и порядок последова
тельности компонентов у них один, семантические отноше
ние между ними точно такие, какие наблюдаются между мас
даром и спрягаемой формой обычного глагола.
Для
спрягае
формы исследуемых образований масдар также являт
сюя начальной, словарной словоформой.
Семантическая
близость композитов и словосочетаний является одним из
существенных признаков, не позволяющих разобщить их,
относя первых к единицам лексем, вторых
к фразеологиче
ским единицам.
х семантическую близость можно просле
дить в нижеприведенной иллюстрации.
«мир (душевный), спокойствие»:
Схы йгъ–
л–шъоз–р ––хый, –гъ0ынчр– зцъыёыз у–юуп й–р–
(М.
«Сколько я помню себя
я человек, потерявший душевный
покой»
Сы
кәын изы сгәы
ынчуп. «
спокоен за своего
хақә
ара «жертвовать собой»: Ахақә
ара ха
ароуп,
«Жертвовать собой
мужество»
оузеи, схы ақәыс
ароуп ари! (
. Шь.). «Зачем теперь
мне жить, за это я должен пожертвовать собой!».
бзиабара «любовь, любить»: А
сны абзиабара «лю-
бовь к Абхазии»
ызбоит, бызбоит, бзиа бызбоит,
бызб–н, нырцъ бызгоат. (Д. Гъ
.). «
юблю, люблю, люблю!
тебя, Здесь я тебя увидел, туда тебя уведу».
гәахәара «желание
желать, понравиться»:
А –р –жъ
жъ–щъ– –уй Ру–н, –гъ–щъ–р– ду рым–ны
(
. П.). «Молодежь
энергично работала, имея большое желание».
Зегьы ргъы
а–хъо –й–7–р– Аёъгьы алшом –8й–б–р– (Д. Гъ.
). «В мирм ни
кто не может делать то, чего все желает».
шәаҳәара «пение, петь»:
Ач–р– 8шёоуп шъ–щъ–р–л–
а). «Свадьбу красит пение»
Ахъы36ъ– –шъ–
рҳәон.
«Дети пели», // сшәаҳәоит «я пою».
«переживание, страсть»:
...ам–ёоугьы –рг–
м–хоат, а–зщ–уеат
.). «...и тайна обнароды
бызшъ– ы. А8йнытъа –бызшъеа, –латет–ртуреа, –0оурыха ран
вается, увеличивается
переживание
дазы
луан
. «Он переживал за брата».
«здоровье»:
гәабзиара
ш8–йоу щъ–
дсаз
ааит? «Он меня спросил: как твое здоровье?»
. «Сегодня я не здоров».
«мнение, думать»: .
..–э–ёъы агъ––н–г–р–
–8хь– амырщъ–къ–н, а–р– а–8хь– ащъон
(Ш.
.). «...не давая
возможность другому сказать его мнение, он говорил раньше
него». ...сгәа
ланда сара схала, иара
ҳәа
игәы иаанагон
емыр (
. П.). «...переживал бы я один
зачем
и его (ч.) заставил переживать
думал Темыр».
«разочарование, расстройство, переживание
–гъ–лйр–
анцәа ишәим
ааит (
. П.). «Чтоб бог больше
не дал вам разочарований, переживаний».
Угъы а–лйм–
сахьааз? (
. П.). «Ты расстроился моим приходом?».
«жадность»: А
сыцәгьара дагеит. «Его
погубила жадность».
лбо зегьы лымазарц л
уа–й–р– лы8йы цъгьоуп
. «Все что видит, хочет иметь,
хынкылара «воздержание, воздержаться»:
рҳәоит,
хынкылашьа имамызт ҳәа (
. Шь). «Говорят, что он не мог
воздержаться».
ажәа имҳәарц азы даара ихы никы
леит. «Чтоб не сказать не заслуженных слов, он силой себя
Однако необходимо различать аналитические образова
ния в масдарной реализации от образований, восходящих к
свободным словосочетаниям типа:
«шить платье» А а
«шить платье»:
«я шью платье».
«приготовление мамалыги» А абыс
а аура
«готовить мамалыгу»: абыс
а зуит «я приготовил мамалы
гу».
«есть яблоко» А
әа афара: а
әа сфоит «я
ем яблоко».
«жарение мяса» А
–къ–ц –ёр–
«жарить мясо»:
«я жарю мясо».
213
как видим, в отличие от аналитических образований, в
которых лексическое значение компонентов перетерпевает
некоторое изменение, в данных образованиях каждый ком
понент сохраняет свое лексическое значение, не позволяя
тем самым слиться в одно понятие.
не все аналитические образования дают масдарную фор
му например, ашоура сакуеит «мне жарко»,
–цъ– й–
спать», не дают масдара (их масдарные формы носят
весьма искусственный характер и в речи они не встречают
хотя формы амлакра (// амлашьра) «голодать» от амла
сакуеит «голодаю», ахь
акра «мерзнуть» от
сакуеит
«мне холодно» уже существуют. немало и таких, масдарную
форму которых можно отнести к потенциальному слову, т. е. к
слову, которое образовано по языковой модели высокой про
дуктивности, которое возможно в речи, но еще не вошедшее
в язык, например:
агъы еам–леат
«он потерял аппетит» А*
агәеималара, сгәы
а6ъюат
«ус
лышал (о звуке) А*
ашәеит «его осенило, вспомнил» А*агә
Масдарная форма может стать производящей основой
для наречных образований:
«чистосердечие» А
«от чисто
го
сердца, искренне».
гәыҳалалра «доброта» А гәыҳалалрыла «по доброте».
«испытывать симпатию»
«с симпатией».
гәахәара «нравиться» А гәахәарыла «с удовольстви-
ыҳәала «с воодушевлением».
«доверять, довериться» А
«с до-
верием».
Многие из аналитических образований в композитном
варианте (без масдарного
ра) выступают в качестве осно
вы имен, а также основы, к которой может присоединиться
(ы) или га (В. X. конджария).
звестно, что
или га являются образователями отглагольных имен (А.
ипа), и в данном случае
компоненты аналитического
образования выступают как цельная глагольная основа
, ко»
торая стала производящей для отглагольных имен. Это одно
из средств образования имен, причем продуктивного.
–гър–г–р–4 агър–
згоит «ему я верю» А
–гър–||–гър–г– «до
доверенность»:
Агър–г– - ум–ё– а0 (Ажъ–8й
а). «Свои
секрет отдай доверенному».
: агәрагага шә
әы «справка, документ доверен
«сомнительный»: А
ҳәыс гәрамга дызмоу
изы ан
са акыр да
соуп (
). «Для того, у
кого жена
сомнительная, мачеха стоит многого».
: игәы
оит «я его подбадриваю»,
га «бодрящий (о предмете)»: Ашьақар
әа уаркалеиуа,
амандаринақәа зазоит,
–ăюы архыл7у– у– алеа-юеауеат,
агъй–7–г–ны ай–лоат
(
. Шь.). «Сахарные яблоки сверкают,
мандарины раскачиваются, запах, исходящий от них, там
разгуливает, становится радостным, подбадривающим.
–гъ–хъ–р–4 йгъы д–хъеат «
он мне понравился
А
:
Д––р–ё– гъ–хъ–й ай–а7еат Леу–н Ала–й аащъ–з
«То,
что сказал Аляс, очень понравилось (досл.: в ка
честве
приятного)
евану».
–гъыбылр–4 йгъы былуеат
«я переживаю, люблю» А
«человек любящий, теплый, переживающий»:
. Шь.). «Он любит, переживает за меня».
–гъ–лйр–4 йгъы а–лйат
«я расстроен, мне обидно» А
л– «обад–
»: Хьыкәы
агәала илымаз лхы
ы ианым
иауамызт (А.
.). «Обида на лице Хикуч не могла не отраз
По этой модели образованы слова:
–гъ–6ъ87ъ–г–
едливый, назойливый»,
«неприятный, надоедли
вый»,
«сообразительный, смышленый»,
«утешительный, успокоительный, агәкыл
әага «нудный,
надоедливый»,
«подбадривающий»,
–гъ ыяь
«скука»,
«утешитель»,
«певец»,
«рабочий»,
«оправдательный»,
«средство спасения»,
«свя
той, честный»:,
«вдохновитель».
материала позволяет проследить процесс фор
мирования коммуникативной и номинативной функций.
215
коммуникативная функция первичная, номинативная
вто
ричная, которая пока не охватила все аналитические обра
зования.
СТРУкТУРнАЯ ХАРАкТЕРиСТикА АнАлиТиЧЕСкиХ
ОБРАЗОВАниЙ
Структурные модели масдарных и спрягаемых форм ана
литических образований в основном общие. Расходятся
лишь характером их грамматической оформленности. Ввиду
того, что семантика модели аналитических образований в
спрягаемой реализации более конкретна, чем в масдарной,
а также не все аналитические образования имеют масдар
ный коррелят, представляем модели спря
гаемых форм, из
которых легко вывести модели масдара.
Модель 1.
мя в посессивной форме + глагол (статиче
ский или динамический). Модель самая распространенная.
Статический глагол: Абри аха
а акы
иалоуп
узҳәарымызт (
. П.). «Ты бы не мог сказать, что этот мужчина
то
». ...
агәышьазаап
.Шь.).«...оказывается, старик
кәын еснагь
. «Он всегда
думает
о своем сыне».
Динамический глагол: Сажәа
агәра га
(
. Шь.)
моему слову, Зауркан»;
«верить»;
кыдбымхын, да, б––л–, йбыщъоат
(Ш.
.). «
не надоедам
ему,
ди, идем, умоляю»;
«надоедать»; ...
, абџьар шь
алап (
. Шь.). «...их терпение,
дошло до предела
иссякло
, может сложат ору
«страдать, переживать, дойти до преде
ла своих страданий».
Модель 2.
мя без морфологического оформления + гла
гол:
йыхъ– рым–мызт4
м– А8йный–, м– Ар–бтъыл–й–
Подобно статическим глаголам, аналитические глаголы в статичк
ском оформлении не дают масдара, образования же с формами!
носят экспериментальный характер:
«расстрой
ство, расстроиться»,
«думать, беспокоиться».
а–хы7ыр –къын
. Шь.). «Они
не имели
другого выхода: они
должны были переселиться или в Абхазию, или в Арабскую
страну». Асас даара
пату
иқәыр
еит. «Гостя приняли с боль
шим уважением», апатуқә
ара «уважение, уважить».
Модедь 3.
мя в общей форме + глагол: Алиас иишь
кәын (ила)
адырра ли
Селма (
. П.). «Аляс послан
ным мальчиком
сообщил
Селме»; адырра
ара «сообщить!
и даара иеигәыргьеит,
рюыџь–гьы (А.
«Они очень ему обрадовались, они двое
приветствовали
его»; а
сшәаҳәара «приветствовать;
Сы3къын –школ – ы
«Мой сын
работает
в школе», аусура «работать».
Модель 4.
мя в неопределенной форме + глагол:
«я должен ей помочь»,
имоуит
(к) имоуит «он не получил какого
либо облегчения,
пользы, помощи».
Модель 5.
мя с послелогом + глагол: .
(Д. Гъ
). «...совсем
не додумался
» //
Модель 6.
мя в притяжательной форме + имя в притяжа
тельной форме + глагол:
Аб–йй––м0– айычщ–п щъ– йый–мызт,
й–ргьы шь0– й–џь–л ––ат йгъ–хъуеат, - ащъ–н,
агъы
–6ъ
. П.). «
не думал, что столько времени смогу вы
терпеть, предполагаю, что пришел мой конец (смерть),
сказал он
подавленно
Модель 7. Прилагательное // наречие + глагол: абзиабара
Хьыёл– дымю–йырц д––р–
бза– абон
. к.). «Он
очень
желал
умереть со славой».
Модель 8.
мя в притяжательной форме + имя в гла
гольном оформлении: Даагылеижь
сы цәгьан
. «Он
вседа был жадным», а
сыцәгьара «жадность»; Сан
«Моя мать
больна
Сыёя–б лзы йгъы 0ынчуп.
«
спо
коен за свою дочь».
Модель 9. Существительное + глагол акра «держать»:
амла сакуеит «я голодаю», «мне голодно», ахь
а сакуеит
«мне холодно».
217
Модель 10. Существительное в посессивной форме + гла
гол, не имеющий самостоятельной реализации:
очень
скучаю
, мне очень скучно».
Аналитические образования в масдарной реализации
представляют исключительно бинарную структуру, в глаголь
ной реализации
также бинарную структуру: определители
действия стоят перед аналитическим образованием и это яв
ляется нормой языка:
... хьыёл– дымю–йырц
д––р– бза– абон
. к.) «...умереть со
славой он очень желал» (последовательность
бзиа даара
является отступлением от норм языка), даара амла са
кит «мне очень голодно» (но не амл даара сакит), зынзагьы
игэы иалымсит «он совсем не расстроился (
но не агъы зын
Однако в коммуникативной реализации в аналитическое
образование может вклиниться слово, синтаксически свя
занное с одним из компонентов (В. к. конджария), нарушая
норму последовательности.
Мыкы3 аеащъ–з
–гър– ц6ь– азгомызт
а–р–
(
. П.). «То что
Мыкыч ему сказал, он
не мог
хорошо
поверить
» (вместо
обычного
изгомызт).
Ур0 аюны ай–з –у–– ы6ъ7ны ацеажь0еа,
агъы зынё– еа
(
. П.). «С тех пор как те, которые были у него дома
ушли, ему стало очень тяжело» (досл.: его сердце совсем
сомкнулось)».
Агъы а0–хъхъ– а0–н
лыл–гырё6ъ–
(
. П.). «Ее слезы для
него были незабываемыми» (досл.: в его сердце они прикры
тым находились).
Зан– у–щ– дышдъылым7у–з
–гър– цкь– а–наг–
, –ц–р–
хьы ахы кыда7еат
(
. П.). «когда он хорошо понял, что Зина
больше не выйдет, он направился (решил) уйти».
Порядок последовательности компонентов аналитиче
ских образований фиксированный: именной компонент, за
тем глагольный:
йгъы былуеат
«я очень переживаю, досл.:
«мое сердце горит».
нверсивное расположение компонен
тов весьма редкое исключ
ение и обусловлено оно эмфази
сом:
, ибылуеит «горит мое сердце, горит».
ольшинство аналитических образований в спрягаемой
форме (особенно модели имя в посессивной форме + гла
гол) находятся под двумя ударениями, которые не равны по
силе. Сильное ударение, как правило, падает на глагольный
компонент образования. Оно как бы объединяет компоненты
образований в одну акцентную кривую, слабое – на имя, точ
нее на последний слог имени. В масдарных формах ударе
ние также падает на глагол: лы
сы ма
хеит «она потеряла
сознание» (ср.: а
хара),
агъы юоат
«он предполагает,
подозревает (ср.:
«подозрение»),
йгъ–хьы ам–
«то (в.) не предполагал, то мне в голову не пришло»,
«мне его жаль» (ср.:
йы8йы йшьо
«я от
дыхаю (ср.: а
йгъы ы
скучаю» (ср.:
лы8йы ––ал–

) «она возмути
«очень разозлённо».
Обращает на себя внимание одна особенность аналити-
ки образований, которая заключается в том, что в качестве
глагольного компонента часто выступают глаголы, которые
без именного компонента не имеют реализации. Они мор
фологически оформляется так, как любой глагол, но в отры
ве от именного компонента они десемантизируются, или же
выступают в значении, не имеющее ничего общего с общим
значением аналитического глагола.
Модель:
мя с притяжательным формантом + связанный
глагол:
гъ - хь–8й––-р–
«успокоиться, остыть»
Аҳма
агъы –н
хь–8йй–, –к–мб–шь6ъ– рыэхъ–ны д––цъ–жъеат
(
. П.). Ахмат
немного успокоился, остыл, он стал расхва
ливать буйво
лов».
«замереть»
Ҳаз
иида, ачарҳәара
ҳзызуда?
Сгъы н0ы8й––ат
(Ш.
.) «кто нас продал, кто пре
дал?! Сердце мое замерло». Глагола
ныҭыԥсааит
нет.
Ал–хь еа6ъыршьшьы
«очень расстроенный, огорченный,
пасмурный» –
*ы0к ––бжьыйхь–ны Ащм–0гьы дк–р–-8й–р–х–
д––юн–лт, ал–хь еа6ъыршьшьы
. П.). «Прошло немного
времени и в
ошел в дом уставший Ахмат, очень расстроен
ный, огорченный».
219
«быть начеку»
йгъы йэ–нё–мкъ– –хы
«неожиданно для меня (досл.: не будучи начеку)
пуля попала в меня»,
«радоваться»
А
м–0ъ– ыц6ъ– –ныл
шъыл7–, лгъы 0гъыряь––у– дй–леат
(
. П.). «когда она на
дела новую одежду, она стала радостной». Есть глагол
«радоваться», но словоформы //
гәыргьаауа – нет.
ра «понравиться» – Саҳа
ыр убозар, знык
дгәыдкыл, сгәы
(Ш.
.). «Если ты меня уважаешь,
поцелуй его (ч.) еще раз, мне понравится». Глагол
а–хъоат
значении «понравиться» нет, омоним
а–хъоат д–хъоат
озна
чает «выпить, глотнуть».
Дыз ыз –уй
агъы –6ъ ыяьат
«Ему
надоела
его работа;
глагола
нет.
ал–хь юеа6ъа7–н
, д––гъын6ьын, ахы
дн–х–шш–
–жъытър– –н––агъ–л–шъ–
(
. П.). «Ахмат был
поохал,
расчувствовался
, когда вспомнил старые времена».
«скучать»
йгъы ыяьуеат
«я скучаю» Глагола
ра «успокоиться (после какой
либо обиды,
горя)». Аам
а иара атәы и
еит, сгәыр
ақәа схаш
уа са
лагеит,
сгәы с
. «Время сделало свое, я стал(а) забы
вать свои неудачи, переживание, я
успокоился
компоненты аналитических образований имеют разную
степень сочетаемости. Так, в аналитическом образовании
модели имя в посессивной форме + глагол обладает высо
кой степенью сочетаемости, особенно компонент
«сердце», который образует целую серию лексем, затем ахы
«голова», а
сы «дух», «жизнь»
. Однако этого нельзя ска
зать о глагольном компоненте, обычно он имеет единичную
сочетаемость. например, глаголы иқә
ит «раздался по верх
чего
л. (о звуке)»,
ит «раздвоился» могут сочетаться
й –гъы
«сердце»: сгәы иқә
ит «я услышал (звуки)»,
йгъы юб–хеат
«я не решился, усомнился». но встречают
касландзия В. А. В «Фразеологическом словаре Сухум, 1999.
слова
108, с ха 216.
ся и такие, чья валентность доходит до двух
трех и более.
например, глагол ифеит «он съел» сочетается
–гъы4 йгъы
ифеит «он меня довел (более в плане эмоциональном)», с
ахы «голова»: ихы ифеит «он себя
довел в пл–не
матери
альном и социальном)», с а
сы «дух, жизнь»:
йы8йы аăеат
«он меня довел (более в плане физическом)», глагол акра
«держать» сочетается с именами: амла «голод амлакра:
амла сакит «я голоден», ахь
а «холод» А
ахь
сакит «мне холодно»,
«вода»:
–ёб– й–кат «
хочу пить»,
ашоура «жара»: ашоура сакит «мне жарко».
немало глаголов, сочетающихся с одним лишь словом:
аусура: аус зуеит «я работаю», аха
ацара: ха
а дцеит «вы
замуж»,
: рнапқәа еиныр
ьеит «они заа
плодировали».
МОРФОлОГиЧЕСкАЯ ХАРАкТЕРиСТикА
АнАлиТиЧЕСкиХ ОБРАЗОВАниЙ
Аналитические образования в масдарной и именной
форме обладают всеми словоформами имени:
Общность: Абзиабара бла аха
ам (Ажәа
а). «
Определенность: Ар
ирыбжьалаз агәнибархара уаҳа
–7ыхътъ–к мтъ–ёеат
(М. П.). «Возникшее между ними недо-
ме, недоразумение пока не закончилось».
неопределенность:
Ах– ы гъ–лйр–к ны8шу–н
. «на его
лице было видно какое
то недовольствие, обида, скорбь».
Зегьы адйырб–п й–р– йгъыбылр– мц–
(А. Г.). «
всем покажу, что огонь моей любви,
страсти не погас».
Множественность:
Агъын–мё–р–6ъ– рызщ–ат.
«Его недо
вольствия увеличились».
Превратительность:
Гъх–рш0ыг–й дйоуат.
«Его я полу
чил в качестве утешителя».
Хырз–м–н ур0 –шъ–6ъ– р–къ
ын гъх–рш0г–й ам–з
(
.). «
менно эти песни были для
221
Хырзамана утешительными».
С–б гъ–л–й ам–н, –школ
йаз0–м7–къ– –юный– йырхынщъны й–хь––аг–з
(Д. Г
). «Мой
отец переживал, что не сумел меня в школу устроить, при
вел
компоненты аналитических образований в спрягаемой
форме раздельнооформленны: имя оформляется катего-
риями имени, глагол
категориями глагола. необходимо
отметить, что имя в этих сочетаниях не может выступить в
другой грамматической категории. Так, имя в словосочета-
нии модели имя в посессивной форме + глагол может из-
меняться по лицам в соответствии с особенностями притя-
жательной формы имени:
йгъы ыгьуеат
«я скучаю»,
бгъы
«ты (ж.) скучаешь», угәы
«ты (м.) скуча
ешь», лгәы
«она скучает» и т. д. Это же имя мо
жет
быть оформлено показателем множественного числа
(В. X. конджария); рыгәқәа // ргәы еизыбылуеит «они друг
друга любят».
Однако заменить посессивную форму имени в словосо
четании с данным лексическим составом какой
либо дру
гой категориальной формой невозможно. В каждой модели
аналитического образования именной компонент выступает
лишь в одной грамматической реализации.
наче проявля
ет себя глагольный компонент. Глагольный компонент рас
полагает полной словоизменительной парадигматикой гла
гола, грамматическое значение каждой парадигмы которого
распространяется на аналитическое образование в целом
Основными выразителями грамматического значения всего
словосочетания является глагольный компонент.
лагодаря
ему аналитическое образование как цельная единица обла
дает всеми грамматическими категориями глагола. на уров
не морфологии
это категории лица, числа, класса, пере
ходности / непереходности, времени; статичность, динамич
ность; аналитическое образование в финитной оформлении
занимает позицию сказуемого, в инфинитном оформлении
могут быть во всех синтаксических позициях.
Выразителями лица, числа и класса аналитических обра
зований являются личные показатели глагола, которые поми
мо лица, числа и класса указывают и на субъект или объект
(ближайший или косвенный): ахь
а сакуеит «мне холодно»,
а уакуеит «тебе (м.) холодно» и т. д.
В словосочетаниях модели имя в посессивной форме +
глагол показатель лица при имени выступает в функции по
сесивности, само же имя
в функции субъекта или объек
та:
в
йгъы ыгьуеат
«я скучаю»
занимает позицию субъек
та; в
иалсит «то меня расстроило, расстроился» (досл.:
«то прошло через мое сердце»)
позицию кос
венного
объекта. Между тем выступление личных показателей в
притяжательной функции характерно не только именам, но
и глаголам. Так, в возвратных формах глагола первый по
казатель лица выступает в функции притяжательности (к. В.
омтатидзе):
«я купаюсь»,
лэылкъ–боат
«она
купается»; в словоформах типа
элемент
является объектом,
притяжательным формантом, означает
то (в.) я на ее голову одел».
Словосочетание типа
лгъы ы
на уровне морфо
логии выступает как цельная единица, способная изме-
неняться по всем парадигмам глагола.
Аналитические образования обладают всеми временны
ми формами глаголов в финитном и инфинитном оформле
Финитные глаголы:
йгъы йыр0ынчуеат
«я успокаиваюсь»,
йгъы йыр0ынчу–н
«я успокаивался»,
йгъы йыр0ынчын
успокоился (и)»,
йгъы йыр0ынчат
«я успокоился»,
йгъы йы
«я уже успокоился»,
йгъы йыр0ынчхь–н
«я уже
был успокоенным»,
йгъы йыр0ынчып
«я (обязательно) успо
коюсь»,
«я успокоюсь».
нфинитный глагол:
йгъы –ныйыр0ынчу–
«когда я успокри
ваюсь»,
йгъы –ныйыр0ынчу–з
«когда я успокаивался»,
йгъы
«когда я успокоился»,
йгъы –нйыр0ынчр–
«когда я успокоюсь».
223
Ашъйъы –н––йырт, –шъ0 –гъыл–н,
–8йы –хы7хь–н
еал–
рэы (Б.
Шь.). «когда я открыл книгу, внутри находился цветок,
уже завял (
дух с него вышел
), сложенный».
збалакгьы ибла
хухуан, уи дшанхон,
сы изгомызт
(
. Шь.). «кто тебя уви
дит, ты его слепил, он ошеломленный,
задыхался
ша–къыз –йы8ыщъ–
(нар
Сас
рыкәеи...). «Она
сразу поняла,
догадалась
сообразила
, что это был Алхуз».
Ау–юы д–нызб–,
, йнеахырхъ–ны й–л–мк
(
. Шь.). «когда я увидел человека, я подобрел, (мое
сердце стало теплым), я, наклонившись, поздоровал
Аналитические глаголы в условном, повелительном,
условно
целовом, желательном оформлении:
А–р– Гъынд– 8шё– у–жъы а–щ–гьы дагъ–8хеат, ды8йы-
дынх–
пщъыйй даг–рц
аёбеат
Сасры
әеи...). «Ему кра-
савица Гунда еще более понравилась, во что бы то ни ста
ло
взять ее в жены
г–, З–урй–н, л–ййы –р–
(
. Шь.). «Поверь моему слову, Зауркан, скоро ты
отсюда выйдешь (из тюрьмы)».
Ай–л–п )емыр йыгър–
? (
. П.). «Может Темыр мне не поверит?».
Ауй ау–нд–з
Работал
бы он, что бы
еще хотел».
Аналитические глаголы в вопросительном оформлении.
ара ур
урацлабырц
угәы и
оума
? (Д. Гә.). «Ты дума
с ними сравниться?». Аусурахь ацара
угәы ианба
? «
когда
ты думаешь
пойти на работу?».
Угъы аш8––н–го
, у–х– д––
? «
как ты предполагаешь,
сегодня вечером он придет?».
Угъы зыряъяъ–д–
? «кто тебя подбодрил?».
А8йы м–3ымх–
? «Он не потерял сознание?»
Аналитические глаголы в причастном оформлении:
Алоу-а8– «ь–рдын а–6ъакат
агъы а0–з
–н–гё–р–
. Шь.).
Сын Алоуа Шардын решил выполнить то,
что
задумал
...–8й0щъ–6ъ– анеал–й-еал–йу–н, анеавый-––авыйу–н, –яб–
ду6ъ– реа8ш, у–ю
агъы а–хъ–р–
еа8ш й–хь–6ъ–к щзый–7оз–р
щъ– ргъы а0–зшъ–
(Д. Гә.). «...подобно большим кораблям,
облака проходили, якобы хотели
человеку,
выводили рисунки»
Аналитические глаголы в деепричастном оформлении:
Ахм–0 уа–й–р– д– –м8–къ–, аэ––нкыл–ны,
неа6ъ7–ны дн–тъеат
(
. П.). «...Ахмат особо не придира
ясь, сдерживая себя,
сел». Алиас
а ынеахеат,
агъы д–х–8жъ–у–
(Д. Гъ.
). «Аляс направился
сильно злясь
Аналитические глаголы в обстоятельственной функций:
Ан–хь-–р–хь дш–йь-ш–йьо
дышрышь0–з,
, Н–р0–– –хьынхоз р6ы0– дн–л–н–г–леат (Н–р0
). «Тут, там гоняясь за животными в ущельях,
желая
не думая
, забрел в деревню, где жили нарты».
Н–р0–– –а–шьцъ–
ры8йы шеа6ъарх–з
,
ры8йы ш ахыз
–рё–р– р0–хымызт (Н–р0 С–йрыйъеа
). «
ратья нарты не
хотели оглашать,
как он их спас
как сохранил
Аналитические образования различаются по переходности
/ непереходности (см. «Синтаксическая характеристика
аналитических образований»).
СинТАкСиЧЕСкАЯ ХАРАкТЕРиСТикА
АнАлиТиЧЕСкиХ ОБРАЗОВАниЙ
Подобно обычному глаголу аналитический глагол в
предложении, а также в инфинитном обороте, является син
такической доминантой, конструирующим ядром. Он, как и
обычный глагол, синтаксическими узами связан с ведущими
предложения и
инфинитного оборота
. но,
помимо этой свя
зи, внутри аналитического глагола, между его компонентами
устанавливаются определенные синтак
сические отношения.
Характер и вид этих отношений зави
сят от валентности гла
гольного компонента, от его транзи
тивности и интранзитив
ности, от структуры основы глагола, от семантики компо
нентов, от принадлежности неглаголь
ного компонента к той
или иной части речи и от ее формы. надо заметить, что эти
отношения в основном оп
ределяют синтаксические позиции
других членов предложения и кон
струкцию предложения.
Представляем анализ аналитических образований мо
дели
существительное + глагол. В них именной компонент обычно
оформлен притяжательным формантом, демонст
рирующим
посессивную связь с определенным именем, которое часто
опущено, но известно по притяжательному форманту, из со
держания предыдущего предложения, кон
текста, речевой
ситуации.
менной компонент, сочетающийся с одноличным гла
голом, по отношению к глагольному компоненту занимает
позицию грамматического субъекта
подлежащего. В предля
жении (или в инфинитном обороте), в котором аналитический
глагол является конструктивным ядром, в роли подлежаще
го выступает тот член предложения, которому соответствует
притяжательный формант в именном компоненте аналити
ческого образования.
С одной стороны, часть аналитического образования,
а именно именная, связана с другим именем посессивной
связью, образуя атрибутивное сочетание, с другой стороны,
связана с глаголом. Ввиду того, что именной компонент по
отношению к глагольному компоненту является субъектом
подлежащим, естественно, и связанное с этим именем дру
гое имя становится подлежащим. В данном случае
грамматический субъект
подлежащее совпадает с реаль
ным субъектом
подлежащим, конструкция предложения
прямая. Аналитический глагол выступает как непереходный
одноличный.
К–дыр а-гъы (а9хь–8йй–хь–н, а8– аащъ–з д–зыр–зхеат
. П.). «кадыр уже успокоился, он согласился со сказан-
ным сыном».
ы «его сердце» является субъектом
подлежащим по отношению к глаголу (и)хьа
пока
затель субъекта и опущен из
за непосредственной
препозиции
на уровне предложения подлежащим
необхо
димо считать кадыр.
Д–хьамышь0у–з (Зан–9 лы8й–хы
(
. П.). «
за того, что он ее не от
пускал, (Зина)
разозлилась, рассвирепе
м» ...(
агъы 0ы8й––ат, ахы-
а ы а–ныуб–ло
. П.). (Темыр) замер, что было видно на
его лице». (кадыр)
а8й–хы еал–лт, дй––ат
(
. П.). «(кадыр)
разгневался, закричал».
Аёя–б дш––юн–л–з7ъйь–, лы8йы
«Девочка, как только вошла в дом, потеряла
сознание».
Однако, если в основе одноличного глагола представлен
локальный преверб, реализующийся без показателя кос-
имого объекта, то именной компонент чаще всего занимает
позицию косвенного объекта.
менной компонент сигнализи
рует место действия, локальный преверб же конкретизмрует
указанное место. например, если таким местом является
сердце, то преверб уточняет: поверх сердца, внутри сердца,
возле сердца и т. д. В предложениях со сказуемым подоб
ного образования грамматический субъект
подлежащее
не соответствует реальному подлежащему. налицо пред
ложение с инверсивной конструкцией. Грамматическим
субъектом
подлежащим является тот член пред
ложения,
которому в глаголе соответствует показатель субъекта.
Реальным же подлежащим выступает член предложения,
которому в именном компоненте соответствует притяжатель
ный формант.
дновале
лагол в союзе с именным компонентом
приобретает
силу двухвалентного непереходного глагола.
Зина лгара бзан
ыкгьы игәы и
амызт Мыкы
(
П.) «Мыкыч никогда не думал Зину взять в жены, досл.: во
внутрь сердца Мыкыча никогда не попадала (мысль) взять
в жены». Грамматический субъект
подлежащее
мысль
взять Зину в жены, реальный же субъект
подлежащее
(Мыкы39 агъы а0ы7ъом аэ6ъ–, ур0 –хьацъырг–з д––
р– ахьымёяашьон
(
. П.). «(Мыкыч) не может забыть своих
ло
шадей, очень оскорбился тем, что их у него отобрали,
досл.: изнутри его (Мыкыча) сердца не выходят лошади».
Грамматический субъект
подлежащее – его лошади, ре-
Мыкыч. (Зина) лнапала иул
арцы лгәы и
оуп (
П.). «(Зина) собственноручно желает тебе отдать то, досл.:
внутри сердца у нее лежит желание собственноручно от-
дать тебе то». Грамматическим подлежащим выступает со
четание лнапала
«она собственноручно тебе то
чтоб отдать», реальным – Зина. Еснагь игәы с
оуп «всегда
он думает обо мне, досл.: я всегда в его сердце нахожусь».
Грамматический субъект
подлежащее сара, что указывает
показатель с в с
оуп, реальный – иара (ср.
а-гъы
«в его
сердце»).
Ащм–0 дхыйны Мыт– д–нашьу–зтъа –шъ–6ь –бжьы
агъы аны6ъюызшъ– абеат у–жъы
. П.). «Сейчас ему, пока
залось, что ему послышался выстрел ружья, которым Ахмат
убил Мыту, досл.: сейчас ему (Темыру) показалось, что по
верх его сердца якобы разнесся звук выстрела ружья, кото
рым Ахмат убил Мыту». Грамматическим подлежащими вы
ступает абжьы «звук», а реальным он (Темыр).
–ёъы –юны –б–р7– ы дгыл–ны дяызы-яызу–
д7ъыу–шъ– агъы а––6ъюат
. П.). «...(Темыр) услышал:
якобы кто
то жалко плачет, стоя на балконе дома, досл.: по
поверху сердца Темыра прошелся, донесся якобы плачь
кого
то, стоя на балконе». на уровне предложения грамма
тическим субъектом
подлежащим является плач, реальным
– Темыр.
В полиперсональных глаголах именной компонент по от
ношению к глагольному компоненту может быть субъектом,
объектом (как ближайшим, так и косвенным). Синтаксическая
позиция именного компонента определяет структуру предло
В двуличных непереходных глаголах именной компонент
может быть в позиции косвенного объекта и субъекта.
а) Структура предложения инверсивная в том случае,
ко
гда именной компонент занимает позицию косвенного объ-
екта. В предложениях с такой структурой аналитического
образования грамматическим субъектом
подлежащим яв-
ляется тот член предложения, которому в глаголе соответ-
ствует показатель субъекта, реальным же субъектом
подлежащим
член предложения, которому соответствует
притяжательный формант в именном компоненте.
гәы иамыхәеит
емыр, Мыкы
бахә ианиалҳәа (
. П.)
Темыру не понравилось, когда она заговорила о Мыкче»,
досл.: сердце Темыра не
понравилось
то, что она сказала о
Мыкыче». Грамматическим субъектом
подлежащим выступа
ет Мыкы
бахә ианиалҳәа «когда она сказала о Мыкыче»,
Темыр.
, щнымю–хы7ып
(
. П.). «
Если ты не
против, свернем с дороги».
«твое сердце» соот
носится с показателем косвенного объекта
в глаголе
«то (в.) этому не приятно»,
«сойдем с дороги»
с показателем субъекта
, притяжатель
ный формант в имени б (
с реальным подлежащим,
который в предложении отсутствует.
Хоџь–н ду, Анх–р–, ам–з–р–, аюын ду (Д.
«Мне очень
Ходжан большой, его богатство,
его большой дом». Грамматический субъект
подлежащее
Ходжан большой, реальный
сара «я», на который указыва
ет формант притяжательности с в
«мое сердце».
Ала–й –бяь––щъ– адырат –р0 з––з, д––р–гьы агъы
яхеат (Д. Гэ
.). «Аляс сразу понял из
за чего они приши, это
ему очень
не понравилось
В глаголах с локальным превербом, сопровождаемым по
казателем косвенного объекта, синтаксическая взаимосвязь
всех членов предложения ни чем не отличается от вышеопи
Сгъы д–лйат
Хоџьан ду, Гәымбыл џьбара,
ду (Д.
«Мне очень жаль Ходжана большого, очень бессердечный
мой большой человек». Грамматический субъект подлежащее
– Ходжан большой, косвенный объект –
«мое сердце»,
реальный субъект
подлежащее – сара «я». Грамматическое
подлежащее Ходжан большой соответсвует реальному кос
венному дополнению, грамматический кос
венный объект
«мое сердце», ассоциируемый с
«я» – реальному
подлежащему.
Абри аха
а акы
игәы иалоуп
узҳәарымызт (
. П.). «...ты
не сможешь сказать, что этот мужчина чем
то
недоволен
229
Грамматический субъект
подлежащее акы «что
то», реаль-
ный аха
а «мужчина».
лгъы аны7–ххат
, д–н–йъым7
(
. П.). «Зина
дошла до
предела
за того, что он не перестал (говорить)».
.–уй аш–шь0оу а–н––8й–л–кь,
ргъы –н–6ъы87ъ–л–кь
а–йъы7у–з–р –къх–п
(Д. Гә.). «...в ходьбе по делу они устанут,
когда им надоест
, наверное, перестанут (думать о деле)».
б) Структура предложения прямая в том случае, когда
именной компонент по отношению к глагольному компоненту
является субъектом. Расхождении между грамматическими
членами предложения и реальными не наблюдаются.
аҳа лбара с
сгәы лыцәцеит
. «
больше не хочу
ее видеть, я в ней разочарован, досл.: мое сердце от нее
ушло».
Абра алщъ–з д––р–ё–
йгъы –зцеат
(Д. Гэ
.). «
увлеч
ен тем,
что она сказала, досл.: мое сердце идет за тем, что она ска
Акыр 7ат дйымб–цажь0еа
лзыбылуеит
«Много
прошло времени с тех пор, как я ее не видел, я очень
по ней
тоскую
, люблю».
Ам–0ъ– бза– д––р–
. «Он очень желает иметь
хорошие вещи».
менной компонент, сочетающийся с двухличным пере
ходным глаголом, по отношению к глагольному компоненту
занимает позиции ближайшего объекта или субъекта – под
лежащего.
а) При позиции ближайшего объекта
дополнения, со
ответствующий показатель представлен в глаголе в виде
ближайшего объекта. При этом возможны два характера
ния членов аналитического образования.
Первое – притяжательный показатель при именном ком
поненте не совпадает с показателем субъекта в глаголе. В
этих случаях ни валентность, ни транзитивность не пере
терпевают изменений. на уровне предложения подлежащим
является тот член предложения, которому в глаголе соответ
ствует показатель субъекта, ближайшим дополнением – тот
член предложения, которому соответствует притяжатель
ный формант в именном компоненте. Структура предложе
ния прямая.
Хышъ м––0 –8–р– –н–ч–лнак ай0еат, цъгь– дщ–цхр––ат,
–х– а7–гьы
(и)
, иламысым (
. П.). «Триста ру
блей
я отдал начальнику, он очень нам помогает, но если мы
еще не
задобрим
, не хорошо». В условной части предложе
ния и
агьы игәы
ар «если мы его еще не задобрим»
нет ни подлежащего, ни ближайшего дополнения, но на них в
аналитическом образовании указывают показатели субъекта
в глаголе
«мы»), ближайшего объекта и (аначальник
«начальник») в именном компоненте.
Мыкы3
(а9дыр
д––ры8хьеат ргъыл– –урый
щъй– хщы36ъ–
(
. П.). «Чтоб развеселить Мыкыча, она позва
ла девушек, досл.: чтоб они разбудили сердце Мыкыча, она
позвала соседских русских девушек»;
Ащм–0 агъы –нхь–8йй–,
–к–мб–шь6ъ– рыэхъ–ны д––цъ–жъеат, а0––цъ– ргъы ары
(
. П.). «когда Ахмат
успокоился
, заговорил, расхва
ливая буйволов, чтоб подбодрить семью»; ...Алхас
шь–6ъ– зынё–
агъы ––8ыржъеат
(
. П.). «...его (Мырзакана)
совсем
разозлило
поведение Алхаса, досл.: его сердце со
всем разорвало поведение Алхаса»;
...й–р– убра –хьй–щ–у–
йл–х–7 –ргьежьуеат
. П.). «...когда я слышу то, появ
ляется сильное головокружение, досл.: оно крутит мою голо
ву». Подлежащее
убри
«то», ближайшее дополнение –
О, йгъы бмырю–н, йныщъ– ш–р– (Б.«ь9. «О,
не убивай
меня, мой светлый праздник, досл.: ты не суши мое сердце».
лижайшее дополнение
«я», подлежащее
бара
«ты
(женщина)», которые в предложении
отсутствуют, но их при
сутствие не обязятельно, т. к. на них указывают показатели
в
«в моем сердце»,
в
«ты (ж.) не суши то»;
Д–6ъгъыяу–н л–р–, –щ–м0– бза– аз––лг–з агъы хь–н–р8йй–п
. П.). «Она надеялась, что хороший подарок, который она
ему принесла, его смягчит». Подлежащее
«подарок»,
ближайшее дополнение – он.
Второе
притя
жательный формант при имени совпадает
с показателем субъекта в глаголе. В этих случаях двухва-
231
лентное аналитическое образование становится однова-
лентным и интразитивным. Все образование приобретает
значение возвратности. Ср.:
агъы йыряъ-
«я его подбодрил», 2.
йгъы йыряъяъеат
«я подбодрил
себя». Структура предложения прямая.
П–хъ–л–гьы дцъ–яъон, –ка-йащъ– –рх– а–ныюу–з –уйь–нч
чйь–н быжь6ъ– дырзызырюу–,
агъы рх–7–ны
(
. П.). «
Пахвала пахал, прислушиваясь к неприятным звукам,
раздающимся в просторе, подбодряя себя; Азныказ ссиршәа
ибон
(А. Г.) «В какое
то мгновение он себя
почувствовал
чудесно»; ...
әыуарала
ргәы дырдеит
уа (М. П.). «...плачем
они
успокоили

себя
там»;
...аздыру–д– –8шъм– 8щъый
лгъы лх–ш0ыр
, ––агъ–хъын Ала–й
(Д. Гә.). «...может
быть хозяйка немного
забудется
, подумал Аляс»; ...мамзар
б–ш–
йгъы й–жьоу
? (
. Шь.). «...или просто
обману;
досл.: мое сердце меня обмануло»;
ахьа абар
қәа ихы
, ды6ъаоуп –б–р7– ы, дхъыцуеат
(Д. Гә.). «Сегодня
отдался
, лежит на балконе, думает»; .
..ам8йё–з –ёъы
аеа8ш ахы а8хь–ёоат
(
. Шь.). «Он себя
считал
одним тех,
кто не умер»;
«ы6ъх–л–к а8йы аёеат.
«как бы то ни было он
притаился,
спрятался
б) При изучении субъекта
подлежащего на уровне пред
ложения подлежащим является тот член предложения,
которому в именном компоненте соответствует притяжатель
ный формант. Структура предложения прямая.
) знымзар зны (Зина)
ан–п– ы д––аг–рызшъ–
агъы а–бон
(
. П.). «Ему
казалось
он думал
, что когда
нибудь
он (Мыкыч) ее (Зину) приберет к рукам»; (Зина) уи
ь– ахь––г–ны д–шь0оуп щъ–
лгъы а––н–гомызт
–шь–ур–
(
П.). «Она (Зина)
не предполагала
, что он стра
стно желает
смерти»; Сы
сыргьы, гәыблыла су
әыуап ҳәагьы
йгъы а––
(
. П.). «
если я умру,
то думаю
, что ты искренне
меня оплачешь».
менной компонент, сочетающийся с трехличным транзи
тивным глаголом, по отношению к глагольному компоненту
может занять все три
позиции субъекта, ближайшего объ
екта, косвенного объекта. Примечательным является, то что
в них притяжательный формант в имени обычно совпадает
или с показателем субъекта, или с показателем объекта. Это
приводит к уменьшению валентности всего аналитического
образования, придавая ей семантику возратности.
Предложение с таким глаголом
сказуемым – прямой
конструкции. на уровне предложения подлежащим выступа
ет тот член предложения, которому в глагольном компоненте
соответствует показатель субъекта.
менной компонент в позиции ближайшего объекта:
(а9-
Ала–й –жъ–бжьщъ–р– д–
л–геат (Д. Гъ.
). «Аляс начал рассказывать, чтоб девочку за
ставить
, точнее забыть себя»;
рыгъ6ъ– (а9р-
рш0ырц –шъ–щъ–р– а–л–геат.
«чтоб забыться они
начали петь, досл.: чтоб они себя заставили о
себе забыть
начали петь»; Чан
а егьаџьара ды
азаргьы,
ахы (а9
(
. Шь.). «Где бы ни был Чанта, он к ней обращал
ся, досл.: он свою голову направлял (направлялся) к ней».
менной компонент в позиции субъекта:
Амя рыхр– м–раоуп, –х– уа –7кьый еацъоу –уй умо
уп, ауздыр–м –къымз–р щъ–
агъы а––ан–0еат
Мыкы3 (
. П.).
колючки косить легко, но у тебя дела похуже этого, но пока
не знает – подумал Мыкыч, досл.: его сердце дало ему то».
в) именной компонент в позиции косвенного объекта:
әыуарц «я решил не плакать».
Ур0 нх–цъ– ц6ь–н, –гън–мг– –хь8–рзущъо.
.. – лҳәан, лгәы
(
. П.). «Они чисто крестьянского сословия,
чем ты говоришь про них незаслуженное
сказала она,
расстроилась, досл.: заставила себя, т. е. свое сердце рас-
за чего
то».
В предложениях со сказуемым модели имя в общей форме
+ глагол акра «держать» реальным подлежащим не
обходимо
считать тот член предложения, которому в глаго
ле соответ
ствует ближайший объект, грамматическим же подлежащим
является именной компонент:
еи к
рымф сы
оуп, даара
амла сакит
. «Со вче-
рашнего дня я ничего не ел, я очень
голоден
, досл.: очень
меня голод поймал, задержал».
233
–хь0– д–кат
«Ребенок замерз, досл.: ребенка
поймал, задержал холод».
так, совпадение грамматического субъекта подлежаще
го и реального субъекта
подлежащего (ГС РС наблюдается
в тех случаях:
1) когда именной компонент по отношению к глагольному
компоненту находится в позиции субъекта
подлежащего. на
уровне предложения подлежащим является тот член пред
ложения, которому в именном компоненте соответствует
притяжательный формант: именной компонент как бы при
равнивается подлежащему. Глагольный компонент в этих
а) одноличным глаголом с основой без локального пре
верба: слаха
гьажьуеит «у меня головокружение, досл.:
моя голова кружится», сгәы
жәеит «я разозлился, досл.:
мое сердце лопнуло»,
йгъы 87ъеат
«мне надоело, досл.: мое
сердце сломалось».
б) двухличным непереходным глаголом:
йгъы лыцъцеат
«я в ней разочарован»,
азнеит «я дошел, додумал до
чего
в) двухличный переходный глагол:
агъы а–бон
«ему
виделось, досл.: его сердце то видело»;
агъы д–жьон
«он об
манывался, досл.: его сердце его обмануло».
г) трехличным переходным глаголом:
иааина
«ему представилось, досл.: его сердце то ему дало».
2) когда именной компонент находится в позиции бли
нишего объекта
дополнения по отношению к глагольному
компоненту. на уровне предложения подлежащим является
тот член предложения, которому в глаголе соответствует по
казатель субъекта.
менной компонент приравнивается до
полнению. Глагольный компонент оформлен:
а) двухличным переходным глаголом:
агъы йыряъяъе
ит ого
подбодрил, досл.: его сердце я укрепил»,
агъы 8ый7ъеат
«я
ему надоел, досл.: его сердце я сломал»,
агъы 8ызжъеат
«я
его разозлил, досл.: его сердце я разорвал».
б) трехличным переходным глаголом: лгәы лхадырш
«они заставили ее забыться», рыгәқәа рхадырш
ит «они за
ставили себя забыть».
При совпадении притяжательного форманта в имени с
каким
либо показателем лица в глаголе аналитическое об
разование в целом в сравнение с глагольным компонентом
выступает с пониженной валентностью: двухличный тран
зитивный глагол становится одноличным интранзитивным,
трехличный глагол – двухличным.
Аналитическое образование преимущественно выступает
с возвратной семантикой:
агъы д–жьо
н «он обманывался»,
йгъы йыряъяъеат
«я подбодрился, я подбодрил себя»,
«они успокоились, они успокоили себя»,
йгъы йăеат
«я съел себя (переживаниями)», схы сфеит «я погубил себя
лхадырш
ит «они заставили ее забыть
ся, позабыть себя».
2. несовпадение грамматического субъекта
подлежащего
и реального субъекта
подлежащего (ГС
РС) происходит в
тех случаях:
1) когда именной компонент по отношению к глагольному
компоненту находится в позиции косвенного объекта
дополнения. на уровне предложения грамматическим под
лежащим является тот член предложения, которому в гла
гольном компоненте соответствует показатель субъекта, а
реальным же подлежащим – которому соответствует при-
тяжательный формант в именном компоненте. Глагольный
компонент выражен:
а) одноличным глаголом с локальным превербом, кото-
рый обычно реализуется без показателя косвенного объек
та: игәы с
оуп «я нахожусь в его сердце», игәы
«из
его сердца раздалось что
то».
б) двухличным непереходным глаголом:
иалоуп «то
ему не нравится, досл.: то в его сердце вонзилось, находит
агъы а–мыхъеат
«то ему не помогло, не понравилось»,
«то ей не понравилось».
Аналитические образования модели имя в форме общно
сти + переходный глагол строят предложения:
235
а) прямой конструкции, когда между именем и глаголом
существует объектное отношение: сара аус зуеит «я рабо
таю», сара ашәа сҳәоит «я пою», сара а
ҳәыс даазгоит «я
б) инверсивной конструкции, когда между именем и гла
голом существует субъектное отношение: сара амла сакит
«мне голодно, досл.: голод меня ловит», сара ахь
а сакуеит
«мне холодно», сара ашоура сакуеит «мне жарко»,
й–р– –ёб–
«я хочу пить, меня жажда берет».
Подобно глаголу аналитические образования в финитном
оформлении в предложении выступают в роли сказуемого, в
инфинитном оформлении – в различных синтаксических по
Сказуемое: надиагьы уамашәа
афильм
ыц, лхы д–зн–рхъыцат л–8хь–й–зы
(
. П.). «новый фильм
очень расстроил и надю, он ее заставил призадуматься и
о будущем». «Ҳара хаиҳабыра» ҳәа
Сеадый ей6ьынгьы
данцәажәоз
а ы7–кё–н, дгызм–лё–, –йовет мчы
агъы –зкы
–л– дарбон
(С.
.). «Сеидык когда говорил, то встав
лял слова «наши руководители», хитрый, тем сам хочет по
казать, что он якобы сторонник советской власти».
Подлежащее:
Уа –эны йхь––6ъ– зегьы еазыкъкъ–ны ай–н,
йым–мкъ–
(
. П.). «В тот день все мои боляч
ки обострились, я не знал, что делать с собой (куда себя за
брать)».
ухы дурб–р
бза–н.
ыло бы хорошо,
если бы ты показался врачам».
ичноотносительное ближайшее дополнение: Мыкы
аказы суацәажәарц с
йыздыру–м –къ
(
. П.). «Мыкыч, я хотел с тобой о чем
то погово
рить,
только не знаю, как ты на это
посмотришь
Н–да– алцъымё–къ– алеащъеат
. П.). «О чем он думал, не
скрывая рассказал наде».
ичноотносительное косвенное дополнение:
Зыгър– угоу
. «Ходи с тем, кому доверяешь». Ҳгәы
, ҳцәа ҳхызхуаз сидгылома! «
разве встану рядом с тем,
кто нас расстраивал, нас позорил!».
Дополнение:
–йнынё– дн–ргеат.
«Они дове
ли до бессилия»;
Лгъы а–лымйырц –зы ал–йымщъеат
. «Чтоб
она не расстроилась, я ей не сказал»;
Лгъы ыяьыр щъ– йшъо
боюсь, что она заскучает».
Определение: Са
анеи Гәашьа лы
агъы й–з7–
–жъ–6ъ
–гьы а–лымщъеат
Н–р0 С–йрыйъеа
...). «Сатаней
Гуаща не сказала ему ни одного
подбадривающего
слова».
А0–хын а–р– аюыз– агъы злеайычш– –жъ– йъ–нд–6ъ– аеащъ
. П.). «Он хотел сказать своему другу подбадривающие,
теплые слова».
Обстоятельства, особенно обстоятельство образа дей
ствия, которое чаще всего выражено деепричастием:
агъы р8–гь–ё–ны
д––ё–н
(
. П.). «Мыкыча воспитали слиш
ком
заносчивым
». Ажәлар
(
. Шь).
«народ радуется, распевая». кама
хәы
дхьат, – б–б– дыйз––жъг
! – лҳәеит, аха уи
шый–млоз –ныл
, быргк леа8ш зегьы р ы л–н длыцхр––у
–н (Д. Гъ
). «Маленькая камачич плакала, пере
живала «при
ведите отца», но когда она поняла,что это не возможно,
, она, подобно старушке, во всем помогала матери».
Аэы з–рд–гь –кр– –хьыцъгь–х–з, Мырз–й–н д––р–
дгыл–н
(
. П.). «
за того, что поймать буланого коня
стало трудно, Мырзакан стоял очень
довольный
Знаменательного компонента сложного сказуемого:
саа дзауз иеи
ынчуа
дй–
(
. П.). «Подобно тому, у кого недавно был покойник,
стал
беспокойным,
сердобольным
»; ...
–цъгь–
агъы
. П.). «...может быть
думает
о пло-
хом»; Сасры
әа знык и
сы аниоугәышьа,
аэы д–йын
ддәықәлеит, аха уеизгьы
у– –цъ–я
ъ–ю дашь0–л–ргьы, дышахьёо –й–р–
–гър– г–ны дыйоуп
(Н.
). «как только Сасрыква пришел в себя, ударив
коня, рванул, но если за ним погонится тот пахарь, то он
, что он его нагонит»; Схы ны
әызгартә сы
оуп. «
в со
стоянии себя содержать»; Сы
–п щъ–
лгъы а––н–го д–л–геат
(нар
Сасры
әеи...) «Мой сын
237
и мудреть стал
начала думать она»;
Д–ргьы й–р– йзы ргъы
рйычхь–з–р –къх–рын
(
. Шь.) «Они уже, наверное,
успо
коились
(за меня)»;
дыз
ахымызгьы
а––лырйь–ны

инырхара
(
. П.). «
те,
которые не хотели Мырзакана, сразу, внезапно не
могли его
обидеть
хыбжьон Сагьаса
д–– ых–н, –х–
ахы –гър– амго
.). «В полночь Сагяса проснулся, но он
не верит
в себя
конструирующий член инфинитных оборотов:
Сатаней Гәашьа лы

, лйыр0– ––
лырха–н, –йр– д–л–геат
..). «когда сын
Сатанеи Гуащи
отдохнул
, она приготовила свою пряжу и на
чала прясть».
Џь–р– мю– х–р– ды6ъл–рц
агъы а–н0еаку–з
–эны ш––нё– дгылон (Н. С–йрыйъеа
...). «
когда
он
задумыв
ал
уехать в дальнюю дорогу, в тот день он вставал рано».
ҳаиҳабыра» ҳәа
Сеадый ей6ьынгьы д–нцъ–жъоз а ы7–кын,
дгызм–лё–, –йовет мчы агъы
–л–дарбон
(С.
«Сеидык в разговоре всегда говорил «наше правительство»,
хитрый, тем самым показывал свое
якобы хорощ
от
к советской власти».
Ар й–8шь арз–щ0ауеат, уа
угъы а–
, а–хьу0–ху уц–ны у–шшы
. П.). «Мы (лошадей)
посылаем в красную армию,
это тебе
не по
душе, не
нравится, иди куда хочешь, жалуйся».
ХАРАкТЕР
СТ
РАЗОВАн
Все аналитические образования обладают лексическим
значением. Для них характерна семантическая целостность,
что позволяет им функционировать в языке на правах от
дельного слова. Подобно словам эти устойчивые, связанные
словосочетания также обладают признаком воспроизводи
мости. В отличие от свободных словосочетаний, которые
создаются в процессе речи по существующим пра
вим лек
сической и синтаксической сочетаемости слов, данные соче
тания используются в речи в готовом, связанном виде. Они
являются воспроизведением уже существующих
устойчивых
сочетаний в языке.
ексическое значение аналитических образований фор
мируется лексическим значением компонентов, которые
при этом перетерпевают переосмысление. Обладание
целостным значением аналитические образования обязаны
именно семантическим сдвигом значений компонентов
Степень участия лексических значений компонентов в
формировании целостного значения аналитического образо
вания различная,.
В основной массе аналитических образований лексиче
ской доминантной является глагол. Это аргументируется
серии глаголов с общим именным компонентом,
например, серии глаголов с компонентом
«сердце»,
«дух», ахы «голова» и др. В них именные компоненты
чаще выступают как детерминирующий элемент, объеди
серии инвариантным лексическим значением и в то же вре
мя дополняя и модифицируя основное значение глаго
ла. В
качестве же релевантного фактора выступает именно глагол.
количество образований, в которых семантическим лидером
является именной компонент, весьма незначительное –
Если значения компонентов не перетерпевают переосмысления, а
выступает в своем прямом значении, то говорить об аналитическом
образовании не приходится, т. к. каждая из них выступает как
самостоятельная часть речи в свободном употреблении.
«пить хочу», амла сакуеит «есть хо
чу», ахь
а сакуе
ит «холодно (мне)» и др.
з общего числа аналитических образований можно вы
делить такие, которые являются единственными выразите
лями определенных понятий.
многих из них нет синони
из обычных слов. Эти образования в плане экспрессии чаще
бывают нейтральными, например:
«скука* ску
чать (вообще)» –
агъы ыяьуеат
«он скучает»;
«соскучиться о ком
л.» –
рыгъхь–– згеат
«я о них соску
чился»; абзиабара «любить» – бзиа дызбоит «его (ч.) я лю
блю»; аусура «работать» – аус зуеит «я работаю; ахақә
«жертвовать собой» – ихы ақәи
еит «он пожертвовал со
«оправдаться» –
ахы ахат
«он оправдал
а8йы 0оуп
«он жив»;
агъы –здууп
«он горд»;
агъы бзаоуп
«он здоров»;
–гънырх–р–
«обидеть» –
нирхеит «он его
обидел» //
агъы цъырйьеат
«они его обидели»; агәыхынҳәра
«тошнота»
хынҳәуеит «ему тошнит»; а
сшьара «от
дых, отдохнуть» – и
сы ишьеит «он отдохнул»; а
«жадность» – и
сы цәгьоуп «он жаден»; ахақәи
ра «свобо
уп «он свободен»
ольшая часть аналитических образований дает синони
мические ряды. Члены ряда противостоят друг другу эмоци
ональным признакам, по характеру действия. например: по
нятие «разочарование» передается словами
ицәкаҳаит,
сгәы ихшәеит, сгәы
сит, которые разнятся по степени
экспрессии; злиться –
агъы 8жъеат, агъы 8ыжъжъеат,
агъы шат, агъы еайъы33еат;
понравиться –
агъы д–хъеат,
дагъ–8хеат, йгъы д–6ъшъеат; обадетьй
- –гъ–лйр–, –гъ––р–,
ему не здороватй
– агъы еай–р–м, агъы р–хъым, агъы эеам,
дычм–з–юуп; подбодрать – йгъы аряъяъеат, йгъы й–а7еат,
йгъы ашь0у–м; н–доед–ть – агъы ргеат, агъы кылыр7ъеат,
агъы 87ъеат, агъы –6ъ ыяьат, агъыкыдё––ат; болеть – агъы
Фактический материал этот и ниже взят из работ В. А. касландзия.
«Абхазо
русский фразеологический словарь». «Фразеологический
словарь абхазского языка».
какие семантические расхождения наблюдаются между членами
Многие из аналитических образований обладают полисе
–гъм–3х–р– – агъы м–3хеат
1. «он потерял сознание», 2.
«он заболел».
абзиабара: 1.
ызбоит, бызбоит,
зиа бызбоит,
Аарцә бызбан,
нырцъ бызгоат (Д. Гъ
.). «
юблю, люблю, лю
блю тебя, Здесь тебя увидел, туда заберу»; 2. желать:
дымю–йырц Д––р– бза– абон
(
. к.). «Он очень желал, чтоб
его жизнь прошла в славе».
Ввиду того, что ряд именных компонентов образует серии
аналитических глаголов с определенной семантикой, сочли
целесообразным некоторые из них рассмотреть в отдельно
Семантика образований с именным компонентом
«сердце»
Образования с именным компонентом
«сердце», не
зависимо от того, являются ли они композитом или аналити
ческой структурой, в основном передают понятия, выражаю
щее процессы, характерные человеку.
Эти понятия отражают:
1) характер, суть той или иной личности: доброту, мягко
сердечие, черствость, безволие, великодушие, беспомощ-
ность, смелость, дерзость:
игәы ҳалалуп,
агъы р–зуп
А агәыраз, агәыҳалал «доб
(о человеке)»; лгәы
шқоуп «она мягкосердечна) беспомощ
имоуп «он (м.) храбрый, смелый»;
агъы 7–яоуп
«он нервный, чувствительной»; игәы џьбароуп «он жесток,
черств»; Ҳаниф
, згәы еицамкуаз, Агәа
ра цәгьа дание
ит (
. к.). «Храбрую Ханиф – красавицу постигло большое
горе»;
ъ–хх– –рю–ш цоат еажъхыйл–, у– анхогьы ргъы
синонимического ряда вопрос особый и подлежит специальному
анализу.
Подробное и обстоятельное описание каждого из синонимов
представлено в словарях В. А. касландзия.
241
. Шь.). «Поток, подобный пене, стремительно идет, и
те, кто там проживает смелы, быстры».
2) разные эмоции: восторг, вдохновение, разочарованние
гнев, ярость, презрение, отвращение, любовь, увлечение
удовольствие, привязанность:
Ҳабахә ииҳәаз дук
иамыхәақәаз
(Д. Г
ыли и такие,
кому
понравилось,
что сказал Хабаху»;
...еиҳарак ахәа
шшәоуп
сгәы иахәа
(Д. Гә.). «...мне больше
нравится
серый (о платье)»; Ааи, шәара рыцҳақәа,
йгъы шъзыбылуеат
(Д. Гъ
.). «Да, вы бедные, я очень вас
блю
, за вас переживаю»;
Арныйъ–юы агъы 8ыжъжъон
(А. Г.).
«Водитель злился, гневался»; ...
у–х– –бр– йдъылц–ны й–нк–б
йгъы 8жъ–ны
йы8йыр й–л–п
(А. Г.). «...если сегодня ночью
выгонишь меня, то я может умру от
злости,
разочарования»;
гәы азцошәа
избар, дсыманы сцаны
диасырцәажәап (Д.
.). «Если я увижу, что ему
понравилось
, согласен, возьму
для переговоров»; Абри
–ёл–г–р–
йгъы 8н–7ъ
(Д. Гъ
.).
«Эта мельница мне надоела»;
Зан– дырэхъ–ны лыёб–хъ –б–йй–к, Мах– д–нн–л–цъ–жъ–
(
П.). «Темыру стало непосебе, когда Миха, так расхваливая,
заговорил о Зине»;
А0–ц– 8шё–, а8щъый рыцщ–,
(
. к.). «невеста красивая, его бедная жена,
отчаянии
Ах–7–, ашъ– аш8–зй–зоу, л–къ7–й арщъоат
(
. Шь.). Поверь, какие они мастера песни, поют по
добно сказке, с удовольствием».
3) волеизъявление: обидеть кого
либо, обидеться; вы-
явить усердие, заботу, успокоить, обнадежить кого
либо, на
пугать кого
нирхагәышьомызт
«...так из
за нашего скота он соседа
, не уни
жал»; ...ларгьы
агъы цъымйь–къ–
арх––шъ– дн–а–цъ–жъон
. Шь.). «...и она говорила с ним, ласково, не расстраивая,
боль ему»; Даара
агъы –6ъыкны
аус напы наир
куаны еи
ш аан, дааим
аны араион ахь дыргеит (А. Г.)
«когда он с большим усердием взялся за работу, его пере
вели в район»;
У–ха-эна6ъ– кыргьы цеат, Агъю–р–мкъ– ргъы
(
. к.). «Прошло много дней и ночей, они
успо
(заставили себя успокоиться)»;
гәы р
, ухацкы
сцеит (
. П.). «
спокой себя
(успокойся) дорогой»; Гафур
дыхәмаруа дцәажәон,
. П.). Гафур
шутя говорил, чтоб
разозлить
Темыра».
4) психологическое состояние человека: состояние страха,
ужаса, безразличия, печали, спокойствия, тоски, скуки, пес
симизма, замешательства, неведения, неожиданности, не
рвозности:
ҳгәы цаны ха
, акааме
й–лоат –нырщъ–
. П.).
Мы все

духом
, когда сказали, что настанет конец света,
ужасное происшествие»;
Абольшевакцъ– рызб–хъ –нащъ–
щгъы н0ы8й––у–н
. П.). «когда он говорил о больше
виках, мы
приходили
в
состояние страха
»; ..
.–х– уа а–р–
, иаҳагьы амца ицрана
он (
. Шь.).
«...но это его
не успокаивало
, еще более заставляло пере
живать»;
Агъы хьу-хьуу–
дышхъыцу–з, –цъ–
(
. П.). «
находясь в состоянии
тоски, пере
живаний, он, раздумывая, вновь заснул»;
ҳәа
а днықәтәеит дцәырҳаны,
(
. П.). «...
проснувшись сразу сел на кровать в состоянии
замешатель
ства
»:
Ргәы
еим
иахьа
сызы
оу (
. к.). «Тех врагов, которых я
преследую
неожиданно
для них
я, уничтожив, их отдам тебе»;
Агъы д––р– а7–яоуп
«Он очень нервный».
5) процессы мышления: думать, додуматься, сообразить,
предположить, размышлять, вспомнить, решить:
нан, џьбеит, абри сҳәап ҳәа
итеижь
акраа
уеит
(Д. Гә.). «Ах, это сказать
я думаю
давно»;
зегьы ра
кыс бара беигьымзи, аха схы зга сыздырам,
(Д. Гъ
.). «Ведь ты лучше, чем
какие
то лекарства, не знаю, что меня отвело от этой мыс
ли), совсем
додумался
д––р– ауй бзаоуп
(Д. Гъ
.). «То,
что ты
задумал
, очень хорошее дело»;
А–-юеашьцъ– еа7–гылт
ргъы а8
й– йзы
(
. к.).
Восемь братьей встали вместе,
243
они не додумываются, меня уважать они злословят против
меня»;
Чм–з–р–к й–г–п щъ–
а0–шъомызт агъы
(
. к.). «Он
подумать
(сообразить, додуматься), что какая
болезнь заберет меня»;
Мз–у3 дгъыряьо дц–у–н,
Агъы а0еа
н–агё–рц
(
. к.). «Мзауч с радостью шел выполнить
думанное
6) физическое состояние человека: быть здоровым, боль
ным, в состоянии отсутствия аппетита или появления аппе
тита, в состоянии тошноты, голода:
Сара
йгъы бза–мшъ– йыйоуп
, йызцом (Д. Гъ
.). «
немного
заболел
, не могу пойти»;
Агъы р–хъым
«он не совсем здо
Агъы хъ–шьуп
«ему не в моготу»;
Агъы еай–р–м
«не
здоров, чувствует слабость»;
Агъы хынщъуеат «ему тошнат
«он здоров»;
Семантический анализ исследуемых образований пока
зал, что лексическое значение компонента
–гъы
в них весь
ма абстрактное. Он в них утратил свое лексическое значе
ние и как бы приобрел деривационную функцию, указывая
на процессы, связанные с личностью, точнее с психикой, с
его мышлением, с его сутью, с его эмоциям и волеизъявле
нием, с его физическим состоянием. В
«сердце»
персонифицировано. Сердце личности и сама личность ото
ждествляются, что обусловило оформление имени притяжа
тельным формантом.
афара «есть, кушать» А
агъы аăеат
«он извел себя пере
живаниями», ср.: ихы ифеит «он извел себя (необдумаными
и т. п.) действиями», переживаниям противопостав
ляются
действия и это достигается аппозицией
«сердце и ахы
«голова». В данных образованиях (а)г
ы и (а)хы выступают
в функции деривантов и находятся в отношении производя
щей и производной, напр.:
–8жъ–р–
«разорваться, разорвать» А
агъы 8жъеат
разозлился, сильно рассердился»,
агъы 8ажъеат
«он его ра
зозлил».
«ломать что
то тонкое» А
агъы 87ъеат
«ему на
доело»,
«я ему надоел».
«делать» А
агъы й–й7еат
«я его подбодрил, во
душевил, развеселил».
«усилить» А
йгъы йыряъяъеат
«я подбодрил
себя, сделал себя уверенным»,
агъы йыряъяъеат
«я под
бодрил его».
«падать» А
агъы к–щ–ат
«он пал духом, его охва
тило
отчаяние, он в отчаянии».
абылра «гореть» А
агъы былуеат
«он охвачен страстью,
ашра «кипеть, накаляться» А
шит «он разозлен, до
шел до ярости (не сразу, а постепенно)».
азцара «пойти к кому
чему
л., для кого
чего
«он сообразил, предположил».
«прицелиться, направить что
л. на что
то, решть
что
«бросать (что
то мелкое)» А
«спокойно, умиротворенно».
Анализируемый материал позволяет нам
–гъы
ква
лифицировать как словообразовательный компонент.
Посредствпом его в абхазском языке образованы много лек
сем с определенной семантикой. В этом плане его возмож
ности не исчепраны. Примечательным является и то, что не
редки существования синонимических рядов. Расхождения
между членами ряда весьма незначительные, отражающие
малейшие нюансы, которые порой одним словом трудно
перевести на другой язык (материал взят с слова
рей В. Р.
«он рассердился, разозлился»,
агъы 8жъеат
«сильно разозлился»,
агъы тйъ–цат
«он пришел в ярость»,
шит «он дошел до ярости».
«он испугался»,
агъы 0йьеат
«испугался внезап
агъы амн–йьеат
«сильно внезапно испугался»,
«сильно испугался».
бзиа дибоит «он его полюбил»,
агъы д–зыбылуеат
его любит, переживает за него»,
азцеит «он полюбил,
увлекся».
«то ей не понравилось»,
лгъы н–мёеат
не понравилось, ей не по душе».
иаанагеит «она подумала, предположила»,
аз
цеит «он подумал, сомкнул»,
иааит «он додумал
«то он вспомнил»,
ашәеит «то он
быстро вспомнил».
дрыцҳасшьоит «я его жалею»,
далоуп «мне жаль»,
дрыцҳанашьоит «мне очень жаль его».
наличие в абхазском языке обилия слов с указанной се
мантикой демонстрирует высокий духовный менталитет аб
хазского народа.
Семантика образований с именным
компонентом ахы «голова»
Словосочетания с именным компонентом ахы «голова»
неоднородны. Среди них немало сочетаний фразеологиче
ского уровня, например, ихы
–8ырч– 0оуп
«он глуп». но есть
и серии, которые по семантико
грамматическим признакам
нельзя отнести к фразеологическим сочетаниям.
В наиболее популярной серии компонент ахы «голова»
синкретичен: он сочетает в себе функции словообразова
ния и формообразования.
мя ахы в основном сочетается с
транзитивным двухвалентным глаголом, по отношению к ко
торому занимает позицию ближайшего объекта. Показатель
притяжательности при имени всегда совпадает с показате
лем субъекта в глаголе. на уровне синтаксиса по
добная мо
дель аналитического глагола выступает как одновалентный
интразитив.
менной компонент ахы в данных
образовани
ях как бы приобретает статус категориального форманта,
выражающего реляцию действия на самого деятеля, обе
спечивая аналитической основе грамматическое значение
«возвратности»
омтатидзе
к. В. категория версии в абхазском глаголе. Труды
. Т. ХХХI. 1947.
«воспитывать»:
«я его воспитал» А
«содержать, воспитывать себя»: ихы
со
держал, воспитал».
«выставить, показать»:
«я то
, выставил» А
«показаться»: ихы
«он показал себя, он выставился, обнаружил себя».
«оправдать кого
«я его оправ
дал» А
«оправдаться»: ихы
ар6ьаеат
оправдался».
ахьчара «сторожить кого
л.»: исыхьчеит «я то сохранил,
предостерег» А ахыхьчара «остерегаться, защититься»:
ихы ихьчеит «он себя защитил, остерегся».
«обвинить кого
л.»: дсырџьеит «я его обвинил»
А ахырџьара «обвинить, хулить себя»: ихы
«он
обвинил себя».
«содержать кого
«я его со
держу» А
«содержать себя»: схы
«я
себя содержу».
«прибрать, спрятать что
«то
прибрал, спрятал» А
«скрыться, спрятаться,
воздержаться»:
«он спрятался, отстранил
«хвалить кого
что
«он его похва-
лил» А
«хвалиться»: ихы
«он хва-
лится».
ишәиуан
иара,
дымхъыцё–къ– –8щъызб–
–й–л–м шъйъы –хьылзамюыз
(
. П.). «
ногда он
проклинал
себя
, что, не подумав, послал письмо девушке»;
уйутъык узыщ–8ш––ргьы
(
. П.). «Может быть
мы сможем тебе разыскать работу по твоему
нраву
» (досл.:
к которой ты сможешь приспособиться);
Анеацъ–жъ–н, –хъ
ыл8–зы а–н––у–, хышъ-хышъ (м––09 ареа7–мкъ– а––рг–р–
рхы а–дыр7еат
(
. П.). «Поговорив, они
обязались
чером не менее чем по трехсот (рублей) принести»;
егь–џь–р– дый–з–ргьы,
ахы лы6ъаршъон
(
. Шь.).. «Где бы
ни был Чанта,
всегда
возвращался
» (досл.: свою голо
ву поверх нее стелил);
247
..–ц–р–хьы ахы нкыда7еат
(
. П.). «он направился вый
Сочетаясь с транзитивным трехвалентным глаголом, ахы
также становится в позиции ближайшего объекта и также вы
ражает действие, распространяющееся на субъек
та, но уже
с реляцией на косвенный объект. Аналитический глагол в
целом на уровне предложения выступает как тран
двухвалентный глагол:
алагалара «внести, включить то во что
л.»: иалазгалеит
«то я во что
то включил, внес» – ахалагалара «включиться,
подключиться во что
л.»: ихы алеигалеит «он подключился
во что
то» (досл.: «он себя включил во что
то») ақә
ара «по
ложить на что
то плоское»: иақәыс
еит «то (в. я положил
на что
то плоское» – ахақә
ара «пожертвоват собой»: ихы
еит «он пожертвовал собой»; алгар «вывести из чего
то»: иалигеит «то он из чего
то вывел» ахалгара «вывести
себя»: ихы алигалеит «он вывел себ из чего
то»; адцалара
«заставить делать что
л.»: исыдицалеит «он меня заста
вил делать что
л.» – ахадцалара «упорно заставить что
делать»: ихы адицалеит «он заставил себя что
то делать»;
Схы –нйр––л–хьеат
й–р– –у–юыз–7ър–
. П.). «
приспосо
бился к одиночеству»;
имбахуа ииааира
, ихы
аз... (
. Шь.). «невиданная его победа, пропала из
чего он сложил свою голову».
мя ахы может сочетаться и с интранзитивными глаголами.
–х–хъ–р–4 ахы д–хъеат
«он себе помог, он себя содер-
ахеи
аҳара: ихы деи
аҳауеит «он бережно относится к
себе».
Айшъоат, аззоат,
саз
аауеит
, абас
ру ҳәа (
. П.). «Мерю, перемериваю (в смысле думаю), сп
шиваю
себя, так лучше или хуже»:
а–мх–
у–жъы-у–жъы д6ъы8йычщ–у– д––юн–лт
(
. П.). Темыр
недо
вольный
собой
, время от времени вздыхая, зашел (в дом)»;
хы узацхраауам, узлазбо (М.
.). «как я вижу, ты не можешь
помочь себе».
В том, что имя ахы «голова» в приведенных образовани-
ях выполняет грамматическую функцию подтверждают воз-
вратные формы глагола с формантом
: их грамматиче
значения совершенно идентичны, ср.:
ахы –леаг–леат
аэ–леаг–леат
«он вмешался в какое
то
дело»;
«он пожертвовал собой»;
т «он им отдался»;
ахы –6ъыр8й
аэ–6ъыр8й
«цепко, намертво, усердно»;
«он спрятался»;
«он не сдается».
Также нельзя считать фразеологической единицей соче-
тания, в которых
с притяжательным формантом зани-
мает позицию подлежащего по отношению к глагольному
компоненту, напр.:
ахы а8н–йеат
«он понял»;
ихы азцеит (
) «он понял, предположил»;
ихы ҳалеи
еит «он посоветовал нам», «помог советом
В них
в семантическом плане близок именному ком
поненту
(ср.: игәы азцеит, игәы
), а в функ
циональном плане – деривационному форманту.
Семантика образований с именным компонентом
«дух, жизнь, дыхание»
отличие от компонентов
«сердце», ахы «голо
ва», которые в аналитических образованиях чаще выступа
ют с абстрактной семантикой, семантика компонент а
«дух», жизнь» б
олее конкретна: большинство образований с
ексический материал взят из работ В. А. касландзия,
. X. Са
манба. Русско
абхазский фразеологический словарь. Сухум, кас
ландзия В. А. Фразеологический словарь абхазского языка. Сухум,
сы выражают процессы, связанные с жизнью, смертью,
с физическим состоянием всего живого.
иоуит «он спасся, остался в живых» (досл.: « полу
чил свой дух, свою жизнь»).
а8йы 0–леат
«он ожил» (досл.: «дух, жизнь в него во
а8йы деа0еат
«он его убил» (досл.: «он отдал его своему
духу»).
а8йы ахы7ат
«он скончался (досл.: «его дух, жизнь вышла
из него»).
йы8йы 0ахат
«он меня замучил» (досл.: «мой дух, жизнь
он вытащил»).
а8йы ал–леат
«он ожил» (досл.: «его дух, жизнь вошел в
него
а8йы 0оуп
«он жив» (досл.: «его дух, жизнь в нем нахо
дится»).
йы8йы кыл–хеат
«я задохнулся (досл.: «мой дух застрял в
то узком»).
а8йы еавагеат
«он передохнул» (досл.: «свой дух, дыха
лы8йы ––агеат
«он ее оживил» (досл.: «ее дух, жизнь он
а8йы агъ–яьат
«он покончил с собой (досл.: «он решился
на свою жизнь»).
Среди образований подобной модели есть такие, которые
выражают состояние, характер, эмоции, но их значи
тельно
а8йы цъгьоуп
«он жаден» (досл.: его дух плохой);
«он честен, чист» (досл.: его дух чистый);
а8йы ашьо
«он отдыхает»;
а8йы аёоат
«он притаился» (досл.: дух,
дыхание он прячет).
необходимо также отметить, что в абхазском языке не
мало фразеологизмов с компонентом а
касландзия «Абхазско
русский фразеологический словарь»,
1995., стр. 74
78; Его же.
А8йу– бызшъ– –ăр–зеолога–тъ жъ–р.
а8йы ш0оугьы рыздыр–м
«он забыт всеми»;
йы8йы ун–пы
«я надеюсь на тебя»;
а8йы –хь0–7ъ–хъу –ёъгьы азды
«он скрытен».
АнАлиТиЧЕСкиЕ ОБРАЗОВАниЯ В СОПОСТАВлЕнии СО
СВОБОДныМи и ФРАЗЕОлОГиЧЕСкиМи СОЧЕТАниЯМи
Анализ аналитических образований позволяет результаты
его сравнить и сопоставить с особенностями как свободных
словосочетаний, так и фразеологических.
Аналитические образования являются субстанцией язы
ка. Эта устойчивые словосочетания, обладающие призна
ком воспроизводимости. Свободные словосочетания – это
субстанция речи: они образуются в процессе речевого акта с
учетом лексической сочетаемости и по грамматическим пра
вилам языка. каждый компонент свободного словосочетания
выступает в своем лексическом значении, соотносящемся с
ексические значения компонентов аналитиче
ских образований подвергаются переосмыслению. Они со
вместно формируют лексическое значение аналитического
образования и выражают одно понятие.
сходным для аналитических образований стали свобод
ные словосочетания. Модели свободных словосочетаний
легли в основу моделей аналитических образовании. Эти
модели отражают такие синтаксические отношений между
компонентами модели, которые возникают между субъектом
подлежащим и глаголом
сказуемым, между объектом
дополнением и глаголом
сказуемым, между обстоятельством
и глаголом
сказуемым.
компоненты и в свободных словосочетаниях, и в анали
тических образованиях раздельнооформленны. каждый
компонент оформлен в соответствии с категориальным
значением той части речи, к которой он относится. Однако в
этом плане аналитические образования отличается от сво
бодных словосочетаний. как было сказано выше, имя в ана
251
литических образованиях выступает в одном категориаль
ном значении, в одной категориальной форме, тогда как имя
в свободных словосочетаниях может выступить в разных
словоформах, например: ахәы
ы дцеит «ребенок ушел»,
ы дцеит «ее ребенок ушел», хәы
ык дцеит «какой
то
ребенок ушел». В аналитических образованиях соответству
ющей модели имя может стоять лишь в посесивной форме, к
которой может присоединиться показатель множественного
числа (
агъы цеат
«он испугался»,
ргъы цеат
// рыгәқәа
цеит «они испугались». Замена этой категориальной сло
воформы какой
либо другой приводит или к бессмыслице,
или же к разрушению устойчивости, трансформируя его в
свободное словосочетание. например, в сочетаниях
аряъяъоат
«он подбадривает меня»,
йы8йы йшьоат
«я от
дыхаю»,
йгъы ыяьуеат,
«я скучаю», схы
«я со
держу себя» и т. п. притяжательную форму имени заменить
какой
либо другой невозможно. В аналитических образова
ниях типа ашәа сҳәоит «я пою», аус зуеит «я работаю»
именной компонент оформлен показателем общности
Стоит заменить даную словоформу какой
либо другой, как
устойчивое слово
сочетание становится свободным, напри
мер: шәак сҳәоит «я пою // спою какую
то песню», ашәақәа
рҳәеит «они спели песни», сашәа ҳәа «спой мою песню». В
этих сочетаниях глагол аҳәара «говорить» выступает в зна
чении «петь».
А8щъый д––агеат
«он женился» – устойчивое
словосочетание,
но 8щъыйк д––агеат
«он привел какую
то
женщину»,
йы8щъый д––г
«приведи мою женщину // жену» –
свободное словосочетание.
Позиции компонентов свободных словосочетаний не
фиксированы, но они нормированы: подлежащее, дополне
ние, обстоятельство предшествует сказуемому: ахәы
дцоит «ребенок идет», ахәы
ы а
ыс ибоит «ребенок видит
птичку», ахәы
ы ирласны дцоит «ребенок быстро идет».
нверсивное расположение компонентов словосочетания
не является исключением: дцеит ахәы
ы, ахәы
ы ибеит
–хъы3ы дцеат арл–йны.
Позиции компонентов анали
тических образований фиксированы, инверсия возможна
лишь в виде исключения и она обусловлена эмфазисом.
В свободных словосочетаниях каждый компонент может
сопровожден детерминирующим словом:
–р8ый дкъ–шеат
юноша станцевал» –
–р8ый 8шё– д––р– абза–ё–ны дкъ–ше
«красивый юноша очень хорошо станцевал». В аналити
ческих образованиях детерминирующее слово относится ко
всему словосочетанию и ввиду того, что все сочетание несет
процессуальную семантику, это слово выступает в функции
обстоятельства:
а–р–зн–к лы8йы м–3хеат
«она сразу
потеряла сознание»,
еах– агъы 0ынчхеат
«он более успо
коился»,
«он очень расстроился».
менной компонент словосочетания не может иметь
детермината
определения. Если при имени стоит определе
ние, то это сочетание свободное, в котором имя выступае в
своем лексическом значении.
Ср.: ибзианы ашәа рҳәоит «они хорошо поют» – устой-
чивое словосочетание и ашәа бзиа рҳәоит «они поют хоро
шую песню» – свободное словосочетание, также
–шъ– ыц
«поют новую песню», ажәытә ашәа рҳәоит «поют ста
ринную песню», глагол аҳәара «в этих сочета
ниях выступает
в значении «петь».
как было сказано выше, в аналитических образованиях
слово, выступающее в функции обстоятельства, как прави
ло, становится перед аналитическим образованием:
–кыр агъы ыяьат, дтъ–ны д–хьрыхъ–8шу–з (А. П.9
стало очень скучно, пока, сидя, он смотрел на них». Аха
даара игәы иахәон ашәа зҳәоз ауаа (
. П.). «но
Мыкычу очень нравились поющие люди».
А3къын д––р– бза–
абон –шъйъы –8хь–р–.
«Мальчик очень любил читать книги».
қәа ибзиазаны ашәа рҳәеит. «Дети очень хорошо спе
аразнак и
хеит. «Он сразу потерял сознание».
в то же время необходимо отметить, что в некоторых
аналитических образованиях, особенно с именным компо
нентом
«сердце»,
«доверие» обстоятельствен
ный детерминант может встать внутрь сочетания:
253
агъы зынё– еам–леат
(
. П.). «...он совсем потерял ап
петит»; Мыкы
аеащъ–з –гър– ц6ь– азгомызт
. П.). «Он до
конца не мог поверить тому, что сказал Мыкыч»;
Зан– у–щ–
–гър– ц6ь– а–наг–
(йр.4 цкь–
–ц–р–хьы ахы акыда7еат
. П.). «когда он совершен убе
дился, что Зина больше не выйдет, он направился уйти».
В свободных словосочетаниях каждый компонент на уров
не предложения является самостоятельным его членом, ис
следуемые же словосочетания на уровне предложения вы
ступают как единое целое, с единой синтаксической функци
ей. Сочетания с одной и той же моделью и с тем же лексиче
ским составом могут быть как свободными, так и устойчивы
ми. Характер сочетания определяет контекст предложения,
языковая ситуация. Ср.:
Ай–л–з –нй–щ–, д––р– йгъы йыхьа
т.
«когда я услышал о случившемся, я очень огорчился»;
йыхьат
аналитическое образование; переосмысленное лек
сическое значение каждого компонента словосочетания со
вместно выражают «расстройство, переживание».
Сэеам,
д––р– йгъы йыхьуеат.
«Мне плохо, очень сердце болит»,
йгъы йыхьуеат
свободное сочетание, в котором каждый ком
понент выступает в своем лексическом значении.
Встречаются предложения, в которых семантика именно
го компонента изменена, но само словосочетание не имеет
устойчивого характера: компоненты словосочетания могут
быть разобщены словом или словами:
А–жъ– –гър– Мыкы3
А–жъ– Мыкы3 –гър– арго (йр.4 д––цъ–жъеат Мырз–й–н
(А. П.9.
«Заговорил Мырзакан, убеждая словом Мыкыча».
Аха
)емыр а–р– убра –ману0 –зы агъы а–р–зн–к д–э–к–л–
а––щъызшъ– абеат
. П.). «но Темыру показалось, что его
в одно мгновение (за минуту) изменилось (подругому) по
вернулось)»; ..
агъы неадйьышъл– ац–зшъ– абеат (А. П.9.
ему показалось, что его сердце лопнуло».
Среди аналитических образований можно выделить и
словосочетания, которые не имеют исходных свободных
коррелятов. Они являются порождением наиболее про
дуктивной модели. Особенно много аналитических образо
ваний дала модель имя в посессивной форме + глагол. к по
добным словосочетаниям относятся:
йгъы 87ъеат «мне н–
досл.: мое сердце сломалось, переломилось»,
йгъы
«мне тошнит», досл.: мое сердце вернулось»,
йы8йы (// йгъы
) кыдгылеит «я возмутился, досл.: мой дух (//
мое сердце) подошел к какому
то пределу»,
йгъы шь0ы7ат
«я
воспрял, досл.: мое сердце поднялось». Эти и им подобные
словосочетания не могут восходить к свободным словосо
четаниям из
за их лексической несочетаемости, обуслов
ленной действительностью: сердце не может переломиться,
возвратиться, подняться, подойти к какому
то пределу.
как было сказано выше, лексем, образованных подобной
моделью, много, особенно с компонентом
Однако, это-
го сказать нельзя относительно образований моделей имя
в обобщенной форме + глагол, существительное в неопре-
деленной форме + глагол и о других моделей.
Данная модель и сегодня создает новые образования.
Говорящий в процессе речи создает словосочетания по ана
логии уже существующих словосочетаний, подбирая ком
поненты словосочетаний, особенно глагольный, по сво
ему
усмотрению, многие из них это потенциальные образо
вания,
которые не являются воспроизведением уже существующих
в языке готовых словосочетаний. Эта особенность сближает
их с свободными словосочетаниями.
, –жъ– лыл–мёзо, лы8штъы ––лы8й–хат
(
П.). «С дрожью в сердце // дрожа (перевод приблизитель
ный), не в состоянии произнести слово, она побледнела»;
далагон (
. П.). «Стал сомневаться»;
агъы н–зыщ–7щ–7ат
(
. П.). «...сразу воспрял (из
словаря В.
. касландзия:
агъы ––ал–ххы-––ал–ххат «оп
подум–л»; агъы а––7–ххы-––7–ххат
«ему не понравилось»,
игәы еилахынҳәуеит //
йанонамы к агъы
«ему тошнит») и многие другие.
в то же время они не свободные словосочетания.
также нельзя отнести к свободным словосочетаниям, компо
ненты которых лексически друг с другом связаны, типа
255
ступил к работе
приступил писать
(но не приступил к окну),
выражает значение (но не изображает значение), и которые
не перетерпели лексических сдвигов. В аналитических об
разованиях семантика компонентов, особенно именного,
сдвинута, но почти свободная заменяемость глагольного
компонента сближает их со свободными словосочетаниями.
Существование данных образований не может стать одним
из аргументов для квалификации всех образований подоб
ной модели свободными словосочетаниями.
Аналитические образования в спрягаемой реализации об
ладают рядом кардинальных черт, характерных фразеологи
ческим словосочетаниям.
Основная масса аналитических образований обладает
признаком воспроизводимости и является единицей языка,
исключая потенциальные сочетания, которые создаются в
процессе речевого акта и являются индивидуальными обра
зованиями. Всем словам и фразеологическим словосочета
ниями без исключения характерен признак воспроизводимо
Аналитические образования представляют собой бинар
ную структуру.
ишь в некоторые словосочетания может вклю
читься обстоятельственный детерминант. Фразеологизмы
состоят из двух и более компонентов. Введение нового ком
понента или выведение одного из них не характерно для
фразеологических словосочетаний.
Аналитические образования эквиваленты слову, фразео
логизмы соотносятся со словом, словосочетанием и предло
Последовательность расположения компонентов и в
аналитических образованиях, и в фразеологических слово
сочетаниях фиксирована. Случаи перестановки компонентов
в аналитических образованиях очень редки и они обусловле
ны эмфазисом.
для фразеологических словосочетаний, и для анали
тических образований характерным является переосмысле
ние значени
й компонентов словосочетаний. В лексической
семантике этих словосочетаний происходит сдвиг. Это тот
основной категориальный признак, который свободное сло
восочетание переводит в устойчивое, лексическое значение
компонентов, пройдя этап семантического преобразования,
совместно образуют новую номинативную единицу. В ана
литических образованиях в формировании нового лексиче
ского значения лидирующим компонентом стал глагольный,
значительно реже – именной, придав всему словосочетанию
значение процессуальности. Для аналитических образова
нии адыгейского языка признак процессуальности является
основным, что позволил н.Т. Гишеву квалифицировать их
как аналитические глаголы.
Он также является основным выразителем грамматиче-
ских значений всего словосочетания в целом. Однако
функция именного компонента в аналитических образова
ниях модели имя в посессивной форме + глагол (особенно
с именами (а)
, (а)
, (а)хы) в формировании лексиче-
ского значения всего словосочетания отличается от функ
именных компонентов фразеологических словосочета
ний. к
примеру
, с одной стороны, выступает как дери
вационный
формант с абстрактной семантикой персонифи
кации деятеля
или объекта действия. В этой фукнции
оказался очень
продуктивным, о чем свидетельствуй большая серия анали
тических образований с данным именем;
«то (в.)
сломалось» А
лгъы 87ъеат
«ей надоело»;
ай–а7еат
«то (в.)
он сделал» А лгәы
«он ее подбодрил»;
«он его разбудил» А
«он меня развеселил»
(см.: «Семантическая характеристика аналитических обра
зований»). С другой
с притяжательным пока
зателем выступает как
орфологический формант
значений компоненте в одно целостное значение содейство
вало их грамматическому объединению. Так, показатель при
тяжательности в них выступает не как показатель притяжа
тельности при имени, а как морфологический формант всего
словосочевания в целом. Показатель посессивности и
совместно выполняют функцию личного показателя, указы
вая на число, класс субъекта действия или объект действия,
257
йгъы ыяьуеат
означает «я скучаю», а не «мое
сердце скучает»,
выступает в функции личного показа
теля субъекта,
йгъы а–лйат
означает «то меня расстроило, а
не через мое сердце то прошло»,
выполняет функцию
ближайшего объекта.
мя (а)хы часто выступает в функции
выражения возвратности:
ахы ахат
«он оправдал себя, он
оправдался» (А
«то (в.) он сорвал (ихы ақәи
еит «он
пожертвовал собой» (А иақәи
(в.) он что
то положил»),
ихы иавибеит «он обвинил себя (А иавибеит «то он сбоку
чего
то увидел»,
йгъы й–жьеат
обманулся» (А дысжьеит
«его (ч.) я обманул»), (А
лгъы лыр0ынчат
«она успокоила
себя».
В исследуемых образованиях морфемы
тили свою основную функцию – функцию номинации и свое
лексическое значение. В данных словосочетаниях они вы
ступают не как корневые морфемы самостоятельных слов, а
как деривационно
реляционные форманты глагольного ком
понента. Выступление
гъы, 8й
(ы), х(ы) в словообразователь
ной и формообразовательной функциях является одним из
существенных признаков, позволяющий внутри устойчивых
словосочетаний выделить исследуемые образования в осо
бую группу.
В фразеологических словосочетаниях
агъы –шь– 0ыкъ
«он сильно страдает, он убит горем, досл.: из серд
ца вытекает кровь»;
агъы –шш– кыдуп
«он здоров, удачлив,
досл.: на его сердце находится жир»;
агъы –х–щъ 0–жьуп
«он
очень переживает, досл.: в его сердце камень брошен»; ихы
оуп «он чудит, с блажью в голове, досл.: его голове на
ходятся черви»;
а8йы д–7–7–ны дамоуп
«его он очень любит,
досл.: под его дыханием, жизнью он его имеет». Во всех этих
словосочетаниях (а)
ы, (а)хы, (а)
, хотя и переосмысле
ны, функцию номинации, они не утратили.
ная ситуация в
словосочетаниях
а8йы ашьеат
«он отдохнул»,
а8йы цъгьоуп
ахы д–6ъа0уп
«он свободен», ихы азцеит «он
подумал, догадался, предположил»,
агъы д–жьеат
«он обма
нулся». В них
), хы не вычленяются, не осмысля
ются как именная единица
Фактический материал взят из словаря В. А. касландзия.
Семантико
грамматическая связь компонентов данных
словсочетаний близка к композитным и, надо полагать, поэ
тому большая часть дала композитный вариант, реализуясь
в виде масдара и имени. Процессуальная семантика ана
литических образований также содействовала появлению
композитов: подобно обычным глаголам признак процессу
альности стал одной из причин появления масдарных обра
зований.
А между тем в языке наблюдаются процессы, которые
направлены на снятие противопоставления между содер-
жанием – семантической целостностью и выражением – раз
дельнооформленностью.
Этот процесс быстрее проходит в образованиях, в кото
именной компонент по отношению к глагольному ком
поненту
находится в позиции субъекта
подлежащего или прямого
(ближайшего) объекта
дополнения класса вещей, т. к. их не
разделяет личный формант. как известно, в непосредствен
ной препозиции субъекта или ближайшего объекта, пред
ставленного в глаголе показателем 3 лица единственного
числа класса вещей или показателем множественного числа
и, по отношению к глаголу показатель
в глаголе опускает
ся, что содействует их слиянию. на уровне устной речи – это
композит, что же касается их
письменного оформления, то
это вопрос орфографии
гәы х
ынҳәуеит (и)//*(игәхынҳәуеит) («ему тошнит») А
агәыхынҳәра «тошнота»,
(и)азцеит (//*
) он
предположил» А
«предположение».
ы зегьы ажәжәаҳәа
(//
–уйур– а– ын
(А. Г.). «на чайной плантации все с
количество представленных в «Абхазско
русском словаре»
Генко слов модели
+ глагол и их орфографическое
оформление позволяют предположить, что А. н. Генко не относил
их к фразеологическим единицам. Это предположение основано
на том, что в словаре слов подобной модели много и они не
сопровождени каким
либо дополнительным знаком, указывающим
на их особенность, кроме того, многие из них слитно написаны,
особенно в повелительной форме: сгәахшәеит «мне опротивило»
«будь осторожным».
259
усердием работали»;
А8йынтъыл– 0ынх– дрым–м, шь0–
(// агәра згартә) избауеит (
. к.). «В Абхазии у них
нет родственников, уже я верю»;
А7ыхътъ–нтъа6ъ– –ма
ну0 –зы
ан–пырйьеат,
–л– мяыяёеат, –х– убра еа8ш бл–6ъ–к
щъ– дн–рбеат, ур0 –8ырым7ыр 8йыхъ–й арым–з!
(Шь.
«Последние (стоящие в очереди) в течение минуты заапло
дировали, собака не зарычала, но им показала такие глаза,
что они не могли не отступиться».
наличие двух ударений, из которых сильное ударение
объединяет в одну акцентную кривую компоненты словосо
четаний, также содействуют образованию композита.
В языке встречаются и такие образования, которые в
спрягаемой форманте встречаются то как композиты, то как
словосочетания (В. X. конджария): аха
ацара «замужество,
выходить замуж» – ха
а дцеит // дха
ацеит «она вышла за
муж»; ашәаҳәара «петь, пение» – ашәа лҳәоит // дшәаҳәоит
«она поет».
В языке не мало слов, в которых именной компонент
(–гъы, –хы, –8йы
...) выступает в роли компонента композита
как в масдарной реализиции, так и в спрягаемой. нам пред-
ставляется, что эти лексемы некогда прошли этап раздель
ного оформления. Это предположение может быть аргумен
тировано их семантикой, инвариантное значение которых
(см. раздел «Семантическая характеристика аналитических
образований») совпадает со значением аналитических обра
зований соответствующей модели:
«желание, стремление» – дысгәа
хоит «я его
желаю, мне он нравится»;
«воспоминания, вспоминать» –
дагъ–л–шъоат
«он его вспоминает, помнит» ср. сгәы иалашәеит;
«обида, обижаться» –
«он обиделся»;
«нервничать» –
«он нервничает»;
«наскучить» –
«то ему наску
чило» (ср.
«я соскучился») и др.;
«целовать, обнимать» –
«я
его целую».
Межкомпонентные синтаксические взаимоотношения в
фразеологизме носят автономный характер: он не выходит
за пределы фразеологической единицы. В связь с другими
членами предложения, в котором он реализован, выступает
как цельная единица.
ная ситуация в предложениях с ана
литическими образованиями, с одной стороны, словосочета
ние в целом входит в синтаксические отношения, вы
ступая
в позиции определения, дополнения, подлежащего, обстоя
тельства, с другими членами предложения, с другой сторо
ны, межкомпонентные отношения, подобно глаголу, опреде
ляют позиции субъекта
подлежащего и объекта
дополнения,
а также структуру предложения (прямую и ин
версивную) (см.
раздел «Синтаксические функции»).
Аналитические образования и фразеологические слово-
сочетания расходятся и по функциональному назначению.
Подобно лексическим единицам,
аналитические образо
вания предназначены для номинации определенных поня
, точнее – для номинации процесса. Об этом свидетель
ствуют аналитические образования, которые являются
единственными выразителями определенных понятий.
в
лексической системе отсутствуют их семантические корре
ляты, например:
йгъы ыяьуеат
«мне скучно»,
йгъы хынхъуе
«мне тошно»,
йы8йы йшьоат
«я отдыхаю»,
йхы йыхьчоат
«я остерегаюсь»,
йхы ыйхуеат
«я оправдываюсь, отстаиваю
себя», ахь
а сакуеит «мне холодно»,
йгъы ацъцеат
«я в нем
разочаровался»,
агъы 8ш––ат
«он расчувствовасля» и мно
гие другие.
необходимо отметить, что они составляют основную мас
су в аналитических образованиях и появление их обусловле
но отсутствием слов на эти понятия. количество образова
ний, имеющих в качестве синонима обычные слова, значи
тельно меньше, зато внутри аналитических образований си
нонимические ряды встречаются часто (В. А. касландзия).
Фразеологическим словосочетаниям также характерна но
минация, но номинация на понятие, которое уже выражено
словом. Фразеологизм всегда находится в синонимическом
261
отношении со словом. Он синоним, но в отличие от синони
мического коррелята несет ярко выраженную экспрессию.
зыку понадобился новый вариант передачи определенно
го понятия, вариант более яркий, эмоциональный, красоч
ный. Фразеологические единицы – это украшение языка,
в которых очень образно отражен менталитет говорящих на
данном языке народов. неспроста хороший ора
тор щеголяет
набором фразеологизмов, а писатель широко использует их
богатые выразительные возможности в своих художествен
ных произведениях.
азначение
фразеологизмов

образно
экспрессивно
С точки зрения экспрессии аналитические образования,
подобно словам, делятся на образования с нейтральной се
мантикой и экспрессивной семантикой.
В аналитических образованиях с нейтральной семанти
кой не отражено отношение говорящего к обозначаемым ими
предметам и явлениям:
йгъы –зцеат
«я что
то заподозрил»,
йгъы а––н–гоат
«я предполагаю»,
ан «он хотел, на
меревался»,
х–7– дцеат
«она вышла замуж», ахь
а сакит
«мне холодно»,
а8йы 0–леат
«он ожил». Сюда же относят
ся аналитические образования, которые сами по себе ней
в образно
экспрессивном плане, но их лексическое
значение указывает на различные эмоции, настроения. Это
непосредственные выразители различных чувств, например:
бзиа дызбоит «я люблю»,
йгъы к–щ–ат
«я упал,
йгъы йыряъя
«я подбадриваю себя»,
мне надоело».
В аналитических образованиях с образно
экспрессивной
семантикой в лексическом значении присутсивует семанти
ка, отражающая отношение говорящего к предмету, напри
агъы 8жъеат, агъы 0йъ–цат
«он разозлился» – с образно
интенсивной семантикой ср.:
«обиделся, разолился
с нейтральной семантикой.
Содержательная сторона фразеологических сочетаний
значительно шире: в ней помимо номинации понятия суще
ствует и момент к
оннатации. Решающую роль в возникнове
нии фразеологизма играет именно образно
экспрессивный
фактор. Многие фразеологи считают, что коннотация является
неотъемлемым атрибутом фразеологизмов.
разеологизм
может утратить экспрессивную семантику, а следовательно
исчезнуть из системы фразеологизмов.
Анализ композитов, устойчивых словосочетаний, сво-
бодных словосочетаний, состоящих из одних и тех же лек-
сем, позволяет наметить последовательность их образова-
ния. не вызывает сомнения то, что исходными для анали-
тических образовании стали свободные словосочетания,
для композитных образований – аналитические образова-
ния. Модели устойчивых словосочетаний, в свою очередь,
послужили основой для образования по аналогии многих
аналитических единиц. Появление этого процесса вызвано
необходимостью, с одной стороны, выразить понятие, при-
чем часто отражая мельчайшие нюансы, с другой стороны,
выразить образно определенное понятие.
Процесс этот живой и сегодня он несет весьма активный
характер. В нем нельзя выделить этапы образования сво
бодных словосочетаний с лексически связанными компо
нентами, устойчивых словосочетаний в виде аналитических
глаголов и фразеологических единиц, и этап образования
композитов. Анализ материала показал, что
в современно
абхазском языке представлены единицы, отражающие раз
ные этапы этого общего процесса. Одни тяготеют к своб
ным словосочетаниям с лексически связанными компонен
тами, другие представляют устойчивые сочетания, треть
и –
композитов
В связи с этим оказалось сложным выработать
универсальный критерий, который бы позволил определить
место этих образований в системе языка. нелегко среди них
выделить единицы, относящиеся к фразеологическим сло
восочетаниям, к аналитическим глагольным образованиям,
и, наконец, к свободным словосочетаниям, отсюда и разные
точки зрения относительно их квалификации, существующие
в специальной литературе.
Встает вопрос, какие же принципы являются характерны
ми только лишь для аналитических образований?
Прежде чем выделить эти признаки, коротко перечислим
все те, которые выявлены анализом фактического материа
I. Аналитические образования – это бинарные единицы,
стоящие из имени и глагола и обладающие признаком вос
производимости.
назначение их – номинация процесса, которая достиг
нута переосмыслением значений его компонентов. Многие
из них являются единственными выразителями определен
ольшинство аналитических образований реализуются
номинативной и коммуникативной функциях.
4.
В номинативной функции они композиты, обладающие
всеми грамматическими категориями масдара и существи
тельного. Основа их может стать производящей для суще
ствительных и наречий.
5. В коммуникативной реализации они устойчивые сло
восочетания, компоненты которых раздельнооформленны.
менной компонент реализуется лишь в одной грамматиче
ской категории, глагольный компонент – во всех граммати
ческих категориях глагола.
7. Аналитическим словосочетаниям характерны непро
ницаемость и фиксированная позиция компонентов. Случаи
разобщения компонентов и инверсивное расположение
компонентов очень редки.
зменение грамматической формы имени, или разоб
щение компонентов детерминантами разрушает устойчи
вость словосочетания, превращающая ее в свободное сло-
жение, или приводит к бессмыслице (исключения встреча
ются).
9. В аналитических образованиях с именным компонентом
в посессивной форме имя десемантизировано. В сочетании
с глаголом имя выступает как деривационно
реляционный
формант: с одной стороны, именной компонент модифици
рует лексичекое значение глагола, с другой стороны, посес
сивный формант и имя выполняют функцию личного пока
зателя, они указывают на лицо, число, класс субъекта или
объекта действия (или состояния), образуя с глаголом одну
словоформу. Грамматическое значение словоформы опре
деляет глагол. Подобно деривационному форманту, именной
компонент образует серии аналитических образований.
10. Аналитические образования в финитном оформлении
выступают в позиции сказуемого, в инфинитном оформле
нии – во всех синтаксических позициях.
11. Межкомпонентные синтаксические отношения, пере
ходность / непереходность глагола, структура основы глаго
ла аналитического образования определяют позиции субъ
екта и объекта (ближайшего косвенного) в предложении, а
также структуру предложения (прямая, инверсивная).
12. Ввиду того, что все словосочетание в целом высту
пает с процессуальной семантикой, детерминирующим ее
словом может быть лишь обстоятельство, которое, следуя
нормам языка, в основном становится перед словосочета
мя не может быть сопровождено детерминантом –
определением.
13. Семантика аналитических образований с точки зре
ния коннотации может быть нейтральной, а также образно
экспрессивной.
з перечисленных признаков можно выделить два, кото
рые характерны лишь аналитическим образованиям:
1) реализация значительной части аналитических обра
зований в спрягаемой форме в виде устойчивых словосоче
таний, в масдарной форме в виде композитов;
2) утрата функции номинации и выступления в
деривационно
реляционной функции именного компонента
в аналитических образованиях самой популярной модели –
имя в посессивной форме + глагол. но эти признаки не охва
тывают все аналитические образования. Однако, несмотря
на это, на них можно опереться, чтобы данные единицы от
делить от свободных словосочетаний. Вопрос о принадлеж
ности их к фразеологическим словосочетаниям решается
в соответствии с тем, какой точки зрения придерживается
265
исследователь по категориальным вопросам общей теории
фразеологии. кроме того, учет и остальных признаком может
определить место данных словосочетаний в системе языка.
Результаты анализа аналитических образований и наше
понимание сути фразеологических словосочетаниях позволя-
ет говорить о существовании в абхазском языке лексиче-
ских единиц сложно
составного характера, а с позиции сло-
вообразования считать их результатами аналитического
способа словообразования. Это одно из средств обогаще-
нии словарного состава абхазского языка. Аналитическое
образование является раздельно
оформленным вариантом
слова.
Аналитические словосочетания обладают всеми грамма
тическими категориями глагола и его категориальным зна-
нием является выражение процессуальности. Эти особен
ности аналитических образований позволяют их отнести к
классу глагола.
Если признается наличие аналитических категорий мор
фологического уровня, то почему же нельзя признать нали
чие аналитических единиц лексического уровня, а их образо
вание считать аналитическим словообразованием.
А. Д. Хеция в монографии «неологизмы в абхазском языке»
приводит новообразования, которые также могут реализовы
ваться в номинативной и коммуникативной функциях. В
номинативной функции – они композиты, в коммуникативной
функции – они словосочетания. Вторым компонентом этих об
разований являются глаголы
«делать»,
//
«погонять, водить, вождение»,
–мю–нг–р–
«про
возить, проводить, проносить», аарыхра «
ращивать (о
растении)»,
«воспитывать, выращивать», аингалара
«убирать, уборка (сены)»,
«уборка (урожая)»,
–07–
исследования», аргылара «строить». Посредством пере
численных глаголов образованы неологизмы: ахҳәаа
ара
«обозрение» –
–хщъ– й–а7еат
«он сделал обозрение»,
Хеция А. Д. неологизмы в абхазском языке. Тб., 1988.
гыл–р–
«кораблестроение» –
иргылеит «он построил
корабль»,
–м–шьын–ныйъц–р–
– амашьына
«он
водит машину»,
–ё–хъ––ё–р–
«виноградарство» –
–ё–хъ– р–
«они выращивают виноград», ача
агалара – ача
«они убрали хлеб»,
«языкознание»
–бызшъ– 0а7––уеат
«он исследует язык», арахә ани
«он развел скот».
В номинативной реализации все перечисленные образо-
вания, несомненно, лексемы, в коммуникативной реализа-
ции – они свободные словосочетания с лексически связан-
ными компонентами. Они отличаются от аналитических
разований тем, что каждый компонент словосочетания
ступает в своем лексическом значении: факта перео
смысления их значений и образования целостного значе
ния нет.
к свободным словосочетаниям с лексически связанными
компонентами можно причислить словосочетания, глаголь
ный компонент которого в зависимости от лексической се
мантики именного компонента может выступить в разных
переносных значениях. к таким глаголам относится
Прямое его значение «ударять». но в сочетаниях с опреде
ленными именами он выступает в значениях:
а) стучать:
–шъ д–йат
«он постучал в дверь», астол
«он слегка постукивал по столу»;
б) звонить:
–7ъ7ъ– –йат
«зазвонил звонок»,
даст
«он позвонил (по телефону»);
в) играть: ампыл дасуеит «он играет в мяч», амаца
дасуеит «он играет в карты», анард дасуеит «он играет
в нарды», акьаброу дасуеит «он играет в кяброу (игра с
палкой)». Данное словосочетание выступает и как фра
зеологически выражая безделье, праздность кого
и
иахьантъарак акьаброу дасуа ддәықәуп «он весь день без
дельничает»;
г) напасть: аш
ышкамсқәа сысит «муравьи на меня на
267
Глагольные основы с различными
деривационными формантами
Суффикс – шьа.
к. В.
омтатидзе в абазинском языке выделяет катего-
рию «кажимости», грамматическим значением которой яв-
ляется – выражение представления субъекта об объекте,
каким он его считает, воспринимает, каким он ему кажется.
Образуется он формантом
, который присоединяется к
качественным прилагательным, реже – к существительным,
с качественной семантикой, переводя их в двухличные пе-
реходные глаголы
–н0 –ууа ащъ–з арым–8х–шь–р–х–н
... (ашхарский диа
лект) «...они тому, что он сказал, постыдились».
...ифаз иымама
хан, «краасы
! – ҳәа иҳәахт (ашхарский
диалект) «...то, что он поел, показалось, посчитал мало и
сказал «дай еще!».
В абхазском языке, как и в адыгском и убыхском языках,
этой категории нет, но это значение передается различны
ми средствами. Одним из таких средств к. В.
амтатидзе
считает использование корня глагола
, означающий
«казаться, считать, представить», который также присоеди
няется к именам (реже наречиям) с качественной семанти
кой и также образует переходные глаголы.
нных образова
ниях корень
выступает в функции деривационного фор
манта, хотя в спрягаемой форме занимает позицию корня.
Словообразовательная продуктивность элемента
низ
кая, но наблюдается тенденция образования неологизмов по
этой модели.
–хъымг– // –хъынг–
«паршивый» А
–хъымг–шь–р–4
ихщымгеишьоит «то он посчитал паршивым, тем он прине
и иифаз хәынгеишьон (Ажәар.) «то, что он ел считал
паршивым, брезгал».
омтатидзе к. В. к категории «кажимости» в глаголе абхазско
адыгских языках и вопрос соответствующего глагольного образо
вания в грузинском языке.
берийско
кавказское языкознание. Т.
из этой же работы.
«сказка» А
–л–къшь–р–4 ал–къашьоат
«то он при
нял за сказку, удивился».
«малый, маленький» А ама
ам–3ашье
«то он посчитал, показалось маленьким».
Ар0–з –8–р–!
(а9м–3ашь–н, амг–ёеат
«Деньги, которые ему дали, он по
считал «мало» (и) не взял».
«позор» А
–хьымёяшь–р–4 ахьымёяашьеат
«то
посчитал, показалось ему постыдным, позором».
дн–йкь–згоат щъ– дйышь0–леат, –х– й–р– азымуат,
(Ш.
.) «Сликва пошла за мной, чтоб про
вести, но это я посчитал позорным, постыдным и не
позво
(а) «лучшее» А
–аяь–шь–р–4 аеаяь–йшьоат
«то я
считаю лучшим».
С–р– –къты –7кый –къ–ц аеаяь–йшьоат
курице предпочитаю мясо».
«худшее» А
–ацъ–шь–р–4 аеацъ–йшьеат
«то я счи
тал, принял за худшее».
«много» А
–р–цъ–шь–р–4 ар–цъеашьеат
«то он
посчитал «много».
Ар0–з –8–р– (а9р–цъеашь–н, –бж– хнар
«Деньги, которые ему дали, он посчитал великоватыми,
«много», половино вернул».
«представление» (неологизм).
некоторые отыменные глаголы подобной модели образо
ваны от слов, которые сегодня не имеют самостоятельной
–7кьы7кь–шь–р–4 а7кьы7кьеашьеат
«тем он брезгует».
А–лй– а7кьы7кь–шь–ны алăомызт тъым н–пык ай–н–7–з
(
. П.) «
лса брезгуя, не ела еду, приготовленную по
сторонними».
–0ъ–шь–р–4 ал–0ъ–лшьеат
«то она для себя посчитала по
зволительным. Основа
может дать статическую форму
әоуп «то мне подобает». Сопоставляя эту словоформу
с глаголом типа исхас
еит «я на свою голову что
то надел»,
«я обулся, точнее, на свою ногу надел», можно
предположить, что (а)
ы, по всей вероятности, означал
какую
то часть тела.
269
–џь–шь–р–4 аџь–ашьеат
«тому он удивился». Основа это
го глагола стала производящей для существительного
«чудо, диво».
Эта семантика может быть передана и описательно,
Аб–й–л–, –ащ–бы п–ту а6ъ7–р–, уа нцъ–й дшь–ны...
А8йу–р–
.) «Так, уважение старшего, считая, принимая кего
за бога».
Вмейто нцъ–й дшь–ны можно айпользов–ть дын
Аналогичное значение может быть передано показате
лем непроизвольности
амха
, который присоединяется не
посредственно к имени, а также версионной морфемой
присоединенной к прилагательному (к. В.
омтатидзе):
ахы н–амх–бзаоуп (Ажъ–8й–
) «Дураку своя голова», кажется,
представляется хорошей», .
..–гър–г–р– лцъыу–д–юны
«..по
верить ей представлялось трудным» (примеры из работы к.
омтатидзе).
Суффиксы
Суффикс
тъ (
) является суффиксом,
посредством которого из именных основ образованы пере
ходные глаголы с каузативной семантикой: абзиа А
«я его делаю хорошим, я его облагораживаю» (см.
раздел «каузативные образования»). А. Д. Хеция в вышеупо
мянутой монографии, описывая образования с суффиксом
тъ (тър–
), наряду с переходными глаголами выделяет одно
личные непереходные глаголы, также носящие семантику
превращения, на которую может наслоиться значение «раз
множение», «увеличение».
– «расплодиться (о животных, людях)»,
рыжъл– шь–тъат
«их род расплодились (с иронией)»;
«расплодиться, размножиться» (о насекомых, чер
вях): ашьха хәатәит «пчелы расплодилась»; акәац хәатәит
«в мясе завелись черви, очервило(сь)»; ахәтәра «затметь,
покрыться мхом, плесенью»; Ахаҳә шбылгьо ихәтәуам
). «Пока камень катится, не затмеет»,
«закостенеть, затвердеть», аџьықәреи
«стебель
кукурузы затвердел»;
«братание»:
«они побратались»: аиуацәеибатәра «породнение,
породниться»: иеиуацәеибатәит «они породнились»
. По
предположению А. Д. Хеция, «одноличные глаголы данной
конструкции древнее двухличных».
Суффикс
рк. Представляет основу глагола аркра (
корень,
– каузативный формант) «прикреплять, скреплять
зажигать; закрывать; вручать». Присоединяется к именам
образуя переходные глаголы с семантикой «покрыть, пропи
тать», «начинять», «скрепить» (А. Д. Хеция).
ларкра: и
ласыркит «то (в.) я склеил», ахәшәкра:
«то (в.) я пропитал лекарством»,
«то (в.) он обосновал», а
ааркра: и
«то (в.) он заморозил», ахацыркра: ихациркит «он заложил
основу».
Префикс
азыпхьа
. Основа состоит из личного аффикса
, версионного з, наречия (
«впереди» (А. Д. Хеция):
–зы8хь–хьч–р–4 а–зы8хь–рхьчон
«его, их они предостерега
–зы8хь–гъ–0–р–4 а–зы8хь–гъ–р0он
«то они предполага
ли, предначертывали»,
–з8хь–щъ––6ъ7–р–4 а–зы8хь–щъ––-
«то они предопределяли».
ЗВУкОПОДРАЖАТЕльныЕ ОСнОВы ГлАГОлА
Образования слов путем звукоподражания не чуждо
хазскому языку. Особенно много наречий и деепричастных
образований, имитирующих звуки, образующиеся при тех
или иных действиях человека, а также звуки живой и не
живой природы. Это образно
экспрессивные слова, кото
придают речи (как устной, так и письменной) красоч
выразительность, эмоциональность. Семантика их конкрет
–3ыр3ырр–4 а3ыр3ыруеат
«она (птичка) щебечет».
А–7р– ы –3ын3– 3ыр3ыру–н
(н. кә.) «За домом птичка ще
бетала».
Все примеры взяты из работы А. Д. Хеция, с. 54.
аркьыкьра: иркьыкьуан «он пел высоким голосом»,
Ал–шъ еанайьон, –цыркь дкъ–шон, хд–м–йь– аркьыкьу–н.
Слепой рукоплескал, хромой танцевал, с приплюснутой го
ловой пел высоким голосом».
акакара: икакаит «она (курица) закудахтала».
–жъйьы а–цкл–йу– а–хьгыл–з а––к–к–н, – ын–н–хеат
(С.
«наседка, где разгребала навоз, закудахтала и двинулась».
// ашәшәра, дшәышәуан «он (ч.) свистел).
«Темыр –мёырх– –гъ0–ны –къ–0–н– неаргыл–н, дшъышъу–,
дгъыряьо .... д––х–гылт
(С.
.) «Темыр плуг поставил посреди
двора, свистя и радуясь встал над ним».
–3ыжьр–4 а3ыжьуеат
«то скрепит».
Ацъ–р0–яъы аг оу
з–й– апоузеа, уэ––ур7ыйыр, а3ыжьуеат
(Ш.
.) «какая узкая
приставленная тахта, пошатнешься – скрипит».
–кьыркьырр–4 акьыркьырат
«он (конь) заржал».
–7ыхъ–н –эы кьыркьыру–н (Д. Гъ.
) «В конце двора конь
абырбырра: дбырбыруеит «он (ч.) бурчит, ворчит».
а ––
м0–зы дбырбыру– дю–гыл–н, Мыкы3 а–хь а ––ахеат –р8ыз
(
. П.) «В это время недовольно бурча встал и к Мыкычу
–6ьыз6ьызр–4 д6ьыз6ьызуеат
«он (ч.) плачет навзрыд».
. «Зина плакала навзрыд».
–я–зыяызр–4 ая–зыя–зуеат
«то воет».
А8ш–тл–6ъ– я–зыя–
зу– йыб–ю рыцщ– нышъ –6ън–8й–п
(
. Шь.) «Вихри с воем по
кроют землей мои бедные кости».
–хъ–рхъ–рр–4 ахъ–рхъ–ру–н
«то скрипело».
Ам–шьын–
.) ...машине поскрипывая».
–яызр–4 аяызу–н
«то (в.) стонало».
Аб–й ш––нё– –б агъ–йу
–з а ырпын яызу–н
(
. Шь.). «Так до утра стонала свирель
страдающего отца»
ОБРАЗОПОДРАЖАТЕльныЕ ОСнОВы ГлАГОлОВ
В абхазском языке, как и в абазинском, широкое распро«
странение получили слова с образоподражательной (зву
коизобразительной) семантикой.
стория изучения образо«
подражательных слов в пределах этих языков небольшая.
Впервые на образоподражательные слова абазинского
языка обратила внимание н. Т. Табулова. В «Грамматике
абазинского языка» ею они описаны в плане структурно
семантическом. Представленный в грамматике богатый ма
териал демонстрирует яркую образность данных образова
ний. Абхазским образоподражательным словам посвящена
статья
. Г. Джонуа – «Дескриптивная лексика абхазского
языка», в которой некоторые из них сравниваются с анало
гичными словами других языков и даются структурные моде
ли звукоподражательных и образовательных слов
. Однако в
этих работах представлен анализ лишь наречных и именных
образований, глагольные же образования получили освеще
ние в статье
. В. Шинкуба «
двоение в абхазском языке».
В этой статье представлен большой матер образоподража
тельных глагольных лексем, которые не только системати
зированы по структурным признакам, охарактеризованы се
мантически. Отмечая трудность перевода подобных лексем
на другой язык, он, между тем, но и снабжает каждую из них
описательным переводом, который позволяет образно пред
ставить ее семантику, а в ряде случаев устанавливает ее
семантическую зависимость от структурной, выявляя неко
торую закономерность чередования звуков в повторяющихся
компонентах. Данная работа заслуживает особого внимания
в плане дальнейших семан
тических изысканий, посвящен
ных образоподражательной лексике редупликативного обра
зования. С более широким охватом материала ведет иссле
дование Р. к. Гублия. Об
разоподражательные слова, а также
звукоподражательные, относящиеся ко всем частям речи,
активно привлекаются при этимологическом исследовании
интересующих ее слов. Сравнивая и сопоставляя корневые
Табулова н. Т. Грамматика абазинского языка. (Фонетика, морфо
логия). Черкесск. 1976. Джонуа
. Г. Дескриптивная лексика абхаз
ского языка. Абхазоведение.
зык, фольклор, литература. Выпуск
1. Сухум. 2000. Шинкуба
. В.
двоение в абхазском языке, Аб
, XXVII. Сухуми, 1956.
и аффиксальные морфемы серии слов, включая идеофоны,
имеющие некоторые материальные и семантические сход
ства, она выяв
ляет мотивированную связь между звуком и
семантической реализацией звука.
бедительна предложен
ная ею символика таких звуков, как
гь, яь, з, й, 8
и др., а также
ряда звуковых комплексов, которые содействуют выявлению
внутренней формы слова
Образоподражательный пласт абхазской лексики систе
матически пополняется потенциальными словами, т.
е. словами, которые создаются в языке по мере надобно
сти в любой момент речи по действующей модели. Однако
не все они входят в словарный состав языка, так как сре
ди них есть и такие, которые пока не перешли из области
речи область языка. Принадлежностью словаря являются
лишь те, которые обладают признаком воспроизводимости.
Воспроизводимость же устанавливается общественным
признанием, это – когда то или иное слово, возникшее в
речи индивидуума, становится достоянием всего обще
ства.
ексикография вообще отстает от живого процесса
словообра
зования. В абхазском художественном литера
турном языке очень богато представлены образоподража
тельные слова, многие из которых пока находятся на уров
не речи того или иного писателя и поэтому они не получили
отражения в словарях абхазского языка.
Образоподражание как средство словообразования по
сравнению с другими частями речи более широкую реализа
цию получило в наречии и глаголе.
В разделе образоподражательные глаголы рассматри
ваются в основном в плане их семантики. Ввиду того, что
Гублия Р. к. к этимологии топонимических элементов
8шь / шь
š и š в абхазо
адыгских языках. // Тезисы докладов научной кон
ференции, посвященной 80
летию со дня рождения выдающего
ся историка
кавказоведа 3. В. Анчабадзе. Сухум. 2000; Она же. к
этимологии элемента
в абхазско
адыгских языках. //Актуальные
вопросы абхазо
адыгской
филологии. карачаевск. 1977; Она же.
Об абхазских лексических заимствованиях в картвельских языках.
Сухум. 2002.
основная масса их представляет собой редупликацию зву
ка, или слогов, сочли целесообразным описание их моделей
дать в разделе «Глагольное словообразование посредством
редупликации».
Образоподражательные глаголы отличаются от обычных
глаголов по ряду признаков: во
первых, большинство из них
не могут быть производящими основами, (некоторое ис
ключение составляет каузальное образование: ипеипеиуе
ит «искрится, светится» А исырпеипеиуеит «я делаю его
светящим, искрящим, чистым» во
вторых, они не обладают
полной словоизменительной парадигматикой глагола.
того, что их основное назначение – образно охарактеризо
вать действие – они чаще всего выступают в деепричаст
ном оформлении (в основном с суффиксом уа // о), реже в
прошедшем несовершенном или в настоящем времени.
Семантика этих глаголов также очень конкретная, однако се
мантическое поле каждого из них большое, широкое. В них
выражено не только характер действия с указанием мель
чайшие нюансы, но и на образ исполнителя действия в мо
мент действия и на субъективное отношение говорящего к
деятелю и к действию. Посредством образных глаголов
соз
дается яркий, красочный, цельный образ и действия и дея
теля. например, выражение
дкъ–8-къ–8у–
дцоит
причастие
дкъ–8-къ–8у–
означает, что действие «идет» совершается
легко, равномерными шагами, без спотыканий; совершается
ребенком или молодой, симпатичной, чаще не совсем высо
кого роста женщиной; ласковое, любящее, умилительное от
ношение говорящего к дея
телю. Выражение
дгыр-гыруа дцо
означает, что действие «идет» совершается человеком в
нетрезвом или больном состоянии, пошатываясь из стороны
в сторону, с оттенком пренебрежения говорящего к деятелю.
как явствуют при
меры, подобными идеофонами создается
целая панорама образного восприятия, которую перевести
на какой
либо другой язык одним словом часто невозможно,
и описатель
ная передача лишь приблизительно выражает их
значение.
з общего состава образоподражательных слов можно
выделить группу, в которой слова выражают не столько ха-
рактер действия, сколько качество.
«сверкать (о большом предмете)» (Шинкуба,
Гублия).
Ерц–хъ ду яь–з-яь–зу–н –7л–6ъ– рышь0–хь
. Шь.)
«Огромный Ерцаху сверкал за деревьями».
аказказра «сверкать, блестеть (о прозрачном, стеклянном
предмете, воде, о ледяной глыбе, снежной горе» (Шинкуба,
Гублия).
Амёырх– –й–ркь– еа8ш ак–зк–зу–н
(
. П.) Двор
свер
кал подобно зеркалу».
акамкамра «сверкать, блестеть (о глазах)» (Шинкуба).
и
а–р8ыйр– дн–хыщъщъом– ущъ–р–тъы дый–н, –х– абл–6ъ–
к–м-к–му– аэар3къыну–н
(А. Г.) «Можно было сказать, что он
перешел юношеский возраст, но сверкая глазами, он притво
рялся юным».
ацамцамра «гореть, румяниться, покраснеть».
ах– ы ц–мц–му– –г–р– дг–р–н (Ажъ–р
) «Ребенок с горящим,
покрасневшим лицом лежал в люльке».
ашамшамра «сверкать, излучать свет, тепло». Зина
ш–му– лшъым0– д0–гыл–н
(
. П.) «Зина, излучая, была в
расцвете лет».
кәаџьара «сверкать, переливаясь, мерцать».
ам–й–быз6ъеа, н–йгьы ар–ёны й–меа къ–лы-къ–5ьон (Д. Гъ.9
«Подвески пояса Аляса, затем его серебряный кинжал пере
ливаясь сверкали».
«разветвленный, раскидистый, распустивший
ся, сильный, основательный, представительный (о дереве, о
мужчине...)».
А7л– џ–рџ–ру– –зщ–р– а– ын
во, хорошо
распустив ветки, росло».
ацаҳәцаҳәра, ашаҳәшаҳәра «излучать тепло, пламен
горячо, раскаленно».
Адъ–хьы –мр– ц–щъц–щъо а8хон
(Гь.
Гә.) «Во дворе солнце раскаленно грело».
агьамгьамра «становиться полным, округлым, румя
ным (о лице)».
У–р0–н, зхы-а ы гь–м-гь–му– ай–з Н–ры6ь
(
. П.) «
артан, чье лицо было покрасневшим,
полным, посмотрел на нарыка».
«блестеть, переливаясь (Р. Гублия).
акеикеира «сверкать, блестеть чистотой, ясно (о воде,
чистом стекле, небе)». Ажэюан саркьоушэа икеи
кеиуан (
Шь.) «небо сверкало подобно стеклу, зеркалу».
арпеипеира «делать чистым, сверкающим, заметным».
...сурпеипеиуан, еснагь суман сҳаракны (
. Шь.) «..ты
делал чистым, сверкающим (не совсем заслуженно),
всегда возвеличивая меня».
ашеишеира «сверкать, излучать свет, блеск, тепло».
з–, мроушэ– ашеа-шеау–
(
. Шь.) «О, мой друг, излучающий
блеск и тепло подобно солнцу».
акәеикәеира «блестеть, быть прозрачно чистым»,
шь0ыйхат, –юы џьб–р–, –б–р акъеа-къеау–
(
. Шь.) «
взял
вино, крепкое вино, вот оно, сверкая чистотой, прозрачно
ацеицеира «блестеть, сверкать, очиститься».
«ь–р–дын
а–щъ– – ы цеа-цеау– –0р– а––0агеат
(М.
.) «Шарадын вы
тащил из ножны сверкающую лезвием саблю».
«сверкать».
з перечисленных слов можно вывести звуки, комплексы
звуков, ставшие мотивирующими для образоподражатель
ных слов с указанной семантикой.
начальные согласные – это абруптивы
(икам
камуа, икеи
кеиуа, икәеи
кәеиуа, ипеи
пеиуа), спирант ш,
придыхательный смычной ц (ишеи
шеиуа, ишам
шамуа,
шаҳәуа, ицеи
цеиуа). Семантика слов с
и
позво
ляет
увязать с корнями слов ашра «нагреваться», ашоура
– с корнями слова амца «огонь» (
. В. Шинкуба).
к конечным согласным слога можно отнести:
(каз
каз,
), м (кам
кам, шам
шам, цам
цам), ей (кеи
кеи, пеи
пеи, цеи
цеи).
к словам, выражающим характер действия, относятся:
)умам
умамуа «нехотя, стесняясь». Думам
умамуа
зя–б шкъ–къ– йъ–зк
(Ш.
«нехотя, стесняясь, вошла
белесая, полная девушка».
)кьа
кьо «изгибаясь, извиваясь, подхалимничая».
шьамхы арсны, укьакьо, агәыбзыгра уцәтәымын (Мушь.
«Для тебя не было характерным становиться на колени, из-
гибаться, льстить».
қамсуа, ақамсара «танцевать неуклюже (о муж-
чине плотном, здоровом, о медведе)».
Н–й –н–пеанйь–р–
ианалага, афырҳәа
дю–7йь–н
, дкамс
қамсуа днықәлеит (
П ) «Затем, когда начали хлопать, мгновенно встав, он начал
неуклюже танцевать».
«разгоняя в разные стороны». (Акам
башьқәа)...
–л–6ъ– ырш–йь-ш–йьо аю–7йь–н, адъы6ълеат
(
П.) «
уйволы, разгоняя в разные стороны собак, вскочили и
двинулись».
қәасра «неторопливо, слегка подпрыгивая идти,
идти (о ребенке, о небольшом животном)». ...ала
нас иқәас
қәасуа
а–р– д–хьцоз
(
. П.) «соба
ка встала, ...затем, семеня, пошла следом за ним».
–йъый-йъыйр–, –рйъый-йъыйр–
«мигать, заставить мигать
(о глазах)». кадыр дхәыц
хәыцуа илақәа ааир
, астол днадтәалеит (
. П.) «кадыр раздумывая,
замигал глазами, встал и сел за стол»
абыз
бызра «болевое чувство жжения».
С–ряь– шь–пы
быз-бызу–шъ– збоат
(Ш.
.) «
чувствую, что моя правая
нога жжет (от боли)».
–къыр-къырр–, –къырр–
«катиться (о небольшом предме
те)».
А8щъый н–рцъгьы –кът–яь къыру– алышь0оуп
). «
на том свете женщину сопровождает катя-
щееся яйцо».
кәарра «трястись (о ногах пожилых)». Гьедлач
икәахьча хыл
а ааихихын,
, аха ииҳәо иази
уазеи, ишьапқәа аакәар
кәарит (С.
.) «Гедлач снял с го
ловы
шапку, взяв под мышку, но что ему говорить, его ноги начали
трястись».
гыргыруа «пошатываясь из стороны в сторону». Сагьаса
ажъ –хъ щъ– аџьыб– а0–з д––лг–н, дгыр-гыру– амю–
(П.
.) «Сагяса, закончив лежащие в кармане
деньги, вырученные за ко
рову, «пошатываясь» пошел по
своей дороге».
архыџ
хыџра «грубо, резко трясти».
С–гь–й– ам–хъ–р
нкыл–ны, дырхыџ-хыџу– уа д––ар ых–н...
(П.
.) «Сагяса,
взяв его за локоть, грубо тряся, разбудил».
әра «волнуясь ерзать». Қаласа Малакьиа
а дааҳәы
әит дахьтәаз (Ш.
.) «каласа
Малакиевич волнуясь заерзал там, где сидел».
«чопорно, важно, с ложным достоин
ством».
Аэырз–жъу–, дп–яъ-м–яъу–, –дъы д–хьы6ъу ахы ады
ру– џьыбшьом–
(
. П.) «Возомнив о себе, важно, с ложным
достоинством, находясь в этом мире, ты думаешь, он знает
себя».
әуа «сгорбившись». А
акәажә
џьыйъу– –мю– ду д–нын
«Старушка, сгорбившись, шла
шоссейной дороге».
«тяжело дыша».
Ана –а6ъ–7ъ– акь– ашъа
хын, дщ–ш-8ышу– дщ–шь0оуп
(Ш.
.) «Тот смуглый снял пид
жак, (и) тяжело дыша шел за нами».
«уродливо, грубо, нескладно пере
двигаясь, с оттенком презрения» (
. В. Шинкуба).
кылышьшь, дкь– ы-мы у– –йоă д––6ъгылеат Мырз–к–н (А.
П.) «С выпяченным животом, уродливо передвигаясь, поя
вился на балконе Мырзакан».
)калышь
малышьуа «пребывая в постоянном безделье,
в праздности» (
. В. Шинкуба).
Дк–лышь-м–лышьу– –6ы0–
«Он в постоянной праздности шатается по селу».
Образования с суффиксом
С образной семантикой выступают глаголы с суффиксом
. Основы их или звукоподражательные или образно
подражательные. Продуктивность суффикса
леи // еи низ-
кая.
звукоподражательное слово, имитирую
щее
детский лепет, щебет птиц:
Ахъы3ы ан–п 8–хъ къ–ш6ъ– а–н
лыхъд– а–къырш–ны акны дыш3–р3–леау–з, –цъ– дын0–н–
(Ш.
.) «Ребен
ок, обняв за шею свою мать пухлыми, бе
лыми ручками, щебеча, заснул».
1) болтать (всякую всячину), 2) имитация
речи начинающего говорить ребенка.
лҳәо цқьа илызды
б–ш– дп–тй–леауеат
«Она хорошо не понимает, что го
ворит, просто болтает».
«болтается (о висячем предмете)».
ам–яр– а–х–ршъыз ай–мчы – ы акъ–т–леау–н
(
. П.) Голов
ка
плетки, свисавшаяся из
под руковы Темыра, болталась».
ласкательное выражение манеры ходьбы:
ианду дкәаталеиуа длышь
ан «Малыш ходил сле
дом за бабушкой».
асарсалеира «ходить из стороны в сторону, змееобраз
Дй–рй–леау– –кы а8ш––у–н
«Он, двигаясь из стороны в
сторону, что
то искал».
«помяться».
Акь– йъ–н3й–леат
«его
«катиться, семенить (о толстых и низкорос
лых: Мырзакан дҳәарсалеиуа
уахь ицоз (А
Мырзакан семеня, следовал за уходящими».
«катиться»:
кәынак
д–6ътъ–ны дкъ–ркъ–леау– –троту–р ды6ъын
(М. Аҳ.) «какой
то мальчик, сидя на велосипеде, кружа, крутясь, ездил по
тротуару».
«создать, состряпать что
то небрежно, недо
стойное».
А–р– ап– й–леаз –уйум0– мцымз–р, у–щ– –кгьы щ–
«работу, которую он состряпал, если не ложь, ничего
нам не говорит»,
«болтать без умолку, много
говорить».
«двигаться, действовать неуверенно».
ГлАГОльнОЕ СлОВООБРАЗОВАниЕ
ПОСРЕДСТВОМ РЕДУПликАЦии
Редупликация корня, основы, части основы, слова явля-
ется характерным явлением для абхазского языка. Редуп-
ликация в абхазском языке в основном выступает в функ-
ции словообразовательной и грамматической, из которых
наиболее широкое использование получила словообразо-
вательная функция. как словообразовательное средство она
выступает во всех частях речи, но особенно в наречи
ях, а
затем в глагольных образованиях. Основная масса слов, об
разованная редупликацией, это звукоподражательные и об
разоподражательные слова.
Вопросы, связанные с редупликацией в абхазском языке
рассматривались в работах к.
оуда, к. В.
омтатидзе,
. В.
Шинкуба,
. Г. Джонуа
. Однако обобщающей работы, в ко
торой были бы освещены все проявления редупликаций по
всем частям речи, пока нет. В данном же разделе редуплика
ция рассмотрена в аспекте глагольного словообразования.
Можно выделить следующие модели глагольных корней
1. корень, состоящий из удвоенного согласного или из
удвоенного согласного и гласного
а) несколько глаголов этой модели имеют коррелят с од
ним корневым согласным, который отличается от редуплици
рованного коррелята семантически. коррелирующиеся пары
находятся в отношении производящей и производной:
аҳәара; исҳәеит «то я сказал» А аҳәҳәара: сыҳәҳәеит «я
алшәара: иалшәеит «то (о мелком, маленьком предме
те) выпало из чего
то». Асаби амардуан далшәеит (Ажәар)
«Ребенок упал с лестницы» А алшәшәара: иалшәшәоит «то
(о мелком) из чего
то сыпится».
А8ш– –н–йл–кь, –7л–6ъ– –бя
ьы шл–6ъ– рылышъшъоат
(Ажәар) «когда дует ветер, с дере
вьев сыпятся листья».
архара: дасырхеит «его (ч.) я заставил что
то потянуть»
А арххара: исырххеит «то (в.) я натянул».
Рых –6ъ– хаоуп,
Воиdа к., Archiv fűr vergleichenge Phonetik, Band, 3. Heft III;
татидзе к. В. Редупликация в абхазском языке.
звестие
нститута
языка, истории, материальной культуры. Т. V
VI Тб., 1940; Джонуа
. Г. Дескриптивная лексика абхазского языка. Абхазоведение, 1.
Сухум. 2000; Шинкуба
. В.
двоение в абхазском языке. // Труды
, т. XXVII, Сухуми, 1956.
рхыц6ъ– рххоуп, р–щъ–6ъ– хуп (Д. Гъ.
) «
х наконечники стрел
готовы, их стрелы натянуты, их сабли наточенны».
алсара: иалисеит «то (в.) вырезал из чего
то». Аинар
жьи
Сасры
әа ахаҳә далисеит (н. Саср.) «Аинар
кузнец
Сасрыкву вырезал из камня» А
ассара: илссеит «то (в.)
она искромсала, разрезала на мелкие кусочки».
С–н –ч–шъ
лйй–н, –й––н а–ныл7еат
(Ажәар) «Моя мать разрезала хача
пур (пирог с сыром), выложила на тарелку».
б) Редупликацией согласного корня в определенных гла
голах выражается действие, которому подвергается объект,
в результате чего цельный объект распадается на множество
частей (
омтатидзе, Шинкуба). Действие это может быть как
разовым, так и многократным, подвергая объект действию в
разных местах. Основное назначение редупликации в этих
случаях выразить распад цельного объекта на множество
частей (исключая двух).
–87ъ–р–4 а8ыл7ъеат
«то (в.) она сломала» А
–8ы7ъ7ъ–р–4 а8ыл7ъ7ъеат4
Зан– м–7ъык 8ы7ъ7ъ–ны,
ак–8йо дгыл–н
. П.) «Зина, ломая ветку на кусочки, рассы
пая их, стояла».
–8жъ–р–4 а8ылжъеат
«то (в.) она разорвала».
А8щъызб–
–й–л–м шъйъы 8ылжъеат
«Девушка разорвала письмо»
А
а8ылжъжъеат4 А8щъызб– –й–л–м шъйъы 8ылыжъжъе
«Девушка разорвала письмо (на мелкие ку
сочки)».
Словоформа
а8ылжъеат
не несет каких
либо ука
заний на
какие части вещь разорвана, оно может быть ра
зорвано в
одном месте, во многих местах, на две части или на мелкие
части. В семантике словоформы и
имеется
четкое указание на то, что объект разорван на многие ча
–8эр–4 а8эат
«то (стакан, тарелка) сломалось, разби
лось»
«то (в.) разбилось на мелкие части)».
–айъжъ–р–4 аеайъжъеат
(алу) «то (жернов) раскололось»
– аи
әжәжәара: иеи
әжәжәеит «то (в.) раскололось на не-
сколько частей».
–4 ацън–йьеат
«то оно ободрало, поцарапало».
Сеам–– йшь–пы цън–йьеат
«Чувяк мою ногу ободрал» –
Аз–б–л–кь аныйъырц–уеат, рыхъд– цъыйьйьеат
(Д. Гъ
.) «Все их эксплуатируют,
(о бык–х9,
шеи их ободра
(во многих местах)».
многих глаголов данной модели отсутствует нереду
плицированный коррелят (
. Ш.). По всей вероятности, исто
рически он существовал: аччара «смеяться», ашшра
ловаться»,
«скоблить», аттара «разлезться разло
житься»:
–7кы ттеат
«платье разлезлось»,
«она мотает (о нитке)», акәкәра «трепать, чесать»: Абри
аласа кәыкәны, ихаханы, кәымжәык сзалхны
«Эту шерсть, расчесав, сделав пряжу, черкеску мне прине
–ёъёъ-–р–
«мыть, стирать», ашшра «плести
(забор, кор
зину)», ашьшьра «гладить (рукой)».
2. Связанный корень, представляющий собой удвоенное
согласное или удвоенное согласное и гласное
алжжра «просачиваться»: Ашьа аалыжжит «кровь про
сачилась», ахышәшәара «то (о запахе) исходит от чегото
«просохнуть»:
Ам–0ъ–6ъ– 8шшеат
«одежда высо
–8ырăă–р–
«рассекать», а
ыҳәҳәара «высовывать
ся из
под чего
то»,
–0–шьшьр–
«медленно войти, вползти».
Акамыршша ацәа ин
ашьшьит «улитка вползла (в кожу)».
3. Основа, состоящая из удвоенного открытого слога: аха
хара: исхахоит «то я пряжу», а
әара: ис
әоит «то
(содержащей влагу) я толоку», акәа
кәара: искәакәоит «то я
мну, толоку», атәатәара: илтәатәоит «то (о земле) она раз
рыхляет, молотит (колосья)».
4. Основа, состоящая из двух открытых слогов с чере-
дующимися согласными начальных слогов:
«возясь», дхьати
матиуа «сгибаясь из стороны в сторону».
5. Основа, первый сегмент которого представлен двумя
или более слогами с подударным ы в конце сегмента, ко-
торый в повторном сегменте редуцируется или, весьма ред
ко, сменяется гласным
. Возможно чередование на
или исходных согласных сегментов. Модель про
дуктивная:
пылуа «кишмя». Ауаа пылы
пылуа
иқәын
(Ажәар) «народ кишмя находился во дворе»; ибзарыбзаруа
«переливаясь, светиться»,
«расте
рянно мета
«идти прихрамывая».
6. Основа, состоящая из повторяющихся сегментов,
представляющих закрытые слоги:
«бежа впри
прыжку», икьас
кьасо «движение наполненное до краев жид
кости», дқыџь
қыџьуа «судорожно трясясь», дбаџ
баџуа бол
тая всякую всячину».
7. Основа, состоящая из повторяющихся сегментов,
составляющих закрытый слог с чередующимся начальным
или исходным согласным в повторном сегменте:
«аккуратно»,
«ругаясь,
возникая».
8. Основа, состоящая из повторяющихся сегментов с че
редованием согласного первого закрытого слога, с комплек
сом согласных повторного слога:
«тихо, жалко,
«тяжело дыша (о взрослом, тучном)»,
саруа.
9. Глагол, основа которого удвоена (
омтатидзе, Шинкуба).
Глаголы данной модели часто выражают действие, которое
совершается не в полной мере, слегка, с перерывами, вре
мя от времени:
дхь–8ш-хь–8шу– (–хь–8шр–
«оглянуть
ся») «оглядываясь время от времени», дычча
ччо (аччара
«смеяться») «по
смеиваясь»,
дбыя-быяу– (–быяр–
«чесать
ся») «почесыва
ясь», дгәам
уа (агәам
ра «нервни
чать, расстраи
ваться») «слегка нервничая, расстраиваясь»,
дылйь–-лйьо (–лйь–р–
«выбегать, выскакивать из какого
нибудь укрытия») «быстро, попеременно выбегая» (
. В.
Шинкуба).
Аяд–р дылйь–-лйьо днеау–н Зан–
(
. Папаскьыр)
«Зина шла бы
стро (то показываясь из кустарника, то скрыва
(ахәыцра «думать») «раздумывая».
Глаголы данной модели могут выразить интенсивные,
продолжительные, многоактовые действия (
. В. Шинкуба,
омтатидзе).
кәашо (акәашара «танцевать») «беспрестанно
танцуя», д
ысуа (а
ысра «шататься») «шатаясь (мно
гоактовое действие)»,
«тесать»)
«тесать непрерывно».
10. Глагол, основа которого представляет собой удвовен
ную основу с чередованием согласного в повторной основе
нтересны семантические наблюдения
. В. Шинкуба, свя
занные с образованиями подобной модели. Так, чередо
ванием согласного передается интенсивность дей
дгъ–й-7ъ–йу–
(
«мучиться, страдать») «очень
страдать», дыцәҳа
шҳауа (ацәҳара «ругаться») «сильно
ругаясь»,
«разгромить, разрушить,
разбить») «в дребезги разрушая». Глагол
озна
чает «оглянуться назад»,
«оглядываться
(попеременно) назад»,
«оглядываться не
только назад, но и по сторонам», ихьати
матиуа (ахьати
ра «гнуться в сторону»), сгибаясь из стороны в сторону»,
ихьаҳәахьачо (ахьаҳәра «повернуться») «поворачиваясь
туда сюда, не
зная в какую сторону направиться, нереши
тельно»,
ды8х–шь–-8х–7о (–8х–шь–р–
«стыдиться, стыд»)
«стыдливо». «Здесь, – пишет
. В. Шинкуба – изменение
звука второго компонента используется как ху
дожественный прием: описывает состояние стыдливости
человека».
эеал–щъ–-аэеал–ц– (–эеал–щъ–р–
«одеться»)
«одет хорошо»,
ацъырйь–-цъыр–йу– (–цъырйь–р–
«быстро
внезапно появиться») «то появляясь, то исчезая, появ
Одним из активных способов глагольного слово
образо-
вания является повторение глагольных основ с разными
направительными превербами. Обычно повторяющаяся ос-
нова использует пару, которая представлена превербами,
выражающими разные направления по горизонтали или по
вертикали. При этом последовательность превербов строго
фиксирована: на // н
аа и ла // л
. В повторяющихся сег
ментах могут быть, правда редко, превербы горизон
тальной
и вертикальной направленности. Глаголы, образо
ванные по
этой модели, семантически отличаются от глаго
лов, ставших
основой для них. Данные образования могут выразить дей
ствие, представляющее совокупность актов с различной на
правленность
ю, совершаемое с легкостью, не основательно,
иногда небрежно.
ааскьара (анаскьара «отодвинуться туда», аа
скьара «сюда») «разойтись». Шәнаскьа
ааскьа, амарџьа!
игоит абыжьқәа (
. Шьынқәба) «Разойдитесь, а ну
ка! – (из
даются голоса».
ааҳәра (анаҳәра «туда, сюда повернуться») «во
рочаться».
Аэы былгьон, –э–рххо, Ашь–п6ъ– –ю–д– а–рхон,
Ан–щъы-––щъу–н а–р–, А8й–шьон –гъ–зх–р–
.) конь ка
тался (с боку на бок), вытягиваясь, направив ноги Верх, во
рочался он, вдоволь отдыхал».
аахьшьра (ана(аа)хьшьра «вытереть») «выте
рать, там, тут, слегка».
емыр ихы ааир
ысын, ичабра
0ыхны –8хёы зыхьшыз ахы-а ы ан–хьашь-––хьашьат
(
. П.)
«Темыр покачал головой, вынув платок, вытер слегка пот
с
–н–в–гыл–-––в–гыл–р– (–н–(––9в–гыл–р–
«сбоку чего
то
встать») «идти медленно, с расстановкой, украдкой».
х0ыр8–л– ахы-а ы 0–щъщъ–ны, ––нд– дн–в–гыло-
––в–гыло, –ёъы дш––ау–з абеат
(
. П.) «Он увидел, как кто
то, прикрыв лицо башлыком, шел медленно, крадучись,
вдоль забора».
«что
то переворачивать».
ру–кы шь0ыхны, ан–рх–-ю–рхо д–хъ–8шу– ––а0ат
. П.)
«...нагнув голову и подняв одну из них, переворачивая, рас-
сматривая, он сказал».
«задевать слегка». Џьагә ахәы
алаф рылихуеит, днарыцклас
аарыцкласуа, акака реиҳәоит
.) «Джагу шутит с детьми, задевая (слегка) их, каждому
говорит что
то».
«посмотреть друг на друга».
рыгъ6ъ–– хы0хы0у– анеахъ–8шы-––ахъ–8шат
(
. П.) «...с
дрожью в сердце они нерешительно переглянулись».
«оглядываться по сторонам».
«Аляс стоял оглядываясь».
Глагольные основы могут быть образованы сочетанием
а) антонимов, часто оформленных деепричастием:
дцо
даауа «идя туда
сюда, расхаживая»,
«сидя – не вставая, совершать что
то с большим усердием»,
дакуа
уа «его задерживая
отпуская, находиться по
стоянно под воздействием чего
то», еихаргыла
еи
«говорить о чем
то с преувеличением, с добавлением лжи,
фантазии».
Аюызцъ– ареащъоат а7егь еах–ргыл–-еа7–ргыл–
.) «Говорит он своим друзьям, преувеличивая».
б) семантически дополняющих друг друга слов:
«не спрося – не разыскивая, не выявив
желания, усердия»,
«поти
рая руки
ноги, жадно»,
«сильно побитый
«сильно толкая, расталкивая»,
д –8х–- –ччо
«смеясь тепло, искренне», д
әыуа
дхьуа «рыдая, моля»,
дымрҳа «мужественно»,
«очень
сверкая»,
дгъыряь–-хъм–ру–
играя, радостно»,
«радостно
дкылы8ш-кылёырюу–
«с
украдкой подсматривая, подслушивая»,
дшъ–-ёыёо
«очень
ТЕРАТ
РА
Амичба С.А. О некоторых функциональных особенностях
превербов и послелогов в абхазском и абазинском языках
// Система превербов и послелогов в иберийско
кавказских
языках. Черкесск. 1983.
аа Ш.
Ах–ргьежьр–тъ к–тегора– –8йу– бызшъ–йны
// Труды Сухгоспединститута – Сухуми, т. XV. 1962.
Ш.
. А
суа литературатә бызшәа аграмматика. I
Арй0––
.,
кадуа
. П. А
суа литературатә бызшәа
рамматика. Афонетика, Афоногиа,
Аморфологиа,
А8йу– бызшъ– –жъ–р
к.С., конџьариа В.Х.).
А8йу– бызшъ– –жъ–р
II (
к.С. конџьариа В.Х.,
кадуа
Аршба н.В. Об одном случае рецессии ударения в неко-
торых глаголах абхазского языка // Тезисы докладов XI ре-
гиональной научной сессии по изучению системы и истории
иберийско
кавказских языков. – нальчик. 1986.
Аршба н.В. некоторые вопросы акцентологии абхазского
языка. // Тезисы пятого международного коллоквиума Евро-
пейского общества кавказоведов. –
Аршба н.В. Акцентные схемы глаголов абхазского язы
ка
Девятый международный коллоквиум Европейского об-
щества кавказоведов, посвященный 100 летию со дня рож-
дения А.С. Чикобава. – Махачкала. 1998.
Аршба н.В. Место ударения в масдарных и личных фор
мах глаголов с превербами абхазского языка // Тезисы VIII
региональной научной сессии по изучению системы и исто
рии иберийско
кавказских языков. – Черкесск. 1979.
Арыш-8щ– Н.В. А8йу– й–7–рб– –х– ытъ ăорм–6ъ– р ы
–6ъыяъяъ–р– –0ы8 –3ыд–р–6ъ–. // А8йны Ан–ук–6ъ– р–к–дема–
Д.А. Гъла– ахьё зху А8йнытъа анйтатут ХLIV Аахшь––р–тъ
Аршба н. В. Динамическое ударение и редукция гласных
в абхазском языке. Тбилиси, 1979.
гажба Х.С.
зыбский диалект абхазского языка. (
дование и тексты) Сухуми. 1964.
Виноградов В.В. Основные понятия русской фразеологии
как лингвистической дисциплины (1946).
збранные труды.
ексикология и лексикография. Москва. 1977.
Виноградов В.В. Об основных типах фразеологических
единиц в русском языке (1947).
збранные труды.
ексико-
логия и лексикография. Москва. 1977.
Габуния 3. О композитном словообразовании в абхаз
ском
и русском языках. // Роль русского языка в жизни на
родов
Северного кавказа и развитие их местных языков. Грозный.
Генко А.н. Абазинский язык. Москва. 1955.
Генко А.н. Абхазско
русский словарь. Сухум. 1998.
Гецадзе
.О., недялков В.П. Морфологический каузатив
в абхазском языке. // Типология каузативных конструкций,
Морфологический каузатив.
Гишев н.Т. Глагол адыгейского языка. Майкоп. 1989.
Гублия Р. к
Превербы направления в глаголе абхазского
языка. Автореферат. Тбилиси. 1971.
Гублия Р. к. О функциях направительных превербов гла
голе абхазского языка. Труды Сухумского гос. пед. инст. ХХI
. Сухуми. 1971.
Гублия Р. к. несколько вопросов о функциях направи
тельных превербов. (Ахырхар
атә превербқәа рфункциа
иазкны з
аарақәак). Труды Сухумского гос. пед. инст. XVII,
Сухуми, 1964.
Гублия Р. к. к этимологии топонимических элементов
8шь /
8шь
в абхазо
адыгских языках. / Тезисы докладов научной кон
ференции, посвященной 80 летию со дня рождения выдающе
гося историка
кавказоведа З. В. Анчабадзе. Сухуми, 2000.
Гублия Р. к. к этимологии элемента
в абхазо
адыгских
языках. // Актуальные вопросы абхазско
адыгской филоло
гии. карачаевск. 1997.
Гублия Р.к. Об абхазских лексических заимствованиях в
картвельских языках. Сухум. 2002.
Гублия Р. к. Абхазо
адыгские этимологии. Сухум. 2004.
Гулия Д.
. Материалы по абхазской грамматике (До-
полнение и разъяснение к книге П. к.
слар «Абхазский
язык»), Сухуми. 1927.
Джонуа
. Г. Дескриптивная лексика абхазского языка.
Абхазоведение.
зык, фольклор, литература. Выпуск I. Су-
хум. 2000.
ипа А.
. Отглагольные имена объекта действия с
суффиксом га в абхазском и абазинском языках. Сухуми.
ипа А.
. Отглагольные имена с суффиксом
абхазском и абазинском языках. //
звестия Аб
иЯли
. Т. X.
В. А. Анемец
фразеологиатә жәар. Қарт.
К–йл–нёа– В.А. А8йу–-–урый
фразеологиатә жәар,
касландзия В. А., Саманба
. Х. Русско
абхазский фра
зеологический словарь. Сухум. 1996.
К–йл–нза– В.А. А8йу– бызшъ– –ăр–зеолога–тъ жъ–р.
касландзия
В. А. Аăр–зеолога–тъ йанонам6ъ– –8йу–
кварчелиа А. А. Глагольное словообразование в абхаз-
ском языке. Автореферат кандидатской диссертации.
Москва. 1953.
керашева З.
. Проблема превербов в адыгских языках.
ченые записки,
т.1. Министерство Просвещения РСФСР.
Адыгейский государственный педагогический институт.
Майкоп. 1957.
керашева З.
окативные и направительные превербы
«дыгских языках.
збранные труды т. II Майкоп.
керашева З.
., Чкадуа
.П. направительные превербы и
суффиксы в абхазско
адыгских языках. Система превербов
и послелогов в иберийско
кавказских языках. Черкесск.
керашева З.
., Чкадуа
.П. О Взаимоотношении и взаи-
мосвязи некоторых несамостоятельных глагольных корней
с локативными превербами. // Арнольд Чикобава (Сборник,
посвященный 80
летию со дня рождения). Тбилиси.
Мецниереба. 1979.
керашева З.
., Чкадуа
окативные превербы стати-
ческих и динамических глаголов а абхазско
адыгских язы-
ках. Ежегодник иберийско
кавказского языкознания. Т. IV.
кълыч Рауф. Асуффиксоидкви ащатакви йнарахвуа
ашIыпIа превербква. Черкесск. 1988.
клычев Р.н.
окально
превербное образование глаголов
абазинского языка. Черкесск. 1994.
клычев Р. н. Глагольные суффиксы направления в аба-
зинском и абхазском языках. Черкесск. 1972.
конджария В.Х.
ексика ашхарского диалекта по срав
нению с лексикой абжуйского и бзыбского диалектов.
Автореферат. Тбилиси. 1968.
конџьариа В. Ҳ.
А8йу–-–б–з– –лекйак– а–зку –очерк6ъ–,
конџьариа В. Ҳ.
Ан–латак–тъ й–7–рб–6ъ– рыз7––тъ
бызшъ– ы. А8йнытъа –бызшъеа, –латер–туреа, –0оурыха
кумахова З. Ю., кумахов М.А. О превербах и превербных
основах в абхазско
адыгских языках. Система превербов по
слелогов в иберийско
кавказских языках. Черкесск. 1983 г.
кумахов М.А. Морфология адыгских языков. Моска.
нальчик. 1964.
кумахов М.А. Сравнительно
историческая фонетика адыг
ских (Черкесских) языков. Москва. 1981.
кумахов М. А. О так называемых аналитических глаголах
Сб. Аналитические конструкции в языках различных типов.
Москва
нальчик. 1965.
кумахов М. А.
нверсивные конструкции в адыгских язы-
ках. Вестник института гуманитарных исследований прави-
тельства к
нЦ РАн. Выпуск 9. нальчик. 2002.
екиашвили А. О потенциалисе в абхазском языке
т.
омтатидзе к. В. категория версии в картвельских и аб-
хазско
адыгских языках. Ежегодник,
. Т. \/. Тбилиси.
омтатидзе к. В. Редупликация в абхазском языке.
вестие
нститута языка, истории, материальной культуры. Т.
омтатидзе к. В. категория каузатива в абхазском языке.
Сообщение Ан ГССР, т. IV, 1. Тбилиси, 1942.
омтатидзе к. В. Тапантский диалект абхазского языка.
омтатидзе к. В. категория версии в абхазском глаголе //
Труды ТГ
. т. XXXI. 1947.
омтатидзе к. В. к этимологии слова Рица. IV научная
нститута языка им. Акад. н.
. Марра. План работы
и тезисы докладов. Тбилиси. 1947.
омтатидзе к. В. к структуре сложно
составных глаголь-
ных основ в абхазском языке.
. Т. IV. Тбилиси. 1953.
омтатидзе к. В. Статические и динамические глаголы в
абхазском языке (по абхазско
абазинским диалектным дан-
, т. VI. Тбилиси. 1954.
омтатидзе к. В. Ашхарский диалект и его место среди
других абхазско
абазинских диалектов. Тбилиси. 1954.
омтатидзе к. В. категория потенциалиса (возможности)
и непроизвольности в абхазско
абазинском глаголе. Сооб-
щение Ан ГССР, т. III. Тбилиси. 1955.
омтатидзе к. В. категория взаимности (взаимо
союзности, взаимообоюдности) в абхазско
адыгских языках.
омтатидзе к.В. к вопросу об исходных видах слов «ру-
ка» и «нога» в абхазско
адыгских языках и анализ некото
картвельских основ.
. Т. XV. Тбилиси. 1966.
омтатидзе
к.В. категория версии в картвельских и аб-
хазско
адыгских языках. Ежегодник
, т. V. Тбилиси. 1978.
омтатидзе к. В. Относительное местоимение в глаголь-
ных формах абхазского языка. Сообщение Ан ГССР. Т. II. №
омтатидзе к. В. Основные виды локальных превербов и их
оформление в абхазском и абазинском языках. Тбилиси. 1982.
омтатидзе к. В.
ессубъектные формы абхазского пе-
реходного глагола.
. Тбилиси. Т. II. 1948.
омтатидзе к. В. к категории «кажимости» в глаголе аб-
хазско
адыгских языках и вопрос соответствующего гла-
гольного образования в грузинском языке.
. Т. XVII,
Марр н.
. Абхазско
русский словарь.
Молотков А.
. Основы фразеологии русского языка.
назарян А. Г. Фразеология современного французско
языка. Москва. 1987.
Рогава Г. В., керашева З.
. Грамматика адыгейского язы
ка. краснодар, 1966.
Сала
аиа Ш. Хь.
А8йу– бызшъ– –ăр–зеолога– –з7––тъ6ъ–
Труды Аб
. Т. XXVII. (
А8йнытъа –бызшъеа,
–латер–туреа, –0оурыха ранйтатут –уйум0–6ъ–
XXVII А
Табулова н. Т. Грамматика абазинского языка. Фонетика и
морфология. Черкесск. 1976.
Табулова н. Т., Тимирова Р. Х. О функциях некоторых ло
кальных превербов в кабардино
черкесском и абазинском
языках. // Вопросы топонимии и грамматики языков народов
карачаево
Черкессии. 1989.
Телия В. н. Фразеология. Общее языкознание. Внутренняя
структура языка. Москва. 1972.
слар П. к. Этнография кавказа.
зыкознание. Абхаский
язык. Тифлис. 1887.
Хециа А. Д. неологизмы в абхазском языке. Тбилиси.
кобава А. С. Морфологические встречи абхазского язы
ка с картвельскими языками.
звестия
Мк. Т. II, Тбилиси,
Чикобава А. С. О некоторых процессах трансформации
аналитических образований в синтаксические. Сб. Анали-
тические конструкции в языках различных типов.
зд
во
«наука», М.
Чикобава А. С. О значении преверба
а в грузинском язы-
ке.
звестия
Мк. Т. I, Тбилиси,
Чкадуа
. П. Система времен и основных модальных об-
разований в абхазско
абазинских диалектах. Сухуми. 1970.
Чкадуа
. П. Связь слов в предложении абхазского языка.
// Сборник материалов по абхазскому языку. Тбилиси. 1970.
. П.
Еалоу –хьыётъ –к6ъ– рюышь–пй–р–. // А8йу–
Шадури
. Ранговая структура морфем абхазского ли-
тературного языка (система переходных глаголов). Авто-
реферат. Тбилиси. 1975.
Шагиров А. к. Об аналитических глаголах в абхазско
адыгских языках. Труды кЧн
, вып. V. Черкесск, 1968.
Шакрыл к. С. Аффиксация в абхазском языке. Сухуми.
Шакрыл к. С. Очерки по абхазско
адыгским языкам. Су-
хуми. 1971.
«ь–йрыл Т. П. А8йу– х–ргьежьр–тъ й–7–рб–зы гщ––н–г–
III. Сухуми. 1960.
Шинкуба
. В.
двоение в абхазском языке. // Труды
– Т. XXXVII. Сухуми. 1956.
Шинкуба
. В.
менные основы
превербы в абхазском
глаголе. Труды Аб
– Т. XXV.
Сухуми. 1954.
Шинкуба
. В. Сопряженные корни с превербами в абхаз
ском глаголе. // Труды Аб
– Т. XXXVIII. Сухуми. 1957.
Предисловие...............................................................
Структура корня..........................................................
Общая характеристика основных способов
образования глагольных основ....................................
каузативные образования............................................
Превербные образования.............................................
Образования с глагольными превербами................
Образования с детерминативными превербами.....
Образования с направительными превербами.......
Союзные, взаимные, совместные образования.........
Союные образования..............................................
Взаимные образования...........................................
Совместные образования.......................................
Версионные образования............................................
Субъектная версия.................................................
Объектная версия...................................................
Потенциальные образования......................................
непроизвольные образования....................................
Аналитические образования.......................................
Аналитические образования в глагольной и
Структурная характеристика аналитических
образований...............................................................
Морфологическая характеристика аналитических
образований...........................................................
Синтаксическая характеристика аналитических
образований...............................................................
Семантическая характеристика аналитических
образований...............................................................
Семантика образований с именным
компонентом
Семантика образований с именным
компонентом ах(ы).......................................
Семантика образований с именным
компоне
нтом
Аналитическая образования в сопоставлении с
свободными и фразеологическими словосочета
Глагольные основы с различными дериваци
онными формантами.........................................
Звукодражательные основы глаголов........................
Образоподражательные основы глаголов.................
Глагольное словообразование посредством
редупликции...............................................................
итература ..................................................................
Сокращения.................................................................
114
297
Об особенностях некоторых глагольных*
словосочетаний в аб
хазском языке
В глагольных словосочетаниях модели имя сущест
вительное + гла
гол абхазского языка можно выделить
словосочетания, в которых именной компонент является
общим для целой серии словосочетаний.
реализующихся в глагольных сочетаниях, немного – это
) «сердце», а
х(ы) «голова». а
(ы), «дух» и др. В
данной статье оста
новимся на сочетаниях, с перечисленными
именными компонентами.
Частотность реализации именных компонентов различная:
самая высокая у имени а
(ы), затем а
(ы.), более низкая
В зависимости от степени спаянности компонентов внутри
словосо
четаний можно выделить свободные и несвободные
словосочетания.
Свободные словосочетания создаются в процессе
речевого акта. Выбор лексем при конструировании сочетания
определяется установ
кой говорящего: говорящий подбирает
слова, необходимые для выра
жения нужной ему семантики
и составляет словосочетание, подчиня
ясь законом
языка. каждый компонент словосочетания выступает в
своем лексическом значении и выполняет определенную
синтаксиче
скую функцию. Он является членом предложения.
Это лексически и грамматически организованная синтагма.
ексическая организован
ность выражается в том, что в
словосочетание входят лексически со
четаемые слова, т. е.
слова, обозначающие предметы, действия, их признаки и
т. д., которые могут быть связаны в реальной действитель-
ности. Грамматическая организованность заключается в том,
что ком
поненты словосочетания вступают в определенные
грамматические взаимоотношения – определительные,
дополнительные, обстоятель
ственные и др.
сдәы сыхьужит
Я плох, у меня болит сердце
Сааԥсжит, удыруа, Миха, – иҳәан, астпл ихы нықәиҵжит.
Папаскьыр). «Знаешь, Миха, я устал, – сказал, он, (и) положил
голову на стол,
Уи лыԥсы шылхыҵуаз саҳауан
«я слышала, как
из нее выходил дух».
Эти же сочетания слов могут выразить одно понятие,
образуя не
свободное, неразложимое сочетание слов, напр.:
Данызвалал, даара сдәы сыхьужит
«когда я его вижу, мне
становится очень больно».
Иҷләын аиааиразы ихы ақәиҵжит
«его сын за победу отдал жизнь.
Сывжьы анаарҳалал, рыԥсы
рхыҵужит
«когда они слышат мой голос, им становится
невмоготу».
Анализ фактического материала позволил заключить,
что типов не
свободных, неразложимых словосочетаний
несколько. наряду с об
щими признаками, характерными для
всех несвободных словосочета
ний, каждый тип обладает
своей спецификой, которая позволяет вы
делить сочетания:
1) образуемые в процессе речевого акта – так назы
ваемые
потенциальные словосочетания, 2) воспроизводимые в
цессе речевого акта в виде в виде аналитических
образований, 3) воспроизводимые в процессе речи
фразеологические словосочетания.
структурно и лексически близки два первых сочетания.
Модель словосочетаний у них одна: имя в посессивной
форме, глагольный компонент, обладающий всей
словоизменительной парадигмой финитных
и инфинитных
глагольных образований.
Глагол сочетания легко заменяется другим глаголом, тем
самым сочетание приобретает открытую структуру. Однако
семантика имен
ного компонента накладывает некоторые
ограничения на выбор гла
гольного компонента, например:
глагол может сочетаться с именем
) (
–гъ–лйр–, йгъы
«я расстрон, сожалею
) он радуется», но имена ах(ы),
(ы) – нет.
нередки случаи, когда глагольный компонент как
лексическая еди
ница в языке не существует, но в сочетание
с именем приобретает статус лексемы
йгъы ыяьуеат
«я
скучаю» глагола
в значении близкой к скучать нет).
*Первые международные
иповские чтения. Сухум. 2011.
299
ексическое значение компонентов словосочетаний
изменяется. В лексической семантике этих словосочетаний
происходит сдвиг. Это тот основной категориальный
признак, который свободное словосочетание переводит в
устойчивое.
ексическое значение ком
понентов, пройдя этап
семантического преобразования, совместно образуют новую
номинативную единицу.
В исследуемых словосочетаниях компоненты
(ы)
(ы) ут
ратили свою основную функцию
функцию номинации.
тратив и свое прямое лексическое значение, в данных
словосочетаниях они выступают не как корневые морфемы
самостоятельных имен, а как деривационно
реляционные
форманты глагольного компонента. к примеру,
(ы), с
одной стороны, выступает как деривационный формант с
абстрагиро
ванной семантикой персонификации деятеля или
объекта действия
«то (в.) поломалось» –
сдыы ԥҵәжит
«мне надоело», досл.: мое сердце сломалось), с другой
стороны,
(ы) с посессивным пока
зателем выступает как
морфологический формант. Слияние значений компонентов
в одно целостное значение содействовало их граммати-
ческому объединению. Так, показатель притяжательности
и именной компонент совместно выполняют функцию
личного показателя, указы
вая на лицо, число и класс
субъекта действия или объекта действия (дызжьеит его (ч.) я
обманул» –
йгъы й–жьеат
«я обманулся, досл.: сердце меня
обмануло»), или совместно передают возвратную семан-
тику
исхжиршҭуан
«то (в.) он заставлял меня что
то забыть
лдыы лхалыршҭуан
«то (в.) она заставляла себя забыть»,
«то (в.) они ей поручили,
рхы а–дыр7еат «он
обязались, поручились, досл, «то (в.) они поручили, обязали
себя». Выступление
(ы) в словообразовательной
и формообразовательной функциях является одним из
существенных признаков, позволяющих внутри устойчивых
словосочетаний выделить данные образования.
ексическое значение глагола также сдвинуто, оно,
как было сказа
но выше, совместно с значением именного
компонента выражает одно понятие, одно лексическое
значение (и
лсит (то (в.) через что
то прошло» –
йгъы а–лйат
«я расстроился»). В формировании нового лексического
значения лидирующим компонентом стал глагол. Он вы-
ступает в качестве релевантного фактора в серии однотипных
образо
ваний. Глагол также является основным выразителем
грамматическо
го значения всего словосочетания в целом.
Данные словосочетания в предложении выступают как
одна син
таксическая единица, как один член предложения,
который в составе предложения вычленяется целиком.
менной компонент самостоя
тельно на уровне предложения
ничего не значит.
Внутри словосочетания с перечисленными особенностями
можно выделить сочетания, которые широко используются.
Они созданы в процессе речи по существующим в языке
высокопродуктивным моде
лям языка. Процесс этот речевой,
активно действующий, который со
действует образованию
новых сочетаний по существующим образцам.
Спаянность компонентов в подобных словосочетаниях
сравнитель
но слабая: возможны перестановки, повторы,
словесные протезы. Слабая спаянность не содействует
слиянию компонентов в композит
ную основу: именных и
масдарных образований, за редким исключе
нием, с данными
компонентами нет.
Подбор глагольного компонента может быть
индивидуальным. Об этом свидетельствует язык худо
жественной литературы. В языке того или иного писателя
встречаются сочетания, в которых к имени подби
рается
глагол, возможно, впервые. В качестве иллюстрации
приведем примеры из романа
. Папаскир «Темыр».
Зинадьы Аҳмаҭ жиԥш аусура даныццалуаз, лысас «взиахә»
иҟазшьақәа уажәшьҭа зынӡа лдыы иаԥысит.
«Зина подобно
Ахмату торопилась на работу, поведение ее «хорошего»
гостя довели ее до предела».
Рацәа выԥҳәыс ҟыывҷазаап, вара сыхаара, – идыы иааинаҭжит
Ҭжмыр
(гов.). «Ты очень аккуратная женщина, моя сладкая
(дорогая) – подумал Темыр (досл.: его сердце ему дало что
то)».
Лажәа хааләаләараӡа удәы инаҟәынҷавлп, инадӡыҭылп ахәша
нықәнашьуан
Ее сладкие слова в сердце растворялись
словно масло (досл.: «ее очень сладкие слова прилипая к
сердцу, растворяясь сма
зывали маслом»).
Днаиҿаԥшит, идәы иауа иамуа, лара лжиԥш иардьы дыԥхашьпн
«он на нее посмотрел нерешительно, подобно ей стыдясь».
Алы ахәыц жиԥш исыӷран, сдәы ҭызхаауа
«что
то подобное
ве вошло в меня, разъядая мое сердце».
Мылыҷ, алазы суацәажәарц сҭахын, удәы ишавара сыздырам
, я хотел у тебя что
то спросить, не знаю как ты к этому
отнесешь
ся (досл.: «как твое сердце на это посмотрит»).
Ҭжмыр ԥыҭрал даалалҩалын, идәы аавжьажьжит, ииура
изымдыруа
«Темыр немного усомнился, растерялся, не зная,
что делать».
Урҭ иҩны иҟаз ауаа ықәҵны ицжижьтжи, идәы зынӡа жималт,
чаӷьал ахәаша лвааимдацт, ... идәы иҭыҵәпм иҽқәа.
«С тех
пор как ушли лю
ди, находившиеся в его доме, он совсем
проголодался (досл.: его сердце совсем сжалось), не
проглотил ни кусочка, он не забывал сво
их лошадей».
Аҳмаҭ арҭ ажәақәа аниҳәпз, идәы аҭаччара даҿын Мылыҷ
«когда Ахмат говорил эти слова, Мыкыч в душе смеялся
(досл.: «его сердце внутри смеялось»).
...Цқьа жиллаатәуп ҳәа идәы ааҩвахахәуан
...необходимо точно
нать, мол, он сомневался (досл.: «его сердце становилось
двояко, раздваивалось).
Зина Ҭжмыр дзиҿамԥшуа дааҟалжит, иҟазшьақәа андәалҭа.
Лдәы цхалымуа, ажәа лыламӡп лыԥштәы аалыԥсахит.
«Зина не смогла смотреть на Темыра, когда (заметила)
обратила внимание на его поведение. Переживая, (перевод
приблизительный), затрудняясь отве
тить, побледнела (сме
нила свой цвет)».
Однако высокая частотность использования многих
сочетаний по
добного типа и общественное признание
позволили им стать достоя
нием языка. В речи они уже
воспроизводятся как цельная лексическая единица. Это
сочетание в специальной литературе известно как «ана-
литическое образование». Спаянность компонентов в них
настолько тесна, что она содействовала образованию лексем
со сложной осно
вой в виде масдара, имен и наречия.
Сдәы вылужит
«я чувствую привязанность, любовь
«чувство привязанности, любви
«человек, умеющий лю
бить, переживать, имеющий
родственное чувство»
идәы лаҳаит
«он пал духом, подавлен, расстроился»
адәлаҳара
«подавленность»
идәы ихадыршҭужит
«его развлекают
адәхаршҭра
«развлечение»
адәыхаршҭда
«предмет развлечения»
идәы ҭҟьжит
«он сильно испугался»
иԥсы маҷхжит
«он потерял сознание»
аԥсымаҷхара
«терять соз
схы сыхьчпит
«я берегусь, я берегу себя»
«обере
гаться»
ахыхьчада
«предмет обороны»
схы сырқьипит
«я оправдываюсь»
«оправдываться»
«оправдательный (доку
Процесс слияния компонентов словосочетаний в одну
основу по
шел дальше. В абхазском языке достаточно много
слов, образованных слиянием компонентов глагольных
сочетаний или образованных по образцу уже существующих,
которые в спрягаемой форме выступают в виде композита,
а не словосочетания.
зык как бы старается преодолеть
существующее несоответствие между формой и содержани-
ем. к таким глаголам относятся:
«горевать»
«он горюет»
«целовать» –
«он его (ч.)
целует
адәаԥхара
«ему (ч.) нравиться
«я на что
то решился»
аххәыц
«слушаться, задуматься» –
«он (ч.)
то за думываться, прислушиваться.
«испускать дух, умереть» –
«он (ч.)
умирает, испускает дух».
ԥсызхпу
«все одушевленное».
Переход словосочетания в сложную основу, несомненно,
явление вторичное. Об этом свидетельствуют факты
параллельного существования в спрягаемой форме и
словосочетания, и композита, демон
стрирующие переходную
ступень от словосочетания к композиту:
«толкать»
сдәы дыҵасит
«он (ч.)
меня толкнул».
«чувство привязанности, симпатии» –
азывылужит
«она к кому
чему
то чувствеут привязанность
аԥсы дыздәавлымыз дыцәазшыа дивжит
«тот, кто не
чувствовал привязанно
сти к покойнику, видел его спящим».
«оправдываться» –
ихы ирфиеит «он
себя оправдывал, но
«он заставил его себя
оправдать».
Представленные в статье типы глагольных словосочетаний
активно реализуются в речи как самостоятельные единицы.
Между тем, взаи
мосвязь их очевидна: каждая из них
представляет этап общего про
цесса, который и сегодня
действует. Последовательность этапов та
кова: 1. свободное
словосочетание
2. конструируемые в процессе речи
несвободные словосочетания
3. воспроизводимые в
процессе речи несвободные словосочетания, известные в
литературе как аналитические образования, реализующиеся
и в виде словосочетаний (спрягае
мая форма финитных и
инфинитных образований, и в виде компози
тов (масдара)
4. параллельное сосуществование спрягаемых форм в виде
словосочетаний и композита
5. образование глаголов, имен
и наречий со сложной основой. Последний этап является
одним из про
дуктивных источников словообразования.
Это процесс быстрее проходит в образованиях, в которых
именной компонент по отношению к глагольному компоненту
находится в пози
ции субъекта
подлежащего или прямого
(ближайшего) объекта – до
полнения, как известно, при
непосредственной препозиции их личный показатель
и, указывающий на 3 лицо класса вещей или на 3 лицо
множественное число, в глаголе опускается, что содействует
их слия
нию. на уровне орфоэпии они композиты, что
же касается их пись
менного оформления, то это вопрос
содержать себя:
ныҟәидпит // ихныҟәидпит
ихы
II
он содержит себя»
себя содер
жать.
ихақәырԥсны // ихы ақәырԥсны
со всей отдачей, силой
отдышаться, спасаться:
иԥсы иджит // иԥсиджит
отдышался, спасся».
довериться:
идартә // лыдәраидартә
«чтоб
вериться
доверенность
заботиться:
Свободные словосочетания также стали основой для
зеологических словосочетаний.
Процесс перехода исследуемых единиц из одного этапа
в другой живой. Он обусловливает сосуществование разных
типов глагольных сочетаний, что осложняет установление
однозначного определения их места в системе языка, это
особенно сказалось на практике составле
ния словарей.
Так, судя по «Абхазско
русскому словарю», А.н. Генко
образования с именными компонентами
ы) считал лексически
ми единицами. Дать такое
заключение позволяют словарные статьи, в которых как
начальная словарная форма представлен композит)
спрягаемая форма – в виде словосочетания, а иногда в
виде композита (особенно деепричастная и повелительная
адәазҳара
радовться, пов. (повелительная)
угъы –зщ–.
наст. (настоящая)
сдәазҳауа
я радуюсь,
адәазҳа’ра
ддәазырҳадпуп
он (рз.) служит источником радости;
адәазырҳада
то, что радует.
Подробнее в
. П. Чкадуа. Глагольное словообразование в абхаз
ском языке. Аналитические образования 212
адәаа’нада (аа’надара)
соображение, замечание, мнение,
предполо
думать, полагать, воображать
заамаг; марс,
сдәы иаанадаўаит
я думаю.
аԥснырхара
спасаться, спасать;
пов. ў
нырха.
ныйрхайт.
аха’қәҵара
–бж. –х’–6ъ7–р–
бз. взять на себя (обиду);
самопожерт
вование: пов. уыхы
аор.
кыхы кақәыкцааит
обиду взял на себя;
ихақәыкҵаит
он пожертвовал собой.
ахырҽхәара
хвастаться –
схы сырҽхыауаит
«хвастаюсь»
оправдываться –
кыхы кырқьыкўаит
он
оправдыва
ется.
«трудиться для себя» – схы
йт.
В толковом переводном «Словаре абхазского языка»
интересую
щие нас образования в основном представлены
в композитном вари
анте с приметой
(существительное):
мнение, пред
положение,
скука,
чувство привязанности, симпатии»,
адәазыҟа-
«горе, печаль, обида.
Часть статей с существительным завершается приметой
аҟаҵ. хьӡы
– (отглагольное существительное), с спрягаемым
вариантом в виде сло
восочетания:
адәахыара ахьӡ.
удовольствие, радость //
аҟаҵ. хьӡы
агъы а–хъеат, –гъ–щ–р–
. восторг, радость //
аҟаҵ. хьӡы
(агъы –зщ–ат, –гъы8жъ–р–
аҟаҵ.
Подобные единицы могут быть описаны в двух
статьях, под номером I. существительные, под номером II
отглагольные существительные с спрягаемым вариантом в
виде словосочетания; I
–гъ–хъ–р– –хьыё, –гъ–хъ–р– II –й–7.
(агъы а–хъеат
) нравиться,
I рыбо
ловство
ловля рыбы.
немало статей с приметой
аҟаҵ. хьӡы

отглагольное имя в
сопро
вождении спрягаемой формы:
ихы ирқьиеит «оправдаться»
оправдываться:
ахырхара
ихы ирхжит
) «направлять»
адәларшәра
(агъы к–аршъны,
«спокойствие», умиро
творенность»,
ахархәара
ихы иаирхәжит
) использовать,
притихнуть, затаиться.
В «Абхазско
русский словарь» В.А. касландзия вошло
незначи
тельное число данных образований. Это обусловлено
тем, что многие из них он относит к фразеологическим
словосочетаниям (они вошли в его фразеологические
словари). но те, которые учтены, также не по
однозначного, системного описания, например:
За словом
следует примета, указывающая
на фра
зеологизм, затем словосочетание
идәы зывылужит
«он по нем скуча
ет», слово же
сущ. любовь, не
сопровождено словосочета
нием, хотя оно существует:
идәы вылужит
«он любит, переживает (
это и
любовь и любить),
аԥсыхаҵара
сущ. одухотворение, нет
варианта одухотворить и словосочетания
аԥсы хжиҵжит
он что
то оживил, одухотворил. Также слово
в словаре о представлено только как существительное,
опущено масдарное значение и спрягаемая форма в виде
словосочетания:
идәы живалит
он вспылил, пришел в ярость,
или представлено как масдар с приметой перех. или
неперех.
гл. (переходный или непереходный глагол), со
провождаемый
спрягаемой формой в виде словосочетания:
перех. гл.
ихы ныҟәидпит
«содержит себя»,
аԥсардара
перех.
гл.
аԥсы аирджит
дать передохнуть;
аԥсаҭара
перех. гл.
Ряд слов получили оформление в двух статьях: под
знаком I существительное, под знаком II
глагол:
адәыҟаҵара
I сущ. утешение,
адәыҟаҵара
сдәы ҟаиҵжит
«утешить,
воодушевить;
аԥсымаҷхара
сущ. вобморок, обморочное
состояниег,
аԥсымаҷхара
II
неперех. гл. (
а8йы м–3хеат
) упасть,
падать в обморок, потерять, те
рять сознание,
ахархәара
сущ. «спользование,
II перех. гл.
ихы иаирхәжит
виспользованиег.
В фразеологических словарях, составленных В.А.
касландзия (Фразеологический словарь абхазского
языка, Абхазско
русский фра
зеологический словарь,
Фразеологические синонимы в абхазском язы
ке, в соавторстве
с Саманба
.Х. («Русско
абхазский фразеологический
словарь») данные глагольные единицы представлены
лишь в спрягаемой форме, грамматической формой
которых является устой
чивое словосочетание. Масдарного
эквивалента нет, это и понятно, т.к. фразеологический
словарь это словарь устойчивых словосочета
ний. но каких
устойчивых?
Резюмируя изложенное, можно заключить, что и в «Словаре
абхаз
ского языка», и в «Абхазско
русском словаре» акцент
делается на масдарную реализацию данных единиц, во
фразеологических слова
рях
на словосочетание.
огично –
композит в толковом и перевод
ном словарях, словосочетание
в фразеологических. но при таком распределении не учтена
органическая связь этих двух форм реализации. Масдарная
форма является одной из форм данной языковой единицы.
ексическая взаимосвязь их точно такая, какая имеется ме-
жду спрягаемой формой и масдаром динамических глаголов.
на со
временном уровне языка эта и словарная форма и
начальная. Прав
да, в названных словарях имеет место
подачи материала в таком ас
пекте, но она не несет системного
характера. Сосуществование не
скольких типов устойчивых
словосочетаний с переходными звеньями, представляющих
этапы общего процесса, очень осложняет квалифи
кацию
каждой из них. Это, по
видимому, стало причиной того, что
в них не вошли многие единицы подобного характера. А в
языке их не
мало. к примеру в словарях опущены слова:
адәнырхара: идәы нирхжит
алахьӡатыра: илахь ӡатәуа
адәывӷанҭара: адәывӷан сиҭжит
«он выговорил меня, он
В этом плане фразеологические словари В.А. касландзия
сущест
венно отличаются: в них богато представлены все
типы устойчивых словосочетаний модели имя в посессивной
форме + глагол.
В словник будущих словарей – толковых, переводных,
ческих, отраслевых
должны войти аналитические
образования, т.е. образования, которые сегодня реализуются
в варианте композита
масдара и в варианте словосочетания
в спрягаемой форме. Считаю целесообразным эти
два варианта давать в одной статье. Существи
тельные,
ставшие результатом конверсии масдара, выделять в само-
стоятельную статью, как это сделано в названных словарях.
В словарях должны быть учтены и сочетания,
представляющие со
бой имя + имя в статической форме,
имя + статический глагол, так как они также являются
самостоятельной лексической единицей, напри
мер:
«спокойный»
статическая
форма
дҭынчуп
«он спокоен
вообще, но
идәы ҭынчуп
«он спокоен за кого
что
то»:
изы идәы ҭынчуп
спокоен за своего сына».
иҭпуп
«оно находится внутри чего
то»
агъы а0оуп
«он
думает о чем
то».
«хороший»
агъы бзаоуп
«он здоров»
«здо
аԥшқа
«ребенок», «мягкий, нежный» –
дыԥшқпуп
ребенок»
иԥшқпуп
«то мягкое, нежное»
идәы ԥшқпуп
«человек, обладающий мягким характером»
исымоуп
«то у меня имеется»
адәы сымам
«у меня нет
желания», я не желаю, мне не хочется»
иалоуп
«то (в.) в чем
то находится –
идәы иалпуп
сожалеет».
Все эти образования являются лексическими единицами
и поэтому они должны быть зафиксированы в словарях.
итература
А8йу– бызшъ– –жъ–р
I (Шьакрыл к. С.,
В. Х.).
А8йу– бызшъ– –жъ–р
II (Шьакрыл к. С.,
В. Х.,
кадуа
Габуниа З.М. О композитном словообразовании в
абхазском и рус
ском языках // Роль русского языка в жизни
народов Северного кавка
за и развитие их местных языков.
Грозный. 1985.
Генко А.н. Абхазско
русский словарь. Сухум. 1998.
касланзиа В.А.
Анемец-–8йу– ăр–зеолога–тъ жъ–р
К–й–л–нза– В.А. А8йу–-–урый ăр–зеолога–тъ жъ–р. Айъ–.
касландзиа В.А., Саманба
. Х. Русско
абхазский
фразеологический словарь. Сухум. 1996.
касландзиа В.А.
А8йу– бызшъ– –ăр–зеолога–тъ жъ–р.
касаланзиа В.А.
Аăр–зеолога–тъ йанонамк6ъ– –8йу–
В.Х.
Ан–латак–тъ й–7–рб–6ъ– рыз7––тъы –8йу–
бызшъ– ы4 А8йнытъа –бызшъеа, –латер–туреа –0оурыха
Пазов С.н. Фразеология абазинского языка. карачаевск.
1990 Чкадуа
.П. Глагольное словообразование в абхазском
языке. Сухум. 2005.
О ГРАММАТиЧЕСкОЙ ПОлиСЕМии
(нА МАТЕРиАлЕ АБХАЗСкОГО ЯЗыкА)*
Всякий элемент грамматической структуры языка харак
теризуется диалектическим единством формы и значения.
Это единица, обладающая и планом содержания, и планом
выражения. Значение от формы отделить нельзя.
Грамматическое значение расщепимо на морфологиче
ское и син
таксическое. Морфологическое значение грамма
тической формы всегда однозначно и проявляется оно при
нулевом контексте. Значение это определяет место языко
вой единицы в системе парадигм и выступает как релевант
ный фактор, позволяющий настоящую языковую единицу
противопоставить всем остальным членам парадигматиче
ского ряда.
Синтаксическое значение полизначно. Оно проявляется в
различ
ных контекстных условиях.
например, временными парадигмами системы индика
тива абхаз
ского языка являются:
с-цпит
«я иду», с
цеит «я
пошел»,
с-цпн
«я хо
дил», с
цан «пошел (и)»,
с-цахьжит
«я
уже ушел»,
с-цахьан
уже был ушедшим»,
с-цап
«я пойду»,
с-цашт
«я пойду». каждая из перечис
ленных форм обладает
значением, отличным от всех остальных. Это значение яв
ляется морфологическим значением формы. Однако грам-
матическая форма, реализуясь в различных контекстах,
может быть многозначной. например, форма типа сцеит «я
пошел», может иметь следующие значения:
Сара сцжит
«я пошел» – изъявительное, пришедшее (ао
ристическое, перфектное).
Шьҭа сцжит сара
«так я пойду» – изъявительное, буду
щее.
Уахь сцжит ҳәа иалҵужи? «
хнсы я стда пнидт,
чтп и
ж ьснгн пн
лтцзсыря? // Уахы рхдзс ҳәа залҵз? «
хоть я туда и пошел, что из
этого получилось? – уступительное, будущее, прошедшее.
а иааиз цәдьала ицжит (
пнрлнвзха
то, что плохо
пришло, плохо (и) уйдет» – абстрактое, гномическое.
звестия Аб
. т. IV тб., 1975.
311
.
а взиала шәцжит!
да хорошо вам пойти» – желатель
Все эти значения являются синтаксическими значениями
формы аориста с суффиксом
морфологическое, и син
таксическое значе
ния составляют грамматическое значение
Возникают вопросы: 1. как определить морфологическое
значение языковой единицы?
наче говоря, как квалифици
ровать форму типа
вляемся ли она формой про
шедшего или будущего времени ин
дикатива, или она должна
быть представлена в системе парадигм допускательного на
клонения, или должна быть отнесена к уступительным об
разованиям? 2. Чем вызвано появление пяти вариантов?
х появле
ние обусловлено ли лишь контекстом, поскольку
проявляются они пре
имущественно в определенных контек
стах?
Высокая степень полисемии многих грамматических
форм побуди
ло некоторых исследователей сделать вывод,
что аналогичные формы вообще лишены грамматического
значения. Подобное негативное реше
ние вопроса скорее
снимает проблему, чем намечает пути к ее разре
Многозначность превращается в доказательство отсутствия
чения. Однако в современной лингвистической литерату
ре предпринят ряд попыток объяснения грамматической по
лисемии. Одним из таких путей является нахождение смыс
лового инварианта. но в понимании инварианта нет единого
мнения. Ряд исследователей (Р. О.
кобсон, А. В.
саченко,
Е. крижижкова, Е. В. Чешко) все частные значения формы
рассматривают как реализации некоего общего инвариант
ного значения, лежащего в их основе. некоторые же авто
ры (Е.
. Шендельс, А. А. Реформатский, М. Докулил, Е.
курилович) считают, что интегрировать прямые и пере
носные значения нельзя.
нвариантное значение ими при
нимается как рабочая гипотеза, не включающая в себя пере
носные значения. Под инвариантным значением они понима
ют зна
чение, полученное путем обобщения семантических
элементов, общих для всех конкретных, прямых вариантов.
Это – абстрактное значение, необусловленное контекстом.
Чем сложнее семантическая структура языковой едини
цы, тем абстрактнее ее инвариантное значение.
Придерживаясь мнения последних исследователей, по
стараемся рас
смотреть с этих позиций материал абхазского
языка. Возвратимся вновь к форме типа
Варианты I, III, IV можно объединить по признаку «ука
зание на прошедшее время»; вариант II и V – по признаку
«указание на буду
щее время». Частота употребления самая
высокая у варианта I. Если исходить из частоты употребле
ния и количества вариантов с общим признаком, то можно
заключить, что выражение прошедшего времени является
прямым значением формы типа сцеит, выражение же буду-
щего времени – переносным.
Общий признак, который можно вывести из всех прямых
вариант
ных значений, является выражением прошедшего
времени. Этот при
знак следует признать инвариантным, про
являющимся в форме типа
и при нулевом контексте.
так, форма типа
как член парадигматического
ряда харак
теризуется значением предшествования по отно
шению к моменту речи. В системе парадигм значение пред
шествования играет дифференциру
ющую роль по отноше
нию к таким парадигмам системы, как
«я иду»,
сцап
«я пойду»,
сцашт
«я пойду». Однако признак выражения
прошедшего времени характерен и для форм типа
сцан
«я
пошел(и)»,
сцахьан
«я был уже ушедшим»,
сцахьеит
«я уже
ушел», сцон «я шел».
настоящий признак, следовательно, не может выступить
в качестве ре
левантного фактора в пределах форм типа
ит, сцан, сцон, сцахьан, сцахьеит.
Между тем все эти формы не адекватны. Естественно,
возникает вопрос: что их дифференцирует?
как показал абхазский материал, для определения значе
ния фор
мы как члена парадигматического ряда выявление
инварианта не все
гда является достаточным. Возникает не
обходимость выставления доба
вочного критерия. Выявление
оследнего возможно, изучив вес вариант
ные реализации
грамматической формы.
При изучении этих реализаций необходимо учитывать ие
рархию отдельных, семантических вариантов: одно из вари
антных значений яв
ляется ведущим, примарным, основным;
остальные – вторичными, про
изводными, секундарнымм.
Основное вариантное значение прямое, контекстуально
необуслов
ленное. Частота употребления его самая высокая,
Если инвариантное значение – это абстрактное значение,
выведенное из всех прямых ва
риантных значений, то основ
ное, напротив, б конкретное. Основное зна
чение представ
ляет собой сумму главных признаков, создающих одну се
мантическую единицу.
какие эти главные признаки и как их следует выявить?
Выявление главных признаков грамматической формы
возможно линь сопоставлением ее вариантных значении с
выявленными вариант
ными значениями других форм, вхо
дящих в один с ней парадигматиче
ский ряд. При этом особо
важным фактором является выбор критерия. Объективного
и полного описания грамматической формы можно до
лишь в том случае, если избранные критерии будут отражать
подлинные и основные признаки этих единиц. Основная
трудность ис
следования заключается в выявлении правиль
ной отправной коорди
наты. Отправная координата не долж
на быть субъективной, априорной и искусственной.
Так для временных форм индикатива мы выделили сле
1) ориентация на время действия другого глагола выра
жена (О+) и ориентация на время действия другого глагола
2) в семантике формы содержится указание на характер
действия и не содержится (АВ). Если содержится, то это мо
жет быть или указа
ние на замкнутый целостный процесс (А +
), или указание на процесс в его течении (А – );
3) отрезок времени с момента действия по момент речи
фиксиро
ван (Д+) и не фиксирован (Д –);
4) результат действия отражен (Р + ), результат действия
не отра
жен (Р –), результат действия может быть отражен и
не может быть отражен (РВ):
5) добавочный модельный оттенок выражен (М+) и не
6) ввиду того, что инвариантное значение выводится из
всех пря
мых вариантных значений, оно является одним из
главных признаков основного значения (Пр. – претерит, Ф –
футурум, П – презепс).
Все перечисленные нами признаки в той или иной ком
бинации ха
рактеризуют парадигмы одного ряда. каждая па
радигма ряда харак
теризуется своей, специфичной для нее,
комбинацией признаков.
так, основное вариантное значение грамматической
формы – пря
мое, контексуально не обусловлено, частота
употребления самая высо
кая, оно конкретное.
вляясь син
таксической реализацией, оно в то же время представляет
собой морфологическое значение формы. В систе
ме морфо
логических парадигм оно единственное.
например, из вариантов значений формы типа
основным явля
ется I вариант –
иара дцеит
«он мужч.) ушел».
Признаем его основным по следующим признакам:
1) значение это прямое,
2) контекстуально необусловленное;
3) частота употребления самая высокая;
4) оно конкретное: его характеризуют признаки
5) в системе парадигм нет другой такой формы, которая
обладала бы таким сочетанием признаков.
Такое сочетание признаков позволяет ей противопоста
вить себя всём осталь
ным членам парадигматического ряда.
Однако основное значение обла
дает релевантной функцией
не в суммарном виде всех его признаков, не всей семанти
ческой единицей, а лишь ее частью, лишь по какому
нибудь
одному (или более) из главных признаков, который и высту
пает как собственно дифференцирующий. Для наглядности
сопоставим фор
мулы основных значений форм
и
сцан
Эти формы релеватны по признакам О, Р и Д.
так, резюмируя сказанное, отмечаем, что в абхазском
языке место той или иной формы в парадигматическом ряду
определяют, с одной стороны, инвариантное значение, с дру
гой стороны, – основное.
нва
риантное и основное значения
являются морфологическими зна
чениями грамматической
формы. Они устанавливаются в самой систе
ме грамматиче
ских форм, объединенных одной общей категорией.
неосновные, секундарные значения могут быть прямыми
или пере
носными. Они, также как основное значение, кон
кретны, но в отличие от основного проявляются в контексте.
Секундарные значения не обра
зуют оппозиционных корре
лятов: секундарное значение одной формы может совпасть
с основным или секундарным значением другой формы па
радигматического ряда.
При одной и той же форме могут быть более одного секун
дарного значения.
Причины, содействующие появлению секундарных значе
ний, раз
ные. В специальной литературе существует ряд мне
ний, объясняющих появление секундарных значений.
не касаясь всех причин, мы остановимся лишь па одном
из воз
можных объяснений причин появления определенных
вариантов, под
сказанном абхазским материалом.
Считать, что секундарных значений, целиком обусловлен-
ных контекстом, нельзя. Если б они исходили только лишь
из контекста, то тогда появилась бы возможность сочетать
любую грамматическую форму с любым контекстом. Анализ
функций грамматических форм и языковый эксперимент по
казывают, что это далеко не так.
Всякая грамматическая форма обладает определенны
ми регулярно повторяющимися типами секундарных значе
ний. Эти значения проявляются в определенных контекстах.
Подобное явление объясняем тем, что и
при секундарных
значениях между контекстом и морфологическим значе
нием формы существует взаимосвязь, взаимодействие:
морфоло
гическое значение формы диктует контекстные
усло
вия, которые в свою очередь навязывают форме
вые значения.
Секундарные значения зачастую возни
кают на базе тех признаков, которые составляют основное
значение формы. напри
мер, признаки формы типа сцеит,
составляющие ее основное значение, содействовали воз
никновению следующих секундарных вариантов.
1. Выступление аориста то в аористическом значении, то
в перфект
ном позволил признак РВ: (результат действия мо
жет быть отражен и не может быть отражен).
иара дцеит «он (мужч.) ушел» – аористическое зна
а–р– д––8йеат
«он (мужч.) устал» – перфектное значение
? «он устал?» –
«он устал», но не
2. Признак А+ (замкнутый, целостный процесс) в сочета
нии с признаком Пр. и О – (прошедшее, ориентация на дру
гое действия не выражена) создали предпосылку для употре
бления его в значении будущего времени. Транспозиционное
употребление аориста используется говорящим для пред
ставления будущего действия как уже реализовавшегося.
Это один из известных приемов, придающих речи живость,
изобразительность.
Однако форма прошедшего неопределенного времени,
несмотря на то, что многие признаки ее совпадают с при
знаками аориста, не может выступать в таком значении.
Возникновению этой функции припятствует признак О+ – на
личие ориентации на время действия другого глагола.
IV вариант выражает повторное, типичное, обобщенное
действие. Такое действие обычно передается формами, ука
зывающими на процесс в его течении. но оно может быть пе
редало и прошедшими формами с противоположным аспект
ным значением. В этих случаях обычное, по
вторяющееся,
типичное передается на примере единичного факта. По-
явлению этого значения содействуют признаки Пр., О – , А+.
Появлению IV варианта, нам кажется, особо содейство
вал при
Прошедшая неопределенная форма типа сцан «пошел(и)»,
хоть и близка по
признакам форме аориста, не богата секун
дарными вариа
циями. Это мы объясняем наличием признака
ориентации на момент другого действия (О +). Зато этот при
знак позволяет ей выступить в синтаксических конструкци
ях, сигнализирующих ряд последовательных действий или
действий, выражающих причинно
следственные отноше
дҩадылан, ашәахь иҿынжихжит
«он. (чел.) встал и направился к
дверям»;
ахәыҷы дшәан, аҵәуара даладжит
«ребенок испугался
чал плакать».
Общность ряда признаков послужила причиной частого
сочетания формы прошедшего неопределенного времени с
аористом.
В настоящей статье в качестве иллюстративного матери
ала при
водились глагольные образования. Однако все ука
занные положения статьи распространяются на любую сло
воформу и морфему, обладающих грамматической полисе
нтересно в этом отношении исследование Р. Гублиа,
в котором ярко прослеживается связь грамматических значе-
ний направительных превербов с их функциональными реа
В абхазском языке существуют 4 направительных превер
ба – аа, на, ла,
а; аа – выражает направление движения к
позиции говорящего лица по горизонтали, на – направление
движения от позиции говоря
щего лица по горизонтали,

направление снизу вверх по вертикали или по наклонной, ла
– направление сверху вниз по вертикали или по наклонной.
Помимо выражения направления, грамматическое значе
ние каждо
го преверба сигнализирует объем и протяженность
пространства: аа – выражает большую пространственную
протяженность и объемность, ко
торую можно уменьшить или
увеличить; на – лишь тесное простран
ство, которое иногда
представляется лишь в виде точки;
, ла пре
имущественно
выражают тесное пространство, но могут и указывать и на
далекое расстояние, что, по предположению Р. к. Гублиа,
вторично.
наличие признака – выражения степени протяженности
и объемно
сти пространства – послужило причиной исполь
зования перечисленных направительных превербов в гла
голах действия в качестве выразителей способов действия.
например, преверб аа, указывающий в глаголах движения
на большую величину пространства, которую можно умень-
шить, в глаголах действия выступает с сигнализацией на
мгновенность или длительность, полноту или неполноту, не
значительность или интен
сивность и т. д. Превербы же
ла, на, выражающие точечное пространство, не в состоянии
в глаголах действия выразить длительное, действие. Они
чаще всего выражают незначительность, мгновенность или
особую краткость действия:
-ю–-гыл–н, –шъ ––артат
«он в этот миг встал и открыл
дверь»;
йтол ан–пы ны6ъакшеат
«он в этот миг – стукнул рукой
по столу»
Перечень примеров, иллюстрирующих одну из причин
появления определенных вариантных значений отдельных
грамматических форм из арсенала абхазского языка, может
быть намного увеличен. Во всех этих примерах связь между
морфологическим значением и синтаксиче
ским очень тес
на. Морфологическое значение б основное, исходное, ко-
торое может быть характеризовано рядом признаков, и оно
единствен
ное. Синтаксическое значение может быть пред
ставлено рядом вариант
ных значений. Одно из синтаксиче
ских значений совпадает с морфоло
гическим, другие зна
чения производные. Появление вариантов обуслов
лено не
контекстом, а признаками, составляющими основное значе
ние. Они то и диктуют, каково должно быть лексическое по
полнение пред
ложения.
Р. к. Гублиа. Превербы направления в глаголе абхазского языка.
Автореферат кандидатской диссертации, Тбилиси, 1971.
итература
Р. к. Гублия. Превербы направление в глаголе абхазско
го языка. Автореферат кандидатской диссертации. Тбилиси.
ванов. к истолкованию многозначности граммати
саченко.
грамматическом значении, В
Е. курилович. Очерки по лигвистике. М., 1962.
А. А. Реформатский. Дихотомическая классификация
дифференциальных призна
ков и фонетическая модель язы
ка,
б. «Вопросы теории языка в современной за
рубежной
лингвистике», М., 1961.
Е. В. Чешко. к вопросу о падежных корреляциях, В
Р.
кобсон. Морфологические наблюдения над славян
ским склонением (состав рус
ских падежных форм) American
comtribution to the IV, International Congres of Siawicists Monton
О нЕкОТОРыХ ОСОБЕннОСТЯХ ЭТикЕТА АБХАЗОВ
Этикет абхазов очень богат и разнообразен.
В данной статье представление лишь некоторые фраг
менты из самобытной и уникальной культуры и поведения и
формы обхождения абхазского народа.
Формы обращения
Формы обращения представляют собой весьма сложный
акт деятель
ности. Реализация той или иной формы обраще
ния зависит от социальной принадлежности, от уровня куль
туры и образования, от ситуации, от лич
ных взаимоотноше
ний и степени родства и особенно от возраста как адре
сата,
так и адресанта.
Абхазский этикет требует строгого соблюдения возраст
ной иерархии.
Абхазы при обращении употребляют как собственные
вокативы, так и нарицательные. Собственные вокативы ис
пользуются при обращении к зна
комым лицам, к незнако
мым же – в особых официальных случаях. нари
цательные
вокативы используются при обращении к знакомым и незна-
комым лицам.
Собственные вокативы, как правило, однокомпонентны:
это или имя, или фамилия адресата.
В абхазском языке нет противопоставления полных и
сокращенных имен типа русских.
Таня-Татьяна, лиза-
Елизавета, катя-Екатерина
и т. д. Это противопоставле
ние иногда (в необразованной среде) воспринималось как
разные имена.
мя в качестве вокатива используется в обращениях: а)
детей к де
тям, б) старших к младшим, в) сверстников к свер
стникам, г) среднего поколения к старшим, д) младшего по
коления к старшим.
культурная специфика речевого обрашения. Мо
сква. 1982.
В обращениях сверстников к сверстникам, а также лиц
среднего и млад
шего поколения к старшим имеются опреде
ленные ограничения. невестке, например, не позволено про
износить собственные имена родственников мужа, особенно
родственников мужского пола, не только при обращении, но
и вообще. Она им подыскивает другие имена. Если ее со
беседнику не
понятно, о ком идет речь, она их называет опи
сательно, например:
леуа иаб
дотец
кама лабду
душка камые.
мена для нее табуированы и тогда, когда они
являются именами лиц, не имеющих никаких родствен
отношений с родней мужа. Собеседникам она на них указы
вает также описательно:
санхәа лыхьӡ змпу аԥҳәыс
которая имеет имя моей свекровие. невестка к свекрови об
ращается исключительно на вВыг –
а вокативом для
нее является заимствованное из русского языка слово
(реже
. В недалеком прошлом невестка не имела права
говорить со свекром (и тем более называть его по имени).
Сейчас невест
ка обращается к свекру с вокативом
папа //
Сверстницы
невестки на
зывают друг друга по имени,
но если между невестками большая возраст
ная разница, то
младшей невестке не рекомендуется называть старшую не
вестку по имени: в этих случаях в качестве вокатива исполь
зуется имя, выбранное ею.
Зятю запрещено произносить имена тестя, тещи, а также
дедушки и ба
бушки жены. Обращаясь к ним, он или вообще
избегает вокатива, или ис
пользует следующие вокативы: к
тестю –
папа // баба,
к теще
– мама // нана,
к дедушке –
к бабушке –
Дети называют по имени только своих самых близких род
ственников: тетю, дядю (остальных родственников называть
по имени не полагается). Если старшего по возрасту называ
ют по имени, это расценивается как дер
зость или отсутствие
воспитания.
спользование фамилии в функции обращения не столь
характерно для абхазской речевой ситуации, оно ограничено
официальными условиями и определенной средой. В дерев
нях (на собраниях, сходах) использова
ние имени в функции
обращения обусловлено тем, что в деревнях много однофа
мильцев. кроме того, обращение по фамилии привносит не
который оттенок официальности и сухости.
Абхазские фамилии могут быть оформлены аффиксом
выступающим в этих случаях в значении кон
кретизатора:
Бганба - а-
ган-ба, киут - а-киут.
В роли во
катива может быть использована и та и другая форма; рас
хождения в их значениях не выходят за рамки нормы. В
абхаз
ском языке встречаются вокативы, состоящие из двух
компонентов: имя + отчество
Уарас Кадыр-иԥа
или из трех
компонентов: имя + отчество + + фамилия
Уарас Кадыр-иԥа
Киут)
сконно абхазское расположение компонентов следу
ющее: отчество + имя
(кадыр-ипа Тарас)
при двухчленном
вокативе, фамилия + отчество + имя
(киут кадыр-ипа Тарас
дкиут кадыра
сын Тарасе). Однако под влиянием русской
среды и русского языка эти вокативы чаще используются с
обратным расположением компонентов
(Тарас кадыр-ипа
Тарас кадырович киуте).
Двухкомпонентный вокатив типа Даут Алхас
ила дДаут
Алхасовиче в
настоящее время становится универсальным;
им пользуются лица всех воз
растов и социальных групп (в
особенности интеллигенция).
Сложные вокативы типа рус.
тетя Маша, дядя коля
абхазского язы
ка нехарактерны.
нарицательные вокативы. количество нарицательных во
кативов, функ
ционирующих в сфере обращения, незначи
тельно:
дмой князь //
днаш князье;
саҳләажә
дмоя княжнае,
е дты (женщина)е,
дты (мужчина)е;
дсестра отцае, дтетя, даде дядяе,
дба
бушка, мамае,
ддедушка, отеце,
дтоварище,
сыԥҳа
дмоя дочье,
саҳәшьа
дмоя сестрае,
сыжәлар
народе,
ухацкы
гой, уважаемыйе (букв, двместо тебяе),
саауләыхшпуп
ддорогойе (букв, двокруг тебя яе)
ддевуш
кае.
323
Вокативы
аҳ, аҳләажә
в настоящее время почти вышли из
употребле
ния. До революции ими пользовались при обраще
нии подчиненного к на
чальнику или представителя низшего
сословия к высшему. (В настоящее время эти вокативы ис
пользуются в ироническом плане или при обращении к стар
шему брату и сестре мужа.)
Вокативы
нан, дад
используются лицами старшего поко
– лицами женского пола,
– лицами мужского
пола; возраст и пол адресата в этих случаях не имеют ника
кого значения.
Ди, баба –
вокативы одного из диалектов абхазского язы
ка – абжуйского;
используется при обращении к лицам
женского пола,
баба // бабаду –
при обращении к лицам муж
ского пола (возрастные границы адресата в этом случае не
учитываются).
Внуки обращаются к бабушке с вокативами
(абжуйский
диалект),
нану//нанду
(все диалекты), к дедушке –
баба//баба
ду
дбольшой бабае (абжуйский диалект),
дада//даду
(бзыбский
диалект),
дмой бабае может быть использован и
стариками при обращении к лицам, млад
шим по возрасту, и
при обращении к отцу (в абжуйском диалекте).
Младшее и среднее поколение обращается к родным с
вокативами
мама, папа,
заимствованными из русского язы
ка. Старшее поколение обращается к родным с вокативами
дмоя матье,
дмой отеце. не исключе
ны случаи, когда дети обращаются к родным, называя их по
имени (в абжуйском диалекте).
Абхазский этикет запрещает супруге произнести имя су
пруга, а супругу – имя супруги. Собственные имена чаще
всего сменяются местоимением
, но ник